<<

стр. 3
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>


149

шет Н. Н. Моисеев, - что наш общий предок - кроманьонец, уже 30-40 тысяч лет тому назад не только физиологически был таким же, как современный человек, но и возможности его мозга вполне сравнимы с возможностями современного человека... Начиная с предледниковой эпохи, интеллект индивидуума практически перестал развиваться" [1]. Другими словами, эволюция на "готовом" человеке завершается. Такое понимание природы и человека соответствует классической науке.

1 Моисеев Н. И. Информационное общество, как этап новейшей истории. Информация и самоорганизация. - М., 1996. - С. 4-5.


С позиций же постнеклассического научного знания и вытекающей из него открытости мира, незавершенность развития человека, продолжение его эволюции являются отправными мировоззренческими положениями. Прежде всего отметим, что термин "эволюция" употребляется в двух смыслах: во-первых, как понятие, тождественное развитию, развертыванию, и, во-вторых, для обозначения характера развития: поступательного в отличие от скачкообразного. С позиций этого подхода понятия эволюционного и революционного характеризуют линейное развитие, в то время как нелинейное осуществляется принципиально иным образом, когда направление последующего развития не может быть предсказано заранее и зависит от крайне незначительных и случайных коллективных и индивидуальных флуктуаций. Именно поэтому новое качество здесь достигается не путем непрерывного прогресса, а путем образования новых диссипативных структур, отличительный признак которых - растущее усложнение организации и снижение энтропии. Это относится и к происхождению, и развитию человека.

В этом случае новое качество появляется как результат выбора одного из возможных направлений, которые коренным образом изменяют не только направление общественных преобразований, но и саму сущность человека.

В настоящее время мозг человека используется лишь на 10%. Следовательно, резерв огромен. Но только ли в резерве мозга заключены резервы человека? Развитие человека как развитие его разума предполагает прежде всего интегративное использование обоих полушарий головного мозга для наиболее эффективной реализации стратегий мышления (логико-вербальной и образной). В нынешних условиях упование в основном на рациональное научное
познание ведет к тому, что однобоко развивается одно из полушарий мозга, а это не может не сказываться на эффективности постижения мира.

150

В этом процессе необходимо интегрировать науку, философию, искусство, религию и мифологию. Кроме того, должны быть целенаправленно освоены и использованы различные иррациональные и "запредельные" формы человеческого познания, связанные с освоением мира. Этот переход имеет качественный характер, так же, как и более ранний переход от господства мифологического восприятия мира к религиозному, а затем от него - к научному. Кризис научного мышления является показателем того, что достигнута (или достигается) точка, которая предполагает смену господствующей формы мышления и интеграцию различных способов мышления и постижения мира. Это может опираться на изменение самой естественной основы.

Если согласиться с тем, что человек продолжает развиваться, что лежащее в основе многих общественных теорий представление об определяющей роли общества по отношению к человеку оказывается явным заблуждением. А именно это имеет место, если человек рассматривается как "готовый", ибо в этом случае он превращается в функцию общественных отношений. Наиболее характерным в этом смысле является положение о том, что сущность человека представляет собой совокупность общественных отношений. В большинстве общественных теорий индивидуализм или коллективизм общественного строя даны как единственно возможные варианты развития, что отражено еще в аристотелевской и платоновской философских традициях.

Поэтому новое обществознание должно исходить из приоритета человека. Форма общества, покоящаяся на принципах постнеклассической науки, не может представлять собой некий "третий путь", то ли в качестве конвергенции известных социальных систем капитализма и социализма, то ли в виде какой-либо иной общественной формы. Последняя так или иначе будет общественной формой, стоящей над человеком, и в этом качестве не может выйти за пределы индивидуализма и коллективизма. Подход, основанный на идее развивающегося человека, исходит из господства разума, а не силы, и не может определяться той или иной формой присвоения.

151

Развитие человека - это развитие его главного существенного признака - разума. Представление о развитии человека как о развитии его разума не вписывается ни в материалистическую, ни в идеалистическую концепцию. В материалистическую - потому, что исходит из идеального, в идеалистическую - потому, что развитие человеческого разума рассматривается как функция развития природы, ее самопознания и самосознания, а не как результат божественного творения.

Возражение против развития человека как исходного понятия зачастую связано и с тем, что человекявляется человеком только в общественных связях. Из этого делается вывод, что он является их функцией, что они в совокупности представляют сущность человека, и, следовательно, чтобы выяснить сущность человека, нужно исходить из содержания общественных отношений.


На поверхности явлений дело именно так и обстоит. Но на мировоззренческом уровне в качестве исходного понятия выступает именно человек, а не общество, - в силу того, что здесь определяющим является его место не в обществе, а в мире. Только в этом качестве человек может рассматриваться как природное существо, столь же сложное, как и сам мир. В этом случае человек в своем исходном качестве является функцией природы, а не общества. Поэтому и общество мировоззренчески представляет собой функцию природы, рассматривается как человек в общественных связях, а не как нечто самодовлеющее. Когда выделяют в общественных отношениях производственные в качестве определяющих, а в них - отношения собственности, - связь с человеком в исходной точке теряется окончательно. В других экономических и социальных теориях, опирающихся на классическую науку, за основутакже принимаются общественные отношения, а в них в качестве определяющего фактора выделяется собственность. Связь с человеком здесь доказывается тем, что собственность является производной не уровня развития производительных сил, а склонности человека к собственности, выражающей его естественную природу, эгоизм, обособленность в обществе.

Но в этом случае человек и его естественная природа рассматриваются в статике, человек - как "готовый человек", его естественная природа, как нечто данное, неразвивающееся. Причем в качестве определяющих естественных качеств выделяются те, которые идут от животной природы человека (зоологический индивидуализм, территориальный императив и т.д.).

152

Думается, что это произвольное допущение, идущее от мировоззренческого положения о завершении человеческой эволюции, о "готовом человеке", которое превратилось в общее место различных теорий, ввиду приемлемости для различных институтов общества: государства, церкви, политических партий и организаций, - ибо это позволяет им сохранить свое господствующее положение.

Человек как составная часть находящейся в постоянном развитии природы не может быть "готовым", представлять собой нечто данное, лишенное развития, всецело определяемое закономерностями общества, которое рассматривается как нечто внешнее по отношению к нему. Человек, - утверждает Тейяр де Шарден, - "созидает свою душу на всем протяжении своего земного существования, и в то же время он участвует в другом созидании, в другом "деянии", которое бесконечно превосходит перспективы его личного становления и вместе с тем направляет их, тесно переплетаясь, - в становлении мира" [1].

В настоящее время все больше западных ученых и философов приходят к отрицанию вывода о неизменности человека как биологического вида. Так, Е. Минард считает, что благодаря информационной революции появится новый, более совершенный подвид homo sapiens [2]. По его мнению, управляя своей эволюцией, потомки современного человека будут иметь более совершенный мозг и иммунную систему, а также врожденные качества альтруизма и любознательности.

Положение о человеке как демиурге вселенной еще живо. Так, Г. В. Гивишвили считает, что "только человек может быть единственной и достойной альтернативой богу", только человек может выступать в качестве "единого стержня, скрепляющего и цементирующего собой различные явления и сущности, придающего целенаправленность и осмысленность эволюционному движению вселенной как единой системы" [3].

1 Шарден Т. Божественная среда. - М., 1992. - С. 21.
2 См.: Минард Е. Эволюция богов. - М., 1996.
3 Гивишвили Г. В. "Есть ли у естествознания альтернатива богу?" // Вопросы философии. - № 2. - С. 44.


153

Он считает, что гибель старых и рождение новых метагалактик осуществляется благодаря человеку - мыслящей субстанции. "Неизвестно никаких природных механизмов, способных случайным образом произвести гигантскую флуктуацию плотности и температуры вещества - излучения энергии, требуемую для создания космологической соизмерности. Поэтому... представляется весьма вероятным, что явление Большого Взрыва, породившее нашу метагалактику было инициировано антропогенной деятельностью в предшествующей ей метагалактике" [1].

Далее автор прямо говорит о "способности человека быть активным творческим элементом (демиургом) вселенной, что разум его в состоянии не только прогнозировать будущее,.. но и конструировать это будущее... Человек воспроизводит и поддерживает вечное движение природы" [2].

Такое представление о месте человека в мире - типичный рационализм, когда человек и его разум ставятся не только рядом с природой, но и по сути над ней. Такой подход отбросил бы науку и философию не на одно столетие назад. Поэтому, думается, прав американский профессор А. Грюнбаум, который крайне резко выступает против креационизма. Он подчеркивает, что сингулярность Большого Взрыва по сути исключает его из физических событий, происходящих в конкретный момент времени. При таком толковании модели Большого Взрыва отличаются тем, что являются неограниченными (открытыми) во времени и в прошлом. Несмотря на ограниченную длительность прошлого, совершенно не могло быть времени, когда физический мир еще не существовал. Поэтому можно утверждать, что вселенная до Большого Взрыва существовала всегда, хотя ее возраст лишь 15 млрд. лет [3].

1 Гивишвили Г. В. " Есть ли у естествознания альтернатива богу?" // Вопросы философии. - № 2. - С. 45-46.
2 Там же. - С. 46-47.
3 Грюнбаум А. Происхождение против творения в физической космологии. Вопросы философии. - 1995. - № 2. - С. 56-57.


Эти выводы, кроме всего прочего, являются следствием того, что и сама версия "Большого Взрыва" имеет много недосказанного и необъяснимого.

Немецкий биолог X. Дитфурт связывает возникновение человека и его сознание с теорией Большого Взрыва. В первые секунды нашей вселенной, - считает он, - уже существовало все, что потом должно было появиться, то есть в атоме водорода был заключен весь наш мир. Из такого понимания начала человеческой истории вытекает его гипотеза о существовании сознания и разума, памяти и воображения, даже творческой способности и обучения до появления мозга человека.

154

Мозг является лишь неким интегратором разума, воображения и памяти, которые существовали в природе до возникновения человека, а сознание может быть понято как комбинация уже готовых элементов, причем они относятся к "вневременному и внепространственному потустороннему миру".

В конце концов имеет право на существование и такая позиция. Однако вряд ли стоит спорные утверждения, выражающие крайний антропоцентризм и отрицающие эволюционный путь возникновения и становления человека, объявлять соответствующими современному научному знанию [1].

1 Волков Ю. П., Поликарпов В. С. Человек: Энциклопедический словарь. - М., 1999. - С. 42.


Утверждения о том, что история вселенной - это история водорода, а человек является венцом эволюции водорода, а также о существовании сознания и разума, памяти и воображения в распыленном виде в космической материи, не только не соответствуют современному научному знанию, но и вообще далеки от науки. К этому приводит в качестве мировоззренческой и философской основы системный подход, а в науке - теория Большого Взрыва с ее произвольным допущением возникновения вселенной из "ничто" и ее обратного превращения в "ничто".

В связи с этим возникает вопрос: как быть с открытостью на досингулярном уровне, в условиях "ничто"? Поскольку ничто не может быть системой, оно не может быть и открытой системой, как его ни понимай, вплоть до потустороннего мира. Итак, в случае Большого Взрыва открытость появляется после образования вселенной, как метасистемы, то есть если это система, то изначально она закрыта. А если в начале - закрытая система, то как быть с исходным хаосом? Все это никак не складывается в логически стройную и последовательную теорию.

А о самореализующейся вселенной на исходном уровне в точке с радиусом "О" не может быть и речи, ибо в "ничто" заложена вселенная в готовом виде, раз метасистема возникает в результате взрыва. И дела не меняет то, что она продолжает расширяться по сей день.

Если самоорганизация может возникнуть вместе со Вселенной, то есть закрытой метасистемой, то есть опять же в результате взрыва и образования готовой системы, значит, на исходном уровне она не выражает открытости, хотя с ней связывается само ее понятие.

155

Итак, в теории Большого Взрыва на исходном уровне нет места ни открытости, ни хаосу, ни самоорганизации, которые и составляют мировоззренческую суть теории самоорганизации (синергетики).

Все это говорит о том, что на достигнутом уровне познавательной способности человека Большой Взрыв не дает мировоззренчески плодотворного, ни теоретического, ни практического продолжения. Больше того, связанное с ним представление о начале и конце вселенной закрывает дорогу инакомыслию, чего нельзя сказать о мировоззренческих следствиях концепции безначально бесконечной вселенной.










2.8. "Готовый" человек и антропный принцип

С представлением о современном человеке как "готовом" связан "антропный принцип". Человек является органом самопознания и самосознания природы. Однако природа могла и не выделить человека в сегодняшнем виде. Могли и могут быть другие органы ее самопознания и самосознания. С позиций постнеклассической науки нет никаких оснований для антропоцентризма и антропного принципа.

А. Уоллес в конце XIX века выдвинул концепцию, согласно которой вселенная эволюционирует в соответствии с присущей ей целью породить человека как высший продукт. Другими словами, антропный принцип исходит из того, что в самих основах мира заложена необходимость выделения мыслящего существа, под которым, по сути, понимается современный человек. По сходному поводу И. Кант писал, что дело обстоит так, как если бы мир явлений был специально придуман каким-то иным рассудком сообразно нашим познавательным способностям.

И если слабый антропный принцип заключался в том, что мир, который мы можем наблюдать, должен удовлетворять условиям, необходимым для присутствия человека в качестве наблюдателя, то выдвинутый Ф. Топлером "финалистский антропный принцип" уже связывает вечность жизни человека с преобразованием космоса постсоциальным обществом. И хотя дальнейшее развитие познания отвергло антропоцентризм, антропный принцип с коррекцией в формулировках обсуждается и в рамках пост-неклассической науки [1].

156

Слабый и сильный антропный принцип предполагает перспективность принципов целесообразности, случайности и самоотбора. С этими принципами связывается уникальное сочетание основных физических констант, приводящее к возникновению и сохранению жизни и разума.


Значит, мир и человек предполагаются известными, данными. "В рамках сложных систем, - пишет К. Майнцер, - возникновение жизни не случайно, а необходимо и закономерно - в смысле диссипативной самоорганизации. Лишь условия для возникновения жизни (например, на планете Земля) могут возникать в природе случайным образом. ...Аристотелевская телеология целей в природе может быть интерпретирована в терминах аттракторов в фазовых переходах" [2].

Как видим, и здесь терминология, связанная с самоорганизацией, весьма искусственно накладывается на классическую научную и философскую системы, в результате чего в понятии аттракторов интерпретируется все та же телеология целей.

Г. Б. Жданов прямо заявляет, что самоорганизация способна заменить "представление о наличии целеполагающей деятельности Создателя Мира" [3]. Однако есть и более последовательные и перспективные точки зрения. К их числу, думается, относится предположение К. Поппера о том, что жизнь возникала множество раз, прежде чем нашла среду, к которой оказалась приспособленной [4]. Можно предположить, что и мыслящее существо, существо, наде-ленное разумом, не сразу возникло в том виде, в каком мы сегодня его себе представляем. А, следовательно, и существующее представление об эволюции человека может рассматриваться лишь в качестве одной из гипотез.

1 См., например: Князева Е. Н., Курдюмов С. П. Антропный принцип в синергетике // Вопросы философии. - 1997. - № 7: "Антропный принцип, - пишут они, - оказывается принципом существования сложного в этом мире". Однако "в стране и мире до сих пор не найдено последовательное решение задачи морфогенеза, задачи усложнения, перехода от простых форм (структур) к сложным" (Там же. - С. 64). Авторы подчеркивают, что "понимание антропного принципа и лежаших в его основе поисков общего корня организации мира продвигает нас к разгадке чуда познаваемости мира" (Там же. - С. 68).
2 Майнцер К. Сложность и самоорганизация // Вопросы философии. - 1997. - №3. - С. 51.
3 См.: Вопросы философии. - 1997. - № 10. - С. 144.
4 См.: Поппер К. Теоретико-познавательная позиция эволюционной теории познания // Вестник Московского университета. Серия "Философия". - 1994. - № 5. - С. 19-20.

157


В последнее время Г. В. Гивишвили выдвинул понятие "сверхсильного" антропного принципа [1]. Сразу подчеркнем, что развиваемая им гипотеза о том, что "вселенная такова, какова она есть, потому что человек составляет необходимый элемент ее бытия" [2], не является перспективной, да и не вносит ничего принципиально нового в содержание этого понятия. Но, несмотря на это, ряд положений, и, прежде всего трактовка граничных условий космологии, заслуживают внимания.

Говоря о граничных условиях, он подчеркивает, что "указанная проблема есть не столько физическая, сколько философская, ибо связана с толкованием пространства, времени и бытия вселенной, далеко выходящим за рамки узко физических представлений" [3].

Это имеет особый смысл потому, что проблема граничных условий в мировоззренческом смысле тождественна системному подходу.

"Представление о вселенной как о единой саморазвивающейся системе (выделено мной. - В. Е.) может быть справедливым только при условии ее конечности, то есть при конечных ее массе, времени жизни, а также объеме и средней плотности на данный момент.

В случае пространственно-временной бесконечности она перестает быть связанной (гравитационно, информационно и т.д.). При этом развитие каждой из отдельных ее частей может происходить по одним и тем же (общим) законам, но автономно и независимо от других частей" [4].

1 Гивишвили Г. В. О "сверхсильном" антропном принципе // Вопросы философии. - 2000. - № 2. - С. 47-50.
1 Там же. - С. 43.
3 Там же. - С. 47.
4 Там же.


Логично при этом представить, что эти отдельные части, не являясь составляющими иерархической структуры вселенной как единой системы (что хотя и не сводит части к целому и наоборот, но предполагает обязательную внутреннюю связь и зависимость), представляют собой самостоятельные закрытые образования - системы, в рамках безначально бесконечной вселенной, то есть исходной открытости, которая выражается понятием миропроявления.

158

Исходная открытость мира и миропроявление реализуются через закрытость, системность, которые носят временный нестабильный характер, и как формы реализации открытости предполагают постоянный переход к все более высоким формам упорядоченности. И. Пригожин назвал их диссипативными структурами. Открытость не имеет других (чистых) форм реализации.

Закрытость в ее наиболее общем виде характеризует системную организацию и самоорганизацию. Другими словами, в случае миропроявления открытость характеризует динамику, а закрытость - статику систем.

Расширение-сжатие, то есть пульсация вселенной, может продолжаться неопределенно долго, но в конечном счете вселенная закончит свое существование, "растворившись в бесконечно протяженном пространстве" [1] (выделено мной. - В. Е.).

1 Гивишвили Г. В. Указ. соч. - С. 47.


Другими словами, теория Большого Взрыва предполагает пространство более широким и выходящим по существу за пределы материи.

Таким образом, речь идет об опространствовании времени. Современный эквивалент этого - овременение пространства в теории И. Пригожина.

Думается, что и то, и другое - научные и мировоззренческие крайности, связанные с представлением о конечности вселенной.

Аргументы в пользу бесконечной вселенной смотрятся гораздо предпочтительнее конечной, рождающейся единожды и гибнущей навсегда модели.










2.9. Концепция "готового" человека и ее мировоззренческие следствия

Рассмотрение человека как прекратившего развитие (мозга, интеллекта) еще со времен доледниковой эпохи предполагало и предполагает противопоставление биологической и социальной природы человека. Иными словами, человек рассматривается не как биосоциальное существо, а как биологическое существо (животное) или как социальное существо (человек).

159

Он в этом случае подчиняется действию социальных закономерностей, превращается в функцию общества. А поскольку исследование зрелого общества начинается с производства материальных благ для удовлетворения естественных потребностей в пище, одежде, жилище, то и само возникновение человека связывается с изготовлением орудий труда, с орудийной деятельностью. Эта позиция разделяется большинством философов, археологов, этнографов, социологов, историков, экономистов самых разных мировоззренческих ориентации.

Представления, исходящие из "готового человека" и его естественных потребностей, предполагают материальные (потребительские) ценности данными и неизменными. Из этого следует, что естественная, а по сути, животная природа человека лишь ограничивается и управляется социальной системой.

С позиций этого подхода человек и общество рассматриваются как закрытые системы. Из них лишь общество является активной, развивающейся (хотя и линейно) системой, человек же рассматривается как объект социальных отношений, его сущность представляется как взятая вне связи с естественной природой совокупность общественных отношений.

В этом случае для покорения природы противостоящий ей человек, согласно классической науке и философии рационализма, создает и использует орудия и средства, начиная от грубо отесанного камня, кончая "думающими" машинами, тем самым "сдавая" разум неодушевленному "противнику".

Понятие "искусственный" применительно к человеческому интеллекту, то ли в виде искусственного (машинного), то ли в виде естественно-искусственного, человеко-машинного интеллекта, означает перенесение понятий, связанных с производством, на характеристику сознания и познавательных возможностей человека: преодоление ограниченности психофизиологических возможностей "готового человека" при помощи рукотворных орудий и общественной коммуникации.

Прежде всего возникает вопрос: в чем в таком случае смысл эволюции? Если живое - продукт развития природы, а человек - продукт живого, обладающий уникальным качеством - разумом, то что, кроме движения по неэволюционному пути, может означать создание думающих машин, искусственного интеллекта? Об этом, правда, не принято говорить, поскольку эволюция природы в этом случае подменяется так называемой эволю-

160

цией материи: от неорганической формы к органической (включающей разумное начало), а от нее - к социальной, которая рассматривается как завершающая форма движения материи. Соответствующее этой форме движения материи общество основывается на производстве, использующем механические орудия, автоматические приборы, многократно усиливающие физические возможности человека.

По аналогии, как усилитель умственных возможностей человека, предлагается рассматривать и различные средства получения, хранения, переработки и использования информации, начиная от простого письменного до компьютерного вариантов. Нетрудно заметить, что в этом случае интеллектуальная деятельность, связанная с переработкой информации, рассматривается лишь как надстройка над физическим трудом.

Этот сценарий связан с классической наукой и пониманием человека, общества и природы как закрытых систем ("человек готовый", общество - выражающее его естественные потребности, природа - кладовая его богатства и безответный объект покорения). Он уже доказал свою бесперспективность во всех возможных вариантах.

Не говорит ли все это о том, что в основу понимания происхождения человека, его сущности, характера общественных связей и перспектив развития должен быть положен иной подход? Развитие естественного человеческого интеллекта безгранично, а использование технических средств необходимо для его развития и умножения возможностей. Безгранично с этих позиций, стало быть, и развитие самого человека.










3. Человек энергетический и человек информационный
3.1. Информационная природа человека

Человек содержит максимум информации о вселенной. В этом смысле он представляет собой макроскопическое существо, пользующееся преобразованной информацией о явлениях и объектах других уровней (низших и высших).

161

Таким уровнем является уровень макроскопического существования человека потому, что здесь проявляется максимум информации, выражающей сущность природы. Именно на этом уровне появляются разум и Homo Sapiens как его носитель.

Живое вещество уже на начальных этапах становится биологической силой, оказывающей воздействие на атмосферу, что становится условием его самовоспроизводства. Организм человека функционирует на основе биологической информации, закодированной в генах, и поскольку код ДНК представляет собой сообщение, очерчивающее направление эволюции, он хранит всю историю жизни на Земле. Расшифровка генетического кода показала, что он универсален для всех живых организмов, начиная с вирусов и кончая человеком.

Вся исходная информация, на основе которой строится и функционирует организм, сосредоточена в ДНК и закодирована в виде уникальной последовательности нуклеотидов - субъединиц ДНК. Однако до сих пор неясно, как при морфогенезе формируется макроскопический порядок.

В современной науке человек рассматривается как многоканальная система взаимосвязи с окружающим миром. В центральной нервной системе человека происходит селекция информации: из 10 млн. единиц воспринятой информации осознается только одна, остальное не осознается и фиксируется в сфере бессознательного, с которой связана креативность, без чего невозможно развитие познавательной способности.

Пока неизвестно, как мозг человека расшифровывает и воссоздает образ внешнего мира, то есть не установлен код работы мозга.

Строение организма той или иной особи генетически предопределено. Возникает, однако, вопрос, на который до сих пор нет убедительного ответа: почему при одинаковых генах получаются разные клетки? [1].

1 В человеческом организме 250 различных типов клеток, и парадокс состоит в том, что все они содержат в своей ДНК одинаковые гены.


В общем виде установлено, что это зависит от того, какие гены "включаются", а какие "выключаются", благодаря чему оплодотворенная яйцеклетка превращается в растение, животное или человека. Поэтому сейчас интенсивно изучаются химические сигналы, регулирующие процесс клеточной дифференциации.

162

Американские ученые А. Уилсон и В. Зарич в результате сравнительных биохимических исследований человека, шимпанзе и гориллы установили, что каждый из этих видов отличается от других всего на 1-2% в последовательности генетического алфавита, кодирующего различные белки, и это при колоссальном различии между обезьяной и человеком! Развитие генной инженерии может привести к непредсказуемым результатам даже при 1%-ном изменении человеческой ДНК.

Развитие человека, его мозга и сознания, связано с накоплением и изменением генетической информации, в то время как эволюционная теория исходит из готового человека и неизменного генетического кода. Информационная неисчерпаемость и открытость связаны с неисчерпаемостью и открытостью мира.

Переход от энергетической основы жизнедеятельности к информационной, который начался в конце XX века, означает принципиально новый характер общественного взаимодействия, новую парадигму человека и общества. Речь идет о наступающей эпохе несилового информационного общественного взаимодействия и об информационном человеке как его персонификации. В этих условиях человек из функции общества превращается в исходное начало и подлинный субъект общественных отношений.

Человек рассматривается не как таковой, не как готовый продукт эволюции, а в становлении, в развитии его мышления, сознания, интеллекта, познавательной способности, то есть, в конечном счете, с позиций приращения разумности.

Признанный современный ученый, руководитель кафедры прикладной математики Кембриджского университета Стивен Хокинг так представил информационную природу происхождения живого, в том числе и человека, в своей лекции в Белом Доме в октябре 1998 года: около трех с половиной миллиардов лет назад появилась (как и почему, мы не знаем) высокоорганизованная молекула ДНК (дезоксирибонуклеиновой кислоты), которая стала основой жизни на Земле.

Открытая в 1953 году Ф. Криком и Д. Уотсоном, ДНК (двойная спираль) существует на основе реализации принципа самокопирования, в процессе которого возможны случайные ошибки в порядке расположения аминокислот вдоль спирали. В большинстве случаев это ведет к прекра-

163

щению самокопирования. Но в отдельных случаях эти ошибки (мутации) приводили к таким изменениям ДНК, которые не нарушали ее возможности выживать и воспроизводиться. На основе этого механизма построен естественный отбор, который эмпирически был открыт Ч. Дарвином еще в 1857 году. Таким образом, информация, зашифрованная в последовательности нуклеиновых кислот, обеспечивает постепенную эволюцию и нарастающее усложнение.

Поскольку биологическая эволюция основана на случайных процессах, она развивалась очень медленно, миллиарды лет. В течение по крайней мере последних десяти тысяч лет существенных изменений в ДНК человека не произошло. Но теперь, как считает С. Хокинг, мы находимся в начале новой эры, когда у нас появилась возможность увеличить сложность нашей ДНК, обгоняя биологическую эволюцию с помощью генной инженерии.

Возможность такая действительно появилась, и, скорее всего, она будет реализована, несмотря на то, что может быть использована во вред человечеству ввиду несовершенства нынешнего человека и соответствующей социальной организации.

Если человек хочет оправдать свое предназначение, он должен постоянно совершенствоваться, чтобы вписаться в стремительно возрастающую сложность мира. Для этого, правда, нужны более совершенная техническая база и соответствующие информационные технологии. Однако уже сегодня есть все основания утверждать, что они могут быть созданы в будущем столетии, а тем более тысячелетии.

Будут ли это "разумные машины", как считает Хокинг вслед за "компьютерными романтиками" XX века, или они обеспечат невиданное приращение естественной человеческой разумности, - вот в чем вопрос.

Основное и бесспорное сомнение, которое должно охлаждать наш пыл вмешательства в естественные основы жизни человека, заключается в том, что мы не знаем (а может быть, нам и не дано знать) того, что лежит в основе мира, как возникла вселенная, почему появилась жизнь на Земле, что есть человек и его разум, и т.д.

164

Современный этап развития науки характеризуется изменением представлений о фундаментальных основах природы. От представления об исходной материальности мира и закрытых материальных системах, объединенных на основе внешних и внутренних силовых взаимодействий, осуществляется переход к открытости мира и миро-проявлению; от детерминизма к индетерминизму, от равновесности, устойчивости, от обратимости к неравновесности, неустойчивости и необратимости.

Сущность и место человека в мире в этих условиях связаны с миропроявлением, то есть проявлением в человеке и его деятельности исходного единства материального и идеального начал природы. В познавательном отношении, выражающем миропонимание, человек выступает как результат миропроявления, а не как субъект первичного, исходного отношения "человек - природа", что обеспечивает мировоззренческий подход с объективных позиций.

Информационный человек - это не "киборг" и не "кибернетический человек" Э. Фромма, понятие которых связано с выработкой машинного стиля мышления и общения и практическим уничтожением всего человеческого в человеке. Его становление - объективный процесс, основанный на объективном характере приращения разумности как развитии родового качества человека.

Превращение информации в основной стратегический ресурс общества коренным образом изменяет место и роль материального производства. Уже сейчас в развитых странах доля физических усилий человека в общем объеме энергозатрат на производство составляет меньше 1%. Количество занятых в сфере услуг и применения информационных технологий уже перешагнуло 50-процентный рубеж и в ряде стран приближается к 80-90%. (В США - 3% - в сельском хозяйстве, 10% - в промышленности, 85% - в сфере услуг и информатики). Однако уже сегодня ясно, что в полной мере информационное общество не может состояться даже на основе постнеклассической науки, которая по-прежнему строится по принципу прогресса за счет дифференциации научного знания, а значит, что и при сохранении силовой основы регулирования.

Лишь интеграция различных способов постижения мира может явиться основой развития познавательной способности человека, адекватной информационному обществу.

165

Рациональное мышление как содержание познавательного процесса необходимо дополняется в условиях господства науки образным, интегрируются западный и восточный способы мировосприятия и стили мышления.

Информация, как фиксация различий природных объектов, их размерности и структурирования, выступает в качестве глобального языка природы. Поэтому и субъективное восприятие информации, ее переработка и трансляция имеют объективное содержание, в связи с чем только и возможно превращение информации в основной стратегический ресурс общества.

Синергийно-информационный подход позволяет выявить новые грани феномена информации. Информация представляет собой главный фактор, определяющий развитие всех эволюционных процессов, а также структуру и упорядоченность возникающих при этом природных и социальных систем.

Информационные процессы характерны как для глобального мирового уровня, так и для живой клетки. Информационную основу имеет как живое вообще, так и человек и его сознание. Развитие человека, его мозга и сознания, связано с накоплением и изменением генетической информации, в то время как классическая эволюционная теория исходит из готового человека и неизменного генетического кода.

На мировоззренческом уровне в качестве исходного понятия выступает природа. Человек является ее первичным производным, а его общественные связи выражаются понятием общества. В связи с последними достижениями в области генной инженерии можно говорить о безграничных возможностях человека вне непосредственной связи с действием общественных закономерностей. Более того, общественные отношения и социальные закономерности в этом случае зримо попадают в прямую зависимость от развития человека.

Таким образом, современное обществознание мировоззренчески должно исходить из приоритета человека, а не общества. Подход, основанный на идее развивающегося человека, представляет собой принципиально новую стратегию общественного развития, исходящую из господства разума, а не силы, и не может определяться той или иной формой присвоения.

166

Синергийно-информационный подход предполагает нелинейное развитие по бифуркационному сценарию, когда новое качество человека и общества не представляет собой результата закономерного поступательного развития, а является следствием выбора одного из возможных вариантов развития под влиянием коллективных и индивидуальных взаимодействий, которые коренным образом изменяют направление не только общественных преобразований, но и саму сущность человека.

Человек из функции общественных отношений превращается в фундаментальную системообразующую категорию естественных и общественных наук, а затем и различных способов постижения мира.










3.2. Человек информационный - человек познающий - человек становящийся

Деятельность человека в ее самом общем значении представляет собой самопознание природы, что выделяет в ее структуре, в качестве определяющей, познавательную сторону. То, что человек, прежде чем познавать, должен есть, пить, иметь одежду и жилище - выступает с этих позиций лишь как условие существования, а не в качестве конституирующего признака человека.

Академик Д. И. Блохинцев писал: "Стремление к познанию природы заложено в глубинах человеческого разума и составляет важнейшую суть Человека. Эта деятельность Человека... является предпосылкой всего прогресса человечества - духовного и материального... Открытие огня, паруса, колеса было результатом великих озарений, посещавших разум доисторических гениев. Именно эти великие открытия доисторического и древнего Человека были теми ступенями, шагая по которым, человеческая природа отрывалась от животного мира" [1].

"Человек - это самосознание природы. Созидательная, преобразующая способность и деятельность человека - это не что иное, как сознательная созидательная способность и деятельность самой природы" [2]. К такому выводу приходит Ю. К. Мельвиль, осмысливая место человека в эпоху освоения космоса.

1 Блохинцев Д. И. Предпосылки научно-технического прогресса // В кн.: Современные проблемы физики. - М., 1976. - С. 6-7.
2 Мельвиль Ю. К. Человек и эпоха. Человек в эпоху космических полетов. - М., 1964. - С. 161.


Человек не является чем-то внешним по отношению к природе, не противостоит ей, а выступает как составная часть природы, выделенная ею самой из себя.

167

О возрастании познавательного начала деятельности и превращении его в определяющее свидетельствуют и мысли В. И. Вернадского: "Появление разума и наиболее точного его выявления - организации науки - есть первостепенный факт в истории планеты, может быть, по глубине изменений превышающий все нам известное, раньше выявляющееся в биосфере. Он подготовлен миллиардом лет эволюционного процесса" [1].

1 Вернадский В. И. Размышления натуралиста / Научная мысль, как планетное явление. - М., 1972. - С. 43.


Вместе с тем познавательная способность как конституирующий признак человека практически не выделяется ни в отечественной, ни в зарубежной литературе. Говорят о "homo economicus" (экономическом человеке); о "homo fabег" (человеке труда), "homo sociologicus" (социологическом человеке), о "homo utopis" (утопическом человеке), о "homo consumens" (человеке-потребителе), но никак не о "познающем человеке". А именно это понятие выражает информационную сущность цивилизации, что крайне важно с современных позиций.


Большинство указанных определений человека не имеет существенного значения. Представляется, что больше других заслуживают внимания определения человека, связанные с его происхождением и становлением. С происхождением человека связывают понятия "homo habilis" (человек умелый) и "homo sapiens" (человек разумный).

Согласно последним научным данным, человек появился в результате сложного эволюционного процесса 3-5 млн. лет тому назад. Этот период связывается с человеком умелым - homo habilis. Думается, что в этой связи отрывать, как это сейчас принято, разумность как основной признак человека от хабилисов и переносить его на гораздо более поздние сроки нет смысла ни теоретически, ни исторически.

Поскольку проблему происхождения человека нельзя считать решенной раз и навсегда, можно предположить, что будут совершенствоваться и понятия, выражающие этот процесс.

Так, Эрнст Кассирер считал, что разум - очень "неадекватный" термин для всеохватывающего обозначения форм человеческой культурной жизни во всем ее богатстве и разнообразии. Он предложил определить человека не как рациональное, а как "символическое животное" [1]. Поскольку символизм связан с иррациональным и бессознательным, то не оставляет сомнения, что философ одно ограниченное, на его взгляд, понимание сущности человека, заменил другим, но еще более ограниченным.

168

В. В. Михеев из института Дальнего Востока РАН выдвинул понятие "хомо интернешнл", которое вынес даже в название большой монографии [2]. "Человек интернациональный" (homo international), - пишет он, - человек, связывающий удовлетворение своих потребностей не со "своим" государством, а с мировым сообществом в целом... Ключевым моментом анализа является предположение о существовании аналитически вычисляемой зависимости между распространенной в данном обществе структурной потребностью человека, средствами и степенью их насыщения, с одной стороны, и потенциалом агрессивности страны, ее склонности к компромиссному мышлению и поведению и готовности к вовлечению в процессы глобализации мировой экономики и персонификации международных отношений, с другой" [3].

1 Кассирер Э. Избранное. Опыт и Человек. - М., 1958. - С. 472.
2 Михеев В. В. Хомо-интернешнл. Теория общественного развития и международной безопасности в свете потребностей и интересов личности. - М., 1999.
3 Там же. - С. 12-13.


Из этого следует, что удовлетворение потребностей такого человека и соотношение их не со "своим" государством, а с мировым сообществом в целом связывается со склонностью к компромиссному мышлению и готовностью к вовлечению в процессы глобализации мировой экономики как условием что, почему-то определяется агрессивностью страны.

Другими словами, не только такому человеку, но и странам наподобие России не остается ничего, кроме того, чтобы приспосабливаться к существующему мировому экономическому порядку и "прогибаться" под мировой капитал и его персонификацию в лице США А если не так, то тебя еще объявят агрессором. Вот вам и гомо-интернешнл!

Становление человека в самых общих чертах можно описать, отправляясь от других крупных эпох, с которыми связано его существование: энергетической с конца неолита (5-8-тысячелетий до н.э.) вплоть до наших дней, и информационной, которая разворачивается на наших глазах.

169

Поскольку энергия как основа человеческих взаимосвязей предполагает силовое взаимодействие" это выражается в терминах труда и присвоения, а общее понятие человека, характеризующее эту эпоху, - человек энергетический.

Информационная эпоха и информационная природа человека выражаются понятием "человек информационный", или "человек познающий". Последнее более точно характеризует человека с точки зрения характера его деятельности, а первое - с точки зрения его природы.









3.3. Становление человека как приращение его разумности

Развитие человека и связанное с этим растущее проявление его информационной природы превращает на наших глазах информацию в основной стратегический ресурс общества, отодвигая на второй план, но не умаляя значения энергетической составляющей. Это является наглядным выражением возрастания роли духовно-познавательных ценностей по сравнению с материальными (потребительскими).

Другими словами, объективная основа регулирования общественных процессов как на энергетической, так и на информационной основе существовала всегда, но изменение их взаимоотношений в этом регулировании связано с развитием человека, возрастанием роли его разумности.

Открытие информации как "содержания, поступающего к нам извне", в отличие от информации как продукта человеческой деятельности позволяет непосредственно сомкнуть в информации объективный (природный) и субъективный (человеческий) уровни, в связи с чем упорядоченность достигается несиловым путем, для характеристики которого понятия организации и самоорганизации не подходят.

Упорядоченность в обществе на энергетической основе означала и означает общественную организацию или самоорганизацию системы как установление порядка за счет внешнего или внутреннего силового воздействия. Многовековое господство представлений о мире с этих позиций, сохраняющееся и по сей день, с одной стороны, приняло характер устойчивого предрассудка, а с другой - загнало в тупик человеческую мысль и поставило человечество на грань катастрофы.

170

Постоянное приращение разумности по мере освоения объективного идеального через природную информацию означает принципиально новый вид упорядоченности, по своей природе исключающий присвоение в любой форме. Это предполагает приоритетное значение всего того, что способствует приращению разумности человека [1].

1 Человек в данном случае рассматривается как собирательное понятие, тождественное человечеству.


Новые проявления упорядоченности, отличные от организации и самоорганизации, характерной для системности, исходной закрытости, - это понятия активности природы, континуума ее материального и идеального начал, открытости как миропроявления, человеческой субъективности как объективной реальности, сознания человека как субъективного проявления объективного идеального, человеческого познания как самопознания природы.









3.4. Биосоциальные корни человеческой индивидуальности

Нет данных, которые позволили бы говорить о прекращении эволюционного развития мозга у современного человека. И дела не меняет тот факт, что его размеры у современного человека практически не изменяются за последние 40-50 тысяч лет. У австралопитеков, обитавших в Африке от четырех до двух миллионов лет назад, размеры головного мозга составляли 500-600 кубических сантиметров. У питекантропов (1,90-0,65 миллиона лет назад) размеры мозга увеличились до 900 кубических сантиметров, у синантропов (400 тысяч лет назад) - до 1000 кубических сантиметров. У современного человека средние размеры мозга составляют 1400 кубических сантиметров у мужчин и 1279 - у женщин. У современного человека амплитуда изменчивости размеров мозга возросла, причем нет определенной зависимости между его величиной и индивидуальной одаренностью. Из одаренных людей, насколько известно, самый маленький мозг имел французский писатель Анатоль Франс, у которого размер мозга немногим превышал 1000 кубических сантиметров, самым же большим мозгом обладал И. С. Тургенев (2012 кубических сантиметров). Совершенно очевидно, что на основании этого делать какие-либо выводы об относительном умственном развитии И. С. Тургенева и А. Франса было бы неправильно. Для того, чтобы пройти путь от кроманьонца до современного человека, ему не по-

171

надобился более крупный мозг. Отсюда часто делается совершенно неправомерный, по нашему мнению, вывод, что весь прогресс человечества был обеспечен и продолжает обеспечиваться чем-то находящимся за пределами развития отдельного человека. Это в свою очередь связывается с тем, что прогресс познания, развитие познавательной способности, познавательных потребностей и интересов связаны с коллективом, обществом. И в этом смысле понятие человеческого разума, интеллекта по мере развития человека все больше выходит за индивидуальные пределы, и реальностью становятся коллективный разум, интеллект как носители этого прогресса.

Нам представляется, что понятие коллективного разума, "третьего мира коллективного знания" и т.д. не должно заслонять собой индивидуальности. Поскольку каждый человек представляет собой неповторимость, этим качеством обладают и различные человеческие общности, вплоть до общества как совокупности национальных и региональных сообществ. Именно поэтому свободное развитие индивидуальности и выступает в качестве основного устоя общественного богатства в самом широком смысле, а также основы общественных связей людей в открытых системах. Представление о коллективном (в том числе и коллективном разуме), погашающем индивидуальное, характерно для закрытых систем, которые рассматриваются как статичные, ибо не имеют внутреннего источника развития. Человеческая индивидуальность будет определять общественную организацию и при смене ценностно-мотивационных парадигм.

Человеческая индивидуальность чем дальше, тем больше связана с продуктивностью мышления, его культурой и творческим характером, что неотделимо от качественных особенностей мозга, связанных как с биологической основой, так и с социальными условиями (образование, воспитание и т.д.).

Неравновесность процессов (в том числе общественных) как исходный принцип предполагает абсолютно новые подходы в обществознании, смысл которых заключается в том, чтобы за исходное начало бралась не система как целое в ее статичном состоянии, а человек с его неповторимостью как постоянный источник стихийности и неупорядоченности общественной системы, порядок и равновесие которой вытекают из его биосоциальной природы.

172

Неповторимость каждого человека имеет биосоциальные корни. И если от животного происхождения для него характерны индивидуализм и групповой эгоизм, которые закрепляются в тех или иных видах экономической обособленности и формах собственности, то человеческое разумное начало все больше проявляется в приоритете общечеловеческих интересов и ценностей, которые находят выражение в познавательной деятельности. В понятии неравновесности как исходного общественного состояния наряду с экономическими условиями играют роль и различные физические, национальные, половые и другие субъективные особенности каждого человека, природная среда его обитания и т.д.

Состояние общественной неравновесности и связанная с ней непредсказуемость событий во многом зависит от субъективных человеческих проявлений и не позволяет рассматривать экономику как самодовлеющую, базисную силу, анализ которой и выбор путей ее дальнейшего развития может быть дан исходя только из самой себя.

Поэтому споры о макро- или микроэкономическом подходе в поисках выхода из кризиса исходят из догмата об определяющей и самодовлеющей роли экономики, который соответствует мировоззрению, исходящему из представления о замкнутом характере исследуемых систем, равновесности и строгой детерминированности происходящих в них процессов.

Такой подход не соответствует современной картине мира, исходящей из открытости мира, необратимости времени, неравновесности природных и общественных процессов.










3.5. Человеческая субъективность как объективная реальность

Положение о том, что сознание человека является производным материального органа человеческого тела - мозга, - призвано доказать производный характер идеального вообще и искажает неразрывную связь материального и, идеального начал природы на исходном уровне.

173

Сущность человека должна быть определена не через противопоставление материального и идеального, что характерно для материализма и идеализма, а через их единство на природном и человеческом уровне.

Единство телесности и духовности человека отражает единство материального и идеального начал природы. Если на исходном уровне не выделяются в качестве равнозначных материальное и идеальное начала природы, то нет и объективной основы для появления человека как мыслящего существа.

Можно спорить о закономерном, предопределенном или случайном характере появления человека, но без реального основания заложенных в природе в виде материального и идеального начал его появление было бы невозможно в принципе. Связанное с таким подходом понимание человеческой субъективности как объективной реальности дает возможность вписать ее в современную научную картину мира.

Человеческое общество характеризуется неустойчивостью, неравновесностью, хаотичностью как результатами стохастических процессов, направляемых человеческой субъективностью. Субъективность же в ее исходном значении производна не от общественных отношений, а от отношения человека с природой в качестве первоосновы, на что затем наслаиваются общественные отношения, в том числе и производственные. В этом и состоит понятие человеческой субъективности как объективной реальности.

Человеческая духовность в условиях господства материальных ценностей не имеет самодостаточности, а выступает в качестве субъективного внутреннего мира человека, всецело зависимого от внешних материальных условий существования.

Вместо развития духовности человека, имеющей безграничные возможности, общество материальных ценностей пытается смоделировать лишь познавательную способность человека, заменить человеческий интеллект искусственным, а его духовность отсечь как нечто второстепенное, а то и вовсе ненужное. В этом и состоит главная причина кризиса, поставившего под угрозу само существование человечества.

Человеческая субъективность, внутренний мир человека гораздо шире того, что часто отождествляется с его разумом. В этом случае воля и чувства человека остаются за кадром. По существу остаются без внимания такие экзистенциалы, как Страсть, Страх, Вера, Любовь, Ненависть, Эрос, Тоска и др., а следовательно, обескровливаются духовность и человек в целом.

174

В трансцендентальной феноменологии место природы занимает проекция вовне трансцендентального "Я". "Пока мы не освободимся от ставшего сегодня почти всеобщим убеждения, что смысл вносит в мир человеческая субъективность,.. пока не вернем природе ее онтологическое значение, каким она обладала до того, как технотронная цивилизация превратила ее не только в "объект", но и в "сырье", мы не сможем справиться ни с проблемой рациональности, ни с экологическим кризисом" [1], - пишет П. П. Гайденко, и она, безусловно, права.

Вывод один: без того, чтобы выяснить объективную природу человеческого разума, невозможно современное понимание человека и мира.

1 Гайденко П. П. Научная рациональность и философский разум в интерпретации Эдмунда Гуссерля // Вопросы философии. - 1992. - № 7. - С.135.










4. Объективное идеальное и человеческая духовность
4.1. К становлению понятия объективного идеального

Понятие идеального идет от идеи. Она в истории философии имеет как субъективный, так и объективный смысл. Так, Демокрит называл идеями атомы; для Платона это метафизическая сущность вещей, лишенная телесности и в этом смысле являющаяся подлинно объективной реальностью; Аристотель мыслил идею как силосозидающее и формообразующее активное начало - энтелехию; неоплатонизм - как излучение высшего мирового принципа; средневековое христианство - как "божественную мысль". В последующем идею начинают трактовать все более субъективистски. Начиная с Декарта и Локка, идея означает лишь "образ вещи, создаваемый духом". Эмпиризм связывал идею с ощущениями и восприятиями людей, а рационализм - со спонтанной деятельностью мышления.

175

Однако уже в немецком классическом идеализме намечается обратный процесс: Кант называл идеей разум, которому нет места в нашей чувственности; по Фихте идеи - это имманентные цели, согласно которым "Я" творит мир; для Гегеля идея является объективной истиной, совпадением субъекта и объекта, венчающим процесс развития.

Для такого понимания идеи и идеального характерна та же односторонность, что и для понимания материи и материального. Но природный, независимый от человека срез этих понятий существовал всегда.


Движение к объективному идеальному имеет своей основой преодоление классической гносеологии и исходного субъект-объектного отношения. Его начало в рамках феноменологии заложил Гуссерль, который рассматривает в качестве исходной реальности не сознание и не материю, а жизненный мир, предшествующий субъект-объектному отношению.

Согласно Хайдеггеру, акту сознания, в котором субъект противополагает себя объекту, предшествует изначальная вовлеченность мыслящего в то, что им мыслится. Способ, которым осуществляется это, есть понимание, а оно реализуется через истолкование, интерпретацию. Тем самым был осуществлен переход от трансцендентальной феноменологии к герменевтической. Для последней важно не определение тех условий, при которых познающий субъект может нечто понять, а то, как устроено сущее, бытие которого выражается пониманием.

Дальнейшее движение к онтологизации понимания совершил Гадамер. Субъективизм в трактовке сознания Гадамер назвал иллюзией "идеализма сознания", связав с ним всю европейскую философию от Декарта до Гуссерля. В связи с этим Гадамер подчеркивает несводимость истины к тому понятию, которое сложилось в рамках европейской науки. Он считает, что истина является характеристикой не познания, а самого бытия. Поэтому она не может быть "схвачена" познающим субъектом, а может лишь приоткрыть себя пониманию. Это различие принципиально, поскольку в первом случае логика идет от субъекта, а во втором - от объекта.

Думается, что это еще один шаг к объективному идеальному.

176

Стремясь преодолеть мистичность гегелевского "абсолютного духа", Гартман вводит понятие объективного духа, который в отличие от человеческих индивидуальностей представляет собой их всеобщую, отчужденную и обезличенную форму. Объективный дух, по его мнению, - это целостность, обладающая собственной структурой и принципами, из которых складываются его специфические проявления в виде науки, философии, искусства, религии, мифа и т.д.

Этим самым, начиная с Гартмана, в новейшей истории философии четко определяется традиция отношения к объективному идеальному как по всеобщему надындивидуальному.

Сегодня одной из разновидностей подобного представления является концепция коллективного разума, предложенная Н. Н. Моисеевым, и понятие осознающей себя вселенной, выдвинутое В. В. Налимовым.

Они опираются на данные естествознания, и прежде всего физики, которые раздвинули и качественно изменили само понятие физической реальности.

Совершенно определенно против объективного идеального высказывался В. И. Ленин: "Всякий человек знает - и естествознание исследует - идею, дух, волю, психическое как функцию нормально работающего человеческого мозга; оторвать же эту функцию от определенным образом организованного вещества, превратить эту функцию в универсальную, всеобщую абстракцию, "подставить" эту абстракцию под физическую природу, - это бредни философского идеализма, это насмешка над естествознанием" [1]. Такое понимание вытекает из мономатериализма, предполагает исходным положение о материальности мира. Сторонников такого понимания и сейчас немало.

1 Ленин В. И. Полн. собр. соч. - Т. 18. - С. 241.


С точки зрения современных научных представлений вещественно-энергетическое содержание природных процессов не является определяющим.

В частности, открытие природы информации как содержания, полученного нами извне и не являющегося ни материей, ни энергией, дает основание утверждать, что в сущностных основах мира обнаружена новая субстанция.







177


4.2. Индивидуальное сознание - производное природного идеального

Человеческая субъективность не является закономерно предопределенной, а представляет собой результат бесчисленного количества возможностей для выбора. "Если бы каждый из нас в отдельности оценил вероятность браков наших достаточно далеких предков, - пишет Б. Оливер, - то пришел бы к заключению, что появление на свет каждого из нас - событие совершенно невероятное" [1].

Больше того, эта невероятность заложена даже в жизненном цикле одной родительской пары: вероятность появления конкретного "Я" от этой пары родителей - один шанс приблизительно на сто триллионов (100000000000000) - таково число возможных генных комбинаций родительских половых клеток [2].

1 Проблема СЕТУ. Связь с неземными цивилизациями. - М 1975 - С.121.
2 Философские науки. - 1991. - № 9. - С. 75.


Это свидетельствует о том, что конкретное индивидуальное сознание не просто производно от индивидуального мышления, конкретной мыслящей материи - мозга, а есть и частный случай общеприродного идеального. Именно потому, что через человека осуществляется самосознание природы, его разум есть одна из космических форм идеального, составляющего наряду с материальным природу.

Социальная сущность человека на всем протяжении истории добавляет социальные факторы к биологическим. Социальную окраску приобретают естественные различия в способностях людей и их личных качествах.

Так, известно, что способность двигать вперед человеческое познание характерна лишь для одного-трех процентов людей, и именно они занимаются собственно творчеством, или производством нового знания. Уровень же познания каждого поколения связан с современной научной картиной мира как готовым результатом научного творчества, которая усваивается большинством людей в процессе обучения и воспитания. Соответственно различаются продуктивный и репродуктивный способы и стили мышления. Определяющее место в человеческой субъективности занимает роль отдельных индивидов в миропонимании как освоении природного идеального.

Составляющие человеческой субъективности хотя и неразрывно связаны, но имеют и качественные особенности. Так, если эффективность миропонимания тем выше, чем больше в нем отражается природное идеальное, то в духовных экзистенциалах, в иррациональном, отражаются наиболее глубокие пласты сознания и подсознания, которые выходят за пределы рационального мышления.

178

Именно поэтому комплекс ценностей, составляющий ценностно-мотивационную парадигму, идущую на смену парадигме материальных ценностей, наиболее правильно будет назвать парадигмой духовно-познавательных ценностей. Третьей составляющей человеческой субъективности являются личностные качества (воля, характер, мораль, нравственность и др.), благодаря которым реализуются познавательная способность и духовность человека. Именно в единстве всех трех составляющих человеческая субъективность является первичной, исходной по отношению к обществу, к общественным, в том числе и производственным отношениям.

Человеческая субъективность лежит в основе общественных отношений, которые связаны через нее, и только через нее, с природной реальностью как с первичным отношением. Различные формы экономической и социальной обособленности (материального производства, форм собственности, производственных отношений, товаропроизводителей, классов и др.) являются поэтому не первичными (и в этом смысле объективными) по отношению к человеку, а вторичными производными.

Каждый человек как биосоциальный организм неповторим, и именно этот факт, который выражает его сущность и не может быть заменен никакими изменениями внешних условий и общественных связей людей, лежит в основе современного понимания общества.










4.3. Идеальное, сознание и познание

Человек - существо природы, ее сознательный феномен, что и обусловливает специфический характер его взаимоотношения с природой. Содержанием человеческого сознания является идеальный образ природной реальности. В настоящее время достоверно известен единственный способ субъективного производства идеального - человеческое мышление. Однако нельзя отрицать и того, что в прошлом, настоящем и будущем возможно существование других существ, наделенных сознанием, производство которого коренным образом отличается от человеческого мышления, равно как способ существования может не совпасть с человеческим бытием.

179

Со времен Декарта познание рассматривалось в качестве определяющего момента всякой философской системы, являясь лишь одной из функций сознания. Последнее же само есть составная часть человеческой жизни, характеризующейся не только разумностью, но и настроениями, чувствами, инстинктивными побуждениями и т.д.

Философия должна исходить из целостного жизненного субъекта.

При этом могут быть широко использованы принципы кантовского трансцендентализма, трансцендентальной феноменологии Гуссерля, аналитики человеческого бытия Хайдеггера, философской антропологии Шелера и Плесснера, философии жизни, экзистенциализма. Но подчеркивая значение эмоционального, инстинктивного и бессознательного в жизни человека, не следует впадать в другую крайность и изолировать человека от его объективных связей, превращая в основу его существования иррационально-жизненное становление бытия, в результате чего во главу угла ставится жизнь, понимаемая или биологически, как стремящиеся к освобождению жизненные силы и порывы (Ф. Ницше), или как интуитивное познание живого в его динамическом течении (А. Бергсон), или как попытка философских антропологов объяснить природу человека, исходя из его подсознательных биопсихических импульсов и устремлений.

Не отвечает истине и попытка противопоставить деятельности человека "запороговые" и прочие аргументы, идущие от бессознательного и превращающие его в определяющий фактор. Включение этих факторов обогащает анализ, но не может заменить его плюралистической основы.

Освоение человеком мира природы осуществляется как в рациональной форме познания, которое представлено наукой, так и в других формах постижения природы и человека, которые представляют специфический вид по сравнению с рациональным познанием. Это философия, религия, литература, искусство и другие виды духовности человека.


При этом следует иметь в виду, что субъективное идеальное не возникает из самого себя, а непосредственно связано с постижением объективного идеального, заложенного в природе. Этому нет рационального объяснения, нет конкретных доказательств, так же, как их нет и у материадиетической и идеалистической мировоззренческих позиций.

180

Деятельность человека отличается от жизнедеятельности животных не наличием идеального, которое в ней содержится, как и в любом природном объекте (биоритмы, жизненный цикл и т.д.), а тем, что человеческое сознание есть способность к познанию и самопознанию.










4.4. Мозг человека - орган адаптации к объективному идеальному

Ясно, что сознание каким-то образом связано с мозгом. Но каким? Что значит мозг, рассматриваемый в качестве органа сознания и исследуемый в этом качестве современной физиологией, нейрофизиологией, биохимией и т. Тт.?

Прежде всего необходимо отметить способность мозга обеспечивать наше мышление, именно мышление, а сознание выступает уже как его продукт. Анализ химических механизмов не приблизил нас к расшифровке или, точнее сказать, к возможности перекодирования биохимических данных непосредственно в продукт мышления и, таким образом, к раскрытию феномена сознания.

Работы Ч. Шеррингтона открыли впервые возможность современного изучения мозга на основе его физического и математического описания. Еще в 30-е годы были получены экспериментальные данные о взаимосвязи сигнала и рецептора. Механизм генерации нервного импульса оказался совершенно обычным физико-химическим процессом.

Практически параллельно с этим появилось математическое описание теории нейронных сетей. Эта теория, созданная Макколаком и Питцем в 40-е годы, декларировала, что мозг работает в принципе как универсальный вычислитель, поскольку существует некий нейрон - сумматор электрических влияний. Эта идея была математически оформлена еще до того, как было показано, что у нейронов действительно есть и возбуждающие, и тормозные синапсы. Однако дальнейшее движение в этом направлении привело в тупик. До сих пор так и не удалось доказать экспериментально, что мозг действительно работает как "машина", состоящая из нейронов - сумматоров возбуждающих и тормозящих влияний.

181

Более перспективно поставил вопрос в отношении мозга Д. Хьюбел: "Что он такое - гигантский компьютер или какая-то иная гигантская машина, или же нечто большее?" [1]

1 "Мозг". - М., 1984. - С. 9.


Интересное предположение высказал академик В. П. Казначеев: У протогоминида головной мозг достаточно развит и количество нейронов достигает 8-10 млрд. Если в каждой клетке-нейроне сосуществуют белково-нуклеиновые и полевые формы жизни, то до определенного уровня белково-нуклеиновые структуры нейронов, связанные первыми проводниками, работают, как компьютер проводникового типа. Представим себе, что во внешней среде возникает некая физическая или географическая аномалия. Все поля нейронов, которые работали в мозаике контактного компьютера, в один момент могут объединиться в едином кооперативном поле: компьютер проводникового типа перескакивает на организацию полевого типа. К чему это ведет? Существо-носитель такого компьютера начинает воспринимать окружающий мир по-новому. Для этого скачка биологических мутаций не нужно.

К чему привел предполагаемый скачок? До него протогоминиды могли общаться только с помощью сенсорных сигналов - речи, зрения, обоняния и т.д. Но достаточно, что их "компьютеры- перешли с проводниковой на полевую организацию, как все они естественным образом оказались связанными дальнодействующей полевой связью. Выходит, то, что мы называем телепатией, было обязательной фазой, обязательным свойством на самой ранней стадии эволюции.

Свой мозг человек получает по наследству от предков, а вместе с ним - и информационную природу сознания. Знания же приобретаются в опыте, в учении, то есть соматически не наследуются. Поэтому и говорится, что мыслит (приобретает знания и оперирует ими) не мозг, а человек с помощью мозга.

Человеческая жизнедеятельность рефлексивна. Так возникает отношение к себе, к другим, к предметам совместной деятельности - к необозримому миру реальной действительности. Животное же в этом смысле вообще к самому себе никак не относится. Другими словами, процесс жизнедеятельности человека - это единство сознания, знания и коммуникации. И только тогда объективный мир противостоит субъекту в качестве предмета познания.

182











4.5. Познавательная потребность и деятельная активность



Понятие разумности, являющееся конституирующим признаком человека, в современной философии и психологии раскрывается через познание и его активность. Посредствующими звеньями при этом являются психика, восприятие, мышление, ум, воля, чувства, память, внимание, эмоции, мотивы.

Отсутствие единого стержня этих понятий приводит к тому, что в этот стержень превращается сама активность: психическая активность, умственная активность, интеллектуальная активность, познавательная активность, исследовательская активность, творческая активность. Психика, ум, интеллект и т.д. являются понятиями, выражающими одно и то же содержание, применительно к которому активность является лишь одной из характеристик.

Думается, что изучение разумности как конституирующего качества человека может стать плодотворным через выявление его информационной природы. В основе информационного подхода к выяснению природы разумности лежат генетическая предопределенность и обусловленность познавательной потребности, которая является объективной (природной) основой познавательной способности человека как его субъективного качества. Последняя реализуется как познавательная активность, или познавательная деятельность.

В отличие от информационного подхода, трактующего познавательную активность как объективно обусловленную, многие современные философские и психологические школы исходят из ее субъективистской трактовки, которая стала становиться преобладающей на грани XIX и XX веков. Гуссерль, например, считал, что познавательная активность состоит в интуитивном постижении трансцендентального в виде открытия чистых сущностей сознания, освобожденных от конкретных форм.

Ф. Брентано утверждал, что "всякое психическое есть некоторое объединение психической активности и феноменального поля".

А основатель вюрцбургской школы Кюльпе выдвинул положение о безббразном активном характере мышления, определяемом "монархизмом" целостного "Я".

183

Познавательная активность трактовалась и трактуется с этих философских позиций практически всеми основными психологическими школами: гештальтизма, необихевиоризма, пиажизма, когнитивизма, метакогнитивизма. Их издержки обычно, пытаются компенсировать апеллированием к социальной стороне: "Логика развития психологического изучения мышления и познавательной активности обнаружилась в закономерной эволюции указанных школ от сугубо интеллектуал истической трактовки механизмов мыслительного процесса к необходимости ее преодоления путем учета личностной обусловленности и социальной детерминации познавательных процессов" [1], - отмечает И. Н. Семенов в обобщающей работе.

Психическая активность, включая познавательные процессы, в этом случае рассматривается как "производное от целостности социального субъекта". Другими словами, решение проблемы в этом случае переносится из природной в социальную плоскость.

И. Н. Семенов характеризует как общепризнанное в отечественной психологии следующее понимание психического, а также связи его когнитивного и личностного аспектов: "Потребность познания выступает как фактор, мотивирующий все формы психической деятельности, начиная с процесса ощущения, кончая пониманием... Подчиняясь специфической мотивации, познавательная деятельность порождает и богатую гамму эмоций, аффектов и чувств человека ...Психическая деятельность мотивируется (выделено мной. - В. Е.) не порождением психических образований, но познанием окружающего мира" [2].

1 Семенов И. И. Тенденции психологии развития мышления, рефлексиии познавательной активности. - Москва-Воронеж, 2000. - С, 12.
2 См.: Анциферова Л. И. Принцип связи психики и деятельности или методологии психологии. Методологические и теоретические проблемы психологии. - М.: Наука, 1969.- С. 57-117.


Во-первых, понятие "окружающего" мира свидетельствует о субъективистской антропоцентристской мировоззренческой позиции. Во-вторых, если есть такая мотивация, в конечном счете связанная с познавательной потребностью, то необходимо определить ее основу. Именно в этом главное. Но этот вопрос остается без ответа, и по серьезному счету такого ответа быть не может в рамках этого подхода, и выяснение причины переносится в производную, социальную область. В-третьих, в пределах самого "общепризнанного" утверждения доказательство имеет характер порочного круга: в начале рассуждения потреб-

184

ность познания мотивирует все формы психической деятельности, а в заключительном пассаже психическая деятельность мотивируется познанием окружающего мира (подчеркнем, что не потребностью познания, а познанием). Не добавляет ясности в решение проблемы и следующее утверждение: "Познавательная активность занимает в деятельности структурное место, близкое к уровню потребности. Это состояние,.. которое предшествует деятельности и порождает ее" [1]. Другими словами, здесь понятия "познавательная потребность" и "познавательная активность" практически не разводятся.

Но совершенно определенным фактом является то, что познавательные потребности являются исходным началом человеческой активности, имеющим генетическую предопределенность.










4.6. Структура человеческой духовности: психика, разум, сознание, интеллект, язык

Психика - это то, что определяет качественное своеобразие человека, его субъективность. Она проявляется в виде ощущений, восприятий, представлений, мыслей, чувств, воли и т.д. Человеческое сознание есть субъективный способ реализации объективного идеального.

Разум представляет собой специфически человеческую (субъективную) способность к реализации объективного (природного) идеального, к восприятию и переработке природной информации.

Развитие этой способности как приращения разумности безгранично, с чем связана специфика человека как животного вида. В понятии интеллекта подчеркивается уже не способность, а характер и способ переработки информации. Поскольку разумность является исключительно человеческим качеством, при конструировании понятия интеллекта обычно пользуются человеческими мерками.

Обобщение наукой огромного фактического материала позволило развить представление о психике, выдвинуть ее новое понимание.

Психика выражает не только биологические и социальные, но и общеприродные закономерности [2].

1 См.: Вопросы психологии. - 1982. ˜ № 4. - С. 22.
2 Ершова-Бабенко И. В. Проблема методологии исследования психики как системы синергетического порядка // Московский синергетический форум. - М., 1996. - С. 56.

185

Другими словами, современное понятие психики неразрывно связано с природным началом, то есть с природным идеальным.

Человек отличается от других природных объектов наличием разума, сознания, как субъективным проявлением и реализацией объективного идеального, которое в силу этого не подвержено тленности, как человеческая телесность, материальная форма. Именно это служит основой того, что идеальное начало человека воспринимается как его бессмертная душа.

Представление об изначальной одухотворенности природы по аналогии с человеческим сознанием связывается со смыслом, который в той или иной форме присутствует либо в божественном промысле, либо в мире платоновских идей, либо в априорных механизмах разума, и т.п.

Источник смыслов (Бог, трансцендентальное "Я" и т.п.), с которым по мере возможности устанавливается устойчивая связь, свидетельствует об идеалистическом подходе. Главная отличительная черта человеческого (естественного) интеллекта - в неразрывной связи с понятиями человеческого разума, сознания, познания.

Существует точка зрения, согласно которой для определения интеллекта необходимо освободить его от гомоцентрических значений. В связи с этим интеллект представляется как свойственный всем живым организмам способ и механизм переработки природной информации, их целенаправленной реализации во взаимодействии со средой. Сознание и разум не являются конституирующими понятиями при таком понимании интеллекта, в то время как сам его перевод с латыни означает ум, рассудок, способность мыслить.

Двигаясь дальше в этом направлении, с интеллектом пришлось бы связать и различные способы трансляции и переработки информации в пределах неживой природы. Ведь информация - это именно то, что в рамках фазового перехода размывает "китайскую стену" между неживым и живым.

Думается, что было бы более правильно интеллект как человеческий способ восприятия и переработки информации "оставить" за человеком и не пытаться сделать его универсальным понятием, означающим механизм переработки информации.

186

Наличие языка у человека и отсутствие его у животных устанавливает четкую грань между интеллектом человека и механизмом переработки информации животных, и тем более в неорганической природе. С этой точки зрения наличие интеллекта у кошки и вороны лишь количественно предпочтительней, чем "интеллект" травы и камня.

Всякий издаваемый животными сигнал, наделенный коммуникативным содержанием, не требует ответа. В соответствии с этим "язык" животных в отличие от человеческого языка не ориентируется на конкретного "собеседника", не стремится достичь возможно полного понимания. Адресат "говорящего" носит всеобщий характер. Такой язык не связан с опытом, который можно было бы передавать во времени и пространстве, а именно это является определяющим признаком разумности и человеческого интеллекта.

Любое положение математики, логики или любой другой науки всегда есть производное от естественного языка. Если бы человек не обладал естественным языком, он не смог бы создать никакой, даже самой простой формулы. Между машиной и человеком всегда стоит язык, через который машина не сможет переступить. Чтобы порождать новые знания, нужен язык, а своего собственного языка машина не способна создать, и, используя человеческий язык (в любой его форме), она оперирует выраженными им человеческими знаниями.

В. Гейзенбер приводит в своей книге "Часть и целое" следующее высказывание Н. Бора: "Язык в какой-то мере представляет собой сеть, которая связывает людей, и мы с нашим мышлением и с нашими возможностями познания оказываемся в этой сети". Н. Бор писал, что "никакое настоящее человеческое мышление невозможно без употребления понятий, выраженных на каком-либо языке, которому всякое поколение должно учиться заново" [1].

1 Бор Н. Атомная физика и человеческое познание. - М., 1961. - С. 45.


Язык играет роль средства коммуникации и общения, в процессе которого формируется то, что можно обозначить как психосферу человека. Возникая в результате формирования и консолидации человеческого общества, психосфера оказывает обратное воздействие на развитие естественной природы человека, в том числе на приращение его разумности. Искусственной психосферы компьютер создать не может, поскольку она включает такие не поддающиеся формализации составляющие (помимо механизма переработки информации), как воля (в том числе и общественная воля - власть), альтруизм, эмоции и прочие экзистенциалы.

187

Пока человек остается человеком, он будет находиться в "кругу" порождаемых им самим психосфер, которые, какими бы они нам ни представлялись, будут устанавливать границы власти компьютерного ига. Психосфера и есть та величина, через которую не способна перешагнуть никакая машина. Интеллект есть мыслительная способность человека, совокупность его умственных функций (понятия, суждения, заключения), которые превращают восприятие в знание.

Последнее предполагает формализацию природных и общественных процессов, которая может иметь как естественную, так и искусственную основу. С последней связана проблема так называемого "искусственного интеллекта", понятие которого имеет чисто фигуральный смысл и значение.









4.7. Функциональная асимметрия мозга и информационная природа сознания

Информационная природа мышления и сознания связана с межполушарной церебральной асимметрией головного мозга человека. Ей соответствуют два типа мышления и два способа переработки информации: логико-вербальный, преимущественно связанный с активностью левого полушария, и пространственно-образный, связанный с активностью правого полушария.

Левополушарное мышление так организует материал, что при этом из всех бесчисленных реальных связей между предметами и явлениями активно отбираются только некоторые, наиболее существенные для упорядоченного анализа реальной действительности.

Отличительной же особенностью правополушарного, пространственно-образного мышления является одномоментное "схватывание" всех имеющихся связей, что обеспечивает восприятие реальности во всем ее многообразии.

Мозг, разумеется, функционирует как единое целое, интегрируя оба типа мышления как взаимодополняющие компоненты.

188

Развитие общения, необходимость передачи сложной информации привели к тому, что имеющаяся у животных ограниченная способность к анализу трансформироваласъ у человека в мощный аппарат логико-вербального мышления со способностью к абстрагированию. Абстрактное мышление и есть субъективное "включение" в объективное идеальное. С помощью абстрактного мышления человек преодолевает ограниченность конкретного мира, данного ему в ощущениях, конструирует универсальные понятия.

Логико-вербальное и образное мышление представляют собой не просто два разных способа переработки информации, но и два способа постижения мира. Обе стратегии мышления имеют познавательную направленность, связь и в единстве составляют познавательную деятельность.

Развитие функциональной асимметрии полушарий головного мозга в процессе развития, обучения и воспитания свидетельствует о приращении разумности в процессе исторического развития как генеральном направлении становления человека.










4.8. Феномен сознания

Выяснение сущности сознания и закономерностей его становления и развития начинается с его происхождения, что неразрывно связано с проблемой возникновения самого человека. Однако наши знания о возникновении человека до сих пор не переросли стадии гипотезы, что не позволяет абсолютизировать представления о существе проблемы в целом и представлять их как окончательно установленные.

Материалистическая трактовка сознания неразрывно связана с эволюционной теорией Ч. Дарвина, интерпретированной применительно к человеку и обществу Л. Морганом и Ф. Энгельсом и взятой на вооружение в XX в. многими историками, философами, психологами, археологами, этнографами и др.

Попытки даже таких видных физиологов, как И. Павлов, связать "производство" сознания непосредственно с деятельностью мозга не дали убедительных результатов, и сейчас мы так же далеки от "расшифровки" тайны сознания, как и столетие назад.

189

Ф. Крик говорил, что мы знаем, как двойная спираль синтезирует белок, но почему она начинает жить, - непонятно. Так и с сознанием: можно изучить сложные процессы в каждом участке мозга, а с появлением позитронно-эмиссионной томографии и функционально-магнитного резонанса наблюдать мозг в объемном виде, но как бы мы ни знали мозг, все равно остается тайна качественного перехода к сознанию человека в результате то ли божественного творения, то ли панспермии, то ли антропного принципа, то ли эволюции неживого в живое, а живого в разумное, и т.д.

Человеческое сознание не может быть представлено ни как результат эволюции материального в идеальное (материализм), ни как нечто внеприродное, не связанное с материей на исходном уровне и выступающее по отношению к ней в качестве первоосновы (идеализм). Человеческое сознание (как и сам человек) представляет собой миро-проявление, особую форму объективного идеального, которое изначально присуще природе.

Можно выделить три основных философских подхода при объяснении феномена сознания:

а) Моноидеалистический, объединяющий субъективный и объективный идеализм, в условиях которых идеальная субстанция как в виде объективной идеи, так и в виде трансцендентального "Я" противостоит как первичное, исходное, определяющее, материальной субстанции.

б) Мономатериалистический, или отражательный. Здесь первичной субстанцией является материя (тождественная природе), которая не только определяет, но и порождает идеальное и в конечном счете индивидуальное сознание, как субъективную реальность, в отличие от объективной. Этот подход выдвинут философией рационализма и исходит из противопоставления субъекта и объекта в познавательном отношении, в котором активная роль на стороне субъекта.

в) Синергийно-информационный, который отрицает как идеалистический, так и материалистический монизм, предполагает единство и дополнительность материального и идеального как равнозначных исходных природных начал, где объективное идеальное выражает природные различия, размерности, связи и отношения. Сознание в этом случае представляет собой составную часть и выражение объективного идеального.

190

XXI век - век завершения перехода человечества к постиндустриальному, информационному обществу. Массовое внедрение информационных технологий во все сферы человеческой деятельности обусловит коренное изменение всей картины общественных связей и самой природы человека, переход от энергетического человека к информационному.

Мих. Лифшиц в статье "Об идеальном и реальном" одним из первых среди советских философов подчеркнул "важность преодоления столь непривычной для обыденного сознания мысли о принадлежности идеального миру объективных вещей и отношений, а не формально-логическим или социально-психологическим явлениям сознания" [1].

И далее: "В природе самой по себе, в том числе природе человека, как биологического существа, идеального нет", - пишет Э. Ильенков. Но так ли это? Если идеальное есть форма человеческой деятельности, то она существует также в природе, а не вне природы. И откуда бы человеческий труд мог извлечь нечто идеальное, если бы он не был полезной общественному человеку стилизацией процессов природы? ...Идеальное есть во всем, оно есть и в материальном бытии и в сознании, оно есть и в обществе, и в природе, или же его нет нигде" [2].

1 Лифшиц М. Об идеальном и реальном // Вопросы философии. - 1984. - № 10. - С. 123.
2 Там же. - С. 123.


Рассмотрение сознания в рамках различных отраслей научного знания неизбежно опирается на определенную мировоззренческую позицию. В современной западной и отечественной литературе доминируют материалистические и идеалистические концепции возникновения сознания и связи сознания и мозга. В случае материалистического истолкования природы сознанию не находится места в сущностных основах мира, а идеалистический подход (с позиций как объективного, так и субъективного идеализма) отрывает сознание от материи, мысль от мозга, душу от ее психофизиологической основы.

Объективному природному идеальному на человеческом уровне соответствуют мысль, разум, сознание, которые представляют собой его частные проявления.

Действительно, если идеального нет в сущностном основании мира, откуда оно берется в природном существе, которым является человек? Традиционный ответ на этот вопрос связан с понятием эволюционного развития неорганической материи в живое вещество - и в конеч-

191

ном счете в человека с его разумом и сознанием. Другими словами, возникновение идеального связывается с превращением материального в идеальное и фиксируется в человеческом мышлении, разуме, сознании. Такое понимание эволюции является механическим и до сих пор не имеет убедительного подтверждения.

Природа и человек в этом случае представляются разносущностными системами: природа отождествляется с материальным, человеческий разум - с идеальным, что соответствует классической науке и философии рационализма.

С позиций постнеклассической науки в основе миропонимания лежит открытый мир в его самодостаточности. Поэтому если с позиций закрытости систем теоретически можно допустить переход от материальной системы к идеальной, то с позиций открытости мира это даже теоретически сделать нельзя, ибо разрушает само исходное понятие открытости как открытости мира.

Наиболее общим выражением открытости мира на достигнутом уровне познавательной способности человека является континуум материального и идеального, их единство и равноположенность. Поэтому не могут эволюционировать друг в друга материальное в идеальное, равно как и материя возникать из пространства или времени. Разум человека - частный случай природного идеального, и его возникновение связано с миропроявлением, то есть с проявлением в человеке материального и идеального начал природы, которое может иметь, как космическое (панспермия), так и земное (эволюционное) происхождение. Нельзя исключить и другие возможные варианты. Кроме того, современное понимание органического и неорганического, живого и неживого связано с ограниченностью наших знаний. Известно, например, что в современных условиях живое и жизнь уже не трактуются как способ существования белковых тел, что казалось абсолютно неоспоримым несколько десятков лет назад.

Итак, эволюционный подход в смысле превращения неживого в живое, которое в свою очередь порождает разум, другими словами, представление об эволюции как превращении материального в идеальное не имеет ничего общего с глобальным эволюционизмом, который исходит не из противопоставления материального и идеального, а из их исходного единства и дополнительности.

192









4.9. Натуралистическая трактовка сознания

В статье Е. П. Велихова, В. П. Зинченко, В. А. Лекторского "Сознание: опыт междисциплинарного подхода" [1] сознание рассматривается как нематериальное вневременное и внепространственное образование и в то же время как духовный организм, оснащенный самостоятельными органами, к числу которых, ссылаясь на К. Маркса, авторы относят различные формы сознания: индивидуальное, групповое, коллективное, классовое, национальное, мифологическое, религиозное, научное, правовое, политическое, профессиональное и т.д. и т.п.

"Психическая реальность... выступила как система функциональных органов индивида, своего рода "духовный организм", имеющий не менее сложное строение и представляющий собой не менее увлекательный и имеющий практическое значение объект исследования, чем мозг (выделено мной. - В. Е.).

Таким же организмом является и индивидуальное сознание, порождаемое в совокупной деятельности индивидов и становящееся органом этой деятельности. На определенных этапах развития или в определенных обстоятельствах сознание может отслоиться, автономизироваться от деятельности, от породившего его социума" (выделено мной. - В. Е.) [2].

Понятие духовного организма, оснащенного функциональными органами, пытаются обосновать ссылками на К. Маркса: "Каждое из его человеческих отношений к миру - зрение, слух, обоняние, вкус, хотение, деятельность, любовь - словом, все органы его индивидуальности... существуют как общественные органы, - являются в своем предметном отношении, или в своем отношении к предмету, присвоением последнего, присвоением человеческой действительности" [3]. Думается, что смысл сказанного заключается в отношении к предмету и присвоении предметной деятельности, а не в выделении понятия органов, выражающих понятия индивидуального и общественного как предметных функциональных понятий.

1 См.: Вопросы философии. - 1988. - № 11. - С. 3-30.
2 Там же. - С. 15.
3 Там же. - С. 11.

193

Авторы рассуждают иначе. "Не только к моторной, но и когнитивной сфере можно подходить как к органу или органам, организованным в более или менее сложную систему... Эти органы обладают свойством предметности... Их нельзя непосредственно осязать, ощущать, хотя они так же, как и орудие труда, входят в схему нашего тела" [1]. Память, восприятие, мышление, таким образом, рассматриваются как предметные свойства реальности наряду с физиологическими.

Авторы хотят видеть в своем подходе преодоление "примитивного разделения души и тела" [2]. Но все их аргументы говорят об обратном: они направлены на конструирование души по типу тела, психического по типу физиологического.

1 Вопросы философии. - 1988. - № 11. - С. 14.
2 Там же. - С. 16.









4.10. Сознательное и бессознательное, рациональное и иррациональное

Характерный для современности концептуальный мировоззренческий плюрализм в значительной степени усугубляется тем, что достоянием широкой научной общественности сегодня стали многочисленные парапсихологические феномены, традиции восточной психотехники, а также экспериментальные данные о существовании измененных состояний сознания, которые явно не укладываются в традиционные стандарты европейской научной рациональности.

Это вызывает настоятельную необходимость в создании универсальной концепции сознания. На сегодняшний день в научной литературе можно насчитать несколько десятков определений сознания. Существуют попытки определить его как субъективную реальность, противостоящую реальности объективной, как идеальную деятельность, противоположную деятельности предметно-материальной; как функционирование особой сложно организованной материальной системы - человеческого мозга. Все чаще сознание связывается с информационно-биомолекулярными процессами, лежащими в основе психической деятельности.

Если попытаться выделить общее, что объединяет все подходы, то обнаружится, что термин "сознание" употребляется в двух смыслах: широком (сознание есть все, что существует в психическом мире человека) и узком (сознание есть то, что может осознаваться и контролироваться нашим "я").


194

Подобное единство исходит из безоговорочного отнесения сознания к явлениям чисто субъективного характера.

В этой связи прежде всего выделяется та сфера сознания, которая может быть названа перцептивной сферой. К ней относятся ощущения, восприятия и конкретные представления, с помощью которых человек получает первичную информацию о внешнем мире. Другими словами, уже на этом уровне сознание рассматривается как основной способ получения и переработки информации из внешнего мира.

Следующей сферой являются логико-понятийные компоненты сознания. С этой сферой связываются способности человека к мыслительному постижению свойств и связей внешнего мира на основе рефлексии. Это следующая ступень в постижении объективного идеального.

С помощью мышления человек выходит за пределы чувственно данного в сферу абстрагирования существенных связей и выработки общих понятий.

Указанные сферы сознания применительно к мозгу можно назвать левополушарными.

К правополушарным относится эмоционально-афективный компонент сознания. Это: а) инстинктивно-аффективные состояния (неотчетливые переживания, предчувствия, смутные видения, галлюцинации, стрессы); б) эмоции (гнев, страх, восторг и т.д.); в) чувства, отличающиеся большей отчетливостью, осознанностью (наслаждение, отвращение, любовь, ненависть, симпатия, антипатия и т.д.).

К ценностно-смысловому компоненту относятся высшие мотивы деятельности и духовные идеалы личности, а также способность к продуктивному воображению, интуиция различных видов. С интуицией непосредственно смыкается уровень психической деятельности, определяемый как сверхсознание. Последнее является субъективной формой объективного идеального, наиболее непосредственного освоения информации как глобального языка природы. Сверхсознание означает непосредственное слияние сознания с объективным идеальным.

К проявлениям сверхсознания относятся явления непосредственного постижения, озарения или откровения, проницательности (инсайта). К числу субъективных психических проявлений относится и бессознательное.

195

Понятие бессознательного было впервые сформулировано Лейбницем, трактовавшим его как низшую форму душевной деятельности, лежащую за порогом осознанных представлений, возвышающихся, подобно островкам, над океаном темных перцепций (восприятий). Э. Гартман, вслед за А. Шопенгауэром, возвел бессознательное в ранг универсального принципа и основы бытия.

Исследования в области психопатологии, особенно французской психиатрической школы (Ж. Шарко и др.), позволили зафиксировать психическую деятельность, не осознаваемую человеком. Продолжением этой линии явилась концепция Фрейда, начавшего с установления прямых связей между невротическими симптомами и бессознательными переживаниями. Отказавшись от физиологических объяснений, Фрейд представил бессознательное в виде могущественной иррациональной силы, антагонистической сознанию. Бессознательные влечения, по Фрейду, могут выявляться и ставиться под контроль сознания с помощью техники психоанализа. Учение Фрейда о бессознательном получило развитие в неофрейдизме, шизоанализе, психосоматике, американской культур-антропологии, а также оказало влияние на этнографию, литературоведение. Юнг ввел понятие коллективного бессознательного. Концепция бессознательного преломилась в теории и практике различных современных художественных течений.

С бессознательным связан парапсихологический феномен - душевное состояние, которое не может быть объяснено известными законами природы, а также знания, полученные иначе, чем обычными сенсорными путями. Реальность парапсихологических феноменов (ясновидение, телепатия, экстрасенсорное восприятие, особенно, телекинез) продолжает быть предметом дискуссий, что не отменяет наличия самого их предмета и не снижает интереса к их научному объяснению. Не исключено, что научное объяснение этих и иных феноменов явится еще одним подтверждением существования объективного идеального.


П. Гуревич в статье "Вселенная по имени человек" пишет: "Исследования показали, что наша психика гораздо богаче, неисчерпаемее и глубже, нежели это представляли себе 3. Фрейд и К. Г. Юнг. Зона бессознательного кажется беспредельной. Она вбирает в себя беско-

196

нечное множество феноменов, раскрывающих мир психического, духовного... В экстатическом состоянии человек преодолевает собственное "я". Он выходит на такие пласты "видений", которые не являются его индивидуальным достоянием. Пациент, например, начинает говорить на древнем языке, который известен современным специалистам в самых общих чертах... С помощью такой практики добывается некое знание... Вместе с тем традиционные методы теории познания здесь отсутствуют... Человек - единственное существо, которое, судя по всему, обладает способностью раскрыть целостность материального и идеального, воссоздать, воспроизвести единство бытия и духа" [1]. Понятие сознания человека как субъективной формы объективного идеального здесь прочитывается наиболее рельефно.

1 См.: Свободная мысль. - 1991. - № 14, - С. 62.


Информационную природу человека нельзя отождествлять с символическим мышлением и языковой коммуникацией в отрыве от деятельности. Символическое мышление и язык - это субъективный человеческий механизм восприятия и переработки информации как объективного содержания, получаемого нами извне. Однако он не дает представления об уровне развития познавательной способности человека.

На начальных этапах человеческой истории эту роль выполняют орудия человеческой деятельности, в которых она нашла свою материализацию. Это связано с тем, что на данном этапе развитие материального производства является основой человеческого общежития и главным критерием общественного прогресса.

В дальнейшем в определении уровня познавательной способности все большую роль начинают играть памятники материальной культуры (вавилонская башня, египетские пирамиды, замки, крупные города и т.д.). Уровень познавательной способности человека начинает связываться напрямую с развитием средств передачи информации: изобретение письменности, книгопечатания, средств передачи информации на большое расстояние, электронных машин и торсионных генераторов.

Все это не должно и не может противопоставляться мышлению и языку, как готовые результаты процессу и механизму их получения. Более того, мышление и язык, как орудие познания, как познание в целом, не имеют, во всяком случае пока, четких самостоятельных критериев, являющихся показателем уровня их развития.

197

Человек есть миропроявление, в котором в наиболее общем виде реализуются сущностные основы мира.

Постижение мира осуществляется человеком различными способами: образное восприятие, рефлексия, рациональное познание, вера. На различных этапах человеческой истории тот или иной из этих способов был преобладающим. В XVII-XVIII веках решающую роль начинают играть рациональное познание, наука, с выделением которой связан наиболее резкий скачок в развитии познавательной способности человека. Выделение науки как рациональности, отличной не только от образного мышления, но и от философской рефлексии, и растущая дифференциация научного знания внутри науки явились наиболее общей характеристикой развития познания в последние три столетия. Однако возможности рационального познания тоже оказались предельными и уже сейчас близки к своему исчерпанию, что проявляется во множестве апорий и тупиковых ситуаций, с которыми сталкивается наука на микро-, макро- и мегауровне.

Научная рациональность, или опытное, верифицируемое знание, приемлема лишь для решения определенного класса проблем. Ряд проблем не может быть решен только рациональным способом. К их числу относятся такие основополагающие мировоззренческие проблемы, как возникновение вселенной, появление живого, человека и человеческого разума и ряд других.

Из этого вытекает необходимость интеграции способов постижения человеком мира как условие дальнейшего развития познавательной способности человека в XXI в.

Синтез науки, философии, искусства, религии в этом контексте связан с введением иррациональных моментов в описание природной реальности, там, где она не объяснима с помощью физической реальности, и рациональное исследование сталкивается с непреодолимыми трудностями.

Идея глобального бутстрепа, согласно которой природные основания носят не вещественный, а событийный характер, все более укрепляющая свои позиции, противоположна не только классическому анализу, но и самому рациональному способу освоения действительности. Новый способ будет совершенно иной формой человеческого интеллектуального усилия, которое не только будет лежать вне области физики, но даже не сможет описываться в рамках научного (рационального) способа постижения человеком мира.

198

Подведем итог. Главным для нас в этом разделе являлось преодоление представления о человеческом разуме, сознании, субъективном идеальном лишь как о субъективной реальности, противостоящей объективной реальности - материи.

Поэтому основное внимание было уделено разработке понятия сознания, как субъективного идеального имеющего объективную основу в объективном идеальном, как природной сущности равноположеннои материальному началу природы.

Это, однако, самое общее о нем представление в рамках противоположности материального и идеального. Дальнейшая разработка представления о человеческом сознании связана с его информационной природой. Последняя не отрицает идеального содержания сознания, а развивает его на уровне более глубокой природной сущности.













Раздел III
Открытое общество - информационное общество

1. Исходная открытость человека и общества

Исходная открытость человека связана с тем, что он является результатом миропроявления и выражает открытость мира. Фиксацией открытости человека его аналогия с миром исчерпывается. Многосущностность исключает редуцирование мира, природы, космоса к человеку, именно поэтому понятие микрокосмоса некорректно по отношению к человеку. Лишь весьма условно можно рассматривать сведение материального и идеального начал природы к телесности и духовности человека.

Тот факт, что в действительности понятие своей телесности и духовности человек распространяет на познаваемый им внешний мир, подчеркивает субъективную ограниченность этого представления о мире, который, как безначальная бесконечность, этими сущностями ограничен быть не может.

Информационный человек и информационное общество адекватно выражают открытость мира и соответствуют достигнутому лишь ныне уровню развития познавательной способности человека. Открытие информационной природы человека позволяет на исходном уровне обнаружить неразрывную связь разума, мышления, языка и коммуникации.

Лишь в общественных отношениях человека проявляется, реализуется и развивается его разумность как родовое качество. Вне общества, общественных связей новорожденный не может стать человеком, ибо он на начальной ступени tabula rasa - чистая доска в полном смысле, у него на ранних этапах онтногенеза даже не выражена функциональная асимметрия полушарий мозга. И лишь под влиянием общения, воспитания и образования начинает доминировать логико-знаковое мышление.

200

Различные функциональные особенности мозга по переработке информации и связанная с этим способность человека к абстрактному мышлению помогают ему преодолевать ограниченность восприятия мира на основе ощущений, которые есть и у животных, и выражаются в способности конструировать максимально общие понятия, то есть приобретается способность к анализу и синтезу. Способность человека к восприятию и переработке информации как глобального языка природы свидетельствует о генетически заложенной в нем познавательной потребности и познавательной способности, то есть о его информационной природе.

Тот факт, что информационная природа человека реализуется лишь в его общественных связях, говорит и об информационной природе общества.

Общественные связи человека согласно эволюционной теории исторически представляют различного рода закрытые обособленные системы (семья, род, племя, орда, община, государство и т.д.). Эти зависимость и обособленность имеют биологические и социальные корни. Коренной родовой признак человека - его разумность - характеризует человеческое общество, состоящее из отдельных неповторимых индивидуальностей. Это является причиной общественной нестабильности и флуктуации. Обособленность и замкнутость общественных систем как социальное явление связаны с энергетической (силовой) основой социального взаимодействия.

Присвоение (собственность), отношение, являющиеся превращенной формой отношения субъект - объект (человек - природа), заменяют в нем разум на силу и в виде экономической детерминанты определяют весь строй общественных отношений с первобытных времен вплоть до нынешнего состояния человека и общества.

Суть этого превращения заключается в том, что общественное взаимодействие, являясь исходно информационным, исторически-конкретно выступает как энергетически-силовое. Различные теории описывают общественный процесс исходя из силового взаимодействия как всеобщего содержания общественных форм. Это формационный и цивилизационный подход, модернизм и постмодернизм и т.д.

Все они исходят из либеральных ценностей, которые имеют "естественное" происхождение и поэтому являются "священной коровой", не подлежащей сомнению и преодолению. Это частная собственность, свободная конкуренция, рынок, материальные (потребительские) ценности, лежащие в основе открытого общества. Цена этой "открытости" доказана опытом человечества, особенно последнего столетия. Человек в этом контексте рассматривается как функция общества, а не наоборот.

"Человек как микрокосм общества, - пишут авторы статьи в энциклопедическом словаре "Человек", - модель, согласно которой человек воспроизводит в сжатом виде мир общества. Социальные отношения - основа развития интегрального человека... Общество образует личностные отношения" [1].

1 Волков Ю. П., Поликарпов В. С. Человек: Энциклопедический словарь. - М., 1999. - С. 219.



202


Общество, представляющее собой человека в его связях и взаимодействии с себе подобными, - принципиально иное понятие по сравнению с обществом как агрегатом людей, сущностью каждого из которых является совокупность общественных отношений.

В первом случае исходное - человек, во втором - общество. И это принципиально. Открытость мира - в его бесконечности. Открытость человека - в том, что он представляет собой миропроявление. Открытость общества - в том, что оно представляет собой форму реализации разумности, как конституирующего качества человека.

Общество предполагает образование в широком смысле каждого пришедшего в этот мир человека. Каждый индивид представляет собой единство миропроявления и социализации.

Таким образом, открытость общества играет роль социализирующего начала в становлении человека. Это исходное качество общества в последующем реализуется в различных формах системной замкнутости и закрытости, поскольку давление груза, связанной с ними социальной наследственности, превращает человеческое общество в закрытое, которое исторически сложилось и которое мы наследуем в готовом виде. Именно поэтому понятие открытого общества исходно связано с общечеловеческими стратегиями его становления и образования как наполнение каждого конкретного индивида духовным достоянием всех предшествовавших поколений.

Открытость общества, в этом смысле являясь его непреходящей общечеловеческой характеристикой, представляет собой нечто само собой разумеющееся, находящееся за естественной запретительной чертой, посягать на нарушение которой противоестественно и просто не принято. В условиях конкретных социальных форм это рассматривается как естественная предпосылка и никак не сказывается на характеристике общественных отношений.

Факт исходной открытости общества был "опущен" или не принят во внимание во всех общественных теориях, имеющих силовую, энергетическую основу, и, именно поэтому социальность стала представляться как исходная замкнутость, закрытость. Открытое общество является исходным понятием и не может рассматриваться как преодоление закрытости общественных систем.










2. Физикализация и биологизация общественных процессов

Утверждение Г. Хакена о том, что "в синергетике мы исходим из абстрактных математических соотношений", которые представляют собой лишь "принятый нами уровень описания" природных явлений, свидетельствует о том, что физические, биологические и социальные системы лишь иллюстрируют смысл математических принципов синергетики и в лучшем случае лишь приблизительно выражают сущность реальных природных и общественных процессов.

Параметры порядка и принцип подчинения - это синергетические конструкции, которые не могут в неизменном виде прилагаться к системе того или иного рода, особенно к такой сверхсложной системе, какой является человеческое общество.

Вот один из примеров подобного упрощения.

Ю. Аверин связывает переосмысление концептуальных основ социального управления с "теорией самоорганизации (синергетикой) и социальной энтропией" [1].

1 Аверин Ю. Обновление концепции социального управления в контексте современного научного знания// Социология на пороге XXI века. - М., 1999. - С. 230.

203

"Социальный порядок - ключевое понятие теории социальной энтропии, - пишет он. - Энтропия - это свойство системы, характеризующее направленность протекания в ней самопроизвольных процессов и являющееся мерой их необратимости (очевидно, имеется в виду: неупорядоченности. - В. Е.). К самопроизвольным относятся про - цессы, которые не обусловлены функциональным взаимодействием элементов системы. По отношению к социальной системе такими процессами может считаться все то, что нарушает установленный порядок действий люден (выделено мной. - В. Е.).

Понятие социальной энтропии выражает меру организованности (?! - В. Е.) социальной системы, меру социального порядка.


Чем стабильнее регулярность в повторении действий, тем стабильнее социальный порядок, тем ниже энтропия. И, наоборот: то есть социальная энтропия выступает как мера социального беспорядка. В свою очередь регулярность в повторении действий зависит от степени следования существующим в обществе правилам и нормам" [1].

Другими словами, "социальная энтропия и ее ключевое понятие социальный порядок" сводятся, по сути, к общественному порядку. Такое понимание порядка лишь формально совпадает с синергетическим, и попытки представить это как новое слово в обществознании, в частности, в социологии, лишь уводят в сторону от рассмотрения явлений общественной жизни по существу.

Нужно ли говорить о том, что представление автора об энтропии в приведенном рассуждении не выражает самой сути этого понятия, да еще и прямо экстраполировано на социальность.

Во главу угла ставится социальное целеполагание, из чего следует вполне логичное продолжение: "Социальное управление есть инструмент установления социального порядка" [2]. Далее следуют новации из синергетического арсенала: "Механизм его (социального порядка. - В. Е.) установления позволяет определить синергетические концепции самоорганизации. Ее стержень составляет идея динамической неустойчивости, неравновесности системы открытого типа. Ее равновесие рассматривается как частный случай, как момент существования системы. Равновесие относительно, неравновесие - абсолютно. В любой системе действуют два противоположных начала - "создающее" и "размывающее" порядок".

1 Аверин Ю. Обновление концепции социального управления в контексте современного научного знания // Социология на пороге XXI века. - М., 1999. - С. 231.
2 Там же. - С. 232.

204


...Определяющим фактором развития становятся флуктации, случайные отклонения от нормального состояния [1].

А объясняется это тем, что необходимость и случайность как факторы развития общества уравниваются в правах. В состоянии относительного равновесия определяющим фактором выступает необходимость, а в состоянии неравновесия - случайность" [2].

В основе разграничения созидающего и размывающего процессов лежат, по сути, юридические акты и правовые предписания, а следовательно, в основу общественной жизни кладется субъективный фактор.

Из всего этого следует рекомендация о том, что "социальное управление не должно быть настолько "жестким", чтобы сильными воздействиями подавлять все "размывающие" процессы... Важнейшей функцией социального управления становится поддержание в обществе необходимого соотношения между "создающими" и "размывающими" процессами. Это означает, что в нем должны существовать достаточно большие зоны социальной самоорганизации, не подверженные прямому воздействию субъекта управления. Эти зоны есть питательная среда для социальных флуктуации и механизм развития способности людей к самоорганизации, к развитию социального порядка" [3] (выделено мной. - В. Е.).

1 Аверин Ю. Обновление концепции социального управления в контексте современного научного знания // Социология на пороге XXI века. - М., 1999. - С. 232.
2 Там же.
3 Там же.- С. 237.


Поэтому дело сводится к необходимости слабого резонансного воздействия на объект управления.

Еще один пример того, как в социологическом анализе за модной терминологией теряется смысл рассматриваемых общественных процессов и явлений.

Ключевая точка зрения, вытекающая из новой парадигмы эволюционизма, считают А. Субетто и С. Григорьев, связана со становлением системной генетики, а на ее базе социальной генетики и эволюционной социологии.

205

"Системогенетика, - пишут они, - раскрывая меха-низм действия комплекса системогенетических законов в эволюции любых систем (законов системного наследования, инвариантности и цикличности развития, дуальности управления и организации систем, генерохронии и системного времени или неравномерности развития любого целого, спирального развития, необходимого разнообразия системогенофонда, спиральной фрактальности системного времени или обобщенного (?! - В. Е.) закона Геккеля и др. фактически определяет "внутренние механизмы" действия любой системной эволюции. Важным здесь (выделено мной. - В, Е.) является то, что системогенетика по отношению к рефлексивному миру приобретает содержание рефлексосистемогенетики (из текста это никак не следует. - В. Е.), позволяющей глубже осмыслить роль рефлексии в социальной детерминации и механизмах "социальной генетики на базе общественного интеллекта"...

Социальная рефлексосистемогенетика (уже социальная. - В. Е.), показывающая возможности рефлексивноциклического управления социальным развитием со стороны общественного интеллекта, фактически привносит в пространство социологии новую, неклассическую гносеологию, включающую в себя "теорию наблюдателя". Новый неклассический эволюционизм... придает новый смысл антропным принципам, в которых теперь уже отражается закономерность эволюционного становления человека-наблюдателя (как закон интеллектуализации космической материи) и необходимость расширения "принципов деятельности" до масштабов корректировки любых знаний через систему рефлексии по поводу общественной природы наблюдателя. Появляется... "теория относительности гносеологии, которая приобретает особое значение по отношению... к социологии" [1] (выделено мной. - В. Е.).

1 Суббето А., Григорьев С. О внутренней линии генезиса неклассичности социологии - социогенетики // Социология на пороге XXI века. - М., 1999. - С. 71-72.


Итак, из награмождения так называемых системогенетических законов важным является то, что из них не следует, а именно то, что системогенетика по сути заменяется в своем исходном значении рефлексосистемогенетикой, что, в свою очередь, выдвигает рефлексию на определяющее место в "социальной детерминации", а это лежит в основе управления социальным развитием со стороны общественного интеллекта.


206

Подмена тезиса здесь используется для того, чтобы поставить "на научную основу" субъективизм, как мировоззренческий принцип.

Но авторы не ограничиваются этим. Они вторгаются и в заповедное поле собственно философии, когда под видом новой, неклассической гносеологии, включающей в себя "теорию наблюдателя", расширяют субъективизм до масштабов корректировки любых знаний, на основании чего сама гносеология объявляется относительной, то есть субъективизм не только отрывается от познавательной способности человека, но и ставится впереди ее.

И этого подтекста не отменяет выдвинутое авторами положение об эволюции человека-наблюдателя как законе интеллектуализации космической материи, представлении столь же далеком от истины, как и сам антропный принцип, с которым они его связывают. А коль скоро все это имеет особое значение (а по тексту даже является прерогативой) по отношению к социологии, дела ее явно плохи - ибо она таким подходом дальше других не только естественных, но и общественных наук отодвигается от объективной реальности.











3. На пути к созданию теории открытого общества
3.1. Тектология А. А. Богданова

Теоретическая база открытого общества разрабатывалась и в рамках тектологии - всеобщей организационной науки, название и основные понятия которой в 1913 году были предложены А. А. Богдановым. К их числу относятся: 1) приоритет целого над частями, центростремительных тенденций над центробежными; 2) относительная самостоятельность каждого элемента организации и обязательное выполнение им функций, необходимых для существования организации в целом; 3) конъюгация (сотрудничество, общение) - первичный момент, порождающий возникновение, изменение, развитие и разрушение организационных форм; 4) ингрессия - соединение элементов системы посредством вводных комплексов; 5) дезингрессия - нейтрализация соединительных активностей; 6) подвижное равновесие - обмен веществом и энергией между

207

системой и внешней средой; 7) возрастание активности комплекса и изменение соотношения между ассимиляцией и дизассимиляцией; 8) достижение относительной устойчивости равномерным распределением активностей между элементами целого; устойчивость целого зависит от наименьших сопротивлений всех его частей; 9) всякое системное восхождение заключает в себе тенденцию развития, направленную к дополнительным связям, там, где она не выдерживается, существуют пункты пониженного сопротивления; 10) явление агрессии - концентрации активности; 11) разделительные и кооперативные процессы, интеграции и дезинтеграции, иерархия элементов структуры в пределах организации.

Впоследствии эти принципы были использованы в кибернетике и синергетике.

Понятие организации как внутренней упорядоченности, взаимосвязи и взаимодействия элементов системы, или частей целого, обусловленное их строением, а также совокупностью процессов или действий, ведущих к образованию и совершенствованию взаимосвязей между частями целого, было выработано в условиях господства классической механистической научной парадигмы и применялось для характеристики закрытых систем с присущей им обратимостью, равновесностью и жестким детерминизмом.

Мировоззренческий подход с позиций организации и организационной науки уже не соответствует современной научной картине мира, в центре которой находится открытый мир с присущей ему необратимостью, нелинейностью, неравновесностью, нестабильностью, индетерминизмом природных процессов. Ключевым понятием здесь является самоорганизация.

Попытка А. А. Богданова подойти к анализу с позиций современной ему научной картины мира встретила резкую критику со стороны В. И. Ленина. В. И. Ленин писал: "Богданов занимается вовсе не марксистским исследованием, а переодеванием уже раньше добытых этим исследованием результатов в наряд биологической и энергетической терминологии. Вся эта попытка от начала до конца никуда не годится, ибо применение понятий "подбора", "ассимиляции и дезассимиляции" энергии, энергетического баланса и проч. и т.п. в применении к области общественных наук есть пустая фраза. На деле никакого исследования общественных явлений, никакого уяснения метода общественных наук нельзя дать при помощи этих понятий" [1].

208

Сегодня ясно, что то научное и философское знание, которое стремился освоить Богданов, отражало дух времени, выходило за рамки классических представлений, соответствовало квантово-релятивистскому пониманию физической реальности, а следовательно, и прогрессивному направлению ее философского осмысления.

Прямолинейное объяснение социальной жизни действием природных закономерностей, бесспорно, несостоятельно. Однако попытки рассматривать социальные явления вне связи с современной научной картиной мира и даже в отрыве от нее, да еще и выдавать это за признак хорошего тона в философии, ничуть не лучше.











3.2. Открытое общество К. Поппера

Понятия открытого и закрытого общества были введены К. Поппером в связи с критикой историцистского подхода. Смысл его состоит в том, что "история управляется особыми историческими или эволюционными законами, и открытие их дает возможность пророчествовать о предопределенной человеку судьбе" [2].

С этих позиций человек рассматривается как пешка, а главными действующими лицами на сцене истории являются "либо Великие нации и их Великие вожди, либо Великие классы, либо Великие идеи". Задача состоит в том, чтобы открыть законы исторического развития и на этой основе предвидеть будущее.

"Бескомпромиссный и последовательный историцизм утверждает, что человек не может изменить законы исторического предназначения, даже если он и открыл их" [3]. Однако сам К. Поппер, рассматривая общество как открытую систему, находился в плену классического представления о природе как закрытой системе, о ее законах как естественных, вечных, неизменных.

"...Закон природы, - считает он, - описывает жесткую неизменную регулярность... Закон природы неизменен и не допускает исключений" [4]. А поскольку "в общественных науках также существуют естественно-истори-

1 Ленин В. И. Поли. собр. соч. - Т. 18. - С. 348.
2 Поппер К. Открытое общество и его враги. - Т. I. - М., 1992. - С. 38.
3 Там же. - С. 53.
4 Там же. - С. 91-92.

209

ческие законы, которые мы будем называть "социологическими законами" [1], логично предположить, что и их он наделяет теми же характеристиками, что и законы природы.

Действительно, если общество управляется естественными, неизменными законами, то вся суть дела - в заданной идеологической позиции, которая на свой лад трактует их сущность и действие: в основе независимый частный собственник или подавляющее эту независимость общество (государство). Отсюда все, кто стоял за ограничение частной суверенности индивида начиная от Платона, независимо от оттенков, рассматриваются как ретрограды, покушающиеся на святая святых. Причем не принимаются во внимание ни исторические условия, ни мера этого ограничения.

Больше того, такая позиция теоретически исключает не только государственное ограничение индивидуализма, но и его ограничение как таковое. А если принять во внимание, что он базируется на обособлении материального интереса, на господстве материальных ценностей, - это означает увековечивание такого состояния, углубление социальной дифференциации.

Правда, К. Поппер, как бы заранее предполагая возможность таких упреков, пишет: "Говоря о социологических законах, или о естественных законах общественной жизни, я имею в виду не гипотетические законы эволюции,.. хотя если такие регулярности исторического развития на самом деле существуют, то, несомненно, они должны относиться к категории социологических законов. Я говорю и не о законах "человеческой природы", то есть не о психологических и социопсихологических регулярностях человеческого поведения. Я имею в виду законы, которыми оперируют современные экономические теории... Социологические законы связаны с функционированием социальных институтов и играют в нашей общественной жизни роль, аналогичную той, которую в механике играет, скажем, принцип рычага... Подобно механизмам, им требуется умный присмотр со стороны тех, кто понимает, как они действуют" [2] (выделено мной. - В. Е.).

1 Попер К. Открытое общество и его враги. - Т. I. - М., 1992. - С. 97.
2 Там же. - С. 102.

210

Если за исходное принимается экономика, с ее объективными законами, определяющими общественное развитие, то действия отдельных лиц уже в исходном пункте анализа приобретают такой характер, а следовательно, строго детерминированный характер приобретает и вся система, как имеющая начало и конец, прошлое и будущее.

Раскрывая свое понимание противоположности индивидуализма и коллективизма, К. Поппер ссылается на Платона: "Бытие возникает не ради тебя, а наоборот, ты ради него". Из этого он делает вывод, что, "по Платону, единственной альтернативой коллективизму является эгоизм. Он просто отождествляет всякий альтруизм с коллективизмом, и всякий индивидуализм с эгоизмом" [1].

Платон утверждает, что военная дисциплина должна господствовать в обществе и в мирное время. "Самое главное здесь следующее, - пишет он. - Никто никогда не должен оставаться без начальника - ни мужчины, ни женщины... Пусть человеческая душа приобретет навык совершенно не уметь делать что-либо отдельно от других людей и даже не понимать, как это возможно... безначалие должно быть изъято из жизни всех людей и даже животных, подвластных людям". В этих фрагментах из "Законов" Платон обнаруживает вид "вульгарного понимания коллективизма, который не может не вызвать справедливого отвращения".

Ему К. Поппер противопоставляет "объединенный с альтруизмом индивидуализм", который стал основой западной цивилизации. Это ядро христианства, а также всех этических учений, получивших развитие в цивилизации и ускоривших ее прогресс. Это и категорический императив Канта ("Всегда относись к другому человеку как к цели, а не как к простому средству достижения своих целей"). "Ни одна другая мысль не оказала такого мощного влияния на нравственное развитие человечества" [2], - пишет он.

К. Поппер подчеркивает гуманизм своего понимания индивидуализма, его духовное начало. Больше того, он прямо выводит его из природы человека. "Природа человека такова, пишет К. Поппер, что люди по крайней мере некоторые из них не могут жить одним лишь хлебом насущным, но стремятся к высшим духовным идеалам. Таким образом, мы можем вывести подлинные естественные цели человека из его подлинной природы, а она духовна и социальна" [3].

1 Попер К. Указ. соч. - С. 139.
2 Там же. - С. 140-141.
3 Там же. - С. 108.

211

И все же, несмотря на пафос и высокий нравственный смысл этого утверждения, оно представляется с философской и социологической точек зрения недостаточно последовательным, а потому и убедительным. Как известно, К. Поппер считает наиболее совершенным и прогрессивно реформируемым социальной инженерией лишь капиталистическое общество, то есть общество, основанное на господстве материальных ценностей, в его законченном виде. Стремление людей к высшим духовным идеалам в этом случае относится к сфере нравственности, в отрыве от экономики и политики. Оказывается, что "подлинная духовная природа" человека и связанная с ней социальность не определяют сегодня, да и в принципе не могут определять, характер общественно-экономической жизни, раз они связываются с обществом, основанным на господстве материальных ценностей.


"Для Платона, - пишет далее К. Поппер, - существует лишь один окончательный критерий - интерес государства. Важно, кто выражает этот интерес государства "как всеобщий". Из этого вытекает "принцип руководства". Он исходит из того, что "пока люди остаются людьми, не может быть абсолютной и неограниченной политической власти... Даже самый могущественный тиран зависит от своей секретной полиции, от своих приспешников и палачей. Такая зависимость показывает, что, как бы ни была сильна его власть, она не является неконтролируемой, и он должен идти на уступки, натравливая одну сторону на другую..." [1].

К. Поппер делает вывод о необходимости институционального контроля над правителями. "Мне кажется, - утверждает К. Поппер, - что правители редко поднимались над средним уровнем как в нравственном, так и в интеллектуальном отношении, и часто даже не достигали его... По-моему, было бы безумием основывать все наши политические действия на слабой надежде, что мы сможем найти превосходных или хотя бы компетентных правителей" [2].

1 Попер. К. Указ. соч. - С. 162.
2 Там же. - С. 163.


Кроме того, нужно иметь в виду, что трудно найти человека, которого бы не испортила власть. Как говорит лорд Эктон, всякая власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно.

212

К. Поппер считает, что альтернативная этому теория демократического управления основывается не на учении о доброте и справедливости правления большинства, а на представлении о низости тирании. Точнее, она опирается на решение или на согласие избегать тирании и оказывать ей сопротивление.

Извечный конфликт между общественным и индивидуальным Платон замыкает на государстве, власти и ее представителях, предполагая с их помощью добиться его преодоления. К. Поппер стоит на противоположных позициях, защищающих индивидуализм как подход, исходящий из естественной природы человека, которая в своих лучших проявлениях подавляется обществом и государством.

Единственным рациональным и "методологически безупречным", по мнению Поппера, выходом является постепенная, поэтапная инженерия, которую он противопоставляет платоновскому утопическому подходу. Суть ее в использовании метода частных социальных решений, который позволяет использовать "разум, а не страсти и насилие", достигая разумного компромисса и улучшая политическую ситуацию с помощью демократических методов. Напротив, утопическая попытка создания идеального государства "требует сильной централизованной власти и, как правило, ведет к диктатуре".

"Утопическая инженерия претендует на рациональное планирование всего общества, хотя мы вовсе не располагали эмпирическим знанием, необходимым для того, чтобы реализовать это честолюбивое намерение, так как не обладаем достаточным практическим опытом в такого рода планировании, а предвидение социальных фактов должно основываться именно на таком опыте. В настоящее время просто не существует социологического знания, необходимого для крупномасштабной инженерии" [1]. К. Поппер отмечает, что в этих условиях постановка социального эксперимента по построению социализма в рамках целого, пусть даже небольшого государства, не оправдана.

1 Указ. соч. - С. 204.


Однако и метод постепенных социальных преобразований имеет свои погрешности и не является методологически безупречным, как считает К. Поппер. Во-первых, он не учитывает того, что для истории характерны не только постепенные, но и революционные социальные изменения. Во-вторых, постепенные преобразования он связывает с капиталистическим обществом как закрытой системой.

213

В результате открытое общество К. Поппера оказывается ограниченным господством материальных ценностей, существенно не связанным с "подлинными целями человека", вытекающими из его "подлинной природы", то есть с духовными ценностями.

В главе десятой книги "Открытое общество и его враги" он пишет: "в дальнейшем... племенное или коллективистское общество мы будем именовать закрытым обществом, а общество, в котором индивидуумы вынуждены принимать личные решения, открытым обществом" [1]. И далее: "Возможность рациональной рефлексии по поводу встающих перед человеком проблем вот что составляет коренное различие этих двух типов обществ" [2].

Из приведенных утверждений ясно, что их автор справедливо отдает предпочтение открытому обществу, основанному на личной ответственности, перед закрытым обществом, в котором такая ответственность отсутствует. Но это различие, согласно Попперу, представляет собой содержание исторического процесса, как такового, а не его определенной стадии.

Открытое общество рассматривается как исторически конечная, то есть закрытая система. Личная инициатива и личная ответственность, характерные для открытого общества, представляют большую ценность по сравнению со своими антиподами. Но к чему они ведут, что представляет собой общество, в основе которого лежат эти ценности?

К. Поппер пишет: "...Наши современные открытые общества функционируют в основном при помощи абстрактных отношений таких, как обмен или кооперация. Необходимо подчеркнуть, что анализом именно абстрактных отношений главным образом и занимаются современные социальные теории, например, экономические теории" [3].

1 Указ. соч. - С. 218.
2 Там же. -С 217-218.
3 Там же.


Получается, что автор увековечивает эти абстрактные отношения, равно и материальные ценности, как определяющие. А где же тогда место человеку, его духовному потенциалу? В рамках абстрактных отношений духовное начало человека является производным и всецело зависимым от материальных условий. Если таким представить идеал или лучший тип общественного устройства, то чело-вечество ждет безрадостная перспектива.

214

Противопоставление индивидуализма и коллективизма у Поппера носит абсолютный характер. Он превращает частнособственническую форму индивидуализма в универсальную и противопоставляет ее коллективизму как таковому. В простой, классической форме это не вызывает возражения. Но распространять ее на все известные и будущие* формы общественного устройства представляется некорректным упрощением. Конкретно-исторические общественные отношения всегда богаче этой простой схемы, и чем дальше, тем больше они усложняются. Поэтому сегодня уже трудно, а иногда и практически невозможно все реальные общественные формы, прежде всего экономические, свести к индивидуальным или коллективным, частным и общественным.











3.3. "Расширенный порядок человеческого сотрудничества" Ф. Хайека

Ф. Хайек ввел для обозначения современной цивилизации новый термин - "расширенный порядок человеческого сотрудничества".

Ключевая для "расширенного порядка" проблема - это проблема координации знаний, рассредоточенных в обществе с развитым разделением труда среди бесчисленного множества индивидов. Концепция рынка как механизма аккумуляции рассеянного знания является крупнейшим научным открытием Ф. Хайека, которым он влил новые силы в экономический либерализм. В экономических процессах определяющая роль принадлежит личностным, неявным знаниям, специфической информации о местных условиях и особых обстоятельствах. Такие знания воплощаются в разнообразных конкретных умениях, навыках и привычках, которыми их носитель пользуется, порой даже не сознавая этого. Их первостепенное значение отменяет сциентистский предрассудок, сводящий любое знание исключительно к научному, теоретическому знанию.

Рынок представляет собой особое информационное устройство, механизм выявления, передачи и взаимосогласования рассеянных в обществе знаний. Он обеспечивает их лучшую координацию и более полное использование по сравнению с централизованным плановым руководством.

215

В условиях расширенного порядка сотрудничества индивид располагает защищаемой законом сферой частной жизни, в пределах которой он вправе самостоятельно принимать любые решения на свой собственный страх и риск, причем как положительные, так и отрицательные последствия его действий будут сказываться непосредственно на нем самом. Он поэтому заинтересован в учете всей доступной ему информации и может использовать свои конкретные знания и способности в максимально полной мере.

Взаимосогласование разрозненных индивидуальных решений обеспечивается с помощью ценового механизма. Цены выступают как носители абстрактной информации об общем состоянии системы. Они подсказывают рыночным агентам, какие из доступных им технологий и ресурсов (включая их "человеческий капитал") имеют наибольшую относительную ценность, а значит, куда им следует направить усилия, чтобы добиться лучших результатов. Подобный синтез абстрактной ценовой информации с конкретной личностной информацией позволяет каждому человеку "вписываться" в общий порядок, координируя свои знания со знаниями людей, о существовании которых он чаще всего даже не подозревает. Рыночная конкуренция оказывается, таким образом, процедурой по выявлению, координированию и применению неявного личностного знания, рассеянного среди миллионов индивидуальных агентов.

В рамках же централизованного планирования огромная масса информации оказывается невостребованной, а координация - чрезвычайно неэффективной. Поэтому централизованная экономика обречена на расчетный, или калькуляционный хаос.

Ф. Хайек считает, что только с помощью конкуренции можно достигнуть подлинной координации. Легко контролировать или планировать несложную ситуацию, когда один человек или орган в состоянии учесть все существенные факторы. Но если таких факторов становится настолько много, что их невозможно ни учесть, ни интегрировать в единой картине, тогда единственным выходом является децентрализация. А децентрализация сразу же влечет за собой проблему координации, причем такой, которая оставляет за автономными предприятиями право строить деятельность в соответствии с только им известными обстоятельствами и одновременно согласовывать свои планы с планами других. И так как децентрализация была продиктована невозможностью учитывать многочисленные факторы, зависящие от решений, принимаемых боль-

216

шим числом различных участников процесса, то координация по необходимости должна быть не "сознательным контролем", а системой мер, обеспечивающих индивида информацией, которая нужна для согласования его действий с действиями других. А поскольку никакой мыслимый центр не в состоянии всегда быть в курсе всех обстоятельств постоянно меняющегося спроса и предложения на различные товары и оперативно доводить эту информацию до сведения заинтересованных сторон, нужен какой-то механизм; автоматически регистрирующий все существенные последствия индивидуальных действий и выражающий их в универсальной форме, которая одновременно была бы и результатом прошлых, и ориентиром для будущих индивидуальных решений.











3.4. Развитие Д. Соросом представления об открытом обществе

Дж. Сорос идет гораздо дальше Джеймса Бьюкенена (лауреата Нобелевской премии за 1986 год, автора "Теории общественного выбора"), считающего, что "экономическая теория по сути своей индивидуалистична - следовательно, нет смысла привносить в нее концепцию общественных целей" [1].

Определяющее мировоззренческое влияние на взгляды Д. Сороса оказала теория открытого общества К. Поппера. Однако концепция "открытого общества" Поппера исходит из принципов рыночного фундаментализма, отрицание которых декларирует Сорос.



Открытость, по мнению Дж. Сороса, означает исходное несовершенство общества, и лишь капитализм обладает неограниченной способностью совершенствовать его.

Для этого Дж. Сорос выдвигает свою концепцию рефлексивности, противостоящую современной экономической науке, покоящейся на вытекающей из ньютоновской физики теории равновесия [2]. Он нигде не ссылается на неклассическую и особенно постнеклассическую науку, но охотно заимствует и уместно применяет их выводы и положения. Это как раз и отличает его от других теоретиков-экономистов, которые не владеют современными достижениями науки и философии.

1 Бьюкенен Джеймс. Соч. // Перевод с англ. - М., 1997. - С. 20.
2 "При попытках описать изменения макроэкономического масштаба анализ равновесия оказывается абсолютно несостоятельным. Ничто не является столь далеким от реальности, как допущение, что участники основываются в своих решениях на совершенном знании. Люди на ощупь пытаются предугадать будущее с помощью любых возможных ориентиров. Результат, как правило, отличен от ожиданий, что ведет к постоянному изменению ожиданий и к постоянно меняющимся результатам. Процесс является рефлексивным (Сорос Дж. Алхимия финансов. - М., 1996- - С. 54).

217


"Я, - пишет Сорос, - подхожу к мировому капитализму как к незавершенной и искаженной форме открытого общества" [1]. "..После распада советской системы открытое общество с акцентом на свободу, демократию, главенство закона в значительной степени потеряло привлекательность... Капитализм, опирающийся исключительно на рыночные силы, представляет другую опасность открытому обществу ...Рыночный фундаментализм представляет сегодня большую опасность для открытого общества, чем тоталитарная идеология" [2] (выделено мной. - В. Е.).

"Существует двусторонняя связь между настоящими решениями и будущими событиями, эту связь я называю рефлексивностью. Это двустороннее рефлексивное общение между тем, что участники ожидают, и тем, что происходит на самом деле, является основным моментом для понимания всех экономических, политических и общественных явлений" [3].

Если так, то это подрывает сами основы рынка, или по крайней мере до неузнаваемости трансформирует их. "Рыночные силы, если им предоставить полную власть, даже в чисто экономических и финансовых вопросах вызывают хаос и в конечном итоге могут привести к падению мировой системы капитализма. Это - мой самый важный вывод в данной книге" [4], - пишет Дж. Сорос.

1 Сорос Дж. Кризис мирового капитализма. - М., 1999. - С. XV.
2 Там же. - C. XVII-XXI.
3 Там же. - С. ХХ-ХХI.
4 Гол же. - С. XXIII.


Сорос приходит и к еще более важному выводу: "Мы вновь оказываемся перед лицом опасности сделать неверные выводы из уроков истории. На этот раз опасность исходит не от коммунизма, а от рыночного фундаментализма. Коммунизм отменил рыночный механизм и ввел коллективный контроль над всеми видами экономической деятельности. Рыночный фундаментализм стремится отменить механизм коллективного принятия решений и ввести главенство рыночных ценностей над политическими и общественными. Обе эти крайние точки зрения - ошибочны. На самом деле нам нужен правильный баланс между политикой и рынками, между созданием правил и игрой по этим правилам" [1].

1 Сорос Дж. Кризис мирового капитализма. - М., 1999. - С. XXIV.


218

Открытость национальных экономик должна была бы завершиться открытостью мировой экономики. Однако Соединенные Штаты Америки, которые, оставшись единственной сверхдержавой, не желают считаться ни с какими теоретическими положениями, в том числе и теми, которые "работают" на них, в частности, с понятием открытого общества и открытой экономики. А либеральные идеологи, в том числе и Сорос, не мыслят современного мира без руководства со стороны Соединенных Штатов Америки. Именно для этого "суверенитет государств должен быть подчинен международному праву и международным институтам".

Сорос выступает за то, чтобы дальше трансформировать и совершенствовать капитализм, лечить его болезни, преодолевать несовершенство. И средством этого он видит коллективные решения на мировой арене, исходящие от международных экономических организаций, построенных по типу политических национальных образований - нынешних суверенных государств. Другими словами, он, как и его оппоненты, отождествляет экономические отношения с рыночными и предполагает политическую альтернативу в виде чего-то похожего на всемирное государство и его наднациональные органы.

Исходя из представления о тождестве экономических и рыночных отношений, Сорос рассматривает систему фундаментальных ценностей как данность, не подлежащую изменениям, а открытое общество как единственно правильное общество. Исключением является то, что он считает неправомерным распространение рыночного подхода и рыночных ценностей на "нерыночный сектор", под которым он понимает "коллективные интересы общества", и поэтому характеризует рыночный фундаментализм как "идеологический империализм".

Империализм идеологический, однако, немыслим без империализма экономического. Превращение США в единственную сверхдержаву, реализующую свои интересы в ущерб всем остальным, чем дальше, тем больше сопровождалось отрывом сферы обращения от сферы производства, укреплением позиций доллара как мировой валюты на основе плавающего курса, введенного Никсоном, и на этой основе бурным ростом финансово-валютного пузыря в системе мировых хозяйственных связей.

219

Современная международная банковская система поражена своеобразной раковой опухолью. Помимо риска потенциальных убытков, отраженного в собственных балансовых отчетах, банки занимаются покупкой иностранной валюты в обмен на национальную, с последующим ее выкупом, операциями с производными ценными бумагами на межбанковском рынке, то есть между собой и клиентами. Эти операции не отражаются в балансовых отчетах банков. Они постоянно соотносятся с состоянием рынка, и любая разница между себестоимостью и рыночной стоимостью компенсируется переводом наличных средств. Масштабы рынков Свопа, форвардных и производных бумаг, - огромные суммы, с которыми совершаются операции, во много раз превышают капитал, реально используемый в коммерческой деятельности. Операции образуют цепочку со многими посредниками, каждый из которых имеет обязательства перед своими партнерами и не знает того, кто еще вовлечен.

Эта система пережила сильное потрясение после развала банковской системы ряда азиатских и латиноамериканских стран, а также России. В итоге на пороге серьезнейшего кризиса оказались и США. Ведь безразмерно раздутый финансовый пузырь рано или поздно должен лопнуть. Последствия этого никто не может предсказать. Единовременно будут выведены из обращения десятки трлн. долларов. Такого еще не было в практике международных финансово-валютных отношений. Развал мировой финансовой системы неминуемо будет сопровождаться развалом и всей системы международной торговли. Как тут не задуматься о судьбах открытого общества!

Сорос предчувствует, что мировая капиталистическая система не выдержит нынешнего испытания. "Я предсказываю неминуемый распад системы мирового капитализма" [1], - пишет Дж. Сорос.

1 Сорос Дж. Указ. соч. - С. 113.

220

Однако, выступая против рыночного фундаментализма, он имеет в виду не сами эти ценности, то есть частную собственность, свободный обмен, рыночную конкуренцию, а необходимость найти наиболее эффективные средства их сохранения и использования, особенно в сфере мировых финансов и межгосударственных валютных отношений. Он просто видит дальше других сторонников капиталистической системы, в том числе направляющих политику ведущих стран Запада, и прежде всего США, предупреждает об угрозе самому существованию мирового капитализма и сам активно борется за сохранение либеральных ценностей.

Его действия отмечает точный экономический и политический расчет, и это нужно иметь в виду, не только оценивая его практическую деятельность, но и читая его книги.

Это относится, прежде всего, к России. Теперь уже не стесняясь Сорос признает, что через Фонд "Открытое общество", который был создан в 1979 году, он был "тесно вовлечен в процесс дезинтеграции советского общества" [1]. (NB - в этой связи стоит задуматься над тем, какой смысл вкладывает Сорос в понятие открытого общества).

1 Сорос Дж. Указ. соч. - С. 8.


В результате демократических преобразований 90-х годов Россия открыла себя и сделалась частью мирового экономического сообщества, что как альтернативу закрытости и неразрывно связанному с ней тоталитарному режиму можно было только приветствовать. Однако следование идее открытого общества поставило Россию в зависимость от США и международных финансовых организаций, от состояния мировых финансов, происходящих в них неподконтрольных государствам и международным организациям стихийных разрушительных процессов. С этим была связана внутренняя макроэкономическая политика, которая в конце концов и привела к "черному августу" 1998 года.

Монетаризм - это не просто и не только рыночная система международных экономических связей, а прежде всего - политика экономической экспансии на базе доллара как мировой валюты. Попытки представить дело таким образом, что всякое проявление экономической самостоятельности - это изоляционизм, выходящий за рамки рыночных отношений, - типичная идеологическая подтасовка, призванная оправдать экономическую политику и практику развитых стран, и прежде всего США, реализацию их экономических интересов. Сейчас мировая финансово-валютная система находится на грани развала, и привели ее к такому состоянию стихийно-рыночные закономерности, а отнюдь не развитие экономической самостоятельности стран, входивших ранее в долларовую зону.

221

Запад сегодня официально признает, что российская экономика разрушена. Но рассчитывать на то, что чья-то помощь спасет страну, нереально в принципе. По некоторым подсчетам, для подъема экономики России необходимо не менее 4 трлн. долларов. Таких средств нам никто никогда не даст. Значит выход один: необходимо рассчитывать на свои силы и возможности, на собственные ресурсы. К такому выводу приходят сегодня многие исследователи, да и политики тоже.

На апрельской сессии 2001 года МВФ и ВБ в Вашингтоне Россия заявила о прекращении обращения в эти международные организации с просьбой о предоставлении кредитов. У нашей страны нет никакого другого серьезного способа осуществления реформ, кроме как рассчитанного на собственные, внутренние силы.

Возникает вопрос: будет ли это движением к закрытости экономики и общества? Думается, что нет, ибо самостоятельность и закрытость - неоднопорядковые понятия.

Самостоятельность - это и есть открытость в условиях тотальной закрытости, являющейся основой рынка и покоящейся на частной собственности. Открытость - это и есть экономическая свобода, которая никак и никогда не может быть достигнута путем привязки национальной экономики к иностранной валюте.

Главное, что сделает экономический курс "новым курсом", - это дедолларизация экономики, введение жесточайшего валютного контроля, предполагающего ограничение конвертируемости национальной валюты обслуживанием внешнеторговых операций.

Переход на регулирование внутреннего экономического оборота на основе национальной валюты - основополагающий принцип "нового курса". Следующий резерв: контроль над денежным обращением.

Многочисленные оценки денежной системы России можно свести к тому, что сегодня она состоит из 10% рублевой зоны, 30% - долларовой, 60% - бартер и денежные суррогаты. Государство контролирует, да и то относительно, лишь рублевую зону, все остальное находится вне его влияния.

222

Без установления (или восстановления) монополии национальной валюты не может быть развития экономики на собственной основе.

Как добиться того, чтобы только рубль обслуживал товарооборот, чтобы работать с ним стало выгоднее, чем с долларом?

Одни предлагают "вкачать в Россию деньги перегретой финансами Америки, но не политизированные средства МВФ и Всемирного банка". Другие думают о деньгах частных вкладчиков. Деньги есть в зарубежных банках и в оффшорных зонах. Важный источник - долги государства населению. Восстановление рубля как национальной валюты, без административно вводимой дедолларизации, невозможно. Поскольку экономики и сами судьбы отдельных стран в современных условиях в решающей степени зависят от состояния мирового финансового рынка, это как общий принцип не может не иметь отношения и к России.

Дж. Сорос считает, что "Россия бросилась из одной крайности, жестко закрытого общества, - в другую крайность - общество, не подчиняющееся законам капитализма. Резкость перехода мог бы смягчить свободный мир, если бы он... был действительно привержен идеалам свободного общества. Самая всепроникающая и закрытая социальная система из когда-либо существовавших в мире распалась, и никакая другая система не заняла ее место. В конечном счете из хаоса постепенно начал возникать порядок, но, к сожалению, он слабо напоминал открытое общество" [1].

"Ростки нового экономического строя - это... разновидность капитализма, но разновидность довольно странная,.. (которую) вполне можно охарактеризовать как грабительский капитализм, поскольку наиболее действенный путь накопления частного капитала в исходном моменте, близком к нулю, заключается в присвоении государственных активов" [2] (выделено мной. - В. Е.). Сорос считает, что "связь между капитализмом и демократией в лучшем случае незначительная... Международные банки и многонациональные корпорации зачастую чувствуют себя более комфортно с сильным автократическим режимом" [3]. Они и в позиции России и ее руководства уважают лишь готовность следовать в форватере интересов и тех людей, которые готовы это делать, не считаясь ни с чем.

1 Сорос Дж. Указ. соч. - С. 167-168.
2 Там же. - С. 168-169.
3 Там же. - С. 121.

223


Демократизацию и рыночные реформы в России осуществлял слой, далекий по генезису, культуре и психологии от заявленных ценностей, да и от интересов народа. Его абсолютные приоритеты: господство и собственность.

Правительство США российские дела рассматривало и рассматривает только через призму своих интересов, и для него спасение утопающего-дело рук самого утопающего, а правительство России, попав в ловушку рыночного фун - даментализма, так разбалансировало экономику в ходе так называемых реформ, что не может и подумать о самостоятельной экономической политике.

В том случае, когда российские власти проводят экономическую политику, отвечающую интересам США (что означает в конечном счете превращение России в сырьевой придаток, третьеразрядную страну), это так или иначе до сих пор устраивало обе стороны. Однако когда дело пришло к логическому концу, то есть Россия пришла к экономическому краху, - относиться к ней как к равному партнеру даже внешне и по форме потеряло всякий смысл.

И тогда российские власти, проводившие эту самую проамериканскую политику, были разрекламированы на весь мир как коррумпированные, а российское государство - как гангстерское.

Но стоит ли на этом основании поднимать вопрос о том, что это является "шагом к изоляции России", установлением "железного занавеса", "холодной войной"? Здесь явно поменялись местами первичное и вторичное, причина и следствие. Никакой это не "железный занавес" и не "холодная война". Это продолжение Штатами той же политики, которую, пока их не затронули, одобряли российские "реформаторы". Просто они ведут себя по законам рынка и свободной конкуренции и добивают поверженного противника. То ли еще будет, если мы не вспомним о своем национальном достоинстве и громогласно не заявим об этом!

Для этого необходимо менять экономический курс, поставив во главу угла национальные интересы России, и в соответствии с этим выстраивать экономические и социальные приоритеты. Нужно четко поставить вопрос о реальной национальной экономике, приоритете национальных интересов, дедолларизации российской экономики.

224

Отмена конвертируемости рубля по текущим операциям должна явиться начальной стадией дедолларизации российской экономики и преодоления инвалютного монетаризма. Помимо чисто экономического оздоровления, этот шаг необходим для развития экономики России в русле ее национальных интересов. Дедолларизация явится важнейшим средством снижения социальной напряженности и предотвращения социального взрыва, серьезной преградой на пути распространения международного терроризма. Без этого нельзя предотвратить растущий сепаратизм регионов (особенно национальных), ведущий к неминуемому развалу федеративного государства. Если внутренний экономический оборот будет осуществляться на базе национальной валюты, в значительной мере потеряет остроту и вопрос о частной собственности на землю и ее купле-продаже, ибо земля в этом случае остается национальным достоянием независимо от смены собственника.

Решение насущных экономических задач предполагает новое качество самого государства.

Итак, концепция открытого общества от К. Поппера к Дж. Соросу претерпела существенные изменения: от отождествления его с капитализмом как рыночным фундаментализмом - до отрицания последнего и требования общественного (со стороны наднациональных организаций) регулирования для предотвращения краха мирового капитализма. А значит, в рамках экономического фундаментализма, как в рыночной, так и планово-централизованной формах, открытое общество не может не только быть построено, но и смоделировано.








225




4. Становление информационного общества
4.1. Развитие фондового рынка и процесс экономической глобализации

С появлением первых банкнот возник новый уровень обмена - фондовый. Первая фондовая биржа была открыта в Амстердаме в XVII веке. Промышленная революция подняла процесс обмена на более высокий уровень. К концу XIX века на биржах всего мира - особенно на нью-йорской Уолл-Стрит - брокеры ежедневно покупали и продавали миллионы акций, что принципиально изменило природу образования капитала. Товарная биржа трансформировалась - благодаря информационной революции - во фьючерсную товарную биржу, на которой брокеры начали спекулировать информацией о товарах, а не самими товарами.

К началу XX века фондовые и фьючерсные биржи в основном сформировались, поэтому уже происходило создание новых форм и инструментов инвестирования капитала и расширение инвестиционной базы. Сейчас 100 млн. частных лиц в США владеют таким количеством акций, паев и опционов, что они вполне могли бы считаться держателями контрольных пакетов по отношению к институциональным инвесторам. И это только часть глобального феномена: каждый день мировая финансовая система пропускает через себя более 1,5 трлн. долл. - в десять раз больше, чем так называемая реальная экономика.

В конце XX века была создана биржа нового типа: NASDAQ, которая специализируется на акциях компаний, разрабатывающих новые технологии. NASDAQ пользуется массивными базами данных и высокоскоростными системами связи и по сути представляет собой фондовую биржу, но оперирующую только данными, без традиционной торговой площадки и рабочих мест брокеров.

Новая мера стоимости - интеллектуальный капитал как система измерения - включает в себя более широкий круг объектов: она применима не только к коммерческим предприятиям, но и к правительственным и некоммерческим организациям. Неизбежно возникновение новой системы обмена, в которой будет использоваться эта мера стоимости.

Возникновение интеллектуального капитала вполне закономерно, ибо только он пригоден для оценки современного производства. Эксперты ЮНЕСКО подсчитали, что на долю США приходится более 65% потока информации, циркулирующей в каналах коммуникаций всего мира.

Но спекуляции фиктивным капиталом осуществляются в отрыве от материального производства, что неизбежно ведет к развалу мировой финансовой системы. Уже в 1998 г. ежедневный объем мировой торговли физическими товарами составлял 12 млрд. долларов, а объем финансовых сделок - 420 млрд. долларов. Такого нагромождения до сих пор не знала мировая финансовая система.

226

С 1986 по 1994 гг. мировой рынок дериватов (вторичных ценных бумаг) вырос с 1,1 трлн. долл. до более чем 45 трлн., то есть среднегодовой темп его роста составляет 59%. Это и представляет основу грядущего в ближайшем будущем мирового финансового кризиса.

13 июля 2000 г. "Би-Би-Си" сообщило, что А. Гринспен выступил с предостережением в связи с тем, что в ближайшее время не исключены финансовые потрясения, аналогичные азиатскому кризису 1998 года. Нечто подобное было озвучено им в связи с итогами президентских выборов в начале 2001 года.











4.2. Экономическая глобализация и современное общество

Понятие глобализации характеризует создание единой мировой экономики, мирового рынка, в конечном счете мирового сообщества, преодолевающего (взрывающего) границы национальных государств путем идеологической, политической и экономической экспансии Центра - экономически развитых стран во главе с США как единственным мировым лидером и сверхдержавой, в отношении периферии - развивающихся и посткоммунистических стран - стран третьего и четвертого мира.

Теоретически глобальный рынок можно представить как развитие идеи Хайека о рынке как информационном механизме, аккумулирующим рассеянное знание, практически же он представляет собой самодвижение по собственным, в конечном счете саморазрушительным законам финансового рынка, который исторически является продолжением и надстройкой над товарным.

Создание глобального мирового рынка сопровождалось разрушением национальных границ за счет прежде всего преодоления таможенных барьеров. Если до Второй мировой войны таможенные тарифы составляли 60%, то сейчас - 6-7%, то есть уменьшились в 10 раз. Это сопровождалось возрастанием роли доллара, как мировой валюты и снижением роли национальных валют. Это означало и снижение конкурентоспособности товаров стран периферии и усиление их зависимости от развитых стран, спо-

227

собствовало превращению Соединенных Штатов в единый и единственный центр мировой экономики и созданию возможностей для проведения политики идеологического и экономического империализма. Многие наши экономисты и политологи вслед за западными исследователями при этом отождествляют глобализацию и открытый мир.

Какой же это открытый мир, если в результате глобализации наблюдается возрастающий разрыв между развитыми и развивающимися странами? В докладе ООН за 1999 год "Глобализация с человеческим лицом" подчеркивается, что соотношение между доходами пяти самых богатых и пяти самых бедных стран составляло в 1960 году 30:1, в 1990 году-60:1, в 1997 году-74:1.

Кофи Аннан, раскрывая понятие глобализации, пишет: "В сущности это взаимодействие групп и отдельных индивидуумов напрямую друг с другом через границы, без обязательного, как 5ыло в прошлом, участия в этом процессе государства". Однако, признает он, "глобальный рынок еще не руководствуется правилами, в основе которых лежали бы общие социальные цели". Поэтому "ограничиваться восхвалением достоинств свободного рынка, призывая развивающиеся страны присоединиться к нему, сущее лицемерие".

"Развитые страны больше всех выигрывают от глобализации, и в их собственных интересах сделать так, чтобы этот процесс развивался устойчиво".

Глобализация мировой экономики имеет следствием то, что пятая часть населения мира пытается выжить на сумму менее одного доллара в день. Об этом Кофи Аннан заявил в марте 2001 года, накануне Брюссельской конференции ООН, посвященной проблемам выживания населения 49 наименее развитых стран, в которых проживает свыше 10% мирового населения. Плюс к этому по статистике МВФ и ВБ еще 2,8 млрд. человек живут на 2 долл. в день. Таким образом, 4 млрд. человек из 6 млрд. населения Земли влачат, по сути, нищенское существование.

В настоящее время фермеры бедных стран сталкиваются с высокими пошлинами на импорт. Тарифы, введенные промышленно развитыми странами на такие товары, как мясо, сахар и молочные продукты, почти в пять раз превышают цены производителей. Тарифы ЕЭС на мясные продукты достигают 826%.

228

Чем большую стоимость развивающиеся страны вкладывают в свои товары в ходе их производства, тем более высокие тарифы на них устанавливаются. Например, в Японии и странах ЕЭС полностью произведенные продовольственные товары облагаются тарифом в два раза большим, чем продукты на первом этапе производства. "Иными словами, - подчеркивает генсек ООН, - промышленно развитые страны, воспевающие достоинства свободной и справедливой торговли, на практике осуществляют протекционистскую политику, которая делает совершенно бессмысленным развитие собственной промышленности бедными странами".

В этой связи заслуживает внимания заявление Дж. Буша о том, что "сельское хозяйство является не только составной частью нашей экономики, но и важной частью нашей внешней политики". Новый министр сельского хозяйства Анна Венеман развила эту мысль следующим образом: "Американские фермеры кормят и одевают не только людей нашей страны, но и народы всего мира". Она намерена "настойчиво работать в направлении расширения мировых рынков продовольствия и других видов сельхозпродукции", что не сулит ничего хорошего развивающимся странам.

Интеграцию в мировую экономику развивающихся и посткоммунистических стран Билл Гейтс связывает с "необходимостью выработать здоровые стратегии развития, а не просто большой скачок в кибернетическое пространство". В качестве условий передачи информационных технологий выдвигаются создание "последовательных стратегий роста", наличие базовых достижений в области образования и способствующий успеху либеральный регулирующий режим.

Другими словами, условием интеграции в мировую экономику новых стран является принятие ими сложившихся правил игры, в результате которых она регулируется и контролируется из единого центра, которым являются США и их национальная валюта.

Директор Института проблем глобализации М. Делягин определяет глобализацию как "процесс стремительного формирования единого общемирового финансово-информационного пространства на базе новых, преимущественно компьютерных технологий".

Думается, что тут не вполне корректно объединены финансы и информация. Это неоднопорядковые явления.

229

Финансы представляют собой отношения между экономическими субъектами, обусловленные обращением с использованием денег. То есть это чисто экономическая категория, которая не исключает и даже предполагает использование информации, но не в равноположенном качестве, а в качестве инструмента.

Такое положение характерно для современного постиндустриального общества, в котором энергия сохраняет роль главного фактора, определяющего стратегию развития. Как его ни назови, - это общество, основанное на господстве материальных (потребительских) ценностей, где рынок является основным механизмом экономического регулирования. Другими словами, это не информационное общество. Последнее предполагает превращение информации в основной стратегический ресурс общества, основанный на несиловом регулировании в отличие от энергии.

Информация в данном случае берется в качестве содержания, полученного нами извне, и только в этом виде представляет основу открытого информационного общества.

Глобализация к этим характеристикам отношения не имеет, ее характеризует закрытость экономических систем вплоть до глобальной, общемировой, поскольку они не могут быть ни универсальными, ни общегосударственными. Больше того, третий и четвертый мир не может быть равноправным членом мирового экономического сообщества и, по определению, является периферией, играет роль питательной среды и сырьевого придатка глобального центра.

Ввиду неудовлетворительности определения основного понятия к глобализации относятся и глобальное телевидение, и кризис глобальной экономики в 1997-1999 гг., и "Интернет", виртуальная реальность и интерактивность. Главным в глобализации объявляется влияние новых информационных технологий на общество и на человечество в целом. Информационная составляющая отрывается от финансовой и превращается в единственную, определяющую.


Еще больше запутывает представление о глобализации попытка видеть главным в ней преобразование человеческого сознания (как индивидуального, так и коллективного), в отличие от преобразования мертвых вещей, являвшихся предметом труда на протяжении многих тысяч лет.

230

И вот это изменение сознания, которым занимается "практически каждый фабрикант собачьих консервов", по мнению М. Делягина, качественно изменило природу бизнеса, поскольку PR-технологии приспосабливают в отличие от маркетинга не товар к предпочтениям людей, а наоборот, людей к имеющимся товарам. В итоге формирование сознания превращается в наиболее выгодный бизнес.

Подобные социальные изменения характеризуют "информатизированное общество", в то время как "информационное сообщество" отождествляется с людьми, осуществляющими формирование сознания в его пределах. Но как же быть в таком случае с информационным обществом? Ему не находится достойного места при характеристике не только современного, но и будущего человечества.

Обособление групп людей, работающих с "информационными технологиями", в "информационное сообщество", неизбежно ведет к постепенной концентрации этого сообщества (в силу факторов материальных - в том числе потому, что интеллект, хотя и выживает, но не воспроизводится в условиях бедности и опасности) в наиболее развитых странах.

Тем самым создается объективно обусловленный технологический разрыв между развитыми и развивающимися странами. Это по сути означает признание фактически фатальным разделение мира на богатство и бедность, безнадежное положение или оправданное присвоение достижений научно-технического прогресса. Такой "глобализм" имеет многих предшественников и предсказателей, но есть ли смысл повторять их ошибки? Собственно, что нового означает в таком случае глобализм? Соединение капитализма на стадии финансового империализма с компьютерными технологиями, то есть изобретение новых подпорок для старой социальной системы?!

Больше того, из технологических подпорок со временем метатехнологии превращаются во "вторую природу", которая будет задавать условия развития личности и человечества, постепенно заменяя рыночные отношения и отношения частной собственности и присвоения. Деньги и финансы теряют свое значение, так как конкурентоспособность заменяется технологиями, которых нельзя купить. Эта "технологическая" революция знаменует собой переход к "информационному" обществу. Может ли социальная сущность отношений быть заменена технологической, хотя бы и метатехнологической?

231

Противопоставление социальной и технологической сущностей неправомерно по определению. Этим узаконивается и увековечивается противопоставление богатых и бедных, поскольку последние технологически не могут догнать первых, ибо "информационное сообщество" в бедных странах обречено на вымирание, по заключению М. Делягина. Превращение конкуренции в орудие уничтожения контрагентов свидетельствует о ее вырождении.

Глобальная конкуренция должна быть заменена синергией участников производственного процесса - как в рамках национальных государств, так и в мировом масштабе.

Глобалистические устремления единственной великой державы, не имеющие ничего общего с открытым обществом, дополняются в этом смысле теориями антиглобализма, одной из которых является так называемый "российский проект в глобальном контексте". Те, кого называют державниками или патриотами, выступают за то, чтобы Россия была особой, замкнутой страной, - считает В. Третьяков. Либералы, по его мнению, борются за то, чтобы Россия вошла в западный мир на равных. Он считает, однако, что и то и другое - абсолютная неправда и все дело в том, как встроиться России в западную модель. У России нет ни либерального, ни консервативного проекта будущего. Нужно искать третий проект. И вот как он, либерал и демократ, видит его: жизнь есть экспансия. Каждый, в том числе и каждая страна, выживает за счет других. Из этого следует, что нужно побеждать того, кого можно победить, брать, что можно взять. В сфере "геополитического выживания" нужно проводить предельно циничную политику по типу американской. Поскольку то, что находится в сфере американских интересов, нам сегодня недоступно, "мы можем победить за счет других незападных стран, стран СНГ. Восстановление Советского Союза... есть приоритетная сфера нашего геополитического выживания" [1].

1 Независимая газета. - 2001. 11 апреля. - С. 12.


"Для меня, - пишет В. Третьяков, - различие коммунизма и фашизма в том, что коммунизм жертвовал своими ради чужих, а фашизм чужими ради своих". Это не только цинично, но и глубоко античеловечно. Жертвовать людьми - единственный смысл такого геополитического мышления, которое не может быть иным и при решении внутригосударственных проблем. "Жизнь - экспансия" - этому научил В. Третьякова, по его собственному свидетельству, Б. Березовский - известный "гуманист и человеколюб". И это все ставит на свои места.

232

Березовским взята на вооружение эта "мудрость" вполне осознанно, для того чтобы оправдать "первоначальное накопление" и свои претензии на власть, как не менее осознанно создавал условия для этого тогдашний "гарант" Б. Ельцин. А вот зачем это нужно для сегодняшней российской политики, - большой вопрос. Объективно - это самоубийство для страны, у которой кроме духовных ценностей не осталось ничего, но и те хотят отнять.

А сведение геополитической проблемы России к тому, как удобней "лечь под Запад", даже в столь вульгарном варианте авторской мысли исходит из силы: "Если ты сильный, то часть того хорошего, что у тебя есть, ты сможешь передать другим, компенсировав тем самым то, что ты "подлег" под этот самый гнусный меркантильный западный мир. А если ты слаб, то тогда... лег и лежи в надежде, что ты получишь удовольствие...". Думается, однако, что для настоящей политики любого, даже слабого государства, мало приемлема логика представительницы самой древней профессии.

Такая логика опирается на то, что "в мире никто никогда никому ничего не должен, ни одна страна никого не ждет, всем на всех наплевать, все всех ненавидят" (Радзиховский).

Либералы, по определению, включены в глобальный мир, предоставив своей идеологией Штатам территорию в виде объекта добровольной оккупации. "Для них, - говорит А. Мигранян, - понятия "государство - страна - народ" - просто не существуют... Логика заключается в уничтожении России как субъекта, как государства, превращение ее просто в территорию, а народа - в ресурс".

В настоящее время главная забота новой администрации Дж. Буша состоит в сохранении позиций доллара в мировой экономике. Это связано с тем, что "мир в настоящее время более взаимосвязан, чем в прежние времена. .. Наша экономика и жизненный уровень всех американцев зависят прежде всего (выделено мной. - В. Е.) от наших позиций в мире". Это и есть программа экономического и идеологического империализма, а в современном обличье - глобализации мирохозяйских процессов.

233

"Администрация Клинтона, - пишет Стивен Коэн, - если бы действительно стремилась к стабильности, то никогда не стала бы настаивать на эксперименте "шоковой терапии".

"Дискуссии о том, какой тип "смешанной" экономики должен возникнуть на месте традиционной, давно уже велись в России, приобретя особую остроту в 1998 году, после очевидного краха поддерживавшейся США и проводившейся администрацией Ельцина политики. Этим дискуссиям суждено шириться и углубляться в ходе начавшейся деельцинизации. И решение предстоит принять не Западу, а России", - заключает С. Коэн. И приходится удивляться тому, что столь очевидные мысли не посещают многих наших экономистов и политиков. А в них содержится направление первоочередных действий не только тактического, но и стратегического характера.

Это, так сказать, внутрироссийские проблемы становления открытого общества. Внешние связаны с внешнеполитической стратегией страны в условиях глобализации.

Американский вариант не выходит за пределы превращения России в сырьевой придаток и третьеразрядную страну, а то и прекращения ее существования в конечном счете как самостоятельного федеративного государства. Переориентация на Европу не решает проблему кардинально ввиду ее конечной зависимости от Штатов как следствие глобализации. "Кошмарный" для Запада сценарий - заключение стратегического альянса России с Китаем и Индией, в результате которого 2 млрд. их населения приобретают устрашающую техническую мощь России. Некоторые западные специалисты считают, что это будет катастрофой для Соединенных Штатов.

<<

стр. 3
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>