стр. 1
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Грейсон Джексон К. младший, О'Делл Карла . " Американский менеджмент на пороге XXI века"
Книга посвящена решению многочисленных проблем, накопившихся как в теории, так и практике американского управления к концу XX века. Четко сформулированы управленческие рецепты повышения качества, конкурентоспособности, общей эффективности производства американских промышленных фирм, столкнувшихся с ожесточенной конкуренцией на мировом рынке.
Прошло более 10 лет с момента написания этой книги. Многое читателю сейчас покажется устаревшим и несбывшимся, однако мысли и предложения авторов актуальны по-прежнему
Б.З. Мильнер. Останутся ли CШA лидером
Введение
Часть I. Время уходит
Глава I Две минуты на размышление
Глава II Последствия
Часть II. Вызов в области производительности
Глава III Производительность
Глава IV Всеобщий упадок и крушение
Глава V Подъем и застой в США
Глава VI Виноват ли дворецкий?
Часть III. Историческая перспектива
Глава VII Уроки истории: установки лидера
Глава VIII Уроки истории: развитие конкурентов
Глава IX Уроки истории: соперник приближается
Часть IV. Программа корректировки курса: частный сектор
Глава X Программа корректировки курса
Глава XI Интегрированные операционные системы
Глава XII Перестройка организации
Глава XIII В поисках качества
Глава XIV Совершенствование системы оплаты труда
Глава XV Стабильность и гибкость состава работников
Глава XVI Расширение вовлеченности работников
Глава XVII Подготовка и непрерывное обучение
Глава XVIII Системы учета
Глава XIX Символы, статус и членство
Глава XX Партнерство между управляющими и рабочими
Часть V. Программа реорганизации: правительство
Глава XXI Чего не должно делать правительство
Глава XXII Что правительство должно делать
Глава XXIII Образование
Часть VI. Конкуренция
Глава XXIV Экономическая тектоника
Глава XXV Мифы о Японии
Глава XXVI Сильные стороны Японии
Глава XXVII Проблемы Японии
Глава XXVIII Новые индустриальные страны Азии
Глава XXIX Все зависит от нас



Останутся ли CШA лидером

В настоящее время в советской экономике ключевым, решающим источником повышения производительности труда и неуклонного роста общей эффективности производства является радикальная экономическая реформа. Уже первые годы ее осуществления дают все основания утверждать, что ни производство для потребления, ни рациональное использование ресурсов, ни эффективная экономическая политика государства невозможны без надежного и последовательного перехода к рыночным отношениям, без наивысшей хозяйственной самостоятельности предприятий и объединений, вступающих между собой в прямые и непосредственные экономические связи. Для этого же требуется реальное использование многообразных форм собственности, отказ от директивного планирования, предельно свободное ценообразование, глубокая перестройка финансово-кредитной системы, коренные изменения в организационных структурах управления,
Недостаточно решительная и некомплексная реализация на практике основных элементов экономической реформы, к сожалению, еще не позволила преодолеть негативное воздействие на экономику авторитарно-бюрократической системы, существование которой в течение длительного времени приводило к грубому игнорированию реальных общественных потребностей, к невозможности сбалансировать отношения в общественном производстве, к формированию затратных экономических интересов производителей. Безусловная и неотвратимая ликвидация старой административно-командной системы должна открыть дорогу для широкомасштабного внедрения в производство постижений научно-технического прогресса, обеспечения соответствия между спросом и предложением, перелива капитала в прогрессивные производства, стимулирования работников к высокопродуктивному труду. Все эти факты и призваны обеспечить высокий уровень и устойчивый рост производительности общественного труда.
"Именно осуществляемая в нашей стране радикальная экономическая реформа, сложные и во многом еще неизведанные пути перехода к хозяйственному механизму нового типа, поиск методов оздоровления экономики и обеспечения ее сбалансированности вызывают интерес к процессам, протекающим в экономике промышленно развитых капиталистических стран, к мировому опыту выхода из кризисных ситуаций, преодоления негативных явлений в экономике (инфляции, монополизма, безработицы, несбалансированности потребительского рынка, дефицитов, нарушений в системе денежного обращения и др.), обеспечения эффективного ведения хозяйства, В этой связи практически важным и полезным является целенаправленное изучение опыта использования разнообразных факторов экономического развития в США, Японии, Западной Европе, в целом ряде других стран, показавших в самое последнее время реальные возможности не только преодоления кризисов и вековой отсталости, но и скачкообразного перехода к новому качеству экономического роста. Главное в изучении этого опыта - выявить методы и механизмы, обеспечивающие удовлетворение спроса непосредственных потребителей, быстроту окупаемости и надежность эффекта от капитальных вложений, ориентацию на прогрессивные технологии и способы высокопродуктивного ведения хозяйства, В конечном счете все это и выступает в качестве важнейших факторов роста производительности труда в современных условиях.
В ряду обобщающих работ по всему кругу проблем, заслуживающих внимания именно с указанных выше позиций, находится предлагаемая читателю монография Дж Грейсона и К.О'Делл "Американский менеджмент на пороге XXI века". Знакомясь с этой работой, читатель сможет составить себе представление как о накопленном в США опыте, так и о негативных процессах, приведших к снижению темпов роста производительности труда и потребовавших разработки программ повышения эффективности экономики.
На протяжении последних двух десятилетий проблема снижения конкурентоспособности американской экономики и утери гигантами американской промышленности своих лидирующих позиций во многих отраслях производства, науки и техники постоянно обсуждается на страницах печати как в США, так и в других странах. Политические деятели, промышленники, ученые-профессионалы в области управления, руководители крупнейших корпораций буквально наперебой представляют на суд общественности свои рецепты и программы вывода американской экономики из той почта кризисной ситуации, в которой она оказалась на рубеже 80 - 90-х годов.
Этому же посвящена и книга Дж. Грейсона и К. О'Делл. Авторы, основываясь на весьма подробном анализе опыта различных стран, как тех, которые уже побывали на почетном пьедестале мировых лидеров в области производительности труда и конкурентоспособности, так и тех, которые все еще только возбужденно толпятся у подножия этого пьедестала, рассчитывая достигнуть его вершины в ближайшем будущем, формулируют свою достаточно развернутую программу ускоренного вывода американской экономики из наметившегося "застоя".
Разрабатывая свою широкомасштабную программу "перестройки" управления американской экономикой как на государственном, так и на корпоративном уровне, авторы исходят из нескольких концептуальных установок. Прежде всего отмечается, что темпы роста производительности труда в США уже довольно длительный период времени падают, но большинство американцев все еще не осознают опасности этого процесса, В книге доказывается, что зарубежные конкуренты уже практически догнали или даже опередили США в области производительности труда и качества, Если эта тенденция сохранится, то Соединенные Штаты Америки уже в начале XXI в. утратят позиции мирового экономического лидера со всеми вытекающими отсюда отрицательными последствиями.
Меры государственного контроля, субсидии и протекционистские мероприятия, предпринимаемые правительством США для того, чтобы поддержать "на плаву" слабеющие отрасли американской промышленности и отдельные компании, в принципе не могут помочь решению накопившихся проблем. Более того, потенциальная опасность даже возрастает, так как многие руководители промышленности и правительство делают ставку на принятие административно-ограничительных мер по защите американского рынка от более дешевых товаров других стран, что снижает уровень конкуренции. Снижение темпов роста производительности труда в американской промышленности уже приводит и будет приводить в будущем к понижению уровня жизни американцев, реальные доходы которых в 70-е и 80-е годы постоянно уменьшались.
Авторы монографии, подробно анализируя негативные тенденции развитая американской экономики, делают вывод о том, что правительству и представителям деловых кругов необходимо в срочном порядке выработать и реализовать действенную программу, нацеленную на резкое повышение эффективности производства. Ряд передовых компаний уже начали и весьма успешно осуществляют перестройку управления с целью повышения уровня управленческой деятельности. Поэтому, как они считают, важно вовлечь в этот процесс как можно большее количество промышленных фирм.
В книге приводится разносторонний и интересный статистический материал об экономическом развитии не только США, но и многих других государств, добивавшихся в различные исторические периоды экономических успехов. Анализ, проведенный авторами, весьма убедительно показывает, что самым важным индикатором экономического здоровья любой страны являются уровень и темпы роста производительности труда. Поэтому все рекомендации авторов и сводятся к необходимости внедрения в хозяйственную практику различных прогрессивных форм и методов управления, которые, по их мнению, смогут улучшить ситуацию на всех уровнях американской экономической системы. Если же американцам не удастся переломить негативную тенденцию в повышении уровня производительности, то уже в 2003 г. США перейдут с первого на седьмое место в мире по этому показателю,
Как представляется, здесь нет смысла подробно комментировать отдельные разделы работы, выводы, предложения и рекомендации авторов, а также пытаться, по ранее существовавшим традициям, отыскивать в работе слабые места и ошибки, допущенные "апологетами буржуазной науки управления". В данной книге есть, как и в любой написанной заинтересованными и оригинально мыслящими исследователями, все - нестандартные подходы к анализу различных экономических ситуаций, подробные качественные и количественные характеристики сложных хозяйственных явлений и процессов, интересные, основанные на малоизвестных фактах, исторические параллели и сопоставления, остроумные, насыщенные здоровым юмором критические высказывания. Можно, конечно, обнаружить и какие-то неточности, методологические и фактические огрехи, повторы, поверхностные суждения, В этой работе нет, пожалуй, одного - ограниченного какими-то идеологическими или другими догматическими барьерами примитивизма в трактовке событий и явлений, боязни ошибиться, оглядки на какие-то высшие научные или административные авторитеты. Может быть, поэтому книга и читается с таким интересом, будит творческую мысль, заставляет читателя самого включиться в исследовательский процесс и пытаться решить те проблемы, которые, возможно, не нашли в данной работе достаточно глубокого с научной точки зрения решения.
Читая работу Дж. Грейсона и К. О'Делл, постепенно, даже помимо собственного желания, начинаешь проводить параллели между развитием в послевоенный период советской экономики и экономики США и других западных государств. Сравнение сначала по меньшей мере огорчает. Это и высокий уровень зарплаты американцев, и перенасыщенность американского рынка разнообразными товарами, и свобода передвижения, и многое, многое другое, о чем большинство советских людей начинает получать представление только в последние годы. Если американцы озабочены некоторым уменьшением доходов, которые все-таки остаются одними из самых высоких в мире, то граждане СССР, несмотря на огромный потенциал, вынуждены все еще думать о том, как решить простейшие бытовые проблемы, как насытить потребительский рынок, как обеспечить устойчивый экономический рост. Авторы совершенно справедливо замечают, что развитие советской экономики как бы замерло на самой низкой отметке, а рост уровня жизни населения осуществляется настолько медленно, что к середине 80-х годов его можно сравнить с уровнем жизни, который Италия достигла уже в 1948 г. Такое сравнение, конечно, вызывает горечь, однако нарастает уверенность, что конструктивная программа вывода советской экономики из застоя будет выполнена. Это стало неотложной задачей всей системы хозяйствования,
В процессе чтения книга становится ясным, что при всем несходстве причин, породивших феномен застоя в американской и советской народнохозяйственных системах, многие движущие силы застоя в какой-то мере можно считать общими: бюрократизация политической и экономической жизни, самоуспокоенность, желание создать некие преимущественные условия для тех или иных хозяйственных организаций, монополизм и ограничение конкуренции. Конечно, "советский застойный синдром" имеет и свои специфические черты и причины, освобождение от него будет достаточно длительными сложным.
Для того чтобы читатель мог сам достаточно полно разобраться в предлагаемой работе и самостоятельно оценить глубину и прогрессивность предложений авторов, представляется полезным ознакомиться с теми процессами, которые характерны в настоящее время для управленческой теории и практики в ведущих западных странах, осуществляющих борьбу за экономическое лидерство. Кроме того, весьма плодотворным представляется подход, стимулирующий попытки изучать управленческие и организационные идеи развитых государств в связи с решаемыми проблемами перестройки управления в СССР.
Курс на радикальную экономическую реформу, преимущественное использование интенсивных факторов промышленного развития, резкое повышение экономической эффективности и прибыльности работы однозначно ориентирует как народнохозяйственную систему в целом, так и отдельные ее звенья на поиск новых форм и методов организации производственно-сбытовой деятельности. Опыт первых лет перестройки управления в народном хозяйстве однозначно показал, что сложившаяся в экономике СССР монопольная система руководства хозяйственной жизнью, базирующаяся на полном огосударствлении средств производства, не может обеспечить решения накопившихся проблем. Более того, эта система постоянно создает угрозу возникновения различного рода кризисных ситуаций, сдерживает хозяйственную инициативу предприятий, создает условия для лавинообразного нарастания различного рода убытков и потерь,
В последние годы в советской экономике создаются новые типы производственно-хозяйственных организаций - концерны, ассоциации, консорциумы, предпринимаются шаги по организации арендных и акционерных предприятий. В результате, как намечается, будут постепенно сформированы условия для того, чтобы предприятия резко повысили эффективность и прибыльность своей работы, начали действовать с ориентацией на реального потребителя.
Однако не существует "патентованных" рецептов того, каким образом в кратчайшие сроки и с минимально возможными издержками обеспечить решение стоящих перед предприятиями проблем, каким образом должны изменяться конкретные формы и методы управления в условиях действия нового хозяйственного механизма. Для того чтобы найти правильные ответы на многочисленные вопросы, неизбежно возникающие при выработке новой стратегии развития и переориентации систем управления на рыночные условия, необходимо самым пристальным образом присмотреться к тому, что собираются делать и делают передовые компании ведущих стран Запада.
Важнейшим фактором достижения высокого уровня конкурентоспособности, как отмечается во многих прогнозах, о станется концентрация производства, что повлияет на сокращение тенденции к образованию гигантских промышленных объединений. Основным направлением развитая промышленности, вероятно, будет сочетание сложившихся организационных форм управления и новейших технических средств и технологий. Кроме сверхкрупных фирм, которые будут занимать ключевые позиции в экономике XXI в., будут также в достаточно большом числе функционировать более мелкие обеспечивающие и обслуживающие их компании.
Наряду с концентрацией уровень конкурентоспособности будет определяться такими факторами, как развитие производства новых видов продукции и стимулирование становления новых потребностей. С ними связаны тенденции продолжения роста затрат на исследовательские и опытные разработки, рекламу и маркетинг.
Интерес представляет анализ конкретных шагов и действий, которые предпринимают производственные и технические лидеры западных государств для того, чтобы осуществить очередной рывок в "борьбе за лидерство".
Многочисленные прогнозные обследования, проведенные западными специалистами во второй половине 80-х годов, однозначно показывают, что в ближайшее десятилетие более или менее устойчивые позиции на меняющемся и усложняющемся рынке смогут занять только те компании, производственно-управленческий потенциал которых позволит им согласованно решать целый ряд задач, ранее считавшихся практически взаимоисключающими друг друга.
Это прежде всего относится к постоянному обновлению ассортимента выпускаемой продукции, безостановочной разработке и быстрому освоению новых образцов изделий и одновременно наращиванию производительности труда, повышению гибкости производства, эффективности, снижению всех видов издержек и затрат. Особое место занимает обеспечение стабильного роста качества и надежности новых изделий при одновременном снижении цен на новые виды продукции. Курс берется на повышение производственной, творческой отдачи и активности персонала при ориентации на удельное сокращение численности производственных и управленческих работников. Все это практически означает выпуск как можно большего количества новых пользующихся повышенным спросом изделий, цены на которые будут ниже, чем у конкурентов, а качественные и эксплуатационные характеристики и надежность - выше.
Одного желания добиться преимуществ в конкурентной борьбе, естественно, недостаточно. Нужно как минимум разработать правильную стратегию и тактику борьбы за лидерство, определить приоритетные области инвестиций и направления работы, сконцентрировать усилия и ресурсы на развитии наиболее перспективных областей техники, технологии и управления.
Каким же образом крупные промышленные компании развитых стран Запада планируют обеспечить решение этих задач? В какие области будет в предстоящее десятилетие направлена подавляющая доля финансовых и материальных ресурсов, имеющихся в распоряжении промышленных компаний и банков? В каком направлении будет развиваться система управления производством?
Ответы на эти вопросы помогут, как представляется, выявить некие общие контуры производственной, технологической и управленческой стратегии передовых западных фирм, реализация которой призвана помочь им закрепиться на уже завоеванных и новых рынках.
На ближайшие 10-15 лет многие крупные компании ведущих стран Запада уже выбрали ту "волшебную палочку", которая, по их мнению, позволит в кратчайшие сроки обеспечить условия для резкого повышения уровня конкурентоспособности. Для решения этой задачи предполагается осуществить целый комплекс согласованных технических, технологических и организационно-управленческих мероприятий. Их реализация и должна определить весь курс действий в обозримом периоде,
Конечным результатом, как считают управленческие стратеги Запада, должно стать создание производственных систем нового поколения, которые будут работать в режиме так называемого нововведенческого конвейера. Суть этого подхода заключается в том, чтобы нацелить предприятия, во-первых, на постоянное внедрение в производство новых, более совершенных изделий; во-вторых, на неуклонное сокращение всех видов затрат на производство продукции; в-третьих, на повышение качественных и потребительских характеристик при снижении цен на выпускаемые изделия.
По существу ставится задача объединить в рамках хозяйственных комплексов нового типа гибкость и адаптивность мелкосерийного производства с низкими издержками и высокой производительностью труда массового производства, Считается, что такое сочетание позволит обеспечить не только стабилизацию, но и снижение издержек во всех звеньях производственно-сбытовой цепочки при постоянном внедрении в серийное производство новых изделий, расширении номенклатуры выпускаемой продукции и изменении ассортимента, что и должно в итоге создать условия для победы в конкурентной борьбе.
Для того чтобы в наиболее короткие сроки и с минимальными вложениями выйти на намеченные рубежи, многие западные компании собираются сосредоточить усилия на трех главных, направлениях: комплексной автоматизации производственных процессов; совершенствовании форм и методов управления, включая организацию производства и развитие технико-технологической базы; развитии кадрового потенциала при одновременном повышении квалификации, активности и лояльности каждого работника. Именно такая конкуренция ресурсов считается наиболее перспективной для того, чтобы создать адаптивные производственные системы нового поколения, которые еще недавно существовали только в теории.
При совпадении общих, стратегических направлений борьбы за лидерство существуют и некоторые особенности в подходах ведущих японских и американских компаний к тому, как обеспечить свое преимущество в экономическом соперничестве на мировом рынке.
Например, специфика японского подхода состоит в том, что автоматизация и компьютеризация производства не рассматриваются как самоцель и безусловная гарантия успеха. Более того, специальные и весьма настойчивые усилия предпринимаются для того, чтобы при переходе на выпуск все более сложных и совершенных в техническом отношении изделий резко снизить техническую, технологическую и организационную сложность их изготовления,
Чтобы обойти своих конкурентов, предполагается по-иному расставить приоритеты в ходе создания базовых предпосылок для победы в конкурентной борьбе. С этой целью запланировано привести в действие по меньшей мере две "секретные" пружины, которые должны обеспечить японским компаниям необходимое ускорение.
Особенностью действия первой из них является разработка такой технологии и такой организации производства, чтобы изготавливать любые, даже самые сложные изделия на основе стандартных, простых и легко управляемых наборов операций, осуществляемых на универсальном, гибко и в широком диапазоне переналаживаемом оборудовании. Основная идея японского подхода состоит в том, чтобы при общей ориентации на повышение уровня автоматизации в максимальной степени упростить и рационализировать работу производственных подразделений, благодаря тщательной технологической и конструкторской подготовке производства добиться минимизации числа незапрограммированных отклонений от запланированного и четко рассчитанного хода производственного процесса.
Второй "секретной" пружиной новой стратегии является создание организационно-управленческих условий для того, чтобы все или подавляющее большинство отклонений обнаруживались и урегулировались непосредственно производственным персоналом на уровне рабочего места, участка, цеха. В результате планируется создать механизм управления, который как бы осуществлял саморегулирование "снизу".
Для того чтобы реализация такого подхода стала возможной на практике, планируется наряду с автоматизацией сконцентрировать усилия и ресурсы на разработке новых технологических процессов, позволяющих организовать ускоренный переход на производство новых изделий и изготовление мелких партой на принципах крупносерийного и массового производства.
Несколько иной подход начиная с середины 80-х годов использовали многие крупнейшие американские компании, которые для обеспечения преимуществ в конкурентной борьбе сделали главную ставку на ускоренную широкомасштабную автоматизацию и компьютеризацию всех видов производственных и управленческих операций. Коротко суть этого подхода состоит в том, чтобы добиться рационального функционирования производственных подразделений за счет руководства "сверху", через создание адаптивных информационных систем, сложного набора оптимизационных моделей и количественных методов, способных быстро обнаружить и предложить вариант ликвидации любого незапланированного отклонения на томили ином этапе производственно-бытового цикла.
Однако уже сегодня становится ясным, что параллельное проведение полной автоматизации и информатизации, т.е. реализация на практике концепции так называемого завода будущего, требует огромных объемов инвестиций, но далеко не всегда дает ожидаемый результат, если осуществляется изолированно, без соответствующей перестройки всего комплекса организационно-управленческих факторов, влияющих на производственно-сбытовую деятельность.
При ориентации на сверхавтоматизацию возникает реальная опасность того, что слишком сильный "крен" в сторону суперсложных информационных систем не обеспечит условий для опережающего совершенствования и упрощения технологии и производственных процессов, внедрения новых методов организации производства, использования резервов, заложенных в "человеческом факторе".
В результате может получиться, как это, например, случилось в некоторых крупнейших автомобильных компаниях США, что сверхавтоматизация вместо экономии и роста эффективности стала одной из причин крупных убытков. Кроме того, сравнительный анализ опыта крупных американских и японских компаний, выпускающих сложную в техническом отношении продукцию, показал, что инвестиции в повышении квалификации и совершенствование организационно-управленческой составляющей дают во много раз более высокий экономический эффект, чем просто инвестиции в автоматизацию основного производства.
Все более очевидным становится то, что главной характерной чертой новых систем внутрифирменного управления в 90-е годы должна стать ориентация на долгосрочную перспективу, проведение фундаментальных исследований, диверсификацию операций, инновационную деятельность, максимальное использование творческой активности персонала. Децентрализация, сокращение уровней в аппарате управления, продвижение работников и их оплата в зависимости от реальных результатов станут основными направлениями изменений в аппарате управления,
Процесс модификации организационных структур управления, конкретных форм и методов руководства производственно-сбытовыми операциями по сути дела уже начался и развивается по ряду конкретных направлений. В качестве основных из них можно назвать следующие.
Во-первых, осуществление децентрализации производственных и сбытовых операций. С этой целью в рамках крупнейших компаний уже созданы или создаются полуавтономные или автономные отделения, полностью отвечающие за прибыли и убытки. На эти отделения возлагается вся полнота ответственности за организацию производственно-сбытовой деятельности, В относительно небольшом органе корпоративного управления концентрируется решение только стратегических вопросов развития, связанных с крупными инвестициями, Каждое отделение полностью финансирует свою деятельность, вступает на коммерческой основе в партнерские отношения с любыми организациями.
Во-вторых, нововведенческая экспансия, поиск новых рынков и диверсификация операций. Это направление реализуется через создание в рамках крупных компаний нововведенческих фирм, ориентированных на производство и самостоятельное продвижение на рынках новых изделий и технологий и действующих на принципах "рискового финансирования". Широко распространенной практикой крупных компаний становится создание в наиболее перспективных областях небольших предприятий, нацеленных на завоевание в кратчайшие сроки прочных позиций на рынке.
Эти предприятия могут создаваться как самостоятельными, так и по соглашению с другими компаниями как бы на "кооперативных" началах. В указанных ассоциациях могут принимать участие сотни фирм.
В-третьих, дебюрократизация, постоянное повышение творческой и производственной отдачи персонала. Для этого предпринимаются самые разнообразные меры, включая распределение акций среди персонала и образование предприятий, находящихся в коллективной собственности их работников.
Следует подчеркнуть, что процесс создания таких "народных" предприятий весьма активно развивается в США. Так, по оценкам Национального центра рабочей собственности, в начале 1989 г. в США действовало около 10 тыс. компаний, работники которых полностью или частично владели акциями своих предприятий. Причем в 1500 из них именно трудящимся принадлежат контрольные пакеты акций. О масштабах этого процесса свидетельствует то, что акционерами своих предприятий стали более 10 млн. человек, что составляет примерно 25% занятых в корпоративном секторе экономики США. По оценкам, общие активы этих "народных" предприятий составляют более 25 млрд, долл.
Конечно, говорить о том, что предприятия, находящиеся в полной или частичной собственности трудящихся, составляют большинство или играют определяющую роль в хозяйственной жизни США, особых оснований нет. Однако тенденция последних лет такова, что количество таких предприятий ежегодно возрастает на 600 - 700 единиц. Причем в орбиту этого процесса все более активно вовлекаются не только "карлики", но и "гиганты" американской индустрии с числом работающих в десятки тысяч человек. Одни из них действуют весьма успешно и резко повышают эффективность и прибыльность своей деятельности, другие - терпят убытки и разоряются. Но в целом, пожалуй, можно говорить о том, что в большинстве случаев переход к коллективной собственности позволяет задействовать новые резервы повышения прибыльности и поэтому находит все больше и больше сторонников среди американских бизнесменов. Характерной чертой последних лет и, судя по всему, предстоящего периода становится переход от узкой специализации к интеграции в содержании и характере самой управленческой деятельности, в стиле управления. Известно, что в условиях специализации рост производительности труда обеспечивается за счет дробления работ, функций, знаний. Более специализированные работы требуют и большего объема усилий по координации, которая осуществляется в основном работниками среднего уровня управления и штабных служб. В результате число уровней управления постоянно возрастает, а каждый работник чувствует все большее отчуждение от своей деятельности. Теперь уже ясно, что путь к чрезмерной специализации является тупиковым.
Курс берется на развитие интеграционных процессов в управленческой деятельности. Если при специализации типичным является авторитарный сталь руководства, то для интеграции - координационный, демократический. Руководитель должен не приказывать своим подчиненным, а направлять их усилия, помогать раскрытию их способностей, формировать вокруг себя группу единомышленников. При таком подходе организационные структуры из пирамидальных должны превращаться в плоские, с минимальным числом уровней между высшим руководителем и непосредственными исполнителями, с ориентацией на связь с потребителями.
Таким образом, в последние годы в развитых западных странах как на уровне всей экономической системы, так и в отдельных компаниях происходят крупномасштабные структурные, технологические, организационные и управленческие сдвиги, ориентированные на резкое повышение эффективности и прибыльности в условиях постоянного обострения конкурентной борьбы. Разумеется, рано еще подводить окончательные итоги и оценивать конкретные результаты происходящих изменений, однако уже сейчас можно говорить о том, что большинство проводимых изменений ориентировано на дебюрократизацию организационных структур, отказ от использования административных рычагов координации и контроля, предоставление руководству компаний самых широких полномочий в решении производственно-сбытовых проблем.
Постановка авторами монографии ряда коренных вопросов о путях активизации экономического развития США с использованием современных подходов к взаимодействию технического прогресса, производства и потребления позволяет по-новому взвесить и оценить отдельные факторы, действие которых должно быть направлено на ускорение экономической реформы в нашей стране, на преодоление кризисных явлений и негативных тенденций. Решительные действия по радикализации экономической реформы, последовательная работа по ее углублению должны опираться и на накопленный уже опыт, и на принимаемые актуальные законы, и на намеченные программы взаимосвязанных новых мер. И в первую очередь исключительную важность приобретает создание полноправного внутреннего рынка, который призван сформировать необходимую экономическую среду для эффективного действия всех факторов - научно-технических, производственных, социальных. Объективные закономерности взаимовлияния экономической среды и всех элементов поступательного развития общества должны найти прямое отражение в принимаемых решениях и в программах действий. В частности, это напрямую касается мер по демонополизации экономики, по осуществлению реформы систем ценообразования, снабжения и сбыта, по изменению практики размещения государственных заказов, по созданию всей рыночной инфраструктуры.
Интересы неуклонного повышения уровня производительности труда неотделимы от системы экономического стимулирования, от инструментов воздействия на экономические процессы. Из этого и нужно исходить при введении новой системы налогообложения прибылей предприятий и доходов населения, регулировании платежного оборота и осуществлении финансового контроля, обеспечении связи между конечными результатами и материальным стимулированием, переходе к активной кредитной политике, отвечающей реальной экономической конъюнктуре.
В этой же связи хотелось бы особо подчеркнуть, что мы стоим перед необходимостью по-новому организовать и осуществлять внешнеэкономические связи. Опыт промышленно развитых капиталистических стран учит тому, что в современных условиях бесперспективными являются ограничения в использовании международного разделения труда, искусственное сдерживание современных форм внешнеэкономических связей. Эффективный рост экономики, успешная реализация достижений научно-технического прогресса уже на деле стали невозможными без состязательности и конкуренции на мировом рынке, без производственной кооперации на межстрановом уровне.
Созидательный потенциал, заложенный в наиболее полном и последовательном переходе к экономическим методам управления во всем их объеме и разнообразии, позволит надежно, шаг за шагом повышать производительность общественного труда, обеспечивать пропорциональное и сбалансированное развитие экономики.
Б.З. МИЛЬНЕР, доктор экономических наук, профессор
Введение

В редакционной статье одного из номеров журнала "Ньюсуик" был задан вопрос: "Могут ли США конкурировать?" Это было в 1972г.
В 1987 г., пятнадцать лет спустя, журнал деловых кругов "Бизнес Уик" задал тот же самый вопрос; "Может ли Америка конкурировать?"
В самом деле, могут ли США конкурировать? Конечно, могут. В действительности вопрос стоит так - примут ли США вызов? Будут ли американские фирмы в достаточной мере чувствовать опасность со стороны своих конкурентов, смогут ли они перестраивать свою деятельность, чтобы оставаться конкурентоспособными в будущем, обладают ли они прежней "волчьей хваткой", необходимой для радикальных изменений в своей деятельности? Ответа на этот вопрос пока нет.
В 1982 г. Том Питерс и Роберт Уотермен описали в нашумевшей книге "В поисках эффективного управления" базовые характеристики фирм, решивших стать лидерами в области управления, а также направления перестройки, по которым необходимо двигаться американским компаниям для того, чтобы остаться конкурентоспособными. Пять лет спустя, в 1987 г., в журнале "Форчун" Том Питерс с огорчением писал, что предпринятые в тот момент усилия не привели к осознанию важности и глубины проблем. Поэтому в США нет компаний, которые можно признать совершенными.
Несмотря на выражаемое в течение длительного времени беспокойство и по меньшей мере пятилетние усилия, направленные на активную переориентацию управления с целью добиться желаемого "совершенства" изменения, можно утверждать, что США все еще не осуществили необходимых перемен для того, чтобы достойно ответить на вызов своих конкурентов. Между тем сегодня земля буквально "уходит из-под ног".
Сейчас вопрос стоит уже в несколько другой плоскости: "Смогут ли США вовремя осуществить преобразования, необходимые для поддержания своей конкурентоспособности?"
Эта книга и посвящена рассмотрению этих преобразований. В ней исследуются необходимость изменений, сопротивление изменениям, нужная скорость изменений, незавидная судьба стран, которые не приспособились вовремя к новым условиям. Кроме того, приводятся примеры успехов и неудач при реорганизации американских фирм, а также рекомендации по формированию Программы реорганизации для деловых кругов и правительства.
Почему мы проявляем такое беспокойство? Да потому, что Соединенные Штаты Америки сейчас, на рубеже XX в. находятся примерно в том же положении, в котором Англия находилась в конце XIX в.: хотя США и являются наиболее мощной в экономическом отношении державой мира, но в то же время они испытывают серьезную конкуренцию со стороны других государств, Великобритания не проявила в свое время озабоченности по этому поводу, и это стало началом ее перемещения в гонке за экономическое лидерство на второстепенные позиции уже в последнем десятилетии прошлого столетия.
Если и США не приспособятся к новым условиям, то редакционная статья, написанная в начале XXI в., будет иметь следующее название: "Америка: вторая Британия". Журнал "Ю. Эс. Ньюс энд Уорлд Рипот" уже озаглавил одну из своих Прогнозных статей так - "Останется ли США державой №1?".
Эта книга - наше "двухминутное предупреждение". Она написана в надежде разбудить американцев, подтолкнуть их к действиям до конца этого столетия. Потому что если не начать действовать сейчас, то завтра будет уже слишком поздно.
Один из авторов этой книги Дж. Грейсон, занимавший в 1971 - 1973 гг. должность Председателя комиссии по ценам, утверждает:
- темпы роста производительности труда США падают, но большинство американцев не осознают опасность этого процесса;
- зарубежные конкуренты опередили США в области производительности труда и качества, а большинство американцев не осознают этого и не проявляют озабоченности;
- меры государственного контроля, субсидии и протекционизм не помогают решению накопившихся проблем, правительство явно переоценивает их эффективность и не учитывает прошлых ошибок.
В 1977 г. Дж. Грейсон для того, чтобы сконцентрировать внимание на проблемах производительности, основал Американский центр производительности (г. Хьюстон) - некоммерческую, образовательную, исследовательскую и консультативную организацию, К. О'Делл начала работать в этом Центре в 1978 г., когда поняла, что разрозненные усилия управляющих, работников компаний и профсоюзов не соответствуют сложности проблем.
Это события девятилетней давности. Сегодня, уже вместе, мы осознали три принципиальных момента.
Несмотря на то что многие американцы обеспокоены проблемой повышения производительности и некоторые фирмы даже пытаются улучшить положение в этой области, темпы роста производительности труда в США практически застыли на нулевой отметке.
Зарубежные конкуренты догнали США в области производительности труда, и если эта тенденция сохранится, то Соединенные Штаты Америки утеряют позиции мирового лидера в этой области в XXI в.
Меры государственного контроля, субсидии и протекционизм не помогут решению этой проблемы, Более того, потенциальная опасность даже возрастает именно потому, что многие, по-видимому, отчаявшись, возлагают надежду именно на эти ограничительные меры со стороны правительства.
Развернутый анализ соответствующих проблем, приведенный в данной книге, скажет сам за себя, но нам все же хотелось бы с самого начала выделить пять ключевых моментов.
Первый. Работа ориентирована прежде всего на управляющих и руководителей профсоюзов. Это не техническое пособие по производительности, в котором разбираются все причины отставания США. Это также не работа по экономической политике, хотя, конечно, все эти проблемы рассматриваются (в ч. I, II и III). Основное внимание здесь сконцентрировано на том, что же может и должен частный сектор экономики сделать для того, чтобы возродить конкурентоспособность американской промышленности, а также на анализе тех негативных последствий, которые будут иметь место, если США не предпримут необходимых действий.
Это также и не книга по истории, хотя мы часто (особенно в ч. III) обращаемся к историческому опыту, чтобы рассмотреть конкретные примеры и извлечь из них полезные "уроки". Эти исторические параллели не только впечатляют, но и тревожат, Нам кажется, что вдумчивый читатель, так же как и мы, озабочен вопросом: "Может ли с нами случиться то же, что и с Великобританией?"
В ч. V мы рассматриваем ту роль, явную и скрытую, которую играет в процессе возрождения американской конкурентоспособности правительство США.
И наконец, в ч. VI мы даем оценки конкурентам, представляющим наибольшую угрозу для США. Учитывая, что США все еще сталкиваются с серьезной конкуренцией со стороны западно-европейских государств, мы все же концентрируем наше внимание на странах Азии, так как считаем, что именно в этом регионе сосредоточены главные соперники американских компаний. Среди стран Азии серьезное внимание уделяем Японии, сильным и слабым сторонам ее экономики, а также рассмотрению опасных мифов, чтобы предостеречь США от ошибочных действий.
Во-вторых, эта книга не ориентирована на идеологическую защиту американской рыночной системы. Мы уверены, что для США наилучшим направлением развития для повышения производительности, конкурентоспособности и уровня жизни является преимущественная ориентация на частный сектор экономики. Правительству, конечно, тоже отводится определенная роль, особенно в образовании, но эта роль ограничена. Это - прагматический подход, он далек от чистой идеологии. Мы специально подчеркиваем в предпоследней главе мысль, что страны Азии создали эффективный механизм взаимодействия между правительством и бизнесом в плане обеспечения высоких темпов экономического развития.
В-третьих, наша "любовь" к США имеет критический характер. Д. Гарднер выделяет две группы "поклонников", которые не приносят пользы своим согражданам и организациям. К первой относятся так называемые нелюбящие поклонники, которые критикуют, запугивают и очерняют все подряд. Вторую группу образуют так называемые восторженные обожатели, которые сознательно не замечают просчетов, оправдывают и отрицают любые недостатки и отказываются воспринимать или признавать какую-либо негативную информацию. Они блокируют все изменения как бы из опасения причинить неприятность предмету своей "страсти".
Мы представляем так называемых критически настроенных поклонников. Мы указываем на просчеты, ошибки и слабые места в американской системе управления, действиях профсоюзов, правительственных организациях. Мы любим нашу страну и народ. Поэтому критикуем в надежде разбудить людей и организации, помочь им осознать необходимость изменений. В 1901 г. английский исследователь Ф. Маккинзи написал книгу, в которой предупреждал британцев об опасности утери экономического лидерства, он столкнулся с теми же проблемами, что и мы сегодня. Он, в частности, писал: "Я не колебался относительно того, чтобы сказать неприятную правду, заявить о ней откровенно, хотя и осознавал, что, делая это, я рискую поставить себя под град обвинений сограждан в недостатке патриотизма и разглашении информации, о которой не следует говорить во всеуслышание". Мы также являемся "критическими поклонниками" Америки.
В-четвертых, мы не слепые японофилы. Мы видим, что японцы действуют успешно, и даже очень успешно. Они не будут защищаться высоким курсом иены или экономическими санкциями и не прекратят конкурентной борьбы. Но мы критически рассматриваем и их недостатки и проблемы, так же как и мифы о японцах. Наиболее опасным является миф о том, что японцы, так же как и другие нации, "выдыхаются" и не смогут обогнать США потому, что они могут только копировать нововведения, а не создавать их. Великобритания убедилась в ошибочности такого подхода.
Мы также хотим подчеркнуть, что конкуренция - это не соперничество между "нами" и "ими", победить может любой - и "плохой", и "хороший". Нации, конкурирующие в экономической сфере, не врага. Они просто потребители, поставщики, союзники в военной области и совместные разработчики технологии. Экономическое развитое - это беспроигрышная игра.
Главная опасность состоит в том, что американцы, опасаясь сильных конкурентов, преобразуют меры, предоставляющие определенные преимущества внутренним производителям, в неразумные, жесткие ограничения, которые могут стать причиной глобальных торговых войн или других более опасных конфликтов. В надежде предотвратить эти конфликты и написана эта книга.
В-пятых, мы оптимисты. Несмотря на то, что мы разделяем опасения тех, кто обеспокоен снижением конкурентных позиций американской экономики. Мы считаем, что существует достаточно предпосылок для оптимистических заключений. На каждый конкретный пример замедления темпов индустриального развитая в США мы предлагаем контрпримеры, свидетельствующие о возможностях возрождения. Так, конкретные примеры об ухудшении позиций крупных металлургических компаний соседствуют с анализом опыта и достижений таких гибких компаний, как "Нукор", "Чэппэрэл " и "Уорсингтон". Американцы имеют определенные преимущества - у них есть электронные сети передачи данных. С помощью этих систем можно немедленно передавать новейшую технологическую и прочую информацию (например, об использовании трудовых ресурсов) из одного временного пояса в другой. По всей стране, в различных отраслях промышленности фирмы борются за то, чтобы приспособиться к новым условиям конкурентной борьбы. "Перестроиться или умереть" - вот боевой клич сегодня. Наш подход к перестройке американской промышленности предусматривает проведение более сложных мероприятий, чем финансовые маневры, предлагаемые для исправления существующего положения в экономической печати.
В течение многих лет мы совместно работали над проблемами повышения производительности и конкурентоспособности с руководителями компаний, профсоюзными лидерами, представителями научных кругов и правительства. Все, что вы найдете на страницах этой книги, отражает нашу озабоченность и надежду.
Мы хотим выразить благодарность всем организациям и людям, которые помогали нам в процессе подготовки этой работы.
Дж. ГРЕЙСОН, К. О' ДЕЛЛ
Часть I. Время уходит. Глава I. Две минуты на размышление

В 1896 г. в Англии была опубликована книга под названием "Сделано в Германии". Ее автор - журналист Э. Уильямс попытался в ней довести до общественного мнения тревожные факты, характеризующие положение английской экономики, Он, в частности, писал: "Слава Англии как промышленной державы развеивается, а нация этого не замечает. Раздаются только неясные крики, направленные против иностранной конкуренции, однако они оставляют поверхностное и неопределенное впечатление... Нация же в целом в настоящее время едва жива для отражения надвигающейся опасности, как будто бы это зло уже свершилось".
В этой книге Э.Уильямс приводил примеры, доказывающие усиливающуюся конкуренцию со стороны зарубежных стран, и особенно Германии. Он убеждал британских управляющих и профсоюзных лидеров проснуться, стать более конкурентоспособными и "закрепить свои конюшни, пока еще в них хоть что-то находится".
Англия не услышала.
В 1901 г, - шесть лет спустя - в книге другого английского автора Ф. Маккинзи "Американские оккупанты" снова прозвучал сигнал тревоги. В ней говорилось об угрозе со стороны США, об опасности ослабления британской конкурентоспособности и подчеркивалась необходимость действий со стороны руководителей бизнеса до того, как станет слишком поздно.
"Будущее все еще открыто для Англии, если Англия захочет его иметь. Это пишется в надежде заставить ее следовать элементарному "здравому смыслу", ощутить потребность в немедленных действиях".
Англия опять ничего не предприняла.
В результате с позиций лидера в мировой экономике, которые Великобритания занимала в ХIX в., она скатилась туда, где находится сегодня, - на 11-е место по такому показателю, как размер ВНП на душу населения, т.е. в конец списка группы индустриально развитых стран - с уровнем жизни, равным примерно уровню ГДР.
Предостережение
В настоящее время, т.е. почти сто лет спустя, по примеру Э.Уильямса и Ф. Маккинзи и мы стараемся внушить беспокойство американцам. "Слава США как индустриального лидера улетучивается, и эта книга написана в надежде внушить потребность в немедленных действиях для ее "восстановления".
Наши предостережения, конечно, не новы. Уже были газетные и журнальные статьи о снижении американской конкурентоспособности, речи, статьи, обзоры. Была даже создана специальная Комиссия по конкурентоспособности при Президенте США. К сожалению, реакция на эти предупреждения вое еще неадекватна. "Американцы проснулись", как сказал один японец, "но они еще не встали с кровати".
В исследовании мы покажем следующее:
1) конкурентоспособность американской экономики серьезно подорвана;
2) конкурентное давление на международном рынке гораздо сильнее, чем многие представляют;
3) меры, предпринимаемые в США для улучшения своих позиций, все еще недостаточно эффективны;
4) США не только могут потерять свои позиции индустриального лидера, но и теряют их уже сегодня.
Мы не говорим, что США уже проиграли или проиграют экономическое соревнование. Но необходимо подчеркнуть, - хотим мы этого или нет, - что США начинают терять свои прежние позиции. Если тенденции, наблюдаемые в течение последних двадцати лет, сохранятся, уровень жизни в США ухудшится по сравнению с другими ведущими странами и постепенно это будет означать потерю положения экономического лидера Запада.
Единственным, наиболее важным фактором развития американской экономики в будущем будет производительность. Именно производительность труда в большей степени, чем какой-либо другой фактор, определяет уровень жизни всей нации и является в долгосрочной перспективе наилучшим показателем экономической эффективности хозяйственного комплекса. История показывает, что лидер в области производительности в конце концов становится экономическим, военным и политическим лидером в мире.
США занимали положение мирового лидера в области производительности труда в течение почти столетия. Но в последние годы темпы роста производительности замедлялись как по сравнению с началом этого периода, так и по сравнению с основными зарубежными конкурентами. Ряд других стран вырвались здесь вперед. В последние тринадцать лет, с 1973 по 1986 г., Япония развивалась почти в 6 раз быстрее, Франция и ФРГ - в 4 раза и даже Англия в 3 раза быстрее, чем США Если эта тенденция сохранится, то пять стран, таких, как Канада, ФРГ, Франция, Норвегия и Бельгия, обгонят США по уровню производительности труда уже к концу нынешнего столетия, а Япония - через 15 лет, т.е. к 2003 г. [Существует много подходов к измерению производительности труда. Международные сопоставления уровня производительности особенно затруднены из-за различий в методах сбора и оценки статистических данных, а также из-за постоянного изменения курсов валют. Различные методы оценок этого показателя, а также их ограничения будут проанализированы в гл. 3.]
Среди всех конкурентов наиболее опасным является, конечно, Япония. Япония в настоящее время - вторая экономическая держава Запада и самый крупный кредитор. Семь из десяти крупнейших в мире банков - японские, кроме того, именно японские фирмы производят 50% мирового производства судов, 2/5 телевизоров и более 1/3 полупроводников. Для многих стран именно японская, а не американская система управления производством стала эталоном. Японских рабочих отличает высокий уровень образования, технологический опыт и стабильность. Япония создает уникальную, базирующуюся на самых передовых технологиях инфраструктуру, является лидером в области качества продукции, а по темпам роста производительности труда она обогнала в послевоенный период все другие страны.
Было бы ошибкой считать, что "японский феномен" роста производительности труда исчерпал себя из-за высокого курса иены, усиления протекционизма и растущего конкурентного давления со стороны новых индустриальных государств. Япония, как представляется, сможет решить и эти, и другие проблемы, о чем будет подробнее сказано в ч. VI. Эта страна имеет мощные резервы для успешного развития, и, кроме того, она уже продемонстрировала выдающиеся возможности справляться с неблагоприятными обстоятельствами. Соединенные Штаты в прошлом явно недооценили японцев, поэтому было бы ошибкой делать это снова. В случае если имеющие сейчас место тенденции сохранятся, Япония уже в первом десятилетии XXI в. станет мировым лидером в области производительности, а США займут соответственно второе, третье или даже более далекое место по этому важному показателю. В то же время объем валового национального продукта (ВНП), производимого в США, будет, видимо, еще в течение длительного времени самым большим в сравнении с другими странами. Кроме того, США все еще обладают огромными материальными богатствами и людским потенциалом.
Вследствие этого, а также из-за своего размера, военной мощи и исторических причин США будут по-прежнему в течение многих десятилетий оказывать существенное влияние на развитие мирового сообщества. Но по уровню производительности, финансовой помощи, общей динамики развития, размеру ВНП на душу населения замедление темпов роста производительности труда неизбежно отзовется погребальным звоном по потере мирового лидерства так же, как это когда-то было с Англией. Кроме того, экономическое лидерство США и их влияние на международное сообщество постепенно ослабеет, а Япония соответственно займет место экономического лидера XXI в.
XXI в. наступит через 10 лет.
Последствия
Некоторые последствия падения производительности труда американцы уже ощутили. Реальная величина почасовой оплаты труда в конце 1986 г. находилась на уровне 1969 г., а средние реальные доходы семьи были в конце 1986 г. на 8% ниже, чем в 1973 г. Семьи, которые раньше могли рассчитывать на удвоение своих доходов в течение активной трудовой жизни, сегодня уже и не мечтают об этом. Так, молодой человек, покидавший семью в 50 - 60-е годы, мог рассчитывать на то, что к 30 годам он будет зарабатывать на 33% больше своего отца, когда тот начинал свою самостоятельную жизнь. Сейчас это уже невозможно.
Перспектива иметь постоянную работу, стабильно продвигаться по службе и получать вое более высокую зарплату - иными словами, повышать свой уровень жизни - является важнейшим элементом так называемой "американской мечты". Эта перспектива постепенно затуманивается, заставляя американцев бороться с неблагоприятными изменениями в уровне жизни, за будущее своих детей.
Пытаясь сохранить прежний уровень жизни, все больше членов американских семей включаются в трудовую деятельность, кроме того, американцы все глубже и глубже увязают в долгах. В результате США всего за четыре года превратились Из самого крупного в мире должника в крупнейшего должника в истории человечества. Американцы сегодня одалживают, а не зарабатывают свой высокий уровень жизни. Они по сути дела живут не по средствам, а это, естественно, не может продолжаться долго. Вывод прост. Страна должна или развиваться быстрее, или жить более экономно.
Все это произошло не из-за иностранных конкурентов или "нечестных" протекционистских барьеров на пути американских товаров, а в результате замедления темпов роста производительности труда.
В то же время, несмотря на то, что иностранные конкуренты внесли, конечно, свою лепту в ухудшение экономической ситуации США, упорные стабильные конкуренты, сопоставимые по своей экономической мощи с США, пока на мировом рынке редкость. Однако сегодня США сталкиваются не столько с более ожесточенной конкуренцией, сколько характер конкуренции стал совершенно другим.
Сегодняшние конкуренты высокоразвиты в технологическом отношении, хорошо образованы, хотят интенсивно и много работать и готовы получать за это более низкую оплату. Они уже успешно переняли большую часть американских научных знаний и даже усовершенствовали многие американские технологические новинки. Они действуют в тесном взаимодействии со своими правительствами и в полной мере осознают необходимость и важность повышения производительности и ускорения темпов развития. Этих конкурентов невозможно остановить протекционистскими барьерами или девальвацией валюты, нельзя этого сделать и обычными для бизнеса методами на уровне отдельных фирм.
Тревожные сигналы
Все это произошло не за одну ночь. Широко распространенное мнение о том, что темпы роста производительности трупа и экономического роста резко снизились в конце 70-х - начале 80-х годов, не отражает реального положения вещей. Спад продолжается уже почти два десятилетия. Проанализируем данные, приведенные в примере "А".
Рост производительности труда в США практически прекратился. Повышение уровня жизни практически остановилось. Доля США в мировом экспорте различных товаров уменьшалась, захватывая то одну отрасль экономики, то другую. Импортные промышленные товары, зачастую более высокого качества, чем отечественные, буквально наводнили американский рынок. Внутренний долг стремительно возрос, достигнув беспрецедентной и опасной величины. Личные накопления населения все время тают.
Широко рекламируемое превосходство США в области современной технологии ослабевает. Система образования выродилась.
Не все эти тревожные сигналы являются прямым следствием снижения конкурентоспособности американской экономики. Лишь некоторые из них напрямую связаны со снижением производительности труда, они имели бы место и вне зависимости от активности США в международной торговле. Другие отражают вполне предсказуемые процессы, с которыми столкнулись многие страны в послевоенный период.
Все вышеперечисленные признаки отражают процесс замедления темпов развития страны в целом, смущает привычное чувство того, что США являются "страной №1". Считаться "державой №1" для американцев - не просто вопрос престижа. Сохранить эти позиции важно потому, что, если промышленный лидер скатывается на второе, третье или более далекое место, это неизбежно сказывается на социальных целях, национальной безопасности, уровне образования, приводит к росту инфляции, протекционизма и национальной замкнутости.
В этом смысле эти данные вселяют тревогу. Последствия для американцев могут быть ошеломляющие. Только война может иметь сопоставимое воздействие на жизнь сегодняшних американцев и их детей. Используя слова Томаса Вольфа, "Америка пришла к концу чего-то и к началу чего-то другого". Базовые составные части экономического лидерства США и "американской мечты" улетучиваются.
Тревожные сигналы (пример "А")
Производительность труда в США упала практически до нулевой отметки, В 1973 - 1986 гг. она составляла всего 0, 4% в показателе ВВП на одного работника и 0, 8% - в показателе ВВП на отработанный час.
Производительность труда в сфере услуг (сейчас на ее долю приходится 68% произведенного валового внутреннего продукта ВВП) замерла практически на нулевой отметке с начала 80-х годов.
Темпы роста производительности труда за последние 13 лет далеко отстали от результатов других стран. Так, Япония развивалась в этот период в 6 раз быстрее и даже Англия - в 3 раза.
Если тенденции, наблюдаемые в течение последних 13 лет, сохранятся, в начале следующего столетия США будут занимать 6-е место среди развитых капиталистических стран по уровню производительности труда, а Япония обгонит США по этому показателю в 2003 г.
Семьи, которые ранее могли бы увеличить в два раза объем своих доходов за период активной трудовой жизни, уже не могут сегодня на это рассчитывать. Средний реальный доход семьи в 1986 г. был на 8% меньше, чем в 1973 г.
Почасовая ставка оплаты труда в конце 1986 г. была на уровне 1969 г. Реальные еженедельные доходы были ниже, чем в 1962г.
В 1973 г. тридцатилетний американец зарабатывал в долларах 1986 г. 25 545 долл., а сегодня зарабатывает всего 18 236 долл., т.е. на 25% меньше.
Американцы в расчете на семью расходуют в год примерно на 10 тыс. долл. больше, чем зарабатывают.
Доходы на душу населения в Японии, если исходить из текущего oбменного курса, сегодня выше, чем в США. В конце 1986 г. размер ВНП на душу населения в Японии составлял 18 тыс. долл., а в США - 17, 7 тыс, долл.
США являются самым крупным должником в мире. Если в 1982 г. у США было активное сальдо кредитам в 141 млрд. долл., то в 1986 г. их задолженность по кредитам составила 264 млрд. долл. Общая сумма взятых за пять лет кредитов составила 405 млрд. долл.
Общий долг американских граждан - правительства, деловых кругов, частных лиц - составляет более 7 триллионов долл., т.е. примерно 35 тыс. долл. на каждого жителя США, включая детей.
Иностранный долг достигнет, по имеющимся оценкам, 700 - 900 млрд. долл. в 1995 г. Американцы в результате будут выплачивать 1 % ВНП только на обслуживание внешнего долга.
Показатель личных накоплений граждан США - самый низкий среди развитых стран - 3, 9% от ВНП в 1986 г. В Японии этот показатель составляет 17%, а в ФРГ - 12%.
Среди передовых в техническом отношении стран Япония лидирует в области объемов инвестиций. В 1985 г. совокупные капитальные инвестиции Японии составили 28 % от ВНП, а в США - только 17%.
Двадцать лет назад реальный доход по отношению к сумме активов в промышленности составлял 12%, в настоящее время - около 7%.
Cемь крупнейших банков мира (по объему активов) - японские. Банк "Ситикорп" занимает 9-е место, а "Банк оф Америка" - 25-е.
США расходуют на исследования и разработки больше, чем любая другая страна. Однако они расходуют на гражданские исследования только 1, 9% от ВНП, в то время как ФРГ тратит в этой области 2, 6%, а Япония - 2, 8%.
Начиная с 1965 г. семь из десяти наукоемких отраслей промышленности США утратили свою долю на мировом рынке. В 1985 г. США имели с Японией больший дефицит в торговле электронной продукцией, чем автомобилями.
В Японии подготавливается ежегодно почти столько же инженеров, как в США. В 1985 г. в США было подготовлено 78 тыс. инженеров, в Японии - 71 тыс. Это в 2 раза больше на душу населения, чем в США.
В 1960 г. около 20% американских патентов было выдано зарубежным изобретателям. В 1986 г. этот показатель вырос до 50%. Компания "Хитати" в 1986 г. получила больше американских патентов, чем любая другая компания, включая "Дженерал Электрик" и "Ай Би Эм".
В 1986 г, дефицит в торговле потребительскими товарами достиг для США рекордной отметки и составил 156, 2 млрд. долл. Это самый высокий торговый дефицит за всю историю человечества.
США сегодня импортируют 66% телевизоров и радиоприемников, 63% обуви, 47% инструментов, 28% автомобилей, 25% компьютеров. По оценкам министерства торговли США, в 1990 г. доля продаж импортных автомашин составит 37%.
Начиная с 1984 г. наблюдается отрицательный баланс в торговле новейшей электроникой. В 1986 г. он составил 13, 1 млрд. долл., т.е. вырос почти на 50% по сравнению с 1985 г.
Протекционистские барьеры, созданные правительством, обходятся потребителям в 66 млрд. долл. ежегодно.
Общий показатель тестирования студентов сегодня ниже, чем 33 года назад, когда запуск советского спутника потряс Америку.
На международных соревнованиях по математике и точным наукам японские студенты постоянно находятся впереди, а американские занимают последние места.
Из 24 тыс. колледжей и университетов в 7 тыс. не преподают физику, в 4 тыс. - химию, а в 2 тыс. - биологию. Только каждый третий студент посещает курс одной из естественно-научных дисциплин,
Почти 2/3 семнадцатилетних учащихся не смогли даже приблизительно указать даты войны за независимость, 50% - не узнали на фотографии Уинстона Черчилля и Иосифа Сталина. Показатель ухудшения качества работы высшей школы составил 25 %, а в Японии - 10%.
Исследования показали, что 13% американцев плохо владеют английским, а от 1/4 до 1/3 взрослых американцев функционально неграмотны.
Так ли невероятно?
Неужели Америка теряет мировое лидерство?
Большинство американцев реагируют на эту угрозу сегодня точно так же, как англичане во второй половине ХIX столетия, когда после почти ста лет периода беспрецедентного экономического могущества британцы были обеспокоены предупреждениями таких людей, как Ф. Маккинзи и Э. Уильямc. Последний, в частности, писал: "Сейчас если сказать зрелому, сильному мужчине о том, что он должен опасаться подростка, то это вызовет у него усмешку. Он продолжает петь гимн "Правь, Британия" и руководствоваться этим принципом в коммерческой деятельности".
США - практически единственная страна, которая доминировала в экономической, военной и политической области после окончания второй мировой войны. Эта страна была образцом для всего мира по динамизму развития, методам управления и экономической мощи. Большинство сегодняшних американцев никогда не жили в мировом сообществе, где был бы другой лидер. Из-за того, что ухудшение позиций американских компаний было медленным, а появившиеся в связи с этим проблемы не привели еще к ярко выраженному кризису, американцам трудно свыкнуться с мыслью о том, что им брошен серьезный вызов. Если даже некоторые могут теоретически допустить возможность утраты лидирующих позиций, им до сих пор трудно представить возможность скатывания на второе или третье место в мире по экономической мощи. История свидетельствует о том, что другие страны, такие же могущественные в свое время, как США, утратили свои лидирующие позиции и проиграли в конкурентной борьбе. Вопрос уже не стоит о том, смогут ли США восстановить свое незыблемое экономическое лидерство на уровне 50 - 60-х годов. Ясно, что это невозможно. Эта эра закончилась. И непохоже, чтобы она повторилась в ближайшие десятилетия.
Главная проблема состоит в том, смогут ли США реанимировать замедленный рост производительности труда, обеспечить дальнейший рост уровня жизни, достойно встретить глобальное обострение конкуренции и сохранить тем самым статус мирового экономического лидера. По нашему мнению, сможет. Но если США, так же как Англия в конце прошлого века, опоздают с принятием необходимых мер, промышленная слава Америки улетучится.
Вызов и ответ на него
В истории человечества не раз случалось так, что различные страны-соперники бросали вызов государству-лидеру. Историк А.Тойнби, например, характеризует экономическое аполитическое соперничество государств как серию "вызовов и ответов".
Молодые государства развиваются и процветают только тогда, когда им удается найти достойный ответ на вызов, который бросает им потенциальный соперник. В этой связи характерен пример США в период соперничества с Англией и другими странами за экономическое господство.
Времена меняются, меняется и характер соперничества, но лидер обычно действует одинаково. Он пытается решить новые проблемы старыми методами и, естественно, терпит неудачу, уровень же его развития замедляется.
Возникает вопрос, почему нации, переживавшие спад в прошлом, не предпринимали шагов для исправления положения? Знали они о приближавшейся опасности вовремя? Пытались ли они предотвратить свое падение? И самый важный вопрос - начинается ли для экономики США период заката? Для того чтобы заглянуть в глубину этих проблем и попытаться использовать исторические "уроки" для ответа на вопросы, которые стоят сегодня перед США в области производительности, мы обратились к историческому опыту других стран. Анализ этого опыта позволил выделить десять таких уроков. Мы, конечно, осознаем, что мир сильно изменился, а история не повторяется, но мы также уверены в том, что можно найти достаточно много параллелей в развитии мировой экономики в прошлом и сегодня.
Один из таких выводов, который подсказывает нам история, заключается в том, что страны-лидеры утрачивают свои позиции главным образом из-за воздействия внутренних, а не внешних причин. Страны-лидеры обычно ищут причины ухудшения своих позиций в изменении внешних условий и избегают проводить необходимые изменения внутри хозяйства.
Это вполне естественно, ведь обвинить "внешние силы" гораздо легче, чем изменять собственные привычки, организационные структуры, отношения и традиции. Анализ внутренних причин неудач обычно требует признания собственных ошибок и просчетов, а также осознания того факта, что кто-то может быть таким же способным, выступать с более прогрессивными идеями и что, наконец, у кого-то можно и нужно учиться.
История свидетельствует о том, что страны-лидеры обычно избегали осуществлять (или откладывали) внутренние изменения и продолжали из-за этого терять свои позиции. Англия в этом плане не была исключением. Э. Уильямс, например, подчеркивал, что в этой стране "наблюдалась отчетливая тенденция искать внешние причины трудностей вместо того, чтобы выявить собственные недостатки".
Мы отчетливо видим проявление тех же самых симптомов и в США как в частном секторе, так и в правительстве.
Коносуке Мацусита, основатель и главный консультант корпорации "Мацусита Электрик", отмечал еще в 1979 г.: "Мы побеждаем, а Запад проигрывает, и немногое можно сделать для изменения такой тенденции, потому что главные причины поражения заложены в нас самих".
Прав ли он? Смогут ли США измениться?
Реакция фирм
Некоторые американские фирмы предпринимают активные действия, чтобы не проиграть в конкурентной борьбе, приобретающей новые особенности. Эти фирмы постоянно совершенствуют стратегию и тактику деятельности, автоматизируют производство, упрощают структуры управления, реализуют программы по активному вовлечению работников в управление, увязывают размер оплаты с эффективностью труда, улучшают качество выпускаемой продукции. Некоторые компании действовали подобным образом постоянно, другие быстро приспосабливались к новым условиям конкурентной борьбы на мировом рынке.
Это хорошие новости.
Но есть и плохие новости. Они состоят в том, что лишь сравнительно небольшое число американских компаний проводят необходимые изменения своей деятельности. Большинство компаний практически не предпринимают ничего или делают очень мало. Их активность направлена в основном на краткосрочное сокращение издержек, увольнение, малоэффективную автоматизацию и ликвидацию заведомо неэффективных направлений деятельности. Эти действия, конечно, дадут в ближайшей перспективе некоторые улучшения, но окажут незначительное влияние на рост производительности труда. Все эти усилия создают лишь видимость важных изменений, предпринимаемых с целью приспособиться к новым, более сложным условиям, на деле же не изменяют подхода компаний к осуществлению деловых операций.
Качество товаров и услуг американских компаний все еще значительно ниже по сравнению с тем, что предлагают их главные конкуренты. Например, в одном из исследований процесса и результатов внедрения гибких производственных систем в США и Японии усилия США характеризовались как "скучная посредственность". Компании избавились от многих посредственных руководителей, но те, кто остался, до сих пор не могут действовать как единая команда. Следует, правда, отметить, что в последнее время высшее руководство компаний стало намного больше внимания уделять проблеме человеческих ресурсов, однако по сравнению с усилиями, затрачиваемыми на разработку финансовой, правовой и рыночной стратегии, стратегии развития человеческого потенциала, более глубокому вовлечению работников в управление, созданию человеко-машинных систем, совершенствованию системы стимулирования по-прежнему уделяется незаслуженно мало внимания.
В то время, как одни профсоюзные лидеры напряженно работают над тем, чтобы найти возможности сотрудничества с руководителями компаний и в то же время быть переизбранными на новый срок, другие, и таких довольно много, пытаются вернуться к привычным для них методам силовой борьбы и тактике конфронтации. Мы не видим пока, чтобы большинство американских фирм (и профсоюзов) осуществляли необходимые изменения в своей деятельности для того, чтобы противостоять глубинной тенденции замедления темпов промышленного развития.
Реакция правительства
На правительственном уровне проблема состоит не в том, что реакции на обострение конкурентной борьбы нет, а в том, что она слишком активна и в то же время идет в ложном направлении.
Политические деятели неожиданно открыли для себя важность проблемы "конкуренции". Они сегодня чувствуют необходимость осуществить конкретные действия для решения этой проблемы, но, как и раньше, внимание политиков направлено главным образом на внешние факторы, а проблема внутриэкономических изменений фактически выпускается из виду. Это ведет к тому, что конкуренция со стороны зарубежных стран объявляется "нечестной", протекционистские меры объявляются торговой политикой. Политические деятели превращают слово "конкурентоспособность" в своеобразный символ, используют его, чтобы оправдать свои действия и получить все и даже более того, В то же время они избегают конкретных действий, таких, как сокращение бюджетного дефицита, сознательно игнорируют проведение давно назревших изменений, например в системе образования.
Конечно, нечестная торговая деятельность и искусственное завышение курсов валют требуют соответствующего внимания. Но эти явления ни в коем случае не являются главными причинами того, что американцы сталкиваются со снижением уровня жизни и конкурентоспособности. Большинство сегодняшних мер - протекционизм, торговые войны, таможенные санкции - не способствуют устранению базовых причин снижения конкурентоспособности. Все эти меры только создают дополнительные препятствия, замедляют процесс приспособления к новым условиям, препятствуют повышению эффективности и отчуждают торговых партнеров. Девальвация доллара в качестве меры повышения конкурентоспособности способствовала в основном прогрессирующему обеднению США. Она ничего не дала для повышения уровня производительности труда, В конце концов обменные курсы валют отражают изменения в экономическом положении страны.
К сожалению, вся эта деятельность поддерживает у многих уверенность в том, что причины ухудшения экономического положения находятся вовне и что правительство может обеспечить рост благосостояния и уровня конкурентоспособности.
Конечно, мы уверены в том, что и правительство играет важную роль. Но эта роль все же весьма ограниченна.
Наши рекомендации
Все рекомендации, которые мы здесь приводим, строятся отнюдь не на пустом месте. Они основаны на десятилетнем опыте работы с различными фирмами, профсоюзными и правительственными организациями в рамках Американского центра производительности. Нами проанализирован большой объем данных об изменении уровня производительности труда и тенденций в этой области. Накоплен конкретный опыт в хода многолетней консультативной деятельности представителен научных кругов, бизнеса и правительства. Во время поездок в Японию и Западную Европу собран обширный материал, наконец, у нас есть уроки истории.
Все наши рекомендации нацелены на повышение производительности труда. США должны возродить процесс роста производительности трупа, обеспечить условия, при которых темпы роста этого показателя будут такие же, как у других развитых стран, или даже выше. Наш подход к решению этой проблемы состоит в том, что все изменения, кроме реформы образования, должны быть осуществлены частным сектором экономики, а не правительством. Другого пути, по нашему мнению, нет.
Американцы, знакомясь с данными о движении рынка ценных бумаг, курсов валют или цифрами о недавнем росте производительности в промышленности, не должны дать уверить себя в том, что битва за сохранение экономического лидерства закончена. Эта битва только начинается.
День скорби?
Эта книга не мрачное пророчество. США по-прежнему являются крупнейшей экономической державой мира. Это по-прежнему огромная страна с достаточными запасами природных ресурсов, обладающая колоссальными богатствами, военной мощью, духом предпринимательства, способностью к нововведениям, сохраняющая влияние в мире. Стандарты потребления на душу населения в США по-прежнему одни из самых высоких в мире. В стране низкий уровень инфляции, небольшая доля государственной собственности в промышленности, а налоговое бремя, т.е. объем федеральных, штатных и местных налогов, более легкое, чем в других развитых государствах, за исключением Японии.
США по-прежнему имеют самый емкий внутренний рынок, политическая система страны стабильна. Слияние и поглощение корпораций позволяют сохранять американской экономике гибкость. Соединенные Штаты Америки - страна, сохранившая национальный дух, где живут свободные творческие люди, которые могут быть энергичными, изобретательными, предприимчивыми, особенно тогда, когда они ориентированы на борьбу.
Несмотря на то что мы прогнозируем развитие тенденций, показывающих уменьшение влияния США, мы также вполне ясно осознаем опасность механической экстраполяции этих тенденций. Эти тенденции могут измениться. Эта книга написана для того, чтобы попытаться сознательно изменить неблагоприятные для США тенденции развития. Не нужно сожалеть о прошлых ошибках, нужно довести до сознания каждого американца мысль о том, что страна стоит на перепутье - совершить рывок вперед или отстать в гонке за лидерство.
Две минуты на размышление
Во время футбольного матча, когда до конца игры остается две минуты, судья подает специальный сигнал. Этот сигнал предупреждает о том, что у команды остался последний шанс сконцентрировать силы, сделать решительный рывок вперед, пересмотреть план игры, пойти в наступление или уйти в защиту, попытаться мобилизовать дух и усилия всего коллектива для победы. Эта книга - такое же своеобразное "двухминутное предупреждение" для США, Но у американцев меньше чем два десятилетия для того, чтобы попытаться переломить ход борьбы за экономическое лидерство. Каждый день без необходимых мер - день пропавший.
Конкуренты не исчезнут сами по себе, сама же конкуренция станет еще более жесткой. Х.Р. Перо, основатель компании "И Ди Эс", предостерегает: "У нас были первоклассные команды на поле, и их успех вскружил нам головы". Вице-президент компании "Крайслер" Д. Баттс говорит: "Я убежден, что то, с чем мы столкнулись сейчас, еще не настоящее сражение. Настоящая битва впереди".
Почти сто лет назад, когда Э. Уильямc обнародовал свое предупреждение, Англия оставалась самой сильной и богатой страной мира во всех областях - военной, научной, экономической, культурной с единственным исключением - системой образования. Англия не уделила должного внимания угрозе со стороны США и Германии, а когда она это осознала, было слишком поздно.
Мы не хотим, чтобы то же самое произошло и в США. Наша книга, как и работа Э. Уильямса, - предупреждение, она написана с уверенностью в том, что предупреждение об опасности лучше, чем некролог. Смогут ли США провести необходимые изменения? Мы думаем, да. Но должны спешить, ведь времени уже совсем не осталось!
Глава II. Последствия

"Я по-настоящему напуган, - подтвердил один из руководителей бизнеса. - Мы фактически "отдали" сталелитейную промышленность, судостроительную, производство телевизоров - вое главные отрасли промышленности - японцам. Сейчас мы, возможно, потеряем нашу полупроводниковую промышленность.
Как мы сможем сохранить конкурентоспособность? Как мы сможем сохранить достоинство?"
Многие в США повторяют эти слова. Впервые их произнес инженер из Силиконовой долины Т. Шеридан, автор известной книги "Стратегия техполисов". Он выразил мысли, которые беспокоят всех американцев.
Скорость и масштабы неблагоприятных последствий этих процессов поразили американцев. Но они только начали осознавать значение этих явлений.
Политические, социальные, геополитические и экономические последствия будут весьма далеко идущими. Мы можем выделить по меньшей мере семь важнейших последствий, которые окажут благоприятное воздействие на жизнь страны.
Уровень жизни
Самое наглядное представление о падении уровня жизни американцев дает анализ темпов роста почасовой оплаты в промышленности (табл. 1). Таблица 1
Годы
Темпы прироста оплаты труда, %
1950-1959
3.7
1960-1969
2.9
1970-1979
1.1
1980-1987
0.1
В 50-е годы ежегодный прирост доходов населения составил 3, 7%. При сохранении этого уровня прироста доходы населения удваивались бы за девятнадцать лет, В 60-е годы ситуация в этой области была не такой уж плохой - доходы возрастали со скоростью 2, 9% в год - несколько медленнее, но все же весьма заметно. При таких темпах роста доходы. удваивались бы примерно за 24 года, т.е. по-прежнему в период трудовой активности. Имея работу, каждый мог рассчитывать на приобретение одной или двух автомашин, семейного дома, посудомоечной машины, цветного телевизора, а также, возможно, и летнего домика, яхты. Была также возможность оплатить детям обучение в колледже. Это стало так называемой "американской мечтой".
Однако уже в 70-е годы ситуация начала изменяться. Годовые темпы прироста доходов снизились до 1, 1%. Поначалу инфляционный рост цен маскировал относительное снижение доходов, но довольно скоро люда стали замечать, что в конце каждого месяца у них остается гораздо меньше средств, чем раньше. В результате период удвоения доходов увеличился до шестидесяти трех лет, что примерно соответствует периоду трудовой деятельности двух поколений.
Между тем ситуация в этой области продолжала ухудшаться. В 80-е годы рост уровня доходов остановился на отметке 0, 1%. Период, когда "американская мечта" воплощалась при жизни детей, закончился. При темпах роста доходов, которые наблюдаются сегодня, для удвоения доходов потребуется громадный срок - 720 лет. Фактически с 1973 по 1986 г, размер почасовой оплаты во всем несельскохозяйственном секторе упал в среднем примерно на 6%. В случае если бы вместо наблюдаемого падения темпов роста производительности наблюдалось продолжение тенденции роста этого показателя хотя бы на уровне послевоенных десятилетий, то рост доходов американцев увеличился бы по сравнению с нынешним уровнем на 42% - каждый получал бы почти на 10.тыс. долл. в год больше.
Ясно, что отрицательные последствия этого процесса испытывает не только нынешнее поколение. Дети уже не могут рассчитывать на те темпы повышения уровня жизни, которые были у их родителей.
Влияние неблагоприятных тенденций в экономике на уровень жизни может быть проиллюстрировано на примере среднестатистического работника, чья годовая заработная плата в 1949 г, составляла 11 924 долл. (в долларах 1984 г.). Как показано в табл. 2, подготовленной профессором Ф. Леви и Р. Мичелом, за время, когда этот работник достигал 40 лет, его реальные доходы возрастали на 63%, Работник, начинавший трудовую деятельность в 30 лет в 1959 г., мог рассчитывать на увеличение доходов за 10 лет на 49%, что тоже весьма прилично.
Но если мы возьмем среднестатистического работника, начавшего карьеру в 1973 г., то увидим, что, хотя его начальная заработная плата была выше - 23 580 долл., через десять лет его реальные доходы снизились на 1%. В результате в 1983 г. тридцатилетний работник, начинающий трудовую деятельность, реально имел тот же уровень доходов, что и его коллега в 1959 г. Таблица 2
Год
Средние доходы, получаемые в возрасте 30 лет (в долларах 1984 г.)
Средние доходы, получаемые в возрасте 40 лет (в долларах 1984 г.)
Различие, %
1949
11924
19475
+ 63
1959
17188
25627
+ 49
1973
23580
23395
-1
1983
17520
?
?
До 1975 г. каждое поколение американцев могло надеяться на двукратное увеличение доходов по сравнению с доходами их родителей. Это происходило в результате быстрого роста производительности труда. Сейчас дело обстоит по-другому. Когда рост производительности замедляется, замедляется и рост реальных доходов. Эти два показателя тесно связаны. Без опережающих темпов роста производительности нельзя обеспечить рост уровня жизни. Среди развитых государств США и Англия соперничают сейчас за последнее место по темпам роста жизненного уровня.
Падение уровня жизни еще не рассматривается американцами как общенациональная проблема, они пытаются справиться с ней. Во-первых, они, так сказать, уменьшают масштабы "американской мечты". Одинокие люди откладывают время вступления в брак. Семьи оттягивают время рождения ребенка и покупают дома меньшего размера. Перспективы приобрести летний дом, сделать сбережения для пенсии или для оплаты учебы детей в колледже ухудшаются.
Во-вторых, сегодня американцы работают более продолжительное время, тогда как в конце 50-х - начале 60-х годов доходы увеличивались в основном вследствие роста производительности труда, а не удлинения рабочего дня. В период с 1948 по 1965 г. почти 90% реального прироста в промышленности было получено за счет увеличения производительности труда и только 10% - за счет увеличения числа отработанных часов. Однако эта тенденция изменилась после того, как рост производительности труда замедлился. Между 1973 и 1986 гг. рост производительности труда обеспечил только 36% прироста объемов продукции, а 64% прироста было соответственно получено вследствие удлинения продолжительности периода работы. Большее число членов американской семьи включилось в трудовую деятельность для того, чтобы обеспечить стабилизацию доходов на прежнем уровне. Доля активно занятого населения возросла с 40 в 1970 г. до почти 50% в настоящее время. Особенно резко возросло число работающих женщин. По оценкам Ф. Леви и Р. Мичела, в 1973 г. среди супружеских пар в возрасте 25 - 34 года 47% замужних женщин работало. Сегодня трудится по найму 2/3 всех замужних женщин молодого возраста. Однако несмотря на то, что все большее число замужних женщин пошло на работу, доходы средней американской семьи, состоящей из двух человек, упали за период с 1973 по 1984 г. на 3%. Ясно, что американцы стали работать больше, но не более производительно.
И в-третьих, больше людей стало жить в долг.
Долги
Американцы с каждым днем все глубже увязают в долгах - растут долги потребителей, промышленных предприятий, правительства.
Все эти долги свидетельствуют о том, что американцы живут не по средствам, стараясь стабилизировать падающий уровень жизни. Программа, основанная на долгах, может работать, но в краткосрочной перспективе. Она создает видимость сохранения определенных жизненных стандартов. Однако в качестве долгосрочной стратегии как для отдельного человека, так и для нации в целом такая программа - иллюзия и катастрофа.
Только одно соображение оправдывает рост внутреннего долга, а именно: американцы одалживают сами у себя. Они могут облагать сами себя налогами и платить их. И если потребители и представители бизнеса страдают от слишком больших долгов, это - "семейное дело".
Внешний долг - проблема другого рода. В настоящее время иностранный капитал буквально хлынул в США бурным потоком. Американцы по сути дела используют иностранные накопления для того, чтобы замедлить темпы падения своего уровня жизни. Как беспутные повесы, они всего за три года промотали 141 млрд. долл. зарубежных активов, имевшихся в 1982 г. и накапливавшихся более шестидесяти лет. Так как США нуждались во все больших суммах для стабилизации уровня жизни, возмещения дефицита и накоплений и компенсации последствий низких темпов роста производительности труда, американцы стали брать в долг за рубежом. В конце 1986 г. сумма внешнего долга США достигла 264 млрд. долл., т.е. всего за пять лет было израсходовано 405 млрд. долл., взятых в других странах. Быстрая трансформация из крупнейшего в мире кредитора в крупнейшего в мире должника, произошедшая всего за пять лет, ошеломляет и не имеет прецедентов в истории.
По имеющимся оценкам, внешний долг может уже в начале 90-х годов достигнуть уровня 700 - 900 млрд. долл., а может быть, и более значительной суммы - 1 - 2 трлн. долл. Средства, необходимые для обслуживания этого долга, могут достигнуть огромной величины. Для оплаты процентов только по внешнему долгу США будут вынуждены расходовать всю прибыль, получаемую от внешней торговли готовыми изделиями. Если же производительность труда не возрастет, эта прибыль может быть получена только в результате девальвации валюты, что неизбежно вызовет дальнейшее падение уровня жизни.
Необходимость оплачивать проценты по внешнему долгу приведет к тому, что американцы будут вынуждены выплачивать зарубежным странам десятки миллиардов долларов, или примерно 1% от ВНП. Это бремя неизбежно ляжет на плечи детей и внуков тех, кто живет сегодня. Американцы, используя сегодня для поддержания высокого уровня жизни иностранные финансовые средства, проедают будущие доходы. Фактически для того, чтобы жить лучше сегодня, американцы создают новый, уровень жизни для своих детей.
Тактика массированного наращивания объема внешнего долга не может применяться бесконечно. Однажды иностранные кредиторы закричат: "Стоп, дядя Сэм!" Они могут потребовать часть долга назад, а это неизбежно заставит еще ниже опустить планку уровня жизни в США. В противном случае для того, чтобы компенсировать увеличивающийся риск, возрастут проценты по выплате налогов. В итоге американцы уже не смогут компенсировать снижение темпов роста производительности труда увеличением объема иностранных финансовых инъекций в экономику.
Инфляция
По мере роста внешнего долга (и для того, чтобы выплачивать долги более дешевыми долларами) будет возрастать искушение увеличивать темпы инфляции. Кроме того, инфляция может нарастать просто потому, что люди не захотят больше мириться с падением уровня жизни и потребуют увеличения заработной платы. Если же темпы роста заработной платы будут превышать темпы увеличения производительности, то это также будет стимулировать нарастание инфляционных тенденций. Каждый американец думает, что он или она сможет увеличивать свои доходы быстрее, чем будет расти инфляция, - уж они-то исключение из общего правила. Однако, как отмечал профессор экономики Массачусетсского технологического института Лестре Туроу, "каждый обвиняет в инфляции кого-то другого, обычно правительство, и не хочет осознать того факта, что его заработная плата не увеличивается потому, что производительность его труда также не растет".
Отчужденность
Так как американский "потребительский пирог" не только не увеличивается, а даже уменьшается, люди начинают бороться за куски этого пирога. Неравенство доходов также постепенно увеличивается. Появляется зависть. Так как никому не нравится мало зарабатывать, особенно если его соседи преуспевают (и неважно, где они - в соседней квартире пли в Токио), появляется ощущение, что "они" делают это за его счет. По всему миру люди ищут "иностранных дьяволов", которых можно было бы обвинить в собственных неудачах. Возрастает недовольство иностранцами, а экономический национализм занимает место международной кооперации.
Население начинает требовать у правительства "справедливости" в распределении доходов. Усиливается недовольство и отчужденность. Исчезает ощущение единства общества. Различные группы, населения обвиняют друг друга - заевшиеся профсоюзы, алчные менеджеры, богатые корпорации. Усиливается конфликт между поколениями - у молодых людей с застывшими на одном уровне доходами нарастает возмущение навьюченными на них догмами. Как говорит Джозеф Бовер: "Снижение темпов роста делает всех нас конкурентами".
Оборона
Когда развитие экономики замедляется, ослабевает и военная мощь. Ни одна нация не может создать армию без достаточных ресурсов, необходимых для ее вооружения и оснащения. Поэтому по мере того, как ослабевает экономическое могущество, в демократическом обществе становится сложнее и сложнее изыскивать средства на оборону - ведь их не хватает на выполнение социальных программ, И наоборот, повышенное внимание вопросам обороны может ослаблять экономику. Как это часто случалось в истории, дряхлеющая власть обескровливала страну экономически, пытаясь создать политическую или военную империю. Это может повториться и сегодня. Советский Союз и США оказались вовлеченными в соперничество за территории, превосходство в космосе и в военной области, расходуют огромные средства на оборону и уделяют сравнительно мало внимания проблемам повышения производительности и конкурентоспособности. Тем временем другие страны наращивают экономическое могущество и конкурентную мощь. Между тем победителем может стать только мощная в экономическом отношении держава, а военное могущество и прочные позиции в мире невозможно сохранить без высокоразвитой экономики.
Иностранные инвестиции в США
Д. Серван-Шрайбер опубликовал в 1968 г. свою знаменитую книгу "Американский вызов". В ней он привел данные о громадных американских инвестициях в Западной Европе и выразил беспокойство европейцев "экономическим вторжением" США, Он, в частности, писал: "Американская промышленность провела разведку местности и сейчас повела наступление на территории от Неаполя до Амстердама с такой же легкостью и скоростью, как израильские танки в Синайской пустыне", "Американские компании делят Европу для своего удовольствия".
Другой автор назвал американские компании "современной разновидностью легионов Цезаря", которые так же "высокомерно и безостановочно продолжают устанавливать свои правила в крепостях своих противников". Американцы тогда не могли понять, почему европейцам не нравится такое положение вещей, "Разве Америка не обеспечивала их капиталом, нововведениями и передовым опытом управления?"
Двадцать лет спустя иностранный, особенно японский, капитал, новые технологии и управленческий опыт начали наводнять США. Будет интересно посмотреть, как американцам понравятся последствия "японского вызова".
Страна №2
Последним важным последствием длительного замедления темпов роста производительности станет потеря США положения лидера. Они сползут на вторые, третьи роли или даже ниже. По этому поводу не будет широковещательных объявлений. Это случится постепенно. Ведь и про те времена, когда США обогнали Англию в 1890-е годы, любой современник, вероятно, сказал бы: "А я и не знал, что это случилось".
США просто станут постепенно "сравнительно беднее", в то время как их конкуренты будут развиваться быстрее. Англия, например, продолжала оставаться мировой державой еще более двадцати лет после утери лидерства. Она постепенно ослабевала как в военном, так и в экономическом отношении. Окончательное "разрушение" произошло только в период между двумя мировыми войнами. Даже сейчас, несмотря на утрату лидирующих позиций в мире, Великобритания пользуется демократическими свободами и получает больше Нобелевских премий на душу населения, чем любая другая страна в мире, оставаясь при этом очень приятной страной как для жизни, так и для туристических поездок. Несмотря на то что уровень доходов населения здесь до сих пор продолжает расти, но по такому показателю, как ВНП на душу населения, Англия остается в самом низу списка развитых государств после таких стран, как США, Канада, Норвегия, Швеция, Дания, Бельгия, Нидерланды, Франция, ФРГ и Япония. Даже Италия, бывшая в свое время далеко позади, сейчас сравнялась с ней по этому показателю.
Страна со сравнительно низкой производительностью труда всегда сможет найти для себя некие экономические "ниши" в международной экономической системе, заниматься тем, что более развитые в экономическом отношении страны считают для себя невыгодным. Она может сохранять конкурентоспособность только за счет снижения реальных доходов населения и уровня жизни. Страна с низкой производительностью как бы платит таким образом за сравнительную неэффективность своей экономики, получая все меньше поступлений от экспорта, вынужденно снижая жизненные стандарты и скатываясь на более низкие позиции в табели о рангах, принятой в мировой экономике, которые соответствуют посредственному уровню эффективности ее экономики.
Некоторые из этих международных последствий снижающихся темпов развитая американской экономики уже появились. К США уже не так охотно адресуют просьбы о помощи, они не так любимы и уважаемы в мире, как ранее. Вашингтон уже не может проводить свою экономическую политику, не обращая внимания на действия других стран. Соединенные Штаты уже не могут диктовать направления развития мировой экономической политики без согласования своих действий с другими государствами. Как отмечал Ф. Бергстен из Института международной экономики: "США, являясь крупнейшим в мире должником, продолжают действовать как кредитор, игнорируя советы других стран... в то время как их собственный бюджет имеет громадный дефицит. Лозунг "Америка превыше всего" теряет свое значение, и США уже не воспринимаются в качестве совершенства, модели или неуязвимого лидера. А если США еще больше ослабеют экономически, их престиж и влияние будут ослабевать и в дальнейшем". Американцам не понравится, как выразился один дипломат, если их пересадят на новое место, находящееся на дальнем конце стола, за которым расположилось мировое сообщество.
Разящие перемены
Было бы несправедливо утверждать, что американцы не знали о снижении уровня конкурентоспособности. Они, безусловно, читали заголовки газет, смотрели вечерние новости, и если кто-то работал в отрасли, проигрывающей в конкурентной борьбе, он на себе ощутил ухудшение ситуации - потерял работу, сократилась зарплата. Но большинство людей все еще не почувствовали негативного воздействия обострения международной конкуренции. Более того, они порадовались более низким ценам и высокому качеству некоторых импортных товаров. Они, конечно, могли наблюдать некоторые внутренние проблемы, но эти проблемы не были еще существенными. В конце концов у них ведь быт работа, инфляция снижалась - дела в целом обстояли нормально.
Национальная статистика, конечно, публиковала данные о снижающейся конкурентоспособности, подавала сигналы, которые хотя и вызывали чувство тревоги, но быстро забывались. Эти сигналы были похожи на предупреждение об урагане, но они не воспринимаются всерьез при ярком солнце и безветренной погоде. Большинство американцев не ощущало непосредственной опасности, потому что постепенное снижение темпов экономического развития не предвещало резких ухудшений.
При отсутствии глубокого кризиса США могла бы ожидать судьба лягушки в кипящей воде.
В ходе широко известного биологического эксперимента исследователь бросает живую лягушку в кипяток, и она немедленно выпрыгивает обратно. Если же лягушка помещается в холодную воду, которая затем медленно доводится до кипения, она остается сидеть на дне сосуда и сваривается заживо.
Вот уже почти двадцать лет США наподобие той лягушки сидят в медленно нагреваемой воде, жалуясь на возрастающий экономический дискомфорт, обмахиваясь веером и мечтая о том, чтобы кто-нибудь снизил температуру в котле. Но температура продолжает расти, а США продолжают сидеть на месте. Если так будет продолжаться, то существует опасность того, что США превратятся в "вареную лягушку" уже к концу нынешнего столетия.
Мы надеемся, что эта книга будет способствовать активным действиям. США сейчас находятся в мировой экономике, которая разогревается наподобие закипающего котла, поэтому наилучший способ снизить температуру в этом котле состоит в том, чтобы обратить самое пристальное внимание на самый важный индикатор - производительность.
Часть II. Вызов в области производительности - Глава III Производительность

Что изменилось к худшему? Главную причину замедления темпов экономического развития в США и снижения уровня конкурентоспособности можно сформулировать так: застой в производительности.
Рецепт для повышения уровня жизни и сохранения позиций мирового экономического лидера также можно сформулировать в трех словах: повышение производительности труда.
К сожалению, темпы роста производительности труда в США были в течение последних десятилетий совершенно неудовлетворительными. В этой главе мы рассмотрим следующие группы проблем:
- связь между производительностью и конкурентоспособностью;
- определение и способы измерения производительности;
- этапы развития производительности в США;
- развитие производительности в мире;
- цели в области производительности.
Производительность и конкурентоспособность
Конкурентоспособность выступает сейчас в качестве важного пункта программы национального развития. Все больше людей уделяют внимание этой проблеме. Однако не следует здесь путать симптомы с причинами.
Попытаемся внести ясность и классифицировать некоторые виды заблуждений. Наиболее часто используемыми показателями конкурентоспособности являются торговый баланс и обменный курс валюты. Оба этих показателя, конечно, связаны с конкурентоспособностью, но ни один из них не может служить надежным измерителем ее уровня.
Торговый баланс зависит от большого числа различных факторов, не связанных напрямую с производительностью: обменными курсами валют, государственными бюджетами, различиями темпов роста и прочими. Крупный торговый дефицит США часто воспринимался как прямое следствие низкого уровня конкурентоспособности, но торговый дефицит не является "добром" или "злом" сам по себе.
Например, такие страны, как Афганистан или Нигерия, могут иметь положительный внешнеторговый баланс, а богатые, высокоразвитые государства часто имеют торговый дефицит. Например, США имели торговый дефицит в XIX в., когда экономика страны развивалась быстрыми темпами и торговля была фактически сбалансированной, и в 70-е годы, когда темпы роста производительности труда в американской экономике падали.
Обменные курсы валют также влияют на конкурентоспособность, но на них также воздействует множество других факторов. Во-первых, США имели торговый дефицит несколько лет назад, когда доллар имел низкий обменный курс. Во-вторых, почти половина внешнеторгового дефицита США приходится на страны, курс валют которых не возрос по отношению к доллару. В-третьих, конкурентоспособность товаров зависит не столько от цены, сколько от уровня дизайна, качества, сроков поставки и уровня обслуживания.
Мы утверждаем, что наилучшим измерителем уровня конкурентоспособности является производительность и наилучшим путем для возрождения: конкурентоспособности американских товаров является повышение темпов производительности труда.
Некоторые экономисты доказывают: экономика может быть конкурентоспособной, несмотря на уровень производительности труда. Это правильно, если при снижении уровня производительности в стране для поддержания прежней конкурентоспособности снижается заработная плата и девальвируется валюта до тех пор, пока не восстановится прежний уровень конкурентоспособности. Затем эта процедура повторяется снова и снова.
Такой подход можно сравнить с организацией международной "распродажи по сниженным ценам", которая проводится для сохранения обращения товаров и услуг. Любая страна, даже такая бедная, как Чадили Эфиопия, может стать "конкурентоспособной" (по определению таких экономистов) при определенном уровне жизни, пусть даже чрезвычайно низком.
Мы не признаем такого определения конкурентоспособности, Манипулирование курсом валюты для искусственного понижения курса доллара не является эффективной конкурентной стратегией. Мы будем постоянно повторять тезис о том, что попытки решения проблем, связанных с конкурентоспособностью американских товаров за счет девальвации доллара, означает не что иное, как попытку конкурировать с помощью снижения заработной платы и жизненных стандартов, а не за счет повышения производительности труда.
Понятие "конкурентоспособность" состоит из двух частей:
1. Поддержание повышающихся жизненных стандартов.
2. Сохранение лидирующих позиций в мировой экономике.
Это означает, что наше определение конкурентоспособности сходно с тем, которое использовано президентской комиссией по конкурентоспособности промышленности, в материалах которой было отмечено, что конкурентоспособность - это "способность США производить товары и услуги, которые реализуются на международных рынках при одновременном поддержании или повышении жизненных стандартов равных или более высоких, чем у конкурентов".
Единственным направлением развития, которое может обеспечить выполнение этих условий, является ориентация на повышение производительности и достижение уровня производительности труда более высокого, чем у конкурентов.
Председатель совета директоров корпорации "Хьюлетт -Паккард", возглавлявший президентскую комиссию, отмечал: "Мы обнаружили в ходе нашей работы, продолжавшейся последние восемнадцать месяцев, что основой роста американской конкурентоспособности является опережающий, по сравнению с нашими главными торговыми партнерами, рост производительности труда".
Любое измерение уровня конкурентоспособности, не связанное с производительностью, будет неполным.
Определения и методы измерения
Прежде всего следует определиться, что вкладывается в понятие производительности. Это - то, что мы получаем вместо того, что вкладываем, т.е. выход продукции. Если соотношение между вкладом и выходом увеличивается, экономика развивается, если уменьшается, наблюдается спад. Это должно означать и оптимальное использование всех видов ресурсов - трудовых, финансовых, материальных, энергетических, технологических. Понятие производительности включает капитал в его физическом выражении, а также в "человеческий" капитал, или трудовые ресурсы. Такое определение универсально. Оно применимо для государств как с рыночной, так и плановой экономикой, и также для любых, ориентированных на прибыль бюджетных организаций, таких, как корпорации, университеты или больницы.
Производительность - это не то же самое, что производство. Производительность может обеспечивать получение большего или меньшего объема продукции и включает такие понятия, как "эффект" и "эффективность". Подход, при котором производительность ассоциируется с увольнением лишних рабочих, сокращением затрат иди просто с методами, позволяющими делать то же самое, во быстрее, представляется ошибочным, В течение многих лет производительность ассоциировалась у многих людей с образом, созданным Чарли Чаплином в фильме "Новые времена". Повышение производительности труда может осуществляться и за счет привлечения дополнительных рабочих, увеличения затрат, повышения качества, и за счет того, что вое начинает делаться по-другому или начинают производиться другие товары.
Фирма или страна, которая организует производство или услуги с более низкими затратами и более высокого качества, является наиболее производительной и эффективной. Во все времена страны с самой высокой производительностью (кроме периода войн) будут экономическими лидерами.
Возникает вопрос - как измерить производительность?
Статистика наиболее часто выделяет три характеристики.
1. ВВП на душу населения. ВВП (валовой внутренний продукт) делится здесь на чисто жителей. Это соотношение наилучшим образом служит мерилом национального богатства, а не производительности как таковой, так как ВВП делится на общую численность населения независимо от количества работающих.
2. ВВП на одного работающего. Здесь ВВП делится на число работающих. Этот показатель хотя и более точно измеряет производительность, но не учитывает различия в отработанных часах, существующие в различных странах.
3. ВВП на отработанный час. Валовой внутренний продукт делится в этом случае на число отработанных или оплаченных. часов. Этот показатель - наилучший измеритель производительности, однако его сложно использовать для международных сопоставлений.
Здесь мы используем показатель валового продукта (ВВП), а не валового национального продукта (ВНП). Различие между этими сходными показателями состоит в том, что ВВП не включает поступлений от международных операций и поэтому используется при сравнении уровней развития хозяйства отдельных стран.
Существует еще несколько показателей, характеризующих производительность:
1. Уровни и темпы роста,
2. Тенденции (тренды).
3. Секторы и отрасли хозяйства.
4. Обменные курсы валют.
5. Качество.
Для количественной характеристики производительности используются такие показатели, как уровень производительности и темпы роста производительности. "Уровень" обозначает состояние производительности труда в определенный период времени, т.д. своего рода ступень развития, на которой находится данная страна. Пользуясь этим показателем, можно сравнивать уровень производительности, достигнутый в различные периоды времени, или уровни, достигнутые другими странами Например, в Нидерландах уровень производительности труда составлял в 1986 г. 86% уровня США, если использовать показатель ВВП на одного работника. В Канаде в том же году производительность труда составляла 95% уровня США.
Темпы роста производительности труда показывают изменения уровня производительности в определенные периоды, Например, в ФРГ она развивалась в 1973 - 1986 гг. средними темпами - 2, 2% (по показателю ВВП на одного работающего) . В США рост составил 0, 5%.
Тенденции (тренды) - это темпы изменений производительности в течение длительного периода - примерно 10 - 15 лет. Тренды наилучшим образом пригодны для сопоставлений базовых тенденций производительности, которые не изменяются под воздействием краткосрочных факторов.
Сектора и отрасли промышленности - различные подразделения экономики. Два самых крупных сектора - это сфера материального производства и сфера услуг. Сфера материального производства включает в основном промышленность, сельское хозяйство, строительство и добывающие отрасли - это около 30% всего хозяйства, Сфера услуг - все остальное - промышленные и деловые услуги, оптовая и розничная торговля, связь, транспорт, финансы, страхование, недвижимость, общественные организации.
В книге используются и другие термины, например "деловой сектор" (все виды деловой активности, осуществляемой в частном секторе), "несельскохозяйственный деловой сектор" (т. е. за исключением сельскохозяйственного производства) или "несельскохозяйственный непроизводственный сектор", 90% которого приходится на услуги. И наконец, в секторах экономики могут быть выделены отдельные отрасли.
Обменные курсы - это те количественные соотношения, по которым различные валюты обмениваются, сравниваются и соотносятся между собой.
Обычно используются два типа обменных курсов:
1. Рыночные курсы, или обменные курсы, действующие в определенный период времени. Рыночные (обменные) курсы часто изменяются под влиянием различных причин, не связанных напрямую с производительностью.
2. Показатели покупательной способности. Скорректированные по отношению к рыночным курсам показатели, отражающие различие двух темпов инфляции в странах. Эти показатели отражают соотношения уровней производительности труда между различными странами. При сравнении используется так называемая потребительская корзина - минимальный набор необходимых товаров и услуг.
Показатель качества здесь не раскрыт, несмотря на его безусловную важность для уровня конкурентоспособности. Причина - отсутствие международной системы оценок уровня качества, который трудно выразить количественно.
Производительность в США: некоторые оценки и сопоставления
Рассмотрим данные, характеризующие производительность в США. Темпы роста производительности труда, измеренные в так называемой деловой экономике и несельскохозяйствен ном секторе экономики и рассчитанные по показателю ВВП на отработанные часы, как это показано в табл. 3, устойчиво падали после периодов быстрого роста, наблюдавшихся в 50-е и 60-е годы.
Таблица 3
Годы
Деловой сектор, %
Государственный сектор
1948-1968
3,2
2,6
1968-1973
1,8
1,5
1973 - 1986
0,9
0,7
Среднегодовой рост производительности в обоих секторах был менее 1 % в течение тринадцатилетнего периода (1973 - 1986 гг.), т.е. приблизительно 1/4 темпов роста, наблюдаемых в период с 1948 по 1968 г.
Если попытаться ответить на вопрос, смогли ли в США добиться повышения темпов роста производительности труда в недавние годы, то ответ будет в целом положительный. Действительно, производительность труда в несельскохозяйственном секторе (данные о состоянии этого сектора приводятся особенно часто) несколько возросла, В 1982 - 1986 гг. также наблюдался рост производительности, который составил в среднем 1, 6% в год. Увеличение темпов роста производительности отчасти явилось следствием циклического подъема, а отчасти - результатом действий отдельных фирм, направленных на повышение общей эффективности деятельности за счет закрытия неэффективных предприятий и отделений, сокращения издержек, уменьшения запасов, автоматизации и других мер. Это в целом обнадеживающие новости.
Но существуют и плохие новости. Даже эти темпы роста производительности недостаточны для сохранения конкурентных позиций по отношению к странам, развивающимся более быстрыми темпами. Вторая неблагоприятная новость заключается в том, что темпы роста производительности в период "оздоровления" экономики были разочаровывающе низкими, так как для решения стоящих перед страной проблем они должны быть гораздо выше. Однако темпы увеличения производительности в последний период циклического подъема экономики были самыми низкими по сравнению с любым аналогичным отрезком цикла за весь послевоенный период. И если мы сравним период спада в начале 80-х годов с годами циклического подъема, то выяснится, что производительность труда выросла только на 1, 2% - это примерно половина среднегодовых темпов роста, наблюдавшихся в послевоенный период вплоть до начала 80-х годов.
Весьма тревожным является также и постепенное замедление темпов роста производительности. В 1985 г. в несельскохозяйственном секторе был зарегистрирован минимальный рост производительности - 0, 5%, а в 1986 г. - только 0, 7%. Рост производительности в корпорациях застыл на нулевой отметке. Кажется, США, по крайней мере на определенный момент, утратили темпы развития.
Эта данные касаются экономики в целом. Теперь посмотрим, как обстоит дело в ее отдельных секторах. По имеющимся оценкам, ситуация в промышленном секторе несколько лучше, чем, например, в несельскохозяйственном или в непромышленном (табл.4).
Таблица 4
Годы
Производство в час, %
Несельскохозяйственный, непромышленный
непромышленный сектор (1)
промышленный сектор (1/3)
1959-1969
2,4
2,7
2,2
1969-1979
1,1
1,3
0,5
1979 -1986
0,9
3,1
(0,2)
1986
0,7
3,5
(0,7)
Рост производительности в промышленном секторе достиг максимальной отметки в 80-е годы и был лучше, чем в 60-е и 70-е годы. Кроме того, в 1986 г, впервые за 27 лет производительность в американской промышленности увеличилась больше, чем в девяти других промышленно развитых странах. Это весьма ободряющая тенденция.
Однако если этот прирост был достигнут а основном за счет единовременного сокращения затрат и избавления от неэффективных производств, то это означает, что произошел радикальный поворот к резкому увеличению темпов роста производительности. Более того, можно сделать вывод, что достигнутые результаты имеют временный и нестабильный характер.
В целом в долгосрочном аспекте темпы роста производительности труда в американской промышленности гораздо ниже, чем у основных конкурентов. Так, за период с 1979 по 1986 г. рост производительности труда в американской промышленности составил только 55% прироста, которого добилась Япония. Если же взять дня сравнения более продолжительный временной отрезок, например 1960 - 1986 гг., то рост производительности в промышленности составлял 35% уровня прироста Японии и 61% уровня ФРГ. В отличие от одиннадцати других государств рост производительности в промышленности США на протяжении 25 лет отставал от темпов увеличения эффективности.
Наиболее сложные проблемы, связанные с производительностью, наблюдаются, однако, не в промышленности, а в тех подразделениях экономики, которые считаются несельскохозяйственными и непромышленными. Так как около 90% этого сектора связано с производством услуг, то в дальнейшем он будет именоваться как сфера услуг,
С начала нынешнего десятилетия производительность труда в сфере услуг практически не увеличивалась. Так как этот сектор почти в два раза больше промышленного, то низкие темпы роста производительности занижали этот показатель по всему хозяйству в целом. При этом доля сферы услуг продолжает возрастать.
В сфере услуг в настоящее время производится около 68% ВНП, занято 74% всей рабочей силы, кроме того, на услуги приходится примерно 25% экспортных поступлений. Наиболее существенные сдвиги произошли в структуре занятости. При существенном сокращении числа занятых в сельском хозяйстве и незначительном уменьшении числа работающих в сфере производства наблюдался взрывной рост числа занятых в сфере услуг (рис. 1). Более того, до середины 90-х годов каждые девять из десяти новых рабочих мест будет создаваться именно в сфере услуг.
Большая часть информации о развитии сферы услуг имеет искаженный характер. Утверждения о том, что сфера услуг развивается за счет производственной сферы и что в США идет процесс "деиндустриализации", не соответствуют действительности. По крайней мере пока. Правда и то, что пока в сфере производства наблюдается снижение занятости, доля ВНП остается почти неизменной и составляет 21% ВНП. Так, в 1950 г, в сфере производства создавалось 21, 4% ВНП, а в 1986 г.-21, 7%.
Другое заблуждение состоит в ложном образе, который приписывается сфере услуг. Многие считают, что этот сектор может предоставить только нудную, низкооплачиваемую работу - в парикмахерских, прачечных, ресторанах быстрого обслуживания, т.е. по сути дела услуги - отрасль "второго сорта". Факты, однако, говорят о том, что в сфере услуг только 10% рабочих мест приходится на низкооплачиваемые работы, связанные с бытовым обслуживанием населения.

Рис. 1. Динамика занятости. U.S.Bureau of Census, 1987
Сфера услуг обеспечивает работой ученых, сенаторов и конгрессменов, журналистов, а также 85% высокооплачиваемых профессионалов, действующих в области законодательства и медицины, 75% управляющих, имеющих весьма приличные заработки. Именно сфера услуг закупает ни много ни мало 80% современных средств связи и вычислительной техники и большую долю такого капиталоемкого оборудования, как системы связи, транспортные средства, коммунальные сооружения.
Однако было бы ошибкой утверждать, что все отрасли сферы услуг развиваются медленна и имеют низкий уровень производительности. Данные Американского центра производительности труда наглядно показывают, что некоторые из них действуют даже лучше, чем промышленность (табл. 5).
Таблица 5
Отрасли
Размер ВВП, произведенного за 1 ч
уровень 1985 г., долл
динамика за период 1979 - 1985 гг., %
Промышленность
18,73
3,1
Сфера услуг:

операции с недвижимостью
58,86
1,4
коммунальное хозяйство
52,65
1,8
связь
33,50
3,9
торговля
14,18
1,3
финансы, страхование
13,98
1,3
В сфере операций с недвижимостью и в коммунальном хозяйстве производительность труда была выше, чем в промышленности, а в сфере услуг связи темп роста производительности даже опережал показатель, достигнутый в промышленном производстве. В то же время рост производительности в сфере услуг в целом незначителен. Поэтому расчет производительности по экономике США в целом дает крайне низкие темпы роста этого показателя - менее 1%, что свидетельствует о сложных проблемах в этой отрасли.
Некоторые эксперты представляют снижение темпов роста производительности трупа как проблему, связанную с "измерением". Однако это не совсем так. Конечно, все экономические показатели - ВНП, объем прибыли, издержек и т.п. - связаны с проблемами их расчетов. Все они включают экспертные, иногда и искаженные оценки, неточности при сборе и обработке информации, включают приблизительные данные, используемые при расчете промежуточных результатов. Методы оценки производительности могут, конечно, быть лучше или хуже, они, конечно, нуждаются в совершенствовании, о чем, в частности, говорится в части V. Однако все имеющиеся отклонения в оценках уровня производительности не столь существенны, особенно в долгосрочной перспективе. Другими словами, падение производительности - реальная, а не надуманная проблема, возникшая из-за неточности в оценках.
Не имеет большого значения, какие показатели выбраны для оценки уровня производительности. Это может быть ВВП на душу населения, ВВП на одного работающего, ВВП на отработанный час, рыночный курс валюты или ее покупательная способность. Результат будет одним: в США постепенно замедляются темпы роста производительности труда - как по сравнению с прошлыми периодами, так и по сравнению с конкурентами.
Международные сопоставления уровней производительности
Америка постепенно теряет лидерство в области производительности труда, Америке стоит оглянуться назади посмотреть, кто же наступает ей на пятки, почему преследователи движутся быстрее и что можно сделать для удержания лидерства.
Для международных сопоставлений уровней производительности обычно используются два показателя - ВВП на душу населения и ВВП на одного работника. Как отмечалось выше, показатель ВВП на душу населения - хороший измеритель уровня жизни, но не уровня производительности. Но принимая во внимание, что наше определение конкурентоспособности включает и повышение жизненных стандартов, этот показатель приемлем.
США пока возглавляют таблицу развитых государств по такому показателю, как доходы на душу населения (ВВП на душу населения), но необходимо учитывать то, что другие страны развиваются более быстрыми темпами (табл. 6).
Таблица 6
Страны
Доллары США 1986 г.
ВВП на душу населения. США =100
Темпы роста в период 1973- 1986 гг., %
США
17 395
100
1, 4
Канада
16 270
93, 5
2, 2
Норвегия
14 967
86, 0
3, 8
ФРГ
12 813
73, 7
2, 0
Япония
12 357
71, 0
2, 8
Франция
12 260
70, 5
1, 8
Нидерланды
11 775
67, 7
1, 1
Великобритания
11 443
65, 8
1, 3
Для перевода показателя ВВП на душу населения здесь были использованы обменные курсы, выраженные через покупательную способность населения. Если же использовать так называемые рыночные обменные курсы, то уже в 1987 г. средний житель Японии был богаче жителя любой другой промышленно развитой страны.
В табл. 7 приведены данные, характеризующие уровень производительности различных стран по показателю ВВП на одного работника (см. также рис. 2).
Таблица 7
Страны
Размер ВВП на одного работника
Страны
Доллары США 1986 г.
сравнительный уровень, США =100
темпы роста 1973-1986 гг., %
США
37 565
100
0,5
Канада
35 670
95,0
1,2
Нидерланды
32 415
86,3
0,7
Франция
31 667
84,3
2,2
Бельгия
30 543
81.3
2,0
ФРГ
30 390
80,9
2,2
Норвегия
30 114
80,2
2,4
Великобритания
26 448
70,4
1,5
Япония
25 882
68,9
2,8

Рис. 2. Динамика ВВП на одного работника (уровень производительности). Bureau of Labour Statistics, 1987, August
По уровню производительности труда США все еще сохраняют позиции лидера, т.е. еще есть время для того, чтобы принять меры к сохранению этих позиций. Однако другие страны движутся вперед гораздо более высокими темпами и разрыв быстро сокращается. Так, например, Япония увеличивает производительность в шесть раз быстрее США, ФРГ и Франция - примерно в четыре раза быстрее и даже Англия - в три раза. Между тем темпы роста производительности, наблюдаемые в последние 13 лет в США, - самые низкие среди всех промышленно развитых стран.
Если такая тенденция сохранится в ближайшие годы, то другие страны неизбежно обгонят США по уровню производительности, несмотря на все еще имеющийся разрыв. Приведем конкретные данные: в ФРГ, например, уровень производительности по показателю ВВП на одного работника составляет 81% по сравнению с США. За период с 1973 по 1986 г. темпы роста этого показателя составили в ФРГ 2, 2%, а в США всего 0, 5%. Можно легко вычислить, что страны догонят США по размеру ВВП на одного работника при сохранении тенденций, наблюдавшихся в 1973 - 1986гг.: Канада -в 1994 г..Франция-в 199 6 г., Норвегия-в 1998 г., ФРГ - в 1999 г., Бельгия - в 2000 г., Япония -в 2003 г. (рис.3).

Рис. 3. Динамика ВВП на одного работника (темпы роста). Bureau of Labour Statistics, 1987, August
Если тенденция не изменится, то США уже к 2003 г. перейдет с первого на седьмое место по этому показателю.
Многие, конечно, удивлены, увидев Японию в конце списка стран, догоняющих США по уровню производительности. В Японии показатель ВВП на одного работающего в 1986 г. составлял около 69% уровня США. Причина такого положения в том, что при высоком уровне производительности труда в промышленности Японии, которая равна или даже выше, чем в США (по некоторым оценкам, производительность труда в японской промышленности составляет от 100 до 110% американского уровня), производительность в таких секторах, как сельское хозяйство, сфера услуг и транспорт, гораздо ниже. Это занижает показатель производительности по японской экономике в целом.
При сопоставлении уровней производительности различных стран может возникнуть сомнение в их достоверности из-за того, что выбран только один период (1973 - 1986 гг.). Какие данные мы получим, если возьмем цифры роста производительности в другие периоды? В табл. 8 приведены данные о том, когда другие страны догонят США по уровню производительности, если для оценок будут использованы темпы роста различных временных периодов.
Таблица 8
Страны
1950-1986 гг.
1973-1986 гг.
1979-1986 гг.
1982-1986 гг.
Бельгия
1990
2000
2007
Никогда
ФРГ
1994
1999
2013
2035
Франция
1994
1996
2002
Никогда
Япония
1995
2003
2005
2025
Канада
1995
1994
2012
2025
Норвегия
1999
1998
2004
2060
Великобритания
2030
2022
2026
2074.
Какая же тенденция верно отражает положение вещей? Использовать для оценки первую колонку таблицы, наверное, не совсем правильно, так как в начальные годы этого периода в других странах наблюдались ускоренные темпы роста производительности, которые затем значительно замедлились, В последней колонке взяты цифры, дающие более оптимистический прогноз. Однако здесь необходима осторожность, так как эти годы охватывают только период циклического подъема, а не весь цикл. Поэтому средние две колонки таблицы содержат, по-видимому, наиболее достоверные данные.
Вторая колонка таблицы, охватывающая период с 1973 по 1986 г., включает, например, весь цикл и влияет, следовательно, на цифры, полученные в последние годы. Прогноз, составленный на базе имеющихся данных о темпах роста производительности в 1973 - 1986 гг., свидетельствует о том, что пять стран смогут уже в 2000 г. догнать или даже перегнать США по уровню производительности труда.
Данные за период с 1979 по 1986 г. позволяют прогнозировать, что шесть стран могут догнать или перегнать США по уровню производительности к 2013 г.
Хотелось бы подчеркнуть, что приведенные выше прогнозы делались на базе существующих тенденций, которые, естественно, могут изменяться. Конечно, следует принимать во внимание условность любого механического, нескорректированного перенесения каких-либо тенденций развития, имевших место в прошлом, на длительные периоды в будущем.
Ясно, что для любой экстраполяции, применяемой для прогнозирования, используются как количественные, так и экспертные оценки. Поэтому вышеприведенные примеры не претендуют на точный прогноз, они показывают, что произойдет, если тенденции в области роста производительности труда, имеющие место сегодня, не изменятся.
А случится то, что другие страны оставят США позади.
Должно ли случиться так, что развитие других стран, уже почти настигших США, неизбежно замедлится? Совершенно необязательно. История свидетельствует как раз об обратном - страны не замедляют своего развития просто потому, что они находятся позади страны-лидера.
Производительность в секторах и отраслях
Цифровые данные, характеризующие положение во всей экономике, являются общими, поэтому и сопоставления на их основе уровней эффективности народного хозяйства различных стран имеют общий характер. В экономической реальности не США конкурируют с Японией, а американские производители, например легковых машин или химической продукции, конкурируют с японскими производителями аналогичных товаров, К сожалению, Бюро статистики труда США не публикует сравнительных данных об уровне производительности труда в различных секторах и отраслях экономики различных стран. Публикуются только данные об обрабатывающей промышленности, однако даже в этом случае можно обнаружить цифры, характеризующие темпы роста, но не уровни производительности.
Данные для сравнения уровней производительности в различных странах по секторам и отраслям можно все же обнаружить в специальных исследованиях ряда экономистов и материалах Американского центра производительности (АЦП). Одно из такого рода исследований было, например, сделано в АЦП совместно с Японским центром производительности Д. Садлером и Э. Гроссманом. В этом исследовании при использовании показателей ВВП на отработанный час рассчитываются уровни и темпы роста производительности в различных отраслях как в США, так и в Японии (табл. 9).
Таблица 9
Отрасли
Уровни 1983 г., долл.
Темпы роста 1980 - 1983 гг., %
США
Япония
США
Япония
Пищевая и табачная
13,72
7,23
1,6
0,1
Финансы, страхование
8,29
14,72
-0,2
7,1
Целлюлозно-бумажная
13,26
10,79
5,8
6,4
Химическая
16,41
22,50
3,5
13,5
Электромашиностроение
11,78
20,42
3,0
15,2
Транспортное оборудование
11,57
12,17
3,8
3,6
Оптовая и розничная торговля
8,77
4,81
2,8
0,5
Как видно из таблицы, японцы действуют более успешно в таких областях, как химия, электромашиностроение, производство транспортного оборудования, финансы и страхование. В США производительность труда выше в пищевой и табачной, целлюлозно-бумажной промышленности, а также в торговле.
Ознакомление с уровнями производительности в странах, где этот показатель всегда был низким, свидетельствует об их быстром развитии. Разрыв между отсталыми и передовыми отраслями сокращается, а преимущества лидера исчезают очень быстро.
Советский Союз
Как можно заметить, мы не включали СССР в список стран, выбранных для международных сопоставлений уровней производительности. Это вовсе не свидетельствует об отсутствии интереса к проблемам производительности, существующих в плановой экономической системе. Все руководители СССР, так же как и Карл Маркс, отмечали важность повышения производительности труда.
Советский Союз обычно не включался в такие сопоставления из-за отсутствия необходимых статистических данных. Необходимые статистические данные довольно трудно было получить по причине их секретности, а также из-за расхождений, возникающих вследствие искусственности обменных курсов и плановых цен.
Наиболее широкое распространение среди специалистов получили данные о том, что производительность труда в СССР составляет примерно 50% уровня США и темпы роста этого показателя постепенно снижались.
Следует отметить, что темпы роста советской экономики в 60-е годы были не такими уж плохими и составляли для ВНП 5%, а для производительности - 3%. Однако в 70-е и 80-е годы они замедлились (табл. 10).
Таблица 10
Период
Темпы роста ВНП, %
Производительность,%
1965 - 1970
5, 3
2, 9
1970- 1975
3, 7
1, 3
1975 - 1980
2, 2
1, 1
1980-1985
2, 1
1, 3
Развитие советской экономики как бы замерло на самой низкой отметке, а рост уровня жизни населения практически остановился. По имеющимся оценкам, он сопоставим с уровнем жизни в Италии в 1947 - 1948 гг.
В соответствии с амбициозным пятилетним планом, принятым уже после 1985 г., национальный доход должен расти на 4, 1% в год, а производительность труда - на 4, 6%. Однако ясно, что без крупных шагов по увеличению производительности цели, поставленные этим пятилетним планом, достигнуть не удастся.
Для стимулирования роста производительности М. Горбачев использовал такие новые понятия, как "реформа", "радикальная перестройка", "увеличение хозяйственной самостоятельности". Управление советской экономикой является "громоздким", "неэффективным", "закостенелым". Слова знакомые, не правда ли? Однако, если в западных странах изменения проходят с трудом, то в СССР, где имеется мощная бюрократическая система, проводить их во много раз труднее, и об этом знает каждый.
Однако мы надеемся, что перестройка, начатая в СССР, будет развиваться успешно, чтобы не возникло такое положение, о котором говорил В. Дюрант, характеризуя страны, претендующие на лидерство: "Страна, которая проигрывает в экономической конкуренции, если она обладает достаточными ресурсами и военной мощью, начинает войну со своим: соперником".
США может столкнуться с двойной опасностью - как со стороны Японии, которая развивается слишком быстро, так и со стороны СССР, который движется слишком медленно.
Цели в области производительности
Какие цели должны быть сформулированы в области производительности трупа для США?
Мы предлагаем обеспечить прирост производительности по показателю ВВП в час 2, 5% для несельскохозяйственного сектора с конца 80-х и до 2000 г.
В самом деле, ежегодный рост в 2, 5% был бы весьма существенным, учитывая наблюдаемую в последние годы тенденцию в этой области: 1973 - 1986 гг. - 0, 7%, 1978 -1986 гг. - 0, 6, 1982 - 1986 гг. - 1, 6%.
Последний период, когда в США наблюдался 2, 5%-ный стабильный рост производительности, пришелся на 1961 - 1969 гг. Конечно, обстановка в мировой экономике за прошедшие годы изменилась, поэтому обеспечить такой же рост производительности будет нелегко. Возникает вопрос, почему бы не установить более реалистичную цифру прироста, например 1 или 1, 5 %. Однако если в качестве ориентира выбрать более низкие темпы прироста производительности, чем 2, 5% в год, то получаемые американцами доходы росли бы очень медленно, гораздо медленнее, чем ожидается. Опасность состоит в том, что при темпах роста производительности менее 2% и необходимости в течение многих лет расходовать более 1 % прироста ВНП на выплату внешнего долга рост доходов американцев будет составлять всего 1 - 1, 5%. Следует заметить, что даже цель администрации Р. Рейгана - обеспечивать рост доходов в 1987 - 1992 гг. на 1, 9% - также слишком скромна.
По имеющимся прогнозам, среднегодовой темп роста продолжительности труда в 1 % при темпах увеличения производительности в 2, 5% мог бы обеспечить ежегодное увеличение ВНП на 3, 5%, Этот уровень мог бы дать ощутимый рост доходов и, возможно, обеспечить предпосылки для сохранения экономического лидерства США.
Кроме этого, если выбрать в качестве цели более низкие темпы роста производительности в условиях, когда ряд конкурентов развиваются быстрее США на 2 - 3%, то это неизбежно приведет к утрате занимаемых позиций.
Различие между 0, 5 и 1% в таких глобальных показателях может представляться незначительным для того, чтобы так подробно его обсуждать, однако различие между 1 и 2%, наблюдаемое в течение длительного времени, это все равно, что день и ночь. Так, различие в темпах роста производительности всего в 0, 8% предопределило потерю Англией мирового экономического лидерства.
Исходя из этих соображений, мы считаем, что США должны поставить цель достигнуть темпы роста производительности труда не менее 2, 5% в год. Для достижения этой цели многие отрасли промышленности и отдельные фирмы должны будут добиться темпов роста производительности значительно выше, чем 2, 5% в год, так как будут и другие отрасли и компании, которые не смогут обеспечить такого прироста или даже будут иметь более низкий прирост производительности. Существуют комбинации темпов роста в различных отраслях, которые в сумме могут дать уровень в 2, 5% (рис. 4).

Рис. 4. Как достигнуть 2, 5%-ного темпа роста
В случае А темпы роста производительности в обрабатывающей промышленности составят 4, 5, а в сфере услуг - 1, 5%. Однако в целом, в масштабах всей экономики, это дает 2, 5%. В случае Б при темпах роста в обрабатывающих отраслях 5, 7 и в сфере услуг 1 % суммарный итог тоже будет 2, 5%.
Могут быть выбраны и другие комбинации. Необходимо, чтобы был обеспечен устойчивый рост производительности как в промышленности, так и в сфере услуг, особенно в сфере услуг.
Производительность в сфере услуг
Обеспечить повышение производительности труда в сфере услуг вполне возможно. Сфера услуг может и должна стать высокопроизводительным сектором экономики. Потенциал для этого уже есть, так как в этом секторе трудятся в основном высокообразованные и творческие специалисты и именно здесь в последние годы было инвестировано почти 80% всех средств, направляемых в развитие таких передовых отраслей, как средства вычислительной техники и связи.
Однако сфера услуг не является закрытой зоной для конкуренции со стороны зарубежных фирм. Как, например, отмечал в 1986 г. журнал "Гардвард Бизнес Ревью", в сфере услуг не должны быть повторены ошибки, допущенные в производственном секторе. Отрасли, производящие услуги, не должны ждать, пока их обгонят в более конкурентоспособных странах и "последовать за обрабатывающей промышленностью по пути спада".
Следует заметить, что сфера услуг в Японии все еще остается менее эффективной по сравнению с США, но японцы начинают переключаться на резкое повышение эффективности услуг, так же как они этого уже добились в промышленности. Признаки переориентации на развитие банковского дела, страхования, гостиничного бизнеса, операций с ценными бумагами проявляются все более заметно по мере того, как Япония переводит производственные предприятия в страны Азии с дешевой рабочей силой. Например, данные, приведенные А. Мэддисоном, говорят о том, что в 50-е годы по темпам роста производительности труда Япония опережала все остальные страны мира.
По воле случая японцы могут помочь США добиться ежегодного повышения темпов роста производительности в 2, 5%. Валовой внутренний продукт (ВВП) определяется, исходя из данных о продукции, производимой на территории США без учета того, кому принадлежит предприятие. Таким образом, если японцы будут владеть и управлять американскими предприятиями, то они будут не только создавать новые рабочие места для американцев, но и способствовать росту общей производительности промышленности США. К сожалению, прибыли будут уплывать в Японию, В этом случае производительность будет засчитываться в ВВП США, а деньги - в ВНП Японии, богатство которой будет возрастать,
Возможно ли в таких случаях добиться 2, 5%-ного прироста производительности? Если и возможно, то не теми методами, которые используются в управлении хозяйственной деятельностью сегодня. Необходимо провести значительную перестройку деятельности компаний, внедрить новые методы-управления, стимулы, повысить уровень образования работников, обеспечить переход на долгосрочные ориентиры, повысить качество.
Применявшиеся ранее подходы к решению этих задач не могут дать нужного эффекта.
Перед тем как будет сформулирована новая программа действий - так сказать, "программа ответных мер" для достижения поставленной цели, несколько глав будет посвящено анализу этой цели.
А сейчас, как сказал Ф. Скотт Фитцджеральд во вступлении к одному из своих рассказов: "Придвиньте стулья поближе к пропасти и разрешите мне рассказать вам одну историю". В нашем случае история будет называться "Всеобщий упадок и крушение".
Глава IV Всеобщий упадок и крушение

Нас часто спрашивают: "Правда ли то, что США находятся в начальной стадии периода упадка, как Англия в XIX веке?" Возможно. Параллель весьма мрачная. Должны ли США просто продолжать движение по этому пути? Думается, нет. Для исправления все еще остается время. Перед тем, как мы представим свою программу действий, полезно посмотреть назад и попытаться понять, что же случилось с другими странами - лидерами в области производительности, проанализировать причины их падения. Цель обращения к истории - использовать прошлый опыт для выработки действенной программы мер для США. Мы сконцентрируем внимание на анализе истории развития производительности труда со специальным акцентом на условия превращения Англии в мирового лидера в области производительности, рассмотрении конкурентного вызова, брошенного Англии Германией и США в XIX в.
В гл. 5 мы проанализируем этапы превращения США в экономическую державу №1, утрату лидирующих позиций Англией, легендарный "американский прорыв" в 50-х и 60-х годах, а также причины постепенного замедления темпов экономического развития. В гл.6 мы попытаемся ответить на вопрос, почему так случилось. "Виноват ли дворецкий?"
Затем (в гл. 7-9) мы сформулируем десять "исторических уроков", которые должны будут предостеречь США от трудностей, с которыми столкнулись страны, не сумевшие вовремя ответить на вызов конкурентов. Но перед тем, как начать наш экскурс в историю производительности, мы приготовили сюрприз.
Производительность труда: исторический аспект
Как и большинство людей, мы считали, что производительность начала расти быстрыми темпами после того, как человек прекратил вести кочевой образ жизни, что произошло примерно за 8 тыс. лет до н.э., и занялся сельским хозяйством, Примерно в 4500 г. до н.э., после проявления первых "цивилизаций" и изобретения инструментов, рост производительности труда резко ускорился. Такая точка зрения, однако, не совсем верна (рис. 5).

Рис. 5. Динамика ВВП на душу населения (историческая ретроспектива). Использована идея построения графика темпов роста населения мира из Kahn H. The Coming Boom. N.Y. 1982. Simon & Schuster. Braudel F. The Perspective of the World. L. 1985. Fontana Press; Maddison A. Phases of Capitalist Development Oxford. 1982. Oxford Umi. Press
Однако приводятся на первый взгляд весьма странные сведения о том, что в течение почти 10 тыс. лет - вплоть до XVIII столетия практически не наблюдалось роста доходов на душу населения. Не наблюдалось ускорения и темпов развития. Затем сразу же произошел резкий "всплеск".
Приведенные оценки для большинства звучат неправдоподобно, Все знают, что в древности существовали очень богатые государства. Разве римляне, например, не имели сравнительно высоких для своего времени жизненных стандартов? Да, конечно, так же как и Афины, Вавилон, Египет, Персия, которые аккумулировали баснословные богатства. Однако их богатства появились не в результате промышленного роста, Все эти богатства были фактически отобраны ими в результате завоеваний, военных действий, экспроприации и примитивных форм торговли с соседними странами.
Отсутствие влияния на развитие производительности не было связано с недостатком технологии. Древний Китай, Греция, Рим и Индия были странами со сравнительно высоким уровнем технологического развития. Например, в Китае была наиболее развитая цивилизация древнего мира, там были изобретены бумага, магнитный компас, наборная машина и порох, Китай в древние времена был далеко впереди Европы, "Неудача Китая в обеспечении стабильного роста, - отмечал Герман Кан, - вытекала из социальных и культурных традиций, которые создали ограничения для экономического роста. Ускоренное развитие предполагает трансформацию руководящих идеологических доктрин, имущественных прав и баланс власти, В противном случае, как это происходило в других древних обществах, экономический рост подавляется".
В то время как совокупный мировой продукт увеличивался медленно, население росло сравнительно быстро, поэтому доход на душу населения оставался практически неизменным, В результате единственным периодом, когда в доиндустриальных обществах уровень жизни населения заметно возрастал, были периоды эпидемий, сотрясавших Европу в средние века. Население сильно сокращалось, появлялось много свободных земель, и доходы оставшихся возрастали. (Конечно, такой подход не может быть рекомендован для политики экономического роста.)
В результате в доиндустриальном мире экономический рост был настолько незначительным, что едва различался в период жизни одного поколения. Например, индекс ежегодных доходов населения вырос в среднем за период в 200 лет - с 1500 до 1700 г., что соответствует 216 долл. и 265 долл. на душу населения. Ежегодный темп прироста составил 0, 1%.
Богатства и империи создавались в этот период торговыми войнами, армиями. Это был мир "победы или поражений".
Рост через производительность
Экономический рост за счет производительности труда без сомнения является изобретением западной цивилизации, которому всего-то 200 - 250 лет. Темпы роста стали медленно нарастать в начале XVIII столетия, за этот период только три страны сменили друг друга на месте лидера в области производительности. Что же это за страны? Перед тем, как ответить. на этот вопрос, давайте определим само понятие "лидер". Под таким "лидером" мы подразумеваем страну, которая находится на первом месте по уровню производительности труда. Страны, которые развиваются, например, более быстрыми темпами, чем другие, могут быть определены как "лидеры по темпам развития" (к таким странам относится сегодня Япония), но они при этом не будут занимать лидирующие позиции по уровню производительности труда.
Лидер №1?
Кто же был первым лидером в области производительности? Нидерланды (Голландия), Многие ошибочно считают, что первым лидером была Англия - родина промышленной революции. Однако, как отмечал А.Мэддисон, бывший ведущий эксперт по экономическим вопросам ОЭСР, позиции мирового лидера в области производительности примерно с 1700 до 1785 г, удерживала Голландия.
В 1700 г. ВВП на душу населения в Голландии был примерно 440 долл., в то время как в Англии этот показатель составлял 288 долл., что почти на 50% меньше. Конечно, Голландия в те времена не была индустриальной страной в современном понимании, однако и тогда она имела довольно развитую промышленность, А именно: производство шерстяных тканей и полотна, пивоваренную промышленность, производство керамики, мыла, кораблестроение. Нидерланды имели более мощный по сравнению с Англией флот, активнее участвовали в международных банковских, страховых и транспортных операциях.
Н. Голл называл голландцев "японцами XVII века", потому что они, подобно японцам, смогли еще триста лет назад создать развитую торговую систему мирового масштаба. Дешевые голландские ткани проникали на внутренний рынок Генуи, Венеции и Милана, потеснив и разорив местных производителей.
Как отмечал итальянский историк Карло Чиполла, "голландцы были гениальны в своей одержимости снижать цены".
"Голландцы достигали успехов в продаже чего угодно и кому угодно потому, что они продавали все по очень низким ценам, а их цены были низкими и конкурентоспособными потому, что затраты на выпуск продукции были у них ниже, чем где бы то ни было... Они увеличивали свои прибыли за счет максимизации объемов продаж".
Голландцы лидировали почти 85 лет, становились все богаче и могущественнее и чувствовали себя все более уверенными. Но их уже настигали британцы.
На протяжении большей части XVIII столетия Англия оставалась по производительности труда позади Нидерландов. Однако среднегодовой рост производительности труда в Голландии постепенно замедлился и стал даже отрицательным (-0, 1%) в последние годы XVIII в, В то же время в Англии он ускорился и составил 0, 4% в год. В результате англичане настигли голландцев как в сельском хозяйстве, так и в торговле. В 1760-е годы Англия, отодвинув Нидерланды, стала самой крупной торговой державой мира.
Уже в последней четверти XVIII в. Англия благодаря результатам первой промышленной революции вырвалась вперед. Такое техническое нововведение, как прялка "Дженни" (1764 г.), позволило в 16 раз повысить производительность труда в текстильной промышленности. Ткацкий станок (1768 г.), паровая машина Уатта (1776 г.) и другие технические изобретения обеспечивали высокие темпы роста производительности труда в Англии, Термин "производительность" впервые появился в 1766 г., и не в Англии, а во Франции. Работа Адама Смита "Исследования о природе и причинах богатства народов" была опубликована в 1776 г. Определенный этап был пройден.
Промышленная революция начинала разворачиваться, однако довольно медленными темпами. Темпы экономического роста в последние несколько десятилетий XVIII столетия едва достигали 0, 5% в год. Однако даже такие темпы роста на фоне стагнации в Голландии оказались достаточными для того, чтобы британцы обогнали датчан. По имеющимся оценкам, Англия обогнала Нидерланды по уровню производительности примерно в 1785 г. В результате Англия стала лидером.
Второй лидер - Англия
На протяжении большей части XIX столетия Британия была вне конкуренции. Эта страна олицетворяла технологическое чудо и стала производственным центром мира, ее могущество и богатство, а также превосходство по сравнению с другими странами было огромным и невиданным. Доходы на душу населения были на треть выше, чем во Франции, и в два раза выше, чем в Германии.
Англия добывала 2/3 всего угля, производила более половины металла и холста, Лондон был центром мирового финансового рынка, английские купцы доминировали на всех мировых рынках, промышленники были вне конкуренции, торговля осуществлялась свободно и открыто, Англия была, как писал профессор Гарвардского университета Д. Лэндес, "наилучшей моделью совершенства и успехов!"
Уже в середине XIX столетия Великобритания достигла вершины своего могущества. Знаменитая Выставка в хрустальном дворце, состоявшаяся в 1851 г. в Лондоне, стала по сути дела всемирной выставкой передовых образцов техники периода индустриализации [Дворец, в котором проходила эта выставка, сгорел в 1936 г. Он был восстановлен в Далласе, штат Техас. Это здание называется теперь "Информарт". Оно было создано Т.С. Кроу для того, чтобы собрать под одной крышей достижения не только периода промышленной, но и "информационной революции".]. В 1820 - 1870 гг. Великобритании удалось утроить темпы роста производительности по сравнению с предыдущим периодом, доведя их до 1, 5% в год. Это был период самых быстрых темпов развития за всю историю этой страны, К 1870 г. торговый оборот Англии был больше, чем Франции, Германии и Италии, вместе взятых, и в три раза превышал объем торговли США. "Солнце в тот период никогда не заходило над империей", и ее экономическое, военное и политическое могущество было значительно больше ее доли в населении мира. Британцы стали самодовольными, идеализировали себя и свое прошлое и не оглядывались назад, чтобы учесть исторический опыт тех, кто потерпел поражение.
Однако им следовало бы обратить внимание на этот опыт, так как два конкурента приближались к ним уже вплотную - это были Германия и США.
Англия в тревоге
Никто не может точно указать время, когда она начала осознавать растущее экономическое могущество других стран, однако уже в 1880-х годах усиливающееся конкурентное давление, особенно со стороны Германии, начало активно обсуждаться в британской прессе, в Парламенте, и в деловых кругах, Этот период можно сравнить с периодом 1980-х годов, когда США начали проявлять растущее беспокойство в связи с обострением международной конкуренции.
Одним из первых документов, свидетельствующих о росте беспокойства англичан, было исследование Королевской комиссии, сделанное в 1885 г. В этом документе отмечалось, что в производстве различных товаров британцы уже практически не имели преимуществ по сравнению с немцами и что немцы одерживают победу над британскими производителями.
Лондонская "Таймс" писала в редакционной статье в 1886 г.: "Немцы начинают побеждать нас по многим показателям, которые определяют коммерческий успех. Они довольствуются меньшими прибылями, их клерки работают за меньшую зарплату, они говорят на всех языках и не отягощены грузом традиций. Если мы хотим сплотить наши ряды, мы должны быть готовы снова использовать те методы, которые мы применяли в период становления нашей торговли и которые теперь в основном позабыты".
Один английский рабочий даже писал в "Таймс" в октябре 1877 г., что трудно найти газету без материалов об этой "немецкой мании" - "нам постоянно говорят о том, что они вытесняют нас отовсюду".
Министерство по делам колоний признало в 1896 г. после специального исследования условий конкуренции на территории империи, что обвинения против Германии в "нечестности" не подтвердились. "Горькая правда состоит в том, что все наши коммерческие поражения являются результатом собственной неполноценности, мы никогда не сможем противостоять нашим континентальным соперникам без смиренного признания реальных фактов и серьезного поиска методов исправления ситуации. Чем скорее мы пойдем учиться у немцев, вместо того чтобы взывать к морали, тем будет лучше для нас самих".
Английский автор известной книги "Сделано в Германии" Э.У. Уильямс не только отразил в ней большую озабоченность ухудшения положения в 1896 г., но и показал, почему английские менеджеры не реагировали должным образом на конку рентную угрозу Германии. Он, в частности, писал:
1. Они слишком сильно полагаются на уже достигнутое превосходство Англии и уделяют совершенно недостаточно внимания тому, как сохранить это превосходство.
2. Английские методы ведения бизнеса такие же косные и жесткие, как и выпускаемое на английских фабриках железо.
3. Германия имеет превосходство потому, что она идет впереди в области профессиональной подготовки работников и в накоплении научных знаний и опыта.
4. Они не знают иностранных языков... и они не видят необходимости изучать потребности зарубежных потребителей.
5. Немцы приезжают в Англию для того, чтобы изучить наши методы на практике.
Э.Уильямс предупреждал промышленников Англии, чтобы они не успокаивали себя соображениями, будто Германия действует более эффективно только потому, что там дешевая рабочая сила, и не надеялись на то, что пример Германии станет своего рода стимулом для других отраслей экономики, которые еще имеют время для исправления положения.
Однако Германия была не единственной страной, которая соперничала с Англией за внешние и внутренние рынки. Уже приближались американцы.
Глава V Подъем и застой в США

Немногие американцы помнят те времена, когда Соединенные Штаты Америки еще не были мировым лидером. Выросло уже не одно поколение американцев, как отмечал С. Шлосештейн в книге "Торговая война", за то время, когда США были крупнейшей державой среди союзников. "Самый крупный ВНП в мире, наиболее высокий уровень потребления на душу населения, самая устойчивая валюта, самая развитая технология, богатейшие сырьевые ресурсы, самое лучшее продовольствие, церкви, клубы, все самое лучшее", - так характеризовались США в период расцвета. Но так было далеко не всегда.
1776 год
В 1776 г. на свет появилось несколько интересных документов, Король Англии Георг III, возможно, сделал 4 июля 1776 г. в своем дневнике следующую запись: "Сегодня не произошло ничего важного". Он даже не подозревал, что в этот день за океаном родилось государство, которое нанесет поражение Англии.
Именно в 1776 г. появились такие важнейшие документы, как Декларация независимости, которая наметила курс США к политическому могуществу. "Богатство народов" - классическая работа Адама Смита, которая легла в основу курса США к экономическому могуществу и независимости.
В том же 1776 г, появилась еще одна не менее важная, но менее известная работа - книга Э. Гиббона "Закат и падение Римской империи", которая - мы можем только надеяться -не станет ироническим шутливым пророчеством по отношению к США.
Адам Смит расположил ряд стран по уровню их экономической эффективности, Нидерланды в этом списке занимали первое место, Англия - второе, а североамериканские колонии (тринадцать колоний и Канада) - четвертое. На третьем месте стояла Франция и на пятом - Шотландия.
В то время США, конечно, не могли бросить вызов Англии в экономической области. Показатель ВНП на душу населения в развитых странах того времени находился в пределах 180-440 долл., а в США он был ниже. Борясь за создание новой страны, население США все еще занималось главным образом сельским хозяйством, где и было занято около 90% рабочей силы, В Англии и Нидерландах эта доля составляла 40 - 50%.
Переориентация на развитие тяжелой промышленности началась в США почти на сорок лет позже, чем в Великобритании. Следует отметить, что, даже вступив в период индустриализации, американцы не стали изобретателями технических новинок. Для повышения производительности они в основном использовали технические идеи, появившиеся в Англии. Французский исследователь Алексис де Токвиль описывал в то время США как "страну копировщиков", но таких, которые, копируя идеи, могли организовать выпуск более современной продукции. Текстильные фабрики Новой Англии нанимали мастеров, которые работали или хотя бы посещали британские текстильные фабрики, чтобы они могли копировать имевшиеся там идеи и оборудование.
Постепенно рабочая сила в США начала перемещаться из сельского хозяйства в промышленность, в результате уже к 1870 г. 50% трудовых ресурсов было занято в сельском хозяйстве, 24% - в промышленности и 26% - в сфере услуг. По мере развития американской промышленности товары, произведенные в США, начали завоевывать британские рынки как за рубежом, так и внутри страны. В результате доля США В мировой торговле промышленными товарами увеличилась с 3, 4% в 1883г. до 9, 8% в 1899.
На протяжении почти всего начального периода индустриализации Соединенные Штаты использовали высокие таможенные тарифы для защиты зарождающихся отраслей промышленности, в то время как Англия имела открытый, свободный рынок.
Один английский автор писал об американской "интервенции": "Американская предприимчивость, сообразительность и изобретательность подталкивают английских коммерсантов к торговому соперничеству во многих странах... Америка уже обогнала нас в производстве чугуна и стали ... серьезно конкурирует с нами в производстве хлопка и планирует вытеснить нас из экспортной торговли углем.
Настоящая интервенция происходит без шума, незаметно и практически одновременно в пяти сотнях отраслей... Американцы продают свой хлопок в Манчестере, чугун в Ланкастере и сталь в Шеффилде. Они отправляют овсяную муку в Шотландию, картофель в Ирландию и говядину в Англию, Осталось только дожить до того, чтобы они отправляли уголь в Ньюкасл",
В книге Ф. Маккинзи под названием "Американские оккупанты" сочетаются восхищение и горечь. Как и Э.Уильямс, Ф. Маккинзи показывает, как американские товары проникают во все области английской жизни. Средний житель Британских островов, как отмечает автор, "просыпается на простынях из Новой Англии, бреется американскими безопасными лезвиями, обувает туфли из Бостона, носки из Северной Каролины". А "... когда наступает вечер, он смотрит последний американский мюзикл, пьет коктейль или калифорнийское вино, а заканчивает день приемом снотворных таблеток с указанием "сделано в США".
На виражах истории
В 1870 г, А.Мэддисон распределил страны по уровню производительности (по указанию ВВП/ч) следующим образом (табл.11).
Таблица 11
Страны
Уровень производительности, %
Англия
100
Нидерланды
93
Бельгия
93
США
88
Германия
54
Нидерланды хотя и утратили первенствующее положение, но не отстали по уровню производительности от нового лидера, Они занимали вместе с Бельгией второе место в этом списке. Германия в этот период хотя и развивалась более быстрыми по сравнению с Англией темпами, находилась все еще позади из-за позднего старта в индустриальной гонке и франко- прусской войны 1870 г.
Соединенные Штаты тогда занимали четвертое место, однако развивались на 2, 1% быстрее, чем любая другая страна. В результате США обогнали Нидерланды в 1870-х, Бельгию - в 1880-х и вышли на финишную прямую в погоне за Англией,
Тем временем годовые темпы экономического роста Англии упали до 1, 2%. "Фактически, как отмечал Д.Лэндес, "Империя начала умирать в январе 1860 г." После этого "английские оборонительные линии начали гнуться, как увядающие цветы на ветру". Несмотря на то, что разница в годовых темпах роста США и Англии составляла всего 0, 8%, этого оказалось достаточно для того, чтобы США вырвались в перед в 1890-х годах.
Третий лидер - США
США стали лидером в области производительности труда 97 лет назад и до сих пор эти позиции сохраняют. Хотя США опередили Великобританию по уровню производительности, она продолжала развиваться даже после того, как дух лидерства и ускоренного роста производительности ослабел. Однако США развивались еще быстрее. Накануне первой мировой войны уровень производительности в США был на 25% выше, чем в Англии, а накануне второй мировой войны - на 42% выше.
Великобритания внешне сохраняла "прочность" вплоть до периода между двумя войнами, а затем "солнце, которое некогда всегда светило над Британской империей, зашло за горизонт". Период расцвета Англии закончился.
Годы победного марша
После окончания второй мировой войны отрыв США в области производительности от других стран был уже огромным. Во время войны производительность труда в США стремительно росла благодаря использованию новых технологий, гибкости в перемещении рабочей силы, сотрудничеству между профсоюзами, управляющими и правительством, США продемонстрировали, как говорил Ф. Гибни, вице-президент Британской энциклопедии и автор отличных книг о Японии, способность "быстрее, чем любая другая страна, установить на берегу моря больше всех автоматов для разлива кока-колы",
Американская экономическая мощь в тот период была действительно ошеломляющей. В большинстве европейских стран производственные мощности были разрушены, хозяйство находилось в хаосе, людские ресурсы частично уничтожены, В европейских странах производительность труда составляла всего 30 - 40% уровня США, а в Японии - 14%. Американские производительные силы во время войны не только не по страдали, но, более того, были освоены новые технологии, а потребительский спрос вырос в четыре раза.
Экономика США развивалась со скоростью 3, 2% в год, количество деловых предприятий увеличилось. Производство телевизоров, автомобилей, стиральных машин, домов, лодок и электрических потребительских товаров приобрело лавинообразный характер, США производили 80% мирового выпуска автомобилей и 52% стали. Казалось, так и должно быть всегда. Американцы хотели всего и получили все.
Почти любая попытка предпринимательской деятельности приводила к успеху. Менеджеры казались гениями. Как шутливо заметил один писатель: "Быть в нужном месте в нужное время легко, потому что таких мест было множество".
Американские методы управления распространялись по всему миру не только менеджерами, но и преподавателями, обучающими пользованию компьютерами, принятию решений, целевым методам управления, стратегическому планированию, Эдвардс Дэминг был приглашен в Японию для обучения японцев методам управления качеством. Американские специалисты стали настоящими "гуру": Маслоу, Херцберг, Друкер, Лайкерт, Фейгенбаум считались непререкаемыми авторитетами.
Слова "Америка" и "управление" стали синонимами.
Конкуренция
Конкуренция? Что это такое? Т.Питерс, соавтор бестселлера "В поисках эффективного управления", описывал послевоенный период как период, когда, соперников не было... было похоже, что мы живем на необитаемом острове и международной конкуренции вообще не существует".
Американцы не обратили внимания на команды японцев, сновавших по США для изучения методов управления и организации производства. Это было немного смешно и даже льстило. Японцы задавали интересные вопросы, делали фотографии и очень много записей. Менеджеры и университетские преподаватели заботливо наставляли японцев, не думая о том, что - как говорят японцы -лучший подарок учителю будет, если ученик его превзойдет. По имеющимся оценкам, за 10 лет более 10 тыс. японцев посетили США и вернулись домой, чтобы использовать и улучшить накопленный опыт. Они выражали огромную благодарность за полученные знания.
Американцы также не обратили внимания на то, что производительность труда в ФРГ и Франции возрастала на 5-6% в год, а в Японии - на 8-10%.
Бриллианты на небе
Благополучные годы продолжались. При темпах роста производительности в 3, 2% в год доходы населения США удваивались каждые 20 лет. Каждое следующее поколение получало в два раза больше, чем их родители. Американцы привыкли считать темп роста производительности 3, 2% таким же постоянным, как число "я". Казалось, что годы стабильного развития будут продолжаться вечно. Огромные масштабы производства маскировали потери и низкое качество продукции. Однако это не имело значения. США были богатой страной в бедном мире, и люди покупали все, что производилось, конкуренции американским товарам не было.
Aмериканцы сконцентрировали в своих руках такое огромное богатство, что проблема стояла не в совершенствовании производственных процессов или повышении качества, а в том, чтобы наилучшим образом использовать время.
Aмериканцы работали, когда веселились (поп-культура), и веселились, когда работали (молва советовала не покупать автомобиль, сделанный в понедельник и в пятницу). Это были благословенные времена изобилия потребительских товаров и патентованных лекарств. В тот период не возникало потребности определять приоритет дня государственных программ. Пирог становился все больше и больше, поэтому для каждого находился кусок: осуществлялись программы для ферме ров, социальные программы, программы по защите окружающей среды, стимулирования инвестиций, оборонные. Это был настоящий "золотой век" Америки.
После продолжительного периода стабильного развития нобелевский лауреат в области экономики Д. Стиглер писал в журнале "Тайм": "Экономика достигла рубежа "золотого века" - более того, она уже одной ногой перешагнула порог".
Предсказания типа "экономика может выдержать все, кроме периода постоянного и благополучного развития" воспринимались как тонкая ирония. Считалось, что США в этом плане как раз то исключение, которое подтверждает это правило. По крайней мере так думали американцы. Затем произошли непредвиденные события.
Рост замедляется
После почти 20 лет устойчивого развития и счастливых дней процветания темп роста производительности начал замедляться. Это, конечно, произошло не в одну ночь, более того, никто даже не почувствовал, что ситуация начинает изменяться. Сначала замедление темпа роста происходило почти незаметно, не оказывая очевидного влияния на положение вещей. Некоторые признаки ухудшения в области экономики, конечно, проявлялись, но их списывали на циклические сдвиги.
Однако процесс распада по сути дела уже начался. Устойчивый темп роста производительности начал замедляться. Первая фаза снижения - примерно в 1968 г. - прошла практически незамеченной. Темп роста производительности после 3, 2% на протяжений периода с 1948 по 1965 г. в промышленности упал до 2, 1 % с 1965 по 1973 г., т.е. на 35%.
Затем произошел "нефтяной кризис", и ко всеобщему удивлению в 1974 г. наблюдалось падение производительности на 2, 1%. Это случилось в первый раз за всю историю США, Последовала серия кризисных явлений - второе повышение цен. на нефть и рост темпов инфляции. Темп роста производительности, кроме периодов циклического подъема, продолжал замедляться.
С 1973 по 1977 г. ежегодный прирост производительности сократился до 1, 1% - уже на 50%. Затем с 1977 по 1986 г. еще на 27% - до уровня 0, 8% в год. В целом если принять за точку отсчета 3, 2% в первые два десятилетия послевоенного периода, то падение темпа роста производительности составило 75%.
Что же произошло?
США прошли в послевоенный период через 3 фазы развития: от (1) безграничного оптимизма к (2) изобилию и перераспределению и к (3) отрезвлению и реализму. Это было как бы сужение "американской мечты" и окончание периода "цветных снов". Представители поколения 40 - 50-х годов повесили в шкаф свои пестрые уличные одежды, закончили колледжи, подстригли длинные волосы и начали читать советы типа "какую одежду выбрать для успешной карьеры". Они надели деловые костюмы, галстуки и пересмотрели свои мечты, наметили реалистические цели. Многие выпускники колледжей, за исключением тех представителей элиты, которые по-прежнему "мыли золото" на Уолл-стрите, начали изучать практику бизнеса или открыли свое дело.
Америка стала переходить от иллюзий к реальности. Управляющим, которым в период расцвета было 35 - 50 лет, сейчас 65 - 80 лет. Появилось поколение менеджеров, которые не имели опыта работы в те прошедшие, опьяняющие годы. Даже те, кто работал тогда в качестве руководителей бизнеса, только сейчас поняли, какими необычайно успешными были те годы, как высоко взлетели США, какой был низкий уровень конкуренции и как низко пали сегодня.
Многие забыли о том, как тяжело боролись США за то, чтобы завоевать первенство в XIX в., и как они использовали ту же самую тактику, которую их соперники и конкуренты используют сегодня, а именно: копирование, проникновение на рынки, протекционизм, международные инвестиции, ориентация на потребителей, постоянное улучшение выпускаемой продукции.
В табл. 12 представлены данные о продолжительности периода, во время которого различные страны занимали лидирующее положение.
Таблица 12
Годы
Страны
Продолжительность, годы
1700 -1785
Нидерланды
85
1785 -1890
Англия
105
1890 -?
США
98
Будет ли четвертый лидер? Кто? Когда?
Люди задают вопросы: "что произойдет с Америкой?", "что делается неправильно?", "кто виноват?"
Глава VI Виноват ли дворецкий?

В конце фильма "Касабланка" шеф полиции капитан Рэно, наблюдая, как Хэмфри Богарт застрелил немецкого офицера, говорит подчиненным: "Схватить обычных подозреваемых".
Таким же образом действовали многие экономисты, объясняя причины снижения темпов производительности. Они "хватали" традиционных "подозреваемых".
1. Капиталовложения. Недостаточно высокий уровень капитальных вложений уменьшил выигрыш, получаемый от совершенствования технологии и сокращения издержек производства.
2. Исследования и разработки. Недостаточные инвестиции в эту область уменьшали эффект, получаемый от развития техники и технологии.
3. Структура рабочей силы по возрасту и полу. Увеличение доли женщин и молодежи в структуре рабочей силы обусловливало появление неквалифицированных работников.
4. Энергоресурсы, резкое увеличение цен на энергоресурсы делало многие виды оборудования неэффективными и приводило к росту издержек.
5. Инфляция. Рост цен и уменьшение реальных доходов сокращали объем капитала для инвестиций и увеличивали риск.
6. Прочие причины. Чрезмерное государственное вмешательство, налоги, расходы на охрану окружающей среды и т.д.
К списку традиционных причин снижения производительности мы добавили ряд других, упомянутых представителями деловых и академических кругов, а также консультантами в области управления. Все они обобщены в табл. 13.
Таблица 13
Причины снижения темпов роста производительности труда
Макроуровень
Микроуровень
Высокие налоговые ставки
Устаревшие предприятия
Недостаточно высокий уровень
Устаревшее оборудование
исследований и разработок
Неэффективное оборудование
Низкая норма накопления и размер
Неэффективные исследования
инвестиций
и разработки
Чрезмерное государственное регулирование
Инфляция
Жесткое антитрестовское законодательство
Неустойчивое развитие экономики
Бюрократизация
Чрезмерное количество документов в
государственных органах управления
Высокие правительственные расходы
Низкая производительность труда в
правительственном аппарате
Высокие расходы на оборону
Рост цен на энергоресурсы
Дефицит материальных ресурсов
Протекционизм
Субсидии неэффективным предприятиям
Высокие расходы на содержание гос
аппарата (доля в ВНП)
Низкий уровень образования
А. Управление
Безграмотность
Ориентация на краткосрочные
цели
Враждебное отношение к частному сек-
Пренебрежение к технологии и
тору
организации
Изменение отношения к труду
Недостаточное внимание к про
блемам качества
Рост доли сферы услуг
Чрезмерное число управляю-
Высокий уровень преступности
щих
Увлечение количественными
методами
Изменение моральных ценностей
Невнимание к человеческому
фактору
Рост индивидуализма
Чрезмерное увлечение слияния
ми и поглощениями пред
приятий
Психология исключительности
Низкий уровень подготовки пе
рсонала
Склочность
Слишком высокие оклады ру
ководителей
Лоббизм
Сопротивление изменениям
Нежелание рисковать
Враждебность к профсоюзам
Чрезмерно высокая специали
зация
В. Профсоюзы
Ограничения на трудовую дея
тельность
Чрезмерные уступки рабочим
Чрезмерно дробный перечень
профессий
Чрезмерно мягкие правила ра
боты
Враждебное отношение к руко
водству
Опережающий рост оплаты по
сравнению с ростом произ
водительности труда
С. Работники
Нежелание интенсивно работать
Сопротивление изменениям
Отсутствие рабочей гордости
Распространение алкоголизма и
наркомании
Низкая квалификация моло
дых рабочих
Неразвитая рабочая этика
Матричная концепция разработана на основе Source: The matrix concept was adapted from Robert H. Hayes and Steven C. Wheelwright, Restoring Our Competitive Edge. New York: John Wiley & Sons, 1984. P. 393.
Существуют различные взгляды на то, в какой степени каждый фактор повлиял на снижение темпа роста производительности. По одним оценкам, например, сокращение объемов инвестиций привело только к 10%-ному падению темпов производительности, по другим - к 50%-ному, Одни специалисты утверждают, что самый значительный негативный эффект имело повышение цен на энергоносители, другие считают, что главная причина - неэффективное управление. Следует отметить, что почти каждый исследователь после проведения эконометрического анализа приходил к выводу: по меньшей мере 40 - 50% общего снижения производительности произошло по "необъяснимым" причинам. Поэтому неудивительно, что многие специалисты называют снижение производительности "таинственным".
Если бы мы были уверены в том, что именно традиционные факторы в наибольшей мере повлияли на падение темпов роста производительности, то рекомендации, приведенные в этой книге, были бы совсем другими. Мы бы защищали меры, направленные на улучшение финансовой политики, стимулирование инвестиций, накопление, научные исследования и разработки, активизацию государственных программ профессиональной подготовки, увеличение субсидий в некоторых секторах экономики. Однако мы этого не делаем по ряду причин.
• Даже после того, как за несколько последних лет некоторые негативные факторы, снижающие темпы роста производительности, были нейтрализованы, заметного улучшения не произошло.
• Практически все "неэкономические" факторы, которые влияют на производительность, не включаются в экономическую модель, так как их нельзя оценить количественно.
• Возникает сомнение в правильности ряда причинно-следственных связей между снижением производительности и его последствиями. Например, проведение корреляционного анализа не выявляет связи между инвестициями и производительностью. Поэтому, возможно, производительность влияет на инвестиции, а не наоборот.
• Падение темпов производительности началось еще до 1968 г., т.е. до того, как начали действовать такие факторы, как ускоряющаяся инфляция, рост цен на энергоносители и высокие затраты на природоохранные мероприятия.
• Некоторые японские фирмы, купившие или построившие предприятия в США, обеспечили на них высокопроизводительную и высококачественную работу, используя американских рабочих и действуя в тех же условиях, что и местные предприятия.
• Личный опыт показывает, что главными причинами снижения динамики производительности являются традиционные факторы.
Конечно, не вызывает сомнения то, что макроэкономические переменные влияют на производительность, в частности на снижение темпов ее роста. Однако мы думаем, что главные причины проявления неблагоприятных тенденций кроются в чем-то другом. Специалисты в области конкретной экономики обычно рассматривают факторы, которые можно выразить количественно, и не принимают во внимание воздействие неэкономических причин. Между тем необходимо выделить 5 важнейших причин снижения производительности, которые обычно не рассматриваются.
1. Ослабление международной конкуренции
Большую часть послевоенного периода американские фирмы действовали практически вне международной конкуренции как на внутреннем, так и на внешних рынках. США настолько опередили всех как в области экономического развития, так и в области техники и технологии, что практически не обращали внимания на возможных соперников. Это было лидерство, о поддержании которого не нужно было заботиться. США практически не имели проблем с торговым балансом, не нужно было думать о качестве и ценах, у них не было конкурентов. Такое положение действовало расслабляюще как на частные, так и на государственные компании.
Результаты на уровне фирм были следующие.
1. Низкий или средний уровень качества товаров. Потребителю не из чего было выбирать.
2. Число лиц с юридическим образованием в управленческом аппарате увеличивалось.
3. Психология массового производства распространялась на все области управления.
4. Посредственные управляющие не воспринимались как посредственные, так как не с кем было сравнивать.
5. Высокая текучесть кадров не создавала условий для организации обучения работников и повышения их квалификации.
6. Менеджеры не ощущали потребности перенимать ценный зарубежный опыт. Так, в 1981 г. процессы штамповки, разработанные на "Дженерал Моторс", обеспечивали эффективность в 30 - 40%, а японские - в 80%.
7. Закупки образцов и лицензий были наиболее легким и выгодным путем налаживания выпуска новых изделий.
Профсоюзы также значительно ослабели в период отсутствия конкуренции.
1. Повышение зарплаты стало возможным без увеличения производительности. Компания могла удовлетворить требования о повышении зарплаты без анализа их обоснованности.
2. Не было дефицита на рабочих местах, поэтому прогулы или низкое качество не вызывали беспокойства.
3. Каждый знал правила игры и воспринимал их как удобный ритуал.
Влияние правительства
• Главной проблемой был дележ пирога - ориентация на потребление, а не на производительность.
• Антитрестовские законы были ориентированы на внутренний, а не на внешний рынок.
• Увеличение затрат и налогов в частном секторе не вызывало беспокойства.
• Не было необходимости в расширении экспорта или получении информации об уровне производительности и развитии технологии в других странах.
Как спортсмен теряет форму без соревнований, США потеряли форму без конкуренции и стали "толстыми", ленивыми и апатичными.
X. Перо, бывший председатель компании "Электроник Дейта Системс", высказал мысль о том, что ослабление конкурентоспособности США произошло из-за "неподходящего игрового поля". "После второй мировой войны США не сталкивались с эффективной конкуренцией. На "игровом поле" американской стороне принадлежало все: мячи, биты, обе команды, ворота, стадион и табло. При таких условиях проиграть, конечно, очень трудно".
2. Изобилие
История свидетельствует о том, что очень богатые страны перестают развиваться. "Богатство и успех являются заклятыми врагами". "Успех делает нас ленивыми, самодовольными или самонадеянными".
Богатое общество, как представляется, в меньшей степени склонно к тяжелой работе, жертвам, совместной работе с другими по достижению общих целей, экономии, чем общество бедное. Оно уже не "торопится" к успеху. Оно больше озабочено тем, чтобы "сохранить богатство", а не тем, чтобы его "приумножить". Проверенные метопы ведения дел преобладают над стремлением найти что-то новое, приспособиться к изменениям. Общество становится консервативным.
Мы, конечно, не верим, что изобилие может полностью убить в людях потребность к работе и творчеству. Потребности никогда не заканчиваются. Большинство людей иногда сталкиваются и с обратной стороной изобилия, превосходством тех, кто вынужден действовать в условиях дефицита ресурсов, преодолевать трудности, действовать совместно для достижения общих целей, как это делали Япония и ФРГ после второй мировой войны.
Мы, конечно, не защищаем бедность. Богатство не является чем-то плохим само по себе, но с ним часто приходят плохие привычки.
3. Политика и экономика
Один из авторов этой книги Дж. Грейсон работал в должности государственного инспектора цен в 1971 - 1973 гг. и имел возможность лично убедиться в том, какую сложную смесь образуют политика и экономика.
Вследствие необходимости учитывать политические интересы возникает по меньшей мере три проблемы, связанные с повышением производительности.
Справедливость и эффективность, а также их взаимоотношение были темой классической работы экономиста Артура Окана. Политические науки согласно Окану ориентированы на обеспечение социальной справедливости, законности, власти; экономические дисциплины - на повышение эффективности и оптимизацию. Едва два подхода сталкиваются в сфере общественного производства, то эффективность (производительность) обычно падает. В результате чем больше правительство вмешивается в сферу экономики, тем ниже эффективность.
В конце 60-х и в 70-е годы правительство уделяло гораздо больше внимания различным программам по перераспределению доходов, регулированию, предоставлению прав, охране окружающей среды и меньше - проблемам повышения производительности. Эти области деятельности правительства не являются взаимоисключающими. Однако перекос в ту или иную сторону вреден. А. Мелабр, редактор отдела новостей "Уолл Стрит Джорнзл", опубликовал статистические данные, свидетельствующие о том, что "каждый второй американец зависит целиком или в значительной степени от механизма перераспределения доходов правительством", это означает, что на каждого работающего приходится один человек, который живет за счет общественных средств. В начале 1970 г. это отношение составляло 1: 3. В результате растет число людей, которые заинтересованы в изъятии доходов из производственной сферы.
Временные горизонты совершенно различны для общественного и частного секторов экономики. Экономическое мышление политиков сфокусировано в основном на периоде между выборами. Деятельность, направленная на увеличение производительности, часто требует более длительных периодов времени. В этом плане политические и экономические цели обычно не совпадают.
Отсутствие единства интересов общественного и частного секторов. В этом нет ничего нового. Такое противостояние существует со времени образования США.
Конституционная система США ориентирована в основном на предотвращение авторитаризма, а не на консультации, сотрудничество и консенсус. Группы людей, работающие совместно над решением общественных проблем, обнаруживают, что им мешают существующие законы и процедуры, которые ориентированы скорее на процесс, а не на результат.
Профессор Д. Бовер из Гарварда говорит о том, что "призыв к обеспечению консенсуса и сотрудничества является фактически призывом переписать или изменить Конституцию и тем самым обеспечить условия для более эффективного управления обществом".
Влияние правительства на производительность состоит в том, что оно сейчас оказывает гораздо большее, чем раньше, влияние на распределение ресурсов. Сейчас, в условиях снижения темпов роста, у политических деятелей остается все меньше ресурсов для распределения. Это приводит к соперничеству за контроль над ресурсами. А в условиях, когда политики всегда хотят быть вновь избранными, "потребительский подход", как правило, побеждает.
4. Недостаточное внимание к человеческому фактору
Серьезной причиной снижения темпа роста производительности является недостаточное внимание как со стороны деловых кругов, так и со стороны правительства к проблемам качества трудовых ресурсов.
Со стороны правительства это проявляется в том, что на образование выделяется недостаточно финансовых ресурсов.
На производстве работники недостаточно вовлекаются в управление, они рассматриваются как своего рода "переменные" величины. Основное внимание концентрируется на таких показателях, как прибыль, доходы на акцию, затраты. Повышению квалификации работников, их моральному стимулированию при этом уделяется второстепенное внимание.
Многие менеджеры только на словах, но не на деле ориентировались на развитие трудовых ресурсов, соответствующих методов управления.
А ведь именно недостаточное внимание к развитию трудового потенциала станет важнейшим сдерживающим фактором сохранения конкурентоспособности США на высоком уровне.
5. Старение
Пятая причина снижения производительности, о которой каждый знает или догадывается, это старение. Попросту говоря, население США в целом становится старше.
"Экономика США, - как отмечает Ч. Киндельбергер, профессор экономики Массачусетсского технологического института, - становится старше, у нее появляются признаки склероза или климакса".
В пору "юности" нация голодная, активная, работящая, ориентирована на достижение целей, прагматична. Она сравнительно мало обращает внимания на правила, традиции, процедуры, ограничения. Вдохновляет дух развития и роста.
Затем нация стареет. На первое место выходит безопасность. Защита того, что уже имеется, распределение. Расходование имеющихся средств выходит на первое место в списке приоритетов. Появляются группы, заинтересованные в получении как можно большей части общественного "пирога". Областями, которым уделяется первостепенное внимание, становятся юриспруденция, составление инструкций и т.д. Возникает негативное отношение к молодым людям - ведь они хотят сделать карьеру, выдвинуться и составляют конкуренцию кадровым работникам.
Можно выделить 6 основных симптомов, которые позволяют говорить о том, что США вступили в фазу старения.
А. Снижение готовности осуществлять изменения на национальном уровне.
Снижение готовности быстро переключаться на развитие высокопроизводительных отраслей.
Дефицит бюджета и рост субсидий.
Усиление трудностей в присоединении к различным профессиональным группам.
Неэффективность прежде эффективных методов макроэкономического регулирования.
Б. Ослабление готовности к переменам на уровне фирм и профсоюзов,
Трудности с внедрением новых методов.
Тенденция к сохранению привилегий.
Жесткая классификация работ и обилие инструкций.
Предпочтение узким специалистам по сравнению со специалистами широкого профиля.
Развитие функциональной специализации, протекционизм.
В. Ориентация на изменение "условий торговли", а не на повышение эффективности.
Манипуляция с обменными курсами.
Силовой нажим на партнеров.
Протекционизм - квоты, тарифы, защиты.
Г. Передача большого числа регулирующих функций правительству.
Увеличение доли ВНП, идущей на содержание госаппарата.
Увеличение числа конгрессменов и комитетов.
Усиление вмешательства государства в экономику.
Увеличение числа людей, получающих пособия.
Д. Преимущественная ориентация на краткосрочные, а не на долгосрочные цели.
Ориентация на получение краткосрочных прибылей.
Недостаточные инвестиции в образование и профессиональную подготовку.
Низкий уровень накопления, рост потребительских расходов, снижение объема инвестиций.
Негативное отношение к добросовестным работникам.
Боязнь идти на риск.
Е. Увеличение числа привилегий.
Рост числа "ассоциаций" и профессиональных обществ.
Рост числа "законных" привилегий.
Увеличение масштабов лоббистской деятельности.
По оценкам специалистов, США проявляют все те признаки "стареющей" экономики и государства, которые наблюдались ранее во многих других странах, например в Великобритании.
Означает ли это, что США неизбежно обречены на длительный спад и лучшее, что можно сделать, - это плыть по течению. Видимо, нет. Выход есть, нужно только своевременно осуществить необходимые изменения, перегруппировать силы, использовать резервы.
США, конечно, не первая страна-лидер, которая сталкивается с вызовом соперников. Тойнби характеризовал взлеты и падения стран как серии успешных "вызовов и ответов на вызовы".
Сейчас США находятся в наивысшей по сравнению с другими точке. Образно говоря, позиции стран на скале прогресса характеризуются уровнем производительности, а скорость, с которой они поднимаются вверх, - темпом роста производительности труда.
Движение США сейчас замедлилось по сравнению с соперниками. Поэтому возникают вопросы:
1. Является ли замедление роста "творческой паузой" перед новым рывком?
2. Или США готовы сдаться и уступить свои позиции соперникам?
Ответа на эти вопросы пока нет, но исторический опыт, к которому мы обращаемся, может дать ключ к поиску этого ответа.
Часть III. Историческая перспектива - Глава VII Уроки истории: установки лидера

История полна примеров расцвета и разорения городов и стран. Шумерское царство, Вавилон, Ассирийское царство, Египет, Персия, Финикия, Карфаген, Афины, Рим, Китай, Индия, Венеция, Испания, Антверпен, Португалия, Амстердам, Нидерланды, Франция - все эти свободные города и государства обладали в свое время огромным могуществом и богатством, а затем по различным причинам теряли завоеванные позиции. Последний пример расцвета и упадка - Британская империя.
В этой связи возникает ряд вопросов:
1. Как страны создают огромную экономическую и военную мощь?
2. Почему они теряют это могущество? Что они делают неправильно?
3. Было ли известно о том, что случится, заранее?
4. Почему не предпринимались усилия по исправлению положения, если опасность осознавалась?
5. Какие ошибки допускали правители? Какова была сила соперников?
Мы уверены в том, что изучение экономической истории различных стран может быть полезно для выработки мер по возрождению конкурентоспособности американской экономики.
Во-первых, анализ экономической истории различных стран должен помочь преодолеть иллюзии о неуязвимости США, а также заблуждение относительно того, что США всегда будут устанавливать правила развития мировой экономики.
Во-вторых, американцы могут извлечь из этого опыта полезные "уроки" для выработки стратегии, направленной на сохранение лидерства. Экономика, как показывает история, является одной из наиболее могущественных сил, создающих любую цивилизацию. Поэтому развал экономики приводит к падению государства.
В-третьих, экономическая история и анализ опыта других стран могут помочь американцам избежать близорукой ориентации на использование опыта одних лишь западных стран. Следующее столетие будет, по-видимому, "веком тихоокеанских стран". Поэтому необходимо понять историю цивилизаций стран Азии, которые существовали за тысячи лет до образования США.
Исторические ограничения
Общеизвестно, что использование исторического опыта для выработки стратегии действий имеет ряд ограничений, так как двух одинаковых исторических периодов не существует. В то же время можно провести определенные исторические параллели и выделить тенденции, оказывающие влияние на развитие страны в будущем. Датский философ Ш. Киркенгаард заметил по этому поводу: "Жизнь может быть понята только задним числом, но всегда необходимо ориентироваться на будущее". История не повторяется с какой-то периодичностью. Мы не согласны с теорией "исторической неизбежности" или с тем, что "игнорирующие историю обречены повторять ошибки". В оценке исторического опыта мы согласны с Тойнби, утверждавшим, что каждое государство может исправить неблагоприятное положение, а не обречено двигаться по заданной исторической спирали.
В следующих двух разделах будут описаны десять "исторических уроков", или факторов, ставших причиной ослабления стран-лидеров и усиления стран, претендующих на лидерство.
1. Самодовольство. Как и другие страны, занимавшие лидирующие позиции, США в условиях отсутствия конкуренции после второй мировой войны проявили самоуспокоенность, уверовали в свое превосходство, недооценили конкурентов и использовали защитную стратегию.
2. Копирование. В прошлом США ориентировались на активное использование опыта других стран. В настоящее время высказывается недовольство тем, что другие страны используют американский опыт.
3. Качество. По сравнению с конкурентами качество американских товаров и услуг ухудшилось, стало уделяться меньше внимания потребителям.
4. Образование. Система образования в США значительно ухудшилась. Сейчас этой сфере уделяют гораздо меньше внимания, чем конкуренты.
5. Протекционизм. США, так же как и другие страны, позиции которых стали ослабевать, встали на путь протекционизма, причем в наихудших формах, что неблагоприятно сказывается на уровне конкурентоспособности.
6. Самоуспокоенность. США не замечали преимуществ и потенциальных возможностей своих конкурентов до тех пор, пока соперники не оказались в непосредственной близости.
7. Размеры. Американцы недооценивали возможности стран Азии до тех пор, пока они не превратились в серьезных конкурентов в области технологии.
8. Медленная реакция. Из-за того, что процесс ослабления позиций протекал медленно, США не смогли вовремя осознать опасность снижения конкурентоспособности и не приняли достаточно быстрых и действенных ответных мер.
9. Активность. Активность американских компаний снизилась по сравнению с новыми конкурентами.
10. Реагирование. США, так же как и другие стареющие страны, утратили гибкость вследствие большого числа законов, традиций, привилегий, моделей управления и правил, которые ослабили возможности быстрого реагирования.
Представляется целесообразным коротко рассмотреть каждый из этих факторов в исторической перспективе.
ВОСПРИЯТИЕ ЛИДЕРА. ПАССИВНОСТЬ, МЕДЛЕННАЯ РЕАКЦИЯ, МАСШТАБЫ ПРОИЗВОДСТВА
Урок 1: пассивность - злокачественная опухоль лидерства
США удерживали лидирующие позиции в области производительности в течение 98 лет. Почти 20 лет - с 1948 по 1968 г.США практически доминировали в политической, экономической и военной областях. Постепенно у американцев появилось чувство превосходства и ощущение своей исключительности. Можно выделить пять направлений, по которым у страны-лидера развивается чувство исключительности и превосходства, что создает условия для утраты лидирующих позиций.
1. Изобилие. Опыт таких древних цивилизаций, как Вавилон, Персия, Китай, Египет, Греция, отчетливо показывает, что по мере увеличения богатства страны теряют активность, концентрируют внимание на сохранении уже завоеванных позиций, Это создает предпосылки для поражения. Например, историк К. Куигли выделял в развитии древних цивилизаций семь этапов. На первых четырех этапах страны успешно двигались по пути завоевания власти и богатства. На пятом этапе наступал период расцвета, "золотой век", после которого начинался спад. На шестом этапе происходил распад, а на седьмом страна терпела поражения от завоевателей, которые на этот момент находились в периоде расцвета.
2. Недостаточный уровень конкуренции. Многие ведущие историки считают, что одной из причин распада Римской империи было отсутствие действительных соперников, с которыми нужно было бороться за выживание. Британская промышленность также утеряла динамизм из-за того, что в течение длительного времени сохраняла монопольные позиции.
Отсутствие конкуренции в СССР явилось одной из важных причин низкого уровня производительности в этой стране. Мы также уверены в том, что недостаточный уровень конкуренции после второй мировой войны стал одной из скрытых причин замедления темпов роста производительности в США.
3. Уверенность в непобедимости. Исторический опыт наглядно свидетельствует о появлении у стран-победителей после крупных побед или длительного периода господства своего рода "комплекса непобедимости".
Например, Рим, разбив Карфаген и Македонию, объявил, что Римская империя является вечной, "как солнце". В XIX в. Д. Лэндес утверждал, что "Британия самодовольно наслаждалась в закатных лучах своего экономического превосходства".
США должны быть особенно внимательными к такому "комплексу непобедимости", потому, что у многих американцев существует уверенность, что в случае необходимости выигрыш "всегда" будет на стороне США. Однако история свидетельствует о том, что уверенность в превосходстве, основанная на прошлых успехах, обычно не оправдывается.
4. Новые проблемы, старые методы. Многие страны-лидеры пытались решить новые проблемы и нейтрализовать новых соперников старыми методами, которые когда-то приносили успех. Исторический опыт показывает, однако, что это ошибочная тактика, которая чаще всего приводит к поражению,
5. Пренебрежение. Страны-лидеры, получая информацию об усилении своих потенциальных соперников, зачастую относились к ней пренебрежительно и не предпринимали необходимых мер.
В течение длительного периода времени США попросту игнорировали усиление конкуренции со стороны других стран. На удивление большое число американцев до сих пор не осознают надвигающейся опасности со стороны конкурентов и воспринимают их как нечто абстрактное.
Таким образом, в США проявились все негативные факторы, которые возникают в случае, когда страна слишком долго занимает лидирующие позиции. Несмотря на растущее беспокойство, пока еще рано говорить о том, что американцы действительно осознали реальный уровень опасности.
Урок 2. Лидеры не замечают ускоряющихся темпов развития своих соперников
История показывает, что страны-лидеры, как правило, слишком мало внимания уделяют анализу темпов роста производительности труда у своих соперников, особенно если разрыв в темпах роста этого показателя сравнительно невелик, например 1 %. Это ошибка. Даже такой незначительный разрыв, сохраняющийся в течение длительного времени, может стать решающим.
Сегодня США все еще лидируют по уровню производительности труда. Однако многие страны в течение длительного времени развивались быстрее и почти догнали США. Мы, считаем, однако, что тенденции роста производительности, наблюдавшиеся в 70-е и 80-е годы, изменятся, однако нельзя игнорировать тенденции развития, имеющие место сегодня. Если они сохранятся, США утеряют позиции лидера в области производительности. Поэтому представляется очень важным понять, что:
1) сравнительный анализ темпов роста производительности в различных странах имеет очень важное значение;
2) небольшие различия в темпах роста с течением времени суммируются и достигают очень крупных значений;
3) если США не смогут повысить темпы роста производительности до уровня своих наиболее опасных конкурентов, потери лидерства неизбежны (табл. 14).
Таблица 14
Сравнительный уровень производительности
1870г.
1986г.
Великобритания
100
США
142
Бельгия
93
Канада
135
Нидерланды
93
Нидерланды
123
США
88
Франция
120
Канада
76
Италия
118
Италия
55
Бельгия
116
Германия
54
ФРГ
115
Франция
53
Норвегия
114
Норвегия
50
Великобритания
100
Япония
21
Япония
98
1886г.
2006г.
(в случае сохранения тенденций 1973 - 1986 гг.)
США
100
Франция
118
Канада
95
Норвегия
117
Нидерланды
86
ФРГ
113
Франция
84
Бельгия
109
Италия
83
Канада
109
Бельгия
81
Япония
108
ФРГ
81
Италия
103
Норвегия
80
США
100
Великобритания
70
Нидерланды
90
Япония
69
Великобритания
86
Урок 3. Изменения происходят так медленно, что приближения соперников не чувствуют
Исторические книги нередко преподносят события в драматическом ракурсе, однако экономическая история не столь драматична. Усиление экономического могущества стран, завоевание лидерства и постепенное ослабление могут происходить в течение нескольких столетий. Поэтому стране-лидеру трудно вовремя почувствовать опасность потери лидерства в экономической области.
Страны, вошедшие в период спада, но создающие иллюзию благополучия, как это делают сейчас США, берут крупные займы, начинают жить в долг. Такой подход может помочь стабилизировать ситуацию на короткий период. Поддерживаются иллюзии, будто трудности имеют временный характер и скоро исчезнут. Застойные явления в области экономики приписываются циклическим сдвигам. Политические лидеры ошибочно считают, как, например, сегодня в США, что соперники не смогут длительно поддерживать высокие темпы развития, необходимые для того, чтобы обогнать лидера, В результате ответные меры начинают предприниматься тогда, когда уже ситуация становится критической или даже безнадежной.
Поэтому, если США не смогут своевременно разработать эффективные меры для сохранения лидирующих позиций, американская лягушка погибнет в закипающей воде.
Урок 4. Первоначальные масштабы еще ничего не значат
В 390 г, до н.э. Рим был захолустным городком на границе, постоянно подвергавшимся налетам галлов. Через 100 лет Рим уже правил всей Италией, став наиболее могущественным государством древнего мира.
Голландцы были экономическими лидерами в XVIII в., несмотря на то, что Голландия была значительно меньше, чем Англия. Например, население Голландии составляло всего 2 млн, человек, Англии - 11 млн. человек. Еще в 1724 г. испанский экономист Устарис писал, что "Голландия - страна, наполовину находящаяся под водой или на бесплодной земле, которая не может прокормить даже пятую часть своего населения". Однако уже в XVIII в. она стала наиболее мощной в экономическом отношении державой мира.
Англия стала местом начала первой промышленной революции и превратилась в экономического лидера, несмотря на то, что Франция, по утверждению историка Ф. Броделя, была гораздо больше по территории и численности населения.
Германия даже в 1870-е годы была преимущественно сельскохозяйственной страной, большая часть населения жила в сельской местности. Производительность труда в Германии составляла всего 50% уровня Англии, она находилась на седьмом месте по этому показателю. Германская промышленность была крайне неразвита, а экспорт настолько мал, что даже не учитывался в официальной статистике того периода.
США также в начале своего развития никогда не рассматривались Англией в качестве потенциального соперника, будущего индустриального лидера. Когда США начали гонку за мировое лидерство, их экономика была крайне неэффективна, а мысль, что они могут опередить Англию, - просто нелепой.
В 1883 г. Япония находилась на задворках индустриального мира. Доля Великобритании в мировой торговле промышленной продукцией составляла в то время 37 %, доля США -3, 4, а Японии - 0, 1%. Даже совсем недавно - в 1960 г. - на долю Японии приходилось 3% мирового производства, а уровень производительности труда составлял всего 15% уровня США.
Сейчас удельный вес Японии в мировой экономике вырос до 10%, а производительность труда достигла 70% американского уровня. Более того, Япония стала самой конкурентоспособной страной в мире.
Урок состоит в том, что нельзя недооценивать соперника, даже если его возможности сначала кажутся незначительными. Когда новый соперник начинает закрепляться на внутреннем и внешнем рынках, уже поздно обвинять его в "нечестной" игре, США должны внимательно присматриваться не только к Японии, но и к таким странам, как Тайвань и Южная Корея.
Глава VIII Уроки истории: развитие конкурентов

Урок 5. Победителям свойственна жажда победы
Любая страна, бросающая вызов экономическому лидеру, часто компенсирует малочисленность населения, недостаточные размеры или дефицит ресурсов такими качествами, как "активность", "напор", "голод", "настойчивость", "горячность" или "старательность".
Эти, так сказать, внеэкономические, нематериальные факторы, которые мы называем "движущей силой" или "стимулами", помогают многим народам не только преодолевать неблагоприятные стартовые условия, но и быстро возрождаться после разрушений и поражений, так как это было, например, с ФРГ и Японией в послевоенный период. Страны, показавшие способность развиваться в начальный период своего становления, впоследствии, как кажется, теряют былую активность.
Англия, например, продемонстрировала повышенную "жажду" успеха, изобретательность, стремление к инновациям в период, когда она двигалась к вершине успеха, - в конце XVIII и начале XIX столетия.
Предпринимательский и изобретательский дух был столь силен, что британцам удалось создать новые методы производства и продажи товаров, находившиеся далеко за пределами обычных тогда представлений. Изобретателями и предпринимателями в те дни становились все: парикмахеры, учителя, министры. В этот период было перепробовано множество новых способов делать привычные, обыденные вещи.
Однако Англия, как оказалось, утратила способность к быстрому развитию, примерно в то же самое время Германия продемонстрировала свой первый "рывок".
Исследователями подчеркивается, что немцы столкнулись с множеством проблем. Трудности заставили их работать еще интенсивнее. Важной причиной успеха Германии в соперничестве с Англией, по мнению Д.Ландеса, явилось то, что в этой стране были задействованы не столько материальные, сколько преимущественно духовные факторы и социальные стимулы.
США на заре своего развития также продемонстрировали выдающиеся качества, причем американцы трудились интенсивнее и дольше англичан,
Сегодня многие американцы задают вопрос: а существует ли еще та "движущая сила", которая была у США раньше и, если она ослабела, можно ли ее возродить, поднять до уровня, демонстрируемого странами Азии. Один американский бизнесмен, вернувшись в 1982 г. из поездки в Японию, писал в своем отчете: "На всех предприятиях люди стремятся победить нас, и если мы не применим того же средства, мы не сможем выжить". Все эти невидимые, моральные факторы практически невозможно включить в расчеты производительности или экономические модели или выразить количественно.
Любой человек творческой профессии - артист, спортсмен или управляющий - может подтвердить: "вдохновение", стремление к победе являются критическими моментами в достижении высоких результатов. Для того чтобы победить соперника, нужны "глаза тигра".
Урок 6. Конкуренты делают упор на систему обучения
Отличительное свойство стран, бросающих вызов лидеру, состоит в том, что они уделяют большое внимание развитию системы образования. Германия, например, обратила особое внимание на развитие образования в самые ранние периоды своей истории. В некоторых районах Германии обязательное начальное образование существовало еще в XVI в. Фридрих Великий ввел обязательное начальное образование во всей Пруссии в 1763 г. В 1860 г. доля детей школьного возраста, посещавших школы, была на уровне 97, 5%, а немецкая система школьного обучения распространилась по всей Европе. Иностранцы отмечали в тот период, что по сравнению с другими странами система образования в Германии более совершенна, занятия длятся дольше, предметов больше, ученики послушнее. Все немцы признавали важность образования.
Немцы также создали развитую систему технического образования и объединили профессиональное, техническое и научное образование.
Немецкие рабочие имели хорошую общую и техническую подготовку, могли без труда работать на сложном в техническом отношении оборудовании, осуществлять более строгий контроль качества. Кроме того, высокий уровень образования, которое имел обычный немецкий рабочий, позволял ему осознавать свою роль в производственном процессе и адаптироваться к потребностям производства.
Эта ситуация разительно отличалась от того, что было в Англии. В 1860 г. только половина детей школьного возраста посещала школы. Только в 1870 г. была создана первая система начального образования - это произошло более чем на сто лет позднее, чем в Германии.
Образовательная система в Англии была элитарной, ориентировалась на частные школы и университеты, в которых обучались самые одаренные и богатые. Даже в 1897 г. только 7% учеников английских школ второй ступени были выходцами из рабочего класса. Англия продолжала отставать в развитии системы образования и в начале XX столетия. В канун первой мировой войны, в 1913 г., в Англии было 9 тыс. студентов университетов, а в Германии - 60 тыс. В то время как в Англии и Уэльсе дипломы выдавались всего 350 специалистам по всем областям знаний, в Германии ежегодно подготавливалось 3 тыс. дипломированных инженеров.
Различия между английской и немецкой системами образования широко обсуждались в Англии на протяжении второй половины XVIII в. Слышалось множество голосов о необходимости исправления сложившегося положения. Однако, несмотря на это, система образования в Англии не изменилась. Англичане сохранили свою элитарную и классическую ориентацию в системе образования и по сей день. Образовательная система в Германии была более интенсивной, глубокой по содержанию и ориентирована на то, чтобы дать каждому гражданину хорошее образование, сформировать основу для понимания научных и технических проблем.
В тот период, когда США были колонией, образовательная система в этой стране была неразвитой - мешало отсутствие традиций, недостаток ресурсов, а также то, что американцы считали образование исключительно личным делом. Впоследствии, конечно, отношение изменилось. Образование стало рассматриваться как важная область деятельности государства, как неотъемлемое "право" каждого гражданина и как способ вырваться из нищеты. Постепенно американская система образования эволюционировала в направлении к свободной, общедоступной, общественной, общеобразовательной модели.
Однако до середины XIX столетия идея обязательного образования не получила широкого распространения. Первый подобный закон был принят в штате Массачусетс в 1852 г. Другие штаты внедряли этот закон длительное время, и только в 1918 г. последний штат - Миссисипи - принял соответствующий закон.
Таким образом, Германия и США перешли к массовой системе образования, в то время как Англия продолжала держаться за свою элитарную, классическую модель. Конечно, трудно утверждать, что это была единственная причина утраты Англией лидирующих позиций. Тем не менее развитая система образования, как считают многие специалисты, является одним из важнейших факторов, определяющих уровень конкурентоспособности.
Паундс и Брунер в книге "Школа в американском обществе" сделали вывод, что "школы имеют тенденцию отражать процессы, происходящие в обществе в целом". К этому хотелось бы добавить, что общество и экономика также испытывают воздействие системы образования.
Япония в течение длительного периода также имела неразвитую систему образования. Перед революцией Мэйдзи, в 1868 г., по имеющимся оценкам, только 40% мальчиков и 25 % девочек посещали школу и получали начальное образование. В Англии в тот же самый период школу посещали только 25% мальчиков и ничтожный процент девочек. Первым шагом нового правительства было введение всеобщего обязательного обучения.
Правительство пригласило преподавателей из Европы и США для того, чтобы они обучали японцев новым идеям, методам и технологиям. Сознательно или случайно Япония не стала внедрять элитарной системы образования, а приняла модель всеобщего образования, принятую в США.
Уже к 1925 г. 99, 4% всех японских детей посещали школу, а к 1927 г. 93% всех японцев умели читать. Сегодня Япония продолжает уделять пристальное внимание образованию.
Урок 7. Победители копируют лидеров
Многие американцы обвиняют японцев в том, что они копировали американские идеи и технологии, как будто бы в се эти идеи нечто уникальное. Это ошибка. История говорит о том, что все страны копируют что-то друг у друга.
В древние времена процесс копирования или поглощения опыта других стран происходил в основном с помощью силы, Так, монголы и скифы поглотили такие богатые и передовые страны, как Вавилон, Египет, Шумерское царство. Они не только присваивали себе ценности, но и копировали технологию: колесо, ирригационные системы, письменность, плуг, гончарное искусство и т.д.
Распространение новых технологий и идей происходило. также через торговлю, например через финикийцев или "шелковые" караваны из стран Азии. Новые идеи приносили и великие путешественники древности, например Марко Поло, который вынес из Китая идею использования бумажных денег взамен золотых и серебряных монет.
Европейцы скопировали множество идей и технических приспособлений, появившихся сначала в странах Азии, например порох, магнитный компас, телегу, коленчатый вал, игру в карты, бумажные деньги, хомут, бумагу.
Британцы заимствовали многие идеи и технологии из Китая, Греции и Древнего Рима. Ф. Бродель сообщает о том, что первые "настоящие фабрики", появившиеся в Англии в 1716 - 1717 гг., были скопированы с ткацких фабрик Италии в результате двухлетнего шпионажа. Особенно много англичане заимствовали у голландцев. А. Мэддисон, например, отмечает: "Фактически большинство британских достижений было связано с копированием голландского опыта создания торговой капиталистической модели хозяйствования.
Об этом можно говорить в таких областях, как сельское хозяйство, строительство каналов, судостроение, банковская система, международная специализация. В сельском хозяйстве и услугах... Великобритания была последователем, а не лидером".
В 1776 г. даже Адам Смит убеждал в необходимости конкурировать с достижениями голландцев в области технологии, разделения труда и т.п.
В известной книге, вышедшей в 1890 г., Уильямс приводил много конкретных примеров того, что немцы раздражали англичан стремлением к имитации.
"Немцы следовали за англичанами след в след, импортируя их оборудование и инструменты, нанимая там, где это было возможно, лучших работников, копируя их методы работы и организации производства".
Немцы даже посылали большое количество людей в английские учебные заведения. Например, в Манчестерской технической школе каждый третий ученик был иностранцем, который после занятий изучал практические навыки работы со специальным учителем.
США, соперничая с Англией в XIX в., самым активным образом копировали опыт европейских стран, особенно английский. В годы своего становления США были известны как "страна копировщиков". Процесс заимствования зарубежного опыта не остановился и после того, как США заняли лидирующие позиции.
Например, реактивный двигатель был изобретен в Англии, но освоен коммерчески в США. Английская компания "И Эм Ай" изобрела прибор для считывания сигналов мозга, но продала технологию американской компании "Дженерал электрик". Количество идей и изобретений, скопированные США у стран Европы, удивляет - автомобиль, бессемеровский метод разливки стали, ткацкая машина, радио, радар, атомные электростанции, полиэстер, пенициллин. США не были лидером в области науки и техники вплоть до послевоенного периода.
В 1543 г. попавшие в шторм португальские моряки пристали к берегу Японии и обменяли несколько ружей на еду и воду. Тридцать лет спустя один из моряков, вернувшись в Японию, обнаружил там 20 тыс. вооруженных людей - их ружья были точной копией его оригинала.
Гораздо раньше японцы заимствовали у китайцев философию, музыку, кулинарное искусство, одежду, виды спорта, поэзию, иероглифы, методы административного управления, приспособив все это к своему собственному духу и характеру. В конце концов Япония стала конкурировать в области культуры с Китаем.
Японцы сами изолировали себя от остального мира на протяжении 250 лет, начиная с XVII столетия. А затем, после революции Мэйдзи, начиная с 1868 г. они снова сделали страну открытой и начали самым активным образом использовать чужие идеи и технологии.
Команды японцев буквально хлынули в Европу и США для того, чтобы изучить там опыт в самых различных отраслях.
Они копировали немецкие законы, французское устройство армии, английскую систему управления флотом. Английские специалисты приглашались для руководства строительством железных дорог, телеграфной связи и военных судов, Была использована немецкая система организации медицинской помощи и здравоохранения. Итальянцы приглашались в Японию для того, чтобы обучать живописи и ваянию.
В послевоенный период Япония заимствовала множество идей в США. Например, транзистор был придуман в "Белл лаборетри". Так как эта лаборатория не смогла организовать его коммерческого использования, то лицензия была предложена за 25 тыс. долл. В 1953 г., несмотря на сопротивление правительства, компания "Сони" купила эту лицензию.
Компания "Ар Си Эй" в 1950 г, продала японцам технологию по изготовлению цветных телевизоров "Юнимейшн", продала лицензию на изготовление роботов "Кавасаки". Первый коммерческий видеомагнитофон также был разработан американской компанией "Эмпекс", однако именно "Сони" превратила эту разработку в удачный коммерческий продукт.
Обычно "преследователи" не просто копируют идеи лидера. Они приспосабливают их к своим особенностям, совершенствуют, а также, что особенно важно, гораздо быстрее реализуют эти идеи на рынке.
Как говорил один старый японец: "Самая большая благодарность ученика по отношению к своему учителю заключается в том, чтобы превзойти его".
Глава IX Уроки истории: соперник приближается

Урок 8. Повышение качества и ориентация на потребителя - основные стратегические установки стран, преследующих лидера
В начале XIX столетия британские промышленники были широко известны в мире своим искусством, вниманием к деталям и тщательным контролем запасов. Пренебрежительное отношение к организации производства не допускалось. Поэтому на всемирной выставке, состоявшейся в 1851 г. в лондонском Хрустальном дворце, Англия лидировала по уровню качества.
Немцы, наоборот, производили в то время низкокачественные товары. Например, на парижской выставке 1865 г. немецкие товары были низкокачественными и дешевыми.
Одиннадцать лет спустя, в 1876 г., на выставке в Филадельфии немецкие товары также были подвергнуты критике за низкое качество даже немецкими экспертами. Это создало переполох в Германии, немецкие промышленники в самые короткие сроки пересмотрели подход к обеспечению качества: они стали ориентироваться на потребителя.
Одной из причин повышения качества немецких товаров было особое внимание к развитию промышленного производства в целом. Основной упор стал делаться на использование новейшей технологии, которая к тому же постоянно обновлялась, Все работники крупных предприятий целенаправленно и сознательно вовлекались в процесс технического и технологического обновления производства, причем особенно энергичные усилия предпринимались для того, чтобы каждый сознательно участвовал в этом процессе.
Английские бизнесмены, посещавшие в то время немецкие предприятия, писали после возвращения о высокой эффективности и чистоте, которую они там обнаружили. Они писали о том, как рационально используются на немецких предприятиях различные материалы, например масло и топливо, отмечалось также рациональное расходование денежных средств. Английские наблюдатели отмечали также аккуратность и хороший внешний вид работников на немецких предприятиях, который выгодно отличался от внешнего вида рабочих тех же профессий в Англии.
Немецкие менеджеры имели в основном техническое образование. В Англии многие управляющие в промышленности умели главным образом считать деньги.
К концу XIX в. ситуация изменилась, исчезли "рабское" подражание и подделки, характерные для первой половины столетия немецкие товары наконец завоевали признание высоким качеством, В конце XIX в. немецкие товары удостоились настоящего триумфа на выставках в Чикаго (1893 г.) и в Париже (1900г.).
Одновременно с повышением качества изделий немецкие фирмы стали все больше внимания уделять обслуживанию потребителей, в то время как британцы практически игнорировали эту область деятельности.
Немецкие производители подгоняли конструкцию и внешний вид изделий под вкусы различных групп потребителей и были готовы учесть любой намек на необходимость улучшения конструкции и качества.
Английские торговцы в это время отказывались осуществлять расчеты и использовать систему мер и весов, отличную от принятой в Англии. Торговые дома принимали только крупные заказы, а немецкие были готовы выполнять любые мелкие заказы, которые позднее возрастали.
Британские компании требовали оплаты счетов наличными или давали кредит не более чем на три месяца. Немецкие торговцы обычно предоставляли кредит на срок от четырех до десяти месяцев.
Британцы, как правило, оставались дома, писали письма и рассылали каталоги на английском языке. Немцы, наоборот, издавали каталоги на местных языках, изучали иностранные языки, всегда были готовы к путешествиям за рубеж и неудобствам.
Немецкие фирмы обычно продавали продукцию непосредственно потребителям. Это позволило оперативно устранять недостатки и постоянно совершенствовать изделия. Англичане использовали посредников. Короче говоря, если немцы ориентировались главным образом на интересы потребителей, то английские производители, наоборот, - на свои.
Американцы в тот период также в большей степени ориентировались на удовлетворение запросов потребителей, постоянно обновляли свою продукцию в соответствии с новыми потребностями.
В XX в. Япония фактически повторила немецкую модель промышленного развития, перейдя от выпуска низкокачественных и дешевых товаров к товарам высшего качества, ориентированным на потребителя.
Например, один из работников японской компании "Фудзи-Ксерокс" так охарактеризовал этот подход: "Мы стали на путь учета всех пожеланий потребителей, изучения методов работы конкурентов, интенсивных научных исследований".
Некоторые американские производители товаров и услуг стали обращать также внимание и на качество. Однако многие уже опоздали. Американские потребители предпочитают сегодня японские товары и стиль работы.
Урок 9. Парадокс протекционизма - cоперники выигрывают, а лидер проигрывает
В начальные периоды промышленного становления Англия, США и Япония использовали политику протекционизма для того, чтобы защитить слабые отрасли и начать преследование лидера.
На протяжении XVIII столетия, в период соперничества с Нидерландами, Англия была страной с развитой системой протекционизма.
Адам Смит был первым, кто утверждал, что Англия должна отменить протекционистские барьеры и что "свободная торговля", базирующаяся на сравнительных преимуществах партнеров, принесет всем взаимную выгоду,
Однако идеи А. Смита о политике невмешательства правительства в сферу торговли воспринимались очень медленно. Даже в 1815 г. Англия была антиподом свободной экономики. Правительство регулировало уровень заработной платы; цены; условия работы; тарифы, защищающие сельское хозяйство и промышленность; устанавливало запреты на экспорт оборудования и эмиграцию квалифицированных рабочих. Специальные законы регулировали колониальную торговлю и морские перевозки, тысячи налогов регулировали всю экономическую жизнь.
Фактически в течение многих лет Англия имела в высокой степени регулируемую экономику.
По мере развития и укрепления позиций многие ограничительные законы и барьеры были отменены. Одни специалисты считали, что именно торговые барьеры и правительственное регулирование создали условия для процветания. Другие, наоборот, утверждали, что как только Англия отменила протекционистские барьеры, она стала самой могущественной державой. Никто не мог привести научных доказательств своей точки зрения, однако факты говорят о том, что на начальных стадиях развития в Англии существовала развитая система протекционизма и протекционизм ослабевал по мере развития экономики и укрепления позиций.
К середине XIX столетия в Англии были отменены практически все торговые ограничения, и ее экономика стала самой открытой в мире. Поощрялось даже использование демпинговых цен.
Позднее обстановка изменилась. Новые конкуренты, особенно Германия и США, становились все сильнее. Новости об усилении конкуренции во всех странах мира стали все чаще появляться в английской прессе. Более дешевые и качественные импортные товары хлынули на внутренний рынок Англии. Американцы стали увеличивать поставки на британский рынок телефонов, инструментов, оборудования для электрических железных дорог, спичек, обуви, книг, пищевых продуктов, лекарств и т.д. Количество рабочих мест стало сокращаться, предприятия разорялись. Поднялся крик, что Англия может быть раздавлена зарубежными производителями.
Число сторонников свободной торговли стало уменьшаться. Стали раздаваться обвинения со стороны конкурентов в "нечестных" методах. Напряженность и недовольство возрастали. Увеличилось число сторонников свертывания торговли с Германией и США.
Однако, несмотря на усиливающееся давление, правительство Англии нe сразу пошло на возведение протекционистских барьеров. На протяжении первого десятилетия XX в. система свободной торговли оставалась практически без изменения. Однако по мере обострения конкуренции количество защитников свободной торговли в Англии становилось все меньше. В 1915 г. были введены импортные квоты. Сталелитейная промышленность Англии начала полагаться на протекционизм, создалось положение, при котором английская экономика стала как бы уходить в отставку из промышленности, торговли и финансов. В 1919 г. были предприняты новые протекционистские шаги, в результате которых страны, входящие в Британскую империю, получили специальный преференциальный режима торговле.
Когда США отменили в 1930 г. тарифы Смута-Хьюли, Англия развернула протекционизм в полном масштабе.

Рис. 6. Усредненные уровни тарифов США. U.S. Bureau of the Census. Highlights of U.S. Export and Import Trade, Historical Statistics 1982.
Многие считают, что США всегда защищали систему свободной торговли. Это верно, если иметь в виду внутренний рынок. Отношение к внешней торговле было иным. США окружили себя мощными протекционистскими барьерами (рис. 6). США на протяжении почти трех четвертей периода своего существования были протекционистской страной с высокими таможенными тарифами. Единственными периодами относительно низких протекционистских барьеров было время накануне Гражданской войны и после каждой из мировых воин. Даже после того, как США обогнали Англию по уровню производительности труда, в 1890 г. были введены новые тарифы, повышающие цену импортных товаров в среднем на 50%, а в 1897 г. - до 57%. Эти меры поставили барьер на пути многих товаров из Англии и других стран. Британские производители обвинили тогда США в создании "закрытого рынка" и в "нечестной" конкуренции. Американский протекционизм достиг своего пика с принятием знаменитого закона Смута - Хьюли. Он вызвал немедленную изоляцию от других стран, повышение уже существующих торговых барьеров и начало Великой депрессии 30-х годов.
В конце второй мировой войны США сменили тактику в этой области и в 1947 г. возглавили движение по сокращению торговых тарифов через Генеральное соглашение о тарифах и торговле (ГАТТ), а также через Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Обе эти организации были созданы для того, чтобы хотя бы частично снизить торговые барьеры между их членами. В тот период именно США стали страной с самыми низкими торговыми барьерами и выступали за создание мирового свободного рынка.
Однако в последнее время стремление США к созданию свободной системы торговли по мере того, как усиливается конкуренция, начинает ослабевать. Это напоминает ситуацию, сложившуюся в Англии в конце XIX в. США могут повторить все ошибки, которые были сделаны Англией в период спада и ослабления экономических позиций.
Япония также использовала высокие протекционистские барьеры в начальный период промышленного развития, а именно в 50-е и 60-е годы. Однако уже с конца 60-х годов Япония начала ликвидировать как тарифные, так и нетарифные торговые ограничения. По имеющимся оценкам, Япония и США имеют сегодня примерно равный уровень протекционизма.
Японцы действовали в этой области примерно так же, как и другие страны, включавшиеся в прошлом в гонку за мировое лидерство. Сначала, когда промышленность была относительно слабой, они использовали высокие протекционистские барьеры, а затем их снижали по мере усиления позиций отечественных фирм. Если Япония и США вместе или порознь последуют примеру Англии и повысят протекционистские барьеры, то история повторится.
Девятый урок истории состоит в том, что после достижения экономической зрелости страны-лидеры используют протекционистские барьеры для того, чтобы снизить уровень конкуренции на внутреннем рынке, сохранить рабочие места и помешать изменениям. Этот бумеранг, к сожалению, возвращается и поражает экономику ослабевающего лидера. Самый лучший ответ в такой ситуации - принять вызов. Однако для богатой и уже "зрелой" страны это нелегко,
Урок 10. Возможности страны-лидера бороться со временем ослабевают
Большинство древних цивилизаций создавали свою систему поддержки социальной стабильности, развития религии, политических и экономических воззрений, Однако стабильность и традиции далеко не всегда могли содействовать нововведениям.
Например, пока древние греки уважали традиции, они постоянно стремились к познанию нового, "Человек всегда хочет услышать новую песню", - говорил Телемах своей матери в поэме "Одиссея", А один из древних авторов описывал жителей Афин как людей, которые "проводят все время, стараясь сказать или услышать что-то новое".
Однако через несколько столетий дух новаторства исчез, и греки потеряли способность быстро реагировать на изменения в окружающем мире. Они достигли определенного равновесия и жили прошлым. В результате Греция была включена в состав более сильной Римской империи.
Римляне также менялись по мере усиления и развития империи. Это проявлялось даже в строительстве укреплений. Так, если в период становления римские военные отряды строили вокруг своих походных лагерей заборы с широкими проходами для контратак, то в более поздние времена они насыпали высокие земляные укрытия с узкими проходами, через которые контратаковать было невозможно. Они уже ориентировались на сохранение имеющегося, что привело к преобладанию оборонительной стратегии над наступательной. В результате Рим стал легкой добычей для захватчиков.
В начале XVIII в, голландцы также были активными экономическими и социальными реформаторами. Впоследствии, однако, стремление к реформам сменилось консерватизмом, Став богатыми, они стали бояться предпринимательского риска. Новые методы производства и торговли с трудом пробивали себе дорогу.
Пассивных голландцев сменили на позиции лидера предприимчивые и активные англичане, они оснастили свою промышленность новыми машинами, создали фабрики первой промышленной революции. Даже разрушения машин и механизмов луддитами в начале XIX в. не смогли остановить процесс развития. Однако постепенно, так же как и многие другие нации, англичане, стараясь удержать достигнутое, потерпели поражение от Германии и США.
Ориентируясь на сохранение достигнутого в промышленном производстве и управлении, англичане утеряли лидирующие позиции в добывающей промышленности, судостроении и других областях, а их место заняли немцы и скандинавы.
Когда британцы сталкивались с превосходством и новой технологией иностранцев, типичной реакцией на это, как отмечал Маккинзи, была следующая:
"Послушай, Дик, возможно, ты прав. Я не буду говорить, что ты ошибаешься. Но почему я что-то должен менять? Эти станки служили верой и правдой моим отцу, деду, поэтому я считаю, что они сойдут и для меня".
Работники умственного труда, инженеры, технические специалисты также потеряли восприимчивость к новому. Они стали ориентироваться не на изменения, а на стабильность. Их главным интересом стало сохранение постоянной работы, а не поиски чего-то нового.
В конце концов Англия попыталась что-то сделать для организации отпора соперникам, однако было уже слишком поздно.
Перед американцами возникает естественный вопрос -смогут ли США оказать сопротивление? Или под грузом привычек и традиций американская экономика уже не сможет сопротивляться наступлению конкурентов? Вступила ли Америка в свой критический период?
Поворотный пункт: закат или возрождение?
Не вызывает сомнения то, что США вступили в своего рода "критический возраст", который необходимо будет преодолеть. Совершенно ясно, что период экономического могущества и лидерства, пришедшийся на 50 - 60-е годы, уже никогда не повторится. Другие страны уже почти догнали США по уровню производительности и экономическому развитию.
Хотя США пока и остаются экономическим лидером, однако неизвестно, что случится в ближайшие десятилетия. Вступление США в критический период совершенно не означает неизбежного проигрыша. Рост может возобновляться, и развитие может пойти по нарастающей, а не по нисходящей.
Для того чтобы превратить период "критического возраста" в творческую паузу и обеспечить дальнейший рост производительности, для американского бизнеса и правительства существует только один путь - выработать программу действий и осуществить новый рывок.
Следующие десять глав мы хотим посвятить описанию десяти направлений, по которым нужно предпринимать действия, необходимые для обеспечения нового рывка вперед. Это будет своего рода программа для корректировки курса.
Часть IV. Программа корректировки курса: частный сектор - Глава X Программа корректировки курса

Подводя итоги нынешнего этапа структурных изменений, можно охарактеризовать результаты фразой, которую использовали еще древние китайцы, когда хотели подчеркнуть безрезультатность реформ: "Много людей шумит на верхней ступени лестницы, но никто не спускается вниз".
Огромное количество слияний и поглощений, планы по изменению ассортимента, финансовые маневры и тому подобные действия приводят к скромным результатам в плане повышения производительности и конкурентоспособности.
Возникает вопрос - почему? Наверное потому, что при всей возможной целесообразности все эти оборонительные маневры не могут заменить тех решительных действий, которые нужно осуществить в сложившейся ситуации. Еще хуже то, что все эти действия создают опасную иллюзию, что американская промышленность перестраивается и что она готова дать отпор конкурентам. На деле, однако, происходит отвлечение внимания и усилий от использования настоящих резервов повышения производительности и конкурентоспособности, затемняя методы создания товаров и услуг, а также роль людей в этом процессе.
Конечно, было бы неверно утверждать, что менеджеры и рабочие просто сидят и ждут, что скажут банкиры с Уолл-стрита. Американские компании пытаются использовать самые разные методы, такие, как "кружки качества", новые формы оплаты, уменьшение размеров предприятий, долгосрочные программы повышения качества работы, переход на новые источники снабжения, инициативные планы, премии, автоматизацию.
Как отмечал один менеджер, работникам американских компаний кажется, что их как бы пропускают через своеобразную экономическую стиральную машину.
Однако большинство этих нововведений очень быстро терпит неудачу по причинам, которые лежат в основе их популярности. Все они не способны изменить соотношения сил, сложившегося между руководством компаний и профсоюзами, Они не бросают вызов методам работы, управленческому аппарату, профсоюзам или традиционной системе взаимоотношений между производителями и потребителями.
Все эти методы не способны устранить базовые, исторические причины того, почему промышленность США не может обновиться. Как будет показано ниже, возможность сделать что-то в нужном направлении есть у каждого, кто готов предпринять радикальные действия.
К счастью, сотни американских фирм уже начали перестройку деятельности в нужном направлении, понимая, что только за счет финансовых маневров невозможно решить сложные проблемы и победить в развернувшейся борьбе. Но для того чтобы достигнуть необходимого уровня понимания проблем, требуется драгоценное время, менеджеры должны пройти через ряд этапов, который мы условно назвали "рабочим циклом".
Сквозной цикл
Изучение показало, что американские компании реагируют на угрозу конкурентов примерно так же, как предупрежденные люди реагируют на кризисную ситуацию или травму. Их действия можно разделить на пять этапов, которые психологи называют "сквозным циклом".
1. Отрицание и недоверие.
2. Злость и поиск виновных.
3. Выгадывание времени и проведение тестов.
4. Отступление.
5. Осознание реальности и выработка новой программы действий.
Рассмотрим каждый из них.
Этап 1: отрицание и недоверие
Первой реакцией на информацию о кризисе в области производительности и конкурентоспособности является отрицание и недоверие. Несмотря на газетные статьи, репортажи и выступления политиков, удивительно много людей до сих пор не верят в то, что они столкнулись с кризисом, который требует от каждого изменения поведения.
Они обычно считают, что:
1. Проблемы эти - временные, они появились под воздействием временных факторов: изменение курсов валют, циклические явления, омоложение рабочей силы, высокая зарплата, налоги, инфляция и т.п.
2. "В то время, когда другие фирмы испытывают трудности, с моей компанией ничего не случится". Например, обследование 1000 руководителей из 512 крупнейших американских компаний показало, что, хотя 78% опрошенных считают производительность "важнейшей проблемой", менее чем 5% из них признали, что повышение производительности труда и качества является их главной задачей.
3. "Мы имеем самый высокий в мире уровень технологии. Почему мы должны делиться своими знаниями".
4. "Все новые методы управления просто трюки, они не для серьезных деловых людей".
5. "Мы -великая компания. Если мы просто реализуем то, что мы знаем и умеем лучше других, то этого будет достаточно для успеха".
Подобное отношение к имеющимся проблемам можно было наблюдать еще совсем недавно в наиболее мощных отраслях американской промышленности: сталелитейной и автомобильной. Сталелитейная промышленность США не могла освоить новые технологии, изменить систему управления или уменьшить размеры предприятия до тех пор, пока ее доля рынка не сократилась очень значительно. Несмотря на предупредительные сигналы, президент "Бетлехем Стил" объявил в 1971 г.: "Долгосрочная угроза зарубежных конкурентов, по-видимому, уменьшена".
То же самое отношение имело место и в автомобильной промышленности. Председатель совета директоров "Дженерал Моторс" сказал в 1989 г. следующее: "Дженерал Моторс" готова встретить и победить любого отдельного конкурента и всех зарубежных конкурентов вместе взятых". Вскоре компания потеряла 10% рынка, частично в пользу иностранных фирм, а частично в пользу "Форда" и "Крайслера", которые не были столь самоуверенными. Фактически в 1986 г. прибыли компании "Форд" впервые с 1924 г. превысили прибыли компании "Дженерал Моторс".
Как мы уже доказали в ходе анализа исторического опыта, для лидеров является фатальной ошибкой отрицать наличие проблем и относить тревожные предупреждения к разряду неудобных, обманчивых и непатриотических действий.
По нашим оценкам, около 20% американских компаний все еще отрицают угрозу со стороны конкурентов. Большая часть таких компаний действует в сфере услуг. До сих пор слишком много людей в банковской и финансовой сферах, в секторе промышленных и потребительских услуг действуют так, словно они имеют иммунитет против иностранной конкуренции,
Постепенно, когда угроза уже не может игнорироваться, наступает следующая стадия - "злость и поиск виновных".
Этап 2: злость и поиск виновных
Когда люди начинают на себе чувствовать различные негативные явления, такие, как потеря доли рынка, потеря рабочих мест, потеря членства в профсоюзе, уменьшение зарплаты и прибыли, они начинают оглядываться вокруг и искать виновного, По нашим оценкам, около 20% американских фирм находится именно на этой стадии - обвиняют кого-то в своих ошибках и ожидают, что правительство им поможет.
Многие управляющие обвиняли во всех бедах профсоюзы, которые требовали повышения зарплаты. Профсоюзы в свою очередь обвиняли во всех грехах руководство компаний. Обе противодействующие силы заняли позиции по разные стороны баррикад и не хотят идти, как это бывало раньше, на компромисс.
Особая раздражительность и обида направлены против внешнего "врага", который обвиняется в демпинге, слишком больших накоплениях, низких ставках зарплаты или в непонимании значения крупных ежеквартальных премий. Слишком многие менеджеры отстаивают рыночную систему и свободу конкуренции в принципе, однако только до тех пор, пока зарубежные конкуренты не начинают брать верх. После этого компании и профсоюзы требуют у правительства защиты своих интересов с помощью протекционистских мер,
Доходит до того, что положительное торговое сальдо приводит к обвинениям в нечестной торговле. Если проводить оценку по таким меркам, то можно говорить о том, что США вели нечестную торговлю весь послевоенный период.
Конечно, можно привести примеры того, как компании использовали протекционистские тарифы для наведения порядка в своей области. Например, компания "Харлей энд Дэвидсон" обратилась после пяти лет действия ограничительных тарифов к правительству США с просьбой об их отмене. К сожалению, такой пример является исключением, а не правилом. Данные говорят о том, что протекционизм помог сохранить отрасли рабочие места только в небольшом количестве случаев. Такая практика стоила потребителям миллиардов долларов из-за искусственного завышения цен (например, на мотоциклы) и замедляла процесс принятия корректирующих мер,
В случае когда отрицание и злость не действуют, люди постепенно переходят к третьему этапу.
Этап 3: выгадывание времени и проведение тестов
На этапе 3 люди начинают выгадывать время и пытаются выяснить причины. Примерно 30% американских фирм, как мы считаем, находятся именно на этой стадии, а те, которые находятся на следующих этапах, уже прошли этап 3.
Здесь можно выделить два наиболее распространенных подхода. Первый используют компании, имеющие коллективные контракты с профсоюзами. Обе стороны пытаются выиграть время, идут на мелкие взаимные уступки, потом требуют возврата к прежним договоренностям. Это напоминает торг кредитора с должником, просрочившим платеж.
Когда начинаются такого рода переговоры, можно прогнозировать, что никакие сокращения зарплаты не смогут обеспечить повышения эффективности труда. Например, в период с 1978 по 1986 г, авиакомпания "Истерн Эйрлайнс" четыре раза снижала зарплату своим работникам, однако возможность банкротства все время была за спиной. В конце концов эта компания была продана другой фирме.
Другая стратегия оттягивания времени заключается в том, чтобы начать реализацию программ, нацеленных на повышение производительности, качества и вовлечение работников в управление. Некоторые из таких компаний успешно переходят к этапу 5 и начинают проводить взаимоувязанный комплекс мероприятий, направленных на повышение производительности и качества.
Другие ограничиваются короткими программами, которые редко приводят к ощутимым результатам. Менеджеры таким образом только создают видимость активных действий, обеспечивая отличные материалы для слайдов и ежеквартальных собраний.
Профессор Ричард Хаксмен из Гарвардской школы бизнеса выделяет три наиболее популярных и наименее эффективных подхода к повышению производительности. Первый - делается что-то, но не меняются базовая технология и система управления, используемые для производства товаров или услуг. Второй - не осуществляется изменений в системе ответственности и власти в организации. Третий - не учитывается "человеческий фактор".
Неудивительно, что многие программы повышения производительности заканчиваются неудачей из-за недостатков средств, слабого планирования, организации второстепенных видов деятельности. Именно поэтому многие американские потребители предпочитают импортные товары за их качество, точную доставку и хорошее обслуживание.
После того, как усилия на этом этапе не приносят результатов, перед компаниями появляются следующие альтернативы Они могут отдать рынок и продать убыточные производства, Они могут попытаться взаимоувязанно решить десять сложных проблем, произвести реальную перестройку своей деятельности и не выходить из игры.
Этап 4: отступление
В условиях осады для того, чтобы выжить, компании могут многое сделать:
1. Перенести операции за границу.
2. Закрыть предприятия.
3. Прекратить финансирование неприбыльных видов деятельности.
4. Сократить количество выпускаемых изделий.
5. Большую долю комплектующих частей покупать за рубежом.
6. Продать предприятие иностранцам.
По нашим оценкам, около 15% фирм находятся именно на этой стадии. Они сворачивают производство, продают предприятия, уходят с рынка, уступают место иностранным компаниям, Практика свидетельствует, что долю рынка, отданную однажды агрессивному конкуренту, очень трудно вернуть назад. Как будет показано ниже, компания "Ксерокс" была одной из немногих фирм, которой удалось вернуть рынок недорогих копировальных машин после ухода с него под давлением конкурентов.
Некоторые из перечисленных выше шагов являются, без сомнения, вполне рациональными с точки зрения достижения краткосрочных результатов, особенно если они - часть более обширного плана по борьбе с новыми, непривычными методами конкуренции. Однако существует и много примеров того, что компании слишком поспешно закрывают предприятия и уходят с рынка под предлогом неспособности действовать там эффективно. Новые владельцы неэффективных предприятий - это зачастую иностранцы, которые открывают снова эти предприятия, обеспечивают их успешную работу, изменив подход к управлению. Факты говорят о том, что многие фирмы предпочитают добровольный уход с рынка попыткам повысить эффективность производства за счет перестройки деятельности. Обследование причин закрытия предприятий, проведенное в 1986 г., показало, что ни на одном из них не предпринимались попытки использовать такие прогрессивные методы, как вовлечение работников в управление, обеспечение широкого доступа к информации, распределение прибыли с целью повышения эффективности.
Одни компании могут пройти этап 4 и осуществить глубинные изменения в своей деятельности. Другие переходят прямо от этапа 3 к этапу 5, т.е. к этапу осознания необходимости изменений и их осуществления.
Этап 5: осознание реальности и выработка новой программы действий
Фирмы, находящиеся на этапе 5, обнаружили различные подходы к перестройке своей деятельности. Обследование нескольких сотен компаний в Американском центре производительности показало, что невозможно обеспечить заметный успех в повышении производительности и конкурентоспособности без комплексного решения так называемых "десяти наиболее важных проблем". Именно они и составляют предлагаемую нами Программу действий.
Каждый из последующих разделов посвящен будет одной из проблем:
1. Операционные системы управления.
2. Организационная структура.
3. Качество.
4. Вовлечение работников в управление,
5. Конкурентная компенсация,
6. Стабильный состав работников.
7. Профессиональная подготовка и повышение квалификации.
8. Система финансовой отчетности.
9. Символы, статус и членство.
10. Взаимоотношения между рабочими и руководством.
По нашим оценкам, не более чем 15 % американских фирм осуществляют взаимосвязанное решение этих десяти важнейших проблем и осуществляют изменения в своей деятельности, способные обеспечить повышение уровня конкурентоспособности в долгосрочной перспективе. Большинство же американских компаний продолжают использовать методы и системы управления операциями, созданные в "золотой век" американского бизнеса с помощью школ бизнеса и своих собственных бюрократов, продолжающих "спать" на своих постах.
В отличие от рыночной стратегии, управления активами или финансовой структурой десять важнейших проблем, перечисленных выше, привлекают внимание руководителей бизнеса далеко не автоматически, так как никакие стратегические решения не принесут результатов без одновременного решения и этих проблем. Другими словами, задача состоит в том, чтобы не только реализовать новые стратегические установки ведения бизнеса, но и подготовиться к соперничеству с более изощренными конкурентами.
Почему эти проблемы "критические"
Где бы мы ни информировали управляющих и рабочих о "десяти критических проблемах", практически у каждого возникают вопросы типа: "Почему мы должны это делать?" или восклицания: "Мы не можем делать это!"
Естественно, они не очень хотят осуществлять описанные выше изменения. Причина такого нежелания состоит в том, что:
эти изменения входят в конфликт с американскими управленческими традициями, представлениями, принципами и опытом;
использование "человеческого фактора" в управлении является наиболее слабым местом американского менеджмента;
необходимость осуществлять структурные изменения в процессе принятия решений и контроля, оплате труда, организационной структуре нарушает традиционную модель управления и подходы к руководству, усвоенные раньше в школе бизнеса или эмпирически;
изменения несут разочарование в традиционных системах распределения власти и информации;
предпринимаемые реформы затрагивают деятельность всей организации, а не отдельных подразделений.
По этим причинам выработка и реализация новых программ повышения конкурентоспособности являются нелегким делом, и поэтому большинство американских компаний ограничиваются пока только словами о необходимости глубинных реформ. Конечно, проводить реформы нелегко. Как говорил один руководитель, этот процесс можно сравнить с "попыткой перебрать двигатель, когда автомобиль мчится по шоссе".
К счастью, число компаний и профсоюзов, начавших осуществлять пятый этап реорганизации, увеличивается каждый день и все больше фирм открывают для себя следующие принципы решения возникших проблем.
1. Для решения накопившихся проблем необходима фундаментальная перестройка традиционных систем управления, Все другие локальные меры либо не принесут эффекта, либо уже запоздали.
2. Настоящие, глубокие реформы являются длительным процессом, а не одноразовым событием. Необходимые изменения должны подготавливаться, инициироваться и осуществляться. Даже если проблемы сегодняшнего дня будут решены, фирмы могут столкнуться с другими проблемами в будущем.
3. Перестройка работы будет затрагивать все аспекты ведения бизнеса - от технологии, организации работы и оплаты труда до взаимоотношений между производителями и потребителями.
Сможем ли мы переориентироваться вовремя?
На протяжении последних 10 лет Американский центр производительности обследовал сотни фирм, уже начавших перестройку своей деятельности. Все эти фирмы можно разделить на пять групп в зависимости от того, на каком этапе они находятся. Данные этого обследования представлены в табл. 15.
Таблица 15
Распределение фирм по этапам проведения реформ, %
Этапы
1977 Г.
1982 Г.
1987 Г.
Отрицание
90
50
20
Злость
5
20
20
Выгадывание времени
0
20
30
Отступление
0
5
15
Проведение реформ
5
5
15
100
100
100
Как можно увидеть из таблицы, тенденция весьма обнадеживающая, однако число компаний, вступивших на этап 5, по-прежнему слишком незначительно. По-видимому, для многих будет странно то, что по меньшей мере 20% американских компаний до сих пор отрицают наличие самой проблемы усиления конкуренции.
Одна из причин такого положения состоит в том, что многие менеджеры, профсоюзные лидеры и рабочие просто не знают, что нужно делать, и не уверены, что изменения нужны вообще. В следующих главах мы приведем много примеров успешных действий и творческого подхода к решению десяти критических проблем, о которых упоминалось выше. Мы начинаем с важнейшей проблемы: создания более эффективных операционных управленческих систем.
Глава XI Интегрированные операционные системы

Первой сложной проблемой нашей программы реорганизации компании является перестройка операционной системы, или системы управления производственно-сбытовыми операциями. Главным тестом, по которому можно определить эффективность такой системы, является способность компании конкурировать на рынке. Используя этот критерий, можно говорить о том, что обобщенная модель системы управления американской компании не отвечает сегодняшним рыночным условиям.
1. Жизненный цикл товаров стал короче, номенклатура шире, объемы выпуска меньше. Однако многие фирмы продолжают действовать, используя системы управления, рассчитанные на выпуск больших партий стандартных продуктов,
2. Технологические процессы существенно усложнились по сравнению со старыми конвейерными линиями, возросли требования к квалификации и уровню подготовки рабочих и специалистов.
3. Требования к уровню качества обслуживания и времени выполнения заказов стали слишком высокими для традиционных производственных систем и механизма принятия решения.
4. В то время как доля стоимости рабочей силы в издержках производства уменьшается, а объем информационной работы возрастает, производительность все еще измеряется затратами труда.
Новые условия на рынке требуют создания более простых и гибких систем управления. Наиболее конкурентоспособные системы управления операциями, которые мы когда-либо встречали, имели следующие 10 характеристик.
1. Небольшие подразделения, укомплектованные меньшим числом, но более высококвалифицированных людей.
2. Небольшое число уровней управления.
3. Структура, основанная на группах (командах) специа листов,
4. Графики и процедуры работы, ориентированные на потребителей.
5. Возможности для гибкой комплектации.
6. Минимальный объем запасов.
7. Быстрая реакция на изменения.
8. Гибко переналаживаемое оборудование.
9. Высокая производительность и низкие затраты.
10. Высокое качество продукции и ориентация на прочные связи с потребителями.
К сожалению, американцы слишком полагаются на традиционные системы управления. Это происходит потому, что они или не хотят осуществлять необходимые изменения, или не знают, что делать. К счастью, существуют примеры более рационального подхода.
Например, 18 предприятий компании "Проктер энд Гэмбл" работают на 30 - 40% эффективнее и производительнее, чем другие заводы данной компании. Эти предприятия действуют также более гибко и оперативно.
Подразделения компании "Ксерокс" после реорганизации работают на 30 % производительнее, чем до нее.
Компания "Федерал Экспресс", ориентируясь на повышение эффективности, организует доставку грузов за один день, принимая заказы на 60 дней вперед.
Электронные пишущие машинки и клавиатуры для персональных ЭВМ, выпускаемые компанией "Ай Би Эм" в Лексингтоне, штат Кентукки, вполне сопоставимы по качеству и издержкам с аналогичными изделиями японских фирм. Издержки на галлон продукции лакокрасочного завода компании "Шэрвин-Уильямс" в Ричмонде, штат Кентукки, на 45% ниже, производительность - на 30% выше, а уровень невыходов на работу на 60% ниже, чем на аналогичных предприятиях при использовании такого же оборудования и материалов.
Совместная американо-японская компания "НУММИ" ежегодно выпускает 250 тыс, автомобилей двух типов силами 2500 работников. Перед тем, как этот завод перешел в руки японцев, он принадлежал "Дженерал Моторс", где 7800 человек выпускали меньшее количество машин.
Эти американские компании работают по меньшей мере на 30% производительнее своих конкурентов. Поэтому они могут успешно конкурировать с японскими фирмами, показатели которых в области качества и издержек обычно на 30% превосходят достижения западных компаний.
Возникает вопрос, почему эти и другие передовые компании могут действовать более гибко, эффективно и лучше использовать технику и технологию.
Представляется, что секрет их успеха в более эффективной системе управления операциями, которая была создана заново или перестроена с использованием составных частей новой социотехнической системы.
Социотехническое конструирование
Несмотря на сугубо академическое звучание, этот термин на деле означает не что иное, как проведение социологических экспериментов в университетских городках. Цель работы - создать систему управления для более активного вовлечения работников, повышения производительности, качества и прибыли. Можно выделить две составные части такой социотехнической системы. Первая - техническая подсистема - ориентирована на управление инвестициями и технологией. Ее задача - обеспечить условия наиболее эффективного использования технологии, оборудования, причем решение проблемы эффективного использования является более важным, чем выбор тех или иных типов оборудования. Техническая система включает не только оборудование, но и процедуры организации производства, компоновки рабочих мест, рационального использования производственных площадей, обучение работников передовым навыкам, повышение их квалификации.
Социальная подсистема должна обеспечивать эффективную работу технической системы. Она создается в тесной взаимосвязи с технической системой и не передается в распоряжение отдела управления персоналом после установки оборудования. Социальная подсистема должна включать подбор и продвижение кадров, обеспечение распределения ответственности в ходе принятия решений, эффективную систему оплаты и премирования, решение проблемы статуса.
В этой главе мы рассмотрим, каким образом такая социотехническая система действует и что она собой представляет.
Начнем с технической подсистемы, так как многие руководители начинают анализ работы всей компании именно с этой стороны.
Техническая подсистема
В технической подсистеме можно выделить шесть взаимосвязанных характеристик, которые можно трактовать по-разному в ходе социотехнического конструирования.
1. Функциональное назначение и концептуальные установки.
2. Организационная структура.
3. Конструирование рабочих мест и роль работников.

стр. 1
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>