<<

стр. 31
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

влияние на максимы поведения эмиирич. субъекта.
Рус. пер. «К. п. р.» Н. Смирнова (1879) и H. M. Соколова (1897, 19082); см.
также в кн.: Кант И., Соч.,
т. 4, ч. 1, 1965.
• С к p и п н и к А. П., Категорич. пмператип И. Канта, М., 1078; Con en H.,
Kants Begrundung der Ethik, B., 19102;
Materialien zu Kants «Kritik der praktischen Vernunft», hrsg. v. R. Bittuer, K.
Cramer, Fr./M., 1975.
«КРИТИКА СПОСОБНОСТИ СУЖДЕНИЯ» («Kritik der Urteilskraft», B.— Libau, 1790),
работа
Канта, за-вершающая его систему критич. идеализма. В ней дано обоснование
единства форм
познавательной (чувственной) и целеполагающей (нравственной) деятельности. Связь
их Кант
обнаруживает в способности рассматривать явления согласно принципу
целесообразности. Различая
понятия целесообразности в иск-ве и живой природе, он делит свою работу на
«Критику эстетич.
способности суждения» и «Критику телеоло-гич. способности суждения».
Первая часть соч. посвящена анализу суждений вкуса. Суждения этого типа говорят
о форме
предмета исходя из состояний субъекта. Прекрасное, по мнению Канта, есть образ
идеальной
природы субъекта, а возвышенное — образ свободы субъекта. В суждениях вкуса он
усматривает
особую априорную структуру, выражением к-рой служит т. н. чувство удовольствия и
не-
удовольствия. Специфика его состоит в отсутствии прагматич. интереса к предмету,
оно возникает из
непреднамеренной игры воображения и имеет субъективный, но вместе с тем
общезначимый и
автономный характер. Вкус определяется как способность придавать эстетич.
переживанию
«всеобщую сообщаемость». Эстетич. деятельность трактуется как сфера символич.
воплощения
нравств. идеала.
Во второй части работы говорится о том, что телеоло-гич. рассмотрение организмов
предполагает
функциональное объяснение их частей относительно условий существования целого.
Оно диктуется
не столько свойствами объектов, утверждает Кант, сколько способом нашего
представления и служит
эвристическим принципом описания в тех случаях, где механич. объяснение
оказывается
недостаточным.
Рус. пер. Н. М. Соколова (1898); см. также в кн.: К а н т И., Соч., т. 5, 1966.
• Baumler A., Kants Kritik der Urteilskraft; ihre Geschichte und Systematik, Bd
l, Halle, 1923; M e n z e г Р., Kants Asthetik in
ihrer Entwicklung, B., 1952; K u l e u k a m p f f J., Materialien zu Kants
«Kritik der Urteilskraft», Fr./M., 1974.
«КРИТИКА ЧИСТОГО РАЗУМА« («Kritik der reinen Vernunft», Riga, 1781), осн. труд
Канта. Во 2-
м изд. «К. ч. p.» (Riga, 1787) существенно переработан ряд разделов и введён
фрагмент
«Опровержение идеализма». Посвящён определению и оценке источников, принципов и
границ науч.
знания, состоит из предисловий, введения, трансцендентальной эстетики, аналитики
и диалектики
чистого разума, а также учения о его методе. Кант преодолевает односторонности
рационализма и
эмпиризма в трактовке источников знания, утверждая взаимосвязанность чувств.
опыта и
рациональных структур в науч. познании. В «Трансцендентальной эстетике»
говорится о
необходимом эмпирич. основании познания — ощущениях, возникающих в результате
воздействия
объектов на нашу способность восприятия, но в дальнейшем изложении преимуществ.
внимание
уделяется анализу способов «упорядочения», «связывания» эмпирич. данных с
помощью априорных
и субъективных форм чувств. познания — пространства и
288 КРИТИКА
времени. Соответственно ощущения, представления и вообще все «феномены»,
подчинённые
субъективным условиям восприятия (пространству и времени), по Канту, не дают
подлинного знания
об объектах, или «еещах в себе». Последние он объявляет непознаваемыми.
Априорный характер
Кант приписывает всем формам познания. В «Трансцендентальной аналитике»
рассматривается
рассудок как способность мыслить, синтезировать, обобщать содержание чувств.
представлений
посредством априорных понятий — категорий. В основе способности объединять
представления
лежит «первоначально-синтетич. единство апперцепции». «Подведение» эмпирич.
созерцаний под
категории осуществляется с помощью способности суждения, или продуктивной
способности
воображения. В «Аналитике основоположений» рассмотрены общие методологич.
принципы и
требования науч. познания (принцип каузальности, идея субстанции и др.), к-рые
определяют
условия и границы «возможного опыта». В «Трансцендентальной диалектике»
исследуется разум,
требующий абс. завершённости опыта, и даётся критика его иллюзий и ошибочных
заключений
(паралогизм, антиномии, идеал), в к-рые он впадает, отрываясь от чувств.
основания познания и
стремясь к познанию сверхчувственного — души, мира как целого и бога. Кант далёк
от однозначно
отрицат. оценки заблуждений разума и его антиномичности — он видит в этом
проявление
стремления к неогранич. расширению знания. Идеи разума имеют для естествознания
регулятивное,
направляющее значение. Учение об априорных, рацион. структурах и диалектике
разума составляет,
по Канту, подлинный предмет философии. В «Трансцендентальном учении о методе»
определяются
методы критич. филос. исследования (дисциплина), его цели, идеал и способы их
достижения,
рассматривается система предметов чистого разума (сущее и должное) и знаний о
них (метафизика
природы и нравственности), а также его архитектоника. Краткое изложение «К. ч.
р.» содержится в
«Пролегоменах» (1783). Рус. пер. М. Владиславлева (1867), И. М. Соколова (в. 1—
2, 1896—97,
19022), Н. Лосского (1907, 19152); см. также в кн.: Кант И., Соч., т. 3, 1964.
• Шульц И., Разъясняющее изложение «К. ч. р.», пер. с нем., М., 11)10; Vaihinger
H., Commentar zu Kants Kritik der reinen
Vernunft, Bd 1—2, Stuttg., 1881—82; Smith N. K.; A commentary to Kant's
«Critique of pure reason». L., 19302; Heimsoeth H.,
Transzendentale Dialektik. Ein Kommentar zu Kants Kritik der reinen Vernunft, Tl
1—4, B., 1966—71; Martin G., Sachindex zu
Kants Kritik der reinen Vernunft, B., 1967; Materialien zu Kants «Kritik der
reinen Vernunft», hrsg. v. J. Kopper, R. Malter,
Fr./M., 1975.
КРИТИЧЕСКИЙ РЕАЛИЗМ, идеалистич. направление в нем., англ. и амер. философии
кон. 19 —
нач. 20 вв. Понятие К. р. ведёт происхождение от «критицизма» Канта. Взгляды
нем. К. р.
представляют собою «реалистич.» переработку кантианства и часто причисляются к
неокантианству в широком смысле. Осн. представители — А. Риль, О. Кюльпе, Э.
Бехер и др.
исходят из того, что «нашему сознанию не дано ничего, что не было бы уже
образовано и
преобразовано им самим» (R i e h l ?., Der philosophische Kritizismus.
Geschichte und System, Bd 2,
Lpz., 19253, S. 226). Совр. нем. К. р. представлен в учении А. Венцля,
попытавшегося осуществить
«синтез» материалистич. установок совр. физики и идеалистич. философии на основе
волюнтаризма:
«Мир есть воля и представление, природа — проявление идей» (W e n z l ?.,
Philosophie der Freiheit,
Bd l, Munch., 1947, S. 216). Другая его тенденция — сближение с религией в целях
защиты свободы
воли.
В Великобритании К. р. (А. Сет, Д. Хикс) был близок к персонализму, сочетая его
с воззрениями
шотландской школы. В США К. р. как самостоят. школа возник в нач. 20-х гг. 20
в., когда Д. Дрейк,
А. Лавджой, Дж. Пратт, А. Роджерс, Сантаяна и Селлерc издали сб. «Очерки критич.
реализма»
(«Essays in critical realism», 1920). В отличие от неореализма, К. р. утверждает
возможность лишь
опосредованного познания (репрезентативней), к-рое трактуется двояк«: или объект
познаётся при
помощи «данного» как логич. сущности, отличной от объекта и субъекта, но
выражающей нек-рые
черты первого; или ояосредование осуществляется с помощью психич. представлений,
отражающих
и (или) символизирующих материальные предметы. В соответствии с этим
представители К. р.
разделились на объективных идеалистов (Сантаяна, Дрейк, Ч. О. Стронг) и
натуралистов,
сближающихся с материализмом (Селлерс, Лавджой). При этом Пратт тяготеет к
персонализму,
Сантаяна развивает объек-тивно-идеалистич. филос. и социологич. систему, Лавд-
жой «примиряет»
К. р. с неореализмом, Селлерс приходит к взглядам, близким диалектич.
материализму. Термин «К.
р.» в широком смысле используется в совр. бурж. философии для противопоставления
т. н. наивному
реализму и связывается с признанием различия между предметом познания и знанием
субъекта о
нём.
• X и л л Т. И., Еовр. теории познания, пер. с англ., М., 1965, гл. 5; Богомолов
А. С.. Бурж. философия США 20 в., М.,
1974, гл. 6; Бурж. философия кануна и начала империализма, М., 1977, гл. 9, § 3;
R е с k ?., Becent American philosophy,
N. ?., 1964, p. 208—75; W e s s e l K. F., Kritischer Realismus und
dialektischer Materialismus, B., 1971; см. также лит. к ста-
тьям Реализм, Сантаяна, Селлерс.
КРИШНАМУРТИ Джидду (псевд.— А л с и о н) (р. 25.5.1895 или 1897, Маданаиалли,
шт. Мадрас),
инд. мыслитель и поэт. В 1909 мальчиком поразил членов Теософского общества (в
к-ром служил его
отец) способностью непроизвольно впадать в экстаз. Выл воспитан под наблюдением
руководительницы этого об-ва А. Безант и признан теософами мессией. Однако в
1929 отказался от
всякого участия в организованной религ. деятельности, поставив осн. целью
«воспитание свободы в
поисках истины». Беседы К. частично записаны и изданы; К. также автор двух книг
стихотворений и
неск. сб-ков эссе. Его мышление — принципиальная импровизация, сознательно
избегающая
стабильности своих терминов. Отвергая все законченные представления о бытии, все
системы, К.
требует от своих слушателей не запоминания, а соучастия; подлинное понимание
истины, по К.,
прекращает деятельность ума, спасающегося от страха смерти за религ. и филос.
символами, и
всякую вообще обусловленную «деятельность», уступая место причинно не
обусловленному
«действию», идущему из свободной глубины личности. Перекликаясь в ряде проблем
своей
философии с европ. экзистенциализмом, К. решает их, однако, в духе традиций
вост. религ. мысли,
восходящих к отрицательным определениям абсолюта в ранних упанишадах и буддизме.
• The first and last freedom Ь., 135?; Education and the significance of life,
L., 19562; Commentaries on living, tv.] 1—3, N. Y.,
1956—61; Talks in Paris, P., 1962; This matter of culture, L., 1964; Freedom
from the known, L., 1969; The only revolution, L.,
1970; в рус. пер.— У ног учителя, СПБ, 1911; Воспитание как вид служения, СПБ,
1913.
• Померанц Г. С., К. и проблема религ. нигилизма, в сб.: Идеологич. течения
совр. Индии, М., 1965; S u а г ё s С., Krisli-
namurti and the study of man, Bombay, 19552; N i e 1 A., Krish-namurti, the man
in revolt, Bombay, 1957; FouereR.,
Krishnamurti ou la revolution du reel, P., 1969.
КРОЗЬЕ (Crozier) Мишель (р. 6.11.1922, Сент-Менеу), франц. социолог. Проф. ун-та
в Нантере,
руководитель Центра социологии организаций, президент Франц. социологич. об-ва
(1970—72). Гл.
сфера интересов К.— теоретич. и эмпирич. исследование социальных организаций,
господство к-рых
он считает фундаментальным явлением совр. обществ. развития. В работе «Феномен
бюрократии»
(«Le phenomene bureaucra-tique», 1963) К. разрабатывает теорию бюрократии, к-рая
включается в
общую теорию функционирования организаций и теорию культурных систем. В основе
проблематики организаций, согласно К., должно стоять исследование власти и видов
её
распределения, анализ стратегии деятельности индивидов в групп.
Растущая зависимость эффективности организаций от деятельности людей, «человеч.
ресурсов»
диктует необходимость создания условий для активного социального участия, от
отсутствия к-рого,
по К., страдают как организации, так и их члены. Эти же темы К. развивает в кн.
«Блокированное
общество» («La societe hloquee», 1970), в центре к-рой — проблемы социального
изменения и
усиления участия индивидов и групп в нововведениях. Под «блокированным» он
понимает общество,
подавляющее реальное изменение институтов и творч. инициативу. В теоретико-
методологич. плане
он тяготеет к структурно-функциональному анализу, выступая в то же время против
его
превращения «в функционалисте кую философию, в снисходительное одобрение
обнаруженных
взаимозависимостей» («Le phenomene bureaucratique», P., 1963, p. 22). Средство
избежать этого, по
К.,— выдвижение на первый план проблемы социального изменения, благодаря чему
функциональ-
ный подход не элиминирует историко-генетический, но служит ему. В целом критика
франц.
общества, содержащаяся в работах К., осуществляется с позиций ака-демич.
социологии, не
выходящей за рамки традиционного бурж. либерализма.
• Usines et syndicats d'Amerique, P., 1951; Petits fonctionnaires an travail,
P., 1956; On no change pas la sociite par decret, P.,
1979; La mal arnericain, P., 1980.
• Социология и современность, т. 2, M., 1977, с. 277—80.
KPОHEP (Kroner) Рихард (8.3.1884, Бреслау, ныне Вроцлав, Польша,— 2.11.1974,
Маммерн,
Швейцария), нем. философ-идеалист, один из крупных представителей
неогегельянства. Первый этап
филос. развития К. протекал в русле баденской школы неокантианства; поиски
конкретного,
«живого» содержания философии приводят К. к сближению с философией жизни и
обусловливают
его переход к неогегельянству («От Канта к Гегелю», «Von Kant bis Hegel», Bd 1—
2, 1921—24).
Разрабатывая в этот период (1920-е гг.) проблемы философии культуры, К.
модернизирует
гегелевскую философию духа с помощью понятия «души», заимствованного из
философии жизни.
После эмиграции К. из Германии (с 1938 — в Великобритании, с 1940 — в США) в его
мировоззрении усиливаются религ.-мис-тич. тенденции: он всецело отдаёт
предпочтение религ. пере
перед разумом, откровению перед «умозрением», противопоставляя Гегелю религиозно
ориентированных философов Паскаля и Кьеркегора.
• Die Selbstverwirklichung des Geistes, Tub.,1928; The primacy of faith, N. Y.,
1943; Culture and faith, N. Y., 1951;
Speculation and revelation in the history of philosophy, v. 1—3, Phil., 1956—
1961; Between faith and thought, N. Y.— Oxf.,
1966.
• Давыдов Ю. ?., Критика иррационалистич. основ гносеологии неогегельянства, в
сб.; Совр. объективный идеализм,
М., 1963; Skinner J. E., Self and world. The religious philosophy of R. Kroner,
Phil., 1962.
КРОПОТКИН Пётр Алексеевич [27.11(9.12).1842, Москва,— 8.2.1921, Дмитров],
идеолог рус. и
между-нар. анархизма, учёный-географ, путешественник. Исследовал малоизученные
р-ны Вост.
Сибири, Амурской обл. и Сев. Маньчжурии, значительно исправил представление об
орографии
Сибири и обосновал теорию оледенения Евразии. В 1872 после поездки в Швейцарию и
Бельгию и
сближения с бакунистским крылом 1-го Интернационала вступил в кружок
«чайковцев», вёл
революц. пропаганду среди питерских рабочих. В 1874 арестован, после двух лет
заключения бежал
за границу. За принадлежность к Интернационалу арестован и осуждён на 5 лет
тюрьмы во Франции,
вернулся в Россию в 1917 после свержения самодержавия. Признал ???. революцию
1917, однако
отрицательно отнёсся к диктатуре пролетариата. После смерти Бакунина считался
главным
теоретиком анархизма, явился создателем концепции т. н. анархич. коммунизма.
Отвергая
диалектику и оставаясь на позициях меха-нич. объяснения развития, К. считал, что
науки о
КРОПОТКИН 289
природе и обществе должны пользоваться «индуктивно-эволюционным» естеств.-науч.
методом. Из
биологии К. перенёс на общество сформулированный им «биосо-циологич. закон
взаимной помощи»,
объединяющий людей в общежитие, а формы его проявления положил в основу
периодизации
истории. Он выделял след, периоды: родовой быт, сел. община, республика вольных
городов.
Развитие человеч. обществ. по К., не было непрерывным, неск. раз начинаясь
сызнова в Индии,
Египте, Месопотамии, Греции, Риме, Скандинавии, Зап. Европе. Как убеждённый
антиэтатист, К.
исключал гос-во из прогрессивной эволюции учреждений. По К., все обществ. формы,
через к-рые
проходит человечество, имеют тенденцию к застою, поэтому револю-ции необходимы
для того,
чтобы устранить факторы, затрудняющие прогресс общества и деморализующие
человека: частную
собственность и гос. власть. С «законом взаимной помощи» связан его идеал
«анархич. ком-
мунизма», основанного на федерации свободных производств.
общин (коммун). Анархо-коммунистич. утопия К. выражала интересы мелкого
производителя. В рус.
революц. движении его анархич. идеи не сыграли значит.
роли. Известное распространение они получили в странах Зап. Европы, в Лат.
Америке, Индии,
Китае.
• Этика, т. 1, П.— М., 1922; в рус. пер.— Завоевание хлеба, СПБ, 1906;
Взаимная помощь, как фактор эволюции,
СПБ, 1907; Поля, фабрики и мастерские, M., 19184; Совр. наука и анархия, П.—
М., 1920; Речи бунтовщика, СПБ —
М., 1921; Великая франц. революция 1789 — 1793, М., 1979.
• Ленин В. И., ПСС, т. 26, с. 106, 330, 376; т. 27, с. 20—21, 238; т. 30, с.
189; т. 33, с. 98, 117; Плеханов Г. В., Анархизм и
социализм, Соч., т. 4, М., [б. г.]; Гроссман-Рощин И. С., Характеристика
творчества П. А. К., П.— М., 1921; Памяти П.
А. К. [Сб. ст.], П.— М., 1921 (библ.); П. К. [Сб. ст.], П.— М., 1922;
Ярославский E. M., Анархизм в России, [М.], 1939; ?
и p у м о в а Н. М., И. А. К., М., 1972 (библ.); Старостин Е. В., П. А.
Кропоткин (1842—1021). Библио-графич. указатель
печатных трудов, в. 1—2, М., 1980; M i 1-1 е г M. A., Kropotkin, СМ.— L., 1976.
KPОCCEP (Grosser) Пол (11.8.1902, Вентспилс, ныне Латв. ССР,— 19.5.1976, Нью-
Йорк), амер.
философ и экономист. Взгляды К. на мн. вопросы философии и обществ. развития
близки марксизму.
К.— один из инициаторов создания в США Об-ва по изучению диалек-тич.
материализма. С
последовательно материалистич. позиций он критиковал различные идеалистич.
течения в с.овр.
бурж. философии: амер. прагматизм (см. «Нигилизм Джона Дьюи», 1955, рус. пер.,
1958), а также
иррационалистич. и антиинтеллектуалистич. концепции в совр. амер. филос. и
обществ. мысли (см.
«ВФ», 1960, № 8; 1962, № 6). Ряд работ К. посвящён критике методологич. основ
бурж. политэконо-
мии (особенно т. н. субъективной школы) и политич. социологии. Активный борец за
мир, К. подверг
резкой критике идеологию милитаризма. К. много внимания уделял пропаганде работ
сов.
философов в США, активно участвовал в ряде международных филос. конгрессов.
* State capitalism in the economy of the United States, N. Y., 1960; Prolegomena
to all future metaeconpmics. Formation and
deformation of economical thought, St. Louis (Miss.), 1974; в рус. пер.—
Экономич. фикции. Критика субъективистской
акономич. теории, М., 1962; Кризис бурш. политич. социологии, «ФН», 1972, М 1;
Социология истории, в кн.: Совр.
прогрессивная филос. и социологич. мысль в США, М., 1977.
• ? а р с о н с Г. Л., Памяти П. К., «ФН», 1976, № 6; Черкасов И. И., Из истории
марксистской филос. мысли в США, М.,
1977.
КРОЧЕ (Croce) Бенедетто (25.2.1866, Пескассеро-ли, близ г. Л'Акуила,—
20.11.1952, Неаполь), итал.
философ-идеалист, историк, литературовед, критик, публицист, политич. деятель,
представитель
неогегельянства. В 1902—20 проф. в Неаполе. В 1903 вместе с Дж. Джентиле начал
издание журн.
«Critica», к-рый в дальнейшем превратился в орган, содержавший почти
исключительно собств.
статьи и рецензии К. (с 1944 выходил непериодически как «Quaderni della
critica»). К. был
крупнейшим представителем итал. либерализ-
290 КРОССЕР
ма, противником фаш. режима. В 1943—47 возглавлял воссозданную им либеральную
партию.
Мировоззрение К. сформировалось под влиянием школы неаполитанского гегельянства
(Б. Спавента,
Ф. Де Санктис). Благодаря Лабриоле, лекции к-рого слушал К., он познакомился с
марксизмом,
однако при наличии интереса к марксистской философии и социологии («Историч.
материализм и
марксистская экономика», 1901, рус. пер. 1902) оставался противником марксизма.
Сыграл видную
роль в борьбе с позитивизмом в Италии. Становлению собств. учения К. во многом
способствовало
изучение философии Вико. К. определяет свою философию как «абс. идеализм». Дух
проявляется в
теоретич. (логич. и эстетич.) и практич. (этич. и экономич.) формах. При этом
логическое и этическое
направлены на всеобщее, эстетическое и экономическое — на частное.
Соответственно философия
делится К. на четыре сферы: эстетику, логику, философию экономики и этику. Связь
форм духа
описывается К. по принципу т. н. диалектики единства и различия понятий, к-рой
он заменяет
гегелевский принцип противоречия. Формы эти связаны попарно в диады, причём
первая ступень —
эстетич. интуиция — автономна по отношению ко второй — логич. понятию (момент
различия),
тогда как вторая ступень предполагает первую (момент единства). Ведущую роль в
процессе
познания К. отводит интуиции, к-рая, в отличие от логич. мышления, постигает мир
в его
конкретности, неповторимой индивидуальности. Своё развёрнутое воплощение
интуиция получает в
бесконечном многообразии произведений иск-ва. Поэтому философия интуиции есть
эстетика, к-рую
К. определял как «науку о выражении», отождествляя её с «общей лингвистикой».
Сущность поэзии
К. видел в «чистой», или «лирич.», интуиции, свободной от логич. или моральных
заданий; отсюда
поэзию как незаинтересованное созерцание К. противопоставляет «прозе», «лит-ре»,
выражающей
моральные, интеллектуальные и т. п. культурные ценности.
Т.к. дух у К. историчен по своей природе, философия является по существу
философией истории,
равно как историч. наука, со своей стороны, есть также и философия, поскольку в
частном историк
познаёт универсальное и осмысляет прошлое, исходя всегда из настоящего. К.
явился
основоположником влиятельной «этико-политич.» школы в итал. историографии,
будучи одним из
крупнейших итал. историков 20 в.
Эстетич. идеи К. получили наибольшую известность за пределами Италии и оказали
значит. влияние
на развитие литературоведения и языкознания (т. н. идеа-листич. школа в
филологии К. Фослера,
Л.Шпитце-ра и др.). К. оказал очень большое воздействие на все сферы
гуманитарного знания в
Италии в первые десятилетия 20 в. Влияние его стало падать в 1940-х гг., в
частности благодаря
работам итал. марксистов (А. Грамши и др.), подвергших критике идеалистич.
концепции К. и его
учеников.
• Saggi filosofici, V. 1—14, Bari, 1922—52; Filosofia dello spi-rito, nuova ed.,
v. l—4, Bari, 1948—58; Epistolario, v. l—2,
Napoli, 1967—69; и рус. пер.— Эстетика как наука о выражении и как общая
лингвистика, ч. 1, М., 1920.
• Аббате М., Философия Б. К. и кризис итал. общества, пер. с итал., М., 1959;
Гарин Э., Хроника итал. философии 20 в.
(1900—1943), пер. с итал., М., 1965; Т о п у р и д з е Е. И., Эстетика Б. К.,
Тб., 1967; Андреев М. Л., От де Санктиса до
К., в кн.: Проблемы итал. лит-ры кон. 19 — нач. 20 вв., М., 1982; G r am sei ?.,
II materialismo storico e la filosofia di B.
Croce, Torino, 19492; С i one E., Bibliografia crociana [Monza], 1956; N i с o l
i n i F., B. Croce, Torino, 1962.
КРУГОВОРОТА ИСТОРИЧЕСКОГО ТЕОРИИ, собирательное обозначение для
распространённых в истории обществ. мысли представлений и концепций, согласно к-
рым общество
в целом либо его отд. сферы (политич. жизнь, культура и др.) якобы движутся по
замкнутому кругу с
постоянным возвращением вспять, к исходному состоянию, и последующими новыми
циклами
возрождения и упадка. Такого рода взгляды сложились у мн. философов и историков
ещё в древнем
ми-
ре, напр. у Аристотеля, Полибия, Сыма Цяня (145 или 135 — около 85 до н. э.) и
были продиктованы
стремлением усмотреть определ. порядок, естеств. ритм, закономерность, смысл в
хаосе история,
событий по аналогии с кругооборотом веществ в природе, сменой времён года,
биологич. циклами и
т. п. К. и. т. (весьма популярные среди историков ср.-век. Китая, отчасти под
влиянием буддизма, у
араб. философов позднего средневековья и европ. просветителей нового времени)
были направлены
против примитивных линейных интерпретаций истории, изображавших её как
постепенное удаление
человечества от мифич. «золотого века» либо как его провиденциальное движение к
грядущему
искуплению, к царству божьему на земле. До возникновения теории обществ.
прогресса в 18 в. они
преобладали в светской интерпретации истории. В противоположность религ.-
телеология,
представлениям они пытались выявить объективную «естественную» повторяемость в
смене
династий и форм гос. правления, в расцвете и упадке материальной и духовной
культуры, в
изменении историч. роли отд. народов и т. п. В зависимости от того,
рассматривали ли они данное
состояние общества как преддверие его очередного возрождения либо неминуемого
упадка, К. и. т.
носили либо оптимистический, либо пессимистич. характер. Взгляды мн.
представителей К. и. т.—
Ибн Хальдуна, Макиавелли, Вико, Фурье и др.— были относительно прогрессивными
для своего
времени. В кон. 19 в. и особенно в 20 в. К. и. т. приобрели явно реакц.
характер; непосредственно
направленные против идеи социального прогресса и историч. единства яеловечества,
против
материалистич. понимания истории и науч. коммунизма, эти теории были призваны
похоронить
надежды трудящихся на социальное и нац. освобождение, отвергали возможность
установления
справедливого обществ. строя. Произвольное расчленение всемирной истории во
времени на
повторяющиеся циклы от варварства (феодализма) к цивилизации (античности и
капитализму) и к
новому варварству, якобы ожидающему человечество в обозримом будущем, напр. в
концепции нем.
историка Э. Майера (1855—1930), как правило, сочеталось со столь же произвольным
её членением в
пространстве на замкнутые, независимые друг от друга и взаимно враждебные
культурно-история.
типы у Данилевского, на локальные культуры у Шпенглера, региональные
несовместимые друг с
другом цивилизации у Тойнби, суперсистемы у Сорокина и т. п. Отказ от
европоцентризма в
освещении всемирной истории сопровождается у мн. представителей К. и. т.
апологией
воинствующего национализма. Подобные представления получили широкое
распространение среди
совр. бурж. интеллигенции, их разделяют и мн. гос. деятели на Западе.
Марксистская концепция социального прогресса как смены обществ.-экономич.
формаций не только
выявляет несостоятельность К. и. т., но и диалектически решает традиц. антиномию
повторяемости и
поступат. движения во всемирной истории.
* Маркс К., Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта, Маркс К. и Энгельс
Ф., Соч., т. 8; е г о ж е, К критике
политич. вкономии. Предисловие, там же, т. 13; Э н г е л ь с Ф., Анти-Дюринг,
там же, т. 20; Ленин В. И., Что такое
«друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?, ПСС т. 1; е г о ж
е, К вопросу о диалектике, там же, т.
29; е г о же К десятилетнему юбилею «Правды», там же, т. 45; А с м у с В. Ф.
Маркс и бурж. историзм, М.— Л., 1933; А
р а б - О г л ы Э. А. Концепция историч. круговорота, в кн.: Историч.
материализм и социальная философия совр.
буржуазии, М., 1960; М а р-карян Э. С., О концепции локальных
цивилизаций, Ер. 1962; Чесноков Г. Д., Совр.
бурж. философия истории Горький, 1972; Конрад Н. И., Запад и Восток, M.,
19722 Семенов Ю. Н., Социальная
философия А. Тойнби, М. 1980.
КРУЖКОВ Владимир Семёнович [р. 3(16). 6.1905, Петербург], сов. философ, ял.-
корр. АН СССР
(1953). Чл. КПСС с 1925. Окончил Академию коммуннстич. воспитания им. Н. К.
Крупской (1931),
аспирантуру филос. ф-та Коммунистич. ун-та преподавателей обществ. наук (1933).
Преподавательскую работу по фи-
лософии ведёт с 1932. В 1944—49 директор ИМЭЛ при ЦК КПСС. В 1949—55 работал в
аппарате
ЦК КПСС. В 1961 — 73 директор Ин-та истории иск-в Мин-ва культуры СССР. Осн.
работы в
области истории рус. философии, истории эстетич. мысли, проблем ленинского этапа
марксистской
философии. Гос. пр. СССР (1952) за кн. «Мировоззрение Н. А. Добролюбова» (1950).
• Д. И. Писарев. Филос. и социально-политич. взгляды, М., 1942; Осн. особенности
классич. рус. философии, М., 1944;
Классики рус. философии: Белинский, Герцен, Чернышевский, Добролюбов, М., 1945;
Н. А. Добролюбов. Жизнь,
деятельность, мировоззрение, М., 1976.
KCEHOKPАT (?????????;) из X а л к е д о н а на Б о с п о р е (396—314 до н.
э.), др.-греч.
философ... Ученик Платона, схоларх Академии, сменивший Спев-сиппа. По списку его
соч.,
состоящему из 75 названий (Диоген Лаэртий IV И—14), можно судить об его
разносторонности. К.
первый разделил философию на физику, этику и логику. Во главе всего К. помещает
монаду, к-рую
отождествляет с интеллектом и называет отцом и Зевсом. Ей подяинена диада,
отождествляемая, по-
видимому, с материей-пространством «Тимея» и называемая матерью богов, к к-рым
относятся, в
частности, планеты. В подлунной сфере К. помещает разряды демонов, к-рые суть
человеч. души, не
прошедшие пол- ностью пути очищения и поэтому не могущие вернуться в своё
солнечное
отечество. К. выделяет три формы бытия: чувственное, умопостигаемое и смешанное
из того и
другого — представляемое; к чувственному относится всё, находящееся внутри
космоса-неба, за его
пределами — умопостигаемое (идеи-числа), к представляемому относится само небо,
к-рое и зримо,
и доступно науч. изучению посредством астрономии. С этими тремя сферами связаны
три Мойры —
Клото, Атропос и Лахесис. Нравств. цель человека — жизнь в согласии с природой,
под каковой
понималась добродетельная жизнь. По-видимому, К. признавал существование
этически
нейтральных предметов, усвоенное стоицизмом. Необычайная увлечённость К.
пифагореизмом и
личностью самого Пифагора, а также стремление построить систему платоновской
философии
обусловили его исключит. влияние на неопифагореизм и средний платонизм.
• Фрагменты: ? е i л z е R., Xenokrates, Lpz., 1892;
[repr.], Hildesheim, 1965.
* D i l l o n J., The middle Platonists, Ithaca, 1977, p. 22—38.
КСЕНОФАН ( ????????) из К о л о ф о н а (ок. 570 — после 478 до н. э.), др.-
грея, поэт и философ.
После покорения греч. городов Ионии Гарпагом (540 до н. э.) эмигрировал и вёл
жизнь «скитальца» в
течение 67 лет. По ряду свидетельств, восходящих к полушутливому пассажу Платона
в «Софисте»,
К.— основатель элейской школы и учитель Парменида. Однако древность знала и др.
взгляд на К.
(совпадающий с мнением большинства совр. исследователей) как на «одиночку»
(Диоген Лаэртий).
Как странствующий учитель «мудрости», а также по своим просветит. установкам,
этич.
утилитаризму, гносеологич. релятивизму и эристич. приёмам К. напоминает софистов
5 в. К. не
выработал никакой филос. системы: взгляды, излагавшиеся им в различных
стихотворениях, не
свободны от противоречий. По своему стилю К.— полемист и сатирик, по своему
этосу —
ниспровергатель всех авторитетов эллинской культуры и религ.-нравств.
реформатор. Осн. произв.—
«Силлы» («Сатиры») в 5 книгах, направленные «против всех поэтов и философов» его
времени,
прежде всего против Гомера и Ге-сиода и их антропоморфных богов. Мифологиич.
политеизму К.
противопоставляет монотеистич. концепцию: «Один бог, наивеличайший среди богов и
людей, не
похожих на смертных ни телом, ни разумом»; «он весь целиком видит, весь целиком
мыслит, весь
целиком слышит», правит миром «силой ума» и вечно пребывает
КСЕНОФАН 291
неподвижным. Согласно надёжной традиции (Аристотель, Теофраст), К. отождествлял
единого бога
с универсумом. Учение о боге К. есть, т. о., пантеизм в его классич. оформлении.
Гносеология,
высказывания К.— первая в истории греч. мысли постановка вопроса о возможности и
границах
познания. Высшим и абсолютно достоверным знанием, по К., обладает только бог;
человеч. знание
не выходит за пределы субъективного «мнения» и имеет вероятностный характер. В
сочетании с
критикой всех филос. систем этот тезис делал К. в глазах антич. скептиков
предтечей скептицизма.
Впервые зафиксированное у К. противопоставление мнения и знания имело
программное значение
для антич. гносеологии. Утилитаризм К. имел не только социально-этич. (осуждение
роскоши,
бесполезность Олимпийских игр), но и космологич. следствия: «солнце полезно...,
а луна не нужна».
• Фрагменты: DK I, 113—39; Testimpnianze e frammen-ti, introd., trad. e comm. M.
Untersteiner, Firenze, 1967.
• Jaeger W. W., The theology of the early Greek philosophers, Oxf., 1968; Frank
el H., Wege und Formen fruhgriechischen
Denkens, Munch., 1968s, S. 335 sq.; L e b e d e v A. V., A new fragment of
Xenophanes, «Eirene» (тезисы докладов), Sofia,
1978.
КУАЙН (Quine) Уиллард ван Ормен (р. 25.6.1908, Акрон, шт. Огайо), амер. философ.
Занимается
проблемами логики, философии математики, логич. анализом языка науки и
обыденного языка.
Поддерживал контакты с Венским кружком, но считает себя не логич. позитивистом,
а «логич.
прагматистом».
К. полагает, что не философия, а только науч. теория может говорить о том, какие
объекты
существуют, а какие нет, однако в отличие от позитивистов Венского кружка сам
вопрос о
существовании объектов К. не считает псевдовопросом. Утверждения о существовании
физич.
объектов или групп таких объектов К. считает осмысленными, а утверждения о
существовании т. н.
идеальных объектов (напр., идей, смыслов слов, математич. множеств) —
бессмысленными. В
философии математики К. защищал позицию «конструктивного номинализма».
К. отрицает присущее логич. позитивизму разделение всех утверждений на
синтетические,
истинность к-рых проверяется в опыте, и аналитические, истинность к-рых следует
из
лингвистических оснований, полагая, что в опыте вообще не может проверяться отд.
предложение, а
только целая система их, напр. теория или группа связанных теорий (тезис Дюэ-ма
— К.). Знание
иерархически упорядочено, в нём есть центральные и крайние элементы. Если
система знаний
расходится с данными эксперимента, то учёные более склонны изменять «крайние»
элементы и
сохранять «центральные», в первую очередь принципы логики и математики. Чем
«ближе к краю»
утверждение — тем больше оно зависит от опыта, тем оно более «синтетично»,
центральные же
элементы «анали-тичны».
• Elementary logic, Boston — ?. ?., 1941; From a logical point of view. 9
logico-philosophical essays, Camb., 1953; Word and
object, Camb.—N. Y. —L., 1960; The roots of reference, La Salle, 1973; The ways
of paradox and other essays, N. Y., 1976.
• Хилл Т. И., Совр. теории познания, пер. с англ., М., 1965, гл. 15; О renstein
?., Willard van Orman Quine, Boston, 1977.
КУЗЕН (Cousin) Виктор (28.11.1792, Париж,— 14.1. 1867, Канн), франц. философ-
идеалист и
политич. деятель.
Филос. взгляды К. формировались под непосредств. влиянием П. П. Руайе-Коллара и
?. ?. Мен де
Бира-на и в целом носят эклектич. характер. К. утверждал, что все филос. истины
уже высказаны,
поэтому задача философии заключается лишь в критич. отборе истин из прежних
филос. систем на
основе «здравого смысла». К. боролся против сенсуализма и материализма, особенно
франц.
материализма 18 в. Он способствовал по-
292 КУАЙН
пуляризации истории философии и развитию интереса к ней. К. принадлежат переводы
Платона на
франц. язык; он издавал соч. Прокла, Абеляра, Паскаля, Декарта и др. мыслителей.
К. познакомил
франц. читателей с философией Канта, Шеллинга, Гегеля. Маркс относил К. к числу
«истинных
истолкователей» «трезво-практического буржуазного общества» (см. К. Маркс и Ф.
Энгельс, Соч., т.
8, с. 120) и называл его «слабым эклектиком» (см. там же, т. 27, с. 376).
• Oeuvres, v. 1—16, P., 1846—51; Du vrai, du beau et du bien, Р., 1904!».
ST э н Н., Франц. философия 1-й пол. XIX в., пер. с франц ПБ, 1896, гл. 4—8;
Janet Р., V. Cousin et son oeuvre, P.,
1885; Cornelius ?., Die Geschichtslehre V. Cousins unter besonderer
Berucksichtigung des hegelschen Einflusses, Genera —
P., 1958.
КУЛИ (Cooley) Чарлз Хортон (17.8.1864, Анн-Арбор, шт. Мичиган,— 8. 5.1929, там
же), амер.
социолог. Испытал влияние Конта, Спенсера, Шеффле, а также Дарвина. По К.,
общество есть
развивающееся орга-нич. целое; при этом он отвергал биологич. детерминизм и
поверхностные
аналогии общества с организмом. Рассматривая сознание как общественное,
коллективное, К.
ошибочно отождествлял общество и сознание. Из этого следовала психологизация
обществ.
отношений. Гл. проблемы, исследуемые К.,— малые группы и формирование личности.
К. ввёл
различение первичных групп (ему принадлежит и сам термин) и вторичных обществ.
институтов.
Первичные группы (семья, детские группы, соседство, местные общины) являются, по
К., осн.
обществ. ячейками и характеризуются интимными, личностными, неформальными
связями,
непосредств. общением, устойчивостью и малым размером. Здесь происходит
социализация,
формирование личности, усваивающей в ходе взаимодействия осн. обществ. ценности
и нормы,
способы деятельности. К. характеризовал личность как сумму психич. реакций
человека на мнение о
пём окружающих людей (т. н. теория «зеркального Я»). Т. о., правильно отмечая
нек-рые существ.
черты социализации и формирования самосознания личности, К. вместе с тем
неправомерно сводил
их к непосредств. взаимодействию индивидов. Вторичные обществ. институты
(классы, нации,
партии), по К., образуют социальную структуру, где складываются безличные
отношения, в к-рые
сформировавшийся индивид вовлечён лишь частично как носитель определ. функции.
Связывая существование классов с экономич. факторами, К. недооценивал глубокие
противоречия
между ними. Сторонник бурж. демократии и либеральный критик капитализма, К.
отвергал идеи
революц. преобразования общества. Работы К. оказали влияние на развитие бурж.
социальной
психологии. Н Human nature and the social order, N. Y., 1902; Social
organization, N. Y., 1909; Social
process, N. Y., 1918; Sociological theory and social research, N. Y., 1930.
• J a n d у E. С., С. Н. Cooley, his life and his social theory, N. Y., 1942;
Cooley and sociological analysis, Ann Arbor, [1968].
КУЛЬТУРА (от лат. cultura — возделывание, воспитание, образование, развитие,
почитание),
специфич. способ организации и развития человеч. жизнедеятельности,
представленный в продуктах
материального и духовного труда, в системе социальных норм и учреждений, в
духовных ценностях,
в совокупности отношений людей к природе, между собой и к самим себе. В понятии
К. фиксируется
как общее отличие человеч. жизнедеятельности от биологич. форм жизни, так и
качеств.
своеобразие исторически-конкретных форм этой жизнедеятельности на различных
этапах обществ.
развития, в рамках определ. эпох, обществ.-экономич. формаций, этнич. и нац.
общностей (напр.,
антич. К., социалистич. К., рус. К., К. майя). К. характеризует также
особенности поведения,
сознания и деятельности людей в конкретных сферах обществ. жизни (К. труда, К.
быта, художеств.
К., политич. К.). В К. может фиксироваться способ жизнедеятельности отд.
индивида (личная К.),
социальной группы (напр., К. класса) или всего общества в целом.
Домарксистские и немарксистские теории К. Первоначально понятие К. подразумевало
целенаправленное воздействие человека на природу (обработка земли и пр.), а
также воспитание и
обучение самого человека. Хотя само слово «К.» вошло в обиход европ. социальной
мысли лишь со
2-й пол. 18 в., более или менее сходные представления могут быть обнаружены на
ранних этапах
свроп. истории и за её пределами (напр., жэнь в кит. традиции, дхарма в инд.
традиции). Эллины
видели в «пайдейе», т. е. «воспитанности», главное своё отличие от
«некультурных» варваров. В
поздне-рим. эпоху, наряду с представлениями, передаваемыми осн. смыслом слова
«К.», зародился, а
в ср. века получил распространение иной комплекс значений, позитивно оценивавший
гор. уклад
социальной жизни и более близкий к возникшему позднее понятию цивилизации. Слово
«К.» стало
ассоциироваться с признаками личного совершенства. В эпоху Возрождения под
совершенством К.
начали понимать соответствие гу-манистич. идеалу человека, а в дальнейшем —
идеалу
просветителей.
Для домарксистской бурж. философии характерно отождествление К. с формами
духовного и
политич. саморазвития общества и человека, как оно проявляется в движении науки,
иск-ва, морали,
религии и гос. форм правления. «...Производство и все экономические отношения
упоминались лишь
между прочим, как второстепенные алементы "истории культуры"» (Энгельс Ф., см.
Маркс К. и
Энгельс Ф., Соч., т. 20, с. 25). Так, французские просветители 18 в. (Вольтер,
Тюрго, Кондорсе)
сводили содержание куль-турно-историч. процесса к развитию человеч. «разума».
«Культурность»,
«цивилизованность» нации или страны (в противоположность «дикости» и
«варварству» перво-
бытных народов) состоит в «разумности» их обществ. порядков и политич.
учреждений и измеряется
совокупностью достижений в области наук и иск-в. Цель К., соответствующая
высшему назначению
«разума»,— сделать всех людей счастливыми (эвдемонич. (см. Эвдемонизм) концепция
К.],
живущими в согласии с запросами и потребностями своей «естественной» природы
(натуралистич.
концепция К.).
Вместе с тем уже в рамках Просвещения возникала «критика» К. и цивилизации
(Руссо),
противопоставляющая испорченности и моральной развращённости «культурных» наций
простоту и
чистоту нравов народов, находившихся на патриархальной ступени развития. Эта
критика была
воспринята нем. классич. философией, придавшей ей характер общетеоретич.
осмысления
противоречий и коллизий бурж. цивилизации. Выход из этой ситуации нем. философы
искали в
сфере «духа», в сфере морального (Кант), эстетического (Шиллер, романтизм) или
филос. (Гегель)
сознания, к-рые и выдаются ими за областыюдлинно культурного существования и
развития
человека. К. с этой точки зрения предстаёт как область духовной свободы
человека, лежащая за
пределами его природного и социального существования. Нем. филос.-историч.
сознанию свойст-
венно признание множества своеобразных типов и форм развития К., располагающихся
в определ.
историч. последовательности и образующих в совокупности единую линию духовной
эволюции
человечества.
Так, Гердер рассматривает К. как прогрессивное раскрытие способностей человеч.
ума, но пользуется
этим понятием и для определения этапов относит. историч. развития человечества,
а также для
характеристики ценностей просвещённости. Нем. романтики (Шиллер, А. и Ф.
Шлегели, поздний
Шеллинг) продолжили гердеровскую линию двоякого толкования К. С одной стороны,
они создали
традицию сравнительно-историч. изучения К. (Гумбольдт и школа компаративной
лингвистики), с
другой — положили начало взгляду на К. как на частную антропологич. проблему. К
Гердеру
восходит также и третья линия конкретного анализа обычаев и этнич. признаков К.
В кон. 19 — нач. 20 вв. универсализм сложившихся эволюц. представлений о К. был
подвергнут
критике с идеалистич. позиций неокантианства (Риккерт, М. Ве-бер). В К. стали
видеть прежде всего
специфическую систему ценностей и идей, различающихся во их роли в жизни и
организации
общества того или иного типа. В несколько ином аспекте подобный же взгляд
оформился в «теорию
культурных кругов» (Л. Фробе-ниус, Ф. Гребнер), распространённую до нач. 20-х гг
20 в.
Теория единой линейной эволюции К. была также подвергнута критике с
иррационалистич. позиций
философии жизни, и ей была противопоставлена концепция «локальных цивилизаций» —
замкнутых
и самодостаточных, неповторимых культурных организмов, проходящих сходные этапы
роста,
созревания и гибели (Шпенглер). Для этой концепции характерно противопоставление
К. и
цивилизации, к-рая рассматривается как последний этап развития данного общества.
Сходные
представления развивались в России Данилевским, позднее Сорокиным, а в
Великобритании —
Тойнби. В нек-рых концепциях критика К., начатая Руссо, доводилась до полного её
отрицания;
выдвигалась идея «природной антикультурности» человека, а любая К. трактовалась
как средство его
подавления и порабощения (Ницше).
С последней трети 19 в. изучение К. развивалось и в рамках антропологии и
этнографии. При этом
складывались различные подходы к К. Положив начало т. н. культурной
антропологии, англ. этнолог
Тайлор определял К. путём перечисления её конкретных элементов, но без уяснения
их связи с
организацией общества и функциями отд. культурных институтов. Амер. учёный Боас
в нач. 20 в.
предложил метод детального изучения обычаев, языка и др. характеристик жизни
примитивных
обществ и их сравнения, позволявший выявить историч. условия их возникновения.
Амер.
антрополог А. Крёбер перешёл от изучения культурных обычаев к понятию
«культурного образца»;
совокупность таких «образцов» и составляет систему К. В функциональных теориях
К., ведущих своё
начало от англ. этнологов и социологов Малиновского и Радклифф-Брауна (т. н.
социальная
антропология), основным становится понятие социальной структуры, а К.
рассматривается как
органич. целое, анализируемое по составляющим его институтам. Структуру
социальные
антропологи рассматривают как формальный аспект устойчивых во времени социальных
взаимо-
действий, а К. определяется как система правил образования структуры при таких
взаимоотношениях. Функции К. состоят во взаимном соотнесении и ие-рархич.
упорядочении
элементов социальной системы. Постулаты этой теории были подвергнуты критике
Парсонсом,
Мертоном, использовавшими понятие К. для обозначения системы ценностей как
органич. части
социальной системы, определяющей степень её упорядоченности и управляемости (см.
Структурно-
функциональный анализ).
В немарксистском культуроведении получают развитие и др. подходы к изучению К.
Так, на основе
возникшей в рамках культурной антропологии тенденции рассматривать роль К. при
передаче
социального наследия от поколения к поколению было развито представление о
коммуникативных
свойствах К. При этом язык стал считаться основой для изучения строения К., что
способствовало
внедрению в культу-роведение методов семиотики, структурной лингвистики,
математики и
кибернетики (т. н. структурная антропология — Э. Сепир, К. Леви-Строс и др.).
Однако структурная
антропология неправомерно рассматривает К. как чрезвычайно стабильную
конструкцию, не
учитывает динамики историч. развития К., связь
КУЛЬТУРА 293
К. с актуальным состоянием общества, роль человека как творца К. С попыткой
решить проблему «К.
— личность» связано возникновение особого направления психологии К. [Р.
Бенедикт. М. Мид, М.
Херско-виц (США) и др.]. Опираясь на концепцию Фрейда, истолковавшего К. как
механизм
социального подавления и сублимации бессознат. нсихич. процессов, а также на
концепции
неофрейдистов (см. Неофрейдизм) Г. Рохейма, К. Хорни, X. Салливана (США) о К.
как знаковом
закреплении непосредств. психич. переживаний, представители этого направления
интерпретировали
К. как выражение социальной общезначимости свойственных человеку осн. психич.
состояний.
«Культурные образцы» стали понимать как реальные механизмы приспособления,
помогающие
индивидам решать конкретные задачи социального существования и обучения, в
процессе к-рого
общие образцы переходят в индивидуальные навыки [Мид, Дж. Мёрдок (США)
и др.].
Идеалистич. учения неокантианца Кассирера и швейц. психолога и философа культуры
Юнга легли в
основу представления о символич. свойствах К. Ряд представителей психологии К.,
опирающихся на
концепцию «локальных цивилизаций», стремились отыскать набор «культурных
инвариантов», не
сводимых друг к другу и не имеющих под собой реального общего субстрата (Сепир,
Б. Уорф,
Бенедикт, Херсковиц). Напротив, сторонники феноменологич. подхода к К., а также
нек-рые
представители экзистенциализма выдвигают предположение об универс. содержании,
скрытом в
любой частной К., исходя либо из утверждения об универсальности структур
сознания (Гуссерль),
либо из постулата о психобиологич. единстве человечества (Юнг), либо из
уверенности в наличии
некоего «фундаментального основания», «осевой изначальности» К., по отношению к
к-рым все её
разновидности — лишь «частности» или «шифры» (Хайдеггер, Ясперс).
В совр. условиях мн. бурж. социологи и культурологи приходят к выводу о
невозможности
последоват. проведения идеи единой К. Это находит выражение в теориях
полицентризма, исконной
противоположности Запада и Востока и т. п., отрицающих общие закономерности
обществ. развития.
Им противостоят вуль-гарно-технологич. теории, рассматривающие развитые
капиталистич. страны
как достигшие высшей ступени К.
Разрыв гуманитарного и технич. знания получил отражение в теории «двух К.» англ.
писателя Ч.
Сноу. С ростом отчуждения личности в капиталистич. обществе оживились разные
формы
культурного нигилизма, представители к-рого отрицают понятие К. как фиктивное и
абсурдное
измышление. Популярность в кругах радикально настроенной интеллигенции и
молодёжи получили
теории контркультуры, противопоставляемой господств. бурж. К.
Марксистско-ленинская теория К. Марксистская теория К., противостоящая бурж.
концепциям,
основана на принципиальных положениях историч. материализма об обществ.-
экономич. формациях
как носледоват. этапах историч. развития общества, о взаимоотношении производит.
сил и
производств. отношений, базиса и надстройки, классовом характере К. в
антагонистич. обществе. К.
является специфич. характеристикой общества и выражает достигнутый человечеством
уровень
историч. развития, определяемый отношением человека к природе и к обществу. К.
тем самым есть
выражение специфически человеч. единства с природой и обществом, характеристика
развития
творч. сил и способностей личности. К. включает в себя не только предметные
результаты
деятельности людей (машины, технич. сооружения, результаты познания,
произведения иск-ва,
нормы права и морали и
294 КУЛЬТУРА
т. д.), но и субъективные человеч. силы и способности, реализуемый в
деятельности (знания и
умения, производств.
и проф. навыки, уровень интеллектуального, эстетич. и нравств. развития,
мировоззрение, способы и
формы взаимного общения людей в рамках коллектива и общества).
Принято делить К. на материальную и духовную соответственно двум осн. видам
произ-ва —
материального и духовного. Материальная К. охватывает всю сферу материальной
деятельности и её
результаты (орудия труда, жилища, предметы повседневного обихода, одежда,
средства транспорта и
связи и др.). Духовная К. охватывает сферу сознания, духовного произ-на
(познание, нравственность,
воспитание и просвещение, включая право, философию, этику, эстетику, науку, иск-
во, лит-ру,
мифологию, религию). Марксистская теория К. исходит из органич. единства
материальной и
духовной К., нри этом материальным основаниям К. принадлежит в конечном итоге
решающая роль
в развитии К. Именно историч. преемственность в развитии материальной К.
составляет основу
преемственности в развитии К. в целом.
Каждой обществ.-экономич. формации присущ свой тип К. как историч. целостности.
В связи со
сменой общестг).-экономич. формаций происходит изменение типов К., однако это не
означает
разрыва в развитии К., уничтожения старой К., отказа от культурного наследия и
традиций, ибо
каждая новая формация с необходимостью наследует культурные достижения
предшествующей,
включая их в новую систему обществ. отношений. При этом марксистская теория К.,
исходя из
многообразия форм К. различных народов и обществ. решительно выступает и против
абсолютизации любой К., отвергает не только теорию культурного диф-фузионизма,
но и
культурный релятивизм, делящий мир на множество изначально изолированных,
лишённых тесных
отношений К.
К. — явление общечеловеческое и классовое. «Класс, имеющий в своем распоряжении
средства
материального производства, располагает вместе с тем и средствами духовного
производства, и в
силу этого мысли тех, у кого нет средств для духовного производства, оказываются
в общем
подчинёнными господствующему классу» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 3, с. 46).
Для антагонистич. формаций характерны стихийность и неравномерность культурно-
историч.
процесса, усиление культурной дифференциации общества. К. господств. класса
стремится оттеснить
на задний план духовную деятельность масс, однако именно эта деятельность и
определяет
объективное общечеловеч. содержание мн. важнейших достижений каждой нац. К. По
мере усиления
классовой борьбы, всё большего вовлечения в активную социальную жизнь доселе
пассивных,
отчуждённых от высших ценностей К. классов и социальных групп, всё больше
обнаруживается
иллюзорность провозглашаемого господств. классами т. н. культурного единства
общества.
Начинающийся ещё на ранних стадиях классового общества процесс культурной
поляризации
усиливается в эпоху совр. капитализма, в условиях к-рого противоречия
социального и культурного
развития становятся особенно острыми. Господств. классы стремятся навязать
массам примитивную
«массовую культуру». Вместе с тем наряду с К. господств. класса в условиях
капитализма начинает
всё увереннее выступать новая К. в виде демократич. и социалистич. элементов,
«...ибо в к а ж-. дой
нации есть трудящаяся и эксплуатируемая масса, условия жизни которой неизбежно
порождают
идеологию демократическую и социалистическую» (Л е-нин В. И., ПCC, т. 24, с.
120—21). В
ленинском учении о двух К. в каждой нац. К. антагонистич. формации
подчёркивается
необходимость различать прогрессивные демократич. и социалистич. элементы К.,
ведущие борьбу с
господств. эксплуататорской К.
Победа социалйстич. революции знаменует коренной переворот в развитии общества и
его К. В ходе
социалйстич. культурной революции создаётся и утверждается социалйстич. К.,
наследующая всё
ценное в К., созданное на предшеств. ступенях развития общества и знаменующая
качественно
новую ступень в культурном развитии человечества. Осн. черты социалйстич.
духовной К.,
определяемые новыми формами обществ. отношений и господством марксистско-
ленинского миро-
воззрения,— народность, коммунистич. идейность и партийность, социалйстич.
коллективизм и
гуманизм, органич. сочетание интернационализма и социалйстич. патриотизма.
Развитие
социалйстич. К. под руководством Коммунистич. партии впервые В истории обретает
сознательно
планомерный характер и определяется на каждом историч. этапе, с одной стороны,
достигнутым
уровнем К. и материальных производит. сил, а с другой — социалйстич. и
коммунистич. идеалом.
Важнейшая цель социалйстич. К. — формирование нового человека, всесторонне
развитой личности,
превращение науч. марксистско-ленинского мировоззрения в осознанное убеждение
каждого члена
общества, воспитание в нём высоких нравств. качеств. обогащение его духовного
мира. Выступая как
механизм передачи накопленных обществом прогрессивных ценностей и традиций,
социалйстич. К.
вместе с тем призвана обеспечить макс, возможность для творчества, отвечающего
назревшим
обществ. потребностям, росту духовного и материального богатства общества и
каждого человека.
Главный критерий культурного прогресса в социалйстич. обществе определяется тем,
насколько
историч. активность масс, их практич. деятельность по своим целям и средствам
становится творч.
деятельностью.
Опыт СССР — многонац. социалйстич. гос-ва является блестящим примером развития
социалйстич.
К. в условиях взаимодействия нац. К. Сложившаяся за время существования СССР
единая по своему
духу и принципиальному содержанию сов. социалйстич. К. включает в себя наиболее
ценные черты и
традиции К. каждого народа СССР. Всё более усиливающееся взаимодействие нац.
социалйстич. К.,
рост общих интер-нац. черт в каждой нац. К. представляет собой прогрессивный
объективный
процесс. Коммунистич. партия выступает как против его искусств. форсирования,
так и против
любых попыток задержать его, закреплять обособленность нац. К. Социалйстич. К. —
прообраз
всемирной духовной К. коммунистич. общества, к-рая будет носить общечеловеч.
характер.
• Маркс К. иЭнгельс Ф., Нем. идеология, Соч., т. 3; Маркс К., Капитал, гл. 1,
там же, т. 23; его ж е, К критике политич.
экономии. Предисловие, там же, т. 13; Э н-г е л ь с Ф., Анти-Дюринг, там же, т.
20; его ж е, Роль труда в процессе
превращения обезьяны в человека, там же; его же, Происхождение семьи, частной
собственности и гос-ва, там же, т. 21;
Ленин В. И., От какого наследства мы отказываемся?, ПСС, т. 2; е г о ж е, Парт.
организация и парт. лит-pa, там же, т.
12; его же, Памяти Герцена, там же, т. 21; его же, О пролет. К., там же, т. 41;
Л е н и н В. И., О К., Сб., М., 1980;
Программа КПСС (Принята XXII съездом КПСС), М., 1976; Материалы XXV съезда КПСС,
М., 1976; Материалы XXVI
съезда КПСС, М., 1981; Луначарский A.B., Культурные задачи рабочего класса. К.
общечеловеческая и классовая, Собр.
соч., т. 7, М., 1967; Крупская Н. К., Ленинские установки в области К., М.,
1934; А г о с т и Э. - П., Нация и К., пер. с
исп., М., 1963; Г а и д е н к о П. П., Экзистенциализм и проблема К., М., 1963;
Коммунизм и К., М., 1966; ? ? ? а н о в-с к
и и С. Н., Историч. единство человечества и взаимное влияние К., Л., 1967:
Ковалев С. М., Социализм и культурное
наследие, М., 1967; Лотман Ю. М., К проблеме типологии К., в кн.: Труды по
знаковым системам, в. 3, Тарту, 1967;
Баллер Э. А., Преемственность в развитии ?.,?., 1969; M a p к а р я н Э. С.,
Очерки теории К., Ер., 1969; его же, О
генезисе человеч. деятельности и К., Ер., 1973; Л и ф-ш и ц ?. ?., Карл Маркс.
Иск-во и обществ. идеал, М., 1972;
Идеологич. борьба и совр. К., М., 1972; Партия и социалйстич. К., М., 1972;
Арнольдов А. И., К. и современность, М.,
1973; М е ж у е в В. М., К. и история, М., 1977; Духовный мир развитого
социалйстич. общества, М., 1977; Боголюб 0-в а
Е. В., К. и общество, М., 1978; Давидович В. Е., Жданов Ю. А., Сущность К.,
Ростов н/Д., 1979; К. в свете философии,
Тб., 1979; 3 л о б и н Н. С., К. и обществ. прогресс, М., 1980; Тейлор Э.,
Первобытная К., пер. с англ., М., 1939;
Сноу Ч. П., Две К., пер. с англ., М., 1973; К l em m G., Allgemeine Cultur-
Geschichte der Menschheit, Bd l—10, LJJZ. 1843—
52; Benedict R., Patterns of culture, Boston — N. ?., [1934]; White L. ?., The
science of culture, N. Y., 1949; K r o e b e r A.
L., K l u с k h o h n C., Culture. A critical review of concepts and
definitions, Camb. (Mass.), 1952; K r o e-b e г A. L., The
nature of culture, Chi., L1952J; M a l i n о w-s k i В., A scientific theory of
culture and other essays, ?. ?., 1960; Mead M.,
Continuities in cultural evolution, New Haven, 1965. А. И, Арнолъдов, М. А.
Батуyский, В. М.Межуев.
КУЛЬТУРНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ социалистическая, процесс революц. преобразования духовной
сферы жизни общества, одна их важнейших закономерностей построения социализма,
утверждение
нового, социалйстич. типа духовного производства, создание социалйстич. культуры
— высшей
ступени в развитии мировой культуры, приобщение трудящихся к достижениям
культуры. К. р.
направлена на превращение всех трудящихся в социально активных участников
культурно-историч.
процесса, на формирование нового человека. Учение о К. р. как «целой полосе
обществ. развития»
разработано В. И. Лениным, определившим её сущность, задачи и цели (термин «К.
р.» введён
Лениным в 1923 в работе «О кооперации»). Отбросив социал-демократич. догматич.
схемы об обязат.
очерёдности социальных преобразований и необходимости достижения «высокого
уровня» культуры
как предпосылки социального переворота, Ленин после Великой ???. социалйстич.
революции вы-
двинул программу К. р.
К. р. обусловлена революц. преобразованиями в экономике и политике (установление
диктатуры про-
летариата, обобществление средств произ-ва, социалйстич. индустриализация,
коллективизация с. х-
ва). К. р. начинается после завоевания власти рабочим классом и осуществляется
трудящимися под
руководством коммунистич. партии. Она является необходимым условием построения
социализма.
К. р. уничтожает духовное господство и культурную монополию буржуазии в
обществе, превращает
отчуждённую от народа в условиях капитализма культуру в его до: стояние,
предоставляя
трудящимся полную возможность на деле пользоваться благами культуры, цивилизации
и
демократии. Все орудия культурной деятельности становятся средством
распространения новой,
социалйстич. культуры. Ломая и отбрасывая всё реакционное, косное, устарелое в
культуре, К. р.
сохраняет для нового общества всё то ценное, что было накоплено человечеством за
его
многовековую историю, всё прогрессивное культурное наследие, творчески и
критически развивая
лучшие образцы, традиции, результаты мировой цивилизации.
К. р. знаменует собой смену закономерностей духовного развития антагонистич.
общества,
выражавших углубляющийся разрыв культуры и народа, господство реакц. культуры,
новыми
закономерностями духовного развития, на основе к-рых происходит становление и
утверждение
социалистич., а затем и коммунистич. культуры. К. р. включает создание
социалйстич. системы нар.
образования и просвещения, перевоспитание бурж. и формирование новой,
социалйстич. ин-
теллигенции, создание социалйстич. лит-ры и иск-ва, подъём науки, формирование
новой морали,
утверждение атеистич. мировоззрения, перестройку быта и т. д.
Важнейшей целью К. р. является превращение принципов марксистско-ленинской
идеологии в лич-
ные убеждения человека, воспитание умения применять эти принципы в практич.
деятельности и
вести бескомпромиссную борьбу с пережитками прошлого, с бурж. и ревизионистскими
взглядами.
Социалйстич. культурные преобразования одинаковы по своей сущности и целям в
различных
странах и видоизменяются в соответствии с нац. и историч. особенностями данного
народа, нации,
страны, с уровнем
КУЛЬТУРНАЯ 295
экономич. и культурного развития, достигнутым до начала К. р. В СССР, где
впервые в истории была
осуществлена К. р., её особенности определялись значительной отсталостью,
унаследованной от
старого строя, неравномерностью экономического ? культурного развития наций и
народностей
России. В переходный период от капитализма к социализму в СССР была коренным
образом
перестроена система нар. образования, ликвидирована массовая неграмотность,
создана широкая сеть
школ, вузов, культ.-просвет. учреждений. Перевоспитание старой и ускоренное
формирование новой
интеллигенции, вышедшей из рядов рабочего класса и крестьянства, привело к
расцвету науки, лит-
ры и иск-ва. К. р. охватила все социальные, нац., этнич. группы, способствуя
развитию их
сотрудничества и единства на основе марксистско-ленинского мировоззрения. К. р.
в нац.
республиках по темпам развития опережала центр. р-ны страны. Опирающаяся на
принципы
интернационализма, К. р. привела к всестороннему развитию всех нац. культур,
ликвидации отста-
лости ряда народов и наций в области культуры. На основе интенсивного расцвета и
взаимообогащения нац. культур усиливаются общие черты единой интернац. культуры.
К. р. способствовала преодолению противоположности между городом и деревней,
между людьми
физич. и умств. труда, росту политич. активности масс, повышению
производительности обществ.
труда. Научно-техническая революция и связанная с ней интеллектуализация труда
настоятельно
требуют обеспечения массам возможности достижения уровня культуры, необходимого
для
всестороннего развития личности, активного участия в управлении обществом.
В зрелом социалистич. обществе важнейшей задачей культурного развития становится
создание всех
необходимых идеологич. и культурных условий для победы коммунизма, ибо «от
культурного роста
населения в огромной мере зависят подъем производительных сил, прогресс техники
и организация
производства, повышение общественной активности трудящихся, развитие
демократических основ
самоуправления, коммунистическое переустройство быта» (Программа КПСС, 1972, с.
129—30).
Руководствуясь марксистско-ленинским учением о К. р., страны социалистич.
содружества творчески
заимствуют всё наиболее ценное друг у друга. Использование богатейшего опыта
СССР, крепнущая
культурная консолидация социалистических стран способствуют расцвету каждой
страны,
обогащению духовного потенциала мировой социалистической системы в целом.
Опыт К. р. в СССР и др. социалистич. странах оказывает большое влияние на
культурное развитие
стран Азии, Африки, Лат. Америки, завоевавших нац. независимость (борьба за
ликвидацию
массовой неграмотности населения, перестройка и расширение нар. образования и
просвещения,
создание новой демократич. школы, формирование нац. интеллигенции, становление
идеологии
антиимпериализма и антиколониализма и т. д.). Не имея непосредственно
социалистич. характера,
эти преобразования тесно связаны с общими задачами антифеод.,
антиимпериалистич., демократич.
революции и могут рассматриваться как нац.-демократич. тип К. р.
• Маркс К. иЭнгельс Ф., Нем. идеология, Соч., т. 3; их же, Манифест Коммунистич.
партии, там же, т. 4; Л е-н и в В. И.,
О пролет. культуре, ПСС, т. 41; е г о ж е, О нашей революции, там же, т. 45; е г
о ж е, О кооперации, там же; Ленин В.
И., О культуре. Сб., М., 1980; Материалы XXV съезда КПСС, М., 1976; Материалы
XXVI съезда КПСС, М.. 1981;
Крупская Н. К., О пролет. культуре, в её кн.: Пе-дагогич. соч., т. 7, М., 1959;
Луначарский А. В., К. ?. и общественность.
Речь на Втором съезде ОДН, М.— Л., 1929; Коммунизм и культура, М., 1966;
Строительство коммунизма
296 КУН
и духовный мир человека, М., 1966; К. р. в СССР. 1917—1965, |М., 1967];
Арнольдов A.M., Социализм и К. р., М., 1967;
КПСС во главе К. р. в СССР, М., 1972; Духовный мир развитого социалистич.
общества, М., 1977. А. И. Арнольдов.
КУН (Kuhn) Томас Сэмюэл (р. 18.7.1922, Цинциннати), амер. историк и философ
науки, один из
лидеров т. н. историч. школы в методологии и философии науки. Получила
известность его
концепция историч. динамики науч. знания, разработанная в кн.: «Структура науч.
революций»
(1963, рус. пер. 19772). История науки представлена в ней как чередование
эпизодов конкурентной
борьбы между различными науч. сообществами. Основой для формирования и
функционирования
таких сообществ является принятие их членами определ. модели науч. деятельности
— совокупности
теоретич. стандартов, методологич. норм, ценностных критериев, мировоззренч.
установок. В рамках
этой модели происходит, по К., постепенная кумуляция решений науч. «задач-
головоломок». Безраз-
дельное господство нек-рой модели (парадигмы, или «дисциплинарной матрицы») есть
период
«нормальной науки», к-рый заканчивается, когда парадигма «взрывается» изнутри
под давлением
«аномалий» (проблем, неразрешимых в её рамках). Наступает кризис, или «революц.»
период, когда
создаются новые парадигмы, оспаривающие первенство друг у друга. Кризис
разрешается победой
одной из них, что знаменует начало нового «нормального» периода, и весь процесс
повторяется
заново.
Предложенная К. модель историч. эволюции науки направлена как против
антиисторизма
неопозитивистов, так и критич. рационалистов (Поппер и др.). К. отвергает общее
для этих
направлений убеждение в единственности, абсолютности и неизменности критериев
научности и
рациональности. Подобные критерии объявляются К. исторически относительными:
каждая
парадигма определяет свои стандарты рациональности, к-рые отнюдь не сводятся к
простому
соблюдению требований формальной логики (хотя и не противоречат им).
Демаркационная линия
между наукой и ненаукой устанавливается, согласно К., всякий раз заново с
утверждением очередной
парадигмы.
К. отвергает эмпирицистский «фундаментализм» неопозитивистов: не существует
фактов,
независимых от парадигмы и, следовательно, не существует теоретически
нейтрального языка
наблюдения. Напротив, учёные, овладевая содержанием парадигмы, учатся «видеть
мир» сквозь её
призму. Не факты судят теорию, а теория определяет, какие именно факты войдут в
осмысленный
опыт. Отсюда проистекает тезис К. о «несоизмеримости» парадигм, иногда
трактуемый как ут-
верждение о невозможности установления к.-л. логич. отношений между сменяющими
друг друга
теориями. С этим связано отрицание К. преемственности в эволюции науки: знание,
накопленное
предыдущей парадигмой, отбрасывается после её крушения, а науч. сообщества
просто вытесняют
друг друга.
Признавая, что науч. знание относится к объективной реальности, К. в то же время
релятивизирует
его истинность по отношению к парадигме, отвергает к.-л. направленность развития
науки. Прогресс,
по К., — понятие, имеющее смысл только для «нормальной науки», где его критерием
выступает
количество решённых проблем.
Работы К. сыграли важную роль в углублении кризиса неопозитивистской философии
науки, явились
стимулом для развития динамич. и историч. представлений о науке и деятельности
учёных,
подчеркнули значение социологич. и социально-психологич. анализа в науковедении.
Раскрыв пек-
рые диалектич. характеристики развития науки, К. вместе с тем не смог построить
его адекватную
картину. Он ошибочно противопоставил элементы дискретности и непрерывности,
относительности
и абсолютности в развитии науч. знания, а также социальную психологию науч.
коллективов —
объективной логике науч. исследова-
ния. Реалистич. тенденции сочетаются у К. с элементами прагматизма и
инструментализма, а ого в
целом рационалистич. позиция не является последовательной. Подобная
эклектичность филос.
взглядов К. служит причиной ограниченности его историографич. концепции науки.
• Copernican revolution, Camb., 1957; Sources for history of quantum physics,
Philadelphia, 19R7; The essential tension.
Selected studies in scientific tradition and change, CM.— L., 1977; в рус. пер.—
Замечания на ст. И. Лакатоса, в кн.: Струк-
тура и развитие науки, М., 1978.
* Родный Н. И., Проблема науч. революции в концепции развития науки Т. К., в
кн.: Концепции науки в бурж. филосо-
фии и социологии, М., 1973; Лекторский В. А., Философия, наука, «философия
науки», «ВФ», 1973, № 4; ? о p у с В. Н.,
«Структура науч. революций» и диалектика развития науки, «ФН», 1977, №2;
Criticism and the growth of knowledge,
Camb., 1970; Motycka A., Relatywistyczna wizja nauki. Analiza krytyczna
koncepcji T. S. Kuhna i S. E. Toulmina, Wroclaw,
1980. В. Н. Порус.
КЬЕРКЕГОР, Киркегор (Kierkegaard) Серен (5.5.1813, Копенгаген,— 11.11.1855, там
же), дат. тео-
лог, философ-идеалист и писатель. Изучал философию и теологию в Копенгагенском
ун-те. Вёл за-
мкнутую жизнь одинокого мыслителя, наполненную интенсивной лит. работой; в конце
жизни
вступил в бурную полемику с офиц. теологич. кругами. Многие из своих трудов
(«Или—или» —
«Enten — eller», 1843; «Страх и трепет» — «Frygt og baeven», 1843; «Филос.
крохи» — «Phuosophiske
smuler», 1844, и др.) К. публиковал под различными псевдонимами, излагая свои
идеи от лица
вымышленных персонажей и нередко облекая их в художеств. форму («Дневник
соблазнителя» и
др.).
Филос. воззрения К. сложились под влиянием нем. романтизма, а также
антирационалистич. реакции
на гегелевскую философию. Особое значение К. придавал сократич. иронии, религ.-
филос.
истолкованию к-рой (в духе протестантизма) он посвятил свою магистерскую
диссертацию. К.
критиковал Гегеля за «объективизм», т. е. стремление понять индивида в
исторически конкретной
системе объективного духа. Эту точку зрения К. отвергал как отдающую личность во
власть
«анонимного» господства истории и тем самым лишающую её самостоятельности и
свободы.
Гегелевской объективной диалектике К. пытается противопоставить принципиально
иную —
субъективную («экзистенциальную») диалектику, к-рая оказывается у К. средством
сохранить
отношение личности к богу. На пути к богу человек, согласно К., проходит три
качественно
различные стадии — эстетическую, этическую и религиозную. Эстетически живущий
индивид, по К.,
достигает эмоционального наслаждения отказом от обретения «истины» своего
существования; этот
отказ неизбежно влечёт за собой неудовлетворён-
ность и «отчаяние», однако это ещё не истинное отчаяние. Последнее наступает на
этической стадии
и приводит человека к осознанию религиозного значения своей личности; другого
пути к богу, по К.,
нет.
К. настаивал на радикальном парадоксализме и алогичности религ. переживания,
высмеивая попытки
рационализации веры в гегелевской философии или в практике либерального
протестантского

<<

стр. 31
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>