<<

стр. 10
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

приговор социальным учреждениям, которые утратили свою жизнеспособность» (Маркс
К. и Энгельс
Ф., Соч., т. 11, с. 551). Никакая В. не вызовет революцию, если не созрели
объективные предпосылки
последней, но если они созрели, В. может выступить как своего рода спусковой
механизм,
приводящий в движение скрытые пружины социального переворота.
За период с 3600 до н. э. по 1980 было примерно 14 550 больших и малых В., в т.
ч. две мировые В., в
ходе к-рых погибло, умерло от голода и эпидемий св. 3,6 млрд. чел. Такова цена,
к-рую человечество
заплатило за разделение общества на угнетателей и угнетённых. Пока в мировой
политике
безраздельно господствовали эксплуататорские классы, все попытки остановить
роковую карусель
смерти были обречены на провал. Положение стало меняться после победы ?кт. ре-
волюции 1917 и решительно изменилось с образованием мировой системы социализма.
Главным, решающим социально-политич. фактором современности является
сосуществование двух
противоположных экономия., социальных и политич. систем — капитализма и
социализма.
Противоречия, разделяющие эти системы, из к-рых одна представляет прошлое
человечества, а
другая — его будущее, непримиримы. Но это не означает, что в принципе неизбежно
воен.
столкновение двух систем. Образование и укрепление мировой социалистич. системы,
рост политич.
влияния коммунистич. и рабочего движения, крах колониализма и возникновение
десятков молодых
развивающихся гос-в, активная политика мирного сосуществования, пользующаяся
растущей
поддержкой обществ. мнения во всём мире, — всё это резко сузило манёвренные
возможности
империализма, ослабило его позиции. В сер. 50-х гг. 20-й съезд КПСС сделал вывод
о том, что нет
фатальной неизбежности В. и существуют реальные возможности для того, чтобы
обуздать агрес-
сивные силы империализма.
Поскольку сохраняется капитализм, постольку сохраняются и глубинные причины В.
Но при этом
впервые в истории появилась возможность поставить капитализм в такие условия,
когда агрессия
перестаёт давать политич. дивиденды агрессору. В первую очередь это относится к
мировой ракетно-
ядерной В.
Любая В., независимо от её масштабов, применяемых средств уничтожения, будет
продолжением
политики того или иного класса. Но эта формула имеет и другое содержание. Она
предоставляет гос.
деятелю выбор: для достижения данной политич. цели можно действовать или мирным
путём, или
при помощи воо-руж. насилия. Военно-технич. революция, появление оружия
невиданной разрушит.
силы резко изменили ситуацию. В. уже не может служить разумным средством гос.
политики,
выступать как целесообразный вариант политич. поведения. Существующий потенциал
ответного
удара, ракетно-ядерный паритет превращают агрессию в самоубийство. Т. о.,
социально-политич. и
воен.-технич. факторы объективно снижают вероятность всеобщей ракетно-ядерной В.
Однако
угроза мировой катастрофы не только существует, но и может усиливаться. Поэтому
борьба за
прочный мир, обуздание гонки вооружений — стержневое направление внешнеполитич.
деятельности СССР.
В совр. условиях маловероятны В. между крупными, развитыми империалистич. гос-
вами. Уроки 2-й
мировой войны, классовая солидарность перед лицом усиливающегося социализма,
общий страх
перед волной социальных перемен перекрывают силы межимпериа-листич.
противоречий.
Наиболее распространёнными в 50—70-х гг. 20 в. были В. и вооруж. столкновения,
связанные со
стремлением империалистич. гос-в сохранить своё господство или влияние в странах
«третьего
Мира». По мере ослабления позиций империализма, укрепления независимости молодых
нац. гос-в,
наполнения реальным содержанием демократич. принципов и норм междунар. права
войны и
конфликты такого рода встречают всё большие препятствия.
Наиболее распространённым совр. типом воен. конфликта являются В. между гос-вами
«третьего
мира» и гражд. В. внутри этих гос-в. Религ.-территориальные споры, племенная
рознь, борьба за
источники сырья, выступление против деспотич. режимов — эти и аналогичные им
причины,
связанные с общей социально-экономич. отсталостью этих стран, питают воен. кон-
фликты в зоне
«третьего мира». Значит. роль в их возникновении играет неоколониалистская
политика им-
периализма. Подобные конфликты обычно называют локальными, периферийными.
Однако, если
учесть растущую взаимозависимость событий и гос-в, почти каждый такой конфликт
затрагивает
интересы и силы глобального характера. Углубление разрядки между-
нар. напряжённости, всё более широкое распространение принципов мирного
сосуществования
могут уменьшить опасность воен. столкновений между развивающимися странами.
Мало исследован в марксистской лит-ре вопрос о возможности воен. конфликтов
между гос-вами,
строящими социализм. Теоретически ясно, что такие конфликты противоречат природе
социализма.
Однако в реальной историч. практике внеш. политика нек-рых стран под влиянием
национализма и
шовинизма может оказаться в противоречии с принципами социализма и стать
источником вооруж.
столкновений между гос-вами, строящими социализм.
В. как способ разрешения конфликтов между гос-вами, классами, народами возникла
и достигла
своего апогея в силу причин объективного характера, связанных с существованием
антагонистич.
классов и эксплуатации. Возникновение социализма положило начало переходу к
новой эпохе
всемирной истории без В. Для этого необходима сознательная, целенаправленная
деятельность всех
сил, выступающих за мир и социальный прогресс. Это движение возглавляет Сов.
Союз и братские
социалистич. страны, чья последоват. миролюбивая политика служит главным
гарантом окончат.
победы сил мира над силами В.
• Энгельс Ф., Избр. воен. произв., М., 1958; Ленин В. И., О В., армии и воен.
науке, [Сб.], М., 1965; Материалы XXVI
съезда КПСС, М., 1981; Строков A.A., В. И. Ленин о В. и воен. искусстве, М.,
1971; P ы б к и н Е. И., В. и политика в
совр. эпоху, М., 1973; Тюшкевич С. А., Философия и воен. теория, М., 1975; Война
и армия. Фило-софско-социологич.
очерк, М., 1977. А.Е.Бовин.
ВОЛЬТЕР (Voltaire) [псевд.; наст. имя и фамилия — Франсуа Мари А р у э (Arouet)]
(21.11.1694,
Париж,— 30.5.1778, там же), франц. философ, писатель и публицист. Один из
представителей
Просвещения 18 в. В филос., художеств., публицистич. произв. подверг
всесторонней и талантливой
критике феод. отношения, деспотич. форму правления, феод.-клерикальное
мировоззрение. Однако
его позиция не всегда отличалась достаточным радикализмом и последовательностью.
Так, выступая
за утверждение бурж. отношений и антифеод. идеологии, В. не исключал компромиссы
и уступки
господствующим феод. сословиям. Ему были чужды не только коммунистич. идеалы
Мелье,
эгалитаризм Руссо, но и сколько-нибудь радикально выраженные идеи
народоправства. Острая
критика клерикализма не завершалась у В. открытым материализмом и атеизмом, тем
не менее
защищавшийся В. деизм по существу был замаскированным материализмом и атеизмом.
Опираясь на
философию Локка и естеств.-науч. взгляды Ньютона, В. в «Филос. письмах»,
«Трактате о
метафизике», «Филос. словаре» и др. соч: близко подошёл к идее о вечности и
несотворённости
материи, её объективном существовании и вечном движении, склонялся к признанию
детерминированности естеств. и обществ. явлений, исключал религ. объяснение
конкретных явлений
природы. По В., сознание является атрибутом материи и зависит от строения тела.
Вместе с тем
конечную причину движения, мышления и др. явлений он считал божественной. В
филос. и историч.
трудах В. отвергал провиденциализм, рассматривая историю не как проявление воли
бога, а как
творчество самих людей. С особой непримиримостью В. разоблачал церковь как
защитницу
привилегий господствующего класса, оплот фанатизма и нетерпимости, врага науки и
просвещения.
В «Кандиде» и др. филос.-художеств, произв. В. осмеивал христ. пессимизм, а
также бездеятельный
оптимизм, выражал свободолюбивые мысли, ратовал за деятельного человека,
отстаивающего своё
право на счастье. Передовые филос. идеи В. сыграли большую роль в формировании
нового
поколения франц. просветителей, представленного Ламетри, Дид-
ВОЛЬТЕР 89
ро, Гельвецией, Гольбахом и др., у них он в свою очередь перенял ряд важных
материалистич.
положений. Он принимал участие в создании франц. «Энциклопедии» 18 в.,
редакторами к-рой были
Дидро и Д'Аламбер. В. проявлял большой интерес к истории и культуре России,
высоко оценивал
прогрессивные реформы Петра I. «Русское вольтерианство» развило и взяло на
вооружение мн. идеи
В., заострённые против деспотизма, крепостничества и засилия церкви.
• Oeuvres completes, nouv.ed., v. 1—50, et table general..., v. 1—2, P., 1877—
85; в рус. пер.—Философия истории, СПБ,
1868; Мысли В., СПБ, 1904; Мемуары и памфлеты. Политика, религия, мораль, Л.,
1924; Филос. повести и рассказы,
мемуары и диалоги, т. 1—2, М.— Л., 1931; Избр. произв., М., 1947; Филос.
повести, М., 1953; Письма, М.—Л., 1956;
Эстетика, М., 1974.
• М о p л е й Д., В., пер. с англ., М., 1889; Шахов А. А., В. и его время, СПБ,
1912; Державин К. Н., В., [М.], 1946; В.
Статьи и материалы, М.— Л., 1948; Артамонове., В., М., 1954; Соколов В. В., В.,
М., 1956; Кузнецов В. Н., В. и
философия франц. просвещения 18 в., М., 1965; е г о ж е, Франсуа Мари В., М.,
1978; Сиволап И. И., Социальные идеи
В., М., 1978; Bengesco G., Voltaire. Bibliographie de ses Oeuvres, t. 1—4, P.,
1882—90; Na v e s R., Voltaire et l'encyclopedie,
P., 1938; Pomeau R., La religion de Voltaire, P., 1956; Addamiano N., Voltaire,
Roma, 1956; BrumfittJ. N., Voltaire historian,
L., 1958; Voltaire, P., 1978.
ВОЛЬФ (Wolff) Христиан (24.1.1679, Бреслау, — 9.4.1754, Галле), нем. философ-
рационалист.
Идеолог раннего Просвещения. Проф. в ун-тах Галле и Мар-бурга (где в числе его
учеников был
Ломоносов). Сформировался под влиянием идей Декарта, Э. Вейгеля, Э. В. Чирнхауза
и особенно
Лейбница, от к-рого унаследовал интерес к построению всеобъемлющей системы
филос. знания
(Weltweishcit), приверженность рацио-налистич. и априористич. методологии, а
также ряд осн. идей
метафизики, логики, теории познания и психологии. Впервые дал чёткое различение
теоретич. и
эмпирич., чистого и прикладного знания; теоретич. философия, по В., — «наука о
всех возможных
предметах, насколько они возможны», т. е. наука, занимающаяся не простой
констатацией фактов, а
исследованием их взаимосвязей, причин и оснований. По классификации В., всё
филос. знание
делится на «науки рациональные теоретические» (онтология, космология,
рациональная психология,
естеств. теология), «науки рациональные практические» (этика, политика,
экономика), «науки
эмпирические теоретические» (эмпирич. психология, телеология, догматич. физика)
и «науки
эмпирические практические» (технология и экспериментальная физика).
Из отд. частей филос. системы В. наиболее разработанной является онтология. В
трактовке «формы»
В. следует Аристотелю и Лейбницу, считая её определяющим деятельным началом, в
трактовке
«материи» — Декарту, отождествляя её с телесной протяжённостью. В космологии В.
вслед за
Лейбницем считает действит. мир контингентным (одним из возможных), однако
отвергает
монадологию Лейбница и вносит существ. поправки в его теорию предустановленной
гармонии,
склоняясь к картезианскому психофизич. дуализму и более последоват. механицизму.
Наиболее
оригинален В. в этике: принципы естеств. морали он считает объективными нормами,
вытекающими
из самой структуры бытия и независящими от воли бога. В политич. учении В. —
сторонник теории
естеств. права и выразитель идей просвещённого абсолютизма. В 18 в. влияние В. в
Германии было
очень значительным; его учебные руководства по филос. дисциплинам, заменив
устаревшие
схоластич. компендиумы, служили основой университетского образования вплоть до
появления
«кри-тич. философии» Канта.
H Briefwechsel zwischen Leibniz und C. Wolff, hrsg. v. C.J.Gerhardt, Halle,
1860; neue Ausg., Hildesheim, 1963; Vernunftige
Gedanken..., Halle — Fr./M,—Lpz., 1712—25: Philosophia rationalis sive Logica
..., Fr./M.— Lpz., 1728; Philosophia prima
sive Ontologia, Pr./M.— Lpz., 1729; Cosmologia peneralis,
90 ВОЛЬФ
Fr./M.— Lpz., 1731; Psychologla rationelle, Fr./M.— Lpz., 1734; TheoJogia
naturalis..., v. 1—2, Fr./M.— Lpz., 1736—37. •
Kohlmeyer E., Kosmos und Kosmonomie bei С. Wolff, Gott., 1911; Utitz E., С.
Wolff, Halle, 1929; С a m-po M., С. Wolff e il
razionalismo precritico, v. l—2, Mil., 1939.
ВОЛЮНТАРИЗМ (от лат. voluntas — воля; термин введён Ф. Теннисом в 1883),
идеалистич.
направление в философии, рассматривающее волю в качестве высшего принципа бытия.
Выдвигая в
духовном бытии на первый план волю, В. противостоит интеллектуализму (или
рационализму) —
идеалистич. филос. системам, к-рые считают основой сущего интеллект, разум.
Элементы В. имелись уже в философии Августина, видевшего в воле основу всех др.
духовных
процессов, и Иоанна Дунса Скота с его подчёркиванием примата воли перед
интеллектом (voluntas
est superior intellec-tu — воля выше мышления). Предпосылкой новейшего В.
явилось учение Канта о
примате практич. разума: хотя существование свободной воли нельзя, по Канту,
теоретически ни
доказать, ни опровергнуть, практич. разум требует постулировать свободу воли,
ибо иначе нравств.
закон потерял бы всякий смысл. Исходя из этого, Фихте видел в воле основу
личности, а в волевой
деятельности «Я» — абс. творч. принцип бытия, источник духовного самопорождения
мира. При
этом воля у Фихте (как и у Канта, а также последующих представителей нем.
классич. философии
Шеллинга и Гегеля) является разумной по своей природе, источником осуществления
нравств.
начала. В противоположность этому Шопенгауэр, в философии к-рого В. впервые
оформляется как
самостоят. направление, даёт иррационалистич. трактовку воли (см. Иррационализм)
как слепого,
неразумного, бесцельно-действующего первоначала мира. Кантовскую «вещь в себе»
Шопенгауэр
истолковывает как волю, проявляющуюся на различных ступенях объективации;
сознанию и
интеллекту Шопенгауэр отводит роль одного из вторичных проявлений воли. У
Шопенгауэра, как и у
Э. Гартмана, В. тесно связан с пессимизмом, представлением о бессмысленности
мирового процесса,
имеющего своим источником бессознат. и слепую волю. Волюнтаристич. идеи
Шопенгауэра явились
одним из источников философии Ницше.
Термин «В.» употребляется также для характеристики социально-политич. практики,
не считающейся с
объективными законами историч. процесса и руководствующейся субъективными
желаниями и произвольными
решениями осуществляющих её лиц. * Энгельс Ф., Анти-Дюринг, Маркс К. и Энгельс
Ф., Соч., т. 20; К n a u e г
В., Der Voluntarismus, В., 1907; Marcus J., Intellektualismus und Voluntarismus
in der modernen Philosophie,
Dusseldorf, 1918.
ВОЛЯ, способность к выбору цели деятельности и внутр. усилиям, необходимым для
её
осуществления. В. — специфич. акт, не сводимый к сознанию и деятельности как
таковой. Не всякое
сознат. действие, даже связанное с преодолением препятствий на пути к цели,
является волевым:
главное в волевом акте заключается в осознании ценностной характеристики цели
действия, её
соответствия принципам и нормам личности. Для субъекта В. характерно не
переживание «я хочу», а
переживание «надо», «я должен». Осуществляя волевое действие, человек
противостоит власти
актуальных потребностей, импульсивных действий. По своей структуре волевое
поведение
распадается на принятие ре-тения и его реализацию. При несовпадении цели
волевого действия и
актуальной потребности принятие решения часто сопровождается борьбой мотивов
(акт выбора).
Различные истолкования В. в истории философии и психологии связаны прежде всего
с
противоположностью детерминизма и индетерминизма: первый рассматривает В. как
обусловленную извне (физич., психолотич., социальными причинами или же божеств.
предопределе-
нием — в супранатуралистич. детерминизме), второй — как автономную и
самополагающую силу
(см. Свобода
воли). В учениях «волюнтариама В. предстаёт как изначальное и первичное
основание мирового
процесса и, в частности, человеч. деятельности. Различие фи-лос. подходов к
проблеме В. нашло своё
отражение в психологич. теориях В., к-рые могут быть разделены на две группы:
«автогенетические»
теории В., рассматривающие её как нечто специфическое, не сводимое к к.-л. др.
процессам (В.
Вундт, Н. Ах, И. Линдворский и др.), и «гетерогенетяческие» теории, определяющие
В. как нечто
вторичное, продукт к.-л. др. психич. факторов и явлений — функцию мышления или
представления
(интеллектуалистич. теории В. — мн. представители школы Гербарта и др.), чувств
(Г. Эббин-гауз,
Э. Блейлер), комплекс ощущений (ассоцианизм) и т. и.
Сов. психология, опираясь на диалектич. и историч. материализм, рассматривает В.
в аспекте её
обществ.-историч. обусловленности. Изучается фило- и онтогенез произвольных
(происходящих из
В.) действий и высших психич. функций (произвольного восприятия, запоминания и
т. д.). В
процессе развития психики ребёнка первоначально непроизвольные процессы
восприятия, памяти и
т. д. приобретают произвольный характер, становятся саморегулируемыми.
Параллельно развивается
и способность к удержанию цели действия. Важную роль в изучении В. сыграли
работы сов.
психолога Д. Н. Узнадзе и его школы по теории установки.
В. тесно связана с характером человека и играет зна-
чит. роль в процессе его формирования и перестройки. Согласно распространённой
т. зр., характер
является такой же основой волевых процессов, как интеллект — основой мыслит.
процессов, а
темперамент — эмоциональных процессов.
• Рубинштейн С. Л., Основы общей психологии, М., 19462; Запорожец А. В.,
Развитие произвольных движений, М.,
1960; Lindworsky J., Der Wille, seine Erscheinung und seine Beherrschung, Lpz.,
19233; L e w i n K., Vorsatz. Wille und
Bedurfnis, B., 1926; см. также лит. к ст. Свобода воли.
ВООБРАЖЕНИЕ, фантазия, психич. деятельность, состоящая в создании представлений
и мыслен-
ных ситуаций, никогда в целом не воспринимавшихся человеком в действительности.
В. основано на
оперировании конкретными чувств. образами или наглядными моделями
действительности, но при
этом имеет черты опосредованного, обобщённого познания, объединяющего его с
мышлением.
Характерный для В. отход от реальности позволяет определить его как процесс
преобразующего
отражения действительности. Гл. функция В. состоит в идеальном представлении
результата
деятельности до того, как он будет достигнут реально, в предвосхищении того,
чего ещё не
существует. С этим связана способность делать открытия, находить новые пути,
способы решения
возникающих перед человеком задач. Догадка, интуиция, ведущие к открытию,
невозможны без В.
Различают воссоздающее и творческое В. Воссоздающее В. заключается в создании
образов
объектов, ранее не воспринимавшихся, в соответствии с их описанием или
изображением.
Творческое В. состоит в са-
мостоят. создании новых образов, воплощаемых в оригинальные продукты науч.,
технич. и
художеств. деятельности. Оно является одним из психологических факторов,
объединяющих науку и
иск-во, теоретич. и эстетич. познание. Особый вид творч. В. — мечта, создание
образов желаемого
будущего, не воплощаемых непосредственно в те или иные продукты деятельности.
Деятельность В. может иметь различную степень произвольности, от спонтанных
детских фантазий
до длительных целеустремлённых поисков изобретателя. К непроизвольной
деятельности В. относят
сновидения, однако они могут детерминироваться заданной в состоянии
бодрствования целью;
таковы известные примеры решения науч. задач во сне. Предпосылкой высо-
кого развития В. является его воспитание начиная с детского возраста, через
игры, уч. занятия,
приобщение к иск-ву.
• Бородай Ю. М., В. и теория познания, М., 1966; Б е р-кинблит М., Петровский
А., Фантазия и реальность, М., 1968;
Натадзе Р. Г., В. как фактор поведения, Тб 1972; Розет И. М., Психология
фантазии, Минск, 1977· Коршунова Л. С., В. и
его роль в познании, М.. 1979; ? и о о IT.J, Опыт исследования творческого В.,
пер. с франц СПБ. 1901; В у н д т В.,
Фантазия, как основа иск-ва, Спев с нем.], СПБ — М., 1914; М с К е Наг P.,
Imagination and thinking. A psychological
analysis, L., [1957]; OsbornA F Applied imagination; principles and procedures
of creative thinking, N. Y., [1957]; B o i r e l R.,
Theorie generale de l'inven-hon, P., 1961; A r n h e i m R., Visual thinking,
L., 1970
ВООРУЖЁННОЕ ВОССТАНИЕ, открытое вооруж. выступление к.-л. социальных групп или
классов против существующей политич. власти. Наряду с В. в., к-рые носят
массовый характер и
преследуют революц. цели, имеют место и др. разновидности В. в.: бунт —
стихийное,
неорганизованное выступление масс, без чётко осознанной цели; путч — гл. обр.
выступление офи-
церских групп с целью установления воен. диктатуры. В. в., преследующие
реакционные цели, в сов.
лит-ре обычно наз. мятежами (напр., Кронштадтский мятеж 1921).
Марксистская теория особо выделяет такие В. в. против господств, классов, к-рые
проходят с
широким участием нар. масс (либо при их активной поддержке) и представляют собой
один из
способов революц. захвата политич. власти. В. в. возникают в ходе классовой
борьбы. Они обычно
являются ответом на насилие господств. эксплуататорских классов. В ряде случаев
В. в.
непосредственно не связаны с социальной революцией (напр., восстание Спартака).
Но часто ре-
волюция начинается с нар, восстания (взятие Бастилии, Октябрьское В. в. в
Петрограде) или оно
происходит в ходе революции (Декабрьские В. в. 1905 в России).
Нет такого антагонистич. классового общества, к-рое не знало бы В. в. Главными
их силами в
докапиталистич. формациях были рабы.и крестьяне (крестьянские В. в. С. Т.
Разина, Е. И. Пугачёва
— в России, Жакерия — во Франции, Тайпинское восстание — в Китае). С выходом
рабочего класса
на историч. арену В. в. становится орудием его революц. борьбы против
капитализма и одним из
способов завоевания власти. Обобщая опыт пролет. В. в. 1848—49, основоположники
марксизма
создали теорию В. в., осн. принципы к-рой изложени Ф. Энгельсом в работе
«Революция и
контрреволюция в Германии».
Дальнейшее развитие теория В. в. получила в трудах В. И. Ленина. В нач. 20 в. он
считал В. в.
наиболее вероятным средством завоевания власти рабочим классом. В. в., по
Ленину, — важнейшее
и самое энергичное, хотя и не во всех случаях обязательное, средство борьбы за
социализм. Вопреки
утверждениям рефор- мистов и ревизионистов, исключающих В. в. как способ
завоевания власти, оно
отнюдь не устарело в связи с развитием воен. техники. Несомненно, что это
развитие поставило
перед революционерами новые задачи, в частности работу с армией, привлечение её
на свою сторо-
ну. Ленин детально разработал тактику, подчёркивающую необходимость смелого и
решит.
наступления с целью захвата власти в решающих центрах страны. Важное значение
Ленин придавал
вопросу подготовки, организации и руководства В. в.
В проведении В. в. громадная роль принадлежит пролет. революц. партии,
организац. деятельность к-
рой позволяет довести его до победы. Ленин показал коренные отличия марксистской
постановки
вопроса от бланкистских и других левацких, авантюристич. взглядов,
отождествляющих В. в. с
революцией и считающих возможным проведение восстания в любое время, без учёта
степени
зрелости объективных и субъективных предпосылок революции. Классич. образцом
ВООРУЖЁННОЕ 91
проведения В. в. было Октябрьское В. в. в Петрограде 1917.
Историч. опыт 20 в. свидетельствует, что В. в. остаётся важнейшим средством
борьбы против реакц.
режимов, за овладение политич. властью. Оно используется трудящимися против
капитала
(Гамбургское восстание 1923, Астурийское восстание 1934 и др.), в борьбе за нац.
освобождение,
против фашизма (восстание 23 авг. 1944 в Румынии, восстание 9 сснт. 1944 в
Болгарии, Пражское
восстание 1945), является составной частью нац.-освободит. и демократич.
революции (Египет-1952,
Ирак — 1958, Португалия — 1974, Афганистан — 1978). В связи с существ.
изменениями как во
внутр. структуре капитализма, так и в соотношении сил между двумя мировыми
системами, в совр.
условиях значительно возросли возможности завоевания рабочим классом власти
мирным путём, без
В. в. и гражд. войны. Марксистские партии отвергают взгляды левацких теоретиков,
по к-рым В. в. и
гражд. война являются единств, средством революц. борьбы. Марксисты
рассматривают В.в. как
один из важнейших методов завоевания политич. власти в тех случаях, когда
исключается
возможность мирного завоевания власти и реакц. классы прибегают к насилию.
• Энгельс Ф., Революция и контрреволюция в Германии, Маркс К. и Э н г е л ь с
Ф., Соч., т. 8; е г о ж е, Введение к
работе К. Маркса «Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 г.», там же, т. 22;
Ленин В. И., Две тактики, ПСС, т. 9;
его да е, Революц. армия и революц. правительство, там же, т. 10; его же, Две
тактики социал-демократии в демократич.
революции, там же, т. 11; е г о ж е, Революция учит, там же; его же, Задачи
отрядов революц. армии, там же; его же,
Уроки моск. восстания, там же, т. 13; его ж е, Партизанская война, там же, т.
14; е г о ж е, К оценке рус. революции, там
же, т. 17; е г о же, Марксизм и восстание, там же, т. 34; его же, Советы
постороннего, там же; его же, Письмо к
товарищам, там же; Программные документы борьбы за мир, демократию и социализм,
М., 1961; Красин Ю. А., Ленин,
революция, современность, М., 1967, с. 281—306. Р. Н. Блюм.
«ВОПРОСЫ ФИЛОСОФИИ», науч. журнал Ин-та философии АН СССР. Издаётся в Москве с
авг.
1947. Периодичность журнала: с 1947 — 3 раза, с 1951 — 6 раз, с 1958 — 12 раз в
год.
В журнале публикуются статьи по проблемам диа-лектич. и историч. материализма,
теории науч.
коммунизма и социалистич. строительства; филос. обобщения актуальных проблем,
связанных с
социальными преобразованиями, развитием культуры, открытиями совр.
естествознания, развитием
логики, этики, эстетики, атеизма, истории философии, социологии; даётся кри-тич.
анализ осн.
направлений и теорий совр. немарксистской философии и социологии; публикуются
работы по
истории домарксистской и марксистско-ленинской философии в СССР, новые тексты
классиков
марксизма-ленинизма. Журнал систематически проводит дискуссии по различным
проблемам филос.
знания. В «В. ф.» сотрудничают как сов., так и зарубежные философы. Гл.
редакторы: Б. М. Кедров (с
1947), Д. И. Чесноков (с 1949), Ф. В. Константинов (с 1952), М. Д. Каммари (с
1954), А. Ф. Окулов (с
1959), М. Б. Митин (с 1960), И. Т. Фролов (с 1968), В. С. Семёнов (с 1977).
Тираж (1981) 32 тыс. экз.
«ВОПРОСЫ ФИЛОСОФИИ И ПСИХОЛОГИИ», филос. журнал, издававшийся в Москве при
Психологич. об-ве в 1889—1918. Выходил 4—6 раз в год. Основан по инициативе
пред. Моск.
психологпч. об-ва Н. Я. Грота, с 1893 соредакторами стали Лопатин и В. П.
Преображенский, в
1900—05 журнал редактировали Лопатин и С. Н. Трубецкой, в 1905—18 — Лопатин. С
1898 издание
журнала велось при содействии Санкт-Петерб. филос. об-ва. В журнале печатались
статьи по
философии и психологии, в т. ч. по логике и теории знания, этике и философии
права, эстетике,
истории философии, философии науки, опытной и фи-зиологич. психологии,
психопатологии, а
также кри-
92 ВОПРОСЫ
тич. статьи и разборы соч. зап.-европ. философов и психологов, обзоры,
библиография, переводы
классич. соч. по философии античности и нового времени. Преобладающее значение в
«В. ф. и п.»
приобрела идеа-листич. философия. Наиболее активными сотрудниками журн. были: Ю.
И.
Айхенвальд, П. Д. Боборыкин, Е. А. Бобров, А. И. Введенский, П. Г. Виноградов,
В. И. Герье, А. Н.
Гиляров, Грот, Ф. А. Зеленогор-ский, Н. А. Иванцов, М. И. Карийский, В. О.
Ключевский, A.A.
Козлов, Я. Н. Колубовский, М. С. Коре-лин, С. С. Корсаков, Н. Н. Ланге, Лопатин,
П. Н. Милюков, Д.
Н. Овсяннико-Куликовский, Преображенский, Э. Л. Радлов, П. П. Соколов, В. С.
Соловьёв, Л. II.
Толстой, Б. Н. Трубецкой, С. II. Трубецкой, Г. И. Челпанов, Б. Н. Чичерин и др.
В книге 5(100) за
1909 помещён Указатель статей, рецензий и заметок за 1889-1909.
«ВОСЕМНАДЦАТОЕ БРЮМЕРА ЛУИ БОНАПАРТА», произв. К. Маркса, посвящённое
теоретич. обобщению опыта Революции 1848—49, а также последующих событий во
Франции до
гос. переворота в дек. 1851. Написано в дек. 1851 — марте 1852, опубл. И. Вей-
демейером в Нью-
Йорке в мае 1852; 2-е изд. с предисл. Маркса вышло в 1869, 3-е — под ред. и с
предисл. Ф. Энгельса
в 1885; на рус. яз. издано в Женеве в 1894.
Применяя материалпстич. понимание истории в исследовании определ. историч.
периода, Маркс
развивает здесь гл. обр. теорию классовой борьбы и революции. Он подчёркивает
активную роль
людей в историч. процессе: «Люди сами делают свою историю...»; впервые
употребляет термин
«общественная формация»; развивает теорию базиса и надстройки (см. К. Маркс и Ф.
Энгельс, Соч.,
т. 8, с. 119, 120, 145, 148). Маркс разрабатывает типологию революций (см. там
же, с. 122—23, 141),
периодизацию революц. событий 1848—51, анализирует явление бонапартизма. Маркс
чётко
формулирует необходимость союза пролетариата и крестьянства: «Крестьяне...
находят своего
естественного союзника и вождя в городском пролетариате, призванном
ниспровергнуть буржуазный
порядок»; когда крестьянин расстанется с верой в свою парцеллу, «...пролетарская
революция
получит тот хор, без которого ее соло во всех крестьянских странах превратится в
лебединую песню»
(там же, с. 211, 607); впервые формулирует положение о необходимости слома бурж.
гос. машины:
«Все перевороты усовершенствовали эту машину вместо того, чтобы сломать ее» (там
же, с. 206);
при этом он подчёркивает: «Слом государственной машины не подвергает никакой
опасности
централизацию. Бюрократия есть только низшая и грубая форма централизации...»;
«Государственная централизация, в которой нуждается современное общество, может
возникнуть
лишь на развалинах военно-бюрократической правительственной машины...» (там же,
с. 606, 213).
Как указывал Энгельс в предисловии к 3-му изд. работы Маркса, в этом гениальном
труде Маркс на
опыте истории франц. революции проверил правильность открытого им великого
закона движения
истории, т. е. материалистич. понимания истории (см. там же, т. 21, с. 259).
• Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 8, с. 115—217; т. 16, с. 374—76; т. 21, с.
258—59; Ленин В. И., Гос-во и революция,
ПСС, т. 33, гл. 2 (см. также Справочный том, ч. 2, с. 342); Карл Маркс.
Биография, М., 19732, гл. 6; О и з е р-ма н Т. И.,
Развитие марксистской теории на опыте революций 1848 г., М., 1955; Междунар.
рабочее движение. Вопросы истории и
теории, т. 1, М., 1976, гл. 8; Марксистская философия в 20 в., кн. 1, М., 1979,
ч. 2.
ВОСПРИЯТИЕ, процесс отражения действительности в форме чувств, образа объекта. В
отличие от
ощущения, отражающего отд. свойства вещей, В. даёт информацию об объекте в его
целостности при
непосредств. воздействии объекта на органы чувств. В отличие от животных, В.
человека включает в
себя осознание предметов, основанное на вовлечении вновь получаемого впечатления
в систему уже
имеющихся знаний.
Объективной основой В. как целостного образа является единство различных сторон
и свойств
объекта, существующего независимо от сознания человека.
Процесс В. предполагает обнаружение объекта в воспринимаемом поле, различение в
этом объекте
отд. признаков и их синтез. Адекватность образа В. его объекту достигается
благодаря тому, что
воспринимающие этот объект органы (как сенсорные, так и моторные) активно
прослеживают его
свойства, связи и отношения. Это находит, в частности, выражение в ощупывающем
движении рук,
воспринимающих форму предмета, в движении глаз, прослеживающих видимый контур, в
процессе
вслушивания и т. п. Одновременно с приспособлением перцептивных органов к
особенностям
воспринимаемого объекта субъект своими действиями стремится поставить объект в
такие условия, в
к-рых бы последний мог восприниматься наилучшим образом и с разных сторон. Это
двухстороннее
шодстраи-вание» субъективных познават. способностей и средств (как органов
чувств. так и
искусств, приборов) к особенностям объекта, а объекта — к особенностям
воспринимающего
субъекта позволяет построить наиболее адекватный чувств. образ объекта.
Процесс познания, отправным пунктом и необходимым компонентом к-рого является В.
предмета в
нек-рой совокупности его свойств и отношений, включает как различение и
обособление вещей в
пространстве и времени, так и их связывание и соотнесение. Для В., напр., формы
предмета, его
величины и др. признаков характерно, что, несмотря на изменения положения
предмета, мы
воспринимаем его форму относительно неизменной, т. е. константно; последнее
является
результатом включённости имеющегося у субъекта опыта в акт живого созерцания.
Это является
необходимым условием процесса узнавания, а также познания. Процесс В. в его
развитой форме
осуществляется с помощью системы манипуляций, т. е. особых действий,
направленных на
выделение в объекте его информативного (с т. зр. задач деятельности) содержания,
по к-рому
человек сличает данный объект с уже имеющимися у него перцептивными моделями.
Эти действия
позволяют осуществить операции идентификации, отнесения объекта к определ.
классу и др.
В. человека развивается в процессе его практич., социально-исторически
обусловленного
взаимодействия с внеш. миром. Человеч. В. отражают мир не только в меру
биологич. особенностей
органов чувств. но и посредством спец. приборов, неизмеримо усиливающих и
расширяющих
перцептивные возможности чувств. отражения. Успехи обществ. произ-ва создали
условия, в
известной степени освобождающие человека от необходимости непосредств. биологич.
приспособления органов чувств к окружающей среде. Поэтому человек стал уступать
нек-рым
животным в той односторонне развитой чувствительности отд. органов, к-рая
определялась
действием естеств. отбора (напр., острота зрения птиц или обоняния собаки).
Однако в целом, в связи
с созданием предметного мира культуры, влиянием мышления и речи, художеств, и
технич.
творчества, В. человека поднялось на качественно новый уровень по сравнению с
животными.
«...Человеческий глаз воспринимает и наслаждается иначе, чем грубый
нечеловеческий глаз,
человеческое ухо — иначе, чем грубое, неразвитое ухо, и т. д.» (M a p к с К.,
см. Маркс К. и Энгельс
Ф., Соч., т. 42, с. 121).
Особо активную и тесно связанную с мышлением форму В. образует наблюдение, к-рое
развивается у
человека в процессе обществ. практики и познания. См. также Теория познания.
*A н а н ь е в Б. Г., Психология чувств. познания, М., 1960; еонтьев А.
Н., Проблемы развития психики, M., 19652; В
и действие, М., 1967; Хрестоматия по ощущению и В., М., 1975.
ВОСХОЖДЕНИЕ ОТ АБСТРАКТНОГО К КОНКРЕТНОМУ, метод науч. исследования,
состоящий в движении теоретич. мысли ко всё более полному, всестороннему и
целостному
воспроизведению предмета. Абстрактное в диалектич. традиции понимается в широком
смысле как
«бедность», односторонность знания, а конкретное — как его полнота,
содержательность. В этом
смысле принцип В. от а. к к. характеризует направленность науч.-познават.
процесса в целом — дви-
жение от менее содержательного к более содержательному знанию.
Впервые понятия «абстрактное» и «конкретное» для характеристики различия
содержательности,
развитости мысли были применены Гегелем. При этом конкретное связывалось Гегелем
с разумным
мышлением, а абстрактное — с рассудочностью мышления (см. Рассудок и разум). В.
от а. к к.
понималось Гегелем как развитие мышления, источником к-рого выступали
противоречия,
выявляемые и преодолеваемые путём формирования нового, более конкретного
содержания. Однако
Гегель мистифицировал эту важнейшую закономерность развития мысли, интерпретируя
её как са-
моразвитие понятия.
Подлинно научное филос.-методологич. понимание и применение принцип В. от а. к
к. получил у К.
Маркса. Гегелевской идее порождения конкретного мыслью Маркс противопоставил
материалистич.
идею воспроизведения, отражения конкретного в мысли. «Конкретное потому
конкретно, что оно
есть синтез многих определений, следовательно единство многообразного. В
мышлении оно поэтому
выступает как процесс синтеза, как результат, а не как исходный пункт, хотя оно
представляет собой
действительный исходный пункт и, вследствие этого, также исходный пункт
созерцания и
представления... Гегель поэтому впал в иллюзию, понимая реальное как результат
себя в себе
синтезирующего, в себя углубляющегося и из самого себя развивающегося мышления,
между тем как
метод восхождения от абстрактного к конкретному есть лишь способ, при помощи
которого
мышление усваивает себе конкретное, воспроизводит его как духовно конкретное.
Однако это ни в
коем случае не есть процесс возникновения самого конкретного» (M a p к с К.
иЭнгельс Ф., Соч., т.
46, ч. 1, с. 37—38).
Принцип В. от а. к к. применяется Марксом для характеристики развития знания на
теоретич. стадии
науки, когда уже сформирован концептуальный аппарат науки и создан исходный
каркас понятий, на
основе к-рого осуществляется развитие теоретич. знания как дифференцированной,
но внутренне
взаимосвязанной и целостной в своих изначальных контурах системы. Характеризуя
история,
развитие политэкономии, Маркс указывал, что «...экономисты XVII столетия всегда
начинают с
живого целого..., но они всегда заканчивают тем, что путем анализа выделяют
некоторые опре-
деляющие абстрактные всеобщие отношения...» (там же, с. 37). После формирования
подобных
абстракций политэкономия начинает реализовать «правильный в научном отношении»
метод
движения от этих простейших определений к воспроизведению реальной конкретности.
Реальная
конкретность выступает для теоретич. мысли в процессе В. от а. к к. той
предпосылкой, к-рая,
согласно Марксу, должна «...постоянно витать перед нашим представлением...« (там
же, с. 38).
Необходимая генетич. предпосылка этого процесса— построение исходной теоретич.
конструкции,
к-рая выражала бы нек-рый синтез отправных абстракций. Маркс создаёт такую
конструкцию в своей
концепции единства и различия абстрактного и конкретного труда, стоимости и
меновой стоимости,
исходных противоречий товарного отношения и т. п. Подобная конструкция по своей
методологич.
функции в развитии теоретич. знания аналогична исходным идеализированным
объектам (см.
Идеализированный объект), к-рые выступают в качестве основы В. от а. к к. в
естеств. науках
ВОСХОЖДЕНИЕ 93
(напр., система материальных точек в механике, моле-кулярно-кинетич. модель
идеального газа в
теории газов и т. п.). Исходная теоретич. конструкция В. от а. к к. представляет
собой нек-рую
целостную, хотя и абстрактную модель воспроизводимого объекта. Содержание каждой
из
составляющих её абстракций раскрывается в контексте связей со всеми остальными.
Стимулом осуществления В. от а. к к. является обращение к реальной конкретности.
Маркс
подчёркивал, противопоставляя своё понимание В. от а. к к. гегелевскому
толкованию, что
мысленная конкретность «..ни в коем случае не продукт понятия, порождающего само
себя и
размышляющего вне созерцания и представления, а переработка созерцания и
представления в
понятия» (там же), к-рая достигается за счёт постоянного взаимодействия теории и
эмпирич. данных
в процессе В. от а. к к. Между реальной конкретностью и её воспроизведением в
мысленной
конкретности теоретич. системы лежат промежуточные звенья концептуального
анализа,
позволяющие вписать эмпирич. данные в мысленную конкретность, объяснить и
разрешить те
несоответствия и противоречия-антиномии, к-рые возникают между абстрактной
теоретич. схемой и
конкретной реальностью.
В. от а. к к.— содержательно-конструктивный процесс развития теоретич. мысли. Он
предполагает
постоянное обогащение её содержания, к-рое выражается во введении новых понятий
и положений,
не являющихся, однако, чисто дедуктивными следствиями отправных положений.
Синтетичность,
конструктивность (в смысле последоват. расширения и прироста теоретич.
содержания), постоянная
«открытость» теории по отношению к эмпирич. данным — всё это характеризует
развитие теоретич.
знания в процессе В. от а. к к.
* M a p к с К., Капитал, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 23, 25; его же, Теории
прибавочной стоимости, ч. 3, там же, т.
26(3); Ленин В. И., Материализм и эмпириокритицизм, ПСС, т. 18; его же, Филос.
тетради, там же, т. 29; Нарский И. С.,
Вопросы диалектики познания в «Капитале» Маркса, М., 1959; Ильенков Э. В.,
Диалектика абстрактного и конкретного
в «Капитале» Маркса, М., 1960; История марксистской диалектики. От возникновения
марксизма до ленинского этапа,
М., 1971, разд. 2; О м е л ь я н о в с к и й М. Э., Аксиоматика и поиск
основополагающих принципов и понятий в физике,
в кн.: Синтез совр. науч. знания, М-, 1973; Ш в ы-р ё в В. С., Теоретическое и
эмпирическое в науч. познании, М., 1978,
гл, 3, § 4; Материалистич. диалектика. Краткий очерк теории, М., 1980, гл. 4.
В. С. Швырёв.
ВРЕМЯ, атрибут, всеобщая форма бытия материи, выражающая длительность бытия и
последовательность смены состояний всех материальных систем и процессов в мире.
В. не
существует само по себе, вне материальных изменений; точно так же невозможно
существование
материальных систем и процессов, не обладающих длительностью, не изменяющихся от
прошлого к
будущему.
В домарксистской философии В. преим. рассматривалось как внеш. условие бытия
материи, как
поток длительности, текущей равномерно и независимо от к.-л. процессов в мире.
Так, напр., Ньютон
различал абс. В. как внеш. условие бытия и относит. В., выражающее длительность
конкретных
состояний и процессов и измеряемое посредством различных периодич. процессов
(циклы вращения
Земли вокруг Солнца или вокруг своей оси, колебания маятника часов и др.).
Подобное толкование
В. господствовало в естествознании и натурфилософии 17—19 вв. Ему противостояло
понимание В.
как длительности процессов и меры всеобщего изменения тел (Декарт, Лейбниц,
Ломоносов,
Гольбах, Дидро, Чернышевский). В теологии и различных системах объективного
идеализма В.
рассматривалось как преходящая и конечная форма проявления вечности, присущей
богу или абс.
духу (Платон, Августин, Фома Аквинский, Гегель, неотомизм). В субъек-тивно-
идеалистич.
концепциях В. толковалось как фор-
94 ВРЕМЯ
ма упорядочения комплексов ощущений или опытных данных (Беркли, Юм,
эмпириокритицизм); как
априорная форма чувств. созерцания (Кант); как форма субъективного существования
человека,
исчезающая вместе со смертью личного «Я» (экзистенциализм).
Диалектико-материалистич. концепция В. как формы бытия материи была разработана
классиками
марксизма-ленинизма и нашла многочисл. подтверждения в совр. науке. Осн.
свойства В. тесно
связаны с др. атрибутами материи и определяются ими. В. объективно и независимо
от человеч.
сознания, способности человека воспринимать предшествующие и последующие
события. В.
проявляется как всеобщая и всегда сохраняющаяся форма бытия материи на всех её
структурных
уровнях. Существование мира вечно, что обусловлено абсолютностью материи как
субстанциальной
основы всех явлений. Вечность присуща лишь всей природе в целом, тогда как
всякая конкретная
форма материи ограничена и преходяща во В. Всем временным отношениям в мире
свойственна
определ. длительность, представляющая собой последовательность и
рядоположенность сменяющих
друг друга моментов и состояний. Универсальность длительности обусловлена
наличием в каждом
изменении последовательно реализующихся этапов, конечностью скорости
распространения
материальных воздействий. Длительность В. существования всех конкретных тел
выступает как
единство прерывного и непрерывного. Сохраняемость материи и непрерывная
последовательность её
изменений, происходящих в виде близкодействия в причинной связи, обусловливают
общую
непрерывность и связность В., отсутствие в нём разрывов. Вместе с том В, как
форма бытия материи
складывается из множества последовательностей и длительностей существования
конкретных
объектов, каждый из к-рых имеет своё начало и конец. В силу этого В. присуща
определ.
прерывность, выражающая периоды существования конкретных качеств. состояний.
Однако эта
прерывность всегда относительна, поскольку при смене качеств, состояний
составляющая тело
материи не уничтожается, а лишь переходит в др. формы, продолжая непрерывно
существовать.
В. одномерно, асимметрично и необратимо, все изменения в мире происходят от
прошлого к
будущему. Однонаправленность В. обусловлена асимметрией причинно-следственных
отношений,
общей необратимостью процесса развития материальных систем, невозможностью
абсолютно
полного повторения пройденных состояний и циклов изменения систем. Совр. физика
доказала, что
В. различных процессов в телах относительно замедляется по мере приближения
скорости их
движения к скорости света. Замедление временных процессов в системах возможно
также под дейст-
вием мощных гравитац. полей.
Любая материальная система существует и развивается по своему собств. В., к-рое
зависит от
характера цикличных изменений в её структуре и внеш. среде, скорости движения,
мощности
гравитац. поля. Собств. В. системы находится также в определ. соответствии с
внеш. В.
существования больших по размерам материальных систем (Солнечная система,
галактики, мета-
галактики и др.). Напр., в живых организмах существуют биоритмы различных
функциональных
подсистем, органов и клеток, зависящие от смены дня и ночи, времени года, циклов
солнечной
активности и др. внеш. факторов. Биосфера и человеч. общество развиваются во В.
существования
Земли и Солнечной системы. Вместе с тем общество имеет собств. временные
отношения и темпы
развития, к-рые убыстряются по мере развития производит. сил и пауки.
Исследование временных аспектов изменения и развития материальных систем — одна
из
важнейших задач совр. пауки. Диалектико-материалистич. учение о В., будучи
обобщением
достижений науч. познания, раскрывает универс. свойства В., выявляет общие за-
кономерности их познания в процессе развития и смены науч. теорий. См.
Пространство и время,
Вечность, Материя.
* Энгельс Ф., Диалектика природы, Маркс К. и н г е л ь с Ф., Соч., т. 20; е г о
ж е, Анти-Дюринг, там же; Ленин В. И.,
Материализм и эмпириокритицизм, ПСС, т. 18; P е и ? е н б а х Г., Направление
В., пер. с англ., М., 1962; Уитроу Дж.,
Естественная философия В., пер. с англ., М., 1964; А с к и н Я. Ф., Проблема В.
Ее филос. истолкование, М., 1966; Г у p е
в и ч А. Я., В. как проблема истории культуры, «ВФ», 1969, №3; Молчанов Ю. Б.,
Четыре концепции В. в философии и
физике, М., 1977; The nature of time, Ithaca (?. ?.), 1967; Time in science and
philosophy, Prague, 1971.
С. Т. Мелюхин.
ВРОЖДЕННОЕ ЗНАНИЕ, гносеологич. учение идеа-листич. рационализма, признающее
наличие
знания, к-рое имеет доопытное происхождение и характеризует универс. принципы
бытия и
познания. Согласно одному из вариантов этой концепции, В. з. изначально присуще
познающему
субъекту в уже сформированном виде, хотя обычно адекватно не осознаётся
вследствие разного рода
внеш. помех (Платон). Др. вариант этой концепции утверждает, что В. з. выражает
наличие в уме
познающего субъекта определ. потенций к формированию знания, к-рые переходят в
действительность лишь при соответствующих внеш. условиях (Декарт). Поскольку В.
з.
непосредственно относится к сознанию познающего субъекта (а не к внеш.
реальности), возникает в
сущности неразрешимая в рамках этой концепции проблема познания объективной
реальности с
помощью В. я. В истории философии выделяются след. толкования этой проблемы: 1)
ещё до физич.
рождения индивида его «душа» имела возможность непосредственно созерцать
умопостигаемые
сущности, идеи (Платон); 2) в самом В. з. существуют определ. критерии,
позволяющие заключать о
реальности, соответствующей этому знанию (т. н. онтологич. доказательство); 3)
В. з. конструирует
свой собств. объект (т. зр. субъективного идеализма).
От концепции В. з. следует отличать теории, согласно к-рым познающий субъект
может
непосредственно воспринимать сверхчувств. объекты — идеи, универсалии,
умопостигаемые
сущности (нек-рые варианты неореализма, ранний Рассел, ранний Гуссерль). С
концепцией В. з. не
совпадает и теоретико-познават. априоризм (напр., у Канта доопытной, априорной,
является лишь
форма знания, а не его содержание). Попытка возродить в новой форме концепцию В.
з. принадлежит
амер. лингвисту Н. Хомскому, абсолютизирующему факт наличия языковых универсалий
и
несводимость языка к речевому поведению и мышления к языку. • Платон, Теэтет,
Соч., т. 2, М.,
1970; Декарт Р..Рассуждение о методе, Избр. произв., (М.). 1950; Л о к к Д ж..
Опыт о человеч.
разуме. Избр. филос. произв., т. 1, М., 1960; Асмус В. Ф., Проблема интуиции в
философии и
математике, М., 19652.
ВРОЖДЕННЫЕ ИДЕИ, см. Врождённое знание.
ВСЕЕДИНСТВО (греч. ?? ??? ???, лат. Unomnia, нем. Alleinheit), одна из центр,
категорий ряда
филос. систем, означающая принцип совершенного единства множества, к-рому
присуща полная
взаимопроникну-тость и в то же время взаимораздельность всех его элементов.
Первонач. представления о В. восходят к мысли досократиков, многие из к-рых
выдвигали идеи о
единстве, родстве и связности всего сущего (ср., напр., Гераклит: «И из всего
одно, и из одного —
всё»; Ксенофан: «Всё едино, единое же есть бог»; Анаксагор: «Во всём есть часть
всего», и др.). Эти
идеи заложили историко-филос. основу для систематич. разработки принципа В.,
осуществлённой в
неоплатонизме. Плотин впервые дал отчётливую филос. дефиницию В. как определ.
способа внутр.
устроения бытия («Эннеады.» V 8,4); таким устроением обладает «умопостигаемый
мир» (??????
??????), к-рый не совпадает с высшим онтологич. принципом — единым, но стоит
ниже его,
составляя его «первое исхождение» в процессе эманации.
Концепция В. получила существ, развитие в патристике, где вслед за посланиями
апостола Павла (I
Кор,
15,28) в качестве В. выступает церковь как мистич. тело Христово. Уже для
Климента
Александрийского личность Христа выступает как В. (????? ??); у Григория
Нисского понятие В.
распространяется на антропологию и социальную философию (см. Плерома). С др.
стороны,
иерархич. онтология Псевдо-Дионисия Арео-пагита в значит. мере воспринимает
неоплатонич. трак-
товку В.: если место единого занимает бог, то В. как аналог «умопостигаемого
мира» — это
содержащееся в боге собрание «прообразов» (парадигм) всех вещей, «предвечных
замыслов» бога о
мире. Эта концепция В. заняла своё место в кругу осн. идей христ. платонизма и
оказала значит.
влияние на развитие всей ср.-век. филос. мысли вплоть до эпохи Возрождения.
Дальнейшая разработка принципа В. происходит в философии Николая Кузанского, к-
рый соединил
в своём методе традиц. апофатическую теологию (принципиальная непостижимость
абсолюта) и
новую диа-лектич, философию. Он последовательно выдвигает в своих трактатах ряд
онтологич.
начал («не-иное», «бытие-возможность» и др.), по-разному раскрывающих внутр.
строй
совершенного бытия, абсолюта, и, следовательно,— принцип В. Таковы, напр.,
учение о свёртывании
и развёртывании абсолюта, о «стяжён-ном» пребывании единства в каждом своём
моменте и др. Нем.
классич. идеализм доводит до конца тенденции Николая Кузанского к диалектич.
трактовке В. Прин-
цип В. получает углублённую разработку в логике Гегеля, однако в итоге он
оказывается лишь одним
из моментов диалектич. самодвижения понятия, неразрывно связанным с др.
моментами и не
играющим роли самостоят. онтологич. принципа.
В дальнейшем проблема В. стала одной из основных в рус. религ. философия 19—20
вв. К идеям
вост. патристики восходят представления о В. у славянофилов (учение о
«соборности» Хомякова и
др.). Понятие В. как высшего онтологич. принципа впервые вы-двигается Вл.
Соловьёвым: абсолют
есть «положительное В.», к-рое предстаёт в онтологии как благо, истина и
красота, в гносеологии —
как «свободная теософия», система цельного знания и т. д. Концепция В.
разрабатывалась прежде
всего в системах Карсавина и С. Л. Франка — во многом под влиянием Николая
Кузанского. В
системе Карсавина В. подчиняется принципу трёхступенчатого развития и наряду с
этим признаётся
специфич. характеристикой сферы личного бытия (в частности, на нём основано
учение о
«симфонич. личности», утверждающее, что объединения людей также должны
рассматриваться как
личности особого рода). Учение о В. у Франка строится в русле традиц. христ.
платонизма; в
гносеологии Франк с помощью принципа В. обосновывает интуитивизм, что объединяет
его
философию с интуитивистским «идеал-реализмом» Лосского. «Софиологич.»
направление (Вл. Со-
ловьев, ?. ?. Трубецкой, ранний Флоренский и особенно Булгаков) пытается связать
учение о В. с
теоло-гич. представлениями о Софии как премудрости божьей, поскольку София,
подобно В.,
рассматривается обычно как начало, посредствующее между богом и миром. В.
выступает в качестве
символа в опытах филос. символологии позднего Флоренского.
По принципу В. построены мн. ключевые символы в буддизме, где В. входит в круг
тем буддийской
медитации. Символ В. присутствует в большинстве систем оккультизма и мистики (от
каббалы до
теософии и антропософии); эмблемой В. часто служил лотос, семя к-ро-го содержит
миниатюрное
подобие целого растения.
• см. к статьям Единое, Плотин, Николай Кузанский, Вл. Соловьёв.
С. С. Хоружий.
ВСЕОБЩЕЕ, см. Общее.
ВТОРИЧНЫЕ КАЧЕСТВА, см. Первичные и вторичные качества.
ВСЕЕДИНСТВО 95
ВУЛЬГАРНЫЙ МАТЕРИАЛИЗМ (от лат. vulgaris -обыкновенный, простой), течение в
бурж.
философии сер. 19 в. Теоретич. предшественником В. м. был франц. материалист
Кабанис, его гл.
представители — нем. философы Фохт, Молешотт, Бюхнер. Ф. Энгельс называл их
вульгарными
материалистами, т. к. они упрощали положения старого материализма и, отвергая
диалектику,
оставались на позициях метафизики и механицизма в эпоху, когда уже сложились
историч. условия
для преодоления ограниченности предшествующего материализма. Представители В. м.
популяри-
зовали достижения естествознания (закон сохранения материи, закон превращения
энергии,
дарвинизм, данные физиологии), указывали на атеистич. выводы, вытекающие из них,
однако
отрицали специфику сознания, к-рое непосредственно сводилось к веществу (см. Л.
Бюхнер, Сила и
материя, 1855, рус. пер., 1860). Игнорируя социальную природу сознания,
представители В. м.
утверждали, что содержание сознания определяется гл. обр. химич. составом
продуктов питания.
Так, напр., причиной рабства колон. народов они считали растит, пищу, к-рую те
преим.
употребляют. Бюхнер пытался объяснить классовые различия, господство одного
класса над другим
«природой» наследственности, примыкая к «социальному дарвинизму». Энгельс
указывал, что В. м.
свойственна «...претензия на применение естественнонаучных теорий к обществу и
на ре-
формирование социализма...» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч.. т. 20, с. 516). В ряде
положений В.м.
сближался с идеализмом позитивистского толка. Бюхнер, напр., утверждал, что
материя, сила и дух
представляют собой «различные проявления одного и того же первичного или
основного принципа»
(«Сила и материя», СПБ, 1907, с. 41). Для В. м. характерно родственное
позитивизму (возникновение
к-рого относится к тому же историч. периоду) негативистское отношение к
философии, к-рой
противопоставляется естествознание. Энгельс указывает в качестве отличит, черты
В. м. «...брань по
адресу философии...» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 20, с. 516). Выступая
против идеалистич.
натурфилософии, противопоставляемой наукам о природе, третируя классич. нем.
философию как
шарлатанство, В.м. не понимал необходимости философии как особого рода науки со
специфич.
предметом исследования. Особенно упрощёнными были гносеологич. представления В.
м.,
ограниченные узким эмпиризмом, принижением роли науч. абстракций и теоретич.
мышления
вообще. «Бюхнер,— писал Энгельс,— знает философию только как догматик, да и сам
он является
догматиком, принадлежащим к самым плоским последышам немецкого
просветительства...» (там же,
с. 516, прим.). Однако в условиях 19 в. В. м. всё же способствовал разоблачению
религии и идеа-
лизма, помогая ознакомлению с выдающимися достижениями естествознания. В России
19 в. В.м.,
сыгравший определ. положит, роль в борьбе с офиц. идеологией, был подвергнут
критике революц.
демократами.
• Маркс К., Господин Фогт, Маркс К. иЭнгельсФ., Соч., т. 14; Э н г е л ь с Ф.,
Анти-Дюринг, там же, т. 20; его же,
Диалектика природы, там же, с. 25—26; 161, 163; Ленин В. И., Материализм и
эмпириокритицизм, ПСС, т. 18, гл. 4, § 7,
гл. 6, g 4; История философии, т. 3, М., 1959, с. 333—37.
ВУЛЬГАРНЫЙ СОЦИОЛОГИЗМ, вульгарная социология, догматич. упрощение марксистского
метода гл. обр. в области истории, художеств, критики, теории иск-ва, лит-ры и
др. форм обществ.
сознания; более широко — абстрактное понимание марксизма, ведущее к утрате его
подлинного
богатства и к ложным политич. выводам, «карикатура на марксизм» (см. В. И.
Ленин, ПСС, т. 30, с.
77).
Термин «В. с.» употребляется в сов. печати с 30-х гг., но само
это явление известно гораздо
раньше.
96 ВУЛЬГАРНЫЙ
Ещё при жизни К. Маркса и Ф. Энгельса к рабочему движению примкнуло много
полуобразованных
представителей бурж. интеллигенции, пытавшихся превратить марксизм в грубую
схему, ведущую к
оппортунизму или анархич. бунтарству. После Окт. революции 1917 быстрое
распространение
марксизма вширь и стремление овладеть им частью старой интеллигенции сделали В.
с. явлением
заметным и представляющим серьёзную опасность.
В идейном отношении B.c. был общей питательной средой для разных «левацких»
движений,
отвергающих наследие старой культуры,— от проповеди уничтожения музеев до теории
растворения
иск-ва в производстве и самой жизни. Так, считалось почти доказанным, что
наиболее «созвучны»
пролетариату «организованные» направления в живописи, вышедшие из кубизма.
Станковую
живопись отрицали во имя монументальной. Лит. жанры, унаследованные от старого
общества, так-
же были поставлены под сомнение — существовали теории отмирания трагедии и
комедии. Более
умеренное течение В. с. рассматривало старую культуру как громадное кладбище
формальных
приёмов, к-рыми победивший пролетариат может пользоваться для своих утилитарных
целей,
соблюдая при этом известную осторожность.
В области рус. истории В. с. часто сводился к выворачиванию наизнанку офиц. схем
прежней
историографии. С вульгарно-социологич. т. зр. Лжедмитрий и Мазепа были
представителями
революц. сил своего времени, а прогрессивное значение реформ Петра I ставилось
под сомнение.
Вообще всё, связанное с нац. традицией и старой государственностью, было заранее
осуждено
«революц.» фразой.
Та же логика действовала и в области истории духовной культуры. Абстрактное
понимание
марксизма вело к одностороннему и ложному истолкованию положения о зависимости
сознания от
обществ. бытия и классовых интересов. В. с. видел свою цель в разоблачении
писателей и
художников прошлого как служителей господствующих классов. С этой т. зр. каждое
произведение
иск-ва — зашифрованная идеограмма одной из обществ. групп, борющихся между собой
за место
под солнцем. Так, Пушкина превращали в идеолога оскудевшего барства или
обуржуазившихся
помещиков, Гоголя — в мелкопоместного дворянина, Л. Н. Толстого — в
представителя среднего
дворянства, смыкающегося с высшей аристократией, и т. д. Задача пролет.
художника также
сводилась к особому выражению глубинной «психоидеологии» своего класса.
Наивный фанатизм В. с. был отчасти неизбежным следствием стихийного протеста
против всего
старого, преувеличением революц. отрицания, присущим всякому глубокому обществ.
перевороту. В
нём проявился также недостаток марксистски подготовленной интеллигенции, к-рая
была бы
способна дать науч. объяснение и действительно парт., коммунистич. оценку
сложным явлениям
мировой культуры. Время наибольшего распространения В. с. было исчерпано в 30-х
гг. Громадные
социальные и политич. изменения, происшедшие к этому времени в Сов. Союзе,
сделали прежнее
выражение идей мелкобурж. демократии более невозможным. Историч. опыт
свидетельствует о том,
что совр. рецидивы В. с. также связаны со всякого рода «левацкими» движениями и
теориями,
абстрактным пониманием классовой борьбы и революции, отрицанием традиционных
форм
классической лит-ры и культурного наследия вообще.
Если оставить в стороне классовую фразеологию, то с т. зр. метода в основе В. с.
лежат абстрактно
взятые идеи пользы, целесообразности. Вся «идеальная» поверхность духовной жизни
представляется чистой иллюзией, скрывающей тайные или бессознат. эгоистич. цели.
Но осн.
принцип В. с. состоит в отрицании объективной и абс. истины. Глубокая
марксистская формула
«бытие определяет сознание» вопреки её подлинному
смыслу используется здесь для превращения сознания в лишённый сознательности,
стихийный
продукт обществ. среды и классовых интересов.
Идея прогрессивного развития не чужда В. с., но в чисто формальном, количеств.
смысле, т. е. за пре-
делами таких измерителей, как объективная истина, обществ. справедливость,
художеств,
совершенство. Всё хорошо для своего времени, своего класса. В качестве
заменителя объективного
критерия ценности В. с. прибегает к абстрактному представлению о борьбе нового и
старого (плохо
то, что устарело, хорошо то, что ново), а также к типологич. аналогиям и
антитезам формально
сходных или отталкивающихся друг от друга культур и стилей. Объективный критерий
истины
заменяется коллективным опытом или классовым сознанием. Само собой разумеется,
что, совершая
переход от субъекта-личности к субъекту-классу, B.c. не делает ни шагу вперёд от
идеалистич.
философии. Если нек-рая доля объективного содержания всё же допускалась
представителями В. с.,
то лишь в порядке обычной эклектики, присущей подобным течениям.
Место отражения действительности, более или менее истинного, глубокого,
противоречивого, но
объективного, для В. с. занимает схема равновесия или нарушения равновесия между
историч.
субъектом и окружающей средой. Нарушение может проистекать из напора жизненной
силы
молодого класса, что даёт начало ре-волюц. романтике, устремлённой в будущее,
или из ущербности
загнивающей социальной группы, откуда — присущие ей настроения утомлённой
созерцательности
и декадентства.
Для В. с. характерно непонимание глубоких противоречий общественного прогресса и
неравномерности развития мировой культуры, отсутствие всякого чувства реальности
в трактовке
таких великих представителей художеств. лит-ры, как Шекспир, Бальзак, Пушкин,
чьи исторические
позиции не могут быть исчерпаны ни защитой уходящего феодализма, ни апологией
новых
буржуазных форм общественной жизни.
Материализм Маркса и Энгельса впервые создал науч. почву объективного историч.
анализа
обществ. сознания. Но это не значит. что всякое сознание является для них слепым
продуктом узких
классовых интересов. Маркс указывает относительную, но реальную грань между
«...идеологическими составными частями господствующего класса...» и
«...свободным духовным
производством данной общественной формации» (Маркс К. иЭнгельс Ф., Соч., т. 26,
ч. 1, с. 280).
Последнее всегда бывает связано невидимыми нитями с народом.
Т. о., разница между подлинными мыслителями, учёными, художниками, с одной
стороны, и
сикофантами паразитических классов — с другой, всегда существует, несмотря на
то, что, напр.,
Пушкин был дворянским поэтом, а Дидро и Гельвеции выражали подъём бурж.
демократии. Их
деятельность поэтому и относится к бесконечно ценному наследию мировой культуры,
что в ней
отразилась не борьба за раздел добычи на вершине общественной пирамиды, а
коренное
противоречие между народной массой, чей интерес в последнем счёте совпадает с
интересами об-
щества в целом, и паразитической классовой верхушкой, временными хозяевами
общества,
подчиняющими его известной форме частной собственности и власти.
Для Маркса и Ленина нет классовой борьбы вне перспективы движения к обществу
коммунистиче-
скому. Этот путь ведёт через антагонизм общественных сил к уничтожению классов и
подлинному
человеческому общежитию. Необходимость его всегда сознавалась или
предчувствовалась лучшими
представителями мировой культуры в форме общественного идеала, часто
противоречивой, иногда
парадоксальной, но всегда имеющей свои реальные, исторические корни.
* Энгельс Ф., (Письмо] К. Шмидту 5 авг. 1890 г., Маркс К. иЭнгельс Ф., Соч., т.
37; е г о ж е, [Письмо] К. Шмидту 27
окт. 1890 г., там же; его же, [Письмо] Ф. Мерингу 14 июля 1893г., там же, т. 39;
его же, [Письмо] В. Боргиусу 25 янв.
1894 г., там же; Ленин В. И., Предисловие ко второму изданию кн. «Материализм и
эмпириокритицизм», ПСС, т. 18, с.
12; его же, Агр. вопрос и совр. положение России, там же, т. 24; е г о ж е,
Филос. тетради, там же, т. 29, с. 459— 474; его
же, О пролет, культуре, там же, т. 41; Плеханов Г. В., О книге В. Шулятикова,
Соч., т. 17, М., 1925; Луначарский А. В.,
Ленин и литературоведение, Собр. соч., т. 8, М., 1967; Л и ф ш и ц М., Ленин и
вопросы литературы, в его кн.: Вопросы
иск-ва и философии, М., 1935.
Мих. Лифшиц.
ВУНДТ (Wundt) Вильгельм (16.8.1832, Неккарау, Баден,— 31.8.1920, Гросботен, близ
Лейпцига),
нем. психолог, физиолог, философ и языковед. Выдвинул план разработки
физиологич. психологии
как особой науки, использующей метод лабораторного эксперимента для расчленения
сознания на
элементы и выяснения закономерной связи между ними. Созданная В., в 1879 первая
в мире
психологич. лаборатория стала междунар. центром экспериментальной психологии; в
ней изучались
ощущения, время реакции, ассоциации, внимание, простейшие чувства. Предметом
психологии В.
считал непосредств. опыт — доступные самонаблюдению явления или факты сознания;
однако
высшие психич. процессы (речь, мышление, воля), по В., недоступны эксперименту,
и он предложил
изучать их культурно-историч. методом. В. разделял т. зр. психофизич.
параллелизма. В области
сознания, по В., действует особая психич. причинность, а поведение определяется
апперцепцией.
Опыт психологич. истолкования мифа, религии, иск-ва и др. явлений культуры В.
предпринял в 10-
томной «Психологии народов» («Volkerpsychologie», 1900—20).
В философии В.— представитель идеализма и волюнтаризма: мир — целесообразное
развитие
божеств. мировой воли. Язык для В.— одна из форм проявления «коллективной воли»,
или
«народного духа». С этим пониманием языка как динамического процесса связано
выделение в
качестве главного объекта языковедения языковой деятельности, а не языковой
системы.
• в рус. пер.: Основания физиологии, психологии, т. 1—2, СПБ, 1880—81; Лекции о
душе человека и животных, СПБ,
1894; Система философии, СПБ, 1902; Очерки психологии, [М., 19123; Введение в
психологию, М., 1912;
Естествознание и психология, [СПБ, 1914].
• К е н и г Э., В. Вундт. Его философия и психология, СПБ, 1902; Ярошевский М.
Г., История психологии, М., 19762, гл.
10.
ВЧУВСТВОВАНИЕ (нем. Einfuhlung), термин психологии иск-ва и эстетики, означающий
перенесение на предмет вызываемых им чувств и настроений (напр., переживаемые
человеком при
восприятии к.-л. пейзажа чувства грусти или радости проецируются в данный пейзаж
и
воспринимаются как его свойства — «грустный» или «весёлый» пейзаж и т. п.).
Понятие В. было
впервые изложено Ф. Т. Фишером (1887) и стало основным принципом эстетики у Т.
Липпса,
определявшего В. как «объективированное самочувствие». Оно получило широкое
распространение
в теории искусства нач. 20 в. (Вернон Ли, В. Воррингер и др.) и нередко
истолковывалось в
субъективно-идеалистическом духе.
* Воррингер В., Абстракция и В., в кн.: Совр. книга по эстетике. Антология, пер.
с англ., М., 1957; Выготский Л. С.,
Психология иск-ва, M., 19682; L i p p s Th., Zur Einfuhlung, Lpz., 1913.
ВЫБОР, см. Свобода, Свобода воли.
ВЫВОД в логике, рассуждение, в ходе к-рого из к.-л. исходных
суждений (высказываний),
посылок или предпосылок В. получается заключение — сужде-
ВЫВОД 97
ние, логически вытекающее из посылок. См. Дедукция, Индукция.
ВЫГОТСКИЙ Лев Семёнович [5(17). 11.1896, Орша,— 11.6.1934, Москва], сов.
психолог.
Подвергнув критике попытки объяснить поведение человека путём сведения высших
форм
поведения к низшим элементам, В. разработал культурно-историч. теорию развития
психики
(«Развитие высших психич. функций», 1930—31, опубл. 1960).
По В., необходимо различать два плана поведения — натуральный (результат
биологич. эволюции
животного мира) и культурный (результат историч.' развития общества), слитые в
развитии психики.
Суть культурного поведения — в его опосредованности орудиями и знаками, причём
первые
направлены «во вне», на преобразование действительности, а вторые — «во внутрь»,
сначала на
преобразование др. людей, затем — на управление собственным поведением. В
последние годы
жизни В. осн. внимание уделял изучению структуры сознания («Мышление и речь»,
1934). Исследуя
речевое мышление, В. по-новому решает проблему локализации высших психич.
функций как
структурных единиц деятельности мозга. Изучая развитие и распад высших
психических функций на
материале детской психологии, дефектологии и психиатрии, В. приходит к выводу,
что структура
сознания — это динамическая смысловая система находящихся в единстве
аффективных, волевых и
интеллектуальных процессов.
Культурно-историческая теория В. породила крупнейшую в советской психологии
школу, из которой
вышли А. Н. Леонтьев, А. Р. Лурия, П. Я. Гальперин, А. В. Запорожец, П. И.
Зинченко, Д. Б.
Эльконин и др.
• Этюды по истории поведения, М.— Л., 1930 (совм. с А. Р. Лу-ряя); Избр.
психологич. исследования, М., 1956;
Психология иск-ва, М., 19682; Собр. соч., т. 1 — 2—, M., 1982-.
ВЫСКАЗЫВАНИЕ, повествоват. предложение, рассматриваемое вместе с его содержанием
(смыслом) как истинное или ложное. Так понимаемые В. противопоставляются обычно
повелительным, вопросительным и вообще любым предложениям, оценка истинности или
ложности
к-рых невозможна. «Истину» и «ложь» называют истинностными значениями В. (или
значениями его
истинности).
По определению, любое В. имеет грамматические и логические аспекты. Грамматич.
аспект В. выра-
жается повествоват. предложением (простым или сложным), а логический — его
смыслом и
истинностным значением. В., различающиеся как грамматич. предложения (напр.,
принадлежащие
различным языкам), могут выражать одну и ту же мысль. Эту общую для
грамматически различных
В. мысль и называют содержанием, или смыслом, В.; часто её называют также
суждением. Однако
терминология, относящаяся к В., не установилась, и термины «В.», «предложение»,
«суждение»
употребляются как синонимы или за ними закрепляются значения, отличающиеся от
описанных
выше.
В связи с языковой практикой выделяют способы употребления В. Говорят, что В.
употреблено
утвердительно, если оно употреблено с целью утверждения истинности выраженной в
нём мысли.
Утвердительное употребление В.— это их наиболее частое употребление: выражая
свои мысли, люди
обычно претендуют на их истинность. В том случае, когда истинность содержания В.
не
утверждается, говорят о неутвердительном употреблении В. Одним из способов не
утвердительного
употребления В. является их косвенное употребление. Оно имеет целью не

<<

стр. 10
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>