стр. 1
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

ФИЛОСОФСКИЙ
ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ
СЛОВАРЬ





НАУЧНО - PEДАКЦИОННЫЙ COВEТ ИЗДАТЕЛЬСТВА
«С О В Е Т С К А Я Э Н Ц И К Л О П E Д И Я»

А. М. ПРОХОРОВ (председатель), И. В. АБАШИДЗЕ, П. A. A3ИМOB, А. П. АЛЕКСАНДРОВ,
В. А.
АМБАРЦУМЯН, М. С. АСИМОВ, М. П. БАЖАН, Ю. Я. БАРАБАШ, Н. В. БАРАНОВ, А. Ф.
БЕЛОВ, Н. Н.
БОГОЛІОБОВ, Ю. В. БРОМЛЕЙ, П. П. ВАВИЛОВ, В. X. ВАСИЛЕНКО, Л. М. ВОЛОДАРСКИЙ, В.
В.
ВОЛЬСКИЙ, Б.М. ВУЛ, М. С. ГИЛЯРОВ, В. П. ГЛУШКО, Д. Б. ГУЛИЕВ, А. А. ГУСЕВ
(заместитель
председателя), Н. А. ЕГОРОВА, В. П. ЕЛЮТИН, В.С.ЕМЕЛЬЯНОВ, Ю. А. ИЗРАЭЛЬ, А. ?.
И?ШЕН?ЦКИЙ, А. Ю. ИШЛИНСКИЙ, М. И. КАБАЧНИК, Г. А. КАРАВАЕВ, К. К. КАРАКЕЕВ, Б.
М.
КЕДРОВ, Г. В. КЕЛДЫШ, В. А. КИРИЛЛИН, И. Л. КНУНЯНЦ, Е. А. КОЗЛОВСКИЙ, М. К.
КОЗЫБАЕВ,
Ф. В. КОНСТАНТИНОВ, В. А. КОТЕЛЬНИКОВ, В. Н. КУДРЯВЦЕВ, М. И. КУЗНЕЦОВ
(заместитель
председателя), В. Г. КУЛИКОВ, И. А. КУТУЗОВ, П. П. ЛОБАНОВ, Г. И. МАРЧУК, Ю. Ю.
МАТУЛИС, Г.
И. НAAH, И. С. НАЯІІІКОВ, Н. В. ОГАРКОВ, В. Г. ПАНОВ (первый заместитель
председателя), Б. Н.
ПАСТУХОВ, Б. Е. ????Н, В. М. ПОЛЕВОЙ, М. А. ПРОКОФЬЕВ, Ю. В. ПРОХОРОВ, Н. Ф.
РОСТОВЦЕВ. А. М. РУМЯНЦЕВ, Б. А. РЫБАКОВ, В. П. САМСОН, М. И. СЛАДКОВСКИЙ, В. И.
СМИРНОВ, Г. В. СТЕПАНОВ, В. Н. СТОЛЕТОВ, Б. И. СТУКАЛИН, М. Л. ТЕРЕНТЬЕВ. И.
М.
ТЕРЕХОВ, С. А. ТОКАРЕВ, В. А. ТРАПЕЗНИКОВ, П. Н. ФЕДОСЕЕВ, М. Б. ХРАПЧЕПКО, Е.
И. ЧАЗОВ,
И. П. ШАМЯКИН, С. И. ЮТКЕВИЧ.











ФИЛОСОФСКИЙ
ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ
СЛОВАРЬ




ГЛАВНАЯ РЕДАКЦИЯ

Академик АН СССР Л. Ф. ИЛЬИЧЕВ,
академик АН СССР П. Н. ФЕДОСЕЕВ,
доктор философских наук С. М. КОВАЛЕВ,
доктор философских наук В. Г. ПАНОВ
























МОСКВА
«СОВЕТСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ»
1983



НАУЧНЫЕ КОНСУЛЬТАНТЫ

Д-р филологич. наук С. С. АВЕРИНЦЕВ (история антич. и ср.-век.философии); д-р
филос. наук Б. В. БИРЮКОВ (логика); д-р
филос. наук В. Э. БЫХОВСКИЙ (история философии); д-р филос. наук В. И. ГАРАДЖА
(общие вопросы атеизма и религии);
д-р филос. наук В. Е. ЕВГРАФОВ (история философии народов СССР); д-р филос.
наук А. Г. ЗДРАВОМЫСЛОВ
(социология); д-р филос. наук В. Ж. КЕЛЛЕ (историч. материализм); д-р филос.
наук И. С. КОН (социология); д-р филос. наук
В. А. ЛЕКТОРСКИЙ (диалектич. материализм); акад. АПН СССР А. Н. ЛЕОНТЬЕВ
(психология); акад. Т. И. ОЙЗЕРМАН
(история новой и новейшей философии); д-р филос. наук Г. И. РУЗАВИН (филос.
вопросы естествознания); чл.-корр. АН
СССР А. Г. СПИРКИН (диалектич. материализм); д-р психол. наук М. Г. ЯРОШЕВСКИЙ
(психология).



РЕДАКЦИЯ ФИЛОСОФИИ

Зав. редакцией кандидат филос. наук Н. М. ЛАНДА, ст. науч. редактор В. М.
СМОЛКИН (диалектич. материализм, филос.
вопросы естествознания, логика, история философии нового и новейшего
времени), науч. редактор кандидат филос, наук
В. И. ХМЕЛЕВСКИЙ (историч. материализм, социология), ст. науч редактор Ю. Н.
ПОПОВ (эстетика, этика, психология,
история антич. и ср.-век философии, история философии Востока), науч.
редактор кандидат филос наук Н. И ДЕМИНА
(история философии нового и новейшего времени, история рус. философии, науч.
редактор О. Е. НЕСТЕРОВА, мл. редактор
Л А. ДЕМИДЕНКО.



В подготовке словаря принимали участие

Редакция словника — зав. редакцией А. Л. ГРЕКУЛОВА.
Литературно-контрольная редакция —зав. редакцией М.М.ПОЛЕТАЕВА,
редакторы Т. Н. ПАРФЕНОВА, В. А. ПРОТОПОПОВА.
Группа библиографии — зав. редакцией В. А. СТУЛОВ, ст. редактор В. Г.
СОКОЛОВА.
Группа транскрипции и этимологии — ст. науч. редактор Л. Ф. РИФ, научные
редакторы М. Д. ДРИНЕВИЧ, Н. П.
ДАНИЛОВА, Р. М. СПИРИДОНОВА.
Группа сопоставления и проверки фактов — руководитель группы Г.
М. ЛЕБЕДЕВА, редакторы Ю. К. ЗАСС, В. Р.
КЕЙМАХ.
Проверка цитат — Г. И. ЛАЧИНА.
Отдел комплектования — зав. отделом Р. Б. ИВАННИКОВА.
Техническая редакция — зав редакцией А. В. РАДИШЕВСКАЯ, ст.
художественно-технический редактор Л. А.
ЛЕБЕДЕВА. Корректорская — зав. корректорской М. В. АКИМОВА.
Главный художник издательства — Л. Ф. ШКАНОВ.












(С) ИЗДАТЕЛЬСТВО «СОВЕТСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ», 1983.





A
АББАНЬЯНО (Abbagnano) Никола (15.7.1901, Салер-но,— 1977, Турин), итал. философ-
идеалист,
представитель экзистенциализма. В отличие от пессимистич., «негативного»
умонастроения нем. и
франц. экзистенциалистов, А. обосновывал оптимистич. прогнозы чело-веч,
существования — т. н.
позитивный экзистенциализм. Отвергая естеств.-науч. и историч. детерминизм, А.
абсолютизировал
категорию возможности. Он выдвигал универс. формулу «возможность возможности»,
означающую,
что выбор должен осуществляться так, чтобы исключалась невозможность
последующего выбора. А.
признавал совместимость науч. познания с ре-лиг, верой, эмпиризма с
иррационализмом. Автор ра-
бот по истории философии, истории науч. познания, а также социологии, эстетике,
совр. физике.
* La struttura dell'esistenza, Torino, 1939; L'esistenzialismo po-sitivo,
Torino, 1948; Storia del pensiero scientifieo, v. l—3, Tori-
no, 1951—53; Introduzrone all'esistenzialismo, [Mil,, І9703]; Di-zionario di
iilosofia, 6Torino,-19712]; Storia della filosofia, v.
1—3, Torino, 19743.
• Эфир OB С. ?., Итал. «позитивный экзистенциализм», в сб.: Совр.
экзистенциализм, М., 1966; е г о ж е, Итал. бурж. фи-
лософия 20 в., М., 1968, гл. 4; G i a n n i n i G., L'esistenzialismo positivo
di N. Abbagnano, Brescia, 1956.
АБЕЛЯР (Abelard, Abailard) Пьер (1079, Падле,— 21.4.1142, аббатство Сен-Марсель,
близ Шалон-
сюр-Сон), франц. философ, теолог и поэт. Учился у Рос-целина и Гильома из Шамио.
В 1113 открыл
собств. школу, привлекшую множество учеников. Трагич. история любви А. к Элоизе
закончилась
уходом их в монастырь (1119).
Выступая против крайнего реализма Гильома из Шампо, с одной стороны, и
номинализма Росцелина
— с другой, А. сформулировал собств. учение, воспроизводящее нек-рые черты
аристотелевой
концепции и получившее назв. концептуализма: универсалии не обладают самостоят,
реальностью,
реально существуют лишь отд. вещи; однако универсалии получают известную
реальность в сфере
ума в качестве понятий, представляющих собой результат абстрагирующей
деятельности ума,
обособления им отд. свойств вещей; В основе знания лежит чувств, восприятие; в
акте чувств,
созерцания человеку дано только единичное. Идеи существуют только в божеств,
уме, способном в
акте созерцания ясно и отчётливо схватывать любое множество. Чтобы обосновать
логич. законность
общих понятий, А. должен был предположить возможность для человека хотя бы
смутно и
неотчётливо воспринимать множество вещей нек-рого вида, а также схватывать форму
вещи
отдельно от материи (т. е. способность абстрагирования).
В отличие от Ансельма Кентерберийского, требовавшего, чтобы разум формировался
на основе веры
(«верую, чтобы понимать»), у А. разум частично обособляется от веры и становится
её предварит,
условием («понимаю, чтобы верить»). Правда, Священное писание, равно как и церк.
таинства, не
подлежат предварит, разумному осмыслению, однако авторитет церк. предания и
догматики должен
быть удостоверен разумом. Логич. анализ догматич. положений в соч. А. в ряде
случаев расходился с
принятым толкованием. Теологич. соч. А. дважды осуждались католич. церковью — на
соборах в
Суассоне (1121) и в Сансе (1140).
В центре этики А.— вопрос о сущности греха, к-рый он определяет как согласие на
недолжное, на
зло, намерение действовать против божеств, воли. Зло самого поступка ничего не
добавляет к злу
намерения, что относится у А. также и к добрым делам и намерениям. Это
предполагает, что
должное" и недолжное предстоят выбору, а потому доступны разумному осмыслению и
оценке. Закон должен предшествовать принятию волевого решения, в противном
случае
преступивший его не несёт вины: не знакомые с Евангелием, содержащим нравств.
закон религ.
жизни, свободны от вины. Однако в вопросе о спасении, полностью лежащем в сфере
божеств,
ведения, А. выступает сторонником жёсткого учения о предопределении: проблема
нравств. вины от-
носится им только к сфере человеч. деятельности и знания.
А.— один из основателей схоластич. метода [соч. «Да и нет» («Sie et поп»)],
намеченного им как
логический анализ противоположных суждений по к.-л. вопросу.
• Opera omnia, P., 1855 (Migne, PL, t. 178); Ouvragcs infidits, ed. par V.
Co.usin, v. 1—2, P., 1836—59; Philosophische
Schriften, hrsg. v. B. Geyer, H. 1—4, Munster, 1919—33; в рус. пер.— История
моих бедствий, М., 1959.
• Г а у с p а т А., Ср.-век. реформаторы, т. 1, СПБ, 1900; ? е-дотов Г. П., А.,
П., 1924; RemusatCh. de, Abelard, sa vie, sa
Philosophie et sa theologie, nouy. ed., v. 1—2, P., 1855; O t t a v i a n o C.,
Pietro Abelardo; la vita, le opere, il pensiero, Roma,
1930; Sikes J. G., P. Abailard, Camb., 1932; Gil-son E., Helo'ise et Abelard,
P., 1938; Beonio-Brocchieri F u m a g a l l i M. T.,
Introduzione a Abelardo, Roma, 1974.
АБСОЛЮТ (от лат. absolutus — безусловный, неограниченный), понятие идеалистич.
философии,
обозначающее духовное первоначало всего сущего, к-рое мыслится как нечто единое,
всеобщее,
безначальное и бесконечное и противопоставляется всякому относительному и
обусловленному
бытию. Термин «А.» впервые был применён в кон. 18 в. М. Мендельсоном и Ф. Якоби,
к-рые
использовали его для обозначения категории «бога, или природы» в философии
Спинозы; введён в
широкое употребление Шеллингом (1800). По содержанию понятие А. близко к таким
понятиям, как
«пер-водвигатель» (Аристотель), «абс. „Я"» (Фихте), «непознаваемое» (Спенсер) и
др. Для Гегеля
высшее определение А. состоит в том, что А. есть дух, прошедший в своём развитии
все стадии
истории природы и общества и достигший завершённости в самосознании. Ведущее
значение
категория А. приобрела у Брэдли и др. сторонников «абс. идеализма»,
отождествляющих её с идеей
всеобщей гармонии или мирового целого, к-рое заключает в себе субъект и объект в
нерасчленённой
форме и познаётся «непосредств. опытом». Брэдли отрицал личностный характер А. и
в этом смысле
считал его не «высшей реальностью», но лишь её «основой» или «предпосылкой».
Диалектич. материализм, отвергая представление об А. как о неизменной и
«самодостаточной»
сущности, утверждает, что единств, бесконечной и неуничтожимой основой мира
является вечно
движущаяся и развивающаяся материя.
АБСОЛЮТНАЯ ИДЕЯ, основная категория философии Гегеля, обозначающая универсум в
его
полноте, безусловную, конкретную и личностную всеобщность (т. е. субстанцию и
субъект
одновременно). А. и. своим содержанием имеет процесс своего же собственного
раскрытия в виде
последоват. движения от абстрактно-общих определений к определениям, обогащённым
конкретным
содержанием, причём каждая ступень процесса представляет собой полагание
определённости, её
раскол на противоречащие смысловые полюса и «снятие» противоречия в общности
более высокого
типа. Первым этапом раскрытия А. и. является логика или, по Гегелю, изображение
бога в его вечной
сущности. Разворачивая своё содержание от первой категории (бытие) до последней
(А. и.), логика
оказывается абсолютно-конкретным единством всех категорий, т. е. живой истиной,
осуществлённой
в системе несливающихся, но органически соединённых смыслов. А. и.
как завершение логики — это единство идеи жизни (практич. идеи) и идеи познания
(теоретнч. идеи),
данное в форме понятия, постигающего себя. Гегель считает, что в этом смысле А.
и. тождественна
аристотелевскому учению о нусе (уме), мыслящем самого себя. Второй этап
самодвижения А. и.—
природа, т. е. «отпустившая» себя в инобытие, растворившаяся в чужом А. и.
Раскрывая содержание
в «ином», к-рое положено ею самой, А. и. по ступеням природы восходит к духу и
возвращается к
единству с собой. Дух — третья и последняя стадия раскрытия А. и.— проходит
этапы
субъективного духа, объективного духа и абсолютного духа, реализуя окончат,
соединение
единичного со всеобщим и воплощая полноту А. и.
• см. к ст. Гегель.
АБСОЛЮТНАЯ ИСТИНА, см. в ст. Истина.
АБСОЛЮТНОЕ И ОТНОСИТЕЛЬНОЕ, категории материалистич. диалектики. Абсолютное —
безусловное, само по себе сущее, несотворимое, вечное, всеобщее (в этом смысле
абсолютна
материя). Относительное (релятивное) — условное, зависящее от тех или иных
условий и,
следовательно, преходящее, временное. Понятия А. и о. первоначально толковались
как выражение
единства и противоположности мира видимых преходящих явлений и его скрытой
непреходящей
основы. Абсолютное в др.-греч. философии определялось как сторона совершенства,
завершённости,
самодостаточности сущего и выражалось в понятиях «по природе», «в чистом виде»,
«само по себе».
У Аристотеля относительное выступает как нечто, зависящее от другого или
относящееся к другому.
В ср.-век. философии господствовало религ. толкование абсолютного как
«божественного»,
противостоящего относительному — «земному», «мирскому». В философии нового
времени (в
особенности в нем. классич. идеализме) выделяются различные аспекты А. и о., к-
рые раскрываются
в системе категорий «в себе», «для другого», «для себя», «само по себе» и т. п.
В целом для
метафизики характерен отрыв абсолютного от относительного. Релятивизм исходит из
понимания
относительного только как релятивного, исключающего момент абсолютности.
Различным формам
абсолютного идеализма присуща трактовка абсолютного в отрыве от его
противоположного момента
— релятивности; абсолютное понимается в качестве самодовлеющей сущности —
абсолюта. С т. зр.
материалистич. диалектики противоположность А. и о. не исключает, а предполагает
их единство. С
одной стороны, абсолютное включает в себя момент относительности, реализуется в
относительном
и через относительное. Формой этой реализации выступает бесконечное как
выражение
неисчерпаемости абсолютного. Диалектич. анализ абсолютного вскрывает относит,
моменты в его
структуре, обнаруживает абсолютное как полноту и завершённость суммы относит,
моментов и тем
самым характеризует данное абсолютное как относительно абсолютное. Так,
абсолютность материи
реально раскрывается посредством бесконечности её преходящих, относит, форм
существования. С
др. стороны, в относительном (релятивном) есть абсолютное как момент
самостоятельности и как
сторона перехода, движения к безусловному, непреложному. Об абсолютной и
относительной истине
см. в ст. Истина.
• Маркс К. и Э н г е л ь с Ф., Соч., т. 20; Л е н и н В. И., ПСС, т. 18; X ютт
В. П., Категории «А.» и «о.» в историко-филос.
освещении, «Уч. зап. Тартуского гос. ун-та. Тр. по философии. 8», 1965, в. 165;
Л евин Г. Д., Категории «А.» и «о.» в совр. науч.
познании, «ФН», 1980, № 5; А в а л и а н и С. Ш., А. и о., Тб., 1980.
АБСОЛЮТНЫЙ ДУХ, в филос. системе Гегеля заключит, ивено развития духа,
реализующее
самосознание абсолютной идеи. Пройдя этапы субъективного духа и объективного
духа, дух
восходит к абс. знанию. Фор-
6 АБСОЛЮТНОЕ
мами знания (и самосознания) абс. идеи являются иск-во, религия и философия. Дух
постигает идею
в иск-ве через её образное созерцание и чувственно-внешнее изображение; затем —
в религии,
осуществляя её образно-эмоциональное переживание; и, наконец, находит адекватную
форму
постижения идеи в мысли или в философии, к-рая раскрывает абс. идею как мыслящее
себя понятие.
А. д., таким образом, снимает дуализм идеи и её порождений, к-рые оказываются
средством
актуализации духа. Как конкретное единство личности, общества и смысла А. д.
является свободным,
сознательным, бесконечным и беспрепятственным самотворчеством.
• см. к ст. Гегель.
АБСТРАКТНОЕ, см. в ст. Восхождение от абстрактного к конкретному.
АБСТРАКТНЫЙ ПРЕДМЕТ (abstract entity), выделенные путём абстракции отд.
свойства,
стороны, состояния материальных предметов и отношения между ними (напр.,
«радиоактивность»,
«причинность», «мышление», «температура», «стоимость», «объём» и т. п.). В
процессе познания с
А. п. оперируют так, как если бы они существовали независимо от материальных
носителей, от к-рых
они отвлечены. А. п. освобождают при рассуждении о свойствах, сторонах,
состояниях и отношениях
от перечисления множества тех материальных носителей, с к-рыми они в
материальной
действительности неразрывно связаны. К А. п. часто относят и множества
предметов,
соответствующие специфицирующим их свойствам. О подобных множествах можно нечто
утверждать как об особых А. п. (напр., «данное множество — бесконечно»,
«множество действит.
чисел имеет верхнюю границу»).
* Ленин В. И., Филос. тетради, ПСС,. т. 29; Горский Д. П., Вопросы абстракции и
образование понятий, М., 1961; Войшвилло Е.
К., Понятие, М., 1967.
АБСТРАКЦИИ ПРИНЦИП, логич. принцип, лежащий в основе определений через
абстракцию и
связывающий три типа универсалий — классы, свойства и отношения равенства
(подобия). Согласно
А. п., любое отношение равенства, определённое на нек-ром множестве, производит
разбиение этого
множества, т. е. делит, классифицирует его на попарно непересекающиеся и
непустые части равных
(в данном отношении) элементов. Указанные части наз. классами абстракции, а само
разбиение
(семейство этих классов) — фактор-множеством по данному отношению. Являясь
обобщением
традиц. понятия классификации на случай произвольных отождествлений в
произвольных
множествах, эта форма A.n. выражает двойной процесс абстракции: во-первых,
введение
абстрактных понятий (видов) как классов равных, т. е. в к.-л. смысле одинаковых
объектов (классов
абстракции), во-вторых, введение понятия об «абстрактном» (произвольном) объекте
такого класса,
поскольку с т. зр. целей, определяющих выбор данного отношения равенства, каждый
«конкретный»
объект исходного множества понимается в качестве «абстрактного» представителя
(носителя)
свойства, общего всем элементам соответств. класса абстракции. Отсюда
проистекает нетривиальное
следствие А. п.— возможность заменять равенство в силу абстракции отождествления
отношением
тождества, когда принятым в этой абстракции свойством полностью исчерпывается
информация об
объектах исходного множества (т. е. когда свойство объекта и самый объект
неразличимы). Это
следствие используется, в частности, для получения стандартных универсумов s
теории моделей.
Известна и др. форма А. п. (её часто называют принципом свёртывания),
утверждающая
«существование» класса (множества) всех объектов, к-рые удовлетворяют
произвольному свойству
(предикату). А. п. в этой форме входит в число аксиом (теорем) абстрактной
теории множеств. См.
также Тождество, Экстенсиональность.
• Russell B. A. W., The principles oi mathematics, N. ?., 19382.
АБСТРАКЦИЯ (от лат. abstractio — отвлечение), формирование образов реальности
(представлений, понятий, суждений) посредством отвлечения и пополнения, т. е.
путём
использования (или усвоения) лишь части из множества соответствующих данных и
прибавления к
этой части новой информации, не вытекающей из этих данных. Результаты А.— образы
реальности
— обозначают обычно тем же термином «А.». Отвлечением упрощают, а пополнением
усложняют
образ реальности, причём основой обоих актов могут быть весьма общие принципы и
даже теории.
Напр., первые эмпи-рич. понятия о фигурах тел в наблюдаемом пространстве создают
индуктивно
(см. Индукция), отвлекаясь от всех индивид, свойств наблюдаемых тел, кроме их
формы и размеров.
Геометрич. смысл этим понятиям сообщают за счёт их логич. реконструкции,
пополняя выделенные
эмпирич. свойства теоретич. свойствами непрерывности, неогранич. протяжённости,
параллельности
и пр., т. е. всеми свойствами, к-рые необходимы для выражения чисто геометрия,
истин (теорем).
В процессе отвлечения возможны два способа действия: рассмотреть что-либо как
некую
самодовлеющую реалию (т. е. выделить её осн., общие свойства, связи и отношения)
или исключить
что-либо из его естеств. связи, из контекста, лишить основы и т. п. Оба действия
дополнительны, оба
— необходимые предпосылки исследования реальности, хотя акцент на том или ином
из них часто
определяет нознават. отношение к А.: либо, в первом случае, её рассматривают как
средство
постижения объективной сущности явлений, либо, во втором, указывают на
субъективность А., её
односторонность, бедность но сравнению с конкретной реальностью (отсюда —
«абстрактный» в
одиозном значении поверхностного, умозрительного, формального и пр.). Однако
названные
способы действия сами по себе недостаточны для понимания того, каким путём
получают
правильные, науч. А. Для определения того, что нужно выделить, а что опустить,
чтобы сформули-
ровать верные утверждения об изучаемой реальности, необходимо рассмотреть цели,
средства и
объективные условия А. и, в особенности,—- уточнить предпосылки, при к-рых
свойства,
включённые в результат А., можно считать фактически независимыми от прочих
свойств,
посторонних для А. Выяснение того, какие из рассматриваемых свойств являются
посторонними,—
это по существу гл. вопрос А. Отчасти он совпадает с вопросом о существ,
свойствах в строго науч.
его постановке, т. е. о тех определимых свойствах объекта, к-рые способны
полностью представлять
(замещать) его в определ. гносеологич. ситуации — в модели А., что и является
практич.
подтверждением объективной правильности предпосылок А.
Отвлечение от постороннего в процессе А. упрощает задачу познания. Однако науч.
А. предполагает
не только умение упрощать ситуацию, отвлечение от посторонней информации, но и
усмотрение в
результатах отвлечения информации, необходимой для общего метода решения
множества
однотипных задач, предсказания последствий экспериментов, прогнозирования
теоретич. и практич.
деятельности и т. п. Результат науч. А.— обобщённый образ, в к-ром определ.
контекстуальная
свобода сочетается с информационной полнотой, оправдывающей А. для широкого
класса типич.
обстоятельств — области значения А. Если такую область не удаётся найти, А.
остаётся
семантически бессодержательной. Если эта область слишком мала, А. может потерять
статус науч.
закона. Нормальный случай — это локальный характер А., когда она ограничена
интервалом а б с т p
а к ц и и, т. е. информацией о свойствах возможных .моделей зтой. А.,
извлечённой из самой А.
Таков, в частности, случай осн. А. теории, задание к-рых определяет одновременно
все общие
свойства возможных моделей этой теории, независимо от их онтологич. статуса и
индивидуальных
особенностей, хотя обычное осмысление А. теории, включая её
аксиомы, постулаты и др. принципы, как правило, идёт иным путём — интерпретацией
в заведомо
данных моделях. Типичный пример — осмысление решений обыкновенных дифференц.
уравнений
или уравнений в частных производных как законов природы посредством предварит,
выбора
«краевых» условий.
Вопросы о существенном и постороннем, об общности и интервале А. часто решаются
одновременно. Напр., обобщение законов движения на область электромагнитных
явлений
«переводит» фактор конечности скорости материальных взаимодействий из
постороннего (для
классич. механики) в существенный (для релятивистской механики), чем
одновременно уточняются
и границы применимости А. классич. механики, в частности интервал её
гносеологич. точности. При
этом выясняется, что отношения между А. и опытом определяются не только
характером моделей А.,
но и метрич. организацией опыта, поставляющего эти модели. Экстраполяция А. на
новые модели
нередко сопровождается улучшением измерит, техники, а повышение точности
измерений рано или
поздно приводит к границам экстраполяции.
А., применяемые к непосредств. чувств, данным, наз. А. первого порядка. А. от А.
первого порядка
даёт А. второго порядка и т. д. Познават. значение могут иметь А. любого
порядка, но особого
доверия заслуживают А., результаты к-рых могут быть осмыслены на материальных
моделях. Такие
А. наз. реальными, остальные — идеальными (идеализациями). Важнейшей задачей
науч.
методологии является осмысление А. высокого порядка через А. более низкого
порядка или замена
идеальных А. реальными. Иногда это удаётся достичь изменением формализма теории,
в к-рой
используется та или иная идеальная А., или же несуществ, изменением её
семантики.
Метод А.— это универсальный метод познания, логич. основа понимания природы и
обществ, жизни
— и в субъективном смысле, т. к. посредством А. «...мы превращаем всякую вещь в
логическую
категорию...» (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 4, с. 131), и в
смысле объективном,
поскольку А. (категории мышления) есть «...выражение закономерности и природы и
человека...»
(Ленин В. И., ПСС, т. 29, с. 83). Наиболее развитой системой А. обладает
математика, к-рая сама по
существу является наукой об А.: они составляют её предпосылку, метод и предмет.
Все др. науки (в
той мере, в какой они пользуются математикой) заимствуют её А. для собств.
методов исследования,
описания и объяснения, но каждая наука добавляет к заимствованным А. свои,
только ей
свойственные А. Существуют А., характерные для всех естеств. и обществ, наук и
практики. Таковы,
в частности, простейшие А. свойств, классов и отношений, А. одинаковости,
отождествления,
неразличимости, инди-видуации и др., необходимые как на первых шагах образования
понятий,
узнавания и классификации объектов познания, так и на всех уровнях формирования
знаний о
природной и обществ, жизни.
Классики марксизма-ленинизма подчёркивали роль А. как важнейшего средства
социального
познания (см. К. Маркс, в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 23, с. 6 и В. И.
Ленин, ПСС, т. 29, с.
152—53). См. Восхождение от абстрактного к конкретному.
• Энгельс Ф., Диалектика природы, M a p к с К. и Э н: г е л ь с Ф., Соч., т. 20;
Л е н и н В. И., Филос. тетради, ПСС, т. 29;
Мировоззренч. и методологнч. проблемы науч. А., пер. с польск., М., 1960; Г о p
с к и и Д. П., Вопросы А. и образование
понятий, М., 1961; P о з о в ?. ?., Науч. А. и её виды, Новосиб., 1965; P у з а
в и н Г. И., О природе математич. знания,
М., 1968, гл. 1; Я н о в с к а я С. А., Методологич. проблемы науки, М., 1972; Л
а з а р е в Ф. В., А. и реальность,
«Вестник Моск. ун-та. Сер. 8. Философия», 1974, № 5; S с h n е i d е г H. J.,
Historische und systematische Untersuchungen
zur Abstraktion, Erlangen, 1970.
M. M. Новосёлов.
АБСТРАКЦИЯ 7
АБСТРАКЦИЯ АКТУАЛЬНОЙ БЕСКОНЕЧНОСТИ,
одна из осн. абстракций (идеализации) классич. (тео-ретико-множеств.) математики
и классич.
математич. логики. Состоит в отвлечении от невозможности полного обозрения к.-л.
бесконечного
образования (бесконечной совокупности элементов к.-л. рода; знаковых
конструкций, возникающих
в ходе неограниченно продолжаемого конструктивного процесса; см. Конструктивное
направление)
и в рассмотрении его в качестве единого объекта — актуально бесконечного
множества (напр.,
множества всех натуральных чисел, континуума точек отрезка, множества всех
формул любой длины
логич. исчисления), в применении к к-рому можно рассуждать по законам обычной
(двузначной)
логики и, в частности, применять исключённого третьего принцип и закон снятия
двойного отри-
цания. А. а. б. не используется в интуиционистской математике и логике (см.
Интуиционизм) и
конструктивном направлении.
• Френкель А. А., Б а р - X и л л е л И., Основания теории множеств, пер. с
англ., М., 1966; ? е т p о в Ю. А., Логич.
проблемы абстракций бесконечности и осуществимости, М., 1967.
АБСТРАКЦИЯ НЕРАЗЛИЧИМОСТИ, абстракция, возникающая в практике наблюдения и
обусловленная способностью отличать одно от другого, воспринимать как разные к.-
л. объективно
различные воздействия. Поскольку различаемость (разрешающая способность) органов
чувств и
приборов всегда имеет пороговое значение, постольку А. н. предполагает возможную
неопределённость в суждениях о том, что «скрывается» за данностью наблюдений. В
этом смысле на
А. н. основаны любой естественнонауч. эксперимент и технич. практика. В теории
А. н. выражается в
пределах (интервале) точности описаний объектов на основе наличных средств этой
теории (её языка
или экспериментальной базы). Являясь относительной к средствам наблюдения
(различения), А.н.
порождает отождествления по неразличимости и, соответственно, отношения «тожде-1
ства по
неразличимости». На отношениях неразличимости основываются, в частности,
классификационные
построения в экологии, биологии, зоологич. систематике.
• Шрейдер Ю. А., Равенство, сходство, порядок, M., 1971. гл. 3; Н о в о с ё л о
в M. M., Категория тождества и её модели,
в кн.: Кибернетика и диалектика, М., 1978.
АБСТРАКЦИЯ ОТОЖДЕСТВЛЕНИЯ, одна из осн. абстракций математики и логики,
позволяющая говорить об одинаковых объектах как об одном и том же объекте. А. о.
представляет
собой «образование абстрактного понятия путём объединения, отождествления
предметов,
связанных отношением типа равенства, путём отвлечения (абстрагирования) от всех
различий таких
предметов» (А. А. Марков). См. Алгоритм.
АБСТРАКЦИЯ ПОТЕНЦИАЛЬНОЙ ОСУЩЕСТВИМОСТИ, одна из осн. абстракций логико-
математич. теорий, составляющая основу идеи потенциальной бесконечности. А. п.
о. состоит в
отвлечении от трудностей реализации конструктивных процессов (см. Конструктивное
направление), вытекающих из пространств.-временных и вещественно-энергетич.
ограничений, к-рые
характерны для любых этапов развития науки и практики. Примерами применения А.
п. о. являются
допущения, что к любому натуральному числу, сколь велико оно ни было, можно
прибавить
единицу, что любые два такие числа можно сложить, и т. п. Потребность фактич.
реализации конст-
руктивных процессов в вычислит, математике и кибернетике приводит к
необходимости
«ослабления» этой абстракции либо к отказу от неё в нек-рых рассмотрениях
(напр., в теории
конечных автоматов — абстрактных систем дискретной переработки информации,
обладающих
конечным числом состояний).
• Управление, информация, интеллект, ч. 3, M., 1976, гл. 4; см. также лит. к ст.
Абстракция актуальной бесконечности.
8 АБСТРАКЦИЯ
АВГУСТИН Блаженный (Augustinus Sanctus) Аврелий (13.11.354, Тагаст, Сев. Африка,
Нумндия,—'.
28.8.430, Гиппон, Сев. Африка), христ. теолог, представитель зап. патристики.
Прошёл через
увлечение манихейством и скептицизмом, в 387 принял крещение. С 395 епископ
Гиппона.
Онтология А. и его учение о боге как абс. бытии следуют неоплатонизму, но А.
пытался заново
продумать старые идеи, исходя не из объекта, а из субъекта, из самодостоверности
человеч.
мышления. Бытие бога, по А., можно непосредственно вывести из самосознания
человека, а бытие
вещей — нет (ход мысли, близкий Анселъму Кентерберийскому и противоположный
подходу Фомы
Аквинского). Психологизм А. выявляется в его учении о времени как корреляте
помнящей, созер-
цающей и ожидающей души. Новой чертой мышления А. было внимание к двум
проблемам, мимо к-
рых прошла антич. мысль: динамики человеч. личности и динамики общечеловеч.
истории. Первой
из них посвящена «Исповедь» — лирич. автобиография, рисующая внутр. развитие А.
от
младенчества до окончат, утверждения в ортодоксальном христианстве. С
недостижимым для антич.
лит-ры и философии психологич. самоанализом А. сумел показать противоречивость
становления
личности. От констатации тёмных «бездн» души А. пришел к выводу о необходимости
божеств,
благодати, к-рая выводит личность из греховной инерции и тем самым «спасает».
Проблема
мистически осмысленной диалектики истории поставлена в трактате «О граде
божием», к-рый
написан под впечатлением взятия Рима ордами Алариха в 410. А. усматривал два
противоположных
вида человеч. общности: «град земной», т. е. государственность, к-рая основана
«на любви к себе,
доведённой до презрения к богу», и «град божий» — духовную общность, к-рая
основана «на любви
к богу, доведённой до презрения к себе». «Град божий» никак не тождествен идеалу
теократии, в
духе к-рого истолковывали учение А. в ср. века идеологи католицизма. А. находил
меткие слова для
критики «каиновского» духа империи, потребительски организованной позднеантич.
цивилизации,
бездумности римлян, завоевавших чужие города и жалующихся, когда то же самое
сделали с их
собств. городом. Однако всякое насилие — от насилия над ребёнком в школе,
выразительно
описанного в «Исповеди», до гос. насилия — для А. есть следствие греховной
испорченности
человека и постольку достойно презрения, но неизбежно. Поэтому А. признавал
необходимость гос.
власти, им же охарактеризованной как «большая разбойничья шайка».
Для средневековья А. был непререкаемым авторитетом в вопросах религии и
философии, вплоть до
Фомы Аквинского не имеющим себе равного; от него исходит платонич. ориентация
ранней
схоластики. Протестантизм искал у А. обоснования религ. индивидуализма и своей
веры в
предопределение. В совр. католич. неосхоластике к А. апеллируют мыслители, не
удовле-
творяющиеся рассудочностью томизма; представители экзистенциализма видят в А.
одного из
своих предшественников.
• Opera omnia, t. 1—li, P., 1864—65 (Migne, PL, t. 32—47); в рус. пер.— Творения
Блаженного Августина, ч. 1—7, К.,
1901—122; Исповедь, в кн.: Богословские труды, т. 19, М., 1978.
• Г е p ь е В., Бл. Августин, М., 1910; Попов И. В., Личность и учение Бл.
Августина, т. 1, ч. 1—2, Сергиев Посад, 1916;
История философии, т. 1, М., 1940, с. 391—96; Jaspers К., Die gro?en
Philosophen, Bd l, Munch., 1967; Armstrong A. H., St.
Augustine and Christian Platonism, Villanova, 1967; Markus R. ?., Saeculum:
history and society in the theology of St.
Augustine, Camb., 1970.
АВГУСТИНИАНСТВО, направление в ср.-век. схоластике, связанное с влиянием идей
Августина.
Для А. характерны: ориентация более на Платона и неоплатонизм, чем на
Аристотеля; в теологии
аналогия между тремя способностями души (памятью, разумом и волей) и тремя
лицами Троицы, а
также предпочтение, отдаваемое т. н. онтологич. доказательствам бытия бога; в
гносеологии тезис о
вере как предпосылке всякого знания, а также акцент на умозрительной интуиции, в
акте к-рой
озарение свыше и деятельность человеч. ума неразделимы; в фнлос. антропологии
крайне
идеалистич. позиция, видящая в человеке душу, к-рая лишь «пользуется» телом как
своим орудием; в
доктрине о спасении акцент на предопределении. До 12 в. А. было единственным
господствующим
направлением: ему противостояли только пантеизм Иоанна Скота Эриугены,
номинализм Росцелина
и Абеляра и крайние еретич. позиции. В 13 в. А. оказывается нотеснён-ным
аристотелианскими
доктринами, прежде всего томиамом. В дебатах позднего средневековья А.
отстаивалось
мыслителями францисканского и августин-ского орденов против доминиканцев-
томистов. Отголоски
критики томизма с позиций А. встречаются вплоть до 20 в., причём как в католич.
религ. философии
(И. Гессен), так, в преобразованном виде, и за её пределами (К. Ясперс).
АВЕНАРИУС (Avenarius) Рихард (19.11.1843, Париж,— 18.8.1896, Цюрих), швейц.
философ-
идеалист, един из основоположников эмпириокритицизма. Центр, понятие философии
А.— опыт, в
к-ром он стремится растворить противоположность материи и духа, физического и
психического,
толкуя их лишь как содержание внеш. и внутр. опыта. Учение А. о «принципиальной
координации»
(«без субъекта нет объекта и без объекта нет субъекта») отвергает объективную
реальность,
существующую вне и независимо от сознания. Объективной истине А.
противопоставляет биологич.
ценность познания по принципу наименьшей траты сил. Философия А. была
подвергнута резкой
критике В. И. Лениным в кн. «Материализм и эмпириокритицизм».
• в рус. пер.: Критика чистого опыта, т. 1—2, М., 1907—08; Человеч. понятие о
мире, М., 1909; Философия как
мышление о мире согласно принципу наименьшей меры силы, СПБ, 1913.
• Плеханов Г. В., Избр. филос. произв., т. 3, М., 1957, с. 202—301, 448—80;
Совр. бурж. философия, М., 1972, гл. 2.
АВЕРРОИЗМ, направление западноевроп. ср.-век. философии, восходящее к воззрениям
араб,
философа 12 в. Ибн Рушда (в лат. традиции Аверроэс). А. явился натуралистич.
переработкой учения
Аристотеля, в форме комментария к произведениям к-рого и существовали осн. соч.
Аверроэса и его
последователей. А. развил учение о вечности материи и движения, отверг акт
единовременного
божеств, творения, принимая бытие бога лишь в качестве первопричины сущего. Бог-
перводвигатель
в А. противостоит богу-творцу религии откровения, бог как чистый разум — богу
как волевому
началу. Представители А. разрабатывали учение о зарождении форм в недрах материи
(в чём
проявилось воздействие на А. позднеантич. неоплатонизма). Утверждая всеобщую
причинную связь
природных явлений, аверроисты приходили к своеобразному космич. детерминизму,
усматривая в
закономерном движении небесных светил проявление естеств. необходимости, к-рой
подчинено всё
происходящее на земле, в т. ч. я круговорот обществ, жизни, смена гос-в и
религий («законов»).
Рассматривая душу как форму материи, представители А. отвергали сотворение и
индивидуальное
бессмертие души и разрабатывали учение о «единстве интеллекта»: разум, будучи
множествен и
индивидуален в своих проявлениях, представляет собой в своей основе единую
нематериальную
субстанцию.
Идеи А. получили распространение в Европе в 13— 16 вв., во многом через
посредство евр.
философии (Альбалаг, 13 в., жил в Испании). В Парижском ун-те гл. его
представителями в 13 в.
были Сигер Брабант-ский и Боэций Дакийский, в 14 в.— Жан Жанден. В 14—16 вв. гл.
центрами А.
были Падуанский (см. Падуанская школа) и Болонский ун-ты (Пьетро д'Абано, Паоло
Венето,
Гаэтано да Тьене); основанную на А. политич. теорию светского гос-ва раввивал
Марсилий
Падуанский. А. подвергался преследованиям со стороны церк. властей и инквизиции.
Своеобразной
формой обоснования независимого от, откровения и теологии
филос. знания явилось учение о двойственной истине, согласно к-рому неистинное с
т. зр.
богословия может быть истинным в философии. В 16 в. традиция А. прослеживается в
творчестве П.
Помпонацци, С. Порцио, Ч. Кремонини, воздействие идей А. обнаруживается в филос.
воззрениях
Пико делла Мирандолы, Бруно, Дж. Ч. Ванини. К нач. 17 в. А. окончательно
изживает себя в связи с
кризисом аристотелевской физики и космологии.
• Р е н а н Э., Аверроэс и А., пер. с франц.. К., [1903); Ш е л к и н а Г. В.,
Сигер Брабантский и парижские аверронсты
XIII в., 1972; Горфункель А. X., Гуманизм и натурфилософия итал. Возрождения,
М., 1977; Соколов В. В., Ср.-век. фи-
лософия, М., 1979.
АВЕРРОЭС, см. Ибн Рушд.
АВИДЬЯ (санскр., букв.— отсутствие знания), одно из осн. понятий др.-инд.
философии (как в
ортодоксальных, так и в неортодоксальных школах), означающее исходное внутр.
затемнение
сознания, неведение и невежество, к-рое вынуждает считать реальным и подлинным
то, что таковым
не является. С помощью А., как и майи, — соответственно субъективного и
объективного аспекта
незнания — объясняется «двоемирие», т. е. наличие наряду с подлинным
трансцендентным миром
(мир .брахмана — целостный, единый и бесконечный) иллюзорного и неподлинного
эмпирич. мира
(раздробленного на части, множественного и конечного); в частности, А. порождает
ложное чувство
«Я», становящееся стержнем индивида и носителем кармы. Разрывая связи с высшими
ценностями
действит. жизни, А. вынуждает человека цепляться за неподлинные ценности
неподлинного мира.
Двенадцатичленная цепь страдания, определяющая схему причинных зависимостей в
буддизме (см.
Пратитьясамутпада), начинается с А., к-рая обусловливает желание, приводящее к
существованию,
появлению чувств, эмоций, привязанностей и, следовательно, к рождению,
становлению, старости и
смерти. Для раннего буддизма А.— это прежде всего незнание подлинной природы «Я»
и «четырёх
благородных истин»; в йоге Патанджали — одно из осн. препятствий на пути к
сосредоточению и
освобождению. В адвайта-веданте подчёркивается роль А. в смешении
трансцендентного и
эмпирич. миров и сокрытии путей к брахману. Вместе с тем А.— это не сознат. и
целенаправленное
злое начало, а скорее результат неминуемого несовершенства конечного сознания.
Происхождение
А. неизвестно. Она не реальна и не нереальна, природа её не может быть
определена логически
(Шанкара, Рамануджа). А. поддаётся преодолению с помощью «видьи» — знания, в
частности
«разграничивающего» (характерно, что А. понимается как неспособность к
разграничению видимого
и реального). Контроль над чувствами, отказ от привязанностей, осознание
неподлинности «Я»
помогает устранить А. и познать истину. В нек-рых направлениях др.-инд.
умозрения правильное
познание считалось недостаточным условием устранения А. и освобождения: в
джайнизме, напр.,
оно должно было сочетаться с правильной верой и правильным поведением. Разные
филос. школы
по-разному трактовали объём понятия А. и соотношение его с др. понятиями —
вплоть до практич.
отождествления А. с майей и пракрити.
•Радхакрпшнан С., Инд. философия, пер. с англ., т. 1 — 2, М., 1956—57, т. 1,с.
349 —50, 353—54, 467; т. 2, с. 517 и ел.,
524 и ел., 529 и ел., 634—36 Hflp.;DasguptaS.,A history of Indian philosophy, v.
l, Delhi, 1975.
АВИЦЕБРОН, см. Ибн Гебироль.
АВИЦЕННА, см. Ибн Сина.
АВРЕЛИЙ, см. Марк Аврелий.
АВСТРОМАРКСИЗМ, течение, сложившееся в нач. 20 в. в австр. социал-демократии под
влиянием
теоре-тич. работ и политич. деятельности её лидеров и идеологов К. Реннера, О.
Бауэра, М. Адлера,
Р. Гильфер-
АВСТРОМАРКСИЗМ 9
динга (в начале его деятельности), Ф. Адлера и др. В период между двумя мировыми
войнами в
политич. лит-ре «австромарксистской» называлась вся австр. с.-д. партия. А., как
и австр. социал-
демократии в целом, были присущи мн. характерные реформистские • черты зап.-
европ. социал-
демократии того времени и, в частности, точка зрения, что теоретич. взгляды не
имеют прямой связи
с политич. практикой и являются личным делом каждого. Для А. характерна внутр.
про-
тиворечивость. Нек-рые из австромарксистов, напр. Ф. Адлер, были сторонниками
учения Э. Маха,
другие, как М. Адлер, пытались соединить марксизм с неокантианством.
Существ, разногласия распространялись также на вопросы политич. борьбы. В то
время как Бауэр
был центристом, Реннер принадлежал к правому крылу партии, а Ф. Адлер, начав
политич.
деятельность с выступлений против социал-шовинистской позиции руководства австр.
социал-
демократии в годы 1-й мировой войны, закончил антисов. и антикоммунистич,
выступлениями. А. в
целом представлял собой, т. о., конгломерат самых разнородных науч. и политич.
взглядов.
Нац. вопрос был одним из гл. предметов обсуждения в австр. социал-демократии
вплоть до распада
Австро-Венгрии (1918). Австр. социал-демократия была первой с.-д. партией,
принявшей спец.
программу по нац. вопросу — Брюннскую программу (1899), в к-рой выдвигался
принцип
территориального федеративного устройства Австрии.
В работах Реннера (1899, 1902) и Бауэра (1907) сложилась теория культурно-
национальной
автономии, не учитывающая терр. расселения нации и основанная на ошибочном
понимании нации
как союза одинаково мыслящих людей, сложившегося на почве общности судьбы. По
существу она
имела националистич. содержание. Сторонники А. неоднократно выступали с
требованием
пересмотреть, конкретизировать Бргоннскую программу, однако эти требования не
были осущест-
влены. Т. зр. австромарксистских теоретиков изменялась на протяжении
последующего периода. Так,
папр., Бауэр писал в 1913: «Австрия будет превращена в федеративное государство
автономных
наций или же прекратит свое существование», а в нач. 1918 группа Бауэра признала
в своей
платформе право наций на самоопределение.
Действит. характер А. ярко проявился в период между двумя мировыми войнами,
когда лидеры
австр. с.-д. партии пытались занять промежуточную позицию между 2-м и 3-м
Интернационалами.
Они играли руководящую роль в создании т. н. 2V2-ro Интернационала (1921—23),
затем слившегося
со 2-м Интернационалом, в к-рый вернулась и австр. с.-д. партия.
В эти годы А. отличался от правого крыла междупар. социал-демократии как
теоретич. взглядами,
так и практич. политикой. Линцская программа австр. с.-д. партии (1926)
теоретически признавала
при обострении классовой борьбы целесообразность и возможность диктатуры
пролетариата для
подавления сопротивления буржуазии законному ггр-ву рабочего класса. Для обороны
от
нараставшей опасности фашизма австр. с.-д. партия создала массовую вооруж. орг-
цию (Шуц-бунд)
и в февр. 1934 призвала трудящихся к вооруженному выступлению против
австрофашистского нр-ва.
Однако это было сделано с опозданием, и теория обороны обрекла рабочий класс на
отступления и
поражения.
В дальнейшем в эмиграции нек-рые лидеры А. сделали выводы из губительных
последствий
раздробленности рабочего движения и выступили за создание единого антифаш.
фронта борьбы. В то
же время в нац. вопросе представители А. придерживались ошибочной позиции. Они
отрицали
наличие процесса возникновения
10 АВТОГЕНЕЗ
австр. нации и после захвата Австрии (март 1938) гитлеровской Германией
выступили против
лозунга борьбы за независимость Австрии, считая, что только общегерм. революция
может
освободить Австрию от фашизма и что после этого Австрия останется в составе
Германии.
Ошибочные концепции А. в нац. вопросе возродились здесь на новой основе.
После 2-й мировой войны правое руководство Социа-листич. партии Австрии
полностью отказалось
от марксизма, от всей прогрессивной части политич. и теоре-тич. наследия А.
Вместе с тем
правосоциалистич. лидеры, как и мн. бурж. политики и учёные, обращаются к А. в
поисках историч.
опыта.
* Л е н и н В. И., О «культурно-нац.» автономии, ПСС, т. 24; его же, Критич.
заметки по нац. вопросу, там же; е г о ж е,
К истории нац. программы в Австрии и в России, там же; его же, Заметки
публициста, там же, т. 40; е г о ж е, Письмо к
австр. коммунистам, там же, т. 41; Т у p о к В. М., От А. к совр. ревизионизму,
«Новая и новейшая история», 1958, N« 4;
Семёнов Ю. И., Из истории теоретич. разработки В. И. Лениным нац. вопроса,
«Народы Азии и Африки», 1966, № 4, с.
106—29; М о га-msen H., Die Sozialdemokratie und die Nationalitatenfrage im
Habsburgischen Vielvolkerstaat, W., 1963; см.
также лит. к статьям Национальный вопрос. Нация. В. М. Турок.
АВТОГЕНЕЗ (от греч. ?????; — сам и ??????? — возникновение), идеалистич. теория
в
естествознании (в основном в биологич. науках), объясняющая эволюцию организмов
внутр.
нематериальными факторами. Применительно к онтогенезу (индивидуальному развитию
организма)
концепция А. была развита нем. врачом и химиком Г. Шталем в соч. «Истинная
теория медицины»
(«Theoria medica vera», v. l—2, 1707) и его последователем нем. анатомом И.
Блуменбахом (кон. 18
в.). Попытку использовать А. для объяснения историч. развития организмов (см.
Филогенез)
предпринял Ж. Ламарк. В течение 19 в. дарвинизм и материалистич. объяснение
жизненных явлений
вытеснили идеи А. из биологии. Однако в кон. 19 — 1-й пол. 20 вв. А. вновь нашёл
приверженцев
среди нек-рых биологов и философов (И. П. Бородин, А. Венцль, Г. Дриш, Я. Икс-
кюль), что было
связано с возрождением витализма и неприятием механистич. представлений об
«эктогенезе»
(«экзогенезе»), абсолютизирующих в развитии природы роль одних лишь внеш.
факторов.
Термин «А.», или «автогония» (Э. Геккель, 1866), иногда применяется как синоним
«абиогенеза» —
учения о самозарождении жизни, о спонтанном появлении живого из неживого.
• Равен X., Оогенез. Накопление морфогенетич. информации, пер. с англ., М.,
1964; Морозов В. Д., Проблема развития в
философии и естествознании, Минск, 1969; Карпинская Р. С., Биология и
мировоззрение, М., 1980.
АВТОНОМНАЯ И ГЕТЕРОНОМНАЯ ЭТИКА (от греч. ????? — сам, ?????? —
другой и ?????
— закон), понятия, введённые Кантом в «Критике практического разума» (1788) и
означающие две
противоположные системы морали: исходящую из идеи о независимости нравств.
принципов и
требований от к.-л. внешних по отношению к нравственности условий, интересов и
целей
(автономная этика) и основанную на началах, взятых из др. сфер обществ, жизни
(гетерономная
этика). Этику, основывающуюся на самоочевидном моральном законе, Кант
противопоставил теории
франц. просветителей, видевших основу нравственности в ес-теств. побуждениях
«человеч.
природы» — интересе, склонности и т. п. Кант стремился тем самым обосновать
самостоятельность
личной совести, формулирующей нравств. законы для всего человечества не по внеш.
принуждению,
а по внутр. убеждению, и выяснить специфику моральных установлений в отличие от
простой
целесообразности природных потребностей и велений обществ, авторитетов. Однако
полный отрыв
законов морали от социальной практики привёл Канта к априоризму, к мысли о том,
что эти .чаконы
можно только постулировать, но не доказать, а затем и к формализму, к
невозможности определить
конкретное содержание нравств. требований (см. Категорический императив). Эта
постановка
проблемы была воспринята
впоследствии неокантианством, а также интуитивизмом, экзистенциализмом и
диалектической
теологией, противопоставившими мораль законам сущего и социальной
действительности.
Марксистская этика, исходя из социально-историч. понимания природы морали,
отрицает
возможность построения автономной этики, отвергая в то же время и гетерономную
этику, поскольку
в ней совершается вульгаризация природы нравственности, сведение её к каким-то
иным социальным
феноменам: утилитарному расчёту — в утилитаризме, стремлению к наслаждению — в
гедонизме,
поиску личного счастья — в эвдемонизме, повиновению внеш. авторитету — в
аппробативных
теориях морали и т. п.
• Миртов Д., Нравств. автономия по Канту и Ницше, СПБ, [1905]; Дробницкий О. Г.
.Кузьмина Т. А., Критика совр.
бурж. этич. концепций, М., 1967.
АВТОРИТАРИЗМ (от лат. auctoritas — власть, влияние), антидемократич. и
антиправовая
концепция и практика властвования. К историч. формам А. относятся азиат,
деспотии, тиранич. и
абсолютистские формы правления древности, средневековья и нового времени,
военно-полицейские
и фаш. режимы, различные варианты «казарменного коммунизм». А.— это режим
беззаконий,
насильственной, не ограниченной правом власти единоличного правителя (тирана,
деспота, фюрера и
т. п.) или правящей клики. В условиях А. отсутствует правопорядок, игнорируются
права я свободы
граждан, обществ, орг-ций и народа в целом. Процедура демократия, решений при А.
или вовсе не
существует или носит фиктивный, показной характер, власть не формируется и не
контролируется
народом, личность лишена гарантий безопасности в её взаимоотношениях с властью,
население
страны превращено в простой объект политич. манипуляций. Власть при А. держится
на
неприкрытом насилии и постоянной возможности его непосредств. (внесудебного,
внеправо-вого)
применения против всех неугодных. Суд лишён самостоятельности и является
вспомогат.
инструментом офиц. власти. Для А. характерны чрезмерный централизм в управлении,
монополизация власти в руках узкой касты, прямая опора на полицейский и военно-
карательный
аппарат, широкое использование жестоких мер принуждения и наказания,
террористич. методов
расправы с оппозицией, агрессивные установки во внеш. политике. А. широко
использует
демагогию, расовые, националистич. и др. предрассудки. Для А. характерно
культивирование в
массах фанатизма, страха и раболепного отношения к власти. Несмотря на воен.
крах фашизма в ходе
2-й мировой войны, авторитарные тенденции продолжают действовать и в совр.
условиях, о чём
свидетельствуют военно-полицейские перевороты, активизация экстремистов правого
и левацкого
толка, оживление неофаш. сил в ряде капитали-стич. стран.
АВТОРИТЕТ (нем. Autoritat, от лат. auctoritas — власть, влияние), в широком
смысле —
общепризнанное неформальное влияние к.-л. лица или орг-ции в различных сферах
обществ, жизни
(напр., воспитание, наука), основанное на знаниях, нравств. достоинствах, опыте
(А. родителей,
врачей и т. д.); в более узком значении — одна из форм осуществления власти.
Часто говорят об А.
закона, к.-л. правила, социальной нормы, что обозначает признание их
необходимости людьми, на к-
рых распространяется их действие. А. выражается в способности лица или группы
лиц (носители А.)
направить, не прибегая к принуждению, поступки или мысли другого человека (или
людей).
Существование А. связано с ограниченностью возможностей человека рационально
оценивать
многие возникающие перед ним проблемы, что связано со сложностью самой
действительности.
Отсюда необходимость принятия на веру утверждений носителеіі А. При этом
предполагается
способность носителя А. обосновать свои требования. ·.
В производств., политич. и др. сферах обществ, жизни деятельность отд. индивидов
во МНОГОА»
определяется спец. органами и должностными лицами, к-рые принимают решения и
контролируют
их исполнение. Это признаваемое подчинёнными право и есть А., как форма
осуществления власти,
отличающаяся от других её форм, напр, от произвола.
Формы, в к-рых А. воплощается, и сферы его действия зависят от историч. ступеней
развития
общества, идеологич. представлений, определяющих источники и критерий законности
власти. В
традиции, идущей от англ, философа Гоббса и др. утилитаристов, проблема А.
выступала в виде
дилеммы «свобода» — «авторитет», причём под последним понимался лишь А.
верховной власти,
«суверенный А.». Гоббс видел в «суверенном А.» единств, средство спасения
общества от анархии,
от «войны всех против всех». Анархисты, наоборот, противопоставляли А. полную
свободу индивида
от общества, автономию личности. Нем. социолог М. Вебер предложил формальную
типологию А.,
по к-рой А. может основываться либо на рациональных уставов ках — определ.
системе правил,
касающихся способов приобретения власти и границ её применения; либо на
традициях, когда
законность порядка вытекает из представления о нём как о священном и неизменном;
либо на т. н.
харизме, когда А. связан с личной приверженностью лидеру, наделённому в глазах
его последо-
вателей исключит, качествами мудрости, героизма, святости. Такого рода А., по
Веберу, присущ
пророкам, проповедникам и политич. вождям.
В работах классиков марксизма-ленинизма раскрыта объективная материальная
необходимость А.,
его связь с проблемой власти и управления. Ф. Энгельс, анализируя проблему А.,
называл взгляды
анархистов и антиавторитаристов «антисоциальными» и считал, что «нелепо...
изображать принцип
авторитета абсолютно плохим, а принцип автономии — абсолютно хорошим» («Об
авторитете», см.
Маркс К. иЭнгельс Ф., Соч., т. 18, с. 304). Энгельс обосновывал необходимость А.
для любого
социального устройства. «...Известный авторитет каким бы образом он ни был
создан, а с другой
стороны, известное подчинение, независимо от какой бы то* ни было общественной
организации,
обязательны для нас'при тех материальных условиях, в которых происходит
производство и обра-
щение продуктов» (там же). Энгельс отмечал, что пром-сть, транспорт, любая орг-
ция не мыслимы
без А., господствующей воли, представленной либо одним лицом, либо определ.
органом. При этом
Энгельс подчёркивал, что действие А. должно быть ограничено только теми сферами
обществ,
жизни, для к-рых он необходим (см. там же). В то же время Маркс и Энгельс
решительно выступали
против «чрезмерной веры» и «суеверного преклонения» перед А., против культа
личности (см. К.
Маркс и Ф. Энгельс, там же, т. 37, с. 384 и т. 34, с. 241).
В. И. Ленин отмечал необходимость А., дисциплины во время труда (см. ПСС, т. 36,
с. 203). Отвергая
мнимую революционность, выступающую против всяких А., и казённые А. бурж. науки
и
полицейской политики, Ленин писал, что рабочему классу нужны авторитетные
руководители. А.
таких руководителей, подчёркивал Ленин, должен основываться на большом знании и
опыте,
широком политич. и науч. кругозоре (см. там же, т. 14, с. 226).
• Энгельс Ф., [Письмо] Лафаргу от 30 дек. 1871, M a p к с К. иЭнгельс Ф., Соч.,
т. 33, с,. 309; его же, [Письмо] Теодору
Куно от 24 янв. 1872, там же, о. 329; Л е н и н В. И., Об А. руководителя. Сб.,
М., 1963; Г в и ш и а н и Д. М.,
Организация и управление, ?., 19722; W е Ь е г M., Gesammelte Aufsatze zur
Social- und Wirtschaftsgeschichte, Tub., 1924;
S t roh a 1 R., Autoritat, ihr Wesen und ihre Funktion im Leben der
Gemeinschaft, Freiburg—W., 1955; Friedrich C. J., [ed.],
Authority, Oxf., 1958. Л. А. Седов.
АВТОРИТЕТ 11
АГНОСТИЦИЗМ (от греч. ???????? — недоступный познанию), филос. учение, согласно
к-рому не
может быть окончательно решён вопрос об истинности познания окружающей человека
действительности. Диалек-тич. материализм, признавая объективность мира,
признаёт и его
познаваемость, способность человечества достигать объективной истины (см.
Основной вопрос
философии). Термин «А.» введён англ, естествоиспытателем Т. Гексли в 1869,
однако выражение
позиции А. можно обнаружить уже в антич. философии, в частности у Протагора,
софистов, в
антич. скептицизме. Лервонач. формы А. возникли в связи с обнаружением
несовершенства,
изменчивости знания.
Наиболее последовательно в истории философии А. проведён в системе Юма, к-рый
полагал, что всё
познание имеет дело лишь с опытом и принципиально не может выйти за его пределы,
а потому не
может судить о том, каково отношение между опытом и реальностью. Положив в
основание своей
теоретико-познават. концепции резкое разграничение «вещи в себе» (к-рая
недоступна познанию как
таковая) и «вещи для нас», т. е. фактически приняв позицию А., Кант использовал
это разграничение
как отправную точку для анализа внутр. активности познающего мышления. Показав,
что чисто
логич. путём невозможно установить соответствие между объективным миром и
системой знания и
что природа познания не может быть раскрыта без спец. анализа познават.
возможностей субъекта,
Кант — и именно в силу свойственного ему А.— фактически остановился на полпути.
Настаивая на
существовании принципиальной границы между познанием и действительностью, он не
смог
объяснить, каким образом познание увеличивает мощь человечества в овладении им
природой.
В нек-рых направлениях и школах послекантовской бурж. философии элементы А.
оказываются
весьма живучими, особенно в области социального познания. Это прежде всего
характерно для
различных школ позитивизма и неопозитивизма. Ещё в нач. 20 в. В. И. Ленин
подверг критике А.
махизма и эмпириокритицизма. В наст, время одним из характерных выражений А.
является
гносеологич. позиция т. н. конвенционализма, согласно к-рой отношение между
фактом и
относящимся к нему высказыванием — чисто условно, поскольку возможно описание
одного и того
же факта в различных высказываниях. Отсюда делается вывод о произвольности
познания. Другой
характерной для неопозитивизма формой А. является отказ от какого бы то ни было
решения вопроса
об отношении познания к действительности под тем предлогом, что этот вопрос
относится к числу
«метафизических» и не допускает «строгого» решения.
Позицию А. защищает и критический реализм. Один из гл. представителей этого
направления Дж.
Сантаяна утверждает, напр., что познание носит принципиально символич. характер,
а убеждение в
истинности познания коренится в конечном счёте в свойств, человеку животной
вере. Эта форма А.
основывается на преувеличении отд. сторон процесса познания, на игнорировании
органич.
взаимосвязи мышления и предметно-практич. деятельности.
Диалектич. материализм, развивая проблему активной природы познания, подверг
последоват.
критике кантовский А. В работах К. Маркса, Ф. Энгельса и В. И. Ленина было
показано, что
действенность мышления нельзя установить, оставаясь на т. зр. созерцат. подхода,
что для этого
необходимо рассмотреть само мышление как момент целостной предметно-чувств.
деятельности
человека, причём сам человек должен быть понят как исторически-конкретный
обществ, субъект.
Тем самым обоснование истинности познания, доказательство соответствия между
познанием и
деист-
12 АГНОСТИЦИЗМ
вительностью было перенесено из сферы умозрения в сферу практики. Если обществ.-
историч.
практика позволяет человеку всё более увеличивать свою власть над природой,
совершенствовать
обществ, отношения, развивать методы и средства мыслит, деятельности, то это
значит, что познание
всё более адекватно отражает действительность.
• Маркс К., Тезисы о Фейербахе, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 3; Э н г е л ь с
Ф., Людвиг Фейербах и конец классич.
нем. философии, там же, т. 21; Л е н и н В. И., Материализм и эмпириокритицизм,
ПСС, т. 18, гл. 2; X и л л Т. И., Совр .
теории познания, пер. с англ., М., 1965; Ойзерман Т. П., Гл. филос. направления,
М., 1971; Основы марксистско-ленин-
ской философии, М., 19805. Э. Г. Юдин.
АДАПТАЦИЯ (от позднелат. adaptatio — приспособление) социальная, вид
взаимодействия лично-
сти или социальной группы с социальной средой, в ходе к-рого согласовываются
требования и
ожидания его участников. Важнейший компонент А.— согласование самооценок и
притязаний
субъекта с его возможностями и с реальностью социальной среды, включающее также
тенденции
развития среды и субъекта. А. включает физиологич., биологич., психологич. и
собственно
социальный уровни.
Понятие А. возникло в биологии для обозначения приспособления строения и функций
организмов к
условиям существования или привыкания к ним. Психологич. А. определяется
активностью личности
и выступает как единство аккомодации (усвоения правил среды, «уподобления» ей) и
ассимиляции
(«уподобления» себе? преобразования среды). Среда воздействует на личность или
на группу, к-рые
избирательно воспринимают и перерабатывают эти воздействия в соответствии со
своей внутр.
природой, а личность или группа активно воздействуют на среду. Отсюда —
адаптивная и, одно-
временно, адаптирующая активность личности или группы. Такой механизм А.,
складываясь в
процессе социализации личности, становится основой её поведения и деятельности.
Важнейшая роль
при этом принадлежит социальному контролю. При недооценке фактора социальной и
психич.
активности (напр., в психоанализе) А. сводится к простому равновесию биологич.
желаний человека
и социальных требований и запретов, а сама личность — к пассивному результату
столкновения того
и другого.
На собственно социальном уровне А. в первую очередь определяется деятельностной,
активной
природой социальных субъектов. Со стороны социальной среды А. определяется
целями
деятельности, социальными нормами — способами их достижения и санкциями за
отклонение от
этих норм.
Различают след, варианты адаптационного взаимодействия, зависящие от степени
активности и
направленности деятельности личности и группы. Подчинение среде, при к-ром
собств. цели
личности или группы и способы их достижения выработаны общественно-исторически,
общеприняты, традиционны, полностью соответствуют социальным нормам. Обновление
среды, при
к-ром для достижения общепринятых и одобряемых целей личность или группа
используют
нешаблонные, неодобряемые или неизвестные ранее способы. Ритуализм, при к-ром,
преследуя
необщепринятые цели, личность или группа используют внешне благопристойные,
одобряемые и
общепринятые способы, строго следуя традициям и ритуалам. Уход от жизни, при к-
ром непринятые,
странные с т. зр. среды цели достигаются такими же непонятными и неодобряемыми
способами.
Бунт, мятеж, при к-рых, отказываясь от общепринятых целей, личность или группа
выступают не с
реакц. позиций, а выдвигают новые цели и используют новые способы их достижения,
что часто
выступает как творч. конструктивное преобразование среды.
Важнейшим условием успешной А. является оптим. сочетание адаптивной и
адаптирующей
деятельности, варьируемой в зависимости от конкретных ситуаций, т, е. правильное
определение
того, как, насколько и ко всему ли возможна и необходима А. Основа этого —
высокоосознанная
творч. деятельность, непрерывный содержат, обмен с социальной средой, с
обществом в целом,
способствующие качеств, обновлению среды, личности или группы, переходу их на
новый более
высокий уровень. Это требует осознания себя как деятеля, верного сочетания
разумных потребностей
личности или группы с задачами социальной среды, что возможно лишь при определ.
социальных
условиях. Так, в бурж. обществе, в к-ром цели личности, как правило, не
сочетаются с
общественными, успешная А. во мн. случаях в принципе невозможна, в результате
чего возникают
различные формы отклоняющегося поведения.
Понятие А. используется также при анализе систем «человек—машина», социально-
нсмхологич.
климата групп и коллективов, асоциального и антисоциального поведения, в
педагогике и
психологии воспитания. В ряде областей (юриспруденция, медицина) принят термин
«реадаптация»,
означающий А. к прежним социальным условиям после происшедших с личностью или
группой
изменений.
• Социология преступности, пер. с англ., М., 1966; ? л е й в е л л Д. X.,
Генетич. психология Жана Пиаже, пер. с англ.,
М., 1967; M a p к а р я н Э. С., Вопросы системного исследования общества, М.,
1972; А л е к с а н д ? о в с к ? и Ю. А.,
Состояния психич. дезаптации и их компенсация, М., 1976; Б о б-н е в а М. И.,
Социальные нормы и регуляция
поведения, М., 1978; К о н И. С., Открытие «Я», М., 1978; Социальная психология
личности, М., 1979. Д. В. Ольшанский.
АДВАЙТА-ВЕДАНТА (санскр. адвайта — недвойственность), др.-инд. религ.-филос.
направление,
разновидность веданты, характеризующаяся последоват. монизмом. Важнейший
представитель —
Шанкара (кон. 8—9 вв.). Брахман, бог, выступает в А.-в. в качестве единой и
единств, реальности
(сатья); субъект и объект, «Я» и мир, индивидуальная душа и душа Вселенной слиты
воедино.
Множественность иллюзорна, она обусловлена авидьей (незнанием), магич. силой
майи, заклю-
чённой в брахмане, и разными видами изменения субстанции (виварта). Утверждая
наличие
иллюзорных восприятий и их исключит, роль в эмпирич. жизни, А.-в. развила целую
теорию ошибок
в восприятии внеш. мира, направленную, в частности, против тезиса школы мимансы
об истинности
всякого познания и, следовательно, об отсутствии ошибок в восприятии, а также
против реалистич.
объяснения ошибок при восприятии в школе ньяя. - вайшешика (через сохранившиеся
и
всплывающие в памяти прежние образы). В своей осн. установке А.-в. противостоит
как дуализму
(двайта) тех направлений веданты, к-рые исходят из равной реальности двух
сущностей — «Я» и
бога (учение Мадхвы), так и огранич. монизму вишишта-адвай-ты (Рамануджа).
Наиболее чётко
монистич. позиция А.-в. проявилась в полемике с буддизмом, ряд направлений к-
рого обратился к
идеям А.-в. (Нагарджуна).
•Vidhyaratna К. S., An introduction to Advaita philosophy, Calc., 1924; S h a s
t r i V. K., An introduction to Advaita
philosophy, Calc., 1924; Murty K. S., Revelation and reason in Advaita Vedanta,
N. Y., 1959; S t a a 1 J. F., Advaita and neo-
platonism, Madras, 1961; см. также лит. к статьям Шанкара, Веданта.
АДДИТИВНОСТЬ (от лат. additivus — прибавляемый), тип отношений между к.-л. целым
и его
частями, при к-ром свойства целого полностью определяются свойствами частей.
Отношение А.
часто выражают формулой «целое равно сумме частей». Примеры аддитивных свойств:
масса
материальной системы, её линейные размеры. Целое, все свойства к-рого аддитивны,
называют
суммативиым целым. В сложных целостных объектах наряду с аддитивными имеются ІІ
неаддитив-
ные свойства (их часто называют эмерджентными), к-рые и определяют специфику
таких объектов,
характеризуют их целостность. Неаддитивность выражается формулой «целое больше

стр. 1
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>