<<

стр. 23
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

истинностного значения высказываний не только от истинностного значения
составляющих их более про-
стых высказываний, но и от психологич., прагматич. и модальных оттенков смысла
этих высказываний; ан-
типод экстенсиональности.
0 К а р н а п Р., Значение и необходимость, пер. с англ., М., 1959; X и н т и к
к а Я., Логико-эпистемологич.
исследования, пер. с англ.., М., 1980; Семантика модальных и интенсиональных
логик, пер. с англ., М., 1981.
ИНТЕНЦИОНАЛЬНОСТЬ, понятие идеалистич. философии; в ср.-век. схоластике —
целесообразность,
смысловая направленность чувств.-воспринимающего и духовного познания; в
различных разновидностях
феноменологии — направленность сознания на предмет, толкуемая как
основополагающая характеристика
сознания и его актов.
Понятие И. неявно содержится в антич. философии (учение Аристотеля об энтелехии,
учение антич.
стоицизма об огненном логосе, наделённом разумной направленностью, неоплатонич.
представление
о «сущем, стремящемся к благу»). В ср.-век. философии И. понимается как один из
принципов
познания, протекающего на уровне интеллекта (см. Интенция).
Учение об И. возрождается в идеалистич. философии 19—20 вв., прежде всего у
Брентано и
Гуссерля. Согласно Брентано, характерным признаком всех психич. феноменов
выступает их И. —
предметность, соотнесённость с к.-н. объектом. Исходя из типов отношения
сознания к предмету,
Брентано строит классификацию психич. феноменов. И. — одно из центр. понятий
феноменологии
— трактуется у Гуссерля как существ. свойство всех актов сознания, поскольку
последнее всегда
направлено на что-нибудь, выступает сознанием чего-нибудь. Все предметные акты
сознания — вос-
приятие, воспоминание, фантазия, желание, формы мышления и рефлексии —
определены
соответств. предметным содержанием. При этом, согласно-Гуссерлю, И. как бы
конституирует
сознание, наполняя его значением и смыслом. Для характеристики взаимодополнит,
аспектов И.
Гуссерль и феноменологич. школы используют термины антич. философии — наэзис и
поэма:
предметная направленность мыслящего сознания есть ноэзис; то, что мыслится в
качестве
предметного содержания интенционального отношения, есть ноэма.
Понятие И. присуще гносеологии совр. неотомизма, пытающегося объединить идеи
Фомы
Аквинского и поздней схоластики с нек-рыми аспектами феноменологич. философии
Гуссерля. Оно
используется также в феноменологической социологии (А. Шюц и др.), к-рая
рассматривает
феноменологию и систему её понятий (в частности И.) как основу социологич.
теории.
• Шпет Г., Явление и смысл, М., 1914, с. 42—43, 78—80, 83—87; Б а к p а д з е К.
С., Очерки по истории новейшей и
совр. бурж. философии, Тб., 1960; Мотрошилова Н. В., Принципы и противоречия
феноменологич. философии, М.,
1968; Ж е л н о в М. В., Критика гносеологии совр. неотомизма, М., 1971; Новые
направления в социологич. теории, пер.
с англ., М., 1978.
ИНТЕНЦИЯ (от лат. intentio — стремление), термин схоластич. философии,
обозначающий
намерение, цель, направленность сознания, мышления на к.-н. предмет. У Фомы
Аквинского и в
поздней схоластике термин «И.» обозначает также внимание, иногда — нек-рую форму
бытия,
взятую в определ. отношении. В гносео-логич. аспекте И. выступает как
характеристика умств.
«образа», идеи или нек-рого значения. Фома Аквин-ский рассматривает И. как
понятие, проистекаю-
щее из деятельности интеллекта. Согласно Оккаму, «И. души» есть универсалия, т.
е. всеобщее, как
результат акта постижения предмета. И. интеллекта сопоставляется с
«умопостигаемой формой»
(идеей), поскольку отображает в разуме постигнутый объект. Вместе с тем
схоластич. философия
развивает представление об «интенциональной чувственно-воспринимаемой форме», т.
е. чувств.
образе идеи к.-л. объекта.
Общее правило схоластики — различение первой и второй И. Первая И. (iotentio
prima) есть понятие,
первоначально сформированное умом; объект подобного понятия — реальность, данная
человеч.
разуму. Вторая И. (intentio secunda) формируется через обращение к первым, путём
их изучения и
сравнения. Её объект находится в самом разуме, представляя собой логич. закон,
форму самой мысли
или к.-н. мысль вообще. На основе различения первых и вторых И. Фома Аквинский
определял
логику как учение о вторых И., обращённых и отнесённых к первым. Учение об И.
играло значит.
роль в логич. и гносеологич. дискуссиях номиналистов и реалистов. См. также
Интенцио-налъностъ.
• Штёкль А., История ср.-век. философии, пер. с нем., М., 1912, с. 205—06, 268;
Антология мировой философии, т. 1, (ч.
2), М., 1969, с. 895—97, 900—01; E u с k e n R., Geschichte der philosophischen
Terminologie, Lpz., 1879; Prantl K.,
Geschichte der Logik im Abendlande, Bd l—4, B., 1955.
ИНТЕРАКЦИОНИЗМ (от англ. interaction — взаимодействие), символический и н т е p
a кц и о н и
з м, теоретико-методологич. направление в совр. бурж. социологии и социальной
психологии,
сосредоточивающееся преимущественно на анализе символических аспектов социальных
взаимодействий. Представители И. уделяют усиленное внимание анализу языка —
главного
символич. «медиума» взаимодействия.
И. опирался на идеи Ч. Кули, Дж. Болдуина, У. Томаса (США), Г. Зиммеля
(Германия).
Основоположник его Дж. Г. Мид. В совр. И. принято выделять чикагскую (Блумер, А.
Стросс, Т.
Шибутани и др.) и айовскую (М. Кун, Т. Партленд и др.) школы. Для первой
характерен интерес к
процессуальным аспектам взаимодействия, для второй — к изучению стабильных,
«ставших»
символич. структур. К И. примыкает т. и. социодраматич. подход, сторонники к-
рого (К. Бёрк, И.
Гофман, X. Данкен) объясняют социальную жизнь как реализацию метафоры «драмы»,
анализируя
взаимодействия в таких терминах, как «актёр», «маска», «сцена», «сценарий» и т.
п.
Для П., особенно чикагской школы, характерно ин-детерминистское видение
социального процесса,
трактуемого как процесс выработки и изменения социальных значений, постоянного
определения и
переопределения ситуаций взаимодействия их участниками. В ходе этого
переопределения меняется
и объективная (с т. зр. взаимодействующих индивидов) среда социальной
деятельности, ибо мир, по
представлениям И., имеет полностью социальное происхождение. Различные группы
вырабатывают
различные миры, к-рые меняются в процессе изменения значений в ходе социального
взаимодействия.
Представители И. не создали последоват. теории социального процесса ввиду их
отказа от анализа
материальных факторов жизни общества, а также от исследования социальной
структуры общества в
целом, в действительности детерминирующей функционирование социальных значений.
Вместе с
тем представляют известный интерес их попытки исследовать структуру и динамику
развития
личности, изучение микропроцессов социальных взаимодействий.
* Шибутани Т., Социальная психология, пер. с англ., М., 1969; Критика совр.
бурж. теоретич. социологии, М., 1977;
Ионин Л. Г., Понимающая социология. Историко-критич. анализ, М., 1979; Goffman
E., The presentation of self in
everyday life, Garden City, 1959; Blume r H., Symbolic interactionism, Englewood
Cliffs (N.J.), 1969; Melt z er В., Petras J.,
The Chicago and Iowa schools of symbolic interactionism, в кн.; Human nature and
collective behavior, ed. by T. Shibutani,
Englewood Cliffs (N. J.), 1970.
ИНТЕРЕС (от лат. interest — имеет значение, важно) социальный, реальная причина
социальных
действий, событий, свершений, стоящая за непосредств. побуждениями — мотивами,
помыслами,
идеями и т. д. — участвующих в этих действиях индивидов, социальных групп,
классов.
Франц. материалисты 18 в. Гельвеции, Гольбах, Дидро предпринимают, по выражению
Г. В, Плеха-
нова, первую попытку объяснить обществ. жизнь с помощью И. Интересы людей
противопоставляются ими как божеств. предопределению, так и случайным
обстоятельствам
историч. процесса. В И. они усматривают реальное основание нравственности,
политики, обществ.
строя в целом. «Если физический мир подчинен закону движения, то мир духовный не
менее
подчинен закону интереса. На земле интерес есть всесильный волшебник, изменяющий
в глазах всех
существ вид всякого предмета» (Гельвеций К. А., Об уме, М., 1938, с. 34). Однако
франц.
материалисты не вышли за рамки идеалистич. понимания обществ. жизни, поскольку
социальный И.
рассматривался ими как простая сумма индивидуальных И. Сами же индивидуальные
ИНТЕРЕС 213
И. они выводили из чувств. природы человека, остающейся в целом неизменной.
Отсюда тезис
Гельвеция о том, что голод и любовь правит миром. Важную роль в развитии теории
И. сыграл
Гегель, к-рый, вслед за Кантом, подчёркивал несводимость И. к грубой
чувственности, к естеств.
природе человека. «Ближайшее рассмотрение истории убеждает нас в том, что
действия людей
вытекают из их потребностей, их страстей, их интересов... и лишь они играют
главную роль» (Гегель,
Соч., т. 8, М.—Л., 1935, с. 20). Люди «добиваются удовлетворения своих
интересов, но благодаря
этому осуществляется еще и нечто дальнейшее, нечто такое, что скрыто содержится
в них, но не
сознавалось ими и не входило в их намерения» (там же, с. 27). И., по Гегелю,
есть нечто большее, чем
содержание намерения и сознания, и этот «остаток», проявляющийся в конечных
результатах
человеч. деяний, связан у него с хитростью мирового разума, с абс. идеей,
осуществляющей себя в
истории через бесконечное многообразие потребностей и И.
Марксизм сохраняет все положит. моменты и толкования И., полученные в истории
обществ. мысли,
подчёркивая вместе с тем объективные основания социального И. «Экономические
отношения
каждого данного общества, — писал Ф. Энгельс, — проявляются прежде всего как
интересы» (Маркс
К. и Энгельс Ф., Соч., т. 18, с. 271). Поскольку экономич. отношения порождают
разделение
общества на классы, постольку классовые И. оказываются наиболее существенными,
глубокими,
определяющими во всём многообразии нац., групповых и индивидуальных И.
Социальные И.
обусловлены экономич. положением тех или иных обществ. групп; вместе с тем они
не сводятся к
этому положению, поскольку не существуют помимо того или иного их выражения в
виде
настроений, взглядов, эмоциональных реакций, идеологии и т. п. В
противоположность т. н.
экономич. материализму, абсолютизирующему экономич. И., марксизм-ленинизм
исходит из того,
что содержание коренных классовых И. гораздо шире, нежели экономич. потребности
этого класса. В
социальных И. закрепляется отношение данного класса или социальной группы ко
всей совокуп-
ности обществ.-политич. институтов, материальных и духовных ценностей.
Один из наиболее существ. моментов материалистич. понимания истории состоит в
выявлении
взаимозависимости между И. и идеологией. «„Идея" неизменно посрамляла себя, как
только она
отделялась от "и н-т е p е с а"» (Маркс К. и Энгельс Ф., там же, т. 2, с. 89).
В. И. Ленин писал, что
«люди всегда были и всегда будут глупенькими жертвами обмана и самообмана в
политике, пока они
не научатся за любыми нравственными, религиозными, политическими, социальными
фразами,
заявлениями, обещаниями разыскивать интересы тех или иных классов» (ПСС, т. 23,
с. 47).
При решении вопроса о классификации И. выделяется неск. наиболее существ.
оснований. И.
различаются по степени общности (индивидуальные, групповые, общественные), по
сфере
направленности (экономич., политич., духовные), но характеру субъекта (нац.,
гос., партийные и т.
д.), по степени осознанности (действующие стихийно и на основе разработанной
программы), по
возможности их осуществления (реальные и мнимые), но отношению к объективной
тенденции
обществ.
развития (прогрессивные, реакционные, консервативные).
• Маркс К. и Энгельс Ф., Святое семейство..., Соч., т. 2; их же, Нем. идеология,
там же, т. 3; Э н г е л ь с Ф., К
жилищному вопросу, там же, т. 18; Ленин В. И., Карл Маркс, ПСС, т. 26; е г о ж
е, Три источника и три составные части
марксизма, там же, т. 23; Оранский С. А., Осн. вопросы марксистской социологии,
т. 1, Л., 1931s; Здравомыс-лов А. Г.,
Проблема И. в социологич. теории, Л., 1964;
214 ИНТЕРИОРИЗАЦИЯ
е г о ж е, В.И.Ленин и проблема И. в социологич. теории, и кн.: Ленин и
социология, в. 1, М., 1970; К и к н а д я е Д. А.,
Потребности, поведение, воспитание, М., 1ЯВ8; Interesse und Gesellschaft,
Munch., 1977; L i с k J., Needs, interests, actions,
в кн.: Hungarian society and marxist sociology in the nincteen-seventies,
Btlpst, 1978. ?. Г. Здравомыслов.
ИНТЕРИОРИЗАЦИЯ (франц. iiiteriorisalion, от лат. interior — внутренний), переход
извне внутрь. В
психологию понятые И. вошло после работ представителей франц. социологич. школы
(Дюркгейм и
др.), где оно связывалось с понятием социализации, означая заимствование осн.
категорий
индивидуального сознания из сферы обществ. представлений. Принципиальное
значение получило в
культурно-историч. теории Выготского; одно из осн. положений этой теории
состояло в том, что
всякая подлинно человеч. форма психики первоначально складывается как внеш.,
социальная форма
общения между людьми и только затем, в результате И., становится психич.
процессом отд. инди-
вида. Стадии И. подробно прослежены в работах, посвящённых умственным действиям,
где
показано, что И. есть не простой переход к действию в плане представлений
(Пиаже), а
формирование внутр. плана сознания.
• Дюркгейм Э., Социология и теория познания, в сб.: Новые идеи в социологии, сб.
2, СПП, 1914; Выготский Л. С.,
Избр. психологич. исследования, М., 1956; его же, Развитие высших психич.
функций, M., I960.
ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗМ (от лат. inter — между и natio — народ), пролетарский интерна-
ционализм, общность интересов и солидарность рабочих, трудящихся различных наций
и рас, прояв-
ляющиеся в их психологии, идеологии и социальной практике; междунар.
солидарность рабочего
класса, коммунистов всех стран в борьбе за общие цели, солидарность их с борьбой
народов за нац.
освобождение ц социальный прогресс, добровольное сотрудничество братских партий
при
соблюдении равноправия и независимости каждой из них, И. обеспечивает единство
пролет.
содержания и нац. формы обществ. развития, является гл. предпосылкой реализации
нац. и интер-
нац. интересов всех народов.
И. возник в условиях капитализма, в ходе освободит. борьбы пролетариата разных
стран. «Так как
положение рабочих всех стран одинаково, — говорил Ф. Энгельс, — так как их
интересы одинаковы,
враги у них одни и тс же, то и бороться они должны сообща...» (Маркс К. и
Энгельс Ф., Соч., т. 4, с.
373). Началом объединения рабочего класса стал 1-й Интернационал, к-рый «...
заложил фундамент
международной организации рабочих для подготовки их революционного натиска на
капитал»
(Ленин В. И., ПСС, т. 38, с. 302). Дело интернац. сплочения мирового
пролетариата было продолжено
2-м Интернационалом. Вместе с тем его крах, наступивший после начала 1-й мировой
войны в
результате шовинистич. политики его оппортунистич. лидеров, показал, как
неизбежно наказывается
измена пролет. И.
И. получил развитие в деятельности ленинской партии, выступившей инициатором
создания 3-го,
Ком-мунистич. Интернационала. После ???. революции 1917 В. И. Ленин открыл новые
формы И.
«Мы, действительно, выступаем теперь не только как представители пролетариев
всех стран, но и как
представители угнетенных народов», — говорил он и одобрил лозунг: «Пролетарии
всех стран и
угнетенные народы, соединяйтесь!» (там же, т. 42, с. 71).
С победой социализма И. становится И. социалистическим и охватывает все сферы
взаимоотношений
со-циалистич. стран и наций. Объективными основами со-циалистич. И. являются
социалистич.
образ жизни, общность интересов и целей трудящихся различных национальностей в
деле
строительства нового общества. Социалистич. И. — это новый тип межнац.
отношений,
складывающийся и развивающийся на основе дружбы, равноправия, взаимоуважения,
всестороннего
братского сотрудничества, политич., экономия.,
воен. и культурной взаимопомощи наций и народностей, ставших на путь социализма.
Социалистич.
И. способствует расцвету и сближению наций, совпадает с социалистич.
патриотизмом и
противоположен космополитизму, нац. нигилизму.
Объективность основ И. не означает, однако, что люди становятся
интернационалистами стихийно.
Коммунисты считают своей первостепенной обязанностью воспитывать трудящихся в
духе
интернационализма и социалистического патриотизма, непримиримости к любым
проявлениям
национализма и шовинизма. Интернациональное воспитание трудящихся — важнейшая
составная
часть коммунистического воспитания. Идейной основой И. является марксизм-
ленинизм. И.
несовместим с национализмом. «Буржуазный национализм и пролетарский
интернационализм — вот
два непримиримо-враждебных лозунга, соответствующие двум великим классовым
лагерям всего ка-
питалистического мира и выражающие две политики (более того, два миросозерцания)
в националь-
ном вопросе» (Ленин В. И., ПСС, т. 24, с. 123). Ленин словесному И.
противопоставлял И. на деле, И.
цельный, действенный, обеспечивающий беззаветную работу над развитием
революционной борьбы
в своей стране и всестороннюю поддержку такой же борьбы во всех странах. И. на
деле можно
осуществить под руководством класса, осознающего международный характер условий
своей жизни,
борьбы и освобождения, а потому и наиболее заинтересованного в интернац.
сплочении всех
трудящихся и способного возглавить этот процесс. Такой гл. революц. силой,
объединяющей все
освободит. течения современности, выступает рабочий класс. И. по охвату
социальных классов и
слоев непрерывно обогащается в ходе развития мирового революционного процесса.
Возникают
новые формы проявления И., новые задачи, которые он решает.
Опыт показывает, что правый оппортунизм и «левый» ревизионизм, проводящие в
теории и политике
национализм и шовинистич. гегемонизм, представляют большую опасность, особенно
если на
определ. этапе из уклона отд. лиц и групп они превращаются в основу политики
правящей партии.
Именно в подобных случаях И. становится словесным, сводится на деле к
национализму. Это может
привести к деформации социализма в данной стране и ослабить тем самым позиции
мирового
социализма.
И. в совр. эпоху предполагает борьбу как против абсолютизации нац. особенностей,
так и против их
игнорирования; использование вклада каждой нации в обществ. прогресс, решение
нац. и интернац.
задач в единстве. Развитие содружества социалистич. стран, борьба прогрессивных
сил мира против
империализма показывают, что все крупные нац. проблемы успешно решаются
интернац. усилиями.
И. — важнейшее условие борьбы против воен. опасности и войны, развития мирового
революц.
процесса, эффективного строительства социализма и коммунизма. * см. к статьям
Нация,
Национальный вопрос.
С. Т. Калтахчян.
ИНТЕРПОЛЯЦИЯ (от лат. interpolatio — изменение, подновление), 1) нахождение
промежуточных
значений по ряду логич. или статистич. данных. Применяется при анализе,
диагнозе, прогнозе.
Классич. пример — открытие новых элементов по периодич. системе Д. И.
Менделеева. См. также
Экстраполяция. 2) Вставка в первонач. текст, не принадлежащая автору (особенно
часто встречалась
в «священных книгах» древности у разных народов). ИНТЕРПРЕТАЦИЯ [от лат.
interpretatio —
разъяснение, (ис)толкование] научная и в логике, совокупность значений
(смыслов), придаваемых к.-
л. образом элементам нек-рой теории (выражениям, формулам и отд. -символам);
каждое такое
значение также наз. И. данного выражения, формулы или символа.
Понятие И. играет важную роль в теории познания, характеризуя соотношение науч.
теорий и
областей объективного мира.
В содержат. естеств.-науч. и математич. теориях всегда подразумевается нек-рая
И.: такие теории ис-
пользуют лишь осмысленный выражения, т. е. смысл каждого выражения
предполагается с самого
начала известным. Однако интерпретирующая (разъяснительная) функция таких И.
неизбежно
ограничена. В общем случае понятия и предложения естеств.-науч. теорий
интерпретируются
посредством образов сознания, совокупность к-рых должна быть адекватна,
изоморфна (см.
Изоморфизм и гомоморфизм) интерпретируемой теории относительно описываемых
свойств
объектов и отношений между ними. Отношение между реальными объектами и их
образами, всегда
приблизительное и неполное, может претендовать лишь на гомоморфизм. Отношение
между
интерпретируемой теорией и её И. не взаимно-однозначно: кроме «естественной» И.
(для
формализованного описания которой данная теория строилась), у теории могут быть
и др. И., как
изоморфные первой, так и не изоморфные ей; и наоборот, одна и та же область
физических явлений
может описываться различными теориями, то есть служить их И.
И. теоретич. построений развитых областей науч. знания носит, как правило,
опосредованный харак-
тер и включает в себя многоступенчатые, иерархич. системы промежуточных И. Связь
начального и
конечного звеньев таких иерархий обеспечивается тем, что интерпретация
интерпретаций к.-л.
теории даёт и непосредственную её И. Т. о., И. есть инструмент науч.
моделирования (см. также
Модель). Многочисл. примеры того, как две или более науч. теории могут служить
И. друг для друга,
дают математика и логика. В математике интерпретируемость различных систем
аксиом с помощью
др. аксиоматич. теорий служит традиц. средством установления их относит.
непротиворечивости
(начиная с доказательств непротиворечивости неевклидовой геометрии Лобачевского
— Бойаи
посредством её И. в терминах обычной геометрии Евклида). Эта функция понятия И.
особенно важна
для математич. логики, различные аксиоматич., алгебро-логич. и др. системы к-рой
многообразными
и сложными путями интерпретируются в терминах друг друга. Благодаря той или иной
И. чисто
формальные, синтаксические (см. Синтаксис) системы математич. логики становятся
формализованными языками, описывающими различные системы содержательно
понимаемой
логики. В частности, различным системам логики высказываний и логики предикатов
могут
соответствовать различные И. (см. Интуиционизм, Конструктивное направление,
Формализм)
употребляемых в них логических операций и кванторов. * см. к статьям
Аксиоматический метод,
Модель, Семиотика.
ИНТРОВЕРТИВНЫЙ (от лат. intro — внутрь и verto — поворачиваю, обращаю),
обращённый
внутрь; психологич. характеристика личности, направленной на внутр. мир мыслей,
переживаний и т.
п., самоуглублённой. Понятие введено К. Г. Юнгом. См. Экстра-вертивный.
ИНТРОЕКЦИЯ (от лат. intro — внутрь и jacio — бросаю, кладу), 1) в теории
познания — введённое
Авенариусом понятие о недопустимом, с его т. зр., вкладывании образов
воспринимаемых объектов в
сознание индивида. Это проистекает у Авенариуса из недопустимости, по его
мнению, разделения
идеального и реального вообще, т. к. основой своей философии он делает понятие
опыта, растворяя в
нём противоположность Духовного и материального и пытаясь, т. о., опровергнуть
материализм
вообще. Критика этих понятий опыта и И. дана В. И. Лениным в работе «Материализм
и
ИНТРОЕКЦИЯ 215
эмпириокритицизм» (см. ПСС, т. 18). 2) В психологии — включение индивидом в свой
внутр. мир
воспринимаемых им взглядов, мотивов и установок др. лю-дей, что является основой
идентификации. Противоположностью И. является проекция. В глубинную психологию
понятие И.
было введено венг. психоаналитиком Ш. Ференци; И. рассматривается здесь как
психология,
механизм, играющий важную роль в процессе формирования «сверх-Я», совести и др.
ИНТРОСПЕКТИВНАЯ ПСИХОЛОГИЯ, одно из ведущих направлений в психологии кон. 19 —
нач. 20 вв., положившее в основу психологич. исследования метод самонаблюдения
(интроспекции).
Гл. представители — Вундт и Титченер. В развитой ими концепции «аналитич.
интроспекции»
собственно самонаблюдение как наблюдение, осуществляемое в условиях психологич.
эксперимента
и удовлетворяющее осн. принципам науч. метода, было противопоставлено «внутр.
восприятию»,
протекающему в естеств. условиях (Вундт, 1888). С др. стороны, самонаблюдению,
проходящему при
наивной, обыденной установке наблюдателя, противопоставлялось наблюдение при
особой
«психологич.» установке («интроспекция» в узком смысле, Титченер, 1912),
позволяющей
непосредственно постигать само переживание в его психологич. реальности. При
этом в силу
сенсуализма и атомизма вундтовско-титченеровской концепции психологически
реальным
признавалось только то, что могло быть описано в терминах осн. элементов
сознания (ощущения,
представления, чувства) и их атрибутов (качества, интенсивности и т. д.). Всё,
что не укладывалось в
эту жёсткую схему, должно было устраняться из интроспективного описания как
«ошибка стимула»
(Титченер).
Кризис «аналитич. интроспекции» наметился уже после работ вюрцбургской школы. Но
коренному
пересмотру её положения подверглись в гештальтпсихо-логии. Возникла
необходимость заменить
расчленяющую «аналитич.» установку наблюдателя на естественную,
«феноменологическую»,
предполагающую свободное и непредвзятое описание характера переживаемого во всей
полноте и
конкретности способов, к-рыми оно обнаруживает себя наблюдателю. Как самостоят.
направление И.
п. перестала существовать к нач. 20-х гг. 20 в.
• Ярошевский М. Г., История психологии, M., 19762; см. также лит. к ст.
Самонаблюдение.
ИНТРОСПЕКЦИЯ (от лат. introspecto — смотрю внутрь), в широком смысле — то же,
что
самонаблюдение; в более узком, спец. смысле — то же, что аналитич. «И.», (см.
Интроспективная
психология). ИНТУИТИВИЗМ, идеалистич. течение в философии, усматривающее в
интуиции
единственно достоверное средство познания. Хотя интуитивистские тенденции
присущи мн.
философам и филос. направлениям прошлого, как специфич. течение И. возникает на
рубеже 19—20
вв. и представляет собой, в частности, своеобразную реакцию на распространение
рассудочного
мышления и сциентизм. Будучи разновидностью иррационализма, И. противоположен
диалектическому материализму.
Для И. характерно противопоставление интуиции и интеллекта. Вместе с тем нек-рые
сторонники И.
пытаются сочетать интеллектуальное познание с интуицией (рус. философы Н. О.
Лосский, С. Л.
Франк, Е. Н. Трубецкой, франц. неотомисты Жильсон, Мари-тен и др., отчасти
Гуссерль и
феноменологич. школа — Шелер, Н. Гартман и др.). Бергсон противопоставляет
интуицию
дискурсивному, логич. мышлению, рациональному знанию, истолковывая её как
непосредств.
слияние субъекта с объектом, преодоление противоположности между ними. В
биологич. вариантах
фидо-
216 ИНТРОСПЕКТИВНАЯ
софии жизни (напр., у Клагеса) И. сближается с инстинктом, дающим непосредств.
знание предмета.
Мотивы И. свойственны также представителям экзистенциализма (напр., Марсель), к-
рьте стремятся
выйти за пределы непосредств. чувств. опыта и предлагают философии опереться на
опыт особого
рода — духовный (в частности, религиозный, мистический) «опыт». См. также
Интуиция.
ИНТУИЦИОНИЗМ, направление в основаниях математики и логики, признающее главным и
единственным критерием правомерности методов и результатов этих наук их
интуитивную —
наглядно-содержат. убедительность («интуицию»). И. отвергает использование в
математике и
логике идеи актуальной бесконечности (см. Абстракция актуальной бесконечности) и
взгляд на
логику как на науку, «предшествующую» математике. Гл. объектом интуиционистской
критики стал
широко используемый в классич. математике исключённого третьего принцип. Идеи
И..,
высказывавшиеся ещё нем. математиком Л. Кронекером и А. Пуанкаре, в явном виде
были
сформулированы в нач. 20 в. голл. учёным Л. Э. Я. Брауэром и развиты Г. Вейлем
(Германия) и ?.
Гейтингом (Нидерланды). Гл. причину парадоксов (противоречий, антиномий)
классич. математики и
логики И. усматривает в представлении, что математику можно «обосновать» какими
бы то ни было
логич. средствами. С т. зр. И. математику надлежит строить исключительно
посредством тех её
средств (удовлетворяющих, в частности, требованию эффективности,
конструктивности получаемых
с их помощью абстрактных понятий), интуитивная убедительность (в случае
доказательств и
выводов) или интуитивная ясность (в случае конструкций, построений) к-рых не
вызывает никаких
сомнений. Для И. понятия «доказательство» и «построение» (как и понятие
«интуиция») не могут
быть охвачены к.-л. одним «точным» определением. Поэтому никакая система
интуиционистски
приемлемых правил рассуждений, умозаключений и доказательств не может и не
должна
кодифицироваться в качестве раз навсегда закреплённой и принятой логики. Только
с учётом
подобного фундаментального принципа И. можно в нек-ром смысле считать
интуиционистскую
логику Гейтинга адекватной идеям этого направления: главное в И. не логика, а
интерпретация
применяемых логич. средств и математич. рассуждений. В то же время
интуиционистская
математика может быть описана в виде нек-рого исчисления [см. К л и н и С. К., В
е с л и Р.,
Основания интуиционистской математики с т. зр. теории рекурсивных функций, пер.
с англ., 1978
(библ.)]. Идеи И. оказали большое влияние на конструктивное направление. Осн.
отличие
конструктивизма от И. состоит в том, что неопределяемое и неизбежно субъективное
понятие интуи-
ции заменяется в первом к.-л. разновидностью точно определяемого понятия
алгоритма (или
вычислимой, рекурсивной функции).
• Френкель А. А., Бар-Хиллел И., Основания теории множеств, пер. с англ., М.,
1960.
ИНТУИЦИОНИСТСКАЯ ЛОГИКА, форма логики предикатов (или логики высказываний),
включающая лишь такие логические законы, к-рые приемлемы с т. зр. концепции
интуиционизма.
Системы И. л., построенные голл. учёным А. Гейтингом (1930) и ранее (исходя не
из
интуиционистских предпосылок) сов. математиком В. И. Гливенко (1928), отличаются
от соответств.
систем классич. логики гл. обр. отсутствием исключённого третьего принципа. См.
также
Конструктивное направление.
ИНТУИЦИЯ (позднелат. intuitio, от лат. intueor — пристально смотрю), способность
постижения
истины путём прямого её усмотрения без обоснования с помощью доказательства.
В истории философии понятие И. включало разное содержание. И. понималась как
форма-
непосредств. интеллектуального знания или созерцания (интеллек-
туальная И.). Так, Платон утверждал, что созерцание идей (прообразов вещей
чувств. мира) есть вид
непо-средств. знания, к-рое приходит как внезапное озарение, предполагающее
длит. подготовку ума.
В истории философии нередко чувств. формы познания и мышление
противопоставлялись. Декарт,
напр., утверждал: «Под интуицией я разумею не веру в шаткое свидетельство
чувств и не
обманчивое суждение беспорядочного воображения, но понятие ясного и
внимательного ума,
настолько простое и отчётливое, что оно не оставляет никакого сомнения в том,
что мы мыслим, или,
что одно и то же, прочное понятие ясного и внимательного ума, порождаемое лишь
естественным
светом разума и благодаря своей простоте более достоверное, чем сама
дедукция...» (Избр. произв.,
М., 1950, с. 86). Гегель в своей системе диалектически совмещал
непосредственное и
опосредствованное знание. И. трактовалась также и как познание в виде чувств.
созерцания
(чувств. И.): «...безоговорочное, несомненное, ясное, как
солнце... только чувственное», а
потому тайна интуитивного познания и «... сосредоточена в
чувственности» (Фейербах Л.,
Избр. филос. произв., т. 1, М., 1955, с. 187).
И. понималась и как инстинкт, непосредственно, без предварит. научения
определяющий формы
поведения организма (Бергсон), и как скрытый, бессознательный первопринцип
творчества (Фрейд).
В нек-рых течениях бурж. философии И. трактуется как божеств. откровение, как
всецело бессознат.
процесс, несовместимый с логикой и жизненной практикой. Различные толкования И.
имеют нечто
общее — подчёркивание момента непосредственности в процессе познания, в отличие
(или в
противоположность) от опосредствованного, дискурсивного характера ло-гич.
мышления.
Материалистич. диалектика усматривает рациональное зерно понятия И. в
характеристике момента
непосредственности в познании, к-рое представляет собой единство чувственного и
рационального.
Процесс науч. познания, а также различные формы художеств. освоения мира не
всегда
осуществляются в развёрнутом, логически и фактически доказательном виде. Нередко
субъект
схватывает мыслью сложную ситуацию (напр., во время воен. сражения, при
определении диагноза,
при установлении виновности или невиновности обвиняемого и т. п.). Роль И.
особенно велика там,
где необходим выход за пределы приёмов познания для проникновения в неведомое.
Но И. не есть
нечто неразумное или сверхразумное. В процессе интуитивного познания не
осознаются все те
признаки, по к-рым осуществляется вывод, и те приёмы, с помощью к-рых он
делается. И. не
составляет особого пути познания, идущего в обход ощущений, представлений и
мышления. Она
представляет собой своеобразный тип мышления, когда отд. звенья процесса
мышления проносятся в
сознании более или менее бессознательно, а предельно ясно осознаётся именно итог
мысли —
истина. И. бывает достаточно для усмотрения истины, но её недостаточно, чтобы
убедить в этой
истине других и самого себя. Для этого необходимо доказательство. ИНФОРМАЦИЯ (от
лат.
miormatio — ознакомление, разъяснение, представление, понятие), 1) сообщение,
осведомление о
положении дел, сведения о чём-либо, передаваемые людьми; 2) уменьшаемая,
снимаемая
неопределённость в результате получения сообщений; 3) сообщение, неразрывно
связанное с
управлением, сигналы в единстве синтаксич., семантич. и прагматич.
характеристик; 4) передача,
отражение разнообразия в любых объектах и процессах (неживой и живой природы).
Первонач. понимание И. как сведений сохранялось вплоть до сер. 20 в. В связи с
прогрессом технич.
средств массовых и др. коммуникаций (телефон, телеграф, радио, телевидение и т.
п.) и в
особенности с ростом
объёма передаваемых сообщений появилась необходимость их измерения для улучшения
условий
передачи. Первые попытки измерения количества И. относятся к 20-м гг. 20 в.
Математич. теория И.
была создана в 1948, когда К. Шеннон и У. Уивер опубликовали ст. «Математич.
теория связи» («The
mathematical theory ?? communication», 1949), в которой использовались
вероятностные методы для
измерения количества И. и были предложены абстрактная схема связи, состоящая из
шести
компонентов (источника И., передатчика, линии связи, приёмника, адресата и
источника помех), а
также теоремы о пропускной способности, помехоустойчивости, кодирования и т. д.
В вероятностной
теории под И. понимались не любые сообщения, к-рыми обмениваются люди или
передают их по
технич. каналам связи, а лишь такие, к-рые уменьшают неопределённость у
получателя И.
Неопределённость существует тогда, когда из-за неполноты И. необходим выбор
одной из двух или
большего числа возможностей. Такие процессы имеют место не только в
коммуникациях, но и в
управлении, познании. Наряду с шенноновским, вероятностным, вариантом мате-
матич. теории И.
иоявились и др. её варианты — топологический, комбинаторный, «динамический»,
алгоритмический
и т. д., из к-рых в приложениях используются лишь комбинаторный и вероятностный.
Эти ма-
тематич. подходы к измерению И. описывают лишь знаковую структуру сообщений и
поэтому могут
быть охарактеризованы как синтаксические теории. Содержательный (смысл,
значение) и
аксиологический (ценность, полезность) аспекты И. исследуются в семантич. и
прагматич. теориях
И. Кроме количества, ценности и содержания, И. (в частности, социальная И.)
обладает и др.
свойствами (правдивость, партийность, достоверность, полнота, глубина, точность,
убедительность,
доказательность, новизна, эффективность, оптимальность, оперативность,
надёжность, вы-
разительность), к-рые исследуются в работах по социальной теории И. (В. Г.
Афанасьев, Г. Т.
Журавлёв, ?. ?. Цырдя и др.).
Понятие И. широко используется в кибернетике, где оно выступает как одна из
центр. категорий
наряду с понятиями связи и управления. В 1948 Н. Винер предложил «информац.
видение»
кибернетики как науки об управлении и связи в живых организмах, обществе и
машинах. В 60—70-х
гг. появились работы, где не только на содержательном, но и формально-матема-
тич. уровне
наметилась идея синтеза знаний о связи и управлении в т. н. «информац. теории
управления»,
развиваемой школой Б. Н. Петрова.
Понятие И. стало общенауч. понятием, т. е. общим для всех частных наук, а
информац. подход,
включающий в себя совокупность идей и комплекс математич. средств, превратился в
общенауч.
средство исследования. Развитие понятия И. в совр. науке привело к появлению её
мировоззренч., в
особенности филос., интерпретаций. Объективно-идеалистич. концепция И.
характерна для
неотомизма, где утверждается трансцендентная, сверхъестеств. природа И. В
неопозитивизме и
экзистенциализме И. рассматривается как субъективный феномен. Последовательно
материалистич.,
опирающаяся на данные совр. науки, трактовка природы И. развивается в диалектич.
материализме,
исходящем из первичности материальной И. но отношению к идеальной и глубокой
связи И. с
отражением. В марксистской лит-ре сложились две осн. концепции И.: 1) как формы
отражения,
связанной с самоуправляемыми системами; 2) как аспекта, стороны отражения, к-рая
может
передаваться, объективироваться. Наиболее распространённым (но не
общепризнанным) является
определение И. на основе категории разнообразия (развитое англ. кибернетиком и
биологом У. Р.
ИНФОРМАЦИЯ 217
Эшби) и категории отражения как свойства всей материи, впервые предложенное и
обоснованное
философами-марксистами. Однако не существует одного общего определения понятия
И. Порождает
дискуссию вопрос о предметной области понятии И. (является ли она свойством всех
материальных
объектов, или только живых и самоуправляющихся, или же только сознат. существ и
т. п.). Проблема
И. является одной из наиболее актуальных и фундаментальных в условиях совр.
науч.-технич.
революции, характеризующейся, в частности, передачей информац. функций от
человека к машинам
в самых широких масштабах.
• Эшби У. Р., Введение в кибернетику, пер. с англ., М., 1959; Шеннон К. Э.,
Работы по теории И. и кибернетики, пер. с
англ., М., 1963; И. н кибернетика. Сб. ст., под ред. А. И. Берга, М., 1967;
Винер Н., Кибернетика, или Управление и связь
в животном и машине, пер. с англ., М., 1968; У p с у л А. Д., И., М., 1971; его
же, Проблема И. в совр. науке, М., 1975; Ч
е p p и К., Человек и И., пер. с англ., М., 1972; Г p и ш к и н И. И., Понятие
И., М., 1973; Афанасьев В. Г., Социальная И.
и управление обществом, М., 1975; Кремянский В. И., Методологии, проблемы
системного подхода к И., М., 1977; Я н к
о в М., Материя и И., М., 1979.
А, Д. Урсул.
ИНЬ И ЯН, одни из осн. понятий кит. философии. Исходное значение: пасмурная и
солнечная
погода или теневая и солнечная стороны (напр., горы, ущелья). Др.-кит. мыслители
использовали
бинарность данного противопоставления для филос. выражения мн. противоположных и
сменяющих
друг друга явлений: света и тьмы, солнца и луны, огня и воды, активности и
пассивности, мужского и
женского начал, неба и земли и т. п.: «Ян, достигая предела, превращается в инь;
инь, достигая
предела, превращается в ян». Это нашло своё выражение в гексаграммах «Ицзин», в
к-рых целая
черта символизирует ян, а прерванная — инь. В «Иц-зин» И. и я. обретают характер
космич. сил,
находящихся в постоянном взаимодействии и противоборстве, благодаря к-рому
создаётся и
изменяется материальный мир, а также общество, идеи, культура, мораль. Сами же
И. и я. являются
порождением Великого предела (см. Тайцзи). По-видимому, в период Чуньцю (8—5 вв.
до н. э.)
теория И. и я. дополняется понятием ци — энергии, жизненной силы (напр., ци неба
и земли и есть И.
и я.), а в период Чжаньго (5—3 вв. до н. э.)— концепцией пяти первоэлементов
(см. У-син), как бы
материала для действий И. и я. Важным элементом учения об И. и я., а также об у-
син является их
обратная связь с жизнью людей и человеч. общества: если они действуют в согласии
с их естеств.
закономерностью, то в стране (обществе, человеке) царят спокойствие и порядок, а
если их действия
нарушаются, то страна приходит в смятение, и наоборот — беспорядок в человеч.
обществе создаёт
помехи для естеств. изменений И. и я. и у-син. Концепции И. и я. разрабатывались
разными
философами (Ван Чун, Дун Чжунгау, представители неоконфуцианства), но особое
место они за-
нимали в учении школы иньянцзя.
* Быков Ф. С., Зарождение обществ.-политич. и фнлос. мысли в Китае, М., 1966, с.
30—56; W ing-t si
t Chan, A source book in Chinese philosophy, Princeton (N. J.), 1963. ИНЬЯНЦЗЯ
(кит., букв.— школа,
осн. на учении о силах инь и ян), одна из десяти филос. школ, выделенных учёными
периода Хань
(206 до н. э.— 220 н. э.) в др.-кит. философии. Возникла, вероятно, как
результат астрономич.
наблюдений. До нас не дошло ни одного трактата или развёрнутого фрагмента текста
школы И.,
поэтому об её идеях можно судить лишь на основе отрывочных данных. Гл.
представителем И.
считается Цзоу Янь (305—240 до н. э.), к-рый посещал академию Цзися, был
плодовитым автором и,
видимо, разработал принцип кругового взаимопорождения и взаимоуничтожения пяти
движущих
начал (у-син). Распространив его действие на человеч. общество, Цзоу Янь
выдвинул теорию о
«круговороте моральных качеств пя-
218 ИНЬ И ЯН
ти движущих начал» (назв. одного из его трактатов): так же, как металл побеждает
дерево, а огонь —
металл, так и династия Ся (23 — 18 пв. до н. э.) — дерево была свергнута
династией Шан (17 —11 вв.
до н. э.) — металлом, к-рую, в свою очередь, ниспровергла династия Чжоу (11—3
вв. до н. э.) —
огонь. Это учение легло в основу теории циклич. развития истории (напр., у Дун
Чжуншу и др.). И. и
её учение о силах инь и ян н пяти движущих началах оказали сильное влияние на
последующие
филос., социологич. и историч. теории.
• Forke ?., Geschichte der alten chinesischen Philosophie, Hamb., 1927, S. 499—
519; Wing-t sit Chan, A source book in
Chinese philosophy, Princeton (N. J.), 1963, p. 244—50.
ИОАНН ДАМАСКИН (??????? ? ??????????) (?. ок. 675, Дамаск,— ум. до 753), визант.
богослов,
философ и поэт, завершитель и систематизатор греч. патристики. Ведущий идейный
противник
иконоборчества. К новизне идей и оригинальности теорий не стремился, верный
своему девизу: «Я
не скажу ничего от себя». Всесторонность познаний И. Д. позволила ему соединить
разнородный
идейный материал в единую замкнутую систему. Решая задачу упорядочения наук под
эгидой церк.
догмы и на основе аристотелевской логики, И. Д. создал основы схоластич. метода,
позднее
получившего развитие у ср.-век. теологов Запада, учившихся у И. Д. (Петра
Ломбардского, Альберта
Великого, Фомы Аквинского). Гл. соч. И. Д.— «Источник знания»; это компендиум
филос. и
богословских сведений, предвосхищающий «суммы» зап. схоластов. Высказываемая И.
Д. мысль о
подчинённом положении философии по отношению к теологии повлияла на дальнейшее
формулирование этого тезиса в зап. схоластике (прежде всего у Петра Дамиани).
Соч. И. Д. получили
распространение как в вост.-христ. странах — Грузии, Др. Руси и др., так и на
Западе (лат. пер. сер 12
в.).
• Opera omnia, t. 1—3, P., 1860 (Migne PG, t. 94—96)· Schriften, Bd 1—3, В.—?.
?., 1969 — 75; в рус. пер.— Поли, с-обр
творений, т. 1, СПБ, 1913; в кн.: Антология мировой философии т. 1, ч. 2, М.,
1969, с. 621—26.
ИОАНН ДУНС СКОТ, см. Дуне Скот. ИОАНН ИТАЛ (??????? ? ??????) (2-я пол. И в.),
визант.
философ. Ученик Михаила Пселла и его преемник в сане «консула философов». Довёл
воспринятое
им от учителя тяготение к антич. идеалистич. рационализму (прежде всего к
платонизму) до прямого
конфликта с христианством и церк. ортодоксией. Его учение было по приказу имп.
Алексея I
Комнина рассмотрено на церк. соборе 1082 и предано анафеме. В правосл. Синодике
И. И. было
вменено в вину отрицание воплощения бога и принятие платоновской доктрины об
идеях, отя-
гощённое признанием предвечности идей и материи. Учение И. И. оказало влияние на
груз,
мыслителя Иоанэ Петрици.
• Opuscula selecta, fasc. 1—2, Tphilisiis, 1924—26; Opera, Tbilisi, 1966; в рус.
пер.—в кн.: Антология мировой философии,
т. 1, ч. 2, М., 1969, с. 627 — 29.
ИОАНН СКОТ ЭРИУГЕНА (Johannes Scotus Eriu-gena), Э р и г е н a (Erigena) или И e
p у г е н а
(lerugena) (ок. 8Ш — ок. 877), ср.-век. философ. По происхождению ирландец;
переехал во Францию
и в нач. 840-х гг. появился при дворе Карла Лысого, где был высоко ценим за свою
необычайную
учёность. Покровительство монарха позволяло И. С. Э. вести отрешённую жизнь
учёного и
сохранять независимость по отношению к требованиям церк. кругов.
В умств. атмосфере Запада той эпохи И. С. Э. представляет собой одинокое
явление. К варварскому
бого-словствованию зап. клириков он не мог относиться всерьёз, к Августину
высказывал почтение,
но отчуждённость; его подлинная духовная родина — мир греч. мысли, его филос.
вера — платонизм
и неоплатонизм, получивший христ. оформление в творчестве греч. авторов Оригена,
Григория
Нисского, Псевдо-Дионисия Ареопагита и Максима Исповедника (труды Псев-
до-Дионисия и Максима И. С. Э. впервые перевёл на лат. язык и занимался их
истолкованием). И. С. Э.
решительно настаивает на примате разума перед авторитетом религ. предания.
Дистанции между
идеалистич. умозрением и христ. откровением, между философией и верой для него
не существует. Его гл.
соч. «О разделении природы» («De divisionc naturae») уводит тенденции пантеизма
так далеко, что
объединяет бога и мир в едином понятии «сущего», или «природы», проходящей
четыре стадии диалектич.
самодвижения: 1) «природа творящая и не сотворённая», т. е. бог как предвечная
первопричина всех
вещей; 2) «природа сотворённая и творящая», т. е. платоновский мир идей,
локализованный в интеллекте
бога; 3) «природа сотворённая и не творящая», т. е. мир единичных вещей; 4)
«природа не сотворённая и
не творящая», т. е. снова бог, но ужо как конечная цель всех вещей, вбирающая их
обратно в себя на
исходе мирового процесса. В полном согласии с Псевдо-Дионисием Ареопагитом и в
резком отличии от
Августина И. С. Э. понимает бога не как личность, описываемую по аналогии с
человеч. личностью, но как
присутствующее во всём и одновременно запредельное бытие, не поддающееся
предметному постижению
даже для самого себя: «Бог не знает о себе, что он есть, ибо он не есть никакое
„что"» (De divis. nat. 11,28).
Доктрина И. С. Э. представляет собой последо-ват. идеалистич. монизм: всё
выходит из бога и воз-
вращается в бога; И. С. Э. отрицает сущностную реальность зла — оно существует
только как «ничто», как
своё самоотрицание. Мистич. учение И. С. Э. о человеке, ориентированное на
перспективу его просветле-
ния и обожествления, продолжает традиции Максима Исповедника и предвосхищает
нем. мистика
Майстера Экхарта. Принимая учение Платона о примате общего над единичным, И. С.
Э. явился одним из
основателей и радикальнейших представителей ср.-век. реализма. В целом
грандиозные умств. построения
И. С. Э. были чужды его эпохе, и его творчество не нашло настоящих
продолжателей; лишь в 13 в. его
пантеистич. идеи подхватываются еретич. мыслителями и одновременно подвергаются
церк. осуждению
(напр., на поместном Парижском соборе в 1210). В общей псторич. перспективе
система И. С. Э. лежит на
линии, идущей от Платона и Плотина через Прокла, Псевдо-Дионисия Ареоиагита,
Максима Исповедника
и Николая Ку-занского к нем. идеализму кон. 18 — нач. 19 вв. * Opera quae
supersimt omnia, P., 1865 (Migne
PL, t. 122); в рус пер.— в кн.: Антология мировой философии, т. 1, ч. 2, М.,
1969, с. 787—04.
* Бриллиантов А., Влияние вост. богословия на западное в произведениях II. С.
9., СПБ, 1898; История философии, т. 1,
М., 1940 (см. по указателю имён); D o r r i e s H., Zur Geschichte der Mystik
Erigena und des Neoplatonismus, Tub., 1925.
ИОАНН СОЛСБЕРИЙСКИЙ (Joannes Saresberiensis) (между 1115 и 1120—25.10.1180,
Шартр), ср.-век.
философ, представитель шартрской школы. Епископ Шартр-ский (с 1176). В филос.
воззрениях более
всего тяготел к платоновской Академии, его гл. авторитет — Цицерон. Выступая как
против крайнего
скептицизма, так и против догматизма, в к-ром он видел следствие недостаточного
образования, он
склонялся везде к доводам здравого смысла и к умеренности, в т. ч. и в решении
проблемы универсалий. Т.
к. знание Об универсалиях самих по себе недоступно, то остаётся только
исследовать, как достигается
знание о них. Эту проблему И. С. решает на основе аристотелевского учения об
абстракции: сходство
различных индивидов приводит к знанию вида, сходства видов — к знанию рода.
Истинная философия, по
И. С., совпадает с любовью к богу и жизнью согласно принятому учению; с этим
связано и критич.
отношение его к схоластич. дискуссиям. Особое значение имеет политич. теория И.
С. (высокая оценка
рим. права, принципиальное оправдание тираноубийства).
• PoHcraticus, ed. С. С. J. Webh, t. l—2, Oxf., 19UU; Meta-logicori, ed. G. C.
J. Webb., Oxf., 1929,
fC о к о л о в В. В., Ср.-век. философия, М., 1979, о. 179—82' ebbe. С. J.,
John of Salisbury, L., 19,42; D a n i е 1 s H '
Die Wissenschaftslehre des Johannes von Salisbury Kaldenkir-chen, 1932; L
i e b e s с h u t r. II., Mediaeval humanism in
the life and writings of John of Salisbury, L., 1950.
ИОАНН ФИЛОПОН (??????? ? ?????????), греч. философ рубежа 5—6 вв., совмещал
аристотелистски
вышколенную учёность александрийской школы неоплатонизма с принципами христ.
мировоззрения.
Автор многочисл. комментариев к Аристотелю (из них сохранились комм. к
«Категориям», «Аналитикам»
1-й и 2-й, «Метеорологии», «О душе», «Физике», «О возникновении II
уничтожении»), важных для вост.
патристики, в частности оказавших непосредств. влияние на Иоанна Дамаскина. В
соч. «Устроитель, или О
единстве», известном по цитатам у визант. авторов и сирийскому пер., выступает
как представитель
монофизитства, склоняющийся к «тритеизму». В трактате «Против Прокла по вопросу
о вечности мира»
(ок. 529) подверг критике неоплатонич. интерпретацию платоновского «Тимея»
(творение космоса как
вневременной акт), истолковав его в духе ветхозаветной книги Бытия, с к-рой, по
мнению И. Ф., Платон
был знаком. Составил «Семь книг толкований на создание мира но Моисею», комм. ко
«Введению
Никомаха», «Описание астролябии».
• CAG, ?. 13 (1—3); ?. 14 (1—2); ?. 15—18; De opificio mundi, rec. G. Reichardt,
Lpz., 1897; De aeternitate mundi contra
Proclum, cd. H. Habe, Lpz., 1899.
• SaffreyH. D., Le chretien Jean Phuopon et la siirvivance de l'ecole
d'Alexandrie, «Revue des etudes grecques», 1954, v. 67, №
316 — 18, p. 396—410.
ИОАНЭ ПЕТРИЦИ (11—12 вв.), груз, философ, представитель неоплатонизма.
Деятельность И. П. проте-
кала вначале в Константинополе, где он был связан с филос. кружком Иоанна Итала,
затем в Петрицоне
(Бачково) — центре просвещения груз, молодёжи, созданном в Болгарии, и
завершилась на родине —в Ге-
латской академии, положившей начало груз, филос. Ренессансу. Перевёл на груз.
яз. «Начала теологии»
Прокла, «О природе человека» Немесия Эмесского, «Топику» и «Об истолковании»
Аристотеля
(последние два перевода до нас не дошли). Идеи Прокла определили филос.
воззрения И. П., изложенные
им в «Рассмотрении платоновской философии и Прокла Диадоха» (изд. 1942). Оказал
значит. влияние на
дальнейшее развитие груз. философии. * Нуцубидзе Ш., История груз, философии,
Тб., 1960.
ИОАХИМ ФЛОРСКИЙ (К а л а б p и й с к и й), Д ж о-аккино да Фьоре (Joachimus
Florensis, Gioac-chino
da Fiore) (OK. 1132—1202), итал. мыслитель. Аскет, монах Цистерцианского ордена,
ок. 1177 избран
аббатом, ок. 1191 основал монастырь Сан-Джованни ин Фьоре как центр нового,
Флорского ордена, откуда
и получил своё прозвище.
Создатель мистико-диалектич. концепции историч. процесса, выразившей глубокий
кризис ср.-век.
миропонимания. Эта концепция, разработанная в формах симво-лич. толкования
Библии (в соч.
«Согласование Нового и Ветхого заветов» — «Concordia novi et veteris testamcu-
ti», 1519, и «Пособие к
Апокалипсису» — «Enchiridion in Apocalypsin», 1527), исходит из деления
всемирной истории на три
«мировые состояния», или эры, соответствующие трём лицам христ. Троицы — Отцу,
Сыну и св. Духу. В
продолжение ветхозаветной эры Отца бог раскрывается человеку как властный
господин, а человек
подчиняется ему как трепещущий раб; новозаветная эра Сына превращает эти
отношения в отношения
отца и дитяти; наконец, грядущая эра св. Духа сообщит им полную интимность.
Каждая эра исчерпывает
своё содержание в одной и той же повторяющейся последовательности этапов, что
позволяет умозак-
лючать от прошедшего к будущему. Выявление эры св. Духа должно начаться ок.
1260: после периода
борьбы и искушений восторжествует любовь к беднос-
ИОАХИМ 219
ти и начало духовной свободы, властная и притязательная церковь Петрова уступит
своё место
церкви Иоанновой, отказавшейся от ненужного бремени мирской власти и управляемой
кроткими
аскетами-бессребрениками; дух свободы, любви и мира победит насилие и устранит
самую его
возможность. Преображение человечества должно иметь место ещё в рамках
посюсторонней
истории; этот момент делает учение И. Ф. связующим звеном между древним
хилиазмом и
плебейскими ересеми позднего средневековья.
Судьбы наследия И. Ф. в течение 13 — нач. 14 вв. были тесно связаны с
францисканством, также учившим о
«святой нищете»; создаётся обширная псевдоиоахи-мовская лит-pa. Дольчино делает
из учения И. Ф. программу
мятежа. Позднее идеи И. Ф. повлияли на идеологию Кола ди Риенцо, а через него —
на весь дух новоевроп.
политич. мессианизма; в эпоху Реформации они оказали воздействие на Мюнцера.
Отголоски умозрения И. Ф.
можно усматривать в филос. конструировании смысла истории у Гегеля, Шеллинга и
особенно у рус. религ.
философа Вл. Соловьёва. * Liber figurarum, ?. 1—2,Torino, 19532. * Стам С. M.,
Учение Иоахима Калабрийского,
в кн.: Вопросы истории религии и атеизма, т. 7, М., 1950; G rundmann H., Studien
uber Joachim von Floris, Lpz.,
1927; его ж e, Neue Forschungen uber Joachim von Fiore, Marburg, 1950; Huck J. С
h.. Joachim von Floris und die
Joachimitische Literatur, Freiburg, 1938; Russo F., Bibliografia gioachimita,
Fi-renze, 1954.
ИОВЧУК Михаил Трифонович [р. 6(19).11.1908, дер. Заужовье, ныне Кобринского р-на
Брестской
обл.], сов. философ и обществ. деятель, чл.-кор. АН СССР (1946). Чл. КПСС с
1926. Окончил филос.
отделение Академии коммунистич. воспитания (1931). С 1933 на парт. и науч.
работе, в 1947—49
секретарь ЦК КП Белоруссии по пропаганде и агитации, в 1970—77 ректор Академии
обществ. наук
при ЦК КПСС. Осн. работы посвящены истории рус. философии, методоло-гич.
проблемам истории
всемирной философии, истории марксизма-ленинизма, проблемам историч.
материализма, вопросам
теории культуры, совр. идеологич. борьбы. В 1971—81 кандидат в чл. ЦК КПСС. Деп.
Верх. Совета
СССР в 1947—50.
• Белинский. Его филос. и социально-политпч. взгляды, М., 1939; Развитие
материалистич. философии в России в 18—
19 вв., М., 1941 (совм. с Г. Васецким); Филос. и социологии, взгляды Н. П.
Огарёва, М., 1957; Г. В. Плеханов и его труды
по истории философии, М., 1960; История философии как наука, ей предмет, метод и
значение, М., 1960; Ленинский
этап в развитии марксизма и его философии, М., 1969; Ленинизм, фнлос. традиции и
современность, M., 19822;
Плеханов, М., 1977 (совм. с И. Курбатовой); Сов. социалистич. культура: историч.
опыт и совр. проблемы, М., 1979
(совм. с Л. Н. Коганом).
ИОНИЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ, см. в ст. Досократики. ИПОСТАСЬ (от греч. ????????? —
осадок,
проявление, выявление, основание, сущность), термин антич. философии; впервые
введён
Посидонием (1 в. до н. э.) в значении единичного реального бытия, в отличие от
«кажущегося»
(???????) и «мыслимого» (???????). Ранние стоики (Хрисипп) использовали лишь
соответствующие
глагольные формы для обозначения процесса, в к-ром бескачеств. материя
объективируется («гипо-
стазируется») во множестве эмпирич. вещей. Перипатетической традицией термин
«И.» был усвоен в
качестве синонима «первой сущности» «Категорий» (см. Аристотель, «Органом). В
неоплатонизме
(Порфирий) все И. делятся на «совершенные» («начальные И.», объективирующиеся в
процессе
эманации из единого — см. также Нус, Псюхе), и «несовершенные» (множественность
единичных
вещей).
В патристику термин «И.» вошёл в значении «первой сущности» «Категорий». В
тринитарных
спорах 4 в. при истолковании формулы «одна сущность божества и три неслиянных и
нераздельных
единосущных II.» синонимия И. и сущности была устранена: сущность
преимущественно стала
пониматься как общее в отли-
220 ИОВЧУК
чие от И. как единичного — совокупности сущности и акциденций (каппадокийский
кружок, Иоанн
Фило-пон, Иоанн Дамаскин). Для обозначения суммы акциденций первоначально
употреблялся
термин ???????? (лик, личина, маска), ставший затем (в 4—6 вв.) синонимом И. В
христологич.
спорах 5—7 вв., применительно к истолкованию богочеловеч. личности Христа, была
разработана
концепция сложной И. как результата соединения двух сущностей, или природ
(Леонтий
Византийский, Максим Исповедник и др.).
В 19—20 вв. наблюдается тенденция к переосмыслению И. в качестве некоего
личностного начала
(аналогично «личности» в персонализме — в её противопоставлении «индивиду»),
онтологически
отличного от сущности (природы), но неразрывно связанного с ней (П. А.
Флоренский, С. Н.
Булгаков, В. Н. Лосский
и др.).
• D o r r i е ?., ?????????. Wort- und Bedeutungsgeschichte, Gott., 1955, S. 35—
92.
ИРИБАДЖАКОВ Николай Николов (р. 11.10.1920, Долна-Оряховица), болг. философ-
марксист,
академик БАН с 1981. Чл. БКПс1940, чл. ЦК БКП в 1962—66 и с 1971. В 1943—44
участвовал в
антифаш. партизанской борьбе. Отв. редактор теоретич. органа БКП «Ново врсме» (с
1958), рук.
кафедры истории философии Софийского ун-та (с 1967). Осн. работы в области ди-
алектич. и
историч. материализма, a также истории философии и социологии, критики бурж.
философии и
социологии. Димитровская пр. (1971).
• Ролята на народните маси в историята, София, 1956; В защита на творческий
марксизъм, София, 1962; Световният
революционен процес и мирното съвместно съществуване, София, 1963; Философия и
биология, София, 1967;
Ленинизъм, философия, идео-логическа борба, София, 1970; Демокрит смеешият се
философ, София, 1978; Критика на
метафизическия разум, София, 1979; Философия на революционното действие, София,
1980; Социоло-гическата мисъл
на древния свят, т. 1—2, София, 1978—81; в рус. пер.— Совр. критики марксизма.
Философско-социологич. проблемы
борьбы против совр. антимарксизма, М., 1962; Клио перед судом бурж. философии. К
критике совр. идеалистич.
философии истории, М., 1972; Развитое социалистич. общество, М., 1974.
ИРОНИЯ (от греч. ????????, букв.— притворство), филос.-эстетич. категория,
характеризующая
процессы отрицания, расхождения намерения и результата, замысла и объективного
смысла. И.
отмечает, т. о., парадоксы развития, определ. стороны диалектики становления.
Историч. развитие категории И. даёт ключ к её пониманию: в Др. Греции начиная с
5 в. до н. э. «И.»
перерастает из обыденных «издевательства» или «насмешки» в обозначение риторич.
приёма,
становится термином. Так, по определению псевдоаристотелевской «Риторики к
Александру», И.
означает «говорить нечто, делая вид, что не говоришь этого, т. е. называть вещи
противоположными
именами» (гл. XXI). Подобный приём распространён не только в лит-ре, но и в
повседневном
разговоре; на последовательном его применении строятся целые произв. сатирич.
жанра — у
Лукиана, Эразма Роттердамского («Похвала глупости»), Дж. Свифта. Риторич.
толкование И. как
приёма сохраняло свою значимость вплоть до рубежа 18— 19 вв. Однако уже в Др.
Греции
«сократовская И.», как понимал её Платон, переосмысляла обыденную И.-насмешку в
ином
направлении: И. предстаёт здесь как глубоко жизненная позиция, отражающая
сложность человеч.
мысли, как позиция диалектичная, направленная на опровержение мнимого и ложного
знания и
установление самой истины. Сократовское «притворство» начинается с внеш. позы
насмешливого
«неведения», но имеет своей целью конечную истину, процесс открытия к-рой,
однако,
принципиально не завершён.
И. как жизненная позиция, как диалектич. инструмент филос. рассуждения
приобретает особое
значение в кон. 18—19 вв. (параллельно с отходом от риторич. понимания И.).
Складывающееся в
это время новое понимание И. является вместе с тем расширением и переносом
риторич. толкования
И. на жизнь и историю,


включающим опыт сократовской И, Нем. романтики (Ф. Шлегель, А. Мюллер и др.),
глубоко
задумывавшиеся над сутью И., предчувствуют реальную И. исто-рич. становления, но
ещё не
отделяют её от внутрилит. «цеховых» проблем: их И. направлена прежде всего на
лит. форму, на
эксперимент с нею, оказывающийся для них символич. актом снятия всего
неподвижного и
застывшего. Зольгер в понимании И. исходил из представления, что мир есть
реальность и идея одно-
временно, идея «до конца гибнет» в реальности, в то же время возвышая её до
себя. «Средоточие
искусства, ... которое состоит в снятии идеи самой же идеей, мы называем
художественной иронией.
Ирония составляет сущность искусства...» («Лекции по эстетике», см. в кн.:
Зольгер К.-В.-Ф., Эрвин,
М., 1978, с. 421). С резкой критикой романтич. И. выступили Гегель, затем
Кьеркегор («О понятии
И.», 1841), согласно к-рому И. романтиков есть искажение («субъективи-зация»)
сократовского
принципа субъективности (отрицания данной действительности новым, позитивным
моментом —
напротив, И. романтиков подменяет реальность субъективным образом).
На рубеже 19—20 вв. в лит-ре возникают концепции И., отражающие сложность
взаимоотношений
художеств.
личности и мира,— напр. у Т. Манна: субъект, наделённый полнотой переживания и
ищущий
истины, ощущает трагич. связь и раскол с миром, чувствует себя реальным
носителем ценностей, к-
рые вместе с тем подвергаются глубочайшему сомнению.
К. Маркс и Ф. Энгельс дали глубокое истолкование понятия И. применительно к
реальной
диалектике развития человеч. общества. Так, анализируя опыт бурж. революции,
Энгельс отмечал:
«Люди, хвалившиеся тем, что сделали революцию, всегда убеждались на другой день,
что они не
знали, что делали,— что сделанная революция совсем непохожа на ту, которую они
хотели сделать.
Это то, что Гегель называл иронией истории, той иронией, которой избежали
немногие исторические
деятели» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 36, с. 263), Наряду с этим «И.»
употребляется и как традиц.
термин теории лит-ры.
* Л о с е в А. Ф., Шестаков В. П., История эстетич. категорий, М., 1965; Лосев
А. Ф., И. античная и романтическая, в сб.:
Эстетика и иск-во, М., 1966, с. 54—84; P r a n g H., Die romantische Ironie,
Darmstadt, 1972; B e h l e r E., Klassische Ironie,
romantische Ironie, tragische Ironie, Darmstadt, 1972; Ironie als literarisches
Phanomen, hrsg. v. H.-E. Hass und G.-A.
Mohrluder, Koln, 1973; Kierkegaard S., Ober den Begriff der Ironie, Fr./M.,
1976; Strohschneider-K o h r s I., Die romantische
Ironie in Theorie und Gestaltung, Tub., 19772.
ИРРАЦИОНАЛИЗМ (от лат. irrationalis — неразумный, бессознательный), обозначение
идеалистич.
течений в философии, к-рые, в противоположность рационализму, ограничивают или
отрицают
возможности разума в процессе познания и делают основой миропонимания нечто
недоступное
разуму или иноприродное ему, утверждая алогичный и иррациональный характер
самого бытия.
Понятие И. объединяет разнородные фи-лос. системы и направления, выдвигающие на
первый план
те или иные внерациональные аспекты духовной жизни человека: волю (в
волюнтаризме),
непосредств. созерцание, чувство, интуицию (в интуитивизме), мистич. «озарение»,
воображение,
инстинкт, «бессознательное» и т. п. Иррационалистическими по своему исходному
содержанию
являются все религ. и религ.-филос. учения, хотя в своём дальнейшем истолковании
они и
используют формы рационального мышления.
И. с его принижением или отрицанием рационального познания следует отличать от
агностицизма,
утверждающего принципиальную невозможность объективного познания мира вообще.
Если в самом общем смысле иррационалистич. тенденции прослеживаются на
протяжении всей
истории философии, то в более узко.« смысле термин «И.» относят к тем течениям
бурж. философии,
к-рые складывались в противопоставлении себя рационализму ново-
го времени. Таковы, напр., «философия чувства и веры» Якоби, противостоящая
просветительскому
рационализму, «философия откровения» позднего Шеллинга, волюнтаристич. концепция
Шопенгауэра и учение Кьер-кегора, представляющие собой своеобразную реакцию на
идеалистич.
рационализм нем. классич. философии, в частности панлогизм философии Гегеля.
Крупнейшими
представителями И. в сер. 19 в. были Ницше, родоначальник философии жизни, и Э.
Гартман с его
«философией бессознательного».
Иррационалистич. умонастроения получают широкое распространение в связи с
кризисом бурж.
общества и его культуры в кон. 19—20 вв. И. особенно проявляется в таких
течениях, как философия
жизни (Дильтей, Бергсон и др.) и экзистенциализм (Хайдеггер и др.), но
иррационалистич. тенденции
присущи и др. направлениям совр. бурж. философии (напр., нек-рым разновидностям
неопозитивизма и др.). И. противоположен марксистско-ленинской философии,
материалистич. ми-
ровоззрению.
ИРРАЦИОНАЛЬНОЕ, в самом общем смысле — находящееся за пределами разума,
алогическое
или неинтеллектуальное, несоизмеримое с рациональным мышлением или даже
противоречащее ему.
Обычно противополагается понятию рационального. И. как нечто недоступное
рациональному
познанию и невыразимое в логич. понятиях является одним из исходных осн. понятий
в ряде
идеалистич. направлений, объединяемых в понятии филос. иррационализма (напр., в
интуитивизме,
волюнтаризме и др.). В религ. мировоззрении И. понимается как дорациональное
(стихийно-хаотиче-
ское, не оформленное логосом), в отличие как от рационального, так и от
сверхрационального
(мистического, данного в откровении).
В теории познания диалектич. материализма И. рассматривается как нечто ещё
непознанное, но
принципиально познаваемое.
ИРРЕАЛЬНОЕ (от позднелат. Irrealis — невещественный, нереальный), существующее
не в
действительности, а только в мысли, в противоположность реальному (см.
Реальность). И.
употребляется как синоним воображаемого, фантастического, а также невозможного.
ИСИХАЗМ (от греч. ?????? — покой, безмолвие, отрешённость), мистич. течение в
Византии.
Понятие «И.» включает два аспекта. В более общем смысле слова И.— этико-аскетич.
учение о пути
человека к единению с богом через «очищение сердца» слезами и через
сосредоточение сознания в
себе самом; для этого была разработана система приёмов психофизич. самоконтроля,
имеющая нек-
рое внеш. сходство с методами йоги (наклонная сидячая поза, регулировка дыхания
и движения
крови, последоват. недоверие к самопроизвольным «помыслам», практика т. н.
молитвы Иисусовой,
предполагающая сосредоточенное повторение одной и той же фразы несколько тысяч
раз подряд, и т.
п.). Это учение было создано егип. и синайскими аскетами 4—7 вв. (Мака-рий
Египетский, Евагрий,
Иоанн Лествичник); в условиях религ. реставрации 14 в. оно претерпело обновление
и развитие, но
отнюдь не было создано заново. Лишь в таком смысле можно говорить об И. Григория
Синаи-та, а
также его рус. последователей (напр., Нила Сор-ского). В более узком смысле под
И.
подразумевается религ.-филос. учение, разработанное Григорием Па-ламой в спорах
с
представителями теологич. рационализма и включающее тезис о различии сущности и
энергий бога
(доктрина о несотворённости «Фаворского света»). Паламизм, исторически
соединявшийся также с
обществ.-политич. позицией — поддержкой имп. Иоанна Кантакузина, после
продолжит. борьбы был
признан на Влахернском поместном соборе в 1351 офиц. православным учением.
ИСИХАЗМ 221
• Успенский Ф., Очерки по истории вивант. образованности, СПБ, 1891, с. 246—364;
Сырку И., К истории исправления
книг в Болгарии в 14 в., т. 1, в. 1, СПБ, 1899, с. 78—102, 168—240; Острогорский
Г., Афонские исихасты и их
противники, «Зап. Рус. науч. ин-та в Белграде», 1031, [в. 5]; Прохоров Г. М., И.
и обществ. мысль в Вост. Европе в 14 в.,
в кн.: Труды отдела др.-рус. лит-ры, т. 23, Л., 1968, с. 86—108; L о s s k у V.,
Theologie mystique de l'eglise d'orient, P.,
1960; Meyendorff J., Byzantine hesychasm: historical, theological and social
problems. Collected studies, L., 1974.
ИСКЛЮЧЁННОГО ТРЕТЬЕГО ПРИНЦИП (лат. tertium non datur), принцип логики,
утверждающий, что всякое суждение или истинно, или ложно, В такой формулировке
И. т. п.
совпадает с двузначности принципом. Другая формулировка И. т. п.—для любого
суждения А
истинно либо само А, либо его отрицание — в соединении с аристотелевским
толкованием этого
принципа [или А(х) верно для каждого х, т. е. х обладает данным свойством А, или
существует по
крайней мере один такой х, для к-рого А (х) не верно] выражает содержание И. т.
н. в контексте
теоретико-множеств. логики предикатов, а именно: эквивалентность отрицания
общего суждения и
соответств. суждения о существовании. Эта эквивалентность не может быть доказана
без применения
законов, равносильных И. т. п., что приводит к порочному кругу (petitio
principii) или попытке рас-
сматривать любое её доказательство как обоснование И. т. п. «Неэффективный» (в
общем случае)
характер суждений о существовании, получаемых на основе И. т. п., служит
естеств. основанием для
отказа от этого принципа в интуиционистских и конструктивных программах
обоснования
математики. И. т. п. рас-сматривается в этом случае как постулат классич.
логики.
ИСКУССТВО, одна из форм обществ. сознания, спе-цифич. род практически-духовного
освоения
мира. В этом плане к И. относят группу разновидностей че-ловеч. деятельности —
живопись,
музыку, театр, художеств.
лит-ру (к-рую иногда выделяют особо — ср. выражение «лит-pa и иск-во») и т. п.,
объединяемых
потому, что они являются специфическими художеств.-образными формами
воспроизведения
действительности. В более широком значении слово «И.» относят к любой форме
практич.
деятельности, когда она совершается умело, мастерски, искусно в технологич., а
часто и в эстетич.
смысле.
Многозначность термина «И.»— выражение историч. эволюции эстетич. сознания
человечества.
Формы художеств.
творчества, ремесла и всяческого уменья обозначались первоначально одним словом:
у древних
греков, напр., это было слово «техне», от к-рого произошло совр. понятие
«техника»; в романских
языках слова, обозначающие «иск-во» и «ремесло», «художник» и «ремесленник»,
восходят к
общему лат. корню «аг»; в рус. языке аналогичное явление запечатлелось в
сохранившихся поныне
разных смыслах слова «И.». По мере развития культуры стало постепенно
осознаваться существ.
отличие художеств. творчества от др. сфер практич. деятельности и одновременно
родство всех И. с
поэзией (литературой); более того, в 19 в. последняя расценивалась даже мн.
теоретиками как

<<

стр. 23
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>