<<

стр. 24
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

«высший» вид И.
И. в широком смысле слова, обозначая высокий уровень мастерства в любой области
деятельности,
нехудожественной и художественной, т. е. совершенное исполнение данной работы,
приобретает тем
самым непосредственно эстетич. смысл, т. к. искусная деятельность, где бы и как
бы она ни
проявлялась, становится красивой, эстетически значимой. Это относится и к
деятельности
художника-поэта, живописца, музыканта, творения к-рого прекрасны в той мере, в
какой
запечатлевают высокое мастерство их создателя и вызывают у нас чувство эстетич.
восхищения.
Однако гл. отличительный признак художественного творчества
222 ИСКЛЮЧЁННОГО
состоит не в создании красоты ради возбуждения эстетического удовольствия, а в
образном освоении
действительности, т. е. в выработке специфического духовного содержания и в
специфич.
социальном функционировании.
Стремясь определить смысл существования И. как особой сферы деятельности,
принципиально
отличающейся от И. в широком смысле слова, теоретики на протяжении всей истории
эстетич. мысли
шли двумя путями: одни были убеждены, что «тайна» И. состоит в какой-то одной
его способности,
одном призвании и назначении — либо в познании реального мира, либо в созидании
мира
вымышленного, идеального, либо в выражении внутр. мира художника, либо в
организации общения
людей, либо в самоцельной, чисто игровой активности; др. учёные, обнаруживая,
что каждое из
подобных определений абсолютизирует какие-то одни присущие И. качества, но
игнорирует иные,
утверждали именно многомерность, разносторонность И. и пытались описать его как
набор
различных качеств и функций. Но при этом неизбежно утрачивалась целостность И.,
и оно
представало в виде суммы разнородных свойств и функций, способ объединения к-рых
в единое,
качественно своеобразное целое оставался непонятным.
Совр. марксистская наука ищет решения этой задачи на пути преодоления как
различных
односторонних, так и плюралистич. истолкований природы И., на основе диалектико-
материалистич.
методологии и принципов системного исследования. Один из опытов такого рода
состоит в
следующем: процесс историч. развития обществ. разделения труда привёл к тому,
что из перво-
начальной синкретической человеч. жизнедеятельности постепенно выделялись
различные формы
материального и духовного производства и различные формы общения людей. Каждая
из этих
областей человеч. деятельности приобретала всё более специализиров. характер и
сосредоточивалась
на выполнении определ. социальной функции: наука стала осн. орудием познания
мира, идеологич.
формы — средством ценностной ориентации и социального регулирования человеч.
деятельности,
язык — универс. средством общения людей, игра — организацией их досуга, спорт —
механизмом
физич. развития человека и т. д. Этот процесс развёртывался и на более глубоких
уровнях, приводя к
специализации разных областей материального произ-ва, к дроблению науки на
различные отрасли
знания, к расчленению идеологии на различные её формы (этическую, религиозную,
политическую,
юридическую, эстетическую), к появлению разных специализиров. знаковых систем и
средств
массовой коммуникации, к внутр. дифференциации спортивных! и игровых форм
деятельности.
Эффективность, а значит, и искусность, и порождаемая ею эстетич. ценность
действий оказывались в
каждом случае прямо пропорциональными ограниченности, односторонности решаемых
задач.
Наряду с этим необходимым процессом саморасщепления человеч. деятельности
культура сохраняла
потребность воспроизводить деятельность человека в её изначальной
полуфункциональности, в
одновременном и слитном осуществлении разных способов освоения мира —
практического и
духовного (К. Маркс называл это «практически-духовным» освоением
действительности — см. К.
Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 12, с. 727—28), познания мира и установления его
ценностных значений,
отражения реальности и её преображения с помощью фантазии, «самовыражения»
человека и его
общения с др. людьми. В И. и запечатлевается эта общая структура реальной
человеч. деятельности,
что обусловливает его разносторонность и одновременно целостность. Сопряжение
познавательной,
оценочной, созидательной н знаково-коммуникативной граней в структуре художеств.
ткани
позволяет И., в отличие от всех специализиров. форм человеч. дея-
тельности, воссоздавать (образно моделировать) саму человеч. жизнь в её
целостности, «удваивать»
её, служить её воображаемым дополнением, продолжением, а иногда и заменой.
Достижение такой
цели оказывается возможным благодаря тому, что носителем художеств.
информации является художественный образ, в к-ром целостное духовное содержание
(единство
мыслей, чувств и представлений) выражается в конкретно-чувств. форме. И.
обращено поэтому не к
утилитарному использованию и не к рациональному изучению, а к переживанию — в
мире
художеств. образов человек должен жить, подобно тому, как он живёт реально, но
сознавая
иллюзорность этого «мира» и эстетически наслаждаясь тем, как искусно он сотворён
из материала
мира реального (этим сознанием рукотворности И. отношение к нему человека, как
проницательно
заметил Фейербах, принципиально отличается от отношения к религ. верованиям, и
В. И. Ленин
полностью солидаризировался с этим утверждением — см. ПСС, т. 29, с. 53).
Предоставляя человеку дополнит. жизненный опыт-воображаемый, но зато специально
организованный и бесконечно раздвигающий рамки реального житейского опыта
индивида — И.
становится могуществ. способом социально направленного формирования сознания
каждого члена
общества. Оно позволяет человеку реализовать свои неиспользуемые возможности,
развиваться
душевно, эмоционально и интеллектуально, приобщаться к накапливаемому
человечеством
коллективному опыту, вековой мудрости, общечеловеч. интересам, устремлениям,
идеалам. Тем
самым И. приобретает и социально-организац. функцию и способность влиять на ход
развития
культуры, своеобразным «самосознанием» к-рой оно становится. Понятно, что на
протяжении всей
истории культуры И. привлекало внимание всех обществ. сил — гос-ва, классов,
партий, религ. орг-
ций и т. д., к-рые стремились распространить своё влияние на умы и сердца людей.
В результате И.
втягивалась в орбиту классовой борьбы, выражало устремления нар. масс или
эксплуататорских
классов, социального прогресса или реакции, а нередко запечатлевало в себе самом
глубочайшие
противоречия и конфликты обществ. развития (Ф. Энгельс показал это на примерах
творчества Гёте
и Бальзака, Ленин — на примере творчества Л. Н. Толстого). И. отражало процесс
историч. развития
общества и помогало обществу нащупывать пути и перспективы его движения к
свободе, к
достойным человека формам социальной жизни.
Вместе с тем структура И., как всякой сложнодина-мич. системы, отличается
гибкостью,
подвижностью, вариационной способностью, что позволяет ему выступать как
множество
конкретных модификаций: таковы различные виды иск-ва (лит-pa, музыка, живопись,
архитектура,
театр, киноискусство и т. д.), различные его роды (напр., эпический и
лирический), жанры (напр.,
поэма и роман, оратория и симфония, историч. картина и натюрморт), разные его
историч. типы
(напр., готика, барокко, классицизм, романтизм и т. д.). В каждом таком реальном
художеств.
явлении мы обнаруживаем особую модификацию общих и устойчивых черт художеств.-
образного
освоения мира, в к-рой та или иная сторона его структуры приобретает
главенствующее значение и
соответственно по-своему складывается взаимосвязь остальных её сторон: напр.,
соотношение
познават. и созидат. способностей И. противоположно в лит-ре и в архитектуре,
ибо вторая создаёт
совершенно реальные объекты, к-рые обращены уже не только к переживанию, но и к
практич.
использованию, а первая создаёт только объекты воображаемые; что же касается
познания мира и
человека, то в этом отношении возможности лит-ры бесконечно шире, чем
возможности зодчества. В
эпосе и в лирике соотношение объек-тивно-познават. и субъективно-выразит.
устремлений
художеств. творчества противоположно; точно так же
смена творч. методов, происходящая в истории И., основана на возможности
поворачивать
многогранный кристалл художеств.-образного освоения мира то одной, то другой его
гранью:
реалистич. метод во всех его разновидностях всегда ставил во главу угла
познават. задачу, тогда как
классицизм видел гл. цель в представлении идеального мира, к-рый непосредственно
утверждал бы
определ. систему ценностей.
Реальный процесс создания и функционирования И. осуществляется в особой сфере
культуры,
именуемой художеств. культурой общества, к-рая объединяет в одно системное и
исторически
изменяющееся целое художеств. производство, художеств. потребление,
художеств. критику, науч. изучение И. и сами художеств. ценности, носителями к-
рых являются
произв. всех видов И.
Коммунизм призван создать наиболее благоприятные обществ.-историч. условия для
широкого,
свободного, разнообразного по формам развития художеств. деятельности. Ленин
говорил, что ???.
революция 1917 освободила художника от власти товарно-ден. отношений, обеспечив
ему
возможность истинно свободного творчества, обращённого ко всему народу, имеющего
своей целью
объединение чувств, мыслей и воли масс, их духовное и эстетич. воспитание, и что
на этом пути
будет создано «великое коммунистическое искусство», к-рое найдёт для себя новую
форму,
соответствующую его новому содержанию (см. В. И. Ленин, О лит-ре и иск-ве, 1969,
с. 666). Метод
социалистического реализма, выработанный в ходе длит. развития пролетарского, а
затем и
социалистич. И. в Сов. стране и во многих странах мира, является конкретной
основой реализации
ленинской программы построения художеств. культуры коммунистич. общества.
• см. к ст. Эстетика. М. С. Каган.
«ИСКУССТВО ДЛЯ ИСКУССТВА», «чистое искусство», эстетич. доктрина (и
соответствующие
ей формы художеств. практики), утверждающая самоценность иск-ва и выступающая
против его
служения нравств., политич. и иным внеэстетич. целям. С этой т. зр. ценность
иск-ва несовместима с
к.-л. «неэстетич.» (утилитарной, политич., этич., религ.) ценностью. Хотя
элементы данной
концепции встречаются на ранних этапах истории художеств. культуры, её судьба
связана с
процессом становления бурж. сознания. Значит. импульс позиции «И. д. и.» был дан
романтич.
движением, в к-ром пафос гражданственности противоречиво сочетался со своего
рода эстетским
изоляционизмом. Однако в развитом виде теория «И. д. и.» сложилась в сер. 19 в.
во Франции, а
затем распространилась по всей Европе, выражая глубоко характерную для различных
слоев бурж.
интеллигенции внутр. противоречивость её социально-психологич. и идеологич.
позиций: с одной
стороны, неприятия офиц. ценностей бурж. общества и стремления обеспечить
свободу художеств.
творчества, к-рое кажется единств. прибежищем эстетич. ценностей, а с другой —
осуществления
таким образом отрыва иск-ва от реальной классово-идеологич. борьбы, от революц.-
критич.
интересов и социалистич. идеалов демократич. масс. В разных конкретных
социально-историч. и
культурных условиях одна из сторон этого противоречия приобретала решающее
значение, в силу
чего менялась и роль идеи «И. д. и.» в художеств. культуре. Так, напр., Н. Г.
Чернышевский отмечал,
что «устарелая» в его время мысль об «И. д. и.», однако, «...имела смысл тогда,
когда надобно было
доказывать, что поэт не должен писать великолепных од, не должен искажать
действительности в
угоду различным произвольным и приторным сентенциям» (ПСС, т. 2, 1949, с. 271).
Острота
проблемы связи иск-ва с социальными процессами при сохранении его художеств.
суверенности
привлекла к ней в
ИСКУССТВО 223
нач. 20 в. внимание Г. В. Плеханова и А. В, Луначар-ского, искавших
марксистское, диалектич. её
решение, к-рое они противопоставляли мелкобурж. эстетизму, в каких бы конкретных
формах он ни
выражался. В совр. художеств. культуре и эстетич. мысли теория и практика «И. д.
и.» встречают
решит. сопротивление не только сторонников марксистско-ленинской эстетики и иск-
ва
социалистического реализма, но и мн. представителей демократич. культуры,
убеждённых в воз-
можности эстетически полноценного и одновременно социально-активного искусства.
• Плеханов Г. В., Иск-во и обществ. жизнь, в его сб.: Эстетика и социология
искусства, т. 1, М., 1978; Луначарский А.В.,
Диалог об иск-ве, Собр. соч., т. 7, М., 1967; Лекции по истории эстетики, кн. 3,
ч. 1, Л., 1976; Моr-qurgo-Tagliabue,
L'estetique contemporaine. Une en-puete, Mil., 1960.
ИСЛАМ [араб., букв.— предание себя (богу), покорность], мусульманство, одна из
трёх мировых
религий наряду с буддизмом и христианством. Возникла в Хиджазе (в нач. 7 в.)
среди араб. племён
Зап. Аравии, в условиях разложения патриархально-родового строя и начала
формирования
классового общества. Быстро распространилась в ходе воен. экспансии арабов от
Ганга на Востоке до
юж. границ Галлии на Западе. Совр. И. распространён в основном в странах Азии и
Африки, играя
существ. роль в их политич. и социо-культурной жизни. Число приверженцев И., по
разным данным,
от 450 до 800 млн. чел. Большинство мусульман (90%) — сунниты, представляющие
ортодоксальное
направление в И., 10% составляют шииты.
Основатель ислама — Мухаммед (570 ?— 632) из рода хашимитов мекканского племени
курейш. До
Мухаммеда арабам были уже известны монотеистич. религии — иудаизм и христианство
монофизитского и несторианского толков; в качестве самостоят. формы монотеизма в
Аравии
оформляется ханифизм. Под непосредств. влиянием этих религий в 610—614 началась
религ.
проповедь Мухаммеда. После переселения в 622 с небольшой группой последователей
из Мекки в
Медину (т.н. хиджра, к-рая позже стала точкой отсчёта для мусульм.
летосчисления, ведущегося но
лунному календарю), Мухаммед выступает уже не только как проповедник, но и как
воинственный
теократич. правитель, диктующий приверженцам нормы поведения в различных
областях жизни.
Вообще в Мухаммеде вполне «земные» черты преуспевающего вождя и практич.
законодателя
уживаются с религ. экстазом, и этому соответствует внутр. склад И., не знающего
(по крайней мере,
за исключением суфизма) стремления преодолеть или преобразить человеч. природу,
но направлен-
ного на упорядочение и освящение житейских данностей.
Осн. источник мусульм. вероучения — Коран, понимаемый как предвечное,
несотворённое «слово
божие», откровение, к-рое бог, говорящий в Коране от первого лица, как бы
продиктовал слово в
слово пророку Мухаммеду, выступающему лишь в качестве пассивного передатчика (в
отличие от
христианства И. не делает различия между понятиями «богодухновенности» и
«откровения»). Др.
источник мусульм. вероучения — «сунна» (иногда переводится как «традиция»),
точнее — «сунна
ан-наби» (образ жизни и деяния пророка). Сунна состоит из собрания текстов —
«хадисов»,
содержащих приписываемые Мухаммеду высказывания, каждый из к-рых делится на две
части:
«матн» — собственно текст и «иснад» — перечень передатчиков данного текста, к-
рые в
непрерывной цепи преемства удостоверяют его подлинность.
Один из наиболее важных принципов И.— строгий монотеизм, получающий в И. абс. и
безусловный
характер. Мухаммед в Коране призван восстановить в перво-нач. чистоте веру в
единого бога,
частично забытую
224 ИСЛАМ
и..искажённую иудеями и христианами; Утверждение единства и единственности бога,
призывы не
придавать ему никого в «сотоварищи» часто повторяются в Коране. Направлены они
прежде всего
против старых полатеистич. верований аравийских арабов, но также и против христ.
догматов —
«Троицы», «боговоплоще-ния» и «воскресения». В то же время в И. много
заимствованного из
христианства и иудаизма, наряду с к-рыми он может быть определен как авраамитич.
религия:
исповедуя «единого, сущего и живого бога», И. возводит свои истоки к Аврааму.
Важнейшие понятия мусульм. религии — «ислам», «дин», «иман». Ислам в широком
смысле стал
обозначать весь мир, в пределах к-рого установились и действуют законы Корана.
Таков смысл и
традиц. понятия «дар аль-ислам» (мир И.), противопоставленного «дар аль-харб»
(территория воины,
к-рая теоретически подлежит превращению в «дар аль-И.» посредством «джихада»—
священной
войны). Классич. И. в принципе не проводит нац. различий, признавая три статуса
существования
человека: в качестве «правоверного», в качестве «покровительствуемого» («ахл
аль-зимма» — иудеи
и христиане в мусульм. мире, они же «ахл аль-ки-таб», т. е. люди Книги,
держатели Писания) и в
качестве многобожника, к-рый должен быть или обращён в мусульманство, или
истреблён. Каждая
вероисповедная группа в «дар аль-И.» объединялась в отд. общину (умму). Умма —
это этнич.,
языковая или религ. общность людей, к-рая становится объектом божеств. плана
спасения (каждой
умме посылается свой пророк); в то же время улша — это и форма социальной
организации людей,
образующая, т. о., своеобразное религ.-политич. тело. Мусульм. община («алъ-умма
аль-исламииа»)
теоретически объединяет всех мусульман мира, независимо от их этнич. и
культурной
принадлежности. Прототипом её всегда служила мединская община пророка («умма ан-
наби'»), к-рая
до сих пор остаётся для мн. мусульман идеалом социально-политич. организации
людей, сплочённых
единой верой.
Государственность в раннем И. мыслилась как своего рода эгалитарная светская
теократия, в рамках
к-рой авторитетом в законодат. области («амр») обладает только Коран;
авторитетом в сфере права
(«фикх») — каждый верущий, к-рый знает и умеет толковать предписания Корана;
исполнит. власть
(«хукм»), одновременно гражданская и религиозная, принадлежит одному богу и
может
осуществляться только через халифа (султана) — предводителя мусульм. общины, её
религ., адм. и
воен. главы, под водительством к-рого община даёт клятву послушания богу
(«бай'а»).
В И. нет церкви как института, нет в строгом смысле слова и духовенства,
поскольку И. не признаёт
к.-л. посредника между богом и человеком: богослужение в принципе может
совершать любой член
уммы. Т. о., принадлежность умме — основа самосознания мусульманина: в ней и
через неё он
осознаёт себя верующим («му'мин») и предавшимся богу («муслим»).
«Дин» — божеств. установление, ведущее людей к спасению,— имеет в виду прежде
всего
обязанности, к-рые бог предписал человеку (своего рода «закон божий»). Мусульм.
теологи
включают в «дин» три осн. элемента: «пять столпов И.», веру («иман») и благие
дела («ихсан»).
«Пять столпов И.» составляют: 1) исповедание единобожия («таухид») и пророч.
миссии Мухаммеда;
2) ежедневная пятикратная молитва («салат»); 3) пост («саум») раз в году в месяц
рамадан; 4) добро-
вольная очистит. милостыня («закат»); 5) паломничество (хотя бы раз в жизни) в
Мекку («хадж»).
«Иман» (вера) понимается в первую очередь как «свидетельство» об объекте своей
веры. В Коране
прежде всего свидетельствует о себе бог; ответ верующего — это как бы
возвращённое
свидетельство. Простое произнесение в присутствии хотя бы двух мусульман формулы
«Нет
божества, кроме бога, и Мухаммед—посланник божий», введённое словом
«свидетельствую», де-
лает иноверца мусульманином. В И, выделяются четыре осн. предмета веры: 1) в
единого бога; 2) в
его посланников и писания; Коран называет пять пророков-посланников («расул»):
Ноя, с к-рым бог
возобновил «союз»; Авраама — первого «мумина» (верующего в единого бога);
Моисея, к-рому бог
дал Тору для «сынов израилевых»; Иисуса, через к-рого бог сообщил христианам
Евангелие;
наконец, Мухаммеда — «печать пророков», завершившего цепь пророчества; 3) в
ангелов; 4) в
воскресение после смерти и судный день.
В целом «дин» — это часть более общего понятия «ислам», к-рый представляет собой
нерасторжимое единство веры, религии, гос.-правовых установлений и опре-дел.
форм культуры.
Дифференциация мирской и духовной сфер крайне аморфна в И.; в принципе ему чуждо
характерное
для христианства различение понятий «божьего» и «кесарева», что проявляется как
у ср.-век.
теологов, так и у мусульм. реформаторов 1-й пол. 20 в. (напр., у Рашида Риды,
считавшего, что «И.
есть в равной степени духовное начало и социально-поли-тич. идеал») и в
известном девизе совр.
«братьев-мусульман»: «И. есть религия и гос-во».
И. наложил глубокий отпечаток на культуру тех стран, где он получил
распространение. Уже в
Мединском гос-ве зарождаются три осн. исламские дисциплины: 1) наука о чтении
(«кира'ат») и
толкование («таф-сир») Корана, 2) наука о хадисах, 3) правоведение («фикх»), в
рамках к-рого в
суннизме складываются четыре офиц. юридич. толка («мазхаба»): маликитский, хани-
фитский,
шафиитский и ханбалитский. Из коранич. предписаний и запретов образовался
канонич. закон —
шариат, к-рый остаётся одним из источников законодательства мн. мусульм. стран.
Из «тафсира»,
отчасти в силу контактов и полемики с христианством (первые теологич. споры в И.
— о свободе
воли и предопределении, несотворённости «слова божьего», божеств. атрибутах и
трансцендентности
бога — возникли под несомненным влиянием ближневост. христ. мысли), развивается
мусульм.
богословие («калам»), внутри к-рого складываются различные школы. Восприятие
антич. филос.
наследия (аристотелизм, неоплатонизм) способствовало развитию рационалистич.
тенденций в му-
сульманской теологии (мутазилиты, Ашари), в дальнейшем (9—12 вв.) —
возникновению и
расцвету араб. философии (аль-Кинди, аль-Фараби, Ибн Сина, Ибн Рушд). В то же
время появляется
мистич. направление — суфизм, первоначально противостоявший как ортодокс.
теологии, так и вост.
аристотелизму, и в 11 — 12 вв. синтезированный аль-Газали с ортодокс. догматикой
ашаритов. Как
своего рода прикладные науки развиваются грамматика, астрономия, математика.
Развитие всех этих
дисциплин происходило в процессе тесных контактов И. с др. вост. культурами:
сирийской, к-рая
дала также И. переводы греч. филос. наследия; византийской, у к-рой И.
заимствовал мн. элементы
гос.-адм. культуры; персидской и индийской, оказавших влияние на развитие лит-ры
и естеств. зна-
ний. В целом в истории исламской культуры выделяют три осн. периода: арабский,
персидский и
тюркский.
После битвы при Сиффине в 657 между сторонниками 4-го «праведного халифа» Али
(зятя
Мухаммеда) и омейяда Муавии И. распался на три осн. направления, в связи с
решением вопроса о
верх. власти в И.: большинство, впоследствии получившее назв. «ахл ас-сунна»
(букв. «люди
традиции», сунниты), считало, что халиф должен быть выходцем из племени курейш;
шииты (от
«ши'ат Али» — партия Али) утверждали, что верх. власть может принадлежать только
прямым
потомкам Али; хариджиты считали, что главой уммы может быть избран любой её
член. После ряда
воен. поражений хариджиты сосредоточились на разработке гос.-правовых, этич. и
догматич. идей,
создав значит. теология, лит-ру с сильными рационалистич. тенденциями. Центр.
догмой шиитов
стал культ имама — авторитетного учителя (из «дома Али»),
if 15 оэс
безгрешного, непогрешимого в делах веры, обладающего тайным знанием; имамом его
делает не
человеч. произволение, а внутр. характер его природы — присутствие в его
существе предвечной
божеств.-световой субстанции. Без имама и его руководства невозможно спасение
верующих: «Тот,
кто умирает, не зная истинного имама своего времени, умирает смертью
безбожника». Авторитет
имамов шииты противопоставляют «согласному мнению религ. авторитетов» (иджма')
суннитов,
эзотерич. смысл «откровения» (батин), доступный только «посвящённым»,—
экзотерическому
(захир). Своей кульминации шиитское вероучение достигает в учении о «скрытом
имаме»:
последний из «видимых имамов» (разный в различных шиитских сектах: у исмаилитов
— 7-й, у
имамитов — 12-й) не умер, а перешёл в состояние «гайба», т. е. по воле бога был
изъят и сокрыт от
людей, продолжая в этом скрытом состоянии управлять жизнью верующих, в «конце
мира» он явится
в роли своего рода мессии (махди) и наполнит мир правдой и справедливостью. Т.
о.,
миросозерцание шиизма глубоко эсхатологично и имеет ярко выраженный нрофетич.
характер; в
целом — это своеобразная попытка ввести в И. персонифицированного посредника
между богом и
человеком [тенденция, особенно характерная для крайних исмаилитских сект,
обожествлявших Али
и его потомков и развивших чуждые ортодоксальному исламу идеи «инкарнации»
(хулул) и
метемпсихозы (танасух)].Вероучение и догматика крайних шиитов (алавитов, друзов,
али-илахи,
карматов, хуруфитов) носят синкретич. характер, содержат пережитки древних
астральных культов,
элементы индуизма, зороастризма, вост. христианства и манихейства.
Своеобразное развитие идеи исмаилитов получили в новое время у шейхи, бабитов и
бехаитов —
шиитских течений, возникших в 19 в. в Персии. Основатели двух последних — Сейид
Али
Мухаммед (Баб) и Мирза Ху-сейн Али (Бехаулла), верные махдистским традициям
шиизма, в то же
время попытались выступить в качестве основоположников нового вероучения,
призванного
сплотить человечество.
В лоне ортодоксального И. в сер. 18 в. возникает религ.-политич. движение
ваххабитов (по имени
основателя — Мухаммеда ибн Абд аль-Ваххаба), отвергавших «новшества», к-рые
появились в И. в
процессе его историч. развития и контактов с др. религ. системами (культ святых,
веру в чудеса,
дервишество и т. д.). Вах-хабизм оказал определ. влияние на араб. мусульм.
реформаторство 2-й пол.
19 — нач. 20 вв. (аль-Афгани, М. Абдо, Р. Рида); «реформация» мыслилась как
очищение И. от
истррич. искажений и наслоений через возврат к мединскому прообразу.
В 19—20 вв., во многом как реакция на социально-политич. и культурное влияние
Запада, возникают
религ.-политич. идеологии, базирующиеся на исламских ценностях (панисламизм,
фундаментализм,
реформаторство и т. п.). Однако модернистские интерпретации И. встречали, как
правило, жёсткое
сопротивление со стороны проф. теологов. В период подъёма нац.-осво-бодит.
движения во мн.
странах Азии и Африки традиц. исламские ценности и идеи своеобразно усваивались
и
интерпретировались идеологами национализма. В совр. условиях И. играет
существенную роль как в
идеологии, так и в политике и социальной жизни этих стран (в большинстве из них
И. — гос.
религия, а шариат — осн. источник законодательства). Будучи действенной политич.
силой, И.,
однако, далеко неоднозначен по своему социальному содержанию и историч. роли,
что связано с
различными социально-классовыми позициями и целями его приверженцев.
• Гольдциэр И., И., СПБ, 1911; его ж е, Лекции об И., М., 1912; его же, Культ
святых в И., М.— Л., 1938; Б a p т о л ь д В.
В., И., П., 1918; Происхождение И. Хрестоматия, сост. Е. Беляев, ч. 1, М., 1931;
Беляев ?. ?., Му-
ИСЛАМ 225
сульм. сектантство, М., 1957; его же, Арабы, И. и араб. халифат в раннее
средневековье, М., 19662; M а с с э А., И., пер. с
франц.. M., 19631; Б а р т о л ь д В. В., Работы по истории И. и араб. халифата,
М., 1Я66 (Соч., т. 6); Г p и г о p я н С. Н.,
Ср.-век. философия народов Бл. и Ср. Востока, М., 1966; ? е т-р у ш е в с к и и
И. П., И. в Иране в 7—15 вв., [Л.], 1966;
ан-Наубахти.ал-Хасан ибн Муса, Шиитские секты, пер. с араб., М.,1973;Додихудоев
Х.Д., Очерки философии
исмаилизма, Душанбе, 1976; Роузентал Ф., Торжество знания. (Концепция знания в
ср.-век. П.), М., 1978; С а и д-б а е в
Т. С., И. н общество, М., П»78; Грюнебаум Г. Э. фон, Осн. черты арабо-
мусульманской культуры, пер. с англ., М., 1981;
Gardet L.,Anawati M. M., Introduction a la theologie musulmane, P., 1948; Abd-
el-Jalil J. M., Aspects interieurs de l'Islam, P.,
1949; G ihb H. A. R., The modern trends in Islam, Chi.. 1950; его же,
Mohammedanism; an historical survey, L., 19752;
Guillaume A., Islam, Har-mondsworth, 1954; Grunebaum G. E. v., Islam, L., 1955;
Smith W. C., Islam in modern history,
Princeton, 1957; Watt W. M., Islamic philosophy and theology, Edin., 1962; G o r
b i n H., Histoire de la Philosophie islamique,
t. l, P., 1964; W e n s i n k A. J., The Muslim creed, its genesis and
historical development, L., 1965; Rahman Fazlur, Islam, L.,
[1967]; Gardet L., Islam. Religion et communauti, P., 1967; его ж е, La cite
musulmane. Vie sociale et politique, P., 1976'; его ж
e, Les hommes d'lslam, P., 1977; G o i t e i n S. D., Studies in Islamic history
and institutions, Leiden, 1968; M a s s i-gnon L.,
Opera minora, t. 1—3, Beirut, 1969; The Cambridge history of Islam, v. 1—2,
Camb., 1970; FakhryM., A history of Islamic
philosophy, N. Y,— L., 1970; The Islamic civilization. 950—1150, Oxf., 1973; см.
также лит. к ст. Религия.
А. В. Журавский.
ИССЛЕДОВАНИЕ научное, процесс выработки новых науч. знаний, один из видов
познават.
деятельности. И. характеризуется объективностью, воспроизводимостью,
доказательностью,
точностью. Различаются два его взаимосвязанных уровня: эмпирический и
теоретический (см.
Эмпирическое и теоретическое). На первом устанавливаются новые факты науки и на
основе их
обобщения формулируются эмпирич. закономерности. На втором уровне выдвигаются и
формулируются общие для данной предметной области закономерности, позволяющие
объяснить
ранее открытые факты и эмпирич. закономерности, а также предсказать и предвидеть
будущие
события и факты.
Осн. компонентами И. являются: постановка задачи; предварит, анализ имеющейся
информации,
условий и методов решения задач данного класса; формулировка исходных гипотез;
теоретич. анализ
гипотез; планирование и организация эксперимента; проведение эксперимента;
анализ и обобщение
полученных результатов; проверка исходных гипотез на основе полученных фактов;
окончательная
формулировка новых фактов и законов; получение объяснений или науч.
предсказаний.
Классификация И. может производиться по различным основаниям. Наиболее
распространённым
является деление И. на фундаментальные и прикладные, количественные и
качественные,
уникальные и комплексные и т. д. См. также Наука.
ИСТИНА, адекватное отражение объекта познающим субъектом, воспроизведение его
таким, каким
он существует сам по себе, вне и независимо от человека и его сознания;
объективное содержание
чувств., эмпирич. опыта, понятий, идей, суждений, теорий, учений В целостной
картины мира в
диалектике её развития. Категория И. характеризует как результаты процесса
познания с т. зр. их
объективного содержания, так и методы, с помощью к-рых осуществляется познават.
деятельность.
Понимание И. как соответствия (принцип корреспонденции) знания вещам восходит к
мыслителям
древности, в частности к Аристотелю. Эта традиция в понимании И. была продолжена
в философии
нового времени (Ф. Бэкон, Спиноза, Гельвеции, Дидро, Гольбах, Ломоносов, Герцен,
Чернышев-
ский, Фейербах и др.).
В идеалистич. системах И. понимается или как вечно неизменное и абс. свойство
идеальных
объектов (Платон, Августин), или как согласие мышления с самим собой (теория
когеренции), с его
априорными формами (Кант). Нем. классич. идеализм начиная с Фихте внёс
226 ИССЛЕДОВАНИЕ
в трактовку И. диалектич. подход. По Гегелю, И. есть диалектич. процесс развития
знания, система
понятий, суждений и теорий.
Т. зр. сторонников субъективно-идеалистич. эмпи-ризма состоит в понимании
истинности как
соответст-вия мышления ощущениям субъекта (Юм, Рагсел) или как соответствия идей
стремлениям
личности к достижению успеха (прагматизм), либо, наконец, как наиболее простой
взаимосогласованности ощущений (Мах, Авенариус). Неопозитивисты рассматривают
истинность
как согласованность предложений науки с чувств. опытом. Конвенционализм (А.
Пуанкаре) исходит
из того, что дефиниция И.; и её содержание носят условный характер.
Представители
экзистенциализма трактуют И. субъективно-идеалистически — как форму психологич.
состояния
личности. В совр. бурж. философии И. рассматривается как внутренне
согласованная, когерентная
система; конкретизируется идея Лейбница о фактич. и логич. И.; анализируются
проблема логич.
критерия, законы построения истинных дедуктивных систем, различные аспекты
концепции
корреспонденции И. и связанное с ней семантич. определение И. и др. Общая черта
различных
концепций И. в совр. бурж. философии — отрицание объективности содержания знания

особенности — общественно-историч. знания).
Согласно диалектич. материализму, объективной
И. является_такое содержание человеч. представ-
лений, «...которое не зависит от субъекта, не зависит
ни от человека, ни от человечества» (Ленин В. И.,
ПСС, т. 18, с. 123).
И. - внутренне противоречивый процесс, связанный с постоянным преодолением
заблуждений. Наука —
не склад готовых иичерпывающих истин, а процесс их достижения, движение от
знания
ограниченного, приблизительного ко всё более всеобщему, глубокому, точному. Этот
процесс
безграничен. И. относитель-н а, поскольку мышление отражает объект не полностью,
а в известных
пределах, условиях, отношениях, к-рые постоянно изменяются и развиваются. Каждая
ступень
познания ограничена историч. условиями жизни общества, уровнем практики.
Исторически пред-
шествующая теория истолковывается в составе новой! теории как относительная И. и
тем самым как
частный случай более полной и точной теории (напр., классич. механика Ньютона и
теория
относительности Эйнштейна). Диалектич. материализм «... признает относительность
всех наших
знаний не в смысле отрицания объективной истины, а в смысле исторической
условности пределов
приближения наших знаний к этой истине» (там же, с. 139). Абсолютизация относит.
И., увекове-
чение И. порождает заблуждение, догматизм мышления.
В каждой относит. И., поскольку она объективна, содержится «частичка» абс.
знания. Абсолютная И.
есть такое знание, к-рое полностью исчерпывает предмет и не может быть
опровергнуто при
дальнейшем развитии познания. Человечество движется по пути овладения абс. И.,
к-рая в этом
смысле складывается из суммы относит. И. «...Человеческое мышление,— писал В. И.
Ленин,— по
природе своей способно давать и дает нам абсолютную истину, которая складывается
из суммы
относительных истин. Каждая ступень в развитии науки прибавляет новые зерна в
эту сумму
абсолютной истины, но пределы истины каждого научного положения относительны,
будучи то
раздвигаемы, то суживаемы дальнейшим ростом знания» (там же, с. 137).
Одним из осн. принципов диалектич. подхода к познанию является признание
конкретности И., (что
предполагает прежде всего точный учёт всех усло-вий, в к-рых находится объект
познания,
выделение) главных, существенных свойств, связей, тенденций его развития.
Принцип конкретности
И. требует подходить к фактам не с общими формулами и схемами, а с учётом
реальных условий,
конкретной обстановки. В. И. Ленин отмечал, что «...всякую истину, если ее
сделать "чрезмерной"..., если ее преувеличить, если ее распространить за пределы
ее действительной
применимости, можно довести до абсурда, и она даже неизбежно, при указанных
условиях,
превращается в абсурд» (там же, т. 41, с. 46). К p и т е р и й И. находится не
в мышлении самом но
себе и не в действительности, взятой вне субъекта, а_заключается в практике. К.
Маркс писал, что
«вопрос о том, обладает ли чело-веческое мышление предметной истинностью,— вовсе
не вопрос
теории, а практический вопрос. В практике должен доказать человек истинность, т.
е.
действительность и мощь, посоюсторонность своего мыш-ления. Спор о
действительности или
недействительности мышления, изолирующегося от практики, есть чисто
схоластический вопрос»
(Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 3, с. 1—2). В нашем созна-нии истинно,
объективно то, что прямо
или косвенно подтверждено на практике, или то, что может быть осуществлено на
практике. Если
человек сравнивает своё понятие о вещах с др. понятиями, практически уже
удостоверенными, он
тем самым опосредованно, логически сравнивает своё понятие с самим предметом. Т.
о., логич.
критерий И. является производным от практического. Соответствие понятия предмету
доказывается
в полной мере лишь тогда, когда человеку удаётся найти, воспроизвести или
создать предмет,
соответствующий тому понятию, которое он образовал.
Проблемы, связанные с теоретич. и социальными условиями постижения И.,
разрабатываются в
теории познания и социологии познания.
• Маркс К., Тезисы о Фейербахе, Маркс К. и Э н-г е л ь с Ф., Соч., т. 3; 3 н г е
л ь с Ф., Диалектика природы, там же, т.
20; его же, Анти-Дюринг, там же; Ленин В. И., Материализм и эмпириокритицизм,
ПСС, т. 18; е г о ж е, Филос. тетради,
там же, т. 29; Совр. проблемы теории познания диа-лектич. материализма, т. 2,
М., 1970, гл. 1; Практика и познание, М.,
1973; К о ? н и н П. В., Гносеологии, и логич. основы науки, М., 1974; У ё м о в
А. И., И. и пути её познания, М., 1975; К
у ? с а н о в Г. А., Ленинская теория И. и кризис бурж. воззрений, М., 1977;
Чудинов Э. М., Природа науч. И., М., 1977;
Материалистич. диалектика. Краткий очерк теории, М., 1980; Основы марксистско-
ленинской философии, ?., 19805.
А. Г.
Спиркин.
«ИСТИННЫЙ СОЦИАЛИЗМ», нем. социализм, одна из разновидностей мелкобурж.
социализма,
получившая распространение в 1840-х гг. среди интеллигенции и ремесленников
Германии и нем.
эмигрантов в др. странах. Главные представители «И. с.» — К. Грюн, М. Гесс, О.
Люнинг, Г. Пютман
(Германия), Г. Криге (США). «И. с.» выражал настроения нем. мещанства,
выбиваемого из колеи
развитием капитализма и напуганного ростом классовых противоречий. В идейном
отношении «И.
с.» — своеобразный синтез идеалистич. сторон фейербахианства (пропаганда любви к
абстрактному
«человеку», игнорирование социальных отношений и т. д.) и выхолощенной формы
франц. утопич.
социализма. Представители «И. с.» враждебно относились к идее классовой борьбы,
призывали к
отказу от политич. деятельности, в качестве средства преобразования общества
выдвигали проповедь
всеобщей любви и братства. Под видом критики капитализма они выступали с
идеализацией
докапиталистич. порядков, ремесленной цеховщины, распространяли иллюзии о
возможности для
Германии перехода к социалистич. строю, минуя стадию крупной капиталистич. пром-
сти. Критика
«И. с.» содержится в ряде произв. К. Маркса и Ф. Энгельса: «Немецкая идеология»,
гл. 2; «Манифест
Коммунистич. партии», гл. 3; «Циркуляр против Криге»; в работах Ф. Энгельса:
«Истинные
социалисты», «„Немецкий социализм" в стихах и прозе» и др. (см. К. Маркс и Ф.
Энгельс, Соч., т. 3 и
4).
По характеристике В. И. Ленина, «„истинные социалисты" нечто вроде мирных
лавристов,
полукультур-ники, нереволюционеры, герои мудреных рассуждений и отвлеченной
проповеди»
(ПСС, т. 13, с. 154).
Банкротство «И. с.» как течения полностью обнаружилось в период Революции 1848—
49,
• Кандель Е. П., Из истории борьбы Маркса и Энгельса с нем. «И. с.», в сб.:
Из истории формирования и развития
марк-
сизма, М., 1959; Forder H., Marx und Engels am Vorabend
der Revolution (1846 - 1848), B., 1960.
ИСТОРИЗМ, принцип подхода к действительности как изменяющейся во времени,
развивающейся.
Принцип И. первоначально был выдвинут и разрабатывался в филос. системах Вико,
Вольтера,
Руссо, Дидро, Фихте, Гегеля, Сен-Симона, Герцена. В 18 — 1-й пол. 19 вв. его
развитие шло в форме
философии истории, к-рая возникла в борьбе с бессодержательным эмпиризмом
историч. науки
средневековья и провиденциализмом теологии. Философия истории просветителей 18
в. рас-
сматривала человеч. общество как часть природы; заимствуя из естествознания
понятие
причинности, она выдвинула идею «естеств. законов» истории, единства историч.
процесса (Гердер),
разработала теорию прогресса как движения от низшего к высшему (франц.
материалисты) и т. д.
Взгляд на историю общества как на внутренне закономерный, необходимый процесс
развивали
представители нем. классич. идеализма. Однако и они привносили эту необходимость
в историю
извне, из области философии. Высшим этапом развития принципа домарксистского И.
была
философия Гегеля; по словам Ф. Энгельса, «он первый пытался показать развитие,
внутреннюю связь
истории...» (Маркс К. иЭнгельс Ф., Соч., т. 13, с. 496). Огромную роль в
утверждении принципа И.
сыграли успехи конкретных наук — науки об обществе (напр., А. Бар-пав, франц.
историки периода
Реставрации) и естествознания (И. Кант, Ч. Лайель, Ч. Дарвин). Принципу И. до
Маркса было чуждо
понимание развития как борьбы внутр. противоречий, что приводило к господ-ству
эволюционизма.
Осн. смысл философско-историч. концепций неокантианства (Риккерт, Виндельбанд),
крочеанства
(Кроче), философии жизни (Дильтей), экзистенциализма (Ясперс), прагматизма,
неопозитивизма
(Поппер), неогегельянства, а также теорий последователей этих концепций в сфере
конкретных наук
— «историч. школы» в политэкономии, «позитивной школы» в истории и др., состоит
как раз в
отрицании возможности подхода к объективной действительности с т. зр. раскрытия
закономерного
процесса её развития, в подмене принципа И. релятивизмом. Ограниченно понимают
И.
представители и тех бурж. концепий истории, к-рые сводят процесс развития к
чередованию одних и
тех же «циклов» (А. Тойнби), к серии не связанных друг с другом «стадий роста»
(У. Ростоу) и т. д.
Последовательно принцип И. был разработан К. Марксом, Ф. Энгельсом и В. И.
Лениным. Выражая
сущность марксистского понимания этого принципа, Ленин писал: «...Не забывать
основной
исторической связи, смотреть на каждый вопрос с точки зрения того, как известное
явление в
истории возникло, какие главные этапы в своем развитии это явление проходило, и
с точки зрения
этого его развития смотреть, чем данная вещь стала теперь» (ПСС, т. 39, с. 67).
Отличит. черта
марксистского И. состоит в том, что он распространяется на все сферы объективной
действительности — природу, общество и мышление. «Мы знаем только одну
единственную науку,
— писали Маркс и Энгельс,— науку истории. Историю можно рассматривать с двух
сторон, её
можно разделить на историю природы и историю людей. Однако обе эти стороны
неразрывно свя-
заны; до сих пор, пока существуют люди, история природы и история людей взаимно
обусловливают
друг друга» (Соч., т. 3, с. 16, прим.).
Марксистский И. исходит не просто из движения объективного мира, не просто из
его изменяемости
во времени, но именно из его развития. Объект рассматривается, во-первых, с т.
зр. его внутр.
структуры, причём не как механич. множество отд. элементов, свя-
ИСТОРИЗМ 227
зей, зависимостей, а как органич. совокупность этих структурных составляющих,
как внутренне
связанное и функционирующее целое, как система; во-вторых, с т. зр. процесса, т.
е. следующих друг
за другом во времени совокупности историч. связей и зависимостей его внутр.
составляющих; в-
третьих, с т. зр. выявления и фиксирования качественных изменений в его
структуре в целом;
наконец, с т. зр. раскрытия закономерностей его развития, законов перехода от
одного историч.
состояния объекта, характеризующегося одной структурой, к другому историч.
состоянию,
характеризующемуся др. структурой.
В соответствии с принципом И., разработанным марксистско-ленинской философией,
процессы
развития объективного мира должны рассматриваться в том виде, в к-ром они
протекали в
действительности. Иными словами, марксистский И. совпадает с высшей науч.
объективностью,
исключает характерные для бурж. историч. науки и социологии искажения
действительности ис-
тории, архаизацию настоящего и модернизацию прошлого. Любое явление, любой
предмет могут
быть поняты и правильно оценены лишь при условии рассмотрения их в конкретных
историч.
условиях и связях. «Весь дух марксизма,— писал Ленин,— вся его система требует,
чтобы каждое
положение рассматривалось лишь (а) исторически; (?) лишь в связи с другими; (?)
лишь в связи с
конкретным опытом истории» (ПСС, т. 49, с. 329).
Для совр. науки, равно как и для филос. осмысления процессов, происходящих в
совр. науч. знании,
характерны дальнейшее развитие принципа И., его сближение с др. принципами. См.
также
Историческое и логическое.
• Маркс К. иЭнгельс Ф., Нем. идеология. Соч., т. 3; Маркс К., К критике политич.
экономии, там же, т. 13; Энгельс Ф.,
Анти-Дюринг, там же, т. 20; Л е н и н В. И., Что такое «друзья народа» и как они
воюют протиц социал-демократов?,
ПСС, т. 1; ? л е ? а н о в Г. В., К вопросу о развитии монистич. взгляда на
историю, Избр. филос. произв., т. 1, М., 1956;
Асмус В. Ф., Маркс и бурж. И., М.—Л., ,1033; Грушин Б. А., Очерки логики
историч. исследования, М., 1961; Кон И. С.,
Филос. идеализм и кризис бурж. историч. мысли, М., 1959; Филос. проблемы
историч. науки. Сб., М., 1969; Принцип И.
в познании социальных явлений, М., 1972; Философия и методология истории. Сб.
ст., [пер. с англ., нем., франц.], М.,
1977; Материалистич. диалектика. Краткий очерк теории, М., 1980, гл. 5; К е л л
е В. Ж., К о в а л ь з о н М. Я., Теория и
история (проблемы теории историч. процесса), М., 1981; Popper К. R., The poverty
of historicism, L., 1960; Lipset
S..Hofstadt er R. (eds), Sociology and history. Methods, N. ?., 1968; N i s b e
t R. A., Social change and history. Aspects of the
western theory of development, N. Y., 1969.
Б. А. Грушин.
ИСТОРИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ, составная часть марксистско-ленинской философии и
одновременно общая социологическая теория, наука об общих и специфич. законах
функционирования и развития обществ.
-экономич. формаций. Как филос. концепция историч. процесса, И. м. представляет
собой распро-
странение принципов диалектич. материализма на область обществ. явлений. Такое
достраивание
материализма «доверху» означало создание принципиально новой формы материализма
и
знаменовало появление науч. социологии. «Сознание непоследовательности,
незавершенности,
односторонности старого материализма привело Маркса к убеждению в необходимости
„согласовать
науку об обществе с материалистическим основанием и перестроить ее
соответственно этому осно-
ванию"» (Ленин В. И., ПСС, т. 26, с. 55).
Осн. гносеологич. принцип марксистской философии о первичности материи и
вторичности сознания
конкретизируется в И. м. как признание первичности обществ. бытия и вторичности
обществ.
сознания. Обществ. бытие выступает как совокупность материальных обществ.
процессов,
существующих независимо от воли и сознания индивида или общества в целом, а
обществ. сознание
является отражением обществ. бытия. Из
228 ИСТОРИЧЕСКИЙ
сложной совокупности обществ. явлений И. м. выделяет материальные отношения, к-
рые определяют
идео-логич. обществ. отношения. В основе такого выделения лежит тот простой и
естеств. факт, что
люди, прежде чем заниматься наукой, политикой, философией, религией и т. п.,
должны есть, пить,
одеваться, иметь жилище и т. д., что в процессе произ-ва материальных благ они
вступают в
определённые, от их воли не зависящие производственные отношения, к-рые
составляют мате-
риальную основу, реальный базис общества, на к-ром возвышается идеологич. и
политич. надстройка
общества (см. Базис и надстройка). «Хаос и произвол, царившие до сих нор во
взглядах на историю
и политику, сменились поразительно цельной и стройной научной теорией...» (там
же).
Эмпирически наблюдаемые и с науч. точностью констатируемые материальные обществ.
отношения
позволили впервые применить в исследовании обществ. явлений общенауч. критерий
повторяемости,
благодаря к-рому оказалось возможным выделить общее в социальном строе различных
стран и
обобщить их порядки в одно осн. понятие обществ.-экономич. формации. «Только
такое
обобщение,— писал В. И. Ленин,— и дало возможность перейти от описания (и оценки
с точки зре-
ния идеала) общественных явлений к строго научному анализу их, выделяющему,
скажем для
примера, то, что отличает одну капиталистическую страну от другой, и
исследующему то, что обще
всем им» (там же, т. 1, с. 137). В свою очередь, смена различных эпох в истории
человечества
предстала как закономерный процесс смены прогрессирующих от эпохи к эпохе
способов
производства. В основе изменения способов произ-ва лежит постоянно возникающее
противоречие
между уровнем производит. сил, выступающих в качестве внутр. содержания процесса
развития, и
определ. производств. отношениями. Каждая историч. эпоха характеризуется
естеств.-историч.
предпосылками своего развития, т. е. наличием определ. числа индивидов и
определ. производит. сил
и производств. отношений. Люди не вольны выбирать эти предпосылки, они им заданы
как реальные
условия их жизнедеятельности и в качестве таковых диктуют им соответств. формы
деятельности.
Однако каждое новое поколение людей своей деятельностью изменяет эти условия и
предпосылки и
тем самым «... образуется история человечества, которая тем больше становится
историей
человечества, чем больше выросли производительные силы людей, а следовательно, и
их
общественные отношения» (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 27, с.
402).
Признавая закономерный характер историч. процесса, или историч. необходимость,
И. м. признаёт и
активную роль деятельности людей, к-рые являются не только продуктом
обстоятельств, но и
активно изменяют эти обстоятельства. Проблема историч. необходимости и свободы в
И. м.
получает, т. о., свою адекватную науч. трактовку, одинаково противостоящую
волюнтаризму и
фатализму, поскольку развитие объективных условий существования человека
рассматривается как
предпосылка его собственного развития, а также развития его познавательной и
творчески
преобразующей эти условия деятельности, т. е. его свободы.
В условиях капитализма общество достигло такого уровня, когда осн.
закономерности и
противоречия его развития стали эмпирически осязаемы. Ф. Энгельс писал, что
«...в наше время
связи эти до такой степени упростились, что решение загадки стало, наконец,
возможным» (там же, т.
21, с. 308). Капитализм, создав предпосылки для быстрого развития производит.
сил, тем самым
породил потребность и условия для прогресса естеств. и обществ. наук, в
частности философии,
политэкономии, истории, а развитие классовой борьбы пролетариата против
капитализма поставило
на по-
вестку дня задачу объяснения причин этой борьбы неё перспектив. В качестве
первонач. попыток
преодоления антагонизма труда и капитала были созданы различные проекты
утопического
социализма, в к-рых тем не менее давалось позитивное решение ряда вопросов
пролет. движения,
выдвигались отд. правильные догадки о характере будущего общества. Эти
объективные и
субъективные предпосылки в значит. мере предопределили развитие взглядов К.
Маркса и Ф.
Энгельса и стали основой для выработки принципиально новой формы материализма.
Весь ход идейно-политич. развития Маркса и Энгельса, их творч. и критич.
отношение к теоретич.
наследию прошлого вели к формированию принципиально нового взгляда на историю.
Ещё в нач. 40-
х гг. 19 в. Маркс установил, что причиной существования классов и классовой
борьбы является
частная собственность, а вся политич. и идеологич. машина эксплуататорских
классов служит
закреплению и оправданию их эконо-мич. интересов. В работе «К критике
гегелевской философии
права» Маркс сделал вывод, согласно к-рому основой гос-ва является не идея, а
экономич. отноше-
ния. Гос-во — это орудие имущих сословий, защищающее их интересы.
Обосновывая идею о зависимости гос-ва, социально-политич. системы от экономич.
отношений,
Маркс и Энгельс писали в «Святом семействе», что осн. причину историч. развития
следует искать
не в абстрактных идеях, оторванных от реальной действительности, а в
«...материальном
производстве на земле» (там же, т. 2, с. 166). Анализ форм собственности,
сменявшихся на
протяжении истории, привёл Маркса и Энгельса к выводу, что каждая из них имеет
свой закон
возникновения, развития и перехода в другую, более зрелую форму. Материалистич.
подход к
обществ. жизни дополняется подходом конкретно-историческим. Излагая суть
материалистич.
понимания истории, Маркс и Энгельс подчёркивали в «Немецкой идеологию», что «...
это понимание
истории заключается в том, чтобы, исходя именно из материального производства
непосредственной
жизни, рассмотреть действительный процесс производства и понять связанную с
данным способом
производства и порождённую им форму общения — то есть гражданское общество на
его различных
ступенях,— как основу всей истории; затем изобразить деятельность гражданского
общества в сфере
государственной жизни, а также объяснить из него все различные теоретические
порождения и
формы сознания, религию, философию, мораль и т. д. и т. д., и проследить процесс
их возникновения
на этой основе...» (там же, т. 3, с. 36—37). В отличие от экономического
материализма, к-рый сводит
всё богатство обществ. отношений только к отношениям экономическим, Маркс и
Энгельс высказали
мысль о необходимости «... изобразить весь процесс в целом (а потому также и
взаимодействие меж-
ду его различными сторонами)» (там же, с. 37).
В результате такого подхода история общества предстала как естеств.-историч.
процесс, как
закономерная смена одних социальных организмов другими. На смену понятию
«общество вообще»
пришло конкретное понятие обществ.-экономич. формации, в к-ром выражена органич.
взаимосвязь
всех сторон обществ. жизни при решающей роли материального произ-ва. «Все
стороны
общественной жизни,— писал Ленин,— тесно связаны между собой и всецело подчинены
в
последнем счете отношениям производства» (ПСС, т. 12, с. 259). Обратив внимание
на целостность
обществ. жизни, Маркс и Энгельс вычленили внутри обществ.-экономич. формации
базис,
оказывающий определяющее воздействие на жизнь общества, и надстройку, в свою
очередь
оказывающую обратное воздействие на базис. Изменения в базисе вызываются
изменениями в
способе ироиз-«а, выступающим в диалектич. единстве двух его сторон —
производит. сил и
производств. отношений. Противоречия между производит. силами и формами
общения разрешаются тем, что на место «...прежней, ставшей оковами, формы
общения становится
новая,— соответствующая более развитым производительным силам...» (Маркс К. и
Энгельс Ф.,
Соч., т. 3, с. 72). Конфликт между новыми производит. силами и старыми
производств. отношениями
находит своё проявление в борьбе антагонистич. классов и решается путём
социальной революции.
Если способ произ-ва является определяющим фактором историч. развития, то
движущей силой
этого развития в антагониетич. обществе являются классы и классовая борьба.
Энгельс писал о
материалистич. понимании истории как о таком взгляде «...на ход всемирной
истории, который
конечную причину и решающую движущую силу всех важных исторических событий
находит в
экономическом развитии общества, в изменениях способа производства и обмена, в
вытекающем
отсюда разделении общества на различные классы и в борьбе этих классов между
собой» (там же, т.
22, с. 306). И. м. анализирует различные формы классовой борьбы, характерные
черты и
предпосылки социальных революций, раскрывает решающую роль нар. масс в истории и
их
активизацию в период социальных революций. Важное место в И. м. занимает
исследование форм
обществ. сознания и социальных институтов. И. м. впервые в истории обществ.
мысли дал науч.
обоснование социальных законов, проявляющихся в различных формах (законы
функционирования и
развития, статистич. и динамич. законы и т. д.). Познание социальных законов,
форм их проявления и
механизмов действия является основой целесообразного воздействия человека на
общество и его
преобразования. Фундаментальным понятием И. м. является понятие деятельности и
прежде всего
производств. деятельности людей.
Развитие обществ.-экономич. формаций рассматривается в И. м. как процесс
восхождения от низших
ступеней к высшим. «... В се общественные порядки, сменяющие друг друга в ходе
истории,
представляют собой лишь преходящие ступени бесконечного развития человеческого
общества от
низшей ступени к высшей» (Эн г е л ь с Ф., там же, т. 21, с. 275). Идеи
социального прогресса,
диалектич. характера историч. развития неразрывно связывают И. м. с диалектич.
теорией развития.
И. м. соединяет анализ законов развития с исследованием законов функционирования
социальных
систем и институтов. В процессе познания для Маркса было весьма важно «... найти
закон тех
явлений, которые он исследует, и притом особенно важен для него закон изменения,
развития этих
явлений, перехода их из одной формы в другую, из одного порядка общественных
отношений в
другой» (Ленин В. И., ПСС, г. 1, с. 166).
В отличие от бурж. социальной мысли, в к-рой существует разрыв между социальной
философией,
философией истории и социологией, что неизбежно приводит к абстрактному
теоретизированию в
философии и эмпиризму в социологии, И. м. сохраняет единство науч.-теоретич.
понимания истории
и совр. обществ. развития, анализа законов развития и функционирования,
диахронич. и синхронич.
подходов к социальным явлениям, историко-генетич. изучения общества и
структурно-
функционального анализа социальных систем. Такое единство предполагает вместе с
тем вычленение
различных аспектов И. м., выступающего как материалистич. понимание истории, как
общая
социоло-гич. теория, как методология всех обществ. наук.
И. м. конкретизировался и развивался, превращаясь в строгую науч. теорию, в ходе
детального
анализа социальной действительности. Разрабатывались осн. категории И. м., его
методологич.
принципы и ведущие закономерности историч. развития, уточнялся предмет И. м.,
его структура и
функции, его взаимоотно-
ИСТОРИЧЕСКИЙ 229
шение с др. обществ. науками. Классики марксизма в формулировании общих законов
развития и
функционирования общества использовали достижения разных обществ. дисциплин,
нередко
выступая в качестве основоположников их науч. интерпретации и понимания, тем
самым раскрывая
методологич. функции И. м.
Сжатая и целостная формулировка осн. принципов И. м. дана Марксом в Предисловии
к «Критике
политич. экономии»: «В общественном производстве своей жизни,— писал он,— люди
вступают в
определенные, необходимые, от их воли не зависящие отношения — производственные
отношениях
которые соответствуют определенной ступени развития их материальных
производительных сил.
Совокупность этих производственных отношений составляет экономическую структуру
общества,
реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и
которому
соответствуют определенные формы общественного сознания. Способ производства
материальной
жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще.
Не сознание
людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их
сознание» (Маркс К.
и Э н г е л ь с Ф., Соч., т. 13, с. 6—7).
Становление и развитие И. м., как и всей философии марксизма, происходит в
острой идеологич.
борьбе с различными бурж. и мелкобурж. теориями обществ. процесса. В этой борьбе
сформировался
принцип партийности, классовости И. м. и его идеологич. функция. Наиболее важной
задачей
обществ. науки Маркс и Энгельс считали её практически-преобразующую функцию, её
роль в
изменении мира. Именно на основе ма-териалистич. понимания истории марксизм
научно доказал
неизбежность гибели капитализма, замены его коммунистич. формацией, роль
пролетариата как мо-
гильщика капитализма, т. е. были заложены осн. принципы теории научного
коммунизма.
Дальнейшее развитие И. м. было осуществлено соратниками, учениками и
последователями Маркса
и Энгельса — П. Лафаргом, Ф. Мерингом, В. Либкнехтом, Г. В. Плехановым и др.
Новую эпоху в
развитии И. м. составила теоретич. деятельность В. И. Ленина, к-рый обогатил И.
м. анализом
историч. фактов и закономерностей эпохи империализма, пролет. революций и
перехода к
социализму. На конкретном анализе новых явлений в развитии капитализма и опыта
рсволюц.
борьбы рабочего класса за социализм он сделал выдающийся вклад в разработку
науч. принципов И.
м., его методологии, категории и законов (соотношение объективных условий и
субъективного
фактора — деятельности масс, классов, партий и отд. личностей; роль науч. теории
в революц.
движении; руководящая роль партии рабочего класса в революц. движении и в борьбе
за социализм и
коммунизм; теория классовой борьбы, социалистич. революции и диктатуры
пролетариата; пути
социалистич. преобразования общества; теория наций и нац.-освободит. движения;
теория
культурной революции и культуры в целом, и др.).
Развитие совр. общества поставило перед И. м. задачу осмысления целого ряда
новых социальных
процессов. ???. революция 1917 в России ознаменовала собой начало качественно
нового этапа в
развитии человеч. истории — переход к коммунистич. формации. Под воздействием
социализма
осуществились и осуществляются революц. преобразования во мн. странах Европы,
Азии, Африки и
Лат. Америки. Социализм как ведущий фактор совр. истории оказал определяющее
влияние на
ликвидацию колон. системы империализма и определяет осн. содержание совр.
прогрессивного
развития человечества. Становление и развитие коммунистич. формации связано с
глубокими
изменениями в жизнедеятельности людей социалистич. общества,
230 ИСТОРИЧЕСКИЙ
его структурных элементов. Важные проблемы связаны с совр. научно-технической
революцией.
Сознательный и целенаправленный характер социальных изменений в условиях
социализма
определил роль обществ. наук как теоретич., науч. платформы руководства
строительством нового
общества и основы науч. мировоззрения. Возникла необходимость разработки и
углубления таких
фундаментальных проблем, как филос. осмысление обществ.-историч. процесса,
модификация общих
закономерностей развития в новых социальных условиях, раскрытие содержания новых
социальных
законов, т. е. конкретизация теории обществ.-экономич. формации. Исследование
таких проблем
невозможно без дальнейшей разработки методологич. принципов социального познания

восхождения от абстрактного к конкретному, принципа историзма, определения осн.
противо-
речия и источника самодвижения, учёта взаимосвязи и взаимодействия различных
социальных
явлений, системного подхода и структурно-функционального метода исследования и
др. Проблемы
методологии социального познания в И. м.актуализировались не только как ответ на
усложнение
объекта исследования, но и как результат усложнения и развития самого И. м, и
социологич. знания
вообще.
Развитие И. м. и спец. обществ. дисциплин ведёт к их сближению, появлению
стыковых или
комплексных проблем, в решении к-рых принимают участие неск. обществ. наук, что
также ведёт к
более высоким методологич. требованиям этих наук к И. м. (примером может служить
проблема
человека в совр. общество-знании). Методологич. проблемы возникают и в отд.
обществ. науках в
связи с появлением и накоплением новых фактов, с попытками их адекватного
описания в теории.
Решение этих проблем ведётся в И. м. но неск. взаимосвязанным направлениям.
Прежде всего более
детально разрабатываются категории материального и идеального в обществ.
развитии и диалектики
их взаимоотношения, категорий и понятий, к-рые непосредственно связаны с данной
проблемой
(обществ. бытие и обществ. сознание, материальное и духовное произ-во,
объективный и
субъективный факторы, материальные и идеологич. отношения и т. д.).
Предпринимаются попытки
дать более строгую классификацию и субординацию законов развития и
функционирования
общества, категорий и понятий И. м.
Совр. проблемы и задачи развития И. м.не означают «пересмотра» его коренных
мировоззренч.
принципов, как это пытаются представить бурж. и ревизионистские идеологи. Науч.
плодотворность
этих принципов доказана в ходе исследований, проведённых в различные историч.
периоды, и
подтверждена историей, в к-рой осуществлены прогнозы, выработанные на основе И.
м.
Абсолютизация отд. трудностей науч. познания, их субъективная интерпретация
выступают
гносеологич. корнями идеалистич. понимания обществ. развития и стали характерной
особенностью
борьбы бурж. идеологов с И. м. Социально-политич. контекст таких концепций
направлен на
дискредитацию марксизма-ленинизма, на идейное разоружение рабочего класса.
Решит. борьба
марксистов-ленинцев против идеалистич., волюнтаристских взглядов на историч.
процесс, попыток
ревизии И. м. сочетается с борьбой против вульгаризации и догматизации его
принципов.
И. м. выражает интересы рабочего класса в неразрывной связи с его политикой. Он
служит
руководством к познанию общества, к-рое позволяет определить роль и место
рабочего класса и
широких нар. масс в борьбе за мир, демократию и социализм как гл. направления
обществ. развития.
Ф Маркс К. и Энгельс Ф., Нем. идеология, Соч., т. 3; их ж е, Манифест
Коммунистич. партии, там же, т. 4; Маркс К.,
Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта, там же, т. 8; е г о ж е, Предисловие [«K
критике политич. экономии»], там же,
т. 13; его же, Гражд. ввойна по Франции, там же, т. 17; его же, Критика Готской
программы, там же, т. 19; eго же,
Капитал, там же, т. 23—25; Энгельс Ф., Анти-Дюринг, там же, т. 20; е г о же
Происхождение семьи, частной
собственности и гос-ва, там же, т. 21; е г о ж е, Роль насилия в истории, там
же; Ленин В. И., Что такое «друзья народа»
и как они воюют против социал-демократов?, ПСС, т. 1; его ж е, Что делать?, там
же, т. 6; его ж е, Две тактики социал-
демократии в демократии, революции, там же, т. 11; е г о же, Материализм и
эмпириокритицизм, там же, т. 18; его же.
Три источника и три составных части марксизма, там же, т. 23; его же,
Империализм, как высшая стадия капитализма,
там же, т. 27; его же, Воен. программа пролет. революции, там же, т. 30; его же,
Гос-во и революция, там же, т. 33; его
же. Очередные задачи Сов. власти, там же, т. 36; его же, Пролет. революция и
ренегат Каутский, там же, т. 37; его же,
Экономика и политика в апоху диктатуры пролетариата, там же, т. 39; его же,
Детская болезнь «левизны» в коммунизме,
там же, т. 41; его же, О нашей революции, там же, т. 45; Программа КПСС (Принята
XXII съездом КПСС), М., 1976;
Программные документы борьбы за мир, демократию и социализм, М., 1961; Документы
совещания коммунистич. и
рабочих партий, М., 1969; Л а ф а р г П., И. м. Маркса, [пер. с франц.],
Иваново-Вознесенск, 1923; Плеханов Г. В., К
вопросу о развитии монистич. взгляда на историю, Избр. филос. произв., т. 1, М.,
1956; Грамши А., Избр. произв., пер. с
итал., т. 1—3, М., 1957—59; Люксембург Р., Социальная реформа или революция, М.,
1959; Меринг Ф., К. Маркс и Ф.
Энгельс — создатели науч. коммунизма, [пер. с нем.], М., 1960; Лабриола А.,
Очерки материалистич. понимания
истории, пер. с итал., М., 1960; И. м., M., 19542; Горохов ?. ?., Ленин и И. м.,
M., 19583; Глезер-ман Г. Е., О законах
обществ. развития, М., 1960; е г о ж е, И. м. и развитие социалистич. общества,
M., 19732; Ч е с н о-к о в Д. И., И. м., M.,
19652; Социология и идеология, М., 1969; Келле В. Ж., Ковальзон М. Я., И. м.,
М., 1969; и ? же, Теория и история.
(Проблемы теории историч. процесса), М., 1981; Актуальные проблемы развития И.
м. (Материалы Всес. межвуз. науч.-
теоретич. конференции 25—28 янв. 1972 г.), М., 1974; Трапезников С. П., Обществ.
науки — могучий идейный
потенциал коммунизма, М., 1974; Ф е д о с е-е в П. Н., Коммунизм и философия,
М., 1975г; Фурманов Г. Л., И. м. как
общесоциологич. теория, М., 1979; И. м. как социально-филос. теория, М., 1982.
Л. Ф. Ильичев.
ИСТОРИЧЕСКОГО КРУГОВОРОТА ТЕОРИИ, см. Круговорота исторического теории.
ИСТОРИЧЕСКОЕ И ЛОГИЧЕСКОЕ, филос. категории, характеризующие отношение между
исторически развивающейся объективной действительностью и её отражением в
теоретич. познании.
Историческое — процесс становления и развития объекта; логическое — теоретич.
воспроизведение
развитого и развивающего объекта во всех его существенных, закономерных связях и
отношениях.
Категории И. и л. являются конкретизацией марксистского принципа историзма,
требующего
«...смотреть на каждый вопрос с точки зрения того, как известное явление в
истории возникло, какие
главные этапы в своем развитии это явление проходило, и с точки зрения этого
развития смотреть,
чем данная вещь стала теперь» (Ленин В. И., ПСС, т. 39, с. 67).
Отражение исторического в логическом но сводится к простому воспроизведению
временной
последовательности исторического развития объекта и связано с рассмотрением
объективной
диалектики процесса становления (генезиса) объекта и результата его развития,
служащей основой
двух способов исследования — историч. и логич. методов. Характеристику этих
методов
исследования и их роли в марксистской методологии дал Ф. Энгельс. Рассматривая
метод
политэконо-мич. исследования К. Маркса, он отмечал, что историч. форма анализа
связана с рядом
трудностей, поэтому единственно уместным был логич. метод. «Но этот метод в
сущности является
не чем иным, как тем же историческим методом, только освобожденным от
исторической формы и от
мешающих случайностей. С чего начинает история, с того же должен начинаться и
ход мыслей, и его
дальнейшее движение будет представлять собой не что иное, как отражение
исторического процесса
в абстрактной и теоретически последовательной форме; отражение исправленное, но
исправленное
соответственно законам, которые дает сам действительный исторический процесс,
причем каждый
момент может рассматриваться в той точке его развития, где процесс достигает
полной зрелости,
своей классической формы» (Э н г е л ь с Ф., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т.
13, с. 497). Т. о.,
логич. метод представляет собой способ воспроизведения исторически
развивающегося объекта как
итога, результата определ. процесса, в хо-
де к-рого сформировались необходимые условия его дальнейшего существования и
развития в
качестве устойчивого системного образования. Маркс отмечал, что временная
последовательность в
истории может соответствовать последовательности рассмотрения при помощи логич.
метода; в
таких случаях «... ход абстрактного мышления, восходящего от простейшего к
сложному,
соответствует действительному... историческому процессу» (там же, т. 46, ч. 1,
с. 39). Однако сама по
себе временная последовательность историч. явлений не может служить ориентиром
для теоретич.
анализа их взаимоотношений в сложившейся и воспроизводящейся системе.
Несовпадение И. и л.
обусловлено тем, что далеко не все явления, выступающие в качестве факторов
генезиса системы,
входят в необходимые условия её воспроиз-ва и развития: многие из них
устраняются в ходе
историч. процесса. Временная последовательность историч. явлений часто не
предопределяет реаль-
ной генетич. связи явлений в процессе формирования того или иного историч.
образования. Маркс
подчёркивал, что последовательность рассмотрения сторон исследуемого объекта
(совр. ему
капиталистич. общества) определяется «... тем отношением, в котором они
находятся друг к другу в
современном буржуазном обществе, причем это отношение прямо противоположно тому,
которое
представляется естественным или соответствует последовательности исторического
развития» (там
же с. 44).
Исследование функционирования, воспроиз-ва и развития исторически сложившегося
объекта при
помощи логич. метода предполагает выявление его историч. перспективы,
рассмотрение его в
единстве настоящего, прошлого и будущего. Маркс в «Капитале» не только исследует

<<

стр. 24
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>