<<

стр. 19
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

достигается
установлением факта его несовместимости с к.-л. заведомо истинным суждением.
Этой форме Д. от
п. соответствует след. схема доказательства: если В истинно и из А следует
ложность В, то А —
ложно. Другая, более общая форма Д. от п. — это доказательство путём
опровержения (обоснования
ложности) антитезиса по правилу: допустив А, вывели противоречие, следовательно
— не-А. Здесь А
может быть как утвердительным, так и отрицательным суждением. В последнем случае
Д. от п.
опирается на двузначности принцип и закон двойного отрицания. Помимо указанных
выше,
существует «парадоксальная» форма Д. от п., применявшаяся уже в «Началах»
Евклида: суждение А
можно считать доказанным, если удастся показать, что А следует даже из допущения
ложности А.
• Слупецкий Е., Борковский Л., Элементы математич. логики и теория множеств,
пер. с польск., М., 1965.
174 ДОКАЗАТЕЛЬСТВО
ДОКСОГРАФЫ [новолат. Doxographi, от греч. ???? (мн. ч. ?????) — мнение,
воззрение и ????? —
описываю], термин, введённый в сер. 19 в. Г. Узенером для обозначения древних
авторов,
работавших не в жанре «жизнеописаний» (биографы), а в жанре «взглядоопи-саний»
философов, и
закрепившийся в науке благодаря классич. труду Г. Дильса «Греческие Д.»
(Berolini, 1879), в к-ром
сохранившиеся (в основном фрагментарно) образцы доксографич. лит-ры были впервые
собраны и
критически изданы. Д. в собств. смысле называют только авторов сборников типа
????? (лат. Placita),
в к-рых «мнения» философов группировались но тематич. рубрикам и излагались в
проблемно-систе-
матич. порядке, противопоставляя их прежде всего авторам «Преемств» (греч.
????????, лат.
Successiones), т. е. историй филос. школ, дававших наряду с биографиями
целостные описания отд.
филос. систем. Но поскольку авторы «Преемств» пользовались источниками Д., такие
описания
также называют «доксографией». Термин «доксография» шире, чем термин «Д.»:
напр., можно
говорить о «доксографии» у Аристотеля, но неправильно называть его
«доксографом». Наконец, док-
сографию как описание взглядов к.-л. философа (часто в терминах др. филос.
системы)
противопоставляют дословным цитатам из его соч. — фрагментам, вместе они
составляют два осн.
класса источников для реконструкции учений тех философов, соч. к-рых утрачены.
Термин
«свидетельства» (testimonia) часто употребляется для обозначения косвенных
свидетельств —
совокупности доксографич. и биографич. сообщений, и в этом смысле
противопоставляется
фрагментам.
Систематич. доксография зародилась в 4 в. до н. э. в Ликее (так же, как и
биография — Аристоксен);
её теоретич. основой было методологич. требование Аристотеля предпосылать
собств. исследованию
предмета изложение и критику «мнений предшественников». Теофраст составил первый
доксографич. компендий — «Физич. мнения», или, иначе, «Историю физики», в 18
кн.,
охватывавший период от Фалеса до Платона включительно. «Физич. мнения» были если
не единст-
венным (вопреки Дильсу), то всё же осн. источником по досократовской мысли для
последующих Д.
В 1 в. до н. э. материал Теофраста был использован в «Мнениях философов»
(Placita philosophorum, т.
н. Аэтий) — единственном (не считая зависящей от него «Истории философии»
Псевдо-Галена)
сохранившемся доксографич. компендии. Помимо фрагментов «Физич. мнений»
Теофраста и
компендия т. н. Аэтия в корпус «Греч. Д.» входят: эксцерпты из 1-й кн. «О
природе богов» и 1-й кн.
«О благочестии» Филодема; 1-я кн. «Опровержения всех ересей» («Философумены», до
сер. 19 в.
неправильно приписывалась Оригену) епископа Ипполита Римского (170—236);
сохранённый
Евсевием отрывок из «Стромат» Псевдо-Плутарха (ок. 150), и др.
Доксография имеет огромное значение для реконструкции досократовской, в меньшей
мере —
эллинистич., философии (напр., милетская школа известна только из доксографии).
Часто это не
просто описание, а перевод на язык той филос. школы, к к-рой принадлежат Д.
• D i e l s H., Doxographi Graeci, В., 1929 (на рус. яз. краткое изложение
теории Дильса— в кн.: Т а н н е p и П., Первые
шаги др.-греч. науки, СПБ, 1902, с. 19—30); Маковель-ский А. О., Досократовская
философия, ч. 1 — Обзор источ-
ников, Казань, 1918; M с D i а г m i d J. В., Theophrastus on the presocratic
causes, «Harvard Studies in Classical Philology»,
1953, v. 61, p. 85 — 156; G i u s t a M., I dossografi di etica, Torino, 1964.
ДОКТРИНА (лат. doctrina — учение), нек-рое систематизированное учение (обычно
философское,
политическое или идеологическое), связная концепция, совокупность принципов.
Термин «Д.» (в
отличие от почти синонимичных ему «учение», «концепция», «теория») чаще
встречается при
обозначении взглядов с оттенком схоластичности и догматизма (откуда выражения:
«доктринёр» об
упорном защитнике устаревших Д., «доктринёрский», «доктринёрство»).
ДОЛГ, категория этики, в к-рой выражается нравств. задача отд. индивида, группы
лиц, класса,
народа в конкретных социальных условиях и ситуациях, становящаяся для них
внутренне
принимаемым обязательством (этим Д. отличается от более абстрактного понятия
должного,
обнимающего область вообще всех требований, предъявляемых к людям в форме норм).
В истории
нравств, сознания человечества содержание Д. толковалось различно, сообразно
общесоциальному
или классовому пониманию обязанностей, лежащих на человеке в ту или иную эпоху;
оно всегда
было связано с конкретными проблемами времени и данного общества. По своему
общечеловеч.
содержанию понятие Д. включает в себя выполнение ряда исторически выработанных
«простейших
правил человеч. общежития». Что касается природы Д., то данная проблема всегда
была ареной
столкновения различных школ и направлений фи-лос. этики. Основания Д.
связывались с той или
иной формой толкования нравств. необходимости (исполнения божеств. велений, к.-
л. космич. или
потусторонних законов, офиц. или неофиц. обществ. установлений,
самоосуществления внутр.
потенций личности и т. д.). В марксистской этике моральный Д. рассматривается
как конкретизация
общих требований морали, имеющих историч. происхождение, применительно к
возникшим
обстоятельствам, положению, способностям и возможностям человека, к-рые
определяют условия и
меру его личной ответственности и составляют содержание его мотивов и совести. В
Д., т. о.,
выражается нравств. специфика социально-идейной позиции личности во отношению к
создавшейся
обществ. ситуации, конфликту и расстановке классовых сил и т. п., внутр.
убеждений и способов их
реализации.
В коммунистической нравственности Д. человека осмысляется прежде всего в плане
борьбы за
уничтожение эксплуатации и построение социализма и коммунизма.
M a p к с К. иЭнгельс Ф., Нем. идеология, Соч., т. 3, с. 235—36; Ленин В. И.,
Гос-во и революция, ПСС, т. 33, гл. 5; е г о
ж е, Задачи союзов молодежи, там же, т. 41; А р-хангельский Л. М., Курс лекций
по марксистско-ленинской этике, М.,
1974.
ДОСОКРАТИКИ (нем. Vorsokratiker; франц. Ргё-socratiques; англ. Presocratics),
новоевроп. термин
для обозначения ранних греч. философов 6—5 вв. до н. э., а также их ближайших
преемников в 4 в.
до н. э., не затронутых влиянием аттической «сократич.» традиции. Термин
укрепился в междунар.
историко-фи-лос. практике гл. обр. благодаря классич. труду нем. филолога Г.
Дильса (1848—1922)
«Фрагменты досокра-тиков» («Die Fragmente der Vorsokratiker», 1903), в к-ром
впервые были с науч.
полнотой собраны и критически изданы сохранившиеся в виде цитат у позднейших ан-
тич. авторов
фрагменты из утраченных соч. Д., а также доксографич. (см. Доксографы) я
биографич. свидетель-
ства о них. Собрание Дильса объединяет св. 400 имён (большая часть их остаётся
голыми именами),
в т. ч. софистов, к-рых, однако, не принято называть «Д.» (поэтому нек-рые
авторы предпочитают
говорить о «дософистич.», а не «досократич.» философии), а также фрагменты
предфилос.
теокосмогоний (см. Орфизм, Ферекид).
Дильс исходил из антич., широкого значения термина «философия», поэтому
«Фрагменты Д.» вклю-
чают много материала, к-рый относится к истории математики, медицины и т. д.
(вплоть до
кулинарного иск-ва).
Философия Д. развивалась на Востоке — в ионийских городах М. Азии и на Западе —
в греч.
колониях Юж. Италии и Сицилии; отсюда восходящее к древности разделение на
«ионийскую»
(милетская школа и её последователи) и «италийскую» (пифагореизм и элейская
школа) ветви. В
целом для вост., ионийской, традиции характерны эмпиризм, сенсуализм, интерес к
конкретному
многообразию чувств. мира, преимуществ, ориентация на материально-веществ.
аспект мира, от-
теснённость антропологич. и этич. проблематики (исключение — Гераклит с его
пафосом религ.-
нравств. реформатора); для зап., италийской, традиции — примат рационально-
логич. начала над
чувственным, преимуществ, интерес к формальному, числовому и вообще структурному
аспекту
вещей, первая постановка гно-сеологич. и онтологич. проблем в чистом виде,
нередко религ.-
эсхатологич. интересы. В центре внимания всей философии Д. — космос, .
понимаемый — с
помощью доминирующего у Д. метода аналогии — либо биоморф-но (см. Гилазоизм],
либо
техноморфно (см. Демиург), либо социоморфно (см. Дике), либо — у пифагорейцев —
на основе
числовых моделей; существ. роль у Д. продолжают играть унаследованные из донауч.
картины мира
бинарные оппозиции. Уникальное место среди Д. в этом смысле занимают Парменид и
его школа,
впервые отказавшиеся от фольклорно-мифологич. наследства — двоичных
классификаций и
метафорич. аналогии — и давших программный для всей зап.-еврод. «метафизики»
образец чисто
логич. конструирования бытия. Чело-век и вообще сфера социального, как правило,
не выделяются
из общекосмич. жизни (противопоставление «природы и закона» — номос и фюсис —
впервые было
разработано софистами): космос, общество и индивид подчинены действию одних и
тех же законов и
рассматриваются нередко как изоморфные структуры, зеркально отражающиеся друг в
друге (см.
Микрокосмос и макрокосмос). Характерным для доплатоновской философии является
отсутствие
чёткого различения «материального» и «идеального».
Внутр. ход развития философии Д. может быть представлен в след. формуле:
построению
космологич. систем у раннеионийских мыслителей был положен конец Парменидом и
его школой,
потребовавшими ло-гико-теоретич. обоснования возможности чувств. мира и прежде
всего —
движения и множественности; старый гилозоистич. космос разложился, выделив в
особую категорию
«движущую причину» (по определению Аристотеля); в ответ на постулаты элейской
школы
возникли более механистич. плюралистич. системы 5 в. — Эмпедокла, Анаксагора и
атомистов
(иногда называемые «новоионийскими»), в к-рых на деа-нимизированную «материю»
были
перенесены все признаки элейского неизменного и самотождеств. бытия (однако
закон сохранения
вещества был, по-видимому, ещё раньше сформулирован Анаксимандром). Среди Д.
почти не было
«профессионалов» (первое исключение — Анаксагор): большинство из них были
вовлечены в жизнь
полиса и выступали как гос. деятели, основатели колоний, законодатели,
флотоводцы и т. д. —
прямая противоположность эллинистич. идеалу философа с его принципом «живи
незаметно».
• Фрагменты: D К I—III; Kirk G. S., R a v е n J. E., The presocratic
philosophers, Camb., 1963; Colli G., La 8Я-pienza greca,
v. l—3, Mil., 1978—80; в рус. пер.— М а к о-вельский А. О., Досократики, ч. 1—3,
Казань, 1914—19; Т а н н е p и П.,
Первые шаги др.-греч. науки, пер. С. И. Церетели, СПБ, 1902.
• Гомперц Т., Греч, мыслители, пер. с нем., т. 1, СПБ, 1911; Т о мс он Д ж.,
Исследования по истории др.-греч. об-ва,
пер. с англ., 1т.1 2 — Первые философы, М., 1959; Л ?сев А. Ф., История антич.
эстетики, (т. 1] — Ранняя классика, М.,
1963; Рожанский И. Д., Развитие естествознания в эпоху античности, М., 1979;
Доброхотов А. Л., Учение Д. о бытии,
М., 1980; Lloyd G. E. R., Polarity and analogy. Two types of argumentation in
early Greek thought, Camb., 1966; Frank el H.,
Wege und Formen fruhgriechischen Denkens, Munch., 19683; Um die Begriffswelt der
Vorsokratiker, hrsg. v. H.-G. Gadamer,
Darmstadt, 1968; Holscher ?., Anfangliches Fragen. Studien zur fruhen
griechischen Philosophie, Gott., 1968; Studies in
presocratic philosophy, ed. by D. J. Fur-ley and H. B. Allen, v. 1—2, L., 1970;
G u t h r i e W. K. C., A history of Greek
philosophy, ?. ?—2, Camb., 1971 (лит.); West M. L., Early Greek philosophy and
the Orient, Oxf., 197Г, Fritz K. v.,
Grundprobleme der Geschichte dw antiken Wissenschaft, В.—N. ?., 1971; Cherniss
H., Aristotle's criticism of presocratic
philosophy, N. Y., 1971; The Presocratice. A collection of critical essays, ed.
A. P. D. Mourela-
ДОСОКРАТИКИ 175
tos, N. ?., 1974; The Presocratlcs, ed. E. Hussey, Ь., 1972; V e rn a n t J.-P.,
Les origines de la pensee grecque, P., 19753; B a ??
e s J., The presocratic philosophers, v. 1—2, L., 1979 (библ.).
А. В. Лебедев.
ДОСТАТОЧНОГО ОСНОВАНИЯ ПРИНЦИП, достаточного основания закон (лат. prmcipium
sive
lex rationis sufficientis), принцип логики, согласно к-рому всякое суждение
(исключая суждения
непосредств. восприятия, аксиомы и определения) должно быть обосновано
(доказано) в том смысле,
что должно быть приведено достаточное основание истинности этого суждения. В
составе
достаточного основания могут быть аксиомы (постулаты, принципы), определения,
удостоверенные
суждения непосредств. восприятия и выводные суждения, уже обоснованные
посредством
доказательств. При этом учитывается, что в практике науч. и повседневного
мышления нек-рые из
суждений, входящих в достаточное основание, напр. аксиомы, законы науки,
общеизвестные
положения и т. п., могут не формулироваться явно; равным образом, не выявленным
до конца может
быть и ход рассуждения, ведущий от основания к обосновываемому суждению. Это не
нарушает Д.
о. п., если и форма рассуждения, и суждения, входящие в основание (в т. ч. и
недостающие, но к-рые
могут при необходимости быть выявлены), действительно обосновывают данное
суждение.
Д. о. п. лежал фактически в основе всех логич. теорий древности, средневековья и
нового времени,
хотя явно, как особый принцип, был сформулирован Лейбницем, к-рый придавал ему
не только
логич. (относящийся к мышлению), но и онтологич. (относящийся к бытию) смысл:
«... ни одно
явление не может оказаться истинным или действительным, ни одно утверждение
справедливым, —
без достаточного основания, почему именно дело обстоит так, а не иначе...»
(Избр. фи-лос. соч., М.,
1908, с. 347). В последующем развитии логики Д. о. п. стал пониматься как чисто
логич. принцип. В
связи с развитием математич. логики выяснилось, что он носит исключительно
содержат. характер —
его нельзя представить в виде формулы к.-л. логич. исчисления.
Д. о. п. в каждом отд. рассуждении реализуется обычно с той или иной степенью
приближения, в
связи с чем возникают гносеологич. проблемы, относящиеся, в частности, к
средствам получения
достоверных заключений в науках, основанных на наблюдениях и экспериментах и
широко
пользующихся вероятностными и индуктивными выводами. Проблема обоснования
суждений во
всей её полноте входит в теорию познания, к-рая и даёт ответ на вопросы о связи
логич. обоснования
суждений с практикой, с историей науки и техники, с историч. развитием средств
вывода,
применяемых в науч. рассуждениях. Теоретико-познават. контекст определяет
значение Д. о. п. как
требования обосновывать истинность суждений и не принимать «на веру» суждений,
не имеющих в
составе наличного знания достаточных оснований.
ДОСТОВЕРНОСТЬ, термин, применяемый в филос. и логико-методологич. исследованиях
в
качестве характеристики знания как обоснованного, доказательного, бесспорного и
как синоним
истины. В естествознании достоверными нередко называют события, суждения о к-рых
рассматриваются как эмпирически подтверждённые спец. экспериментами или, шире, —
общест-
венно-производств. практикой.
ДОСТОЕВСКИЙ Фёдор Михайлович [30.10 (11.11).1821, Москва, — 28.1 (9.2).1881,
Петербург],
рус. писатель, мыслитель, публицист. Начав в 40-х гг. лит. путь в русле
«натуральной школы» как
преемник Гоголя и поклонник Белинского, Д. в то же время впитал в себя филос.
масштабность
романтизма и нашёл жизненное приложение обоим импульсам — социальному критицизму
и
максималистскому порыву — в деятельности
176 ДОСТАТОЧНОГО
радикально настроенного кружка петрашевцев, приверженцев утопического социализма
Фурье.
После ареста в 1849, познав «опыт конца» во время инсценировки смертной казни,
столкнувшись на
каторге с иррациональной стихией преступного мира и ближе познакомившись с
народно-религ.
сознанием, Д. на исходе 50-х гг. испытал, по его собств. словам, «перерождение
убеждений»: по-
прежнему остро воспринимая разлад в социальном и духовном бытии человека, не
отказываясь от
мечты о более гармоничном и счастливом жизнеустройстве, он видит теперь
отправной пункт не во
внеш. преобразовании социальной среды, а прежде всего во внутр. преображении
личности. В 60-х
гг., вернувшись в столицу и окунувшись в атмосферу пореформенной идеологич.
полемики, Д.
вместе с братом Михаилом в журн. «Время», а затем «Эпоха» развёртывает программу
почвенничества, к-рое первоначально мыслилось как самостоят. позиция, сочетающая
нек-рые
тенденции «Современника» и, с др. стороны, консервативной публицистики (см.
Туниманов В. А.,
Творчество Д. 1854—1962, Л., 1980, гл. «Чернышевский и Д.»). Это была попытка
примирить народ и
интеллигенцию, религ. традицию и новоевроп. образованность, славянофильские и
западнические
начала, «петербургский» и допетровский периоды рус. истории во имя нравств.
оздоровления и
консолидации рус. общества на путях реформ. Тогда же Д.-художник ставит вопрос
об антро-
пологич. корнях социального зла, о самоценности личностной свободы и, с др.
стороны, о
необходимости этич. фундамента, без к-рого эта свобода вырождается в разрушит. и
асоциальный
произвол. В «Записках из подполья» (1864) Д. развивает эту аргументацию в
полемике с
детерминизмом революц. демократов, становясь с этого момента прямым идейным
антагонистом
Чернышевского, а в первом своём филос.-идеологич. романе «Преступление и
наказание» (1866), как
бы предугадывая имморализм ницшеанского «сверхчеловека», показывает внутр.
неустранимость
этич. начала, столь же неотъемлемого от человеч. личности, как и свобода воли.
Здесь уже
вырисовывается осн. круг духовных и умств. интересов Д.: «тайна человека»,
загадка красоты, смысл
истории и связующий их религ.-нравств. идеал.
В последующих больших романах кон. 60-х — 1-й пол. 70-х гг. («Идиот», «Бесы»,
«Подросток»)
деморализующая социальная атмосфера, к-рую Д. определил для себя как вторжение
«золотого
мешка» в жизненный уклад и — на др. полюсе — как нигилистич. подрыв основ
человеч.
общежития, понуждает его выяснять путём «жестокого» эксперимента над героями те
трагич.
пределы, за к-рыми утрачивается человечность и зло уже оказывается необратимым.
Он выводит
деструктивное начало в человеке, имеющее последствием убийство и
самоистребление, так же как
социальную страсть к анархии и насилию, из феномена «метафизич. сиротства»
личности посреди
совр. европ. разобщённой цивилизации, лишённой корней «в мирах иных». В поисках
спасит.
средства Д. обращается к идеалу «положительно прекрасного человека», пытающегося
личным
примером перестроить отношения между людьми по принципу самоотдачи и прощения
(князь
Мышкин в «Идиоте»), и возлагает всё большие надежды на рус. народ в целом как на
мессианского
носителя высшей духовной истины, к-рая утрачена. Западом, и на патри-архально-
монархич. устои
(т. н. русская идея). На этих позициях позднего славянофильства, развиваемых во
2-й пол. 70-х гг.,
преим. в публицистич. «Дневнике писателя», и в значит. мере отличных от
почвенничества 60-х гг.,
Д. отдаёт дань националистич. настроениям, даже с расчётом на принудит. гос.
мощь. При этом он
вступает в противоречие со своей утопией перерождения гос-ва в свободную
общность в лоне и по
типу церкви (хотя совр. состояние рус. церк. институтов представлялось ему
«параличом»). В
итоговых размышлениях (роман «Братья Карамазовы», Пушкинская речь, 1879—80) Д. с
полной
ясностью противополагает не толь-
добровольность и индивидуальная избирательность (? отличие от родства или
солидарности,
обусловленной принадлежностью к одной и той же группе), внутр. близость,
интимность (в отличие
от простого приятельства), устойчивость. Реальное содержание Д. менялось в ходе
истории. В
первобытнородовом обществе Д. называли ритуализированные взаимоотношения,
связанные с
символич. породненном (кровная Д., побратимство и т. п.); способы её заключения,
нрава и обя-
занности друзей регламентированы обычаем и часто ставятся выше фактич. родства
(воинская Д.,
напр., Ахилла и Патрокла у Гомера). По мере разложения родовых связей дружеские
отношения всё
чаще противопоставляются родственным, при этом «друзьями» человека называют всех
его
единомышленников или по-литич. приверженцев.
В истории философии Д. рассматривалась преим. в этич. плане, при этом одни
подчёркивали эмоц.
аспект Д. (напр., Монтень), другие выводили её из общности интересов или
разумного эгоизма
(напр., Гельвеции). Нем. романтики, создавшие настоящий культ Д., видели в ней
убежище от
эгоизма бурж. мира; социалисты-утописты проповедовали установление Д. всех
людей. В кон. 19 в.
начались первые эмпирич. исследования Д. психологами и социологами.
Содержание и функции Д. существенно изменяются с. возрастом. Детская Д.
представляет собой
эмоциональную привязанность, чаще всего основанную на совместной деятельности;
хотя степень
избирательности и устойчивости Д. повышается с возрастом ребёнка, подлинная
потребность в
«другом Я» (альтер эго) появляется только у подростка в связи с потребностью
осознать себя,
соотнести собств. переживания с переживаниями другого. Отсюда — напряжённые
поиски и частая
идеализация Д. Дружеские связи взрослого человека более дифференцированы,
поскольку появ-
ляется ряд новых форм общения.
Нравств. оценка Д. определяется её обществ. направленностью, теми ценностями, к-
рые она
утверждает. Классические примеры верной и высокоидейной Д. (К.Маркс и Ф.
Энгельс, А. И. Герцен
и Н. П. Огарёв) служат и сегодня нравств. образцами. См. также Дружба народов.
ДРУЖБА НАРОДОВ, всестороннее братское сотрудничество и взаимопомощь наций и
народностей, ставших на социалистич. путь развития; в многонациональных гос-вах
— одна из
движущих сил развития социалистич. общества; в межнац. отношениях социалистич.
стран — основа
единства в борьбе за мир, за сохранение и умножение социалистич. завоеваний, за
торжество идей
коммунизма.
?кт.. революция 1917 в России впервые в истории покончила с нац. гнётом,
провозгласила принципы
Д. н., предпосылки для полного осуществления к-рых сложились в ходе социалистич.
строительства.
Реальным олицетворением Д. н. явилось добровольное объединение народов в Союз
Сов.
Социалистич. Республик. В процессе строительства социализма были ликвидированы
эксплуататорские классы, преодолены коренные различия в уровнях экономич.,
политич. и культур-
ного развития народов и, т. о., уничтожены корни нац. вражды. Особую роль в этом
сыграла помощь
рус. народа ранее отстававшим народам. Политич. основой Д. н. стал сов. гос.
строй, социалистич.
демократия. Экономич. основа Д. н. — обществ. собственность на средства произ-ва
и социалистич.
система х-ва. С победой социализма была создана однотипная классовая структура
всех народов
СССР, преодолены вековые нац.-эт-нич. предрассудки, отчуждённость и враждебность
между
нациями, утвердилась единая для всех народов марксистско-ленинская
интернационалистич.
идеология, ставшая идейно-теоретич. основой Д. н. Народы СССР
ДРУЖБА 177
?
ко богоборч. бунту, но и любому насильств. устроению человечества, хотя бы
именем бога, путь
добровольного служения людям, вдохновляемого идеальным образом «земного рая»
(ср. «Сон
смешного человека», 1877), а высшее нац. призвание России видит в христ.
бескорыстном
примирении народов. Этот свой обществ. идеал Д. называет «рус. социализмом»,
выдвигая его в
противовес радикальным доктринам атеистич. социализма, памфлетно изображённого в
«Бесах» в
виде разрушит. политич. заговора.
В рамках собственно филос. традиции Д. — мыслитель экзистенциального склада, в
эпоху
«неверия и сомнения» заново решающий «последние вопросы», развивающий
своеобразную
диалектику «идеи» и «живой жизни». В центре его картины мира находится человек,
ощущающий
непреложность своего «Я есмь» перед лицом всей Вселенной; именно с этой
т. зр. Д. развивает
критику рационалистич. и позитивистских течений мысли. Вместе с тем Д.
обосновывает
личность через избираемую ею идею, принадлежащую надэмпирич. миру и т. о.
создаёт
идееносного героя, по ходу романич. сюжета сполна выявляющего жизнь и потенцию
идеи как
бытийной силы. На трактовке «идеи» у Д. отразилась гегельянская атмосфера России
40-х гг., однако
это понятие имеет у него и более глубокий, платонич. корень. Онтологич. мощь
идей проявляется
также в ходе истории: «В конце концов, торжествуют не миллионы людей, не
материальные силы ...,
не деньги, не меч, не могущество, а незаметная вначале мысль и часто какого-
нибудь по-видимому
ничтожнейшего из людей» («Дневник писателя», 1876). «Горним жительством»
человека («Братья
Карамазовы») определяется и худож. принцип писателя — «реализм в высшем
смысле»: за
ближайшими факторами уклада и среды постичь последнюю правду о движущих силах
человеч.
личности. Д. как мыслитель и художник наложил печать на идейное развитие кон.
19—20 вв. В
России он вместе с Вл. Соловьёвым дал толчок религ.-филос. движению нач. 20 в.
(Д. С.
Мережковский, Л. Шестов, Вяч, Иванов, Н. А. Бердяев, С. Н. Булгаков и др.). На
Западе идеи Д.
послужили одним из источников экзистенциализма, односторонне истолковавшего его
концепцию
человеч. свободы в духе моральной безосновности. {Поли. собр. г.оч. в 30 тт.,
т. 1—23 — , Л.,
1972—80—. Голосовкер Я. Э., Д. и Кант, М., 1963; Бахтин М.
М., Проблемы лоотики Д.,
?., 19794; ? ? и д л е н-дер Г. М., Д. и мировая лит-pa, М.,
1979; М о ч у л ь-ский К. В.,
Д. Жизнь и творчество, Париж, 1980; К и р-потин В. Я., Мир Д., М.,
1980; Ф. М. Д.
Библиография произведений Ф. М. Д. и лит-ры о нём. 1917—1965, М., 1968; L au t
h R., Die
Philosophie, Dostojewskis in systematischer Darstellung, Munch., 1950;
Jackson R. L.,
Dostoevsky's quest for form. A study of his philosophy of art, New Haven, 1966.
-P. А. Галъцева, И. Б.
Роднянская.
ДОСУГ, см. Свободное время.
ДРИШ (Driesch) Ханс (28.10.1867, Кройцнах, — 16.4.1941, Лейпциг), нем. биолог и
философ-
идеалист. Стремился построить систему витализма («Философия органического» —
«Philosophie des
Organischen», 1909), опираясь на открытые им эмбриональные регуляции (развитие
целого организма
из части его зародыша). Сформулировал закон, согласно к-рому ход развития каждой
части
зародыша определяется её положением в целом организме, а также фактором
энтелехии. Последний,
согласно Д., присущ только живой природе и представляет собой интенсивное
(пространственное)
разнообразие, производящее отбор из числа всех потенциальных путей развития.
Закон Д.
разрабатывается в совр. эмбриологии.
• Der Mensch und die Welt, Lpz., 1928; The science and philosophy of the
organism, L., 1929; в рус. пер.— Витализм, его ис-
тория и система, М., 1915.
• Hans Driesch; Personlichkeit und Bedeutung fur Biologie und Philosophie von
heute, Munch.— Basel, 1951; M о с e k R.,
Wilhelm Roux, Hans Driesch, Jena, 1974.
ДРУЖБА, отношения между людьми, основанные на взаимной привязанности, духовной
близости,
общности интересов и т. д. Д. присущи: личностный характер (в противоположность,
напр., деловым
отношениям),

сплачивает великая сила социалистич. патриотизма и интернационализма. Д. н.
выступает как
подлинное решение нац. вопроса, как интернационализм в действии.
Д. н. стала одним из решающих источников успехов в социалистич. и коммунистич.
строительстве,
движущей силой развития нового общества. Она позволяет наиболее целесообразно
использовать
материальные и людские ресурсы в интересах всех народов, быстрее решать задачи
повышения
материального благосостояния и культурного уровня трудящихся, укреплять
оборонную мощь
социалистич. Отечества, обеспечивать безопасность и суверенитет каждого народа.
Историч. достижения народов СССР — результат их объединённого труда, последоват.
претворения
в жизнь ленинской нац. политики КПСС. Д. н. стала одной из основ образования и
развития в
процессе социалистич. строительства новой историч. общности людей — советского
народа,
составной частью его образа жизни. Строительство коммунизма совместным трудом
сов. наций и
народностей, усиление их эконо-мич., политич. и культурных связей ведут к ещё
более тесному их
объединению.
С образованием мировой системы социализма историч. процесс сближения народов
расширился и
углубился. Д. н. отвечает жизненным интересам всех стран социализма и
органически сочетает
социалистич. патриотизм и интернационализм. Д. н., как господствующая тенденция
укрепления
сплочённости социалистич. народов, является барьером на пути сил, пытающихся
ослабить
социалистич. содружество, она создаёт основу для преодоления националистич.
предрассудков.
Коренные интересы стран социализма требуют всемерного укрепления их союза.
Процесс становления и развития Д. н. не происходит стихийно. Пережитки
национализма могут
возрождаться, если последовательно не бороться против местничества, нац.
эгоизма, несвоевременно
разрешать возникающие неантагонистич. противоречия между нац. и интернац.
интересами народов.
Укрепление Д. н. — необходимое условие интернац. воспитания трудящихся. В СССР и
др.
социалистич. странах принципы дружбы и братства народов, непримиримость к любым
проявлениям
местничества, национализма и шовинизма являются одной из осн. черт коммунистич.
мировоззрения
и нравственности. См. также Национальный вопрос, Нация.
ДУАЛИЗМ (от лат. dualis — двойственный), филос. учение, исходящее из признания
равноправными, не сводимыми друг к другу двух начал — духа и материи, идеального
и
материального. Д. противостоит монизму (материалистическому или
идеалистическому),
исходящему из признания в качестве первоосновного лить одного начала. Термин
«Д.» был введён
нем. философом X. Вольфом и обозначал признание двух субстанций: материальной и
духовной.
Одним из наиболее крупных представителей дуалистич. взглядов был Декарт,
разделивший бытие на
мыслящую субстанцию (дух) и протяжённую (материю); проблему взаимоотношения этих
двух
субстанций в человеке (психофизическую проблему) Декарт решал с позиций
психофизического
параллелизма, согласно к-рому психич. и фи-зиологич. процессы не зависят друг от
друга. Для фи-
лософии нового времени характерны формы гносеоло-гич. Д., к-рый, в отличие от
онтологического,
исходит не из противопоставления субстанций, а из противоположения познающего
субъекта
познаваемому объекту. Так, сознание у Локка и Юма выступает как совокупность
единичных
восприятий, чувств. мыслей, не имеющих объединяющей субстанциальной основы. Иную
разновидность гносеологич. Д. развивал Кант, к-рый рассматривал сознание как
деятельность,
упорядочи-
178 ДУАЛИЗМ
вающую данные опыта по своим собственным, незави-симым от внеш. мира законам — в
соответствии с априорными (см. Апостериори и априори) формами чувств. созерцания
и рассудка.
Гносеология. Д. неизбежно связан с агностицизмом.
Понятие Д. приложимо также к концепциям и учениям, утверждающим равноправность
любых
противвопо-ложных начал или сфер: так, говорят о Д. добра и зла в манихействе; о
Д. (характерном
для кантианской традиции) мира природы и мира свободы. Отвергая все формы Д.,
диалектич.
материализм утверждает материа-листич. монизм, исходящий из того, что все
явления в мире
представляют собой различные виды и проявления ния движущейся материи.
ДУНС СКОТ (Duns Scotus) Иоанн (ок. 1266, Макстон, Шотландия, — 8.11.1308,
Кёльн), ср.-век.
теолог и философ, представитель схоластики. Монах-франциска-нец; «тонкий доктор»
(doctor
subtilis). Учился и пре-подавал в Оксфорде и Париже.
Следуя традиции августинианства, Д. С. гораздо резче, чем Фома Аквинский,
разделял веру и знание,
теологию и философию: человеческий ум (интеллект) познаёт только сотворённые
вещи, бог сам по
себе не является естеств. объектом человеческого ума, однако таковым выступает
бытие — то, что
обще и богу, и творению, и притом в одном и том же смысле. Конеч-ное и
бесконечное — различные
модусы бытия, чело-
веческий разум может знать бога лишь как бесконеч-ное бытие.
Исходя из представления ср.-век. реализма о том что логич. членению высказывания
(на субъекты и
пре-дикаты) соответствует аналогичное членение онтологич. сферы, Д. С. считал
при этом
первичными не предикаты (универсалии), а субъекты (индивиды). Индивид — это не
просто
совокупность свойств, соответствующих отд. предикатам (родам и видам), но прежде
всего их един-
ство, и притом определ. единство, свойственное именно «этой» вещи. Д. С.
вводит особое
понятие «этости» (haecceitas) для характеристики индивидуальной вещи. Реальны
только индивиды,
общие понятия сами по себе не имеют онтологического аналога, каковой сущест-
вует лишь у
понятий, выполняющих функцию предика-тов предложения. Различию предикатов,
относимых к
одному субъекту, соответствует формальное разли-чие свойств индивида, к-
рые не обладают,
однако реальным различием в качестве обособленных сущнос-тей. Этот принцип т.
н. формального
различия Д. С. применяет по отношению к нетелесным субстанциям -богу, душе и т.
д. (напр.,
различие трёх ипостсей в боге, воли и разума в душе). В телесных же вещах
различие свойств есть
реальное различие. Основанием для отнесения индивидов к одному виду является их
«общая
природа».
Свобода воли — одно из центр. положений учения Д. С.: творение мира есть
творение индивидов, к-
рое не может определяться универсалиями, но только аб-солютно свободная воля
может создавать
универсальное «это». Созданию вещи предшествует её возможность (идея,
«чтойность» — quiditas) в
уме бога, в акте тво-рения воля осуществляет выбор совместимых возмож-ностей в
качестве свойств
индивида. Т. к. воля свобод-на, выбор этот случаен; ум, знание — только условие
и возможность
выбора, но не его причина.
В отличие от доктрины субстанциальных форм Фомы Аквинского, согласно к-рой все
признаки
(формы) ве-щи должны подчиняться одной главной (субстанциаль-ной) форме, Д. С.
исходит из
учения Бонавентуры о множественности форм, допускающего наличие pяда самостоят.
форм у одной
вещи (напр., воля и интел-лект — две независимо действующие способности, хотя и
не
обособленные друг от друга).
Д. С. отвергает доктрину Августина о божеств. «просвещении» человеч.
интеллекта:
последний не мо-жет непосредственно усматривать божеств. идеи, он приходит в
действие только
при соприкосновении с ре-
альными объектами — индивидами. Индивидуальное же может познаваться только
интуитивно. В
этом познании участвует как низшая, чувств., способность, создающая
представления, так и
интеллект, создающий интуитивный образ вещи (species specialissima). В процессе
абстракции
«активный интеллект» извлекает из представлений «общую природу» и, сообщая ей
модус
универсальности, превращает её в общее понятие. В анализе науч. знания Д. С.
отходит от
аристотелизма: необходимость науч. знания заключается не в необходимости
познаваемого объекта,
а в необходимости самого процесса познания, в наличии самоочевидных истин.
Учение Д. С. — крупнейшего представителя францисканской школы — противостояло
доминиканской схоластике, нашедшей законченное выражение в системе Фомы
Ливийского (см.
также Скотизм).
* Opera omnia..., t. 1 — 12, Lugduni, 1639; то же, т. 1—26, Р., 1891—
95; Opera omnia, v. l, Civitas Vaticana, 1950—.
• Штек ль ?., История ср.-век. философии, пер. с [нем.], М., 1912, гл. 6; ? ? ?
о в П. С., С т я ж к и н Н. И., Развитие
логич. идей от античности до эпохи Возрождения, М., 1974, с. 166—75; Соколов В.
В., Ср.-век. философия, М., 1979, с.
394—404; Longpri E., La Philosophie du B. Duns Scot, P., 1924; Harris С. R. S.,
Duns Scotus, v. 1—2, L.— Oxf., 1927; G i l s
o n E., Jean Duns Scot, P., 1952; B e t t ? n i ?., Duns Scotus: the basic
principles of his philosophy, Wash., 1961; Studies in
philosophy and the history of philosophy, v. 3 — John Duns Scotus. 1265 — 1965,
Wash., 1966.
ДУН ЧЖУНШУ, Дун Гуйянь (180—115 или 179—104 до н. э.), кит. философ,
представитель конфу-
цианства, именуемый иногда «Конфуцием эпохи Хань». Род. в местности Гуанчуань
(уезд Цзаоцян
на Ю.-В. совр. пров. Хэбэй). В период правления Цзин-ди (156— 141 до н. э.)
преподавал в
императорском ун-те, при императоре У-ди (140—87 до н. э.) был призван ко двору.
С именем Д. Ч.
связало превращение конфуцианства в гос. доктрину: в 136 он предложил У-ди
«искоренить сто
школ и почитать только конфуцианство». По инициативе Д. Ч. были введены гос.
экзамены на чи-
новничьи должности, основанные на изучении конфуцианских классиков; они положили
начало
позднейшей экзаменационной системе, важнейшему институту вплоть до нач. 20 в.
Д. Ч. разрабатывал космогонич. и натурфилос. проблемы и создал учение о небе как
части природы и
как высшей силе, стоящей над миром и определяющей его судьбу. Он считал небо
источником всех
вещей, в т. ч. и пути (дао): «Порядок и смута, гибель и процветание зависят от
судьбы,
ниспосылаемой небом. От неё нельзя уклониться», ибо «судьба — это повеление
неба». Как часть
природы небо выступает в паре с землёй и в триаде с землёй и человеком. Небо —
вверху, оно
создатель человека, земля — внизу, вместе с небом она порождает все вещи,
человек находится меж-
ду ними, будучи самым ценным из всего созданного небом. При этом небо
отождествляется с
космич. силой ян (а также светом), земля — с силой инь (а также мраком). Инь и
ян — это проявление
единого, всепрони-кающего ци. Отсюда Д. Ч. переходит к социальным и историч.
теориям. Небо,
земля и человек символизируются тремя горизонтальными чертами, а путь —
соединяющей их
вертикальной чертой; в сумме получается иероглиф «ван» — правитель, к-рый только
и способен
постичь путь указанной триады. Небо наказы-пает и награждает, осуществляя свою
власть в определ.
последовательности, связанной с круговоротом пяти первоэлементов (у-син). На
этой основе Д. Ч.
создал теорию историч. развития — учение о «трёх периодах господства»,
поочерёдно сменяющих
друг друга: каждый из них начинается с получения правителем «мандата неба»,
символизируется
определ. цветом (чёрный, белый, красный) и соответствует к.-л. конкретной
династии.
• Быков Ф. С., Учение о первоэлементах в мировоззрении Д. Ч. (К проблеме
становления конфуцианства), в кн.: Китай.
Япония. История и филология, М., 1961, с. 117—30; F o r k e А., Geschichte der
mittelalterlichen chinesischen Philosophie,
Hamb., 1934, S. 46—64; см. также лит. к ст. Конфуцианство.
ДУХ, филос. понятие, означающее невеществ. начало, в отличие от материального,
природного
начала. Вопрос о соотношении Д. и материи есть основной вопрос философии.
Утверждение
первичности материи, производным от к-рой выступает Д., является материализмом;
по словам Ф.
Энгельса, дух есть «высший цвет» материи (см. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т.
20, с. 363). Признание
Д. первоначалом мира является идеализмом, спиритуализмом. Д. выступает при этом
как понятие
(панлогизм), как субстанция (пантеизм), как личность (теизм, персонализм). В
рационализме опре-
деляющей стороной Д. считается мышление, сознание, в иррационализме —
внемыслительные
аспекты: воля, чувство, воображение, интуиция и т. д.
В инд. философии понятие Д. раскрывается прежде всего через соотношение брахмана
— высшей
реальности, объективного безличного духовного начала, из «оплотнения» к-рого
возникает весь мир,
и атмана — субъективного духовного начала, индивидуального «Я». Интеллектуальные
аспекты Д.
фиксируются в понятиях манаса, читты, буддхи (Д. как «ум»). В санкхье Д.
(пуруша) и материя
(пракрити)— два независимые начала бытия.
В Др. Греции понятие Д. (нус, пневма и др.) первоначально мыслилось как
тончайший субстрат с
нек-рыми признаками материи. У Платона и Аристотеля ум (нус) становится
важнейшим понятием
— он является перводвигателем космоса и формообразующим началом. Систематич.
разработку
понятие Д. получило в неоплатонизме, в частности у Плотина. В отличие от
космологич.,
интеллектуалистич., безличностной трактовки Д. в античности, библейско-христ.
традиция
представляет Д. прежде всего как личностный абсолют и личную волю (бога),
сотворившую из
ничего мир и человека. В философии нового времени получает развитие
рационалистич. понимание
Д. прежде всего как разума, мышления (Декарт, Спиноза, франц. материалисты 18
в.).
Интеллектуалистич. сторону Д. особенно разрабатывала нем. классич. философия.
Шеллинг
представлял всю природу лишь как момент Д.; Гегель построил философию мирового
Д.,
выражающего себя как система развивающихся логич. категорий. В русле
иррационалистич.
трактовок Д. (Ницше, Шопенгауэр, Э. Гартман и др.) развиваются интуитивистские
(Берг-сои,
Лосский) и экзистенциалистские интерпретации. Так, в экзистенциализме Д.
противостоит разуму:
это прежде всего исходящая из подлинной экзистенции воля. Позитивистское течение
мысли (неопо-
зитивизм) вообще ликвидирует проблему Д. как метафизическую, т. е. стоящую вне
сферы науч.
исследования.
В марксистской философии понятие Д. употребляется обычно как синоним сознания.
ДУША (греч.
????, лат. anima), понятие, выражающее исторически изменявшиеся воззрения на
психику и внутр.
мир человека; в религии и идеалистич. философии и психологии — понятие об особой
нематериальной субстанции, независимой от тела. Понятие Д, восходит к анимистич.
представлениям (см. Анимизм) об особой силе, обитающей в теле человека и
животного (иногда и
растения), покидающей его во время сна или в случае смерти. С этим связано
учение о метемпсихозе
(переселении душ) в инд. религ. философии, в концепциях орфиков и пифагорейцев и
др. В инд.
филос. школах, опирающихся на авторитет Вед, учение о Д. развивалось в русле
концепции атмана
— субъективного духовного начала, индивидуального «Я». С теорией несуществования
Д., её
иллюзорности выступил буддизм.: Д. заменяется здесь непрерывным потоком психофи-
зич.
элементов существования — дхарм.
Ранняя др.-греч. натурфилософия проникнута представлениями о всеобщей
одушевлённости космоса
(ги-
ДУША 179
лозоизм). Платон и неоплатонизм развивают учение о мировой Д. как одном из
универс. принципов
бытия. В понимании Аристотеля Д.— активное целесообраз-ное начало («форма»,
энтелехия) живого
тела, неотделимое от него (трактат «О душе»; см также Псюхе). В ортодоксальных
теистич.
концепциях ср.-век. христ. и мусульм. философии Д. человека — созданное богом
неповторимое
бессмертное духовное начало, тогда как в пантеистич. аверроизме — только
индивидуальное
проявление единой духовной субстанции (т. н. монопсихизм).
В новоевроп. философии термин «Д.» в собств. смысле стал употребляться для
обозначения внутр.
мира человека, его самосознания. Дуалистич. метафизика Декарта разделяет Д. и
тело как две
самостоят. субстанции; вопрос о взаимодействии их, начиная с Декарта,
обсуждается прежде всего в
русле психофизической проблемы. Лейбниц рассматривает Д. как замкнутую
субстанцию, монаду.
Кант выводит понятие Д. за пределы опыта, в область трансцендентальных идей,
обусловливающих
возможность человеч. познания. В экспериментальной психологии, получившей
развитие с сер. 19 в.,
понятие Д. вытесняется в значит. мере понятием психики.
* Каптерев П. Ф., Из истории Д., СПБ, 1890; Фpан к С.
Л., Д. человека, ?., 1917; Ярошевский М. Г.,
История психологии, М., 19762. См. также лит. к ст. Псюхе.
ДХАРМА (санскр.— закон, порядок, долг, справедливость, качество, характер,
природа), одно из
важнейших понятий др.-инд. мысли, в самом общем виде — некое установление
положительного
характера, образец, к-рому надлежит следовать как норме; вечный закон, моральный
по своему
содержанию. В более узком смысле — частное нравственное установление (долг,
добродетель и т.
п.). В пределах этого круга значений понятие Д. употреблялось в ортодоксальных
(признающих
авторитет Вед) школах инд. философии, а также в правовой литературе дхарма-шастр
(«учение о Д.»,
понимаемой здесь как предписываемый законом долг). В вайшешике, напр., Д. и
адхарма входят в
число 24 качеств (гун) и обозначают соответственно достоинство (добродетель) и
недостаток (порок).
Особое развитие понятие Д. получило в буддизме, где оно означает вечные и
неизменные элементы
существующего, безличного жизненного процесса, своеобразные «вспышки»
психофизич. энергии.
Психич. и физич. компоненты Д. соотносительны: один из них возникает только и
одновременно с
другим, так что появление одного всегда сопровождается явным или «не-
проявленпым»
присутствием другого. Посредством понятия Д. буддизм отрицает существование к.-
л. субстанции и
утверждает только бытие процесса. Число Д. в разных направлениях буддизма
определялось по-
разному. Д. разделялись на обусловленные влиянием кармич. сил (см. Карма),
подчиняющиеся в
своём бытии действию закона пратитъясамутпада, и необусловленные, не
подверженные этим
влияниям (нирвана). Необусловленные Д. отождествлялись с абс. реальностью,
учением Будды и т. п.
Понятие Д. считалось единств. реальностью в филос. школах хинаяны и
нереальностью в школах
махаяны (признание их «пустот-ности» в мадхьямике: нельзя утверждать ни того,
что Д. есть, ни
того, что их нет; отрицание к.-л. их реальности в йогачаре).
* Розенберг О. О., Введение в изучение буддизма, ч. 2, П., 1918; Семичов Б. В.,
О числе элементов по различным
палийским и тибетским буддийским текстам, «Тр. Бурят, комплексного н.-и. ин-та»,
1960, в. 3, с. 58—68; Steh erbat s-k у
Т h., The central conception of Buddhism and the meaning of the word «dharma».
L., 1923; Glasenapp H. y., Zur Geschichte der
buddhistischen Dharma-Theorie, «Zeitschrift der Deutschen Morgenlandischen
Gesellschaft», 1938, Bd 92, H. 2/3, S. 383—420;
G o d n a J., Het begrip dharma in het Indische denken, «Tijdschrift voor
Philosophie», 1958, t. 20. . ·
180 ДХАРМА
ДХАРМАКИРТИ (7—8 вв.), инд. философ-буддист и поэт, представитель шкоды
йогачара. В соч.
«Ньяя биндупрапарана», «Праманавартика», «Праманави-иииайя» и «Хетубинду»
защищал и
развивал логич. учение Дигнаги (познание как отражение не самих вещей, а их
отношений, роль
«вывода» и слова в этом процессе и др.), подвергавшееся критике со стороны
приверженцев
брахманистско-индуистской традиции. В отличие от Дигнаги, Д. вновь соединял
теорию познания с
онтологич. проблематикой, подчёркивал значение сознания (самосознания), к-рое,
согласно Д., даёт
форму объекту. Буддийская логика в истолковании Д. оказала влияние на вайшешику,
ньяю, позднее
— веданту.
• Frauwallner E., Die Reihenfolge und Entstehung der Werke Dharmakirti's, в кн.;
Asiatica, Lpz., 1954;
Vetter T., Erkenntnisprobleme bei Dharmakirti, W., 1964. ДХВАНИ (санскр., букв.—
звук, отзвук), одно
из центр. понятий др.-инд. поэтики и эстетики. Учение о Д. получило завершение в
соч.
Анандавардханы «Дхваньялока» («Свет Д.»), созданном в кон. 9 в. в Кашмире. Тема
Д.
анализировалась и позднее, напр. в трактате Абхинавагупты «Лочана» (10—11 вв.).
Д., определяемое
как «атман (душа) поэзии», составляет ядро поэтич. речи, отличая её от
непоэтической. Оно появ-
ляется там, где есть семантич. двуплановость, выявляющая смыслы, отличные от
собств. значения
данного элемента. Особая сфера Д. связана с невыраженным, или угадываемым,
значением: Д.,
подобно светильнику, освещает и своё собств. значение и нечто иное —
невыраженное, но
«проявляемое». Существует особая классификация этих угадываемых значений.
• Anandavardhanacarya. Dhvanyalokah with the Locana, Sanscrit comm. by
Abhinavagupta and Hindi comm. by Jagannath
Pathak, Varanasi, 1965; Анандавардхана. Дхваньялока («Свет Дхвани»), пер. с
санскр., введ. и коммент. Ю. М.
Алихановой, М., 1974.
• Алиханова Ю. М., Нек-рые вопросы учения о Д. в др,-инд. поэтике, в кн.:
Проблемы теории лит-ры
и эстетики в странах Востока, М., 1964; R en o u L., Le dhvani dans la poetique
sanskrite, «Adyar Library
Bulletin», 1954, v. 18. ДХЬЯНА (санскр.— мысль, размышление), в инд. философии
созерцание,
медитация как этап на пути к освобождению. В совокупности восьми средств йоги,
ведущих к
очищению и просветлению ума (читты), Д. следует за состояниями отключения чувств
(пратья-хара)
и концентрированного внимания (дхарана) и связана со спокойным, равномерным и
беспрерывным
сосредоточением мысли на данном объекте; Д. непосредственно предшествует
самадхи. Д. играет
важную роль в буддизме и иногда наз. буддийской йогой. ДЫННИК Михаил
Александрович [18.2
(1.3).1896, Киев,— 17.3.1971, Москва], сов. философ, чл.-корр. АН СССР (1958).
После окончания
историко-филологич. ф-та Киевского ун-та (1919) вёл науч. и преподават. работу в
вузах. С 1943
старший науч. сотрудник, с 1968 зав. сектором истории философии Ин-та философии
АН СССР. Осн.
работы по истории философии, эстетике и критике совр. бурж. философии. Д.
принадлежат переводы
фрагментов Гераклита, соч. Пармени-да, Бруно, Гельвеция. Гос. пр. СССР (1943) за
участие в
создании «Истории философии» (т. 1—2, 1940—41). И Диалектика Гераклита
Эфесского, М., 1929;
Очерк истории философии классич. Греции, М., 1936; Филос, взгляды Вольтера, в
кн.: Вольтер.
Статьи и материалы, М.— Л., 1948; Материалисты Др. Греции. Собрание текстов
Гераклита,
Демокрита и Эпикура, М., 1955 (редактор).
ДЬЮИ (Dewey) Джон (20.10.1859, Барлингтон, Вермонт, — 1.6.1952, Нью-Йорк), амер.
философ-
идеалист, один из ведущих представителей прагматизма. Д. выдвинул новый вариант
прагматизма —
инструментализм. Познание, по Д., — орудие, инструмент приспособления человека к
противостоящей ему среде. Мерило истинности теории или гипотезы — её практич.
эффективность в
ситуации, данной в опыте. При этом логика, по Д., выполняет служебную функцию.
Практич.
целесообразность, по мысли Д., — критерий моральности. Нравственность, как и
наука, —технич.
средство социального «инженерного иск-ва». Д. отвергал сверхъестеств. мир и
традиц. формы
религии,
выдвигая вместо них «гуманистич.» религию, особые «религ. ценности» и толкуя
бога как активное
отношение .между идеальным и действительным. Эстетическое сводится у Д. к
чувственному
(«искусство — это жизнь») и трактуется как выражение гармонии, равновесия между
организмом и
средой. В социологич, работах Д. выступал как поборник бурж. либерализма
(«регулируемой
свободы» и «равных возможностей») и индивидуализма. Классовой борьбе и
социалистич.
революции он противопоставлял сотрудничество классов и программу улучшения
общества путём
педагогич. реформ.
• Essays in experimental logic, Chi., 1918; Human nature and conduct, N. Y.,
1930; Problems of men, N. Y., 1946; Reconstruc-
tion in philosophy, Boston, [1957]; Experience and nature, N. Y., 1958; в рус.
пер.— Психология и педагогика мышления,
М., 19192.
• Кроссер П., Нигилизм Дж. Д., пер. с англ., М., 1958; Богомолов А. С., Бурж,
философия США 20 в.. М., 1974; Совр.
бурж. философия, М., 1978, гл. 1; The philosophy of J. Dewey, ed. by P. A.
Schilpp, Chi., 1939; Geiger G. R., J. Dewey in
perspective, N. ?., 1958.
ДЮРИНГ (Duhring) Евгений (12.1.1833, Берлин, — 21.9.1921, Новавес, близ
Потсдама), нем.
философ; занимался также вопросами политэкономии и права. Д. предпринял попытку
построить
систему «философии действительности», к-рая утверждала бы новый способ мышления.
Однако его
построения оказались смешением элементов метафизич. материализма, позитивизма и
кантианства.
Он считал философию априорным учением о высших, или последних, истинах. Мир, по
Д., не имеет
конца, но имел начало во времени, чему предшествовало состояние абс. покоя.
Переход от покоя к
движению Д. объясняет при помощи понятий некоей «механич. силы», якобы присущей
материи. Т.
о., Д. стремился избежать идеи перводвигателя и одновременно отойти от
материалистич. трактовки
движения как атрибута материи. Время у Д. оторвано от пространства и материи.
Социологич. концепция Д. основана на идеалистич. воззрении, согласно к-рому
причиной
социального неравенства, эксплуатации и нищеты является насилие. Насилие
рассматривается Д.
безотносительно к эко-номич. структуре общества, существованию классов,
социального
неравенства. Социалистич. преобразование общества, по Д., должно исключать
революц. переворот и
идти в духе мелкобурж. социализма Пру-дона, путём кооперирования мелких
производителей. Он
выступал против политэкономии марксизма, материалистич. диалектики и науч.
социализма. Идеи Д.
получили нек-рое распространение в среде нем. с.-д-тии. Это побудило Ф. Энгельса
подвергнуть
воззрения Д. критич. анализу, показавшему их эклектич. характер и науч.
несостоятельность (см.
«Анти-Дюринг»).
* Naturliche Dialektik, В., 1865; Cursus der Philosophie..., pz.,
1875; Logik und Wissenschaftstheorie, Lpz., 19052; в
рус. пер.— Ценность жизни, СПБ, 1894.
• Л е н и и В. И., Материализм и эмпириокритицизм, ПСС, т. 18; AI brecht G., E.
Duhring, Jena, 1927.
ДЮРКГЕЙМ (Durkheim) Эмиль (15.4.1858, Эпиналь, — 15.11.1917, Париж), франц.
социолог-
позитивист. Основатель франц. социологич. школы, группировавшейся вокруг журн.
«L'Annee
sociologique» (с 1896). Продолжатель традиции Конта, Д. испытал также влияние
Монтескье, Руссо,
Канта, Спенсера, Ш. Ре-нувье. Обосновывая особое место социологии в ряду наук о
человеке, он
отстаивал специфичность её объекта — социальной реальности, её несводимость к
био-психич.
реальности индивидов. В работе «Правила социологич. метода» (1895, в рус. пер. —
«Метод со-
циологии», 1899) Д. определял предмет социологии как социальные факты,
существующие вне
индивида ? обладающие по отношению к нему принудительной силой.
В противовес интуитивизму «философии жизни» Д. отстаивал необходимость
распространения
рационализма на познание социальных явлений и вслед за Контом призывал к
применению
объективных методов по образцу естеств. наук. Методологич. установку на исследо-
вание самих социальных процессов, а не представлений о них он сформулировал в
известном
лозунге: «Социальные факты нужно рассматривать как вещи». В теоретико-
методологич. плане Д.
сочетал приверженность эволюционизму со структурно-функциональным подходом.
Первая
тенденция проявилась у него гл. обр. в типологии обществ (сложные общества как
комбинации
простых), в объяснении социальной жизни посредством обращения к её
«элементарным» формам и т.
д. В то же время, соединив присущий орга-нич. школе взгляд на общество как на
интегрированное
целое, состоящее из взаимозависимых частей, с идеей специфичности социальной
реальности, Д. в
развёрнутой форме представил один из первых вариантов структурно-функционального
анализа в
немарксистской социологии. Под функцией он понимал соответствие того или иного
явления
определ. потребности социальной системы.
В работе «О разделении обществ. труда» (1893, рус. пер., 1900) Д. утверждал, что
осн. функция
разделения труда — поддержание социальной солидарности. В архаич. обществах она
основана на
полном растворении индивидуальных сознаний в «коллективном сознании» (механич.
солидарность),
в развитых обществах — на разделении труда и функциональной взаимозависимости
индивидов
(«органич. солидарность»), причём «коллективное сознание» здесь становится более
неопределённым и действует в огранич. сфере.
В кн. «Самоубийство» (1897, рус. пер. 1912) Д., отвергая психологич. и др.
объяснения самоубийства,
связывает его со степенью ценностно-нормативной интеграции общества и
интенсивностью
социальных связей. Он выделяет три осн. типа самоубийства: эгоистическое —
следствие ослабления
воздействия социальных норм на индивида; альтруистическое — результат крайнего
поглощения
индивида обществом; анемическое самоубийство, по Д., порождается ценностно-
нормативным
кризисом в обществе (аномией).
В наиболее крупной работе Д. - «Элементарные формы религ. жизни...» («Les formes
elementaires de
la vie religieuse...», 1912), на основе анализа австрал. тотемич. культов
прослеживаются социальные
истоки и функции религии и форм познават. деятельности. Д. стремился доказать,
что «реальный» и
«подлинный» объект всех религ. культов — общество, а гл. социальные функции
религии —
воссоздание сплочённости и выдвижение идеалов, стимулирующих обществ. развитие.
Он понимал
религию чрезвычайно широко, рассматривая её как синоним идеологии.
В конкретно науч. плане осн. вклад Д. состоит в анализе ценностно-нормативных
систем общества и
попытке разработки строгих методов исследования социальных фактов. Однако этот
вклад был
существенно ограничен идеалистич. и буржуазно-реформистскими рамками его теории.
Отводя
ведущую роль «коллективным представлениям» и открещиваясь от «упрёков» в
материализме, он
сводил материальные факторы социальной жизни к эколого-демографич. аспектам.
Хотя Д.
признавал важное значение нек-рых осн. идей историч. материализма, в целом он
отвергал его
революц. содержание и вульгарно интерпретировал его в духе «экономич.
материализма». Недо-
оценка роли экономич. институтов и власти, классов и классовой борьбы,
внутренней
противоречивости ценностно-нормативных систем определили неадекватность
объяснения осн.
социальных процессов в теории Д.
Основанная Д. школа, в к-рую входили социологи (Мосс, С. Бугле, П. Фоконне,
Халъбвакс, Ж. Дави и
др.) и представители ряда смежных наук, занимала ведущее положение во франц.
социологии 1900—
ДЮРКГЕЙМ 181
1930-х гг. С 60-х гг. наблюдается стремление реинтерпре-тироватъ теорию Д. в
эволюционистском
духе. Сторонники феноменология, социологии подвергают резкой критике
позитивистские
основания его концепций. Но в целом влияние теории Д. на зап. социологию
остаётся значительным.
• Sociologie et Philosophie, P., 1924; Lecons de sociologic, P., 1950; в рус.
пер.— Социология и социальные науки, в кн.;
Метод в науках, СПБ, 1911; Социология и теория познания, в сб.: Новые идеи в
социологии, сб. 2, СПБ, 1914. 0 К о н И.
С., Позитивизм в социологии, Л., 1964, гл. 4; К о p ж е в а Э. ?., Категория
коллективного сознания и ее роль в
концепции Э. Д., «Вести. Моск. ун-та. Сер. Философия», 1968, № 4; её ж е,
Социологич. теория познания Э. Д., в кн.: Из
истории бурж. социологии 19—20 вв., М., 1968; Гофман А- Б., «Социологизм» как
концепция Э. Д., в кн.: Исто-рико-
филос. сборник, М., 1972; его же, Религия в филос.-социологич. концепции Э. Д.,
«Социологич. исследования», 1975, №
4; Осипов а Е. В., Социология Э. Д., М., 1977; Николаев Ю. Н., Э. Д. как
социальный философ, «Социологич.
исследования», 1978, № 2. А. Б. Гофман.
ДЮЭМ, Д ю г е м (Duhem) Пьер Морис Мари (9.6.1861, Париж,— 14.9.1916, Кабрпин,
деп. Од),
франц. физик, философ и историк науки, автор работ по гидродинамике,
электродинамике,
классической термодинамике.
В области философии интересы Д. сосредоточились на природе науч. теории. Д.
придерживался
конвенционализма и занимал позицию, близкую Э. Маху и А. Пуанкаре: физич. теория
— это
конвенционально принимаемая математич. система, к-рая обеспечивает только
вычисления и
предсказания. Как и позитивисты, Д. лишал науку права на объяснение и изго-
нял из неё «метафизику», но, в отличие от них, считал «метафизику» необходимой
отраслью человеч.
знания. Согласно Д., науку и «метафизику» надо тщательно различать и не
загружать науку
«излишними» объясняющими моделями и представлениями.
С именем Д. связан т. н. тезис Дюэма—Куайна: науч. закон получает своё значение
в контексте всей
науч. теории и не может проверяться и опровергаться изолированно от др. законов
и вспомогат.
допущений (гипотез). Если нек-рое предсказание не оправдывается, это означает,
что какая-то
гипотеза из системы взаимосвязанных гипотез должна быть отброшена, но какая
именно —
устанавливает не эксперимент, а решение учёного.
Д. считал, что история проблемы или понятия необходима для их понимания, поэтому
история науки
должна быть существ. частью работы учёного. Ему принадлежат ценные работы по
истории науки и
философии античности, средних веков и Возрождения, однако Д. принижал значение
ренессансной
науки и искал в схоластике непосредств. истоки науки нового времени.
• Les origines de la statique, t. l—2, P., 1905—06; Etudes sur Leonardo de
Vinci, t. 1—3, P., 1906—13; Essai sur la notion de
theorie physique de Platon a Galilee, P., 1908; Die Wandlungen der Mechanik und
der mechanischen Naturerklarung, Lpz.,
1912; Le Systeme du monde. Histoire des doctrines cosmologiques de Platon a
Copernic, t. 1 — 10, P., 1913—59; в рус. пер.—
Физич. теория, ее цель и строение, СПБ, 1910.
% Из истории франц. науки. Сб. ст., М., 1960; Humbert P., Pierre Duhem, P.,
1932; Can theories be refuted? Essays on the
Duhem-Quine thesis, Dordrecht — Boston, 1976.
E
ЕВГЕМЕРИЗМ, учение о происхождении религии из почитания и обожествления
древнейших
царей. Е. наз. также объяснение мифов и верований как проекции в мир богов и
героев реальных
историч. событий. В этом смысле Е. возник в Греции уже в 5 в. дон. э. как один
из вариантов
рационалистич. критики мифов; так, Геродор из Гераклеи пытался истолковать мифы
о Геракле и о
походе аргонавтов как фантастич. изо-бражение реальных.подвигов давних времён.
Свое название Е.
получил по имени Ёвгемера из Мессены (ок. 340 — ок. 260 до н. э.), автора кн.
«Священная запись»,
дошедшей до нас в кратком пересказе Диодора Сицилийского (V 41—46). В жанре
рассказа о
путешествии по дальним морям Евгемер повествовал о счастливом о. Панхея и о
надписи древнего
царя Панхеи Зевса, в к-рой рассказывалось якобы о могущественных и мудрых царях
Панхеи —
Уране, Кроносе и Зевсе, побудивших своими благодеяниями воздавать им божеские
почести.
Евгемер рассказывал о том, как они наделили людей всеми достижениями цивилизации
и описывал,
как Зевс объездил с этой целью всю Землю. Аналогичным образом объяснял Евгемер и
возникнове-
ние культов богов и героев. Соч. Ёвгемера было переведено на лат. язык рим.
поэтом Эннием. •
Wipprecht F., Zur Entwicklung der rationalistischen Mythendeutung bei den
Griechen, Bd l, 11, Tub.,
1902—09; Buffiere F., Les mythes d'Homere et la pensie grecque, P., 1956.
ЕВДЕМ (???????) из Родоса (2-я пол. 4 в. до н. э.), др.-греч. философ.
Представитель перипате-
тической школы, друг и ученик Аристотеля; наряду с Теофрастом ближайший
претендент на
должность схоларха Ликея ч качестве преемника Аристотеля. После избрания
Теофраста (322 до н.
э.), возможно,
182 ДЮЭМ
вернулся на Родос и основал там филиал школы, оставаясь в тесном контакте с
Теофрастом (есть
свидетельства о переписке). Все соч. Е. утрачены, остались только фрагменты в
виде цитат у
позднейших авторов. Из всех древних перипатетиков Е. — самый верный и догматич.
последователь
своего учителя (ср. одноимённые с соч. Аристотеля «Физику», «Аналитику» и др.).
Герменевтич. (и,
как предполагают, также текстология.) работа Е. над трактатами Аристотеля ставит
его у истоков
антич. аристотелеведения и комментаторской традиции. Другую группу соч.
составляют особо
ценные и много цитировавшиеся в древности историко-науч. и религиоведч. труды —
осуществление
намеченной Аристотелем программы энциклопедич. свода «принятых мнений» (??????),
подлежащих диа-лектич. обработке (ср. «Мнения физиков» Теофраста). Сюда
относятся: история
геометрии и арифметики (до Платона), история астрономии и история теологии
(включавшая также
негреч. теогонии), цитаты ив к-рых остаются уникальным источником.
Распространённая в 19 в. т.
зр., согласно к-рой Е. принадлежит «Евде-мова этика» Аристотеля, в наст, время
оставлена.
f* Фрагмент ы: W е h г l i Fr., Die Schule des Aristote-s, H. 8, Basel, 19692;
Schobe U., Quaestiones Eude-meae de
primo physicorum libro, Halle, 1931. • Solmsen F., «American Journal of
Philology», 1961, v. 82, p. 278—82;
Aristoteles. Eudemische Ethik, ubers., komm. v. F. Dirlmeier, B., 19692; M o r a
u ? P., Der Aristotelismus bei den
Griechen, Bd l, B.—N. Y., 1973, S. 8—9.
ЕГОРОВ Анатолий Григорьевич (р. 25.10.1920, Ско-пин Рязанской обл.), сов.
философ, акад. АН СССР (1974).
Чл. КПСС с 1944. Окончил Моск. гос. пед. ин-т (1941). С 1946 на преподават. и
журналистской работе, с 1956 гл.
редактор журн. «Политич. самообразование». С 1961 зам. зав. отделом агитации и
пропаганды ЦК КПСС. С 1965
гл. редактор журн. «Коммунист», с 1974 директор ИМЛ при ЦК КПСС и с 1975
академик-секретарь отделения
философии и права

АН СССР. В 1961—60 чл. ЦРК, в 1966—76 — кандидат в чл. ЦК КПСС, с 1970 — чл. ЦК
КПСС.
Деп. Верх. Совета СССР с 1974. Осп. работы по проблемам псто-рич. материализма,
науч.
коммунизма, эстетики и теории искусства.
В Иск-во и обществ. жизнь, М., 1959; Содержание и форма в иск-ве, в кн.: Основы
марксистско-ленинской эстетики, М.,
1960; О реакц. сущности совр. бурж. эстетики, М., 1961; Произ-во, научно-технич.
творчество и эстетика, в сб.: Вопросы
технич. эстетики, в. 1,М., 1968; Проблемы эстетики, ?., 19772; Progressive
development in the arts, в сб.: Art and society,
Moscow, 1968.
ЕДИНИЧНОЕ, отдельное, индивидуальное, филос. категория, выражающая относит.
обособленность, дискретность, отграниченность друг от друга в пространстве и во
времени вещей и
событий, присущие им специфич. неповторимые особенности, составляющие их
уникальную
качеств. и количеств. определённость. Как E. может рассматриваться не только
отд. предмет, но и
целый класс предметов, если он берётся как нечто единое, относительно
самостоятельное,
существующее в границах определ. меры. Вместе с тем сам предмет есть нек-рое
множество частей,
к-рые, в свою очередь, выступают как Е.
Конкретной, наличной формой своего существования единичная вещь обязана той
системе
закономерно сложившихся связей, внутри к-рой она возникает. «...Отдельное не
существует иначе
как в той связи, которая ведет к общему... Всякое отдельное неполно входит в
общее и т. д. и т. д.» (
Ленин В. И., ПСС, т. 29, с. 318). Общее укоренено в Е. как его сущность и
раскрывается в понятии
только через отражение Е. и особенного. Ещё Аристотель отмечал, что общее
существует в
неразрывной связи с единичным. Методология, подход, основывающийся на категории
Е.,
ориентирует на поиск специфического в явлении, на обнаружение его качеств.
своеобразия.
Познание идёт от изучения единичных явлений к обнаружению в них особенного, а
затем — к
открытию общего, закономерного.
ЕДИНОЕ (греч. ??), центр. категория философии неоплатонизма, обозначающая начало
всякого
множества, всякого бытия и ума (нуса), предшествующее им и превосходящее их.
Будучи в конечном
счёте причиной всякой вещи, Е. не есть та или иная вещь, хотя именно благодаря
Е. всякая вещь есть
то, что она есть, а не иное (ср. определение Е. у Николая Кузанского как «не-
иного»).
Концепция Е. формируется в платонизме в процессе онтология, («теологич.»)
толкования
платоновского «Парменида». Сверхбытийное понимание Е. наметилось, возможно, уже
в
неопифагореизме, однако ещё в среднем платонизме Е. — атрибут «первого бога», к-
рый есть
одновременно бытие и ум. Впервые отчётливую концепцию Е. дал Плотин («Эннеады» V
1, 8), к-
рый, исходя из «Парменида», провёл различие между стоящим во главе иерархии
универсума «Е. как
таковым», «Е.-многим», или умом, и «Е. и многим», или душой (ср. «Парменид» 137
с, 144 е, 155 е).
«Многое и Е.» и «многое как таковое» Плотин понимал соответственно как
овеществлённый эйдос и
как тела, а Прокл — как тела и как материю. С развитием неоплатонизма (Ямвлих,
Прокл, Дамаский)
всё более подчёркивается пропасть между Е. и сферой ума и бытия, непостижимость
Е. умом. Душа,
сосредоточившись на Е. в умной молитве, обретает его в сверхумном экстазе, но,
не выдерживая
непосредств. предстояния единому, к-рое появляется над горизонтом ума-бытия как
«солнце из
океана» (ср. Гомер, Илиада 8, 422), «теряет крылья» (ср. Платон, «Федр» 246 с) и
вновь оказывается в
пределах умопостигаемого или даже чувств. космоса, причём не может рассказать о
виденном.
Восходящее к «Пармениду» апофатич. учение о Е. определило всю неоплатонич.
традицию. Однако в
неоплатонизме имеется и катафатич. учение об «Е.-благе», проводившееся с помощью
принципа
аналогии
(Е. так же соотносится с умопостигаемым бытием, как солнце с чувств. бытием) на
основе ряда
платоновских текстов: «Государства» ( 506—509 с), 2-го «Письма» [иерархия трёх
принципов, из к-
рых высший — «царь всего» (312 с) — был истолкован как Е.], анализа понятия
блага в «Филебе» (20
в — 21 е), разработки соотношения Е. и бытия в «Софисте» (243d — 250d) и др.
В христ. теологии начиная с Евсевия Кесарийского (Ргаер. ??. XI 20)
устанавливается соответствие
между Е. и первым лицом Троицы (отцом как безначальным первоначалом).
Неоплатонич. учение о
Е. оказало сильное влияние на Псевдо-Дионисия Ареопагита (особенно в трактате
«Мистич.
теология») и всю традицию ср.-век. апофатической теологии.
• Dodds E.R., The Parmenides of Plato and the origin of the Neoplatonic «One»,
«Classical Quarterly», 1928, v. 22, p. 129 —
143; Rist J. M., The Neoplatonic «One» and Plato's Parmenides, «Transactions and
Proceedings of the American Philological
Association», 1962, v. 93, p. 389—401; см. также лит. к ст. Неоплатонизм.
ЕДИНСТВО И БОРЬБА ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЕЙ,
один из осн. законов диалектики, выражающий источник самодвижения и развития
явлений природы
и со-циально-историч. действительности, выступающий и как всеобщий закон
познания. Закон Е. и б.
п. в системе материалистич. диалектики занимает центр. место, являясь сутью,
«ядром» диалектики.
В истории философии первоначально сложилось представление о повсеместном
сцеплении
крайностей, об их чередовании и замещении друг другом, о том, что они
«сходятся». Из этого
представления выросла концепция поляризма (напр., у Лао-цзы, в пифагореизме), к-
рая в иных
формах воспроизводится и в ряде школ нового и новейшего времени (Шеллинг,
Уайтхед,
органицизм).
Собственно диалектика зарождается там, где вскрывается проблема противоречия;
сначала
противоречие обнаруживается в виде образа («гармония лиры и лука» у Гераклита)
или апории. Из
антич. философов наиболее развёрнуто рассматривал диалектику Е. и б. п. Платон.
В эпоху
Возрождения идею «совпадения противоположностей» развивали Николай Кузанский и
Дж. Бруно. В
новое время Кант создал учение об антиномиях, Фихте — учение о диалектике в
деятельности «Я»,
Гегель — учение о Е. и б. п. как содержатель-но-логич. принципе, явившееся одной
из важнейших
историч. предпосылок марксистской диалектики.
В совр. бурж. философии преобладают две тенденции. У позитивистов
противоположности сводятся
к полюсам, а их отношение — к взаимной дополнительности. У иррационалистов
противоположности заключают якобы принципиально не разрешимые антиномии
(«трагич.

<<

стр. 19
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>