<<

стр. 33
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

абстрактного и
конкретного, части и целого, формы и содержания в обществ. развитии. Он
указывает на
многообразие форм и методов классовой борьбы пролетариата, подчёркивает, что
«...марксизм
требует безусловно исторического рассмотрения вопроса о формах борьбы» (там же,
т. 14, с. 2).
Л. показывает политич. непоследовательность, абстрактный, формально-логич. метод
мышления
меньшевиков, их социальный фатализм, отказ от анализа своеобразия революции в
России, в
результате чего ортодоксальность превращалась в теории в догматизм, а в политике
— в
оппортунизм. Меньшевики, писал
Л., «...принижают материалистическое понимание истории своим игнорированием
действенной,
руководящей и направляющей роли, которую могут и должны играть в истории партии,
сознавшие
материальные условия переворота и ставшие во главе передовых классов» (там же,
т. И, с. 31). В
нояб. 1905 Л. приехал в Петербург и непосредственно возглавил борьбу партии.
В февр. 1907 Л. пишет предисловие к рус. пер. писем Маркса к Л. Кугельману, в к-
ром, отмечая
важнейшие в теоретич. отношении места писем, уделяет гл. внимание революц.
политике Маркса,
указывает на необходимость рассматривать историю «...с точки зрения тех, кто ее
т в о p и т...»,
ценить выше всего «историческую инициативу масс». Здесь же Л. раскрывает
соотношение теории и
практики в марксизме, подчёркивая, что «...тот не марксист, кто теорию, трезво
констатирующую
объективное положение, извращает в оправдание существующего...» (там же, т. 14,
с. 379, 377, 375).
После поражения революции, скрываясь от преследований полиции, Л. уезжает в
Женеву [25 дек.
1907 (7 янв. 1908)]; началась вторая эмиграция Л.
В годы реакции усилилось влияние на пролетариат и его партию бурж. идеологии, в
частности
идеалистич. философии. Это сказалось в предпринятой А. А. Богдановым, В. А.
Базаровым, А. В.
Луначарским, П. С. Юшкевичем, Н. Валентиновым и др. попытке ревизии марксистской
философии,
замены её махизмом. В кн. «Материализм и эмпириокритицизм» (1909) — гл. филос.
труде Л.— он
рассмотрел осн. направления бурж. философии кон. 19 — нач. 20 вв., показал их
антинауч., реакц.
характер, прямую связь с субъектив-но-идеалистич. традицией в истории философии,
подверг
критике попытки ревизии философии марксизма. Л. раскрыл филос. значение той
революции в
естествознании, к-рая началась на рубеже 19—20 вв. Обобщив с позиций диалектич.
материализма
важнейшие естеств.-науч. открытия, Л. развил осн. понятия марксистской философии
(материя, опыт,
истина, практика, причинность, свобода и необходимость и др.), выдвинул мысль о
неисчерпаемости
материи, подтверждённую всем дальнейшим развитием естествознания. Исследуя
процесс познания,
Л. подчеркнул плодотворность применения диалектики к теории отражения, показал,
что познание
есть процесс развития относительной объективной истины в абсолютную (см. там же,
т. 18, с. 137).
Книга Л.— образец марксистской партийности в философии, показывающей, как за
«гносеологической схоластикой» бурж. философии нужно уметь видеть «...борьбу
партий в
философии, борьбу, которая в последнем счете выражает тенденции и идеологию
враждебных
классов современного общества» (там же, с. 380).
В связи с 80-летием Л. Н. Толстого Л. пишет статью «Лев Толстой, как зеркало
рус. революции»
(1908), к-рая наряду с работой «Партийная организация и партийная литература»
(1905), статьями о
Толстом 1910, письмами к М. Горькому, И. Арманд и др. имеет важное значение для
марксистской
эстетики; здесь обосновывается принцип партийности лит-ры и иск-ва,
рассматривается их роль в
классовой борьбе пролетариата, специфика и социальное содержание художеств.
творчества.
Для борьбы против различных филос.-религ. течений, усилившихся в России в годы
реакции (бого-
строительство, богоискательство и др.), для развития науч. атеизма вообще
исключит. значение
имели статьи Л. «Об отношении рабочей партии к религии» (май 1909) и «Классы и
партии в их
отношении к религии и церкви» (июнь 1909). В ст. «Марксизм и ревизионизм» (апр.
1908) Л. раскрыл
филос. истоки ревизионизма в рабочем движении (попытки «соединить» марксизм с
идеалистич.
учениями, отказ от материалистич. диалектики, проповедь плоского эволюционизма и
т. д.).
В июне 1912 Л. переезжает в Краков, откуда было удобнее осуществлять руководство
работой
партии
в России. В работах этого времени («Критич. заметки по нац. вопросу», 1913; «О
карикатуре на
марксизм...», 1916, и др.) Л. развивает данное Марксом и Энгельсом решение нац.
вопроса
применительно к эпохе империализма и назревавшего в Европе революц. кризиса.
Одновременно Л.
пишет ряд произв., в к-рых разрабатывает вопросы истории обществ. мысли в связи
с развитием
освободит. движения. В ст. «Памяти Герцена» (1912) он выдвигает марксистскую
концепцию
развития рус. освободит. движения, указывая на три осн. его этапа (дворянский,
буржуазно-
демократический и пролетарский). В ст. «Историч. судьбы учения Карла Маркса»
(март 1913) Л. даёт
периодизацию истории марксизма, а в ст. «Три источника и три составных части
марксизма·» (март
1913) анализирует историч. корни марксистской теории, к-рая возникла «...как
прямое и
непосредственное продолжение учения величайших представителей философии,
политической
экономии и социализма» (там же, т. 23, с. 40).
В годы 1-й мировой войны Л. ведёт борьбу за объединение интернационалистов всех
стран, за
создание Коммунистич. Интернационала.
Политич. борьба Ленина была тесно связана с теоретич. работой. В нояб. 1914 он
закончил для
Энцикло-педич. словаря Гранат ст. «Карл Маркс», в к-рой дана всесторонняя
характеристика учения
Маркса. На первый план в теоретич. занятиях Л. выдвигается диалектика, её осн.
категории, её
история и отношение к практике. Л. конспектирует «Науку логики» и параллельно
первую часть
«Энциклопедии филос. наук» Гегеля, его «Лекции по истории философии» и «Лекции
по философии
истории», сочинения Фейербаха («Изложение, анализ и критика философии Лейбница»)
и Лассаля
(«Философия Гераклита Темного из Эфеса»), «Метафизику» Аристотеля и ряд др. книг
по
философии и естествознанию. Эти конспекты и заметки составили содержание восьми
тетрадей,
озаглавленных Л. «Тетрадки по философии (Гегель, Фейербах и разное)»; к этой
серии относится и
написанный ранее конспект «Лекций о сущности религии» Фейербаха. Ленинские
филос. конспекты,
заметки 1914—15 (их изучение позволяет предположить, что Л. собирался написать
спец. труд о
диалектике) имеют огромное значение для развития марксистской философии,
указывая пути
«...диалектической обработки истории человеческой мысли, науки и техники» (там
же, т. 29, с. 131).
Л. разрабатывает материалистич. диалектику как единственно правильную теорию
развития, к-рая
формулирует «общие законы движения мира и мышле-ния» (там же, с. 156). Из них Л.
особо
выделяет закон единства и борьбы противоположностей — «сущность», «ядро»
диалектики. В
ленинских конспектах и фрагментах развито дальше учение об активности сознания,
сформулировано важнейшее положение марксистской философии о единстве диалектики,
логики и
теории познания, раскрывающее единство онтологич. и гно-сеологич. аспектов и
категорий
диалектики. Развивая осн. положения марксистской историко-филос. концепции, Л.
подчёркивает
необходимость строгой историчности в оценке филос. учений прошлого, выдвигает
важнейший
принцип выявления как их гносеологических, так и социальных, классовых корней.
Обобщающая
характеристика процесса познания дана во фрагменте «К вопросу о диалектике» (см.
«Философские
тетради»).
Работа Л. над проблемами философии имела большое значение для анализа
империализма, для
дальнейшего развития теории социалистич. революции. На основе анализа
империализма в ряде
работ 1915—16 и прежде всего в кн. «Империализм, как высшая стадия капитализма»
Л. разработал
учение о революц. ситуации, развил дальше марксистскую теорию революции. Ещё
ЛЕНИН 307
раньше (ст. «Марксизм и ревизионизм», 1908) Л., опровергая различные догмы 2-го
Интернационала,
показал, что для осуществления пролет. революции вовсе не обязательна
пролетаризация
большинства населения страны. В ст. «О лозунге Соединенных Штатов Европы» (авг.
1915) он
выдвинул положение, к-рое блестяще подтвердилось развитием мировой революции:
«Неравномерность экономического и политического развития есть безусловный закон
капитализма.
Отсюда следует, что возможна победа социализма первоначально в немногих или даже
в одной,
отдельно взятой, капиталистической стране» (там же, т. 26, с. 354). В работе «О
карикатуре на
марксизм и об "империали-стич. экономизме"» Л. писал: «Все нации придут к
социализму, это
неизбежно, но все придут не совсем одинаково, каждая внесет своеобразие в ту или
иную форму
демократии, в ту или иную разновидность диктатуры пролетариата, в тот или иной
темп социали-
стических преобразований разных сторон общественной жизни» (там же, т. 30, с.
123).
Узнав о Февр. революции 1917, Л. сразу принимает меры для возвращения на родину.
Он пишет для
«Правды» пять «Писем из далека» (опубликовано тогда было только первое), в к-рых
говорит о
неизбежности перерастания бурж.-демократич. революции в социалистическую и
рассматривает
вопросы пролет. гос. устройства.
3(16) апр. 1917 Л. приезжает в Петроград. В написанных на другой день
«Апрельских тезисах» Л.
провозгласил курс на победу социалистич. революции, выдвинул идею республики
Советов как гос.
формы диктатуры пролетариата, наметил ряд политич. и эко-номич. преобразований,
к-рые она
должна осуществить. Л. указывает на материальные предпосылки социализма,
созданные развитием
капитализма («Грозящая катастрофа и как с ней бороться», сент. 1917, «Удержат ли
большевики
государственную власть?», сент.— окт. 1917, и др.), защищает от ревизионистских
искаже-ний
развивает марксистское учение о революции, о диктатуре пролетариата, о путях
построения бесклас-
сового общества и фазах его развития.
Значит. место в работах Л. накануне революции и после её победы занимает
марксистская теория
гос-ва, соотношение, классовая сущность и функции различных видов демократии и
диктатуры,
анализ особенностей Советов как гос. формы диктатуры пролетариата, определение
перспектив и
условий отмирания гос-ва («Государство и революция», 1917, «Пролет. революция и
ренегат
Каутский», 1918, «Тезисы и доклад о бурж. демократии и диктатуре пролетариата»,
март 1919,
лекция «О гос-ве», июль 1919, и др.).
Л. был вождём Великой Окт. социалистич. революции, ознаменовавшей собой новую
эру в истории
человечества. В работах этого периода Л. раскрыл творч., созидат. характер
социалистич. революции,
определил её осн. задачи. С победой революции ленинская политика партии
большевиков,
методологич. основанием к-рой является материалистич. диалектика, стала
политикой Сов. гос-ва.
«Наступил именно тот исторический момент,— писал Л.,— когда теория превращается
в практику,
оживляется практикой, исправляется практикой, проверяется практикой» (там же, т.
35, с. 202).
Л. сформулировал основы внеш. политики социалистич. гос-ва в период, «... когда
будут
существовать рядом социалистические и капиталистические государства» (там же, т.
39, с. 197), и
показал, что принцип лирного сосуществования является и будет основным в
отношениях Сов. гос-ва
с капиталистич. странами. Указывая па огромное революционизирующее влияние
первого в мире
социалистич. гос-ва, Л. вместе с тем решительно отверг авантюристич. идею
«подталкивания»,
«экспорта» революции.
308 ЛЕНИН
Разрабатывая основы экономич. политики Сов. гос-ва («Очередные задачи Сов.
власти», апр. 1918;
«О „левом" ребячестве и о мелкобуржуазности», май 1918, и др.), Л. видел в
осуществлении всенар.
учёта и контроля, в повышении производительности труда, организации соревнования
необходимые
условия перехода к планомерному социалистич. строительству, то «особое звено» в
цепи историч.
событий, ухватившись за к-рое можно «удержать всю цепь», осуществить
социалистич. пре-
образование России. Развивая теорию науч. коммунизма, Л. указал на принцип
демократич.
централизма как основу хоз. строительства, социалистического государства.
По инициативе Л. в 1919 был основан Коммунистич. Интернационал. Обобщая опыт
социалистич.
революции в России, Венгрии и др. странах, он развил тезис о разнообразии форм
перехода к
социализму, разработал тактику единого рабочего фронта в борьбе против
капитализма.
Большое внимание уделил Л. зародившимся уже в первые годы революции формам
коммунистического труда, анализу к-рых посвящена его работа «Великий почин»
(июнь 1919).
Важнейшее значение имеет данное в этой работе определение классов.
Обобщая двухлетний опыт Сов. власти, анализируя и развивая понятие диктатуры
пролетариата как
социалистич. гос-ва переходного периода, рассматривая соотношение диктатуры и
демократии и т.
д., Л. указывал на руководящую роль партии в системе диктатуры пролетариата и на
необходимость
укрепления союза пролетариата с крестьянством, в к-ром он видел осн. условие
победы социализма
(«О диктатуре пролетариата», «Экономика и политика в эпоху диктатуры
пролетариата», окт. 1919, и
др.).
Л. выступил против возросшей в коммунистич. движении опасности «левого»
оппортунизма,
раскрыл его мелкобурж. природу и сектантский характер, догматизм и субъективизм,
незнание
диалектики или неумение применять её в политике пролет. партий («Детская болезнь
"левизны" в
коммунизме», апр.— май 1920), Разрабатывая основы стратегии и тактики междунар.
движения в
новых условиях, Л. указал на растущее значение революц. теории, к-рая «...не
является догмой, а
окончательно складывается лишь в тесной связи с практикой действительно
массового и
действительно революционного движения» (там же, т. 41, с. 7). В опыте политич.
борьбы
большевистской партии Л. видел «образец тактики для всех».
Л. развил теорию социалистич. культуры, раскрыл реакционность попыток
«пролеткульта»
отгородить культуру пролетариата от лучших традиций общечело-веч. культуры.
Определяя осн.
задачи культурной революции, Л. показал, что строители коммунистич. общества
должны овладеть
всеми богатствами культуры, выработанной человечеством в его историч. развитии
(«Задачи союзов
молодежи», окт. 1920). В ряде работ Л. обосновал теорию коммунистического
воспитания
трудящихся, указав на необходимость расширять общественно-преобразующую
деятельность масс
как средство их развития. В работах «О профессиональных союзах...» (дек. 1920),
«Еще раз о
профсоюзах...» (янв. 1921) и др. Л. софистике и эклектицизму фракционеров,
«формальной,
схоластической» логике, с позиций к-рой они подходили к анализу
действительности, про-
тивопоставил логику «диалектическую».
При переходе к мирному строительству Л. разработал новую экономич. политику как
единственно
возможную в условиях преобладания мелкотоварного про-из-ва форму строительства
социализма
[«О прод. налоге», апр. 1921; выступления на 10-м съезде, 9-й конференции РКП
(б) и др.].
В марте 1922 Л. написал для журн. «Под знаменем марксизма» ст. «О значении
воинствующего
материализма», в к-рой дана программа деятельности коммунистов на теоретич.
фронте.
Внимательное изучение
достижений естествознания, разоблачение бурж. философии, сплошь и рядом
спекулирующей на
этих достижениях, творч. изучение теоретич. наследия прошлого, всестороннее
развитие диалектики,
последоват. борьба с религией — вот важнейшие пункты этой программы. Л.
обосновал
необходимость союза философов-марксистов с представителями совр. естествознания.
Обобщая опыт нац. строительства, Л. выдвинул идею создания СССР, разработал
принципы
построения единого многонац. социалистич. гос-ва как добровольного союза
суверенных наций. Л.
внёс новый элемент в теорию социалистич. революции, указав на значение нац.-
освободит. борьбы
народов Востока для освобождения всех трудящихся.
Будучи уже больным, Л. продиктовал ряд документов («Письмо к съезду», «О
придании законодат.
функций Госплану», «К вопросу о национальностях...»), в к-рых рассмотрел
важнейшие вопросы
внутр. политики, предложил предпринять «...ряд перемен в нашем политическом
строе» (там же, т.
45, с. 343), укрепить единство партии, усовершенствовать парт. и гос. аппарат.
Особое значение Л.
придавал правильной нац. политике, указывая на её значение не только для Союза
Сов. Республик,
но и для колон. и зависимых народов.
К янв.— февр. 1923 относятся последние статьи Л.: «О кооперации», «Как нам
реорганизовать
Рабкрин», «О нашей революции», «Лучше меньше, да лучше». В них Л. вновь обратил
внимание
коммунистов на вред догматич., педантского подхода к марксистской теории,
призвал их глубже
овладевать революц. диалектикой. Подчёркивая общие и специфич. черты
социалистич. революции в
России, Л. показал, что страна имеет все необходимые предпосылки для построения
бесклассового
общества.
Творч. развитие Л. диалектич. и историч. материализма, дальнейшая разработка
учения о материи,
законов и категорий диалектики, проблем теории познания, закономерностей
обществ. развития,
филос. вопросов естествознания, проблем этики, эстетики, науч. атеизма составило
новый, ленинский
этап в истории марксистской философии.
Работа Л. в сфере философии неразрывно связана с развитием им и др. составных
частей марксизма
— политэкономии и науч. коммунизма, с его политич., революц. деятельностью. В
творч. развитии
марксизма Л. видел необходимое условие действенности революц. учения, ключ к
теоретич. и
практич. решению задач рабочего класса, коммунистич. партии, социалистич. гос-
ва.
* ПСС, т. 1—55. К 100-летию со дня рождения В. И. Ленина. Тезисы ЦК КПСС, М.,
1969; О 110-й годовщине со дня
рождения В.И. Ленина. Постановление ЦК КПСС от 13 дек. 1979, М., 1979; Брежнев
Л. И., О Ленине и ленинизме, М.,
1981; В. И. Ленин. Биография, М., 19816; В. И. Ленин. Биографич. хроника, т 1—
12—, М., 1970—82; Воспоминания о В.
И. Ленине, т. 1—5, М., 1968—69. Я. П. Коликов.
ЛЕНИНИЗМ, учение В. И. Ленина, гениального продолжателя революц. дела и учения
К. Маркса и
Ф. Энгельса, творчески развившего в новых историч. условиях все составные части
марксизма —
философию, политэкономию, науч. коммунизм; Л.— новый этап в развитии марксизма;
Л. находит
дальнейшее творч. развитие в теоретич. деятельности КПСС, всего мирового
коммунистич.
движения. Л.— это «...марксизм эпохи империализма и пролетарских революций,
эпохи крушения
колониализма и победы национально-освободительных движений, эпохи перехода
человечества от
капитализма к социализму и строительства коммунистического общества» (К 100-
летию со дня
рождения В. И. Ленина. Тезисы ЦК КПСС, 1969, с. 5). См. Марксизм-ленинизм.
ЛЕОНТЬЕВ Константин Николаевич [13(25).1.1831, Кудиново, ныне Малоярославецкого
р-на
Калужской обл.,—12(24).И.1891, Троице-Сергиев посад, ныне За-
горск Моск. обл.], рус. писатель, публицист и лит. критик. Известность приобрёл
статьями о практич.
политике и на культурно-историч. темы (сб. статей «Восток, Россия и славянство»,
т. 1—2, 1885—
86), а также лит.-критич. этюдами (о романах Л. Толстого, об И. С. Тургеневе и
др.). Культурно-
историч. взгляды Л., сложившиеся под влиянием Данилевского, характеризуются
выделением трёх
стадий циклич. развития— первичной «простоты», «цветущей сложности» и вторичного
«упрощения» и «смешения», что служит у Л. дополнит.
обоснованием идеала «красочной и многообразной» росс. действительности,
противопоставленной
зап. «всесмешению» и «всеблаженству».
Мировоззрение Л. имело охранит, направленность. Предугадывая грядущие революц.
потрясения и
считая одной из гл. опасностей бурж. либерализм с его «омещаниванием» быта и
культом всеобщего
благополучия, Л. проповедовал в качестве организующего принципа гос. и обществ.
жизни
«византизм» — твердую монархич. власть, строгую церковность, сохранение крест.
общины, жёсткое
сословно-иерархич. деление общества. Путём союза России с Востоком (мусульм.
странами, Индией,
Тибетом, Китаем) и политич. экспансии на Бл. Востоке как средства превращения
России в новый
историч. центр христ. мира Л. надеялся затормозить процесс «либерализации»
России и уберечь её от
революции.
• Собр. соч., т. 1—9, М., 1912—13; Моя лит. судьба. Автобиография, в кн.: Лит.
наследство, т. 22—24, М., 1935.
• Памяти К. Н. Л., в кн.: Лит. сб., СПБ, 1911; Преображенский П. Ф., А. Герцен и
К. Л.,«Печать и революция», 1922, кн.
2; Бердяев H.A., К. Л., Париж, 1926; История философии в СССР, т. 3, М., 1968; К
о l o g г i v o v I. v., Von Hellas zum
Monchtum. Leben und Denken K. Leontjews, B., 1948; Gasparini E., Le prevision!
di C. Leorit'ev, Venezia, 1957.
ЛЕ ПЛЕ (Le Play) Фредерик Пьер Гийом (11.4.1806, Ла-Ривьер-Сен-Совер,
Кальвадос,—5.4.1882,
Париж), франц. социолог, экономист и горный инженер. В трактовке социального
развития сочетал
идеи технологич. и географич. детерминизма, с одной стороны, и ведущей роли
религ. и морального
авторитета — с другой.
Консервативные установки Л. П. получили выражение в «социальной реформе» —
программе
социального переустройства путём укрепления патриархальных институтов, в
частности
традиционных форм семьи, возврата к архаич. законам о наследовании,
препятствующим дроблению
имуществ, и т. д. В качестве гл. фактора социального контроля он рассматривал
семью, различая три
её типа: патриархальную, нестабильную (совр. нуклеарную семью) и коренную
(famille souche), где
один из женатых сыновей остаётся в отцовской семье, а остальные получают
определ. долю
наследства. Понятие коренной семьи используется в совр. историч. демографии.
В историю социологии Л. П. вошёл своими эмпирич. исследованиями. Наиболее
значит. его
произв.— «Ев-роп. рабочие» («Les ouvriers europeens», 1855; v. 1—6, 1877—792)
содержит результаты
монографич. обследований неск. десятков рабочих семей: осн. объектом изучения
были семейные
бюджеты как выражение уровня и образа жизни. В работе развиты методы и техника
контролируемого наблюдения, а изложенные в ней факты сохраняют значение для
изучения положе-
ния рабочего класса. Однако ограничение метода социальной науки монографич.
описаниями отд.
семей оставляло простор для произвольного подбора фактов с целью обоснования
консерватизма Л.
П.
Созданная Л. П. школа после его смерти раскололась на продолжавшую его
реформаторские
устремления школу «социальной реформы» и более позитивистски настроенную школу
«социальной
науки» (по названиям издававшихся ими журналов); им не удалось занять серьёзных
позиций во
франц. социологии. Во
ЛЕ ПЛЕ 309
Франции работы Л. П. оказали влияние на нек-рые направления в социологии
(географии,
детерминизм, технологии, детерминизм, католич. социология), историографии, лит-
ре (П. Бурже и
др.). Воздействие его концепций сказалось и в др. странах. В царской России,
социальное устройство
к-рой Л. П. высоко оценивал, его воззрения пропагандировал реакц. поли-тич.
деятель и правовед К.
П. Победоносцев.
• F. Le Play. 1806—1882; textes choisis par L. Boudin, P., 1947; в рус. пер.—
Осн. конституция человеч. рода, М., 1897. *
Турвиль А. де, Социальная наука представляет ли науку?, пер. с франц., СПБ,
1895; Recueil d'etudes sociales publ. a la
memoire de F. Le Play, P., 1956.
ЛЕСЕВИЧ Владимир Викторович [15(27).1.1837, с. Де-нисовка Полтавской губ.,—
13(26). 11.1905,
Киев], рус. философ и публицист. Получил воен. образование, служил на Кавказе.
Выйдя в отставку,
в 1864 основал на родине первую школу для крестьян с преподаванием на укр.
языке, к-рое после
доноса пришлось прекратить. С 1868 Л.—сотрудник журн. «Отечеств, записки» Н. А.
Некрасова. Был
близок к народнич. кругам; в 1879—88 в ссылке. По возвращении в Петербург Л.
примкнул к кружку
Михайловского в журн. «Рус. богатство», а затем вышел из него и сотрудничал в
«Рус. мысли».
Сообразно изменению политич. взглядов Л.— от сочувствия революц. демократам и
народовольцам
через либеральное народничество к бурж. либерализму — менялась его филос.
позиция. В годы
учёбы Л. под влиянием идей Фейербаха и знакомства с Лавровым порвал с религией и
увлёкся
позитивизмом как философией, враждебной теологии и «метафизике». Л. стал одним
из гл.
представителей позитивизма в России, пройдя эволюцию от приверженца философии
Конта, Дж. С.
Милля, Спенсера, через «критич. реализм» неокантианцев К. Геринга, А. Риля, Э.
Лааса, Ф. Пауль-
сена до «первого и крупнейшего рус. эмпириокритика» (Ленин В. И., ПСС, т. 18, с.
51). Л.
пропагандировал эмпириокритицизм Авенариуса как «единственно науч. точку зрения»
в философии,
отвергая все др. филос. направления. С критикой «науч. философии» Л. с
материалистических
позиций в 1870-х гг. выступил Ткачёв.
Л. не считал философию наукой, а лишь чисто эмпи-рич. мировоззрением, образующим
«понятие о
мире». Позитивизм Л. дополнял неокантианской «теорией познавания», центр.
понятием к-рой
считал опыт, т. е. «всю совокупность физического и духовного, человеческого и
сверхчеловеческого
"бытия"...» («Эмпириокритицизм, как единственно науч. точка зрения», СПБ, 1909,
с. 9, 11). «Теория
познавания» Л. — откровенный агностицизм и солипсизм, т. к. «сущее» и «вещи», по
Л., «не более,
как призраки», и только тогда и имеют смысл, когда есть человеч. индивиды, их
воспринимающие и
мыслящие. Диалектику Л. отрицал, считая её препятствием для развития мысли.
Социологич. воз-
зрения Л. общи позитивизму и близки взглядам Лаврова и Михайловского.
«Науч. философия» Л. объективно играла отрицат. роль, расчищая путь для
эмпириокритич. ревизии
философии марксизма.
Л. принадлежит ряд работ по истории буддизма.
• Революционеры и естеств. ход событий, «Вестник нар. воли», 1883, № 1 (псевд.—
Украинец); Этюды и очерки, СПБ,
1886; Собр. соч., т. 1—3, М., [1Я15—17] (не оконч.). • Ткачёв П. Н., О пользе
философии, Соч., т. 2, М., 1976; его же,
Кладези мудрости росс. философов, там же; С о-л о в ь е в В л., Письмо к
редактору. О заслуге В. В. Л. для филос.
образования в России, «Вопросы философии и психологии», 1891, кв. 5; К о л у б о
в с к и и Я. Н., Материалы для исто-
рии философии в России (1855—1888). XI. В. В. Л., там же, 1891, кн. 8; К а р е е
в П., Памяти В. В. Л., «Современность»,
1906, № 1; Г а н е и з е p В., В. В. Л. в письмах и воспоминаниях, «Голос
минувшего», 1914, № 8; Л у н а ч a p с к и и
A.B., Силуэты, М., 1965, с. 428; Шахматов Б., У истоков борьбы против
эмпириокритицизма в России, в кн.: История и
методо-
310 ЛЕСЕВИЧ
логия естествознания, Минск, 1966, с. 155—70; Г а л а к т и о-нов А. А.,
Никандров П. Ф., Рус. философия 11 — 19 вв.,
Л., 1970, гл. 21, § 3; III к у p и н о в П. С., Позитивизм в России 19 в., М.,
1980, с. 223—26, 275—82.
ЛЕССИНГ (Lessing) Готхольд Эфраим (22.1.1729, Ка-менц, Саксония,— 15.2.1781,
Брауншвейг),
нем. философ-просветитель, писатель, критик. Сохраняя верность общим принципам
просветит.
рационализма, Л. соединил их с новыми, более глубокими взглядами на природу,
историю, иск-во,
преодолев ограниченность воль-фианского рационализма в философии (см. Вольф),
лютеранской
ортодоксии, классицизма в поэтике. Как критик и эстетик Л. обосновывал принципы
реалистич.
художеств. образа — вслед за Шефтсбери и др. мыслителями 18 в., боровшимися с
отвлечённостью
аллего-рич. и условных фигур иск-ва барокко и классицизма. В трактате «Лаокоон.
О границах
живописи и поэзии» (1766, рус. пер. 1957) Л. даёт замечат. анализ сущности и
средств словесного и
изобразит. иск-в, положив начало интенсивным размышлениям о природе различных
иск-в («Критич.
леса» Гердера, возражавшего Л., и др.). В новаторской «Гамбургской драматургии»
(Bd 1—2, 1767—
69, рус. пер. 1936), цикле критич. и эсте-тич. очерков, Л. доказывал
соответствие драматургич.
принципов Шекспира аристотелевскому определению трагедии. Несмотря на кажущуюся
нормативность подобного хода мысли Л. шёл к углублённому постижению художеств.
произведений
в их «внутр. форме». Точно так же критика условных форм подводила к новой
трактовке художеств.
символа и к ориентации на пластич. образы античности, заново открытой И. И.
Винкельманом
(трактат Л. «Как представляли смерть древние» — «Wie die Alten den Tod
gebildet», 1769). Наиболее
значительными для Л.-мыслителя были последние годы его жизни. Не принимая филос.
интуитивизма, как и свойственного движению «Бури и натиска» культа гения,
чувства,
чувственности, Л. публикует тезисы «Воспитание человеч. рода» («Die Erziehung
des
Menschengeschlechts», 1780, анонимно), в к-рых вплотную подходит к идее органич.
развития и
поступат. движения человечества к совершенству.
• Gesammelte Werke, hrsg. v. P. Rilla, Bd 1—10, В.— Weimar, 19682; в рус. пер.—
Собр. соч., т. 1—10, СПБ, 19042; Избр.
произв., М., 1953.
• Меринг Ф., Легенда о Л., в его кн.: Лит.-критич. статьи, т. 1, М.— Л., 1934; ?
? и д л е н д е p Г., Л., М., 1957; Л. и
современность. Сб. ст., ?., 1981; Guthke K. S., Gotthold Ephraim Lessing,
Stuttg., 19732 (библ.); S e i f e r t S., Lessing-
Bibliographie, B.—Weimar, 1973; Hildebrandt D., Lessing, Munch.—W., 1979.
ЛИ-з а к о н (кит., букв.— принцип, закон, высший закон, закон природы, идеал,
истина), термин кит.
философии, одно из осн. понятий неоконфуцианства (записывается иным иероглифом,
чем ли-
этикет). В самом общем плане — определ. порядок, правила или система вещей, их
мерило или
стандарт. Впервые встречается у конфуцианца Мэн-Цзы в качестве принципа человеч.
природы и у
легиста Ханъ Фэя в значении особого закона вещей, в отличие от дао — обычного
закона вещей.
Сунские неоконфуцианцы (Чжан Цзай, Чжоу Дунъи, Чжу Си, бр. Чэн) видели в Л.
высшее
идеальное начало, в отличие от ци — материальной силы. Различия в интерпретации
значения Л. и ци
и их места в процессе образования Вселенной во многом определяют последующие
направления кит.
философии.
• Др.-кит. философия, т. 2, М., 1973, с. 235—57.
ЛИ-э т и к е т (кит., букв.— приличие, сдержанность, культурность, этикет,
церемония, обряд,
ритуал), термин кит. философии, осн. понятие этики конфуцианства (пишется иным
иероглифом,
чем ли-закон). Не имеет однозначного эквивалента в европ. языках. Первоначально
означал обувь,
надеваемую при совершении религ. обрядов, отсюда два исходных значения:
установленные
предписания поведения (приличие) и ритуал (этикет). В понимании Конфуция Л.—
руководящий
принцип, призванный устанавливать гармонич. отношения между людьми. Л. тесно
связано с жэнь
— человечностью, гуманностью; человек, лишённый жэнь,
не может обладать Л. и действовать в согласии с ним. Человек должен сдерживать
себя с помощью
Л., ибо только тогда не будет совершать неправильных поступков. Конфуций считал,
что путь к
совершенству начинается с поэзии, определяется Л. и завершается музыкой. Л. это
также норма
поведения в семье и гос-ве (отношения государя и подданных). Понятие Л. стало
одним из
определяющих принципов и норм поведения в Китае, вошло в нар. быт, культуру и
массовое
сознание вплоть до сер. 20 в.
• Др.-кит. философия, т. 1, М., 1972, с. 139—47, 153, 155; Алексеев В. М., Др.-
кит. лит-pa. Избр. труды, М., 1978; Fung ?
u - l a n, A short history of Chinese philosophy, N. Y., 1958, 146—56, 178—79;
Wing-tsit Chan, A source book in Chinese
philosophy, Princcton, 1963; P o l i t e l l a J., Taoism and Confucianism, Iowa
City, 1067, p. 106—09.
ЛИБЕРАЛИЗМ (от лат.liberaus — свободный), идей-но-политич. движение,
объединяющее
сторонников буржуазно-парламентского строя и бурж. «свобод» в экономич.,
политич. и др. сферах.
Термин «Л.» вошёл в широкое употребление в 1-й пол. 19 в., когда в ряде зап.-
европ. гос-в
(Великобритания, Франция и др.) появились политич. партии «либералов», однако
истоки Л.
восходят к эпохе бурж. революций 17—18 вв. Идеология раннего Л. играла
прогрессивную роль, т. к.
в ней были сформулированы осн. принципы бурж. обществ. устройства, пришедшего на
смену феод.
обществу.
Идеи экономич. Л. высказывались ещё физиократами, однако последовательно и
всесторонне
политико-экономич. концепция классич. Л. была разработана представителями англ.
классич.
политэкономии. Выступив с критикой феод. регламентации экономич. жизни,
физиократы, а вслед за
ними А. Смит, активно поддержали выдвинутый торг.-пром. кругами лозунг «laissez
faire» (дословно
«не мешайте действовать»), требовавший ликвидации цеховой регламентации,
ограничений внеш.
торговли и т. д. «Система естеств. свободы» Смита предполагала предоставление
полного простора
частной инициативе, освобождение экономич. деятельности из-под опеки гос-ва,
обеспечение
условий для свободного предпринимательства и торговли.
Идеологи Англ. бурж. революции 17 в. (Локк и др.) внесли существ. вклад в
разработку и пропаганду
идей бурж.-парламентского строя. Впоследствии многие из этих идей, выдержанных в
духе
концепции «правового гос-ва» — конституционного правления, основанного на
разделении власти
между исполнит. и за-конодат. органами, обеспечения осн. политич. прав граждан,
включая свободу
слова, печати, вероисповедания, проведения собраний и т. д.— вошли в идейно-
политич. арсенал Л.
В 19 в. с утверждением бурж. обществ. строя в Л. постепенно стали нарастать
апологетич. тенденции,
из идейного наследия выбирались лишь те положения, к-рые отвечали повседневным
нуждам
буржуазии как господствующего класса. Вера просветителей в прогресс, в торжество
разума
уступила место апологии бурж. здравого смысла; идеи нар. суверенитета и
равенства были
истолкованы применительно к производств.
отношениям капиталистич. общества как «равенство возможностей» агентов товарно-
капиталистич.
произ-ва. Л. выполнял функцию идеологич. обоснования и закрепления в массовом
сознании
ценностных установок предпринимательского сознания. На протяжении 19 в. Л.
отстаивал идею
обществ. устройства, при к-ром регулирование социально-экономич. отношений
осуществлялось бы
спонтанно, через безличный механизм «свободного рынка». Единств. функцию гос-ва
Л. усматривал
в том, чтобы охранять собственность граждан и устанавливать общие рамки
свободной конкуренции
между отд. производителями. Наибольшего расцвета Л. достиг в классич. стране
пром. капитализма
— Великобритании. Наряду с программой бурж. реформ, рассчитанных на создание
благоприят-
ных условий для свободного предпринимательства, было дано этич. «обоснование»
нсогранич.
погони за прибылью в философии утилитаризма Бентама, в позитивизме Дж. С. Милля,
Спенсера.
С вступлением капитализма в монополистич. стадию и особенно с переходом к гос.-
монополистич.
капитализму идеология классич. Л. подверглась существ. перестройке, прежде всего
в вопросе о
социально-экономич. роли гос-ва. Возникли концепции «нового Л.», или
«неолиберализма».
Несмотря на определ. различия, обусловленные нац. спецификой, неолибералы едины
в
утверждении, будто механизм свободного рынка создаёт наиболее благоприятные
предпосылки для
эффективной экономич. деятельности, регулирова-
ния экономич. и социальных процессов, рационального распределения экономич.
ресурсов и
удовлетворения запросов потребителей. Однако неолибералы считают, что действие
механизма
свободной конкуренции не может быть обеспечено автоматически. Они признают, что
господство
монополий, диспропорции в экономике, кризисы, инфляция деформируют механизм
рыночного
регулирования и могут привести к глубоким потрясениям всей системы капитализма.
Поэтому
необходимо постоянное гос. вмешательство в экономику с целью поддержания
благоприятных
условий для капиталистич. конкуренции.
В совр. условиях происходит постепенное ослабление идейных и политич. позиций Л.
В странах Зап.
Европы Л. потеснён социал-демократией и консервативными силами. В США Л.,
совершив определ.
эволюцию и сблизившись с социал-реформизмом, остаётся одним из влиятельных
идейно-политич.
течений.
• Маркс К., Теории прибавочной стоимости, M a p к с К. иЭнгельс Ф., Соч., т. 26;
Смит А., Исследование о природе и
причинах богатства народов, пер. с англ., М., 1962; Голбрейт Дж. К., Экономич.
теории и цели общества, пер. с англ.,
М., 1979; Аникин А. В., Юность науки. Жизнь и идеи мыслителей-экономистов до
Маркса, M., 19793; Совр. политич.
сознание в США, ?., 1?80; H a r t z L., Liberal tradition in America, N. Y.,
1955; Manning D., Liberalism, L., 1976;
Brzezinski Z., The relevance of liberalism, N. ?., 1977; Burdeau G., Le
liberalism, P., 1979.

Б. В. Михайлов.
ЛИБЕРТ (Liebert) Артур (10.11.1878, Берлин,—5.11. 1946, там же), нем. философ-
неокантианец.
Будучи представителем марбургской школы неокантианства, Л. в дальнейшем пытался
сочетать
кантовский критицизм с неогегельянской диалектикой и развитой им концепцией
«критич.»
метафизики, противопоставляемой Л. «догматич.» метафизике («Дух и мир
диалектики» — «Geist
und Welt der Dialektik», 1929). Выступал с критикой совр. ему культуры,
усматривая истоки
«духовного кризиса современности» в переходе от нормативного мышления Канта и
Гегеля к
релятивизму и историзму, как они сказались, по Л., у Фейербаха, Ницше и Дильтея.
В ряде работ
1930—40-х гг. защищал принципы бурж. либерализма.
• Das Problem der Geltung, Lpz., 19202; Wie ist kritische Philosophie uberhaupt
moglich?, Lpz., 1923'; Die geistige Krisis der
Gegenwart, В., 19253; Erkenntnistheorie, Bd 1—2, B., 1932; Die Krise des
Idealismus, Z.— Lpz., 1936; Der universale
Humanismus, Z., 1946.
ЛИБИДО (лат. libido — влечение, желание, страсть, стремление), одно из основных
понятий
психоанализа, разработанного Фрейдом. Л. означает у Фрейда влечения сексуального
характера,
преим. бессознательные. В отличие от стремления к самосохранению, Л. способно к
вытеснению и
сложной трансформации. В процессе индивидуального развития Л., по Фрейду,
локализуется в
различных телесных зонах, определяя фазы психосексуального развития, в ходе к-
рого меняется и
объект влечения (от аутоэротизма к внеш. объекту). Столкнувшись с внеш.
препятствием, Л. может
возвращаться на пройденные этапы развития, приобретая форму патологич.
регрессии; наряду с этим
оно способ-
ЛИБИДО 311
но отклоняться от первонач. целей, выражаясь, напр., в процессах творчества
(см. Сублимация).
Юнг в полемике с Фрейдом осуществил пересмотр этого понятия, лишив Л.
исключительно
сексуального характера и рассматривая его как психич. энергию вообще. Понятое
таким образом, Л.
выступает у Юнга как метафизич. принцип психики.
ЛИБКНЕХТ (Liebknecht) Вильгельм (29.3.1826, Ги-сен,—7.8.1900, Берлин), деятель
герм. и
междунар. рабочего движения, пропагандист марксизма. Изучал теологию, философию
и филологию
в ун-тах Гисена, Берлина и Марбурга; активно участвовал в Революции 1848—49 в
Германии. В
1850—62 в эмиграции в Лондоне, где сблизился с К. Марксом и Ф. Энгельсом и стал
членом Союза
коммунистов.
После возвращения в Германию Л. вместе с А. Бебелем начал социалистич.
пропаганду среди
рабочих, стал одним из основателей С.-д. рабочей партии (Эйзе-нах, 1869),
примкнувшей к
Междунар. товариществу рабочих; был редактором её органа «Volksstaat» (1869—
1876), в к-ром
сотрудничали Маркс и Энгельс. Л. стал также одним из организаторов объединения
эйзенахцев и
лассальянцев в Социалистич. рабочую партию; при выработке программы этой партии
допустил ряд
принципиальных уступок лассальянству, за что был подвергнут критике со стороны
Маркса и
Энгельса. Л. участвовал в создании 2-го Интернационала и был делегатом его
первых конгрессов;
активно выступал против оппортунистич. тенденций в герм. социал-демократии. За
революц.
деятельность Л. неоднократно подвергался тюремному заключению.
Теоретич. работы Л. посвящены гл. обр. пропаганде историч. материализма, науч.
социализма, а
также проблемам тактики революц. социал-демократии. В брошюре «От обороны к
нападению»
(1871, рус. пер. 1903) он изложил осн. черты материалистич. понимания истории,
показал сущность
капиталистич. эксплуатации, непримиримость интересов пролетариата и буржуазии,
неизбежность
победы социализма, решающую роль нар. масс в историч. процессе, коренное отличие
науч.
социализма от утопич. социалистич. учений, а также дал характеристику важнейших
черт социа-
листич. общества. В брошюре «Знание — сила, сила — знание» (1872, рус. пер.
1919) Л. развил
марксистские положения о роли культуры в совр. обществе, показал классовый
характер бурж.
культуры и перспективы расцвета культуры и науки в социалистич. обществе. В
брошюре «К агр.
вопросу» он дал марксистское освещение сущности и решения агр. вопроса,
обосновывал
необходимость отмены частной собственности на землю и перехода крестьян к
обществ. обработке
земли, доказывал, что только социализм может освободить крестьянина от нищеты и
разорения,
призывал к союзу рабочего класса и трудового крестьянства.
Л. одним из первых увидел опасность распространения идеалистич. воззрений Е.
Дюринга среди нем.
социал-демократов и выступил инициатором критики этих взглядов, всемерно
способствовал
изданию и распространению труда Энгельса «Анти-Дюринг».
В популярных историч. работах — «История франц. революции» («Geschichte der
franzosischen
Revolution», 1887—90) и др.— Л. с позиций историч. материализма рассматривал
нек-рые узловые
моменты истории нового времени.
Л. принадлежит заслуга в разработке тактики социалистич. партий в условиях
относительно мирного
развития капитализма. В работах «О политич. позиции социал-демократии, в
частности, по
отношению к рейхстагу» (1869, рус. пер. 1906), «Кто такие социал-демократы и
чего они хотят»
(1874, рус. пер. 1905), «Никаких компромиссов, никаких избирательных
соглашений!» (1899, рус.
пер. 1907 с предисл. В. И. Ленина;
312 ЛИБКНЕХТ
1958) и др. он показал, что в условиях капитализма гос-во служит целям и
интересам
господствующих классов. Л. выработал ряд принципиальных марксистских положений
тактики
пролет. партий: о необходимости участия социалистов в избират. борьбе и
использовании ими
парламентской деятельности как в агитационных целях, так и в интересах борьбы за
улучшение
положения рабочего класса и всех трудящихся; о возможности временных соглашений
с др.
оппозиционными партиями при условии сохранения полной политич. самостоятельности
и др. В
конце жизни Л. выступил с решит. осуждением ревизионистских взглядов Бернштейна.
В. И. Ленин высоко оценивал революц. и теоретич. деятельность Л., видя в нём
подлинного вождя
нем. рабочих.
• Kleine politische Schriften, Lpz., 1976; Erinnerung eines Soldaten der
Revolution, B., 1976; в рус. пер.— Социализм и
культура, М., 1926; Из воспоминаний о К. Марксе, М., 1968.
• Ленин В. И., Предисловие к рус. переводу брошюры В. Л. «Никаких компромиссов,
никаких избират. соглашений!»,
ПСС, т. 14; Ч у б и н с к и и В. В., В. Л.— солдат революции, М., 1968.
В. Г. Тартаковский.
ЛИБКНЕХТ (Liebknecht) Карл (13.8.1871, Лейпциг,— 15.1.1919, Берлин), нем.
марксист, деятель
герм. и междунар. рабочего движения. Сын В. Либкнехта. По профессии адвокат. В
1900 вступил в
ряды С.-д. партии, вместе с Р. Люксембург и др. возглавил левое течение в нем.
социал-демократии.
С 1912 депутат герм. рейхстага. В своих многочисл. выступлениях и в печати Л.
активно боролся
против милитаризма (за что дважды приговаривался к тюремному заключению), считал
милитаризм
гл. оплотом капитализма. В 1914— 1918 отстаивал пролет. интернационализм,
поддерживал лозунг
большевиков о превращении войны империалистической в войну гражданскую. Вместе с
Люк-
сембург принял деятельное участие в создании группы «Спартак» (оформилась в янв.
1916; в нояб.
1918 преобразована в «Союз Спартака»). После исключения из с.-д. фракции
рейхстага (янв. 1916) и
тюремного заключения (под давлением революц. масс досрочно освобождён в окт.
1918) стал одним
из основателей Комму-нистич. партии Германии (Учредит. съезд состоялся в Берлине
30.12.1918—
1.1.1919). Через две недели после съезда Л. и Люксембург были арестованы и
убиты.
Л. стремился к марксистскому синтезу теории и практики. Выступая против
реформистского тезиса о
врастании капитализма в социализм, Л. доказывал, что «органич.» развитие
общества не исключает
скачков и насилия, что «органический» не всегда означает «постепенный» и
«мирный», что вера
реформистов в бурж. демократию — всего лишь «суеверие» и что условием победы
социализма
является «боевая сила» пролетариата.
Рассматривая вопрос о роли личности и масс в исто-рич. процессе, Л. выступал
против вытекающего
из теории стихийности тезиса «революции не делаются» и настаивал на том, что
революции можно
«сделать», что они являются итогом роста знаний и воли общества. Критикуя
концепции
ревизионистов, придававших детерминизму К. Маркса фаталистич. характер, Л.
отмечал, что
причинность, необходимость, закономерность обществ. развития включают в себя
индивидуальное
деяние как фактор первостепенной важности, если оно способствует активности
масс.
Идея социальной активности — центральная в фи-лос. концепции Л. Он подчёркивал,
что
детерминированный в своём естеств. и обществ. развитии человек сам является
важнейшей
детерминирующей силой, способен творчески разрешать социальные противоречия. Для
развития
общества важен поэтому примат активности. В иерархии обществ. сил она выше
остальных.
Основываясь на воле и вырастая из неё, действие увеличивает волю, к-рая для него
лишь средство.
Действие — цель всех духовно-психич. и физич. сил; оно — исходный пункт всякого
развития. Идея
творч.
преобразования действительности ведёт у Л. к идеалу свободного, гуманистич.,
«космически-
универсального» будущего.
Гуманистич. пафосом убеждений Л. продиктовано его особое внимание к иск-ву.
Выступая против
Канта, философию к-рого он считал опорой ревизионистской критики марксизма, Л.
связывал
эстетич. совершенство с этическим, рассматривал форму как неотделимое свойство
содержания.
Трактовка проблемы трагического заострена у Л. против идеи социального
примирения, лежащей в
основе теорий, традиционных для нем. классич. эстетики.
Характеризуя мировоззрение и деятельность Л., В. И. Ленин писал: «Карл Либкнехт
— это имя изве-
стно рабочим всех стран... Это имя есть символ преданности вождя интересам
пролетариата,
верности социалистической революции. Это имя есть символ действительно
искренней,
действительно готовой на жертвы, беспощадной борьбы с капитализмом» (ПСС, т. 37,
с. 458).
* в рус. пер.: Милитаризм и антимилитаризм в связи с рассмотрением интернац.
движения рабочей молодежи, М., 1960;
Избр. речи, письма и статьи, М., 1961; Мысли об иск-ве. Трактат, статьи, речи,
письма, М., 1971.
• История философии, т. 5, М., 1961; Гинцберг Л. И., К. Л., М., 1959; его же, К.
Л. —глашатай пролет. интерна-
ционализма, М., 1971.
ЛИБМАН (Liebmann) OTTO (25.2.1840, Лёвенберг, Си-лезия,— 14.1.1912, Йена), нем.
философ,
представитель раннего неокантианства. В соч. «Кант и эпигоны» («Kant und die
Epigonen», 1865) Л.
призывал вернуться «назад к Канту». Отвергая понятие «вещи в себе», Л. строил
свою философию на
априоризме и феноменализме. Внеш. мир, согласно Л., есть лишь феномен (явление)
внутри
воспринимающего интеллекта, а потому подчинён законам последнего; всякая
метафизич. система
может претендовать только лишь на гипотетич. объяснение сущности мира.
Центральной в
идеалистич. системе Л. является идея имманентных закономерностей сознания,
определяющих
собою всю сферу человеч. познания. Кантианская гносеология перерастает у Л. в
онтологию.
• Zur Analysis der Wirklichkeit, В., 1876; Gedanken und Thatsachen, Bd 1—2,
Stras., 1882—1904.
• Zum 70. Geburtstag O. Liebmanns, «Kant-Studien», 1910, Bd 15.
ЛИДЕРСТВО (от англ. leader — ведущий, руководитель), один из механизмов
интеграции
групповой деятельности, когда индивид или часть социальной группы выполняет роль
лидера, т. е.
объединяет, направляет действия всей группы, к-рая ожидает, принимает и
поддерживает его
действия. Частично перекрываясь понятиями «управление», «руководство», Л.
характеризует вместе
с тем и специфич. форму отношений в группе или орг-ции. Тип Л. всегда связан с
природой обществ.
строя,
специфич. характером и структурой группы и конкретно-историч. ситуацией.
Проблема Л. привлекала к себе внимание на протяжении веков. Геродот, Плутарх и
др. антич.
историки ставили в центр историч. повествований действия выдающихся лидеров —
монархов,
полководцев. Макиавелли рисовал образ лидера-государя, к-рый любыми средствами
достигает
политич. целей. Волюнтаристское понимание Л. в бурж. обществоведении развивали
Карлейль и
Эмерсон. Для Ницше стремление к Л.— проявление «творч. инстинкта» человека;
лидер вправе
игнорировать мораль — оружие слабых. Для Тарда подражание последователей лидеру
— основной
закон социальной жизни. По Фрейду, подавленное либидо может переходить в
стремление к Л.
Массы нуждаются в авторитете, аналогичном авторитету отца семейства. Мн.
исследования Л.
опираются на типологию авторитета, разработанную М. Вебером. В совр. бурж.
социологии
проблема Л. переводится в план эм-пирич. исследований в малых группах,
выявляющих психологич.
и социально-психологич. аспекты Л. При этом из социологич. анализа исключаются
классовые
отношения. Изучение Л. направлено на разработку методов эффективного Л. и отбора
лидеров.
Созданы пси-хометрич. и социометрич. тесты и методики (К.Левин, Дж. Морено, X.
Дженнингс, К.
Фидлер — США, и др.), применение к-рых в малых группах приносит известные
результаты.
Методологич. основа науч. изучения Л.— диалек-тич. и историч. материализм. Л.
выступает как
процесс сложного взаимодействия людей в социальных группах на основе
господствующих обществ.
отношений. В ан-тагонистич. обществе за отношениями Л. стоят отношения
эксплуатации и
угнетения; помимо функции согласования и координации усилий членов группы оно
выполняет
задачи навязывания воли господств. класса. Для социализма характерен
демократич., коллекти-
вистский тип Л. Оно призвано способствовать проявлению инициативы масс, созданию
необходимых
условий для оптим. развития коллектива. На взаимоотношения в коллективе влияют
характер
группы, сфера её жизнедеятельности, специфич. признаки ситуации, психологич.
особенности
участников, цель деятельности и личность лидера. В системе совместной
деятельности Л. возникает
как объективная потребность определ. группы, преломившаяся в сознании участников
и принявшая
форму ожиданий и требований, обращаемых к лидеру.
По стилю различают авторитарное Л., предполагающее единоличное направляющее
воздействие,
основанное на угрозе применения силы, и демократич. Л., позволяющее членам
группы участвовать в
установлении целей и управлении её деятельностью.
В орг-циях различают «формальное» и «неформальное» Л.: первое связано с
установленными
правилами назначения руководителя и подразумевает функциональные отношения.
«Неформальное»
Л. возникает на основе личных взаимоотношений участников. Эти типы Л. либо
дополняют друг
друга и сочетаются в лице авторитетного руководителя, либо вступают в конфликт,
и тогда
эффективность организации падает.
Проблемы Л. изучаются различными науками. Психология и психиатрия исследуют
особенности
личности лидера. Социология рассматривает Л. с т. зр. социальной системы.
Социальная психология
изучает Л. как процесс взаимодействия социальных и психологич. факторов,
исследует его
механизмы, разрабатывает методы отбора, обучения и выдвижения руководителей в
зависимости от
характера группы и орг-ции.
Особое значение имеет проблема политич. Л. В бурж. социологии получило
распространение
эмпирич. исследование отд. случаев и ситуаций политич. Л., однако отсутствует
его науч. теория.
Нередко результаты исследований Л. в малых группах распространяются на всё
общество.
Исследователи-марксисты опираются на сформулированную В. И. Лениным теорию
отношений нар.
масс — классов — партий — политич. руководителей (см. ПСС, т. 41, с. 24).
Политич. Л. возникает в
процессе классовой борьбы. Каждому этапу обществ. развития и каждому классу
присущи свои
методы формирования, воспитания и выдвижения лидеров, организации Л.
Коммунистич. движение
в ходе своего развития выработало принципы демократического централизма,
служащие основой
воспитания, отбора и выдвижения руководителей. В социалистич. обществе
возрастает роль науч.
управления и организованности во всех сферах общества и соответственно значение
изучения
социологич. и социально-психологич. проблем Л.
* Гвишиани Д.М., Организация и управление, М., 19722; Селюков Ф. Т.,
Руководитель и подчиненный в системе
управления, М., 1971; Щ е п е л ь В. М., Руководитель и подчиненный, М.,
1972;Руководство и Л., Л., 1973; А ш и н Г.К.,
Критика совр. бурж. концепций Л., М., 1978; Bass B.M., Leadership, psychology
and organizational behavior, N. Y.,
ЛИДЕРСТВО 313
1960; Jen n ings E.E,, An anatomy of leadership, N. ?., 1960; Leadership and
interpersonal behavior, ed. L. Pctrullo and B. M.
Bass, ?. ?., 19?1; Leadership, ed. C. A. Gibb, Middlesex, 1970; Stogdill R. M.,
Handbook of leadership, N. Y.— L., 1974;
Political leadership in industrialized societies; studies in comparative
analysis, ed. by L. J. Edinger, N. Y., 1976.
?. H. Aшuн, В. В. Ольшанский.
ЛИКЕЙ, лицей (греч. ???????), пригород в Афинах с гимнасией, посвящённой
Аполлону, где
преподавал Аристотель в последние годы своей жизни; название всей
аристотелевской, или
перипатетической школы.
ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ, л и н г в и-стич. анализа философия, философия
обыденного языка, течение аналитической философии. Возникло в 1930-х гг. и
получило развитие в
Великобритании (Г. Райл, Дж. Уисдом, П. Стросон, Дж. Остин и др.). Известное
влияние имеет также
в США (М. Блэк, Н. Малкольм и др.), в Австралии и в сканд. странах. Идейными
источниками Л. ф.
являются философия «здравого смысла» Мура и взгляды позднего Витгенштейна.
Будучи одной из школ неопозитивизма, Л. ф. отрицает мировоззренч. характер
философии и считает
традиц. филос. проблемы псевдопроблемами, возникающими в силу дезориентирующего
влияния
языка на мышление. В отличие от сторонников др. разновидности аналитич.
философии —
логического анализа философии, представители Л. ф. усматривают задачу «философа-
аналитика» не в
том, чтобы реформировать язык в соответствии с нек-рой логич. нормой, а в
детальном анализе
фактич. употребления естеств. разговорного языка с тем, чтобы устранять
недоразумения, возникаю-
щие вследствие его неправильного употребления. В частности, согласно Л. ф.,
такой анализ приводит
к выявлению причин постановки филос. проблем, к-рые будто бы возникают в
результате
неправомерного расширения обыденного словоупотребления. Возражая против любых
проявлений
техницизма в философии, связанного с использованием спец. понятийного аппарата,
и отстаивая
«чистоту» употребления естеств. языка, Л. ф. выступает в качестве решит.
противника сциентизма в
философии, в частности сциентизма логич. позитивистов.
Впервые идеи Л. ф. получили своё выражение в 1930-х гг. в т. И. кембриджской
школе
последователей позднего Витгенштейна, усматривавших задачу философии в
терапевтич. «анализе»
языка с целью извлечения постоянно возникающих при употреблении языка «недугов»,
к-рые будто
бы и являются подлинным источником «метафизич.» (т. е. филос.) проблем. С кон.
1940-х гг.
большое влияние приобретают представители т. н. оксфордской школы (Райл, Остин,
Стросон и др.).
Соглашаясь с Витгенштейном и кембриджскими аналитиками в том, что анализ призван
выполнять
негативную функцию элиминации метафизики, оксфордские аналитики в то же время
полагают, что
анализ может дать и позитивные результаты, связанные с выяснением деталей и
оттенков
употребления выражений языка. Они подчёркивают разнообразие языковых явлений,
способов
употребления языковых выражений, выступая против всяких тенденций к унификации
языка.
Несмотря на несостоятельность Л. ф. как филос. течения в целом, исследования
представителей Л. ф.
содержат нек-рые позитивные результаты по анализу логич. структуры обыденного
языка и
изучению его семантич. возможностей.
* Геллнер 9., Слова и вещи, пер. с англ., М., 1962; Б е-гиашвили А. Ф., Совр.
англ. Л. Ф., Тб. 1965; К о з л о-в а М. С.,
Философия и язык, М., 1972; Богомолов А. С., Англ. бурж. философия 20 в., М.,
1973, гл. 7; Совр. бурж. философия, М.,
1978, гл. 2, § 11; Б ? у т я н Г. А., Очерки по анализу филос. знания, Ер.,
1979; Black M., Problems of analysis, Ithaca, 1954;
The revolution in philosophy, ed. by G. Ryle, L., 1956; Charlesworth M. J.,
Philosophy and linguistic analysis, Pittsburgh, 1959;
Tugendhat E., Vorlesungen zur Einfuhrung in die sprachanalytische Philosophie,
Fr./M., 1976.
314 ЛИКЕЙ
ЛИЧНОСТЬ, общежитейский и науч. термин, обозначающий: 1) человеч. индивида как
субъекта
отношений и сознат. деятельности (лицо, в широком смысле слова) или 2)
устойчивую систему
социально-значимых черт, характеризующих индивида как члена того или иного
общества или
общности. Хотя эти два понятия — лицо как целостность человека (лат. persona) и
личность как его
социальный и психологич. облик (лат. personali-tas) — терминологически вполне
различимы, они
употребляются иногда как синонимы.
Проблема Л. в философии — это прежде всего вопрос о том, какое место занимает
человек в мире,
причём не только чем он фактически является, но и «...чем человек может стать,
то есть может ли
человек стать господином собственной судьбы, может ли он „сделать" себя самого,
создать свою
собственную жизнь» (Грамши А., Избр. произв., т. 3, М., 1959, с. 43).
В своём первонач. значении слово «Л.» обозначало маску, роль, исполнявшуюся
актёром в греч.
театре (ср. рус. «личина»), Л. вне общины или полиса для др.-греч. философии так
же нереальна, как
биологич. орган, оторванный от целого организма. Однако уже в античности
возникает проблема
несовпадения реального поведения человека и его «сущности», какой он сам её
видит, и связанные с
этим мотивы вины и ответственности. Разные религиозно-филос. системы выделяют
разные стороны
этой проблемы. Если в антич. философии Л. выступала преим. как отношение, то в
христианстве она
понимается как особая сущность, «индивидуальная субстанция» рационального
характера (Боэций),
синоним нематериальной души. В философии нового времени, начиная с Декарта,
распространяется
дуалистич. понимание Л., на первый план выдвигается проблема самосознания как
отношения
человека к самому себе; понятие «Л.» практически сливается с понятием «Я»,
тождество личности
усматривается в её сознании. По Канту, человек становится Л. благодаря
самосознанию, к-рое
отличает его от животных и позволяет ему свободно подчинять своё «Я» нравств.
закону.
В ходе развития филос. мышления уточнялись и дифференцировались отд. проблемы
исследования
Л.: её биологич. и социальные детерминаты, степени свободы Л. по отношению к
природе, обществу
и самой себе. Однако в домарксовской философии эти проблемы не были достаточно
чётко
разграничены. Л. и общество нередко сопоставлялись и противопоставлялись как
равные,
однопорядковые величины. Отсюда, с одной стороны, свойственное метафизич.
материализму
принижение Л., рассмотрение её гл. обр. как продукта социальной или биологич.
среды, а с другой —
волюнтаристское понимание личной свободы как произвола, отрицающего естеств. и
историч.
необходимость. При этом Л. оказывается либо абс. демиургом (творцом), либо
трагич. страдающим
началом, гибнущим под натиском внечеловеч. безличных сил (романтики).
Марксистско-ленинская философия снимает эти противоположности. Если «сущность
человека», не
«...абстракт, присущий отдельному индивиду», а «...совокупность всех
общественных отношений»
(Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 3, с. 3), то абс.
противопоставление индивида обществу
лишается смысла. Мир перестаёт быть простой совокупностью «внешних» вещей,
становится
человеч. миром, а человеч. индивид обретает социальную природу. Основа
формирования Л. как в
фило-, так и в онтогенезе — обществ.
производств. деятельность, всегда предполагающая взаимодействие с другими.
Учение об обществ.-
историч. природе человека не снимает проблемы Л. в собств. смысле слова.
Безличные обществ.
отношения, противостоящие индивиду как нечто внешнее, объективное, от его воли
не зависящее,
суть объективизации деятельности прошлых поколений, т. о. опять-таки «живых
личностей».
Бессильный в качестве абстрактного, изолированного индивида, человек стано-
вится творцом истории совместно с другими, в составе обществ. классов и
социальных групп.
В ходе историч. развития меняются не только преобладающие социальные типы Л., их
ценностные
ориентации, но и сами взаимоотношения Л. и общества. В первобытном обществе отд.
человек не
был самостоятельным по отношению к общине. Лишь усложнение и дифференциация
обществ.
деятельности создают предпосылки для автономии Л. Однако процесс этот глубоко
противоречив.
«...В ходе исторического развития,— и как раз вследствие того, что при
разделении труда
общественные отношения неизбежно превращаются в нечто самостоятельное,—
появляется различие
между жизнью каждого индивида, поскольку она является личной, и его жизнью,
поскольку она
подчинена той или другой отрасли труда и связанным с ней условиям» (Маркс К. и Э
н г е л ь с Ф.,
там же, с. 77). Это отчуждение достигает своего апогея при капитализме, к-рый, с
одной стороны,
провозглашает Л. высшей социальной ценностью, а с другой — подчиняет её частной
собственности
и «вещным» отношениям.
Трагич. саморазорванность сознания бурж. общества, ищущего точку опоры то в
изолированной от
мира саморефлексии, то в прославлении иррационального, спонтанно-чувственного
начала, ярко
отражается в совр. зап. философии (см. Экзистенциализм, Персонализм) и
социологии (теория
«массового общества и т. п.). Разрешить эти противоречия может только коммуни-
стич. общество, в
к-ром «...свободное развитие каждого является условием свободного развития всех»
(Маркс К.
иЭнгельс Ф., там же, т. 4, с. 447).
В общей психологии под Л. чаще всего подразумевается нек-рое ядро, интегрирующее
начало, свя-
зывающее воедино различные психич. процессы индивида и сообщающие его поведению
необходимую последовательность и устойчивость. В зависимости от того, в чём
именно
усматривается такое начало, теории Л. подразделяют на психобиологические (У.
Шелдон, США),
биосоциальные (Ф. Олпорт, К. Роджерс, США), психосоциальные (А. Адлер, К. Хорни
и др. неофрей-
дисты, США), психостатистические («факторные» — Р. Кеттел, США; Д. Айзенк,
Великобритания) и
т. д.
Хотя развитие теории Л. сильно отстаёт от эмпирич. исследований и в ней много
спорного и
неясного, в последние десятилетия достигнуты определ. успехи. В свете
экспериментальных данных
подверглись критике и вынуждены были сдать многие свои позиции односторонние
теории Л., такие,
как фрейдизм, бихевиоризм, персонализм. По-новому поставлены и некоторые старые
проблемы.
В значит. мере преодолен совр. психологией традиционный дуализм «внешних»,
интерпсихологич., и
«внутренних», интрапсихологич., процессов. Согласно Выготскому и его
последователям, внутр.
процессы человеч. психики складываются на основе интерпсихологич., межличностных
процессов.
Индивид формирует свой внутр. мир путём усвоения, интериориза-ции, исторически
сложившихся
форм и видов социальной деятельности и, в свою очередь, выражает, эксте-
риоризирует, свои
психич. процессы. Т. о., «социальное» и «индивидуальное», на первый взгляд
являющиеся
противоположностями, оказываются связанными друг с другом генетически и
функционально.
Большие теоретич. трудности представляет проблема структуры Л. Отказавшись от
традиционного
понимания Л. как более или менее случайной совокупности психологич. черт, совр.
психологи видят
в ней определ. систему, структуру. Но раскрывается это по-разному.
«Многофакторные» теории
(Айзенк, Кет-тел и др.) рассматривают Л. скорее как совокупность нек-рого числа
эмпирически (при
помощи тестов) установленных и более или менее автономных психологич.
характеристик.
«Холистич.» или «организмич.» теории, напротив, видят в Л. субстанциальное
единство, к-рое
лишь проявляется в эмпирически наблюдаемых свойствах.
Однако задача создания общей теории, описывающей регуляцию человеч. поведения на
всех уровнях
— от организмического до социального включительно, выходит за рамки не только
теорий Л., но и
психологии в целом. Психологи, занимающиеся изучением Л. в собств. смысле слова,
обычно
суживают свою задачу и видят ядро Л. как субъекта сознат, деятельности в
мотивационной сфере,
выделяя в её составе потребности, интересы и направленности (Рубинштейн). В этой
области
психологии достигнуты большие успехи. Важное значение для нормального
функционирования Л.
имеет также такой внутр. регулятивный механизм Л., как самосознание, включая
образы собствен-
ного «Я», самооценку и самоуважение, от к-рых во многом зависят уровень
притязаний и реальное
поведение. Эти явления привлекают к себе усиленное внимание психологов (В. С.
Мерлин, К. К.
Платонов). Серьёзную помощь в этом отношении оказывает психопатология: изучение
расстройств,
неврозов и поведения людей в различных патогенных ситуациях существенно
проясняет
закономерности нормального функционирования различных подсистем Л. Отправная
точка с о-
циологич. исследований Л.— не индивидуальные особенности человека, а та
социальная система, в
к-рую он включён и те социальные функции, роли, к-рые он в ней выполняет.
Анализируя социаль-
ные (прежде всего экономия.) отношения людей, К. Маркс подчёркивал, что люди
участвуют в них
«...не как индивиды, а как члены класса» (Маркс К. иЭнгельс Ф., там же, т. 3, с.
76), что «...
определенные общественные роли вытекают отнюдь не из человеческой
индивидуальности
вообще...» (Маркс К., там же, т. 13, с. 78), а детерминированы социальной
структурой общества.
Совр. социология пользуется рядом терминов, в к-рых описываются переходы от
индивидуального к
социальному и переходы от социальной структуры к межличностным отношениям и
индивидуальному поведению (классовая принадлежность, социальная позиция, статус,
роль,
социальный тип, социальный характер и т. д.). Однако эти термины имеют в разных
со-циологич.
теориях весьма неоднозначное содержание. Во фрейдистских теориях (Фромм)
социальный характер
рассматривается как продукт специфич. преобразования психосексуальных влечений
людей под
влиянием определ. социальной среды. Понятие социальной роли мн. бурж. авторы
трактуют в узком
социально-психо-логич. смысле: как ожидание, предъявляемое индивидами друг другу
в процессе
непосредств. взаимодействия в малых группах. Не отрицая известного значения этой
проблематики,
марксистская социология ставит её, однако, в зависимость от той общей социальной
системы, к к-рой
принадлежит любая данная группа или организация, а также культуры и истории.
Марксистская социология Л. имеет разные уровни исследования: изменение
социального типа Л. и
степени её свободы в зависимости от характера обществ. строя; соотношение
автономных факторов
социализации Л. в разных социальных системах; Л. в организации; закономерности
социального
взаимодействия индивидов в различных социальных группах: потребности, мотивы и
ценностные
ориентации Л., регулирующие её социальное поведение, и т. д. Последние проблемы
являются
общими для социологии и социальной психологии, поэтому граница между ними в
значит. мере
условна.
Именно изучение социальной системы позволяет понять ценностные ориентации Л., её
притязания и
идейную направленность, возможную степень её творч. проявления. Но социальное
поведение
детерминируется
ЛИЧНОСТЬ 315
не только сегодняшним положением человека, но и его прошлым жизненным опытом, а
также
характером усвоенных им культурных ценностей, в к-рых аккумулирована
предшествующая история
человечества. Каждый индивид как Л.— это продукт не только существующих
отношений, но и всей
предшествующей истории, а также своего собств. развития и самосознания. Одно и
то же по своим
объективным признакам обществ. положение, будучи по-разному осознано и оценено
Л., побуждает
её к совершенно различным действиям.
Марксистская филос. и социологич. концепция Л. имеет важное значение для этики,
педагогики и др.
наук, а также для практики коммунистич. строительства и воспитания нового
человека.
Высшей целью коммунистич. общества является гар-монич. и всестороннее развитие
человека. Идеал
марксистского гуманизма — не растворение Л. в безличной «массе», а гармонич.
сочетание личного
и общественного. На этом пути встаёт целый ряд сложных социальных проблем
(диалектика
развития Л. и обществ. разделения труда, пути превращения труда в первую
жизненную потребность
Л., соотношение предметной деятельности и межличностного общения и т. д.).
Важнейшей
предпосылкой формирования нового человека является развитие творч. активности
каждого, с к-рой
неразрывно связано чувство социальной и моральной ответственности.
• Материалы XXV съезда КПСС, М., 1976; Материалы XXVI съезда КПСС, М., 1981;
Замошкин Ю. А., Кризис бурж.
индивидуализма и Л., М., 1966; К о н И. С., Социология Л., М., 1967; его же,
Открытие «Я», М., 1978; Проблемы экспе-
риментальной психологии Л., «Уч. зап. Пермского педагогич. ин-та», 1968, т. 59,
в. 5; 1970, т. 77, в. 6; А н а н ь е в Б. Г.,
Человек как предмет познания, Л., 1968; Б о ж о в и ч Л. И., Л. и её
формирование в детском возрасте, М., 1968; Б у е в а
Л. П., Социальная среда и сознание Л., М., 1968; Проблема человека в совр.
философии, М., 1969; Ковалев С. М., О
человеке, его порабощении и освобождении, М., 1970; Л е о н-т ь е в А.
Н.,Проблемы развития психики, M., 19814; его ж
е, Деятельность. Сознание, Л., M., 19772; С э в Л., Марксизм и теория Л., пер. с
франц., М., 1972; ЯрошевскийТ. М., Л. и
общество, пер. спольск.,М., 1973; Смирнов Г. Л., Сов. человек, M., 19813;
Теоретич. проблемы психологии Л.,М., 1974;
Человек и его бытие как проблема совр. философии, М., 1978; Зейгарник Б. В.,
Теория Л. в зарубежной психологии, М.,
1982; ? ? ? о r t G. W., Pattern and growth in personality, L.— N.Y., 1.967;
Bischof L. J., Interpreting personality theories, N.
Y.. 19702. И. С. Кон.
ЛОГИКА (греч. ??????, от ??????? — построенный на рассуждении, от ????? — слово,
понятие,
рассуждение, разум) формальная, наука об общезначимых формах и средствах мысли,
необходимых
для рационального познания в любой области знания. К общезначимым формам мысли
относятся
понятия, суждения, умозаключения, а к общезначимым средствам мысли —
определения, правила
(принципы) образования понятий, суждений и умозаключений, правила перехода от
одних суждений
или умозаключений к другим как следствиям из первых (правила рассуждений),
законы мысли,
оправдывающие такие правила, правила связи законов мысли и умозаключений в

<<

стр. 33
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>