стр. 1
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Л.И. Чуфистова, А.А. Шаронова

ИСТОРИЯ
ТАМБОВСКОГО КРАЯ:
ФИЛОСОФСКИЕ
ТРАДИЦИИ




• ИЗДАТЕЛЬСТВО ТГТУ •
Министерство образования и науки Российской Федерации
Тамбовский государственный технический университет




Л.И. Чуфистова, А.А. Шаронова

ИСТОРИЯ
ТАМБОВСКОГО КРАЯ:
ФИЛОСОФСКИЕ
ТРАДИЦИИ

Учебное пособие




Тамбов
•ИЗДАТЕЛЬСТВО ТГТУ•
2004
ББК Т3(2Р-4Т)
Ч959

Рецензенты:
Доктор философских наук, профессор
А.И. Юдин
Кандидат философских наук, доцент
В.Д. Панков
Чуфистова Л.И., Шаронова А.А.
Ч959 История Тамбовского края: философские традиции: Учебное пособие. Тамбов: Изд-во Тамб.
гос. техн. ун-та, 2004. 76 с.

В пособии рассмотрены концептуальные особенности представителей русского космизма – Н.Ф.
Федорова, В.И. Вернадского, А.Л. Чижевского, дан подробный анализ политических и философ-
ских идей Б.Н. Чичерина, В.Ф. Войно-Ясеневского.
Предназначено для широкого круга читателей, интересующихся прошлым Тамбовского края.

ББК Т3(2Р-4Т)



ISBN 5-8265-0314-9 ? Чуфистова Л.И., Шаронова А.А., 2004
? Тамбовский государственный
технический университет (ТГТУ),
2004




Учебное издание

Чуфистова Лидия Ивановна,
Шаронова Алла Адольфовна

ИСТОРИЯ ТАМБОВСКОГО КРАЯ: ФИЛОСОФСКИЕ ТРАДИЦИИ

Учебное пособие

Редактор Е.С. Мордасова
Компьютерное макетирование Е.В. Кораблевой

Подписано в печать 4.10.04
Формат 60 ? 84 / 16. Бумага офсетная. Печать офсетная
Гарнитура Тimes New Roman. Объем: 4,42 усл. печ. л.; 4,6 уч.-изд. л.
Тираж 150 экз. С. 622M

Издательско-полиграфический центр
Тамбовского государственного технического университета,
392000, Тамбов, Советская, 106, к. 14
И нтерес к культурному прошлому родного края свидетельствует о возрождении русской ду-
ховной традиции.
Все более видное место в системе отечественного универси-тетского образования зани-
мают краеведческие дисциплины.
С тамбовской землей связана жизнь многих выдающихся людей, внесших значительный вклад в
культуру России.
Настоящее пособие представляет собой исследование философского наследия выдающихся
мыслителей, чья жизнь и творчество неотделимы от Тамбовского края. Среди них можно встре-
тить людей энциклопедической образованности, посвятивших все свои творческие силы развитию
многих отраслей научного знания. Это политолог и общественный деятель Б.Н. Чичерин; яркие
представители философии русского космизма – «изумительный и загадочный мыслитель» Н.Ф.
Федоров, ученые-естествоиспытатели В.И. Вернадский и А.Л. Чижевский; архиепископ и гениаль-
ный хирург В.Ф. Войно-Ясенецкий (отец Лука).
Представленная галерея портретов позволяет глубже осмыслить значение тамбовского края в
истории отечественной философской мысли.
Каким-то удивительным образом Тамбовская бескрайняя равнина притянула к себе космически
мыслящих личностей. Космизм является глубинной составляющей русской культуры в период ее духов-
ного ренессанса.
Все содержание пособия, как и стиль преподнесения материала, служит раскрытию данного за-
мысла. Авторы искренне надеются, что результатом их усилий станет более глубокое понимание ос-
новных принципов и идей космизма: единство жизни, разума и космоса, активности и энергетизма
жизни, космического расширения бытия и познания, бессмертия человека. Тамбовщина никогда не бы-
ла духовной провинцией, а, напротив, являлась средоточием напряженных философских исканий, дав-
ших свои замечательные плоды.
Борис Николаевич Чичерин (1828 – 1904) – философ, историк, пра-
вовед, публицист и общественный деятель. Жизнь и деятельность Чичери-
на неразрывно связана с Тамбовским краем. Родился он в Тамбове и при-
надлежал к старинному дворянскому роду. Самые ранние годы провел в
Умете Кирсановского уезда – имении деда. В 1837 г. его отец купил в том
же уезде поместье Караул в живописном месте на берегу реки Вороны.
Именно в этой усадьбе счастливо прошли не только детские и юношеские
годы Б. Чичерина, но и большая часть его зрелой жизни. Дворянская
усадьба Чичериных Караул во второй половине ХIХ в. являлась центром
духовной и культурной жизни Тамбовщины. В 1845 г. он поступает на
юридический факультет Московского университета, где слушает лекции
Грановского, Соловьева, Кавелина, Редкина. В это же время увлекается философией Гегеля, оказавшей
значительное влияние на формирование его миросозерцания. Всю жизнь Чичерин оставался убежден-
ным приверженцем гегельянства. Именно в студенчестве сформировалось основное ядро его мировоз-
зрения, остававшееся неизменным до конца его дней. Окончание университета Чичериным совпало с
годами политической реакции. В последние годы царствования Николая I уничтожались всякие ростки
свободной мысли. В этой сложной ситуации Чичерину было отказано в допуске к защите диссертации.
Следует отметить, что блестящая защита состоялась лишь в 1856 г. после вступления на престол Алексан-
дра II. В России начиналась новая полоса общественной жизни, шли дискуссии о путях дальнейшего
развития и выдвигались различные проекты реформ. В конце 1850-х гг. Чичерин публикует ряд статей
на историко-юридические темы. К этому времени у него складывается концепция русской истории. Ос-
новная его идея – главенствующая роль государства в истории России. Публицистическая деятельность
принесла Чичерину известность и открыла дорогу к продолжению научной карьеры. В 1858 г. он полу-
чает приглашение занять кафедру государственного права в Московском университете. Для подготовки
к профессорской деятельности Чичерин едет в Европу, где встречается с известными правоведами и ис-
ториками. Вернувшись в Россию, в 1861 г. он приступает к чтению лекций. Преподавательская деятель-
ность Чичерина продолжалась около семи лет.
В 1860-е гг. в его воззрениях усиливается консервативный элемент. Именно фигура Б.Н. Чичерина
занимает ключевое положение у самых истоков традиции отечественной консервативной мысли и фор-
мирует более адекватный образ политика, исповедующего «охранительные» принципы.
«Консервативное направление, к которому я принадлежу и которое я считаю самым крепким опло-
том государственного порядка ... равно отдалено и от узкой реакции, пытающейся остановить естествен-
ный ход вещей, и от стремления вперед, отрывающегося от почвы в преследовании теоретических це-
лей, – утверждал Б.Н. Чичерин. – ... Я стою за то направление, которое ... стремится к единению с дру-
гими классами народа на почве общих интересов»1.
Обретая свою органичную нишу в духовных измерениях национальной культуры, консерватив-
ные приоритеты меры, баланса, эволюции становятся эффективным концептуальным противовесом
как реакционным, так и радикальным интерпретациям общенациональных интересов, вырабаты-
ваемых различными политическими меньшинствами.
Как русский консерватор он надеялся упредить совместную деструктивную работу революционных
демократов и полицейско-бюрократической олигархии. «Дальновидные консерваторы сами совершают
необходимые преобразования, зная, что они этим упрочивают здание, которому без того грозит разру-
шение», – убежден Б.Н. Чичерин2. Вместе с тем, как все реалистические мыслящие интеллектуалы, он
не мог не учитывать особенности социокультурного контекста, определяющего меру реформаторских
возможностей. Ситуация фактического отсутствия гражданского общества, оппозиции самодержавному
авторитаризму побуждала действовать в рамках наличного институционального строения общественно-
го организма. Классическая формула «сохранять улучшая» была преобразована мыслителем в програм-
му творческого созидания, основанную на сбалансированном осуществлении принципов традиции и
новации, свободной инициативы и исторической преемственности. Он надеялся, что открывающиеся в
ходе реформ 1860-х гг. возможности работы на ниве народного просвещения, науки, публицистики,
земской деятельности будут постепенно культивировать наметившиеся ростки общественной инициа-
тивы.
Ярко выраженные западнические ориентации и тесное сотрудничество Чичерина с реформаторски
настроенными деятелями 1850-х гг. – К.Д. Кавелиным, М.Н. Катковым, Е.Ф. Коршем – послужили для
исследователей основанием интерпретации его идейного наследия в общем русле российского либера-
лизма. Закреплению этого, не вполне оправданного, стереотипа способствовала двойственность пози-
ции таких авторитетных историков русской общественной мысли, как Н.А. Бердяев и А. Валицкий. Так,
именуя Чичерина «единственным философом либерализма», Бердяев находит нужной оговорку, что «он
скорее был либеральным консерватором или консервативным либералом, чем чистым либералом»3. Со
своей стороны, адекватно характеризуя ученого как «правого западника-государственника», Валицкий
полагает, что именно в его творчестве классическая либеральная мысль в России «достигла наивысшей
степени изощренности и самоутверждения»4. В этой связи требуются определенные уточнения. Как
представляется, понимание самоценности человеческой личности, непримиримость к любым проявле-
ниям деспотизма и политического произвола отнюдь не являются исключительным достоянием либе-
рально-демократического миросозерцания. Чичерин выступил против концепции «государственно ор-
ганизованного добра», предложенной известным отечественным философом B.C. Соловьевым. Осенью
1897 г. в четвертом журнале «Вопросы философии и психологии» появилась острая полемическая ста-
тья В.В. Чичерина «О началах этики», являясь откликом на книгу В. Соловьева «Оправдание добра»,
работа предоставляет ценный материал в плане исследования философских идей ученого. Оба они и В.
Соловьев, и Б.Н. Чичерин известны в истории русской мысли как ревнители гуманности, гражданских

1
Чичерин Б. Вопросы политики: 2-е изд. М., 1905. С. 31, 33.
2
Чичерин Б. Курс государственной науки. Ч. 3. Политика. М., 1898.
С. 507.
3
Бердяев Н.А. Русская идея // Вопросы философии. 1990. № 2. С. 96.
4
Walicki A. Legal Philosophies of Russian Liberalism. Oxford. 1987. P. 109.
свобод и высоких нравственных идеалов. Однако их подходы к решению целого ряда проблем этики
характеризуются диаметрально противоположными методологическими установками. Б.Н. Чичерин,
отдавая должное книге Вл. Соловьева «Оправдание добра», говорит о ней как о видном, значительном
явлении в русской философской литературе. В этом труде Вл. Соловьев поставил задачу выяснить фи-
лософские основания нравственности. По словам Чичерина, Вл. Соловьев хотел создать нравственную
философию для всех. Нравственная же философия как наука, утверждает Чичерин, возможна лишь на
прочном основании теоретической философии. Без этого она остается произвольным построением.
Другим важным пунктом для нравственной философии является вопрос о свободе воли. Соловьев
утверждает, что нравственная философия может обойтись без метафизического рассмотрения свободы
воли. Свобода воли, в смысле беспричинного хотения, проявляется только в уклонении от нравственно-
го закона. Человек высокого нравственного развития поступает не произвольно, а по необходимости,
подчиняя свою волю идее добра. Чичерин выступает против отождествления свободы воли с беспри-
чинным хотением. Свобода воли понимается им как выбор между различными мотивами. Нравственное
достоинство человека состоит в его воздержании от дурных влечений и развитии добрых. Свободная
воля составляет, по мнению Чичерина, необходимое условие для понятия о законе, как обязательном
предписании. Нравственно только то, что человек делает не по необходимости, а по свободному внут-
реннему изволению. Основательной критике Б.Н. Чичерин подвергает основы естественной нравствен-
ности, которые коренятся у В. Соловьева в трех свойствах человеческой натуры: чувствах стыда, жало-
сти и благоговения. Человек стыдится проявлений своей животной природы, он стоит выше ее и потому
является существом нравственным. По мысли Соловьева, совесть есть только развитие стыда. Чичерин
замечает, что видеть в совести развитие полового стыда, все равно, что признавать солнечный свет раз-
витием слабых его отражений в темных пещерах. Совесть, для Чичерина, есть свет, исходящий из выс-
шей сверхчувственной области, это есть пo-преимуществу выражение внутренней свободы человека,
отвергающей внешний авторитет и решающей единственно на основании собственного сознания добра
и зла. В совести человек является самоопределяющимся, а потому нравственным существом.
Как правовед, Б.Н. Чичерин более «приземлен», старается не отрываться от реальной конкретной
действительности. С удивительной проницательностью он замечает В. Соловьеву, что принудительная
организация добра (или малое добро) приведет к результатам, обратным ожидаемым. Благие намерения
могут обернуться трагедией, как это и случилось в России в XX столетии. Гуманистический принцип
личностной автономии вытекает, по Чичерину, из самой разумно-нравственной природы человеческого
существа, его способности творчески самоопределяться относительно фундаментальных духовных цен-
ностей.
Вместе с тем, ученый полагал, что «русскому человеку невозможно становиться на точку зрения за-
падных либералов, которые дают свободе абсолютное значение»5. Уроки французской революции 1848
г. и интеллектуальный пример Т.Н. Грановского помогли выработать ему более взвешенные представ-
ления о посильной для народных масс мере политических прав, способствующих постепенному станов-
лению подлинной гражданственности. В либерально-преобразовательном порыве своих коллег по ре-
дакции «Русского Вестника» конца 1850-х гг. Чичерина не устраивали односторонние акценты на отри-
цающих факторах общественной самодеятельности. Стремление М.Н. Каткова немедленно свести к ну-
лю административную опеку над гражданами за счет полного раскрепощения демократической стихии
противоречили его убеждениям о роли государства в решении «положительных задач народной жиз-
ни»6. Совершенно прав, поэтому П.Б. Струве, полагая, что «Чичерин в первой половине 1860-х годов
был именно руководящим русским консервативным публицистом-мыслителем …»7.
Следует иметь в виду, что русский консерватизм второй половины XIX в. был движением внутрен-
не неоднородным. Основными оппонентами Чичерина выступали сторонники демократического нацио-
нализма. Народно-монархический идеал братьев Аксаковых и Ю.Ф. Самарина базировался на славяно-
фильском утверждении принципиальной несовместимости «духовных стихий» России и Западной Ев-
ропы. Рассматривая глобальную тенденцию рационализации культуры в сугубо кризисном ключе, сла-
5
Чичерин Б.Н. О народном представительстве. М., 1899. С. ХYI.
6
Чичерина Б.Н. Воспоминания. Москва сороковых годов. М., 1929.
С. 277.
7
Струве П. Б. Patriotika. Политика, культура, религия, социализм. СПб., 1911. С. 218.
вянофилы ставили под сомнение «самодержавное полновластие рассудка в устройстве души человече-
ской, гражданского общества, государства»8.
Консерваторы всегда отмечали склонность радикальных теоретиков пренебрегать осложняющими
проблему модернизации жизненными фактами в угоду нормативным требованиям абстрактных прин-
ципов. Поэтому «каждое явление должно быть понято в связи с условиями места и времени, которые
его окружают и которые дают ему бытие. Оторванное от своей среды, освещенное чуждым ему светом,
оно теряет истинное свое значение»9. Но это, по Чичерину, вовсе не свидетельствует об органической
невосприимчивости «исконных» начал духовной культуры народа к плодам европейской образованно-
сти и достижениям цивилизации. Естественная любовь к своему Отечеству не предполагает вражды к
чужому точно так же, как осуществление исторического призвания нации не требует насильственной
территориальной ее экспансии. Критически оценивая позиции славянофилов, мыслитель резонно отме-
чал, что «вне московских салонов русская жизнь и европейское образование преспокойно уживались
рядом, и между ними не оказывалось никакого противоречия; напротив, успехи одного были чистым
выигрышем для другой»10. Подлинный патриотизм, по Чичерину, ассоциируется с установкой на от-
крытость и творческую ассимиляцию чуждых стихий, в противовес оборонительному изоляционизму.
«Именно потому, что в Б.Н. Чичерине психологические черты консерватора и либерала сопрягались не
со славянофильством, а с другим идейным содержанием, – справедливо полагает П.Б. Струве, – ... Б.Н. Чи-
черин ... целостно и закончено воплотил в своем политическом идейном творчестве идею и построение
либерального консерватизма»11. Как реальный основоположник и лидер западнической ветви русского
консерватизма, он оказал несомненное интеллектуальное воздействие и на представителей националь-
но-государст-венного его направления (Л.А. Тихомиров, И.А. Ильин). Консервативное ориентирован-
ных деятелей объединял общий методологический принцип – представление об «органическом» строе-
нии общества и государства. Они всегда резко критиковали положение о первичности и самодостаточ-
ности автономных элементов, якобы образующих социальную целостность лишь в своих механических
сочетаниях. В их понимании социум представляет собой единый субстанциональный субъект деятель-
ности, способный к спонтанному поддержанию внутреннего равновесия. Очевидно, что такой гармо-
ничный баланс вряд ли возможен в случае преобладания формально-принудительного типа социальных
связей, чисто внешне сопрягающих чуждые друг другу компоненты. Культурная преемственность в хо-
де общественной эволюции обретает естественно-орга-нический характер лишь в случае высокой сте-
пени согласованности коллективных усилий, проникновения сознания каждой личности единым выс-
шим смыслом общих целей и интересов. Отсюда – императив политической умеренности, т.е. ограни-
чения личных и корпоративных притязаний мерой общественной ответственности. «Политическая сво-
бода только тогда благотворна, – подчеркивал Б.Н. Чичерин, – когда она воздвигается на прочных осно-
вах, когда народная жизнь выработала все данные, необходимые для ее существования. Иначе она вно-
сит в общество только разлад»12.
Ученый не упускал из виду, что искомая спонтанность общественной динамики легко может обре-
тать стихийные характеристики. Он всегда подчеркивал важность институциональных гарантий упоря-
доченности социальных обменов, которые усматривал в требованиях власти и права. В наше время в
посттоталитарное сознание россиян усиленно внедряется тезис о необходимости всяческого ограниче-
ния государственной деятельности. По Чичерину, такая постановка вопроса в корне неверна, ибо «госу-
дарство есть организм народной жизни, личность народа, как единого, постоянного целого, а потому все
интересы народа суть собственные интересы государства»13. Государство и общество не могут противо-
стоять друг другу уже хотя бы потому, что в критические моменты истории выживание граждан напря-
мую зависит от государственной воли к сплочению и мобилизации всех имеющихся в обществе ресур-


8
Самарин Ю.Ф. Сочинения: В 7 т. М., 1887. Т. 1. С. 401.
9
Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. Ч. 3. Политика. М., 1898. С. 4.
10
Чичерина Б.Н. Воспоминания. Москва сороковых годов. С. 22.
11
Струве П.Б. Дух и слово. Статьи о русской и западно-европейской литературе. Париж. 1981.
12
Чичерин Б.Н. О народном представительстве. М., 1899. С. ХIX.
13
Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. Ч. 1. Общее государственное право. М., 1894. С. 12.
сов. Поэтому «государство есть организованное отечество»14.
Другое дело, что существуют частные сферы жизни – семейно-бытовая, промышленная, духовная –
принципиально не подлежащие бюрократическому контролю и регулированию. Попытки подменить
здесь личную инициативу и самодеятельность административной опекой неизбежно ослабляют само
государство, ибо препятствуют циркуляции и свободному взаимодействию жизненных сил социального
организма. Критика Чичериным социалистических утопий основывалась на резком неприятии противо-
естественного их стремления подавить жизненное многообразие, заключить нравственную свободу че-
ловека в догматические тиски искусственных рассудочных построений. Идея органично сбалансиро-
ванного сочетания начал личной автономии и общественной необходимости, воплощенная в чичерин-
ской модели конструктивного диалога институтов государства и гражданского общества, не утратила
своей актуальности до сих пор.
Исторически сложившийся в стране культурный архетип необходимо воспроизводит явную гипер-
трофию властно-принудитель-ного начала в ущерб гражданско-правовым аспектам регулирования мас-
совых процессов. Свою роковую роль здесь сыграли не только постоянная готовность к отражению на-
падений извне и малая плотность этнически неоднородного населения империи. Континентальная за-
медленность жизни выработала особую структуру народных предпочтений, сочетающую стихийное
своеволие «русской души» с несокрушимым терпением и жертвенной готовностью в критических об-
стоятельствах. Ученый специально подчеркивал, что наделение масс суверенными политическими пра-
вами предполагает набор свойств национального характера, отсутствующих у русского человека. Со-
вершенно необходимыми культурными предпосылками демократии оказываются эмоциональная уме-
ренность, личная нравственная самодисциплина, способствующие общественному согласию, идейной
терпимости и чувству взаимного доверия. Веками же вырабатываемая привычка слепо подчиняться ад-
министративному давлению, связывать все личные надежды с государственной опекой, обуздывала, ко-
нечно, казачьи склонности «разгуляться на просторе», но отнюдь не взращивала гражданскую инициа-
тиву в народной среде.
Словно предвидя волюнтаристские попытки навязать демократию, Чичерин настоятельно преду-
преждал: «Там где водворилась неопределенность, ... где воззрения и интересы сбились с обычного пу-
ти, где все перепуталось, где никто не знает своего места, где влияние и уважение, потерявши прежние
центры, не успели приобрести новых ... политическая свобода не принесет ничего, кроме смуты и анар-
хии. Вводить представительные учреждения на авось, полагаясь на благоразумие общества, находяще-
гося в состоянии брожения, не окрепшего и не устроенного, это – верх политического легкомыслия»15.
Неизбежно сопутствующая такой «демократии» умелая демагогическая эксплуатация переменчивых
народных желаний, не может не водворить в конце концов во главе государства очередную «сильную
личность», демонстрирующую харизму национального спасителя.
В придворных кругах обращают внимание на ученого. Им импонировал чичеринский лозунг «либе-
ральные меры и сильная власть». 34-летнего профессора приглашают для чтения лекций по государст-
венному праву наследнику престола, цесаревичу Николаю Александровичу. Но вскоре юный цесаревич
умирает от менингита. По словам Чичерина, в этой ранней могиле были похоронены его лучшие надеж-
ды, так как он хотел подготовить монарха-реформа-тора.
Чичерин начинает постепенно отходить от безоговорочной поддержки власти. В 1866 г. важнейшим
итогом его научной деятельности становится докторская диссертация «О народном представительстве».
Это было фундаментальное исследование основных форм демократии, в котором Чичерин выступил
сторонником постепенного развития местного и земского самоуправления при сохранении сильной вла-
сти, действующей на основе закона. В 1868 г. Чичерин выступает с резкой критикой ректора универси-
тета и подает в отставку. Так внезапно заканчивается его университетская карьера. Чичерин возвраща-
ется в родовое имение Караул. В год отставки проходили земские выборы и его избирают гласным, сна-
чала Кирсановского уезда, а затем и губернского собрания. Общественная земская деятельность Чиче-
рина способствовала улучшению положения местных крестьян. Были отменены обременительные для
крестьян натуральные повинности, открыты новые школы, улучшилась медицинская помощь.

14
Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. Ч. 1. С. 9.
15
Чичерин Б.Н. О народном представительстве. С. 624.
В личной жизни, по утверждению Чичерина, происходит осуществление самых заветных его мечта-
ний: это женитьба на Александре Алексеевне Капнист. Теперь Караул становится островком семейного
счастья и благополучия. Хотя жизнь в тамбовском уединении и была по-своему интересной и насыщен-
ной, Б.Н. Чичерина не покидало стремление действовать на широком общественном поприще. Это и
побудило его принять участие в выборах городского головы Москвы в декабре 1881 г. Он одержал убе-
дительную победу. Чичерин энергично приступил к исполнению своих обязанностей, активно отстаивая
самостоятельность местного самоуправления, что с неизбежностью вовлекало его в конфликт с прави-
тельственными органами. После гибели Александра II, Чичерин обращается со специальной запиской к
новому царю, в которой он безуспешно пытается его предостеречь от курса на максимальное усиление
реакционно-консервативных тенденций. Вследствие закулисных интриг одной из первых жертв этого
курса становится сам Чичерин. Император Александр III потребовал, чтобы Чичерин подал прошение
об отставке. Отстранение Чичерина от должности городского головы явилось одним из первых прояв-
лений контрреформаторских действий нового режима.
После своей второй отставки Борис Николаевич всецело погрузился в научную работу, проводя боль-
шую часть времени в Карауле.
Здесь в живописном поместье и были созданы его фундаментальные труды – «История политиче-
ский учений», «Философия права», «Курс государственной науки», «Собственность и государство»,
«Мистицизм в науке», «Положительная философия и единство науки», «О началах этики».
«Собеседник вечного...» – одна из характеристик данных современниками Б.Н. Чичерину. Имен-
но философские проблемы составляли постоянный предмет его глубоких размышлений. Философ-
ская концепция Б.Н. Чичерина своим истоком, прежде всего, имела систему Гегеля. В большинстве
работ русский философ утверждает Абсолютное начало, которое проявляется в познании и руково-
дит практической деятельностью человека. Данное положение является основанием нравственно-
сти, из которого и строится метафизика человека в философской концепции Чичерина. Выяснение
смысла верховных начал, с точки зрения Чичерина, доступно лишь философии, которая есть позна-
ние Абсолютного, где дух понимается как сочетание противоположностей бесконечного и конечно-
го. Именно присутствие в человеке бесконечного элемента, по Чичерину, объясняет невозможность
существования общества без религии.
После тяжелой болезни философ приходит к осознанию невозможности для бренного человека от-
решиться от подлинного источника всякой жизни, от того, что дает ему смысл и бытие. Религиозный
перелом существенным образом повлиял на творчество
Б.Н. Чичерина. Он приходит к мысли о том, что всякая религия служит живой связи между человеком и
Божеством. Лишь в религиозной сфере господствует свободная человеческая совесть, которой никто не
вправе предписывать законы.
Познание истины самоценно, ибо нравственность делает человека причастным сверхчувственно-
му миру и связывает его с Божеством. Согласно с диалектическим законом разума противополож-
ные определения духа, бесконечное и конечное, идеи и жизнь, свобода и необходимость, полагает
мыслитель, должны быть приведены к идеальному соглашению, которое и будет составлять закон
духовного мира. Цель можно будет считать достигнутой, когда конечное полностью будет опреде-
ляться бесконечным началом, составляющим существо духа. Совершенство человеческой жизни
невозможно без понятия о Провидении, без бытия Божьего. Здесь, продолжает Б.Н. Чичерин, мы
выходим за пределы всякого опыта, которому недоступно понимание свободы как метафизической
сущности человека.
Убеждение в существовании Божественного Разума открывает перед человеком новое пространство
– пространство веры. Бог выступает как средоточие нравственного мира. Отсюда, по убеждению мыс-
лителя, рождается обязанность любви, проистекающая из сознания связи между верховной Мудростью
и Благостью и ограниченностью человека. Любовь к Богу, утверждает философ, есть любовь к нравст-
венному совершенству, которое в незначительной степени осуществляется в отдельных разумных су-
ществах. Любовь к Богу составляет верховное начало нравственного мира, которое определяет высшее
значение любви к ближним. И лишь признание единого верховного Разума с необходимостью ведет к
признанию существования единого разумно-нравственного закона, связывающих всех существ, прича-
стных разуму. Истинная любовь во временном видит вечное, в ограниченном – бесконечное. И в этом
чувстве, по утверждению Чичерина, заключается высшее достоинство человека.
Творческое наследие русского философа сегодня предстает неким магическим кристаллом, интен-
сивно проясняющим и упорядочивающим наши представления о мире и о себе.

Список рекомендуемой литературы

Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. М., 1894 – 1898. Ч. 1 – 3.
1
2 Чичерин Б.Н. Философия права. СПБ., 1998.
3 Чичерин Б.Н. Воспоминания. Москва сороковых годов. М., 1991.
4 Чичерин Б.Н. Мистицизм в науке. М., 1880.
5 Чичерин Б.Н. О народном представительстве. М., 1899.
6 Чичерин Б.Н. О началах этики // Философские науки. 1989.
№ 10, 11.
7 Поборник свободы и права. Б.Н. Чичерин и социально-философская мысль России второй поло-
вины ХIХ в. / Под ред. проф. Н.М. Аверина. Тамбов, 2003.
8 Чичеринские чтения: Материалы межрегиональной научной конференции. Тамбов, 2001.
9 Чичерин Б.Н. и традиции русской социологии: Материалы межвузовской конференции. Тамбов,
1993.

Контрольные вопросы

Каковы основные вехи жизни и творческого пути Б.Н. Чичерина?
1
2К какому политическому направлению принадлежал
Б.Н. Чичерин?
3 Какие именно грани политической концепции Чичерина обретают особую ценность в контексте
современных российских реалий?
4 Почему, с точки зрения Б.Н. Чичерина, революционные методы неприемлемы для России?
5 Каковы основные положения философско-правовой концепции консервативного либерализма
Б.Н. Чичерина?
6 Как соотносятся право и нравственность в учении Б.Н. Чичерина?
7 В чем суть концепции свободы Б.Н. Чичерина?
8 Каково содержание философской полемики Б.Н. Чичерина и Вл. Соловьева?
9 Какие аспекты свободы выделяют при рассмотрении ее сущности Б.Н. Чичерин и Вл. Соловьев?
10 На каком основании строится метафизическая сущность человека в философской концепции
Б.Н. Чичерина?
11 Как Чичерин доказывает необходимость веры?




Иванович (28.02 (12.03) 1863 –
Вернадский Владимир
6.01.1945) – естествоиспытатель, мыслитель – космист, основатель учения
о биосфере и ноосфере, один из основоположников геохимии, радиогео-
логии, генетической минералогии, биогеохимии и других
научных направлений.
В 1885 г. окончил естественное отделение физико-
математического факультета Петербургского университета. Будучи
учеником великого почвоведа В.В. Докучаева занимался минералогией
и кристаллографией. Затем он много путешествует по Европе, работает в музеях Парижа, Лондона,
Мюнхена. С 1890 по 1911 гг. преподает на кафедре минералогии в Московском университете. Здесь
складывается его научная школа, откуда уходит в знак протеста против репрессивных мер правительст-
ва в отношении университета. Он переезжает в Петербург и начинает работу в Академии Наук и в 1912
г. избирается академиком. В годы первой мировой войны при АН возглавлял Комиссию по изучению
производительных сил России. В 1917 – 1920 гг. участвует в создании Украинской АН, избирается ее пер-
вым президентом. С 1922 по 1926 гг. по приглашению ректора Сорбонны читает курс геохимии в Париж-
ском университете. В 1928 г. под руководством Вернадского создается Биогеохимическая лаборатория
АН СССР (сейчас – Институт геохимии и аналитической химии РАН).
Ученый обладал огромной эрудицией в различных областях естественнонаучного и гуманитарного
знания. Вернадский В.И. читал литературу на пятнадцати языках, а некоторые свои статьи писал по-
французски, по-английски и по-немецки.
Помимо занятий научной работой, Вернадский был активным общественным деятелем, отстаиваю-
щим идеалы гуманизма и просвещения народа. Трижды он избирался в Государственный Совет, был
членом ЦК кадетской партии.
Жизненный путь Вернадского тесно связан с историей Тамбовского края. В Моршанском уезде
Тамбовской губернии находилось родовое имение «Вернадовка», полученное его отцом Иваном Ва-
сильевичем в приданое за женой Марией Николаевной Шигаевой. Впервые подросток Володя Вернад-
ский побывал здесь летом 1875 г. После смерти отца в феврале 1884 г. по завещанию Вернадовка отошла
к Владимиру. 22 июня 1886 г. он приезжает в Вернадовку, чтобы уладить юридические формальности,
связанные с правом владения и заодно решить хозяйственные вопросы. Вернадский хотел поначалу
продать Вернадовку, чтобы купить имение на Украине. Но имение было заложено в Обществе позе-
мельного кредита, и поэтому продать его было трудно. Жена, Наталья Егоровна Старицкая, убеждала
Владимира Ивановича превратить Вернадовку со временем в центр народного просвещения.
В Вернадовке частично был реализован утопический проект создания общины-коммуны, разра-
ботанный Вернадским и его другом С.Ф. Ольденбургом. В силу многих причин Вернадовка не ста-
ла в полном смысле Приютином, как мечтали члены одноименного братства, состоявшего из уни-
верситетских друзей Вернадского по Санкт-Петербургскому университету. Но в то же время име-
ние стало местом реализации многих общественных и политических идей самого хозяина и его дру-
зей, будущих основателей Конституционно-демократической партии. Здесь произошло сближение
демократически настроенной интеллигенции с народом.
Голод 1891 – 1892 гг. поразил многие российские губернии, в том числе и Тамбовскую. Вернадовка
стала центром борьбы с голодом в окрестных деревнях Кирсановского и Моршанского уездов. Универ-
ситетские друзья Вернадского А.А. Корнилов, Д.И. Шаховской, Л.А. Обольянинов и другие занялись
устройством общественных столовых. Вернадский часто приезжал, чтобы лично участвовать в деле
спасения людей и их хозяйств. Он не мог заниматься этим постоянно, так как был загружен работой в
университете, но был главным организатором всего дела.
В 1892 г. В.И. Вернадский был избран гласным Моршанского уездного и Тамбовского губернского
земских собраний и потом переизбирался каждое трехлетие. Он помогал созданию земских школ и
больниц, открытию народных библиотек. На личные средства В.И. Вернадский построил школу в селе
Подъем, которую он поддерживал до октября 1917 г. Примерно к 1912 г. заканчивается тамбовский пе-
риод жизни Владимира Ивановича Вернадского, в котором зарождались идеи будущего учения о био-
сфере, о живом веществе, о едином человечестве. Как следует из картотеки жизни, составленной его
личным секретарем А.Д. Шаховской, с 1912 г. Вернадовка была сдана в долговременную аренду сахар-
ному заводу.
В мае 1913 г. Владимир Иванович купил землю в Полтавской губернии, где и начал строительство но-
вого дома.
Творческое наследие В.И. Вернадского в полной мере демонстрирует высокую эвристическую и
методологическую ценность.
В настоящее время идет становление новой научной парадигмы, утверждающей принципы коэволюции
природы и человечества. Исходный импульс этому процессу был дан идеями В.И. Вернадского, кото-
рый стал одним из провозвестников нового планетарного мышления. Своими метафизическими корня-
ми научные идеи Вернадского уходят в новую философскую традицию конца ХIХ – начала ХХ вв.,
творчески развивавшую тему космичности жизни и феномена человека. Вершиной его творчества яви-
лось учение о биосфере и ноосфере. В 1926 г. была напечатана его знаменитая работа «Биосфера», в ко-
торой была сформулирована важнейшая идея об организованности биосферы и ее эволюции. По утвер-
ждению ученого, биосфера представляет собой тонкую пленку жизни, покрывающую планету. И эта
земная оболочка находится в зависимости от живого вещества. По определению В.И. Вернадского,
«живое вещество биосферы есть совокупность живущих в биосфере организмов – живых естественных
тел … Миграция химических элементов, отвечающая живому веществу биосферы, является огромным
планетным процессом, вызываемым в основном космической энергией Солнца, строящим и опреде-
ляющим геохимию биосферы и закономерность всех происходящих на ней физико-химических и геоло-
гических явлений, определяющих организованность этой земной оболочки»16. Вернадский показал, что
вещество не только планеты, но и космоса образуется в круговороте мертвое – живое – мертвое. Биоген-
ные породы (неживые тела), созданные живым веществом, составляют огромную часть массы биосфе-
ры, которую он называет косным веществом. Биосфера есть сложное планетное биокосное природное
тело, – утверждает Вернадский. Он подчеркивает космическое значение живого вещества: «Между кос-
ным и живым веществом есть, однако, неперывная, никогда не прекращающаяся связь, которая может
быть выражена как непрерывный биогенный ток атомов из живого вещества в косное вещество биосфе-
ры, и обратно. Этот биогенный ток атомов вызывается живым веществом. … Живое вещество охваты-
вает всю биосферу, ее создает, изменяет, но по весу и объему оно составляет небольшую ее часть. … Но
геологически оно является самой большой силой в биосфере и определяет, как мы увидим, все идущие в
ней процессы и развивает огромную свободную энергию, создавая основную геологически проявляю-
щуюся силу в биосфере, мощность которой сейчас еще количественно учтена быть не может, но, воз-
можно, превышает все другие геологические проявления в биосфере»17. Эмпирическое научное обоб-
щение, к которому пришел ученый, состоит в следующем: «Между живыми и косными естественными
телами биосферы нет переходов – граница между ними на всем протяжении геологической истории
резкая и ясная. Материально-энергетически, в своей геометрии, живое естественное тело, живой орга-
низм отличен от естественного тела косного. Вещество биосферы состоит из двух состояний матери-
ально энергетически различных – живого и косного»18. Положение о единстве Природы является клю-
чевым для понимания всей философской позиции Вернадского. Отсюда и начинается его учение о ноо-
сфере, хотя этот термин еще долго не появится в лексиконе Вернадского.
Новые идеи о «живом веществе» возникли у В.И. Вернадского на пороге смерти, когда в 1920 г. за-
болев тифом, в странном состоянии он заново пережил в мельчайших подробностях всю свою жизнь. За
несколько дней им была создана вся система нового естествознания. Размышляя над собственным опы-
том, он приходит к выводу, что есть неосознаваемая нами реальность психической жизни, обладающая
иной физической природой, для которой характерны сверхсветовые скорости. В последующем В.И.
Вернадский находит новый термин: пласт реальности, обозначающий слои мира, связанные между со-
бой, но не сводимые друг к другу. Поначалу « он доверил эти мысли дневнику, построив такое умозак-
лючение: в макромире – мире тяготения – действуют обычные скорости, в микромире – скорости свето-
вые а в мире действия мысли – сверхсветовые скорости»19. Вернадский В.И. вслед за французским фи-
лософом А. Бергсоном приходит к выводу, что разум, познавая, не просто наблюдает мир, фиксирует
его, но и активно воздействует на него.
Термин «ноосфера» (букв. область разума, духа) был введен в науку философом и математиком Э.
Леруа и философом, палеонтологом Тейяром де Шарденом под влиянием парижских лекций
В.И. Вернадского о биосфере. «Ноосфера» для Вернадского – плод человечества как единого целого,
результат «вселенскости». Человек становится геологической (планетной) силой, и решающая роль в
этом процессе принадлежит точной научной мысли, которая изменяет всю духовную среду человечест-
ва.
Изучая роль живого вещества в эволюции биосферы, Вернадский увидел стремительный рост зна-

16
Вернадский В.И. Размышления натуралиста: В 2 кн. М., 1975 – 1977. Кн. 2. С. 120.
17
Вернадский В.И. Размышления натуралиста: В 2 кн. М., 1975 – 1977. Кн. 2. С. 16.
18
Там же. С. 126.
19
Аксенов Г.П. О научном одиночестве Вернадского // Вопросы философии. 1993. № 6. С. 76.
чения живого вещества и человеческой деятельности в эволюции биосферы: «Живое вещество является
носителем и создателем свободной энергии, ни в одной земной оболочке в таком масштабе не сущест-
вующей. Эта свободная энергия – биогеохимическая энергия – охватывает всю биосферу и определяет в
основном всю ее историю. Она вызывает и резко меняет по интенсивности миграцию химических эле-
ментов, строящих биосферу, и определяет ее геологическое значение.
В пределах живого вещества в последнее десятитысячелетие вновь создается и быстро растет в
своем значении новая форма этой энергии, еще большая по своей интенсивности и сложности. Эта
новая форма энергии, связанная с жизнедеятельностью человеческих обществ, рода Homo и других
(гоминид), близких к нему, сохраняя в себе проявление обычной биогеохимической энергии, вызы-
вает в то же самое время нового рода миграции химических элементов, по разнообразию и мощно-
сти далеко оставляющие за собой обычную биогеохимическую энергию живого вещества планеты.
Эта новая форма биогеохимической энергии, которую можно назвать энергией человеческой куль-
туры или культурной биогеохимической энергией, является той формой биогеохимической энергии,
которая создает в настоящее время ноосферу.
Эта форма биогеохимической энергии присуща не только Homo sapiens, но всем живым организ-
мам. Однако в них она является ничтожной, по сравнению с обычной биогеохимической энергией, и ед-
ва заметно сказывается в балансе природы, и то только в геологическом времени. Она связана с психи-
ческой деятельностью организмов, с развитием мозга в высших проявлениях жизни и сказывается в
форме, производящей переход, биосферы в ноосферу только с появлением разума.
Его проявление у предков человека вырабатывалось, по-видимому, в течение сотен миллионов лет, но
оно смогло выразиться в виде геологической силы только в наше время, когда Homo sapiens «охватил своею
жизнью и культурной работой всю биосферу»20.
В этой связи значительный интерес представляет осмысление взаимосвязи идей ноосферы Вернад-
ского и пневматосферы в творческом наследии П. Флоренского. В конце 1920-х гг. Флоренского заин-
тересовали работы Вернадского, особенно о ноосфере. Между двумя учеными завязалась переписка.
Флоренский иначе обозначает акценты в решении данной проблемы. В письме Вернадскому от
21 сентября 1929 г. он высказывает мысль «о существовании в биосфере, или может быть на биосфере,
того, что можно было бы назвать пневматосферой, т.е. о существовании особой части вещества, вовле-
ченной в круговорот культуры или, точнее, круговорот духа»21. В данном фрагменте выявляется разли-
чие подходов двух ученых. Флоренский высказал предположение, что духовный покров земли тесно
связан с душами живущих на земле людей, поэтому он назвал его не ноосферой, а пневматосферой. Та-
ким образом, «духовная сила всегда остается в частицах тела, ею оформленного, где бы и как бы они ни
были рассеяны и смешаны с другим веществом после смерти человека»22. В отличие от Вернадского,
который возлагает на человеческий разум надежду на спасение от глобальной катастрофы, он подчер-
кивает предельную ограниченность человеческого разума. Традиционная наука, по Флоренскому, бес-
сильна, ей не дано ответить на «последние вопросы бытия». Жизнь бесконечно полнее рассудочных оп-
ределений – поэтому вдохновение, свобода, творчество, подвиг, красота, религия и многое другое стоит
вне методов и средств научного исследования. Из-за умствования сознание перестает «созерцать умно».
Возврат к «умному созерцанию» – залог, без которого жизнь человеческая превращается в бессмыслен-
ное метание и бесконечную самоутрату. У Флоренского складывается образ пневматосферы – одухо-
творенного Космоса, который на всех уровнях его организации строится на взаимоотношениях духов-
ных или «смыслообразующих». Указанные различия лишь подчеркивают исходное единство взглядов
двух мыслителей на перспективы развития универсальной духовности. Их идеи, обогащая друг друга,
создавали широкую панораму планетарного Универсума.
В своем научном творчестве В.И. Вернадский поставил перед собой задачу – раскрыть тайну Жиз-
ни, «живого вещества». Мыслитель-космист преодолевает механистическую концепцию о случайности
происхождения жизни и человека в результате эволюции и доказывает вечность, космичность жизни и
сознания, единство и целостность мира. Впервые ученый публично высказал свою идею о непроисхож-

20
Вернадский В.И. Размышления натуралиста. С. 95.
21
Переписка В.И. Вернадского и П.А. Флоренского // Новый мир. 1989, № 2. С. 198.
22
Там же.
дении жизни на лекции под названием «Начало и вечность жизни», которую он прочел в 1921 г. Идея о
«живом веществе» явилась новаторской, утверждает Вернадский. С точки зрения философа, необходи-
мо преодолеть инерцию мышления. Наша мысль находится в плену христианской традиции, с ее уста-
новкой на начало, зарождение, в отличие, например, от индийской, где идеи начала нет. Эксперимен-
тальные данные подтверждают принцип Пастера-Реди: «все живое только от живого». Жизнь вечна, за-
ключает Вернадский. Ученый представляет доказательства. Живое вещество, в отличие от косных тел,
обладает особым пространственным свойством – диссимметрией, т.е. углубленной ассиммертией. Для
живого вещества в его кристаллической структуре не характерны кубы, шары и другие правильные
симметричные фигуры. На любых уровнях от молекулы до организма оно строится ассиметричными
конструкциями: закруглениями, спиралями и т.д. Диссиметрия обозначает неравенство левых и правых
фигур в образованиях живых тел. Например, ДНК всегда закручена влево, неодинаковы функции полу-
шарий человеческого мозга и т.д. Исходя из законов природы, при любых синтезах должно образовы-
ваться равное количество левых и правых фигур. Такое пространство и вещество называется рацемиче-
ским. В живом организме его нет. Переход от рацемических синтезов к диссимметрическим синтезам
запрещен законами природы. Согласно принципу Кюри – диссимметрия следствия должна иметь дис-
симметричную причину.
Это свойство живых систем считается загадочным, о его происхождении высказываются различные
гипотезы. Однако, если с точки зрения Вернадского признать несотворенность жизни, ее вечность, то
никакой таинственности в диссимметрии нет. Диссимметрия как основное свойство пространственного
строения живого вещества не возникала, она была всегда. Согласно Вернадскому, диссимметрия пере-
водит понятие вечности жизни из умозрительной плоскости в доказательную.
Оправдала себя гипотеза ученого о том, что мы не найдем в земной коре, т.е. в геологическом про-
шлом, слоев, свободных от влияния жизни. Палеонтологи находят следы жизни в толщах возрастом 3,8
млрд. лет, а геохимия открывает биогенность углерода самых древних пород, где возраст жизни срав-
ним уже с космическими сроками существования Вселенной, что подтверждает центральную идею
Вернадского о вечности и космичности жизни.
Будучи типичным представителем философии космизма
В.И. Вернадский развитие ноосферы, как грядущее царство разума, связывает с идеей бессмертия чело-
вечества. Человек, активно перестраивающий мир, должен изменить и свою собственную природу, ибо
нравственное совершенствование возможно только вместе с физическим усовершенствованием, осво-
бождением от тех природных качеств, которые заставляют человека пожирать, вытеснять, убивать и са-
мому умирать. Реализацию будущего идеала Вернадский видит в автотрофности (самопитании) челове-
чества: «Из всего охвата фактов, точно установленных, мне кажется, вытекает, что этим будущим явля-
ется автотрофность человечества – более простыми словами, независимость его существования от ок-
ружающего живого вещества – растений и животных. Мы знаем сейчас два типа организмов, независи-
мых в своем существовании, питании, – зеленые растения и некоторые бактерии. Человек и все осталь-
ные существа – в своем питании – связаны с другою жизнью. Зеленые растения и некоторые бактерии
могут получать все им нужное для жизни непосредственно из минерального царства. …Человечество
быстро идет к такой автотрофности: научным исканием оно подходит к решению задачи добычи пищи
помимо живых организмов. Мне кажется это неизбежным следствием хода планетного существования.
Автотрофное человечество увеличит до чрезмерности с нашей обыденной точки зрения свою силу и с
точки зрения геологической силы достигнет большего равновесия»23.
Непреходящее значение философских идей В.И. Вернадского состоит в осознании жизни как кос-
мического явления, ответственности человечества за дальнейшую эволюцию живого вещества планеты
и всего Космоса.

Список рекомендуемой литературы

Вернадский В.И. Начало и вечность жизни. М., 1989.
1

23
«Я верю в силу свободной мысли…». Письма В.И. Вернадского И.И. Петрункевичу // Новый мир. 1989. № 12. С. 211.
Вернадский В.И. Философские мысли натуралиста. М., 1988.
2
3 Вернадский В.И. Живое вещество. М., 1978.
4 Вернадский В.И. и Тамбовский край. М., 2002.
5 Аксенов Г. О научном одиночестве Вернадского // Вопросы философии. 1993. № 6.
6 Аксенов Г. Третий синтез космоса // Философия русского космизма: Сборник научных статей.
М., 1996. С. 181 – 196.
7 Вернадский В.И.: pro et contra. Антология литературы о В.И. Вернадском за сто лет. СПб., 2000.
8 Казначеев В.П. Учение В.И. Вернадского о биосфере и ноосфере. Новосибирск, 1989.
9 Кутырев В.А. Становление ноосферы: надежды и угрозы // Философия русского космизма. С.
316 – 325.
10 Моисеев Н.Н. Вернадский и современность // Вопросы философии. 1994. № 4.
11 Самсонов А.Л. На пути к ноосфере // Вопросы философии. 2000. № 7.
12 Самсонов А.Л. Человек и биосфера – проблема информационных оценок // Вопросы философии.
2003. № 6.
13 Симаков К.В. Концепция реального времени – дления
В.И. Вернадского // Вопросы философии. 2003. № 4 .

Контрольные вопросы

Какому направлению в русской философии принадлежит творчество В.И. Вернадского?
1
2 Какие новые научные идеи выдвинуты В.И. Вернадским?
3 Почему Вернадский называл себя натуралистом, а не философом, не биогеохимиком?
4 В чем особенности его мировоззрения как натуралиста?
5 Какое определение дает Вернадский понятию биосфера?
6 Укажите основные выводы учения Вернадского о биосфере и его значение для экологических
исследований?
7 Какой смысл вкладывает ученый в понятие ноосферы?
8 В чем смысл эволюции по Вернадскому?
9 В чем состоит качественное отличие живого вещества от неживого?
10 Почему Вернадский считал невероятным абиогенное происхождение жизни на Земле?
11 Какие аргументы использует ученый для доказательства вечности жизни?
12 Возможно ли бессмертие человека по Вернадскому?
13 Что такое автотрофность?
14 Какое значение идеи Вернадского имеют для современности?




Чижевский – (1897 – 1964) личность
Александр Леонидович
яркая и многосторонняя. Будучи вы- дающимся ученым, основателем гелио- и
космобиологии, поэтом и художником, он является в то же время
глубоким мыслителем-космистом.
Философ дает следующее определение основному принципу
космизма: «Человечество, населяющее Землю, находится под
постоянным, мощным и сложным воздействием Космоса, которое мы лишь
с трудом учимся улавливать и понимать. Но для нас уже нет никакого
сомнения в том, что жизнедеятельность и отдельного
человека и всего человечества находится в тесной связи с жизнедеятельностью всей Вселенной, охва-
тывающей земной шар со всех сторон.
В этом научном воззрении, всецело вмещающем в себя философские догадки древних, заключается од-
на из величайших научных истин о мировом процессе как едином и цельном явлении. Охватывая все
стороны неорганической и органической эволюции, он представляет собой явление вполне закономер-
ное и взаимосвязанное во всех своих чувствах и проявлениях»24.
Будущий ученый родился 7 февраля 1897 г. в посаде Цехановец Гродненской губернии, сейчас это
Польша. Чижевский А.Л. – потомок российских дворян, традиционным поприщем которых была воен-
ная служба. Его предками были герои Бородина и Севастополя, большинство из которых являлись геор-
гиевскими кавалерами. Прославленный адмирал П.С. Нахимов был его двоюродным дедом. Прадед
Н.В. Чижевский участвовал в знаменитых походах А.В. Суворова и М.И. Кутузова. Его отец – генерал
Леонид Васильевич Чижевский – был не только военным-артиллеристом, но и талантливым инженером-
изобретателем. В ранней молодости, еще поручиком, он изобрел командирский угломер для стрельбы
артиллерии по невидимой цели с закрытых позиций. Изобретению Артиллерийский комитет не дал хо-
ду, а великий князь Михаил, стоявший во главе российской артиллерии, сказал: «Русские не должны
прятаться за укрепления, а разить врага в лоб». Ровно через 24 года этим изобретением японцы били
русских. По словам английского наблюдателя Гамильтона, русские проиграли русско-японскую войну с
военной точки зрения потому, что японцы умели стрелять с закрытых позиций, т.е. пользоваться изо-
бретенным еще в 1881 г.
Л.В. Чижевским артиллерийским угломером.
По утверждению А.Л. Чижевского, его отец был «человеком сильной воли и необычайного спокой-
ствия, который говорил: «История человечества есть процесс «необратимый». Надо работать, господа,
работать, чтобы создавать культурные ценности. Если вы проникнетесь этим убеждением, работа вам
покажется легкой и приятной, как бы тяжела она ни была, и вы пойдете рука об руку с новой эпохой. Я
– русский и России в ее тяжелые годины не оставлю»25. Это был человек исключительной доброты и
сердечности. Его доброта доходила до такой степени, что он мог снять с себя последнюю рубашку и от-
дать ее нуждающемуся. Правдивость и честность были хорошо известны всем, кто его окружал. Он мог
бы сделать себе блестящую карьеру, но не сделал ее из-за высокого душевного благородства. Работа
была его страстью и утешением, и он всегда был чем-нибудь занят. Практически все эти качества своего
отца унаследовал и А.Л. Чижевский. Личная жизнь отца сложилась весьма неудачно: он рано потерял
жену Надежду Александровну. Вторично не женился и всю последующую жизнь отдал воспитанию де-
тей.
Александр Леонидович Чижевский ранние годы провел в родовом родительском имении Александ-
ровке Брянского уезда. Мать Александра умерла на первом году его жизни и ее ему заменила родная
сестра отца. Он получил прекрасное образование. Много путешествовал, познакомился с культурой
Греции и Египта. В семь лет брал уроки живописи в Парижской академии художеств у одного из учени-
ков Дега. Но в последующем знаменитому исследователю, основоположнику новых научных направле-
ний, несмотря на многочисленные приглашения западных университетов и отдельных выдающихся за-
рубежных ученых, уже ни разу не удастся выехать за границу.
Увлечение естествознанием, особенно астрономией, а также поэзией, живописью, музыкой нача-
лось с самого раннего детства. Именно тогда, по словам Чижевского, были заложены «основные маги-
страли» всей его последующей жизни.
Чижевский был замечательным поэтом. Способность его к поэзии подтверждается положительны-
ми отзывами известных поэтов того времени. Он посещает литературные вечера, знакомится с
И. Буниным, Л. Андреевым, А. Куприным, А. Толстым, И. Северяниным, С. Есениным, тесно общается
с В. Брюсовым, М. Горьким, В. Маяковским.
Чижевский также великолепно рисовал. Его картины высоко ценили специалисты. В трудное время
продажа картин давала ему часть средств для проведения опытов с аэроионами. Сохранилось около че-
тырехсот работ, более ранние его живописные произведения, количеством до двух тысяч, разной техни-
ки, от масла до постели пропали, как и многие рукописи. Чижевский дает свой автопортрет: «Я по своей
внешности ничем не походил на людей науки, о которых принято говорить, что они рассеянны, не-

24
Чижевский А.А. Космический пульс жизни: Земля в объятиях Солнца. Гелиотараксия. М., 1995. С. 695.
25
Чижевский А.Л. На берегу Вселенной: Годы дружбы с Циолковским: Воспоминания. М., 1995. С. 80.
брежны по отношению к своей внешности, задумчивы, неразговорчивы. Я был в меру разговорчив, вос-
торжен, увлекался поэзией, играл на рояле и скрипке и был страстным коллекционером. В детстве я со-
бирал марки, затем занимался нумизматикой и, наконец, перешел к собиранию книг и научных фактов.
Последнее сделалось моей страстью. В то время моя собственная библиотека насчитывала не менее де-
сяти тысяч книг … по вопросам всеобщей истории, археологии, биологии, медицины, истории наук, ма-
тематики, физики, химии, живописи, музыки и т. д. На внутренней стороне переплета книг я приклеи-
вал свой экслибрис, нарисованный мною еще в 1915 г. На фоне сверкающего лучами солнечного диска
был схематично изображен мозг человека, а поверх него – знак интеграла от минус бесконечности до
плюс бесконечности. Такова была схема моего научного кредо того времени. Изменилось ли оно за со-
рок семь лет? Не знаю. Пожалуй, нет. Можно было сказать, что весь наш дом был битком набит книга-
ми. Действительно, во всех комнатах дома стояли шкафы и книжные полки занимали целые стены.
Уже с восемнадцатилетнего возраста во мне проявлялись некоторые положительные черты: это
способность к обобщению и еще другая, странная с первого взгляда способность, или качество ума, –
это отрицание того, что казалось незыблемым, твердым, нерушимым. Я считал также, что математика
равноценна поэзии, живописи и музыке. Я считал, что плюс и минус – величайшие знаки природы.
Природа оперирует с этими знаками, как хирург скальпелем.
…Я многого не принимал на веру и уподоблялся апостолу Фоме, желавшему лично убедиться в пра-
вильности того или иного высказывания или утверждения, которое по каким-либо причинам я брал под
сомнение. Все опыты я всегда ставил сам и всегда в таком масштабе и количестве, от которых все при-
ходили в ужас. Я, смеясь, говорил: «Верю лишь одному закону – закону больших цифр». Этот склад ума
накладывал печать и на мой характер: я был несколько жестким, упрямым и эгоистичным. Но я не был
холодно-рассудительным. Наоборот, следует сказать, что я был весьма темпераментным. Если я что-
либо задумал и решил, то я так и действовал, и притом быстро. Откладывать своих решений я не любил
и тотчас же старался привести их в исполнение. Если же мне в этот день не удавалось найти искомое, я
мучился, не спал всю ночь напролет. Но все равно с таким же рвением искал, пока не находил. Феноме-
нальная трудоспособность была моей отличительной чертой»26.
Но всю свою уникальную одаренность, безграничную творческую энергию А.Л. Чижевский напра-
вил в область научных исследований.
«Солнцепоклонник» – так называл он себя сам. Главным предметом его внимания и осмысления
явилась зависимость исторических процессов, физиологического состояния людей от солнечной актив-
ности. Поэтическое, то есть в большей степени интуитивное восприятие мира, позволило ему находить
нетривиальное объяснение наблюдаемых явлений.
«Невольно рождается вопрос: если возникновение великих исторических событий обусловливается
массовым возбуждением умов, так или иначе связанным с солнцедеятельностью, то нельзя ли предпо-
ложить, – заявляет Чижевский, – что темп исторической эволюции человечества оказался бы значитель-
но замедленным, если бы отсутствовала причина, периодически способствующая возбуждению сово-
купной деятельности человеческих масс»27.
В Калуге, куда в 1913 г. переехала его семья, еще будучи гимназистом Чижевский начал вести регу-
лярные наблюдения за состоянием поверхности Солнца, отмечая число и расположение солнечных пя-
тен. Он увлекся идеей, в соответствии с которой эмоциональная напряженность человеческих сооб-
ществ может коррелировать с солнечной активностью. Ученый утверждает, что «…силы внешней при-
роды освобождают или связывают заложенную потенциально в человеке психическую энергию и при-
нуждают интеллект действовать или оставаться пассивным»28.
Войны и революции, массовые миграции – переселения народов могут быть следствием такой кор-
реляции.. Он проанализировал исторические события за последние 2400 лет в семидесяти странах и
пришел к замечательным выводам. А было ему в это время только 19 лет. Он только что вернулся с
фронта первой мировой войны, получив за храбрость Георгиевский крест. Чижевский поступает в два
института – Коммерческий, дававший основательные знания в точных науках, и Археологический, где
26
Чижевский А.Л. На берегу Вселенной: Годы дружбы с Циолковским: Воспоминания. М., 1995. С. 84 – 85.
27
Чижевский А.Л. Космический пульс жизни: Земля в объятиях Солнца. Гелиотараксия. М., 1995. С. 310.
28
Там же. С. 147.
углубленно изучались гуманитарные науки (здесь в 1917 г. защитил кандидатскую диссертацию на тему
«Русская поэзия XVIII века»). Одновременно он посещает лекции на медицинском и естественно-
математическом факультетах Московского университета. Следуя совету своего лучшего друга К.Э. Ци-
олковского, Чижевский «зарывается в статистику», изучает старые хроники, летописи, исторические и
медицинские сочинения и начинает строить графики соответствий разного рода земных бедствий и
знаменательных событий: эпидемий, бунтов, войн, революций – циклическим электромагнитным воз-
мущениям на солнце. В 1918 г. он защищает докторскую диссертацию «О периодичности всемирно-
исторического процесса». Основное содержание этой диссертации отражено в его первой книге «Физи-
ческие факторы исторического процесса», которую он издал в Калуге в 1924 г. за свой счет. В отноше-
нии этой новаторской работы научный мир резко поляризовался. Молодого исследователя обвинили в
том, что он создал лженауку и возрождает астрологию. В защиту своего друга выступил К.Э. Циолков-
ский. С Циолковским его связывала почти двадцатилетняя дружба, ни разу не нарушенная каким-либо
недоразумением, а, наоборот, крепнувшая год от года.
По словам Чижевского, истинное величие человека – это прежде всего величие его духа. Этим редчай-
шим качеством во всей его полноте и совершенстве владел К.Э. Циолковский. Он оказал огромное
влияние на формирование научного мировоззрения и методов научной работы А.Л. Чижевского. Но и
для Циолковского
А.Л. Чижевский сделал исключительно много. Благодаря его настойчивости удалось доказать приори-
тет К.Э. Циолковского в идее исследования космоса с помощью ракет. В воспоминаниях Чижевский да-
ет яркий сравнительный анализ портретов: «Мой характер не был похож на характер К.Э. Циолковско-
го. Там – покорность и непротивление злу, здесь – открытая борьба и никаких уступок, никаких ком-
промиссов, там – успокоение и добродушная усмешка, здесь – перерыв в борьбе только на минуту, за-
тем удар в самое сердце, без всяких ограничений. Там – мир, тут – борьба. Там – враги жили годы, тут –
самоуничтожались или уходили в забвение. Там – возможное примирение, тут – примирения нет. Но и
там и тут – вечная борьба, когда одни люди сменяют других. Но и там и тут вокруг главенствовали че-
ловеческая подлость, корысть, зависть, клевета, хула, заговор молчания... Выбор поведения зависит от
темперамента и уверенности в своих силах. Но нельзя также быть в такой мере уступчивым, чтобы по-
лучать пощечины. Принципиальность – это основная линия поведения ученого, а метод борьбы, насту-
пательный или выжидательный, – дело душевного склада и тактики человека. Плохо все – и то и другое.
И то и другое требует затраты сил, которые расходуются зря. Поэтому война лучше подлого и позорно-
го мира… Я выбрал борьбу до последней капли крови и потому пострадал, но в то же время я всегда
чувствовал себя победителем и, наконец, победил на самом деле. Вечный позор лег на имена моих вра-
гов»29.
Чижевский устанавливает основной закон зависимости функционального состояния нервной систе-
мы у всех людей на Земле от «взрывов» на Солнце. «Лишь немногим из исследователей данного вопро-
са, – констатирует ученый, – в прежнее время удалось возвыситься до синтетического понимания исто-
рического процесса как планетарного, или, еще шире, космотеллурического, явления, каким по своему
существу является всякий процесс на Земле, будь то процесс физико-химический, биологический, соци-
альный или интеллектуальный … жизнь всей Земли, взятой в целом, с ее атмо-, гидро-, лито- и биосфе-
рою следует рассматривать как жизнь одного общего организма. То, что старое научное воззрение раз-
деляло на области и районы, под напором точного знания все плотнее и плотнее соприкасается вместе,
сливаясь в один организм, периферия которого лежит далеко за пределами физических границ планеты,
уходя в глубину космической среды, откуда текут к Земле бесчисленные потоки животворящей Землю
энергии»30.
Оригинальным ядром исследований А.Л. Чижевского стала теория гелиотараксии (от гелиос –
«солнце» и тараксио – «возмущаю»).
С интервалом в 11 лет, когда начинается на Солнце период активности, все на Земле приходит в

29
Чижевский А.Л. На берегу Вселенной: Годы дружбы с Циолковским: Воспоминания. М., 1995. С. 491.
30
Чижевский А.Л. Космический пульс жизни: Земля в объятиях Солнца. Гелиотараксия. М., 1995. С. 672, 673.
смятение. Возникают землетрясения, смерчи, наводнения, засухи. На человечество обрушиваются
«эпидемические катастрофы»: усиленно размножаются вирусы, бактерии. Чижевского по праву счита-
ют основателем космической биологии, изучающей зависимость всех функций живого от деятельности
Солнца и шире – от состояния космоса. Эта новая наука детализировалась в последующем в различные
отрасли – космомикробиологию, космоэпидемиологию.
Резкое усиление солнечных потоков приводит через воздействие на нервную и гормонально-
эндокринную систему индивидуальных организмов к повышению коллективной возбудимости. По тео-
рии Чижевского, «бомбардировка» Земли солнечными агентами переводит потенциальную нервную
энергию целых групп людей в кинетическую, требующую разрядки в действии. Когда нет объединяю-
щей «идеи», то общая нервная возбудимость может вылиться в аномальное поведение: преступность,
психические «поветрия», истерии разного рода. Можно отметить, что все знаменитые мировые револю-
ционные события 1789, 1830, 1848, 1870, 1905, 1917, 1941 гг. и наш «перестроечный» 1989 г. со всеми
его политическими катаклизмами приходится на время интенсивного пятнообразования на солнце.
«Можно представить себе, – рассуждает А.Л. Чижевский, – исторический процесс как процесс энерге-
тический, как процесс превращения на Земле лучистой энергии – Солнца. Трудно согласиться с любым
отдельно взятым толкованием, но нельзя не согласиться с общею суммою их. Так, «экономика» не оп-
ределяет «психику», как «бытие» не определяет «сознание», а, влияя на наиболее общий элемент «пси-
хики – сознания», определяет в известной мере их содержание в каждый данный момент по отношению
к ряду явлений. Так же и внешняя природа воздействия на психику при помощи физико-химических и
биофизико-химических факторов определяет настроенность, тонус психики, что в свою очередь отражает-
ся на социальных отношениях, увеличивая или понижая «социальную раздражимость», ускоряя или замед-
ляя темп общественной жизни.
Таким образом, и экономика, и психология, и внешние влияния – все это в своей совокупности создает
причины, обусловливающие возникновение исторических явлений. Важно то, что в сознании ученых
укрепилась идея о причинной обусловленности всех в мире явлений вообще и социально-исторических
явлений в частности.
И, только оставаясь на почве взаимной связи всех разноименных, но параллельных и однозначащих ут-
верждений, причинно связанных друг с другом, можно приблизиться к отысканию в истории тех зако-
номерностей, которые стоят в гармонической связи с общим строем природы и человеческим общест-
вом»31.

Чижевский А.Л., размышляя о неизмеримой бесконечности космоса, стремился проникнуть в под-
линные сокровенные глубины природы и приблизиться к постижению основ мироздания. Хаос или гар-
мония управляет всем происходящим в мире; смертна или бессмертна, случайна или вездесуща жизнь?
– вопрошает мыслитель-космист. Для разрешения данных вопросов следует принять новые принципы ис-
следования и пойти новыми неизведанными путями.
Свою точку зрения на мир Чижевский называет критическим реализмом. И задача философии, пре-
жде всего, видится им как возможность выразить совершенным образом действительность во всей ее
полноте и целостности.
Ученый воскрешает идеи неоплатоников о едином мировом субстрате и идею пифагорейцев о еди-
ном правящем мировом принципе. Так у Плотина в трактате «Об умопостигаемой красоте» мы находим
высказывания, созвучные Чижевскому: «В нашем чувственном мире одно частичное явление порожда-
ется другим, и каждое остается изолированным; там же (в умопостигаемом мире) целое порождает свои
части, и при этом части существуют вместе с целым. Правда и там часть кажется частью, но проница-
тельный взор видит в ней целое…»32. Русский философ-космист так же видит цель естественно-
научного исследования прежде всего в том, чтобы найти связи между различными явлениями природы,
ибо «человеческому духу свойственно неискоренимое желание разгадать внутреннюю сущность вещей и
дали неба, простертого пред его взорами»33.

31
Чижевский А.Л. Космический пульс жизни: Земля в объятиях Солнца. Гелиотараксия. М., 1995. С. 671.
32
Плотин. Сочинения. СПб., 1995. С. 343.
33
Чижевский А.Л. Основное начало мироздания. Система космоса. Проблемы // Духовное созерцание. 1997. № 1 – 2. С. 107.
Ритм и гармония являются проявлением универсальных законов, управляющих таинственными си-
лами природы. Чижевский формулирует фундаментальный закон мироздания – всеобщий принцип кру-
гооборота, который устанавливает факт общности всех явлений природы. Его философская концепция
пронизана идеей вечного возрождения и бессмертия Вселенной, в которой властвует целесообразность и
гармония. «Гармония является важнейшим пробным камнем вероятности всякого учения, – утверждает А.Л.
Чижевский. Принцип этот и есть – principium universale circulationis – т.н. всеобщий принцип кругооборо-
та. Поэтому все нижеизлагаемые проблемы объединены общей идеею: Палигенезиса, Вечного Возрож-
дения, Вечного Круговорота – Бессмертия Космоса!
На каждом шагу мы невольно сталкиваемся с этой идеею. Само наше существование говорит за то,
что космос уже неисчислимое количество раз восстанавливал себя из самого себя, иначе он давно уже
завершил путь своей жизни и умер. Космос не знает истощения, ему присуща вечная жизнь, обуслов-
ленная ритмом, отбиваемым колоссальным космическим маятником. Только одно колебание этого ве-
ликого маятника заключает всю бездну времени, исчисляемую нами от начала до конца мироздания,
которое при следующем колебании начинает свое следующее возрождение и так – без конца! Может
быть это принцип, проводимый природою во всех своих проявлениях, и есть та удивительная, затаенная
в сокровенных основах мироздания, простота, которую предчувствовали древние, воспели поэты и о
которой говорили нам философы. Или это, может быть, и есть та великая мировая Гармония, которая
одинаково одуховоряет, движет согласно непреложных законов по непреложным путям, как самые
грандиозные, так и самые ничтожные, еле ощутимые процессы»34.
В данном фрагменте мы встречаем одну из центральных идей А.Л. Чижевского. Идею, согласно ко-
торой мировая гармония обусловлена ритмами космической эволюции. Закону ритма подчиняется ряд
самых распространенных явлений макро- и микрокосмического характера. Необходимо отметить, идея
ритма в концепции А.Л. Чижевского имеет своим истоком не только античную, но и восточную фило-
софскую мысль. «Астрология, – заявляет А.Л. Чижевский, – потерпела поражение, но ее основной
принцип не перестал существовать, наоборот, получил еще более всеобъемлющее и непреложное зна-
чение для всех вещей и явлений мира.
Пока мы исключали человеческую личность из общего строя природы, наделяя ее свободной волей,
независимой от механики Вселенной, мы не могли поднять вопроса о синтезе древнего догмата духов-
ной симпатии с принципом всемирной механической зависимости. Но новейшая наука о природе чело-
века судит об этом не так. Открывается все большее число нитей, связывающих наше поведение – про-
явление нашей высшей нервной деятельности – с космическими и геофизическими явлениями окру-
жающего мира. Пусть мы не признаем более основного постулата древней астрологии – всемирной
симпатии, отрицая влияния небесных тел на нашу судьбу и состояние нашего духа, но мы инстинктивно
сознаем наше непреодолимое влечение к симпатизирующей природе. Мы видим, что вопреки имею-
щимся у нас доказательствам существуют различные нити, связывающие нас с миром, нити настолько
тонкие, что наше сознание не умеет улавливать их... Но чем более увеличивается сфера человеческого
опыта, чем больше в науке накапливается фактов, свидетельствующих о влиянии среды на личность, на
ее развитие и поведение, тем этот принцип астрологии приобретает в наших глазах все большее значе-
ние, как наивная и одновременно величайшая догадка древних об основных свойствах нашего мира, ос-
нованного на принципах монизма Космоса!!! Невольно вспоминаются слова Лейбница (1646 – 1716 гг.)
– «Мировая связь в природе подобна тонкой, бесконечной, перепутанной ткани, в которой каждая часть
бесконечными нитями связана со всеми прочими»35.
Удивительно, но самые заветные мысли русского философа наиболее близки важнейшим принципам
Герметической философии – вибрации и ритма: «Далее мы можем сказать, что массовая деятельность
человечества построена по типу правильного чередования напряжений и расслаблений, экзальтации и
депрессий, работы и отдыха и что чередование это стоит в функциональной зависимости от степени на-
пряжения в деятельности Солнца»36.
Большую симпатию вызывало у Чижевского сложившееся в умах древних мудрецов, еще за тыся-
34
Чижевский А.Л. Основное начало мироздания. Система космоса. Проблемы // Духовное созерцание. 1997. № 1 – 2. С. 108 –
109.
35
Чижевский А.Л. Космический пульс жизни: Земля в объятиях Солнца. Гелиотараксия. М., 1995. С. 503 – 504.
36
Там же. С. 312.
челетия до начала опытного изучения природы «глубочайшее убеждение в том, что жизнь представляет
собой лишь трепет космический сил, поток космической энергии, направленной сверху вниз»37.
Оригинальность космической философии А.Л. Чижевского состоит в ее энергетической направ-
ленности. Сущность разработанной им модели космизма составляет принцип превращения косми-
ческой, прежде всего, солнечной энергии в энергию психических процессов людей и человеческих
сообществ. «Отсюда вытекает следующий закон, сформулированный мною в 1922 г.: резкие подъе-
мы в солнцедеятельности стремятся превратить потенциальную нервную энергию (энергию нервно-
психического накопления) в энергию нервно-психического разряда и движения (гиперкинез).
В свете вышеизложенного Солнце является космическим генератором нервно-психической энергии
в ее кинетической форме.
Понимание влияния солнечного агента на возникновение массовых движений возможно лишь в том
случае, если мы станем на точку зрения закона сохранения энергии … Свободна ли от этих пертурбаций
психосфера Земли? Теперь мы определенно можем сказать: нет, не свободна. Человеческие массы чутко
реагируют на малейшие колебания в напряженности солнцедеятельности. Но и индивидуально человек
не свободен: при подъемах в солнцедеятельности он более возбужден, чем в другое время. Отсюда вы-
текает, что поведение отдельного человека в указанном отношении зависит от Солнца. Когда-нибудь
это будет доказано точной статистикой. Энергия солнечных бурь, достигая Земли, тем или иным путем
повышает возбудимость нервно-психического аппарата, чем и способствует более резким ответам орга-
низма на социальные раздражители, если таковые имеют место в данном сообществе. Иными словами,
физико-химические агенты внешней среды (солнечные продукции) колеблют степень «социальной раз-
дражимости», чем способствуют повышению или понижению темпа общественной жизни. Таким обра-
зом, мы можем сказать следующее: если лучистая энергия Солнца является основным источником фи-
зико-химических процессов на поверхности Земли, то колебания в количестве притекающей к Земле
лучистой энергии Солнца должны вызвать те или иные соответствующие колебания в энергетическом
хозяйстве атмосферы и биосферы, частью которой и является человечество – психосфера Земли. Этот
вывод из энергетического понимания явлений природы находит себе самое полное подтверждение в
моих изысканиях. Какова механика этих явлений, мы не знаем, но можем все же догадываться. Впро-
чем, в этой области еще много темных сторон»38.
Мыслитель провозглашает: «Человеческий род, населяющий земной шар, может служить образцом
того творческого воздействия, которое расточается Вселенной в силу ее совершенной гармонии»39. На
огромном материале Чижевский показал наличие тесной связи ритмических изменений органической
жизни, и в том числе человеческой жизни, с циклами космической, в частности, солнечной активности.
Он установил, что в хаотической структуре этих процессов можно выявить ритмы, обусловленные кос-
мической энергетикой. Впечатляющие результаты были получены Чижевским при изучении космиче-
ских факторов социально-исторических процессов. Он пришел к выводу о могущественном влиянии
солнечных факторов на поведение человеческих масс, обусловленное энергетическим механизмом.
Этот вывод позволил ему включить всемирно-исторический процесс в ряд явлений природы и рассмат-
ривать его как явление космическое. Новую отрасль знания, связанную с
11-летним циклом солнцедеятельности, Чижевский называет историометрией.
Анализ исторического процесса позволил ему выявить периодические изменения, которые обу-
словлены колебаниями солнечной активности. Всемирно-исторический процесс он разделил на четыре
эпохи:
– в 1 периоде цикла минимальной возбудимости (3 года) имеют начало 5 % всех исторических со-
бытий;
– во II периоде цикла нарастания возбудимости (2 года) имеют начало 20 % всех исторических со-
бытий;
– в III периоде цикла максимальной возбудимости (3 года) имеют начала 60 % всех исторических
событий;
37
Там же. С. 502.
38
Чижевский А.Л. Космический пульс жизни: Земля в объятиях Солнца. Гелиотараксия. М., 1995. С. 701, 702.
39
Чижевский А.Л. Основное начало мироздания. Система космоса. Проблемы // Духовное созерцание. 1997. № 3 – 4. С. 112.
– в IV периоде цикла (3 года) имеют начало 15 % всех событий.
Ученый дает обоснованную характеристику социально-психо-логическим особенностям каждого
цикла. Так в эпоху максимума солнечной активности, как правило, происходят величайшие рево-
люции, войны и другие массовые движения. Формула этого времени – война – отец и царь всего.
Период минимальной возбудимости характеризуется равнодушием масс к политическим и военным
вопросам, наступает успокоенность творческой работой. Именно в этот период создаются культурные
ценности, искусство и наука выходят на первый план.
Промежуточные стадии характеризуются промежуточными социально-психологическими особенно-
стями 40. Ритмологическая концепция ученого, связанная с изучением роли космических факторов в
биологических, психологических и социально-исторических процессах остается значимой и для совре-
менной культуры. «Поэтому, – размышляет А.Л. Чижевский, – возникает вопрос: уж не в кабале ли мы у
Солнца, не в рабстве ли у его электрических сил? Если хотите – да, но кабала наша относительна, и мы
сами можем управлять цепями, одетыми на наши запястья, и работами, предназначенными нам к ис-
полнению. Солнце не принуждает нас делать то-то и то-то, но оно заставляет нас делать что-нибудь. Но
человечество идет по линии наименьшего сопротивления и периодически погружает себя в океаны соб-
ственной крови. Может быть, нелишне добавить для большей рельефности мысли следующее: «А поче-
му бы не попытаться нам наполнить импульс, идущий из космических глубин, нужным нам, вполне на-
ми продуманным содержанием? Какие заманчивые перспективы открылись бы нам! Будь это возможно,
мы могли бы мечтать о создании сознательной истории»41.
При всей присущей Чижевскому мощи теоретического обобщения в нем жила огромная страсть к
экспериментальной работе, которая бы давала практический эффект. Так было с его опытами по влиянию
на живые организмы, в том числе и человека, отрицательно ионизированного воздуха. Первую свою лабо-
раторию он устроил дома в Калуге в 1918 г., а с 1924 по 1931 гг. продолжал исследования в Зоопсихо-
логической лаборатории известного дрессировщика В. Дурова. И затем Чижевский совершенно неожи-
данно совершает сальто-мортале в область промышленного животноводства и птицеводства.
В 1930 г. исполнилось двенадцать лет с тех пор, как Чижевский начал ставить эксперименты над
животными, которые убедили большую часть ученого мира в том, что аэроионы не миф, а серьезный
физический фактор в жизнедеятельности организма. Из Англии, Франции, Германии и других стран
пришли запросы на прибор для получения ионов воздуха. Эти обстоятельства привели к тому, что уче-
ному было выдано наконец Комитетом по изобретательству авторское свидетельство на высоковольт-
ную аппаратуру и электроэффлювиальную люстру (известную впоследствии как люстра Чижевского)
для ионизации газов и жидкостей. Но ему не давали возможности по настоящему широко развернуть
работу и применять аэроины отрицательной полярности в медицинской практике и сельском хозяйстве.
Газеты того времени много писали о развитии птицеводства. Чижевскому приходит блестящая
мысль: стихией птиц является воздух. Почему бы не применить аэроионы в птицеводстве. Чижевский
идет на прием к председателю Птицетреста Наркомзема РСФСР и тот дает разрешение и средства на
проведение научных опытов в птицехозе «Арженка» Рассказовского района Тамбовской области.
В истории науки впервые в широких масштабах будет применена электрическая энергия непосред-
ственно к живым существам ионами кислорода отрицательной полярности и тем самым благотворно
повлиять на рост, вес, яйценоскость птицы, улучшить качество мяса и яиц, снизить заболеваемость птиц
туберкулезом, уменьшить смертность и т.д. А в будущем метод ионификации сельскохозяйственных
помещений может получить распространение в животноводстве, ветеринарии, растениеводстве. И на-
конец, он будет введен в наши квартиры, лечебные учреждения, школы, в общественные здания и т.д.
Все эти здания, по утверждению Чижевского, будут наполнены волшебным воздухом, укрепляющим
здоровье, дающим более долгую жизнь и замедляющим старение. Таковы были его мечты, основанные
на двенадцатилетних работах с крысами, морскими свинками, экзотическими животными и наблюде-
ниями над больными животными и людьми. Двенадцать лет упорных работ доказали, что аэроионы от-
рицательной полярности оказывают благотворное действие на животных неполноценных, маловесных,

40
Чижевский А.Л. Космический пульс жизни: Земля в объятиях Солнца. Гелиотараксия. М., 1995. С. 242 – 320; Чижевский
А.Л. Физические факторы исторического процесса // Химия и жизнь. 1990. № 1 – 3.
41
Там же. С. 682.
недоразвитых, ослабленных болезнью, скверными условиями жизни, плохим рационом или отягощен-
ных старостью. Но его блестящие работы в области аэроионизации встречали сопротивление со сторо-
ны ученого сообщества. Двенадцать лет А.Л. Чижевский вел самую настоящую войну за аэроионы.
И вот 25 августа 1930 г. Чижевский со своим помощником выехали на станцию Платоновка, в трех
километрах от которой находился совхоз «Арженка». И по утверждению самого ученого, в истории
учения об аэроионификации началась новая эра. Совхоз «Арженка» стал его четвертой по счету лабора-
торией. Но впервые скромные лабораторные наблюдения были вынесены им в промышленность. Чи-
жевский следующим образом описывает свой первый приезд: «На станции Платоновка нас в четыре ча-
са утра встретил кучер с бричкой, а когда мы отъехали, то вскоре – и пернатые обитатели совхоза – пе-
тухи своим утренним пением. Странная симфония разливалась по холодному воздуху. Казалось, что на
сотни километров вокруг звучит эта своеобразная петушиная мелодия... Веселая? Печальная? Кто зна-
ет...
Директором совхоза «Арженка» в то время был Иван Семенович Гуменюк. Дав нам выспаться, он
любезно пригласил нас к себе, напоил крепким чаем и, прочтя письмо Птицетреста, обещал построить
два новых одинаковых птичника – опытный и контрольный. Суток трое мы прожили у Гуменюка и
многое повидали. Утвердив план строительных работ, мы выехали в Москву за электрической аппара-
турой для ионизации воздуха»42. Постройка птичников, монтаж и пуск электроаппаратуры заняли много
времени, и только
18 февраля 1931 г. были начаты первые опыты. Чижевский отмечает, что только самоотверженная рабо-
та сотрудников Станции по ионификации в птицеводстве и шефство редакции рассказовской газеты
«Вперед» позволили начать опыты в указанный срок.
Сам же ученый в связи с многочисленными медицинскими работами имел возможность лишь из-
редка навещать «Арженку». Это место принадлежало когда-то богатому купцу Асееву, который по-
строил в Рассказово мануфактурную фабрику, а в «Арженке» – дворец. Этот дворец и был отведен под
лабораторию. Чижевский особо отмечает великолепный вокруг дворца фруктовый сад, который вырас-
тил Асеев, приносивший еще в те годы отличные яблоки разных сортов. В доме от прежнего владельца
оставалась кое-какая резная, дубовая, весьма массивная мебель, несколько картин в золотых рамах, до-
рогие люстры итальянской работы, красивый венецианский фонарь в вестибюле и... повар. Пока, до
оборудования лаборатории, в доме расселились научные сотрудники станции. Одна из комнат на вто-
ром этаже была предоставлена Чижевскому на время его посещений «Арженки».
Первое исследование должно было установить влияние вдыхания аэроионов отрицательной поляр-
ности на цыплят зимней инкубации при выращивании в промышленных условиях, без выгула, а так же
на яйценоскость молодок.
Ровно через два месяца, 18 апреля, телеграф принес в Москву результаты опыта. Из телеграммы
было видно, что подопытные цыплята обогнали в весе контрольных, выжило благодаря влиянию отри-
цательных ионов значительное количество слабых экземпляров. Результаты были замечательными еще
и потому, что все поголовье арженской птицы было неполноценным, страдало авитаминозом и рядом
инфекционных заболеваний. Вдыхание аэроионов отрицательной полярности сократило заболевае-
мость.
Этот удивительный факт, впервые установленный Чижевским в 1920 г., был подтвержден теперь на
большом материале. А через два года влияние отрицательных аэроионов на авитаминозы было еще и
еще раз подкреплено не только его сотрудниками, но также рядом зарубежных ученых. Первое иссле-
дование на «Арженке» длилось до 18 сентября и аэронификация птичника дала превосходные результа-
ты.
Шефство рассказовской районной газеты «Вперед», наблюдение ее корреспондентов, особенно Б.А.
Дьякова, за опытами и публикация достижений станции в печати имели, конечно, много положитель-
ных сторон, помогали сотрудникам станции в их тяжелой работе и привлекали внимание общественно-
сти к опытам.
В то же время все сильнее разгорался огонь зависти и недоброжелательства, и все отчетливее про-

42
Чижевский А.Л. На берегу Вселенной. М., 1995. С. 613.
сматривалось намерение оклеветать и опорочить только что начавшиеся наблюдения.
На защиту первой в мире научно-исследовательской станции по ионификации с/х помещений вста-
ла редакция рассказовской газеты «Вперед», систематически мобилизуя общественное мнение вокруг
работы станции, популяризуя достигаемые результаты опытов, доказывая грандиозные перспективы,
которые открываются перед советским животноводством.
Атмосфера вокруг опытов Чижевского в совхозе «Арженка» была чудовищной. Научно-
исследовательскую станцию в прямом смысле пытались потопить в грязи: около птичников навоз и
зловонные лужи, для уборки не дают лошадей, нет соломы для подстилки цыплятам и т.д. Без-
образные факты объяснялись преступным невниманием администрации совхоза к условиям работы
станции. Рабочие же и служащие на общем собрании выступили в защиту Чижевского и высказали
горячее желание назвать совхоз «Арженка» его именем.
Не успели работники Станции по ионификации в птицеводстве поразмыслить над первыми резуль-
татами первого опыта с птицей, как стали появляться признаки грозной войны против аэроионов. Вести
о первых успехах дошли до Воронежа и затем полетели в Москву. Заволновались животноводы и врачи.
В совхозе «Арженка» появились «представители» от некоторых влиятельных медиков и зоотехников.
От профессора Б.М. Завадовского из Москвы приехал некий зоотехник Пахмурин, хмурый лазутчик, и
на общем собрании сотрудников совхоза пытался подорвать доверие к работникам станции и к самой
проблеме аэроионификации, объявляя ионы нереальными, метафизическими вещами. Его цель была
скомпрометировать руководство Станции по ионификации в глазах руководителей совхоза «Арженка»,
от которых зависело очень многое: электроэнергия, корма, отопление и т.д. Он был уверен, что если
указанная компрометация удастся, то и аэроионам будет конец, и поднятая большая проблема государ-
ственного значения закончит свое краткое существование.
Вскоре после посещения Пахмурина в двух секциях опытного птичника одновременно пали все
цыплята. Вскрытие, произведенное ветеринарным врачом Никифоровым, и в дальнейшем химические
анализы питьевой воды показали, что причиной отравления был мышьяк. Дело передали в ОГПУ. Од-
нако виновные не были отысканы. В «Арженке», прежде всего, целились не в цыплят, а в профессора
Чижевского. Уничтожением цыплят решили уничтожить аэроионы.
Но неожиданно Чижевского вызывают в правительственные органы, для того чтобы применить его
метод к другим областям животноводства, например к свиньям, крупному рогатому скоту и т.д. Это слу-
чилось в конце марта 1931 г., когда проводился первый опыт с птицей и когда еще никаких ни положи-
тельных, ни отрицательных данных для постановки широких исследований не было. Чижевский просил
немного подождать с расширением исследований до окончания исследований в «Арженке». Однако эти
доводы не были приняты во внимание, и 11 апреля 1931 г. в сотнях газет появилось постановление Со-
вета Народных Комиссаров Союза ССР о работах профессора Чижевского.
Вопрос о широком внедрении метода аэроионификации в животноводстве правительством был ре-
шен окончательно. Следует отметить, что персональные постановления такого рода являлись большим
исключением.
Это постановление СНК СССР подняло значение его научных работ, но одновременно вызвало
большое недоумение у лиц, которые считали, что только их работы достойны похвалы и поощрения и
вызвало еще большую волну ненависти и желания очернить и уничтожить уникальный опыт работы с
аэроионами.
Не успел Чижевский опомниться от свалившегося на его голову признания исследований самим го-
сударством и славы, как появились первые грозные вестники.
Уже весной 1931 г. громогласно и широко объявился один из первых и наиболее могущественных
врагов применения аэроионификации в животноводстве, истинный Люцифер – профессор Борис Ми-
хайлович Завадовский. Выступая с докладами в Коммунистической академии, в Академии сельскохо-
зяйственных наук им.
В.И. Ленина (ВАСХНИЛ), он говорил о том, что аэроионы – сплошная выдумка, никаким биологиче-
ским действием они не обладают. Выступавший одновременно с ним врач-физиотерапевт Михаил Ми-
хайлович Аникин утверждал, что аэроионы не действуют, и доказывал отличное влияние на рост и вес
животных озона, для чего во Всесоюзном институте животноводства (ВИЖ)
М.М. Аникину была открыта специальная лаборатория. Он тут же предлагал «универсальное» средство
для подъема животноводства в Советском Союзе – озон!
Чижевский характеризует Б.М. Завадовского, как весьма своеобразную личность. Это был при-
сяжный разоблачитель, громкий болтун, ибо свою научную карьеру он создавал на материале безза-
стенчивых «разоблачений».
Лето 1931 г. Чижевский проводит на Арженской станции. В это время в Москве Завадовский «обра-
батывает» общественность, настраивая ее против работ ученого.
К Завадовскому и его подельнику Аникину стали примыкать все новые и новые недоброжелатели.
Эти люди, обреченно констатирует Чижевский, строят свою жизнь, исходя из такой своеобразной муд-
рости: «Если у тебя дело не клеится, а у Ивана Ивановича клеится, то скомпрометируй его, и он станет с
тобой на одном уровне». Эти люди боялись, что метод азроионификации настолько себя оправдает, что
будет внедрен в народное хозяйство, а это даст возможность Чижевскому занять престижное место в
научной среде.
И на местах дело не обходилось без инцидентов. Чижевский выехал на лето в «Арженку», где в
то время проводилось уже второе исследование. Оно было начато 12 июня и закончилось 9 сентяб-
ря 1931 г. Его цель — выяснить значение дозировок аэроионизации по времени ее действия на цып-
лят. И несмотря на ряд неблагоприятных обстоятельствах опыт дал положительные результаты. Аэ-
роионификация птичников оправдала все надежды. Это были знаменательные дни. Чижевскому ри-
совались радужные перспективы с внедрением ионификации. Ученый был убежден, что на про-
мышленных предприятиях это дало бы возможность рабочим дышать горным воздухом, укреп-
ляющим организм, ибо доказано, что ионы – могущественный фактор в борьбе за санитарно-
гигиени-ческие и профилактические условия. Воронежская газета «Коммуна» объявила поход за
массовую ионификацию фабрик, заводов, школ и т.д., приняв шефство над открытием ученого..
Одной из практических задач она ставила ионификацию Арженской фабрики как рядом располо-
женной с научной станцией совхоза. Ровно через два дня та же газета опубликовала нравоучитель-
ные реляции трех воронежских врачей напуганных статьей. Почти полгода со времени постановле-
ния СНК СССР о работах Чижевского терпели врачи ионификацию в совхозе «Арженка», но боль-
ше уже терпеть они не захотели. И они решили приехать в «Арженку», чтобы лично разоблачить
это «шарлатанское предприятие». Явно проглядывала неуловимая связь с наездами «гастролеров»
из Москвы и приездом воронежской комиссии. Осенью самозванная, в полном смысле этого слова,
комиссия явилась в «Арженку». Это были те же воронежские врачи, желающие якобы воочию удо-
стовериться в открытии, которое разворачивает такие колоссальные перспективы в медицине. Их
интересовала, прежде всего, как устроена аппаратура. Чижевский любезно ознакомил их со своими
приборами и со всеми работами. Воронежская комиссия оставила хвалебный отзыв в книге посеще-
ний о работе станции, призывавший к максимальной поддержке опытов.
Но на другой день, вернувшись в Воронеж, врачи настрочили пасквиль, полностью очернявший всю
работу. Пасквиль опубликовали во всесоюзном физиотерапевтическом журнале, который был рассчитан
на огромное число читателей. Воронежской компании удалось с большим успехом скомпрометировать
работы по аэроионификации. Их не смущало ни постановление правительства СССР, ни чудесный, ус-
пешный ход опытов на базе птицеводческого совхоза, ни возможные замечательные перспективы, от-
крывающиеся в животноводстве и особенно в медицине. Им важно было уничтожить это направление, и
они под эгидой «критики» решились на злую авантюру. Начинался великий поход против аэроионов.
Обстановка для научной работы складывалась неблагоприятная.
Третье исследование с промышленной птицей на станции «Арженка», начавшееся 1 июля 1931 г. и
закончившееся 10 апреля 1932 г., имело целью выяснить влияние двух различных по времени доз аэро-
ионов на яйценоскость кур, находившихся в условиях промышленного содержания.
Условия, в которых протекал опыт, оставляли желать лучшего. Станция по ионификации в птице-
водстве нуждалась в топливе, хорошем рационе. И только благодаря энергии сотрудников станции мно-
гие неполадки были устранены и опыты с каждым днем становились все чище и совершеннее. Обшир-
ный десятимесячный арженский опыт по изучению влияния аэроионов отрицательной полярности на
яйценоскость кур давал действительно изумляющие результаты. По утверждению А.Л. Чижевского еще
раз был установлен почти фантастический фактор природы в виде аэроионов отрицательной полярно-
сти, стимулирующий ряд функций в живом организме и поднимающий отсталые организмы до их здо-
ровой и полноценной нормы.
В рассказовской газете «Вперед» от 2 сентября 1931 г. было опубликовано открытое письмо под
заглавием: «Первый в мире институт по ионификации должен быть в совхозе "Арженка"». В этом
открытом письме сообщалось об огромных перспективах в области развития животноводства в Со-
ветском Союзе. На другой день,
3 сентября, в союзной газете «Социалистическое земледелие» появилось сообщение о том, что в
Рассказово будет первая в мире кафедра по ионизации. Студенты птицеводческих институтов будут
проходить здесь учебу вместе с производственной практикой, пребывая определенный срок в сов-
хозе. В лабораториях филиала должна концентрироваться вся опытная работа по ионизации в
СССР. Сюда должны быть привлечены видные научные работники. Оборудование помещения не-
обходимо организовать по типу лучших европейских и американских институтов. К сожалению,
добрые пожелания встретили безграничную злобу и зависть. Побывавшая в совхозе комиссия на-
несла первый удар по огромному делу ионификации. А гнусный пасквиль воронежских врачей гу-
лял по московским улицам, забегая в дома, лаборатории, институты, чтобы «создать общественное
мнение» о том, что опыты гроша ломанного не стоят. Пасквиль дошел и до Наркомзема, до Акаде-
мии сельскохозяйственных наук. Звучали требования послать на станцию «Арженка» комиссию для
разоблачения. Такой же точки зрения придерживался и профессор Б.М. Завадовский, который уже
побывал в редакции «Правды» и требовал закрытия «предприятия» Чижевского, ибо ионы – это
блажь, фантазия и никаким биологическим действием они не обладают.
В ноябре 1931 г. в редакции «Правды» по этому вопросу состоялось совещание. Была избрана
солидная бригада из наиболее осведомленных журналистов, и им поручили исследовать этот во-
прос. Быстро была собрана информация от сотрудников Станции по ионификации в птицеводстве,
Станции по ионификации в свиноводстве и из других мест, где производились опыты, взяли интер-
вью у Чижевского, у ряда больных, которых вылечили врачи – его последователи, и получили мне-
ние об этих опытах ряда крупных профессоров и академиков. В результате этой работы создалось
впечатление, что профессора Чижевского немилосердно травят и хотят в корне уничтожить аэроио-
нификацию.
«Крестовый поход» против аэроионизации был организован Б.М. Завадовским в конце 1931 г.,
который сорвал всю работу
Центральной научно-исследовательской лаборатории ионификации, затормозив ее ровно на 1,5 года.
История этой травли, по утверждению А.Л. Чижевского, этого не скрытого преступления против чело-
вечества, может быть документально обоснована во всех ее деталях. Пресса посвятила склокам и интри-
гам против аэроионизации свыше десяти статей.
Администрация совхозов, в которых проводились исследования также всячески препятствовала
нормальной работе станций. Завадовский Б.М. требовал создать комиссию для разоблачения «авантюры
Чижевского». Его вопли раздавались в Наркомземе, Наркомздраве, ВАСХНИЛ, в ЦК ВКП(б), он писал
клеветнические письма к Н.К. Крупской и Е. Ярославскому и требовал «защиты советского животно-
водства». Он говорил, что ионы могут «убить» животных, человека и т.д. Борис Завадовский, всю свою
жизнь посвятил вопросам о том, как «гнать яйцо» из куриц и «ощипывать гуся» с помощью эндокрин-
ных препаратов. Чижевский говорит о том, что знающие люди смеялись над этим молодчиком, но смея-
лись исподтишка, ибо смеяться открыто опасались, боясь его как настоящего бандита-головореза. 8 ян-
варя 1932 г. из Наркомзема Чижевскому сообщили, что специальная комиссия выезжает в совхоз «Ар-
женка».
10 января в одном из залов Асеевского дворца комиссии был представлен богатейший и обшир-
нейший материал опытов, показатели по всем биологическим моментам действия ионификации на пти-
цу. Председатель комиссии Волковинский заявил, что лучшей методики постановки опытов даже нель-
зя себе и представить. Колоссальный опытный материал поразил всех. Результаты опытов превзошли
все ожидания. Аэроионы оказывали замечательно благотворное действие на больную, неполноценную
арженскую птицу.
В Москве в большом зале Академии сельскохозяйственных наук состоялось одно из самых пикант-
ных заседаний, которое специально было посвящено обсуждению результатов исследований на опыт-
ной станции «Арженка». Академики, профессора, животноводы, растениеводы, ветврачи, медицинские
врачи – все собрались здесь, чтобы присутствовать на спектакле. Чижевский А.Л. находился в группе
преданных ему друзей и сотрудников. Тут присутствовали академик А.В. Леонтович, профессор Федор
Всеволодович Попов, В.А. Кимряков, и др.
После вступительного беспристрастного слова вице-президента академии и краткого, но правдиво-
го доклада А.П. Волковинского о поездке в «Арженку» выступил Б.М. Завадовский. Он громогласно
объявил ионы Чижевского шарлатанством, а космическую биологию антисоветской стряпней, которой
восторгаются буржуазные ученые.
Потом выступал соратник и единомышленник Чижевского
В.А. Кимряков. Он подробно рассказал о первом, втором и третьем исследованиях, произведенных на
станции «Арженка», а также вкратце посвятил присутствующих в замечательные результаты еще не за-
конченных третьих начатых исследований.
После В.А. Кимрякова слово было предоставлено академику Академии наук Украинской ССР
Александру Васильевичу Леонтовичу. Он бесстрашно выступил в защиту Чижевского и объявил, что
речь Завадовского содержала много грубых фактических искажений. Леонтович отметил, что Алек-
сандр Леонидович экспериментально работает над проблемой ионификации уже четырнадцать лет. Его
работы хорошо известны в Европе, Америке, но, к сожалению, мало известны присутствующим. Также
еще в 1926 г. знаменитый Аррениус приглашал Чижевского к себе в Стокгольм для разработки этого
вопроса. И в заключение профессор Леонтович подчеркнул, что учение Чижевского об аэроионах от-
крывает новую главу в медицине и других биологических науках, в том числе в животноводстве и рас-
тениеводстве.
В своем ответном слове Чижевский, обращаясь к президиуму Академии сельскохозяйственных
наук, заявил, что обстановка, которую в течение года создают некоторые лица, не подходит для на-
учной работы, а надежды на улучшение этой обстановки нет. Поэтому он считает себя свободным
от должности руководителя этих работ и просит довести его решение до сведения правительства.
Но Президиум академии внимательно изучил материалы комиссии, возглавляемой Волковин-
ским, и посчитал, что работы эти следует продолжать как работы большого научного значения и
профессору Чижевскому необходимо помочь, а не уничтожать всего дела в самом его начале. Далее
в постановлении было заявлено, что для этих работ отводят хутор Нарчук под Воронежем. Это
предложение, по мнению президиума, следует принять. Кроме того, следует организовать Цен-
тральную научно-исследовательскую лабораторию по ионификации и просить автора метода про-
фессора Чижевского ее возглавить. Эта лаборатория будет центральной по отношению к ее опор-
ным пунктам. Реорганизация должна будет привести к хорошей постановке работ. Точку зрения
профессора Завадовского и врача Аникина следует осудить. А задача академии заключается в том,
чтобы всеми мерами содействовать углублению исследований профессора Чижевского в области
ионификации и тем самым выполнить постановление СНК СССР от 10 апреля 1931 г.
В свою очередь Чижевский заявил, что создавшееся положение вещей крайне тревожно и ничего
доброго не сулит в будущем. Так как только развернули работу с птицей в совхозе «Арженка», как пе-
ребрасывают в другое место, где придется опять осваивать новые условия, вести борьбу с новыми труд-
ностями и быть поблизости от людей, которые проявили себя как враги ионификации. В «Арженке» же
за год были проведены шесть капитальных исследований, и через два года можно было бы дать точный
ответ государству на поставленный вопрос – годится ионификация в промышленном птицеводстве или
не годится. Теперь же срывают с места и бросают в самую гущу злобных интриг. В Воронеже не удаст-
ся сделать ничего хорошего, так как придется только обороняться от нападок воронежских врачей, а не
заниматься исследовательской работой.
Чижевский настаивал на отставке, но никому другому академия передать ионификацию не могла в
силу правительственного постановления именно о нем. Но после очень жестких споров все же согла-
сился остаться на занимаемом посту.
1932 г. для решения проблемы аэроионификации был весьма трудным. Основная база работ в сов-
хозе «Арженка», которая могла показать пригодность применения в животноводстве метода аэроиони-
фикации, была до основания разрушена постановлением Академии сельскохозяйственных наук от 15
января. Опыты над птицей были безжалостно свернуты в апреле, и одновременно начался переезд стан-
ции ионификации из совхоза «Арженка» на хутор Нарчук, близ Воронежа. В середине мая он был за-
вершен. Следовало приобрести поголовье птицы, ибо все арженское было больным и для дальнейших
опытов не годилось. Эти обстоятельства надолго затормозили исследовательские работы, к великой ра-
дости врагов аэроионификации и к великому огорчению сотрудников, истинных энтузиастов учения о
биологическом и физиологическом действии аэроионов. Искренне и самоотверженно, в тяжелых усло-
виях недружелюбия и враждебности, отдавая свои силы и знания делу аэроионификации работали на-
учные сотрудники станции. Подтверждение тому – проведение опытов с птицей, начатых в 1931 г. и
продолженных до середины 1936 г., в ходе которых был собран колоссальный научный материал. Все
было брошено против научных исследований Чижевского: ложь, клевета, передергивание фактов, неже-
лание разобраться в деле вплоть до явных диверсий со стороны Бориса Завадовского и его единомыш-
ленников. Чижевский как великий экспериментатор и философ, стоически относился к данным обстоя-
тельствам, также считая, как и его знаменитый друг К.Э. Циолковский, что все люди, опережающие
свой век, должны быть готовы принять казнь или в лучшем случае – многолетние неприятности, ибо во-
обще это – закон.
В 1939 г. Чижевский был (заочно) избран почетным президентом Первого Международного
биофизического конгресса в Нью-Йорке. Тогда же он был представлен группой выдающихся уче-
ных к присуждению Нобелевской премии «как Леонардо да Винчи двадцатого века».
Ученый был очень неординарным человеком, и этим естественно привлекал внимание «компетент-
ных органов». На него собирали «материал». Но арестовали его в 1942 г. Пропало сто пятьдесят папок с
ценнейшими научными материалами. 15 лет он провел сначала на Северном Урале, а затем в Караганде.
Будучи узником он и там оставался выдающимся ученым и экспериментатором. Им было проведено
множество исследований электрических свойств эритроцитов. Результатом его научной работы, прове-
денной в заключении стала монография «Структурный анализ движущейся крови». Реабилитирован
был только в 1958 г. Ему было разрешено поселиться в Москве, где с 1958 по 1962 г. возглавлял лабора-
торию аэроионификации. Умер А.Л. Чижевский в 1964 г.
Космическую философию А.Л. Чижевского можно назвать «языческим космоцентризмом». Чижев-
ский А.Л. наряду с другими мыслителями-космистами принадлежит к особому типу естествоиспытате-
лей, которых отличает не только экспериментальная и теоретическая строгость, но вместе с тем эстети-
ческое и благоговейное чувство перед величием и тайной Жизни, Неба, Солнца, Вселенной. « В свете
современного научного мировоззрения судьбы человечества находятся в зависимости от судеб Вселенной.
И это не только поэтическая идея, – утверждает А.Л. Чижевский, – но научная истина, полученная в резуль-
тате ряда завоеваний современной точной науки»43.
Данное направление, выражая идеи «творческого преображения» всего Космоса, находит свою реа-
лизацию и в культуре техники, в пафосе преобразования природы и победе над смертью, в создании но-
вой научной парадигмы, новых научных дисциплин – космической физики, космической биологии, меди-
цины и гелиобиологии.

Список рекомендуемой литературы

Чижевский А.Л. Вся жизнь. М., 1974.
1
Чижевский А.Л. Земное эхо солнечных бурь. М., 1974.
2
Чижевский А.Л. Стихотворения. М., 1987.
3
Чижевский А.Л. Космический пульс жизни: Земля в объятиях Солнца. Гелиотараксия. М., 1995.
4
Чижевский А.Л. На берегу Вселенной: Годы дружбы с Циолковским: Воспоминания. М., 1995.
5
Чижевский А.Л. Физические факторы исторического процесса // Химия и жизнь. 1990. № 1 – 3.
6
Голованов Л.В. Созвучье полное в природе. М., 1977.
7
Кленская И.В. В солнечном ритме (А. Чижевский). М., 1985.
8
Ягодинский В.Н. Александр Леонидович Чижевский. М., 1987.
9
Томилин К.А. Вокруг трепещет пульс Вселенной: А.Л. Чижевский // Философия русского кос-
10

43
Чижевский А.Л. Космический пульс жизни: Земля в объятиях Солнца. Гелиотараксия. М., 1995. С. 692.
мизма: Сборник науч. ст. М., 1996. С. 164 – 180.
Контрольные вопросы

В чем сущность разработанной А.Л. Чижевским модели космизма?
1
Как звучит основной принцип космизма?
2
3 В чем именно оригинальность космической философии А.Л. Чижевского?
4 Какое влияние оказал К.Э. Циолковский на жизнь и творчество А.Л. Чижевского?
5 Как Чижевский характеризует свое мировоззрение?
6 В чем он видит цель естественно-научного исследования?
7 Какие универсальные законы, по Чижевскому, управляют силами природы?
8 Какой фундаментальный закон мироздания устанавливает Чижевский?
9 В чем состоит родственность воззрений Чижевского и древнегреческих мыслителей?
10 Что явилось главным предметом размышлений А.Л. Чижевского?
11 В чем смысл теории гелиотараксии А.Л. Чижевского?
12 Что такое историометрия в научной концепции А.Л. Чижевского?
13 Какие основные этапы всемирно-исторического процесса выделяет Чижевский и в чем особен-
ность каждого из них?
14 Основателем каких научных направлений является А.Л. Чижевский?
15 Каковы заслуги А.Л. Чижевского? Почему его называют «Леонардо да Винчи» ХХ в.?




Николай Федорович Федоров (1829 – 1903) – яркий представитель ре-
лигиозной ветви русского космизма. Родился он в с. Ключи Тамбовской гу-
бернии. Сведения о личной жизни этого удивительного и загадочного фило-
софа и аскета крайне скудны. Внебрачный сын князя
П.И. Гагарина и простой крестьянки, получивший фамилию от крестного
отца, с 1842 по 1849 гг. Федоров Н. учился в тамбовской гимназии. Считает-
ся, что это было лучшее время в истории этого учебного заведения, когда
директором был З.И. Трояновский. Преподавание носило классический ха-
рактер, большое внимание уделялось преподаванию иностранных языков.
Сохранилось свидетельство об инспектировании тамбовской гимназии в
1839 г., в котором практически все преподаватели получили отличную аттестацию, за исключением
учителя немецкого языка. Федоров основу своей замечательной образованности и знание иностранных
языков, безусловно, получил в тамбовской гимназии. Однако в последующем трудности он испытывал
именно с немецким языком и тогда ему на помощь приходил Владимир Александрович Кожевников.
Кожевников В.А. – философ, историк, последователь Федорова, получивший от него в наследство все
его рукописи. Владимир Александрович является также нашим земляком. Он родился и провел свою
юность в г. Козлове (Мичуринске) Тамбовской губернии.
По сохранившемуся годовому отчету гимназии за 1848 г. среди наиболее отличившихся по всем
предметам был назван Н. Федоров, особенно блиставший по гуманитарным наукам. Единственная де-
таль гимназических лет, известная со слов самого Федорова, – это незабываемое впечатление, произве-
денное на него преподавателем истории Измаилом Ивановичем Сумароковым. Прекрасное знание сво-
его предмета сочеталось в нем с гуманным отношением к своим ученикам. Известен случай, когда Су-
мароков при своих скромных средствах более двух лет содержал за свой счет бедного, но способного
ученика. Образ этого необыкновенного человека явно вошел в поле внутренних и внешних сил, которые
сформировали характер и образ жизни самого Федорова. Он тоже стал учителем истории и географии,
отличался особенным пристрастием к истории, как предмету постоянных занятий и раздумий. Такие
черты личности Сумарокова как самоотверженное отношение к своему делу, постоянная помощь нуж-
дающимся, исключительная нравственная чистота в такой же степени могут быть отнесены и к самому
Н. Федорову. Федоров поражал не только энциклопедическими знаниями, но прежде всего своим нрав-
ственным обликом бескорыстного служителя истины. К нему прислушивались и считали за честь бесе-
довать с ним такие знаменитые философы и писатели как В. Соловьев,
Л. Толстой, Ф. Достоевский.
Его «Философия общего дела» явилась одним из самых дерзновенных проектов преображения чело-
вечества. В этом московском Сократе Вл. Соловьев видит великого духовного учителя и утешителя.
Центральной религиозной идеей Н. Федорова является идея родства как модели всемирной орга-
низации человечества. Общим делом «сынов человеческих» становится исполнение долга любви к
отцам, т.е. воскрешение всех умерших. По словам Федорова, необходимо покончить с бессмысли-
цей современной жизни и понять цель, для которой существует человек, и устроить жизнь в соот-
ветствии с ней. Мыслитель разрабатывает «активное христианство», которое есть, прежде всего,
благовестие о победе над смертью, весть о том, что человеку в будущем предстоит обрести всю
полноту бытия через воскресение.
В «Философии общего дела» утверждается глобальный проект космической регуляции и разумного
управления природой. По убеждению Федорова, мир есть незавершенное божественное творение, а че-
ловечество призвано быть орудием Божиим, чтобы осуществить предначертания Творца. По мысли фи-
лософа, космос нуждается в разуме, чтобы быть космосом, а не хаосом, а Евангелие есть «программа»
для действия. Он говорит о проективном, т.е. творческом отношении к природе. Человеку дана возмож-
ность не только познавать вселенную, но и овладеть ею, ему предстоит не только посетить, но и насе-
лить все миры вселенной. Федоров жаждет воздвигнуть всемирный космический храм, который будет
населен не искусственными подобиями, а живыми воскрешенными предками. Христианство, с его точ-
ки зрения, не есть лишь жизнепонимание, а дело искупления, которое и состоит в расширении и рас-

стр. 1
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

>>