<<

стр. 39
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

теологическую» (1026 а 19
— единств. место, где первая философия названа «теологической»; обычно у
Аристотеля «теология»
— синоним мифологии). Ценностный примат теоретич. наук над практическими и
«пойетиче-скими»
(творческими), первой философии — над всеми теоретическими. ?—? (VII—VIII):
учение о
сущности. ? (IX): учение об акте и потенции. I (X): единое и многое,
противоположность. Решение
11-й апории кн. В: являются ли сущее и единое самобытными сущностями или
имманентны нек-рому
субстрату? К (XI): компиляция пассажей из кн. В, Г, Е, гл. 9—12 — из 3-й и 5-й
кн. «Физики». По И.
Дюрингу — составленный в Ликее после смерти Аристотеля компендий или учебник
первой
философии. А (XII): самостоят. трактат о сущности-усии. Три вида сущности
(реальности);
чувственно-преходящая (подлунный мир), чувственно-непреходящая (надлунный мир);
вечная и
неподвижная. Учение об уме («усе) — перводвигателе и адаптация теории сфер
Евдокса — Каллиппа
(гл. 7—8). ?—? (XIII—XIV): критика платоновского учения об идеях и различных
академич. учений
о принципах, особенно — платоновской концепции одного и «боль-шого-и-малого» как
высших
принципов бытия и теории идей-чисел.
Об относит. хронологии отд. книг «М.» существует множество т. зр. О влиятельной
в своё время
концепции «Праметафизики» В. Йегера см., напр., введение к изд. Росса и
послесловие Кубицкого к
его пер. 1934. В фундаментальном труде Дюринга (1966) обоснована след.
датировка: самая ранняя
книга — А; к 1-му афинскому периоду и эпохе полемики в Академии но вопросу об
идеях (до 347 до
н. э.) принадлежат книги М 9 (начиная с 1086 а 21) — ?, А, I, М 1—9, В; ко 2-му
афинскому периоду
— Г, Е, комплекс ? —? —?.
• Издания: W. Jaeger, 19735; with introd. and comm. W. D. ROSS, v. 1—2, 1924; H.
Bonitz, Bd 1—2, 1848—49; рус. пер А.
Кубицкого, 1934.
• J a e g e r W., Studien zur Entstehungsgeschichte der Metaphysik des
Aristoteles, B., 1912; Reale G., II concetto di filosofia
prima e l'unita della metafisica di Aristotele, Mil., 19652; G r a y-e f f F.,
Aristotle and his school. An inquiry into the history of
the Peripatos with a commentary on Metaphysics Z, Н, Л and Q, L., [1974]; Owens
J., The doctrine of being in the Aristotelian
«Metaphysics», Toronto, 19785; Etudes sur la «Metaphysique» d'Aristote, ed. P.
Aubenque, P., 1979; см. также лит. к ст. Арис-
тотель. А. В. Лебедев.
«МЕТАФИЗИКА СВЕТА», характерный для поздне-антич. и ср.-век. философии комплекс
представлений о свете: в онтологич. плане — как о субстанции всего сущего; в
гносеологич. плане —
как о принципе позна-ния; в эстетич. плане — как о сущности прекрасного. Имеет
как библейские,
так и платонич. и особенно неоплатонич. истоки. В Ветхом завете сотворение света
(Быт. 1, 3)
предшествует всем другим творч. актам бога; в Новом завете говорится не только о
«непристуц-ном
свете» как месте «обитания» бога (1 Тим. 6, 16), но и о том, что сам бог «есть
свет» (1 Ио. 1, 5).
Библейская линия продолжена в традиции христ. мистики, особенно православной,
учившей о
«невещественном», но совершенно конкретном свете, в явлении к-рого снимается
различие
чувственного и не-чувственного (Симеон Новый Богослов, исихазм), а также в
исламе (24-я сура
Корана); наличный в нек-рых новозаветных текстах дуализм света и мрака
абсолютизирован в
гностицизме, манихействе и нек-рых ересях христианства и ислама как
противоположность двух
первосубстанций. С др. стороны, Платон учил, что солнце есть аналог идеи блага
(«Государство» VI
508 b—е), к-рое есть духовный свет (VII 540 а). Учение неоплатоников об эманации
МЕТАФИЗИКА 363
поставило сверхчувств. свет единого и чувств. свет как его проявление во тьме
материи в отношении
иерархии, разработанные в христ. теологии Псевдо-Дионисием Ареопагитом. Др.
важнейшим
представителем «М. с.» в патристике был Августин. Под его влиянием складывается
доктрина англ.
схоласта 13 в. Роберта Гроссетес-та, согласно к-рой свет есть тончайшая, но
материальная
субстанция, лежащая в основе всех вещей, ибо она одна из всего материального
обладает
способностью к самопроизвольному возрастанию, неограниченно расширяясь в
пространстве. Под
влиянием Гроссетеста развивали «М. с.» Р. Бэкон и другие схоласты, в т. ч.
Альберт Великий и
Бонавентура, настаивавшие, однако, на нематериальном характере света. Отражение
«М., с.»
ощутимо во всей культуре средневековья (трактовка света в визант. мозаиках, рус.
иконах и зап.-
европ. витражах, поэзия света в «Рае» Данте и т. п.). Ее отголоски встречаются в
пантеистич. мотивах
Бёме и в натурфилософии Шеллинга.
МЕТАЯЗЫК, язык, средствами к-рого описываются и исследуются свойства нек-рого
др. языка — т.
н. предметного (объектного) языка, или языка-объекта. Напр., в учебнике англ.
языка для рус.
школьников предметный (изучаемый) язык — английский, а М.— русский. В учебнике
же рус. языка
(для рус. школ) рус. язык выступает в обеих этих ролях. Смешение предметного
языка и М. приводит
к т. н. семантич. антиномиям (см: Парадокс). Средствами М. в рамках различных
метатеорий (см.,
напр., Металогика) произво-дится исследование свойств соответств. предметных
теорий (напр., в
метаматематике — теории формальных доказательств).
МЕТЕМПСИХОЗА (греч. ????????????, от ????- — пере- и ????????? — одушевление,
оживление,
собств.— переодушевление), один из поздних греческих терминов для обозначения
переселения душ.
Впервые встречается у. Диодора Сицилийского (1 в. до н. э.; 10, 6); затем у
Галена (4, 763 Kuhn), у
Александра Аф-родйсийского (De an. 27, 18); особенно характерен для неоплатонич.
традиции:
Порфирий (Abst. 4, 16); Гер-мий у Стобея (I 49, 69) и др., конкурировал с
терминами
«метенсоматоза» [лат. калька reincarnatio — «реинкарнация», «перевоплощение» —
начиная с Иппо-
лита Римского (Ref. 1,3, 2) и Плотина (II 9, 6; IV 3, 9)], у неоплатоников также
палингенесия. В
ранних греч. свидетельствах о М. обычно говорится об «облачении» (одевании) души
в тело
(Аристотель, О душе, 407 b 20; Геродот 2, 123).
Религ.-мифологич. учение о переселении душ умерших в тела др. людей
(новорождённого ребёнка),
животных, растений и минералов или — в порядке повышения — демонов, божеств —
засвидетельствовано для многих независимых фольклорных традиций Старого и Нового
Света (см.
богатый этнографич. материал у Э.Тайлора — в кн.: «Первобытная культура», М.,
1939, с. 301, cлл.,
Дж. Дж. Фрейзера — «Золотая ветвь», т. 8, гл. 16; т. 13, гл. 59). При этом
следует различать учения,
согласно к-рым М. происходит в «первое попавшееся» тело, и этизйрованные религ.-
филос. вариан-
ты, в к-рых восхождение или нисхождение души но иерархич. лестнице живых существ
определено
нравств. достоинствами личности умершего, т. е. осмысляется как посмертное
воздаяние. Классич.
страна разработанной религ.-филос. М.— Индия (см. Сансара, Карма). В Др. Греции
учения о М.
получили определ. рас-пространение с 6 в. до н. э. благодаря орфизму и
пифагореизму (см. Пиндар,
2-я Олимпийская ода, ст. 56 слл.; Эмпедокл, Очищения; Геродот 2, 123). Судя по
свидетельству
Аристотеля («О душе» 407 b 21: «...согласно пифагорейским мифам, любая душа
может облекаться в
любое тело»), пифагорейцам была свойственна именно первая форма М., вызвавшая
протест
364 МЕТАЯЗЫК
Гераклита (ф?. ? 25: «чем доблестней смерть, тем лучше доля»; ср. фр. 119: «этос
— судьба
человека»). Платон воспринял учение о М. из пифагорейской традиции, переосмыслив
его в духе
нравств. воздаяния (наиболее разработанное изложение — в «мифе об Эре» 10-й кн.
«Государства»
614Ь—621d). Из пифагорейской идеи «памяти предков» (Пифагор «помнил» четыре
своих прежних
воплощения — Диоген Лаэр-тий VIII, 4—5) развилось платонич. учение об анам-
несисе. Практич.
следствием учения о М. было вегетарианство и воздержание от кровопролития, в
культовой сфере —
отказ от кровавых жертвоприношений.
* Hopf С., Antike Seelenwanderungsvorstellungen, Lpz., 1934 (Diss.); Stettner
W., Die Seelenwanderung bei Griechen und
Romern, Stuttg., 1934; L o n g H. S., Study of the doctrine of Metempsychosis in
Greece from Pythagoras to Plato, Princeton,
1948; BurkertW., Lore and science in ancient Pythagoreanism, Camn. (Mass.),
1972, p. 120 sq.; см. также лит. к статьям
Орфи-ки, Пифагореизм, Псюхе.
МЕТОД (от греч. ??????? — путь исследования или познания, теория, учение),
способ построения и
обоснования системы филос. знания; совокупность приёмов и операций практич. и
теоретич.
освоения действительности. Для марксистско-ленинской философии в качестве филос.
М. выступает
материалистич. диалектика.
Своими генетич. корнями М. восходит к практич. деятельности. Приёмы практич.
действий человека
с самого начала должны были сообразовываться со свойствами и законами
действительности, с
объективной логикой тех вещей, с к-рыми он имел дело. Развитие и дифференциация
М. мышления в
ходе развития познаиия привели к учению о М.— методологии.
Осн. содержание М. науки образуют прежде всего науч. теории, проверенные
практикой: любая
такая теория по существу выступает в функции М. при построении др. теорий в
данной или даже в
иных областях знания или в функции М., определяющего содержание и
последовательность
экспериментальной деятельности. Поэтому различие между М. и теорией носит
функциональный
характер: формируясь в качестве теоретич. результата прошлого исследования, М.
выступает как
исходный пункт и условие последующих исследований.
Хотя проблема М. обсуждалась уже в антич. философии (к-рая впервые обратила
внимание на
взаимозависимость результата и М. познания), систематич. развитие М. познания и
их изучение
начинаются лишь в новое время, с возникновением экспериментальной науки: именно
эксперимент
потребовал строгих М., дающих однозначный результат. С этого времени развитие,
совершенствование М. выступает как важнейшая составная часть всего прогресса
науки.
Совр. система М. науки столь же разнообразна, как и сама наука. Существует
множество различных
классификаций М. Говорят, напр., о М. эксперимента, М. обработки эмпирич.
данных, М. построения
науч. теорий и их проверки, М. изложения науч. результатов (членение М.,
основанное на членении
стадий исследовательской деятельности). По др. классификации М. делятся на
философские и
специально-научные. Иная классификация опирается на различные М. качеств. и
количеств.
изучения реальности. Для совр. науки важное значение имеет различие М. в
зависимости от форм
причинности — однозначно-детерминистские и вероятностные М. Углубление
взаимосвязи наук
приводит к тому, что результаты, модели и М. одних наук всё более широко
используются в других,
относительно менее развитых науках (напр., применение физич. и химич. М. в
биологии и
медицине); это порождает проблему М. междисциплинарного исследования. Повышение
уровня
абстрактности совр. науки выдвинуло важную проблему интерпретации результатов
исследования
(особенно исследования, выполненного с широким применением средств
формализации); в этой
связи специально разрабатываются М. интерпретации науч. данных.
Столь значит. многообразие М. науки и гама творч. природа науч. мышления делают
крайне
проблематичной возможность построения единой теории науч. М. в строгом смысле
слова — теории,
к-рая давала бы полное и систематич. описание всех существующих и возможных М.
Поэтому
реальным предметом методоло-гйч. анализа является не создание подобной теории, а
исследование
общей структуры и типологии существующих М., выявление тенденций и направлений
их развития,
а также проблема взаимосвязи различных М. в науч. исследовании. Один из аспектов
этой последней
проблемы образует вопрос о роли филос. М. в науч. познании. Опыт развития науки
свидетельствует,
что эти М., не всегда в явном виде учитываемые исследователем, имеют решающее
значение в
определении судьбы исследования, т. к. именно они задают общее найравление
исследования,
принципы подхода к объекту изучения, а также являются отправной точкой при
мировоззренч.
оценке полученных результатов. Как показывает история познания (особенно
современного)
адекватными филос. М. являются лишь диалектика и материализм. Методологич. роль
материализма
заключается в том, что он срывает завесу сверхъестественности со сложных явлений
природы,
общества и человеч. сознания и ориентирует науку на раскрытие естеств.,
объективных связей,
обязывает учёного оставаться на почве надёжно установленных фактов. Диалектика
же является
науч. М. материалистич. философии и всей науки в целом, т. к. она формулирует
наиболее общие
законы познания. Диалектика как М. есть реальная логика содержательного творч.
мышления,
отражающая объективную диалектику самой действительности. Будучи сознательно
положенной в
основу теоретич. мышления, материалистич. диалектика освобождает учёного от
субъективного
произвола в подборе и объяснении фактов, от односторонности; в диалектике все
проблемы
приобретают историч. характер, а исследование развития становится стратегич;
принципом совр.
науки. Наконец, диалектика ориентируется на раскрытие и способы разрешения
противоречий как в
познании, так и в самой действительности.
Филос. М. «работают» в науке обычно не непосредственно, а опосредуясь другими,
более
конкретными М. Напр., принцип историзма как универсальный М., разрабатываемый
философией,
преломился в биологии в виде эволюц. учения — методологич. основы совр. био-
логич. дисциплин; в
астрономии этот же принцип породил совокупность космогонич. гипотез. В
социальном познании
историч. материализм выполняет функции М. для всех обществ. наук. М., имеющие
общенауч.
характер: сравнение, анализ и синтез, идеализация, обобщение, восхождение от
абстрактного к
конкретному, индукция и дедукция и т. д.,— также конкретизируются в каждой отд.
науке. Важная
особенность совр. этапа развития науки заключается в существ. возрастании роли
конструктивных
моментов в науч. познании: характер задач совр. науки таков, что она всё чаще не
просто отражает те
или иные аспекты реальности, но и проектирует реальность в соответствии с опре-
дел. целями. Это
ведёт к необходимости осуществлять широкое конструирование М. познания, особенно
формальных,
в частности математич. М. Соответственно расширяется и спец. изучение логич.
структуры фор-
мальных М. Одним из конкретных выражений усиления конструктивности познания
является быстро
растущее распространение М. моделирования, к-рый вообще может служить ярким
примером
подлинно эвристич. роли М. познания.
* см. к ст. Методология. · А. Г. Спиркин.
МЕТОДОЛОГИЯ (от метод и греч. ????? — слово, понятие, учение), система принципов
и
способов организации и построения теоретич. и практич. деятельности, а также
учение об этой
системе. Первоначально М. была неявно представлена в практич. формах
взаимоотношений людей с
объективным миром. В дальнейшем
она вычленяется в спец. предмет рационального познания и фиксируется как система
социально
апробированных правил и нормативов познания и действия, к-рые соотносятся со
свойствами и
законами действительности. Задача накопления и передачи социального опыта
потребовала
специальной формализации содержащихся в самой деятельности принципов и
предписаний, приёмов
и операций. Начатки методологич. знаний обнаруживаются уже на ранних ступенях
развития
культуры. Так, в Др. Египте геометрия выступала в форме нормативных предписаний,
к-рые опреде-
ляли последовательность измерит. процедур при разделе зем. площадей. Важную роль
при этом
сыграла такая форма социальной деятельности, как обучение трудовым операциям, их
последовательности, выбору наиболее эффективного способа действия. С развитием
произ-ва,
техники, иск-ва, элементов науки и культуры в целом М. становится предметом
спец. теоретич.
рефлексии, формой к-рой выступает прежде всего филос. осмысление принципов
организации и
регуляции познават. деятельности, выделения в ней условий, структуры и
содержания знания, а
также путей, ведущих к истине. Так, напр., в учении Гераклита «многознание»
противопоставляется
уму как способу познания диалектики мироздания — всеобщего логоса, отличного от
многообразия
получаемых ненадёжным путём «мнений», преданий и др. Правила рассуждения,
эффективного
доказательства, роль языка как средства познания стали предметом спец.
исследования в философии
софистов.
Особое место в разработке проблем М. принадлежит Сократу, Платону и Аристотелю.
Сократ
выдвинул на первый план диалектич. природу мышления как совместного добывания
истины в
процессе сопоставления различных представлений, понятий, их сравнения,
расчленения, определения
и т. д. Учение о переходе от смутных представлений к расчленённым и отчётливым
общим понятиям
рассматривалось им как метод совершенствования иск-ва жить. Т. о., логич.
операции подчинялись у
Сократа этич. целям: предметом истинного знания должно быть только то, что
доступно
целесообразной деятельности, цель же определяется посредством соот-ветств.
образом
организованной работы мысли. Платон усматривал смысл своей диалектики понятий и
категорий в
поиске принципа каждой вещи; для достижения этого мысль должна двигаться
соответственно
объективной логике познаваемого предмета. Аристотель подверг анализу принципы
построения
суждения, правила умозаключения и доказательства, вопросы определения терминов,
роль индукции
и дедукции в достижении истины. Ему принадлежит важная для М. разработка учения
о категориях
как организующих формах познания, их диалектике (соотношение Потенциального и
актуального,
формы и материи и др.). Аристотель рассматривал созданную им логич. систему как
«органон» —
универс. орудие истинного познания.
До нового времени проблемы М. не занимали особого места в системе знания и
включались в
контекст натурфилос. и логич. построений. Развитие производит.
сил в условиях нарождающейся капиталистич. формации вызвало бурный расцвет
естествознания,
что потребовало коренных изменений в М. Эту потребность отразило направленное
против
схоластики учение Ф. Бэкона об индуктивном эмпирич. подходе к явлениям природы.
В качестве
образца науч. М. признавались принципы механики, ставшие руководящими для
Галилея и Декарта.
По Галилею, науч. познание должно базироваться на планомерном и точном
эксперименте — как
мысленном, так и реальном. Для реального эксперимента характерно непосредств.
изменение
условий возникновения явлений и установление между ними закономерных причинных
связей,
обобщаемых по-
МЕТОДОЛОГИЯ 365
средством математич. аппарата. У Декарта проблема М. выступает в связи с
обсуждением вопроса о
том, на каких основаниях и с помощью каких методов достижимо новое знание.
Декарт разработал
правила рационалистич. метода, среди к-рых первым является требование допускать
в качестве
истины только такие положения, к-рые осознаются ясно и отчётливо. За исходные
принимаются
аксиомы как самоочевидные истины, усматриваемые разумом интуитивно, без всякого
доказательства; из непосредственно узреваемых положений выводится путём
дедуктивного
доказательства новое знание.
Другая линия в М. нового времени была представлена англ. эмпиризмом. Так, напр.,
Локк стремился
разработать такие способы мышления, к-рые способствовали бы построению строго
эмпирич. науки,
основанной на чувств. опыте.
Ограниченность как рационалистич., так и эмпири-стского направлений в М. была
выявлена нем.
классич. философией, к-рая подвергла критич. анализу условия познания, его формы
и
организующие принципы. В противовес механистич. М., метафизически трактовавшей
пути и
способы познания, была развита диалек-тич. М., выступившая в классич. нем.
философии в идеа-
листич. форме (Кант, Фихте, Шеллинг, Гегель).
Кант критически проанализировал структуру и типы познават. способностей
человека, разграничил
конститутивные и регулятивные принципы познания, соотношение между его формой и
содержанием. У Канта критич. отношение к наличному знанию служит ме-тодологич.
основанием
для преодоления догматич. и метафизич. воззрений на мир. Учение Канта утверж-
дало принцип
достоверности знания, к-рый, однако, не был последовательно реализован из-за
кантовского ап-
риоризма.
Элементы диалектики, содержавшиеся в кантовском анализе процесса познания,
получили развитие
в диалектич. философии Гегеля. Его диалектика имела характер всеобщего метода
познания и
духовной деятельности. Разработанные Гегелем категории и законы диалектики
образовали тот
мыслит. аппарат, к-рый позволил под принципиально новым углом зрения исследовать
взаимосвязи,
противоречия и развитие бытия и мышления. Важнейшую роль в М. Гегеля играет
принцип
восхождения от абстрактного к конкретному— от общих и бедных содержанием форм к
расчленённым и наиболее богатым содержанием, к системе понятий, позволяющей
постичь предмет
в его сущностных характеристиках.
Рациональные принципы М. предшествующих эпох были обобщены и переработаны на
последовательно ма-териалистич. основе в марксистской философии, обогащённой
новыми
достижениями науки и социальной практики. Диалектич. метод претерпел в марксизме
коренные
преобразования: из метода анализа форм знания самих! по себе — безотносительно к
реальности и
объективным закономерностям её развития — он стал методом наиболее полного и
содержат.
исследования Этого развития, орудием не только теоретич. познания, но и революц.
преобразования
действительности на началах науч. коммунизма. Стихийно-диалектич. методы
мышления,
способствовавшие прогрессу естеств. и обществ. наук, были теоретически
переосмыслены в М.
марксизма. Диалектико-материалистич. М. позволяет адекватно понять характер
отношений между
теорией и методом, а также роль практики в познании. Если теория представляет
собой результат
процесса познания, то М. является способом достижения и построения этого знания.
Так, напр.,
методологич. принцип детерминистского объяснения мира является организующим
началом
соответств. физич., биологич., социальных теорий. В свою очередь, будучи
проверены
366 МЕТОДОЛОГИЯ
обществ. практикой, эти теории могут выполнять методологич. функцию, т. е.
служить
направляющим началом в исследрват. деятельности.
Диалектико-материалистич. М., носящая всеобщий характер, конкретизируется
применительно к
различным сферам црактич. и теоретич. деятельности соответственно их условиям и
задачам. Если в
домарксистской философии понятие М. охватывает преим. познават. деятельность (в
силу чего
наиболее разработанной оказалась М. науки), то новый подход к М., утверждённый
марксизмом,
позволил существенно расширить сферу М. и дать филос. обоснование способов и
приёмов
организации всего многообразия видов че-ловеч. деятельности. Специфика этих сфер
предполагает
разработку методов, адекватных изучаемым и преобразуемым объектам. При
многообразии методов
неизбежно возникает проблема выбора наиболее адекватного метода и его оценки с
т. зр. перспектив
решения конкретных теоретич. и практич. задач. Это придаёт М. аксиологич.
аспект, побуждая
оценивать методы как с т. зр. их истинности, так и их эффективности.
Основой различных методов является единая диалек-тико-материалистич. М., к-рая
соотносится со
сложной иерархией конкретных способов и приёмов деятельности на различных
уровнях
организации материального и духовного произ-ва. Филос. уровень М. реально
функционирует не в
виде жёсткой и однозначной системы норм, «рецептов» и формальных приёмов, а в
качестве общей
системы принципов и регулятивов чело-веч, деятельности. Такой общей системой
является
диалектич. и историч. материализм. Эвристич. роль диалектич. материализма
обеспечивается тем,
что он ориентирует исследования на раскрытие объективной диалектики, выражая её
в законах и
категориях. Мировоззрение выступает как предпосылка и основание М., поскольку
материалистической диалектике присуще единство мировоззренч. и методологич.
функций. Вся
система методологич. знания непременно включает в себя мировоззренч.
интерпретацию оснований
исследования и его результатов.
В 20 в. происходит быстрый рост методологич. исследований, что обусловлено
революц.
изменениями в социальной практике, науке, технике и др. сферах жизни. Особое
влияние на развитие
М. оказывают процессы дифференциации и интеграции науч. знания, коренные
преобразования
классич. и появление множества новых дисциплин, превращение науки в непосредств.
производит.
силу общества. Перед обществом возникают глобальные проблемы экологии,
демографии,
урбанизации, освоения космоса и др., для решения к-рых требуются
крупномасштабные программы,
реализуемые благодаря взаимодействию мн. наук. Возникает необходимость не только
связать
воедино усилия специалистов разного профиля, но и объединить различные
представления и
решения в условиях принципиальной неполноты и неопределённости информации о
комплексном
объекте. Эти задачи обусловили разработку таких методов и средств, к-рые могли
бы обеспечить
эффективное взаимодействие и синтез методов различных наук (теоретич.
кибернетика, системный
подход, концепция ноосферы В. И. Вернадского и др.).
Если раньше понятие М. охватывало преимущественно совокупность представлений о
филос.
основах науч.-познават. деятельности, то теперь ему соответствует внутренне
дифференцированная и
специализированная область знания. От теории познания, исследующей процесс
познават.
деятельности в целом и прежде всего — его содержат. основания, М. отличает
акцент на методах,
путях достижения истинного и практически эффективного знания. От социологии
науки и науковеде-
ния М. отлична своей направленностью на внутр. механизмы, логику движения и
организации
знания.
Существует неск. классификаций методологич. знания. Одним из распространённых
является
деление М. на содержательную и формальную. Первая включает
в себя след. проблемы: структура науч. знания вообще и науч. теории в
особенности; законы
порождения, функционирования и изменения науч. теорий; понятийный каркас науки и
её отд.
дисциплин; характеристика схем объяснения, принятых в науке; структура и
операциональный
состав методов науки; условия и критерии научности. Формальные аспекты М.
связаны с анализом
языка науки, формальной структурой науч. объяснения, описанием и анализом
формальных и
формализованных методов исследования, в частности методов построения науч.
теорий и условий их
логич. истинности, типологии систем знания и т. д. В связи с разработкой этого
круга проблем
возник вопрос о логич. структуре науч. знания и началось развитие М. науки как
самостоят. области
знания, охватывающей всё многообразие методологич. и методич. принципов и
приёмов, операций и
форм построения науч. знания. Её высшим и определяющим уровнем является филос.
М.,
направляющие принципы к-рой организуют методологич. работу на конкретно-науч.
уровне.
Нек-рым конкретно-науч. направлениям (структурализм, ряд интерпретаций
системного подхода и
др.) присуща неоправданная тенденция к универсализации, стремление обрести
статус филос.
концепций. Истоки такой универсализации — неправомерное отождествление филос. и
конкретно-
науч. уровней М. Конструктивная роль материалистич. диалектики как М. состоит в
том, что она
показывает несостоятельность подобных устремлений, позволяет определить реальные
возможности
и границы каждой формы конкретно-науч. М.
См. также Диалектический материализм, Исторический материализм, Диалектика,
Философия. • Маркс К. и Энгельс
Ф., Святое семейство, Соч., т. 2; M a p к с К., Нищета философии, там же, т. 4;
е г о же, Экономим, рукописи 1857—1859
гг., там же, т. 46, ч. 1; Эн ге лье Ф., Диалектика природы, там же, т. 20; Л е н
и н В. И., Материализм и
эмпириокритицизм, ПСС, т. 18; его же, Филос. тетради, там же, т. 29; Философия и
наука, М., 1972; Философия, М.,
наука, М., 1972; К о ? н и н П. В., Диалектика, логика, наука. Сб. ст., М.,
1973; его же, Гносеологич. и логич. основы
науки, М., 1974; Проблемы истории и М. науч. познания, М., 1974; ? у з а в и н
Г. И., Методы науч. исследования, М.,
1974; Ракитов А. И., Филос. проблемы науки, М., 1977; И л ь и-ч е в Л. Ф.,
Философия и науч. прогресс, М., 1977; Ш т о
ф ф Б. ?., Проблемы М. науч. познания, М., 1978; Ю д и н Э. Г., Системный подход
и принцип деятельности.
Методологич. проблемы совр. науки, М., 1978; Материалистич. диалектика. Краткий
очерк теории, М., 1980.
А. Г. Спиркин, Э. Г. Юдин, М. Г. Ярошевский.
МЕТОДЫ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ. Подразделяются на методы сбора
информации и методы её анализа. К числу первых относятся различные формы опроса
(массовое
анкетирование, интервью, экспертные опросы и т. д.), наблюдение, обработка
документов. К числу
методов анализа материала относятся использование статистич. группировок,
ранжирование,
шкалирование, индексирование, выявление количеств. зависимостей между изучаемыми
пере-
менными. Применение электронно-вычислит. техники позволяет использовать для
анализа массива
полученных данных различные формы многомерной классификации (факторный,
регрессионный,
дисперсионный анализ), с помощью к-рых можно выявлять устойчивые типы,
основанные на
сочетании большой совокупности признаков.
Вопрос о целесообразности использования того или иного метода в каждом данном
исследовании
решается в зависимости от содержания исследуемой проблемы, от степени
разработанности её в лит-
ре, от тех ресурсов, к-рыми располагает исследовательский коллектив. Методич.
сторона каждого
исследования заключается в обеспечении достоверности и надёжности получаемых
данных, и,
следовательно, в новизне и истинности конечных выводов исследования. Особое
место в решении
этих задач принадлежит организации выборки, к-рая должна обеспечить определ.
степень соот-
ветствия между обследуемой и генеральной совокупностями. Определение меры этого
соответствия,
т. е.
оценка репрезентативности выборочной совокупности по наиболее важным параметрам
— одна из
важных методич. сторон каждого социологич. исследования. Надёжность и
достоверность данных,
полученных в ходе исследования, обеспечивается благодаря соблюдению определ.
правил, во-
первых, при разработке осн. инструментов исследования — бланков, анкет, планов
интервью,
карточек наблюдения, ключевых понятий при контент-анализе документов и т. д.;
во-вторых, при
осуществлении полевых работ, т. е. при опросе обследуемой совокупности
респондентов; в-третьих,
при первичной обработке полученных материалов — выбраковке анкет, шифровке и
кодировании
ответов на вопросы анкеты. Каждый из этих этапов работы требует своеобразных
навыков и определ.
специализации.
Так, при разработке анкеты должны соблюдаться след. правила: 1) содержание
анкеты должно быть
подчинено теме и задачам исследования. Для этого каждый из вопросов анкеты
должен быть
соотнесён с исследовательскими задачами. Эта процедура должна быть зафиксирована
в рабочем
варианте анкеты. 2) Язык анкеты должен быть освобождён от распространённых
клише, газетных
штампов и стереотипных оборотов. Он должен быть близок к разговорной речи
обследуемой
совокупности лиц и оперировать ситуациями, достаточно близкими и понятными
респондентам.
Последовательность вопросов должна строиться таким образом, чтобы на всём
протяжении
заполнения анкеты у респондента сохранялся интерес к ней и стимулировалось
желание отвечать на
вопросы. 3) При формулировках «подсказок» — избираемых вариантов ответа —
необходимо
избегать психологич. давления на респондента, навязывания ему т. зр., наиболее
удобной для
исследователя. Необходимо соблюдать пропорции в подборе «положит.» и «отрицат.»
суждений,
обращать внимание на их расположение в самой анкете. 4) Респондент не должен
решать в ходе
опроса сложных задач, отнимающих у него много времени. 5) Анкета должна быть
выверена во
времени и построена с учётом обстоятельств, проистекающих из места проведения
опроса. 6) Анкета
должна быть оформлена аккуратно, в полиграфич. оформлении анкеты рекомендуется
использовать
разные шрифты, отделяющие формулировки вопросов и ответов, пояснения
респондентам
относительно заполнения анкеты. При составлении анкеты наиболее часто
встречаются такие
ошибки, как обнаружение установки исследователя, неадекватность терминов и
ошибка
несоразмерности, состоящая в предложении выбрать одну или несколько из ряда
ценностей, не
сопоставимых между собою.
При отборе тех или иных методов социологич. исследования необходимо иметь в
виду, что
массовость опроса не является гарантией достоверности и надёжности результатов.
Гораздо
эффективнее использовать более точный инструментарий, требующий квалифици-ров.
работы
интервьюеров, статистиков, вычислителей и аналитиков, нежели проводить
многотысячные опросы,
к-рые в силу проф. слабости не могут дать новой информации о состоянии обществ.
мнения. Важным
средством обработки методики является пробный опрос, в ходе к-рого на неск.
десятках человек
уточняется реакция респондентов на предлагаемые вопросы и возможности
последующей
интерпретации результатов исследования.
Наиболее плодотворным методом сбора материала в социологич. исследовании
оказывается
стандартизированное интервью, т. е. очный индивидуальный опрос по заранее
отработанной анкете с
возможными устными пояснениями респонденту со стороны интервьюера. Такой опрос
позволяет
свести к минимуму число невозвращённых анкет и позволяет достаточно строго
провести в жизнь
намеченный план выборки.
МЕТОДЫ 367
Методы анализа материала в социологич. исследований в принципе не отличаются от
принятых в
статистике. Предварит. условием надёжности сложных видов анализа является
получение общей
картины простых
-распределений ответов на заданные вопросы, группировки по наиболее
важным признакам,
исчисление средних, величин и анализ отклонений от средних в ту
или другую сторону. При изучении силы влияния тех или иных факторов
на изучаемые процессы необходимо различать факторы общего характера, в равной
мере
действующие на всю совокупность обследуемых, и факторы специфические. Последние
в свою
очередь подразделяются на две группы; "факторы социально-демографич, порядка
(пол, воз-pacт,
образование, профессия и т. д.) и факторы, сви-детельствующие о разной степени
включённости
(пар-тийность или членство в ВЛКСМ при изучении уровня сознательности
обследуемых; семейное
состояние и на-наличие детей при изучении проблем семейного, воспита-ния,
социологич. аспектов
рождаемости; наличие опы-та участия в управлении при изучении обществ.-поли-тич.
активности в
коллективе и т. д.). Осн. правило, к-рое необходимо иметь в виду на этой стадии
работы,—
постоянное соединение содержатель-ного и .формального анализа, уяснения
реального со-циологич.
смысла. получаемых индексов, статистич. зависимостей и моделей частных
социальных процес-
сов. Содержат анализ, опирающийся на разработку специальных социологических
теорий,
раскрывающих закономерности частных социальных процессов, позво-ляет датьболее
глубокую
интерпретацию данных исследования, сформулировать выводы, имеющие глубокое
теоретич. и
практич. значение, (см. также Социология).
* Количеств. методы в социологии, М., 1966; Методика и тех-ника статистич.
обработки первичной социологии,
информации, М., 1968; -3 д p а в о м ы с л о в А. Г., Методология и процедура
социологич. исследований,. М., 1969;
Ядов В. А., Социологич. исследование. Методология. Программа. Методы, М.,
1972; Анализ социологич.
информации с применением ЭВМ, ч. 11-2, M., 1973-76; Процесс социального
исследования, пер. с нем., М., 1975;
Рабочая книга социолога, М., 1976.
А. Г.
Здравомыслов.
МЕТРИОПАТИЯ (греч. - ???????? ???, от ???????? ?? -умеряющий свои страсти:
??????? —
умеренный, ?? ?? - страсть, аффект), термин перипатетической школы, возникший в
полемике со
стоицизмом: стоич. идеалу полного искоренения аффектов и абс. бесстра-стия
мудреца перипатетики
противопоставили учение
Аристотеля о золотой «середине» и «умеренности» как формуле счастья; стоич.
апатия («бес-
страстие») была
при этом полемически трансформирована в метриопа-тию («умеренно-страстие»).
Учение о М.
разделялось
также представителями платоновской Академии (начи-ная с Крантора), среднего
платонизма
(Плутарх) и нек-ми скептиками. У Порфирия (Sententiae, 32)
М. и апатия выступают одновременно: первая — как
прринцип «гражд.» («политич.») добродетелей, вторая — как принцип «теоретич.»
(«созерцательных») добродетелей; цель первой — «жизнь в качестве естеств. чело-
века», второй — «уподобление богу».
«МЕХАНИСТЫ», термин, обозначавший в сер. 20-х — :нач. 30-х гг. 20 в. группу
сов. философов,
стоящих на
позициях подмены философии выводами совр. естество-знания, сведения высших форм
движения
материи к ме-
ханич. и физико-химич. взаимодействиям, подмены
диалектики - теорией «равновесия», отрицания объективной природы случайности и
т. д. Группа
включала
Л. И. Аксельрод-Ортодокс, А. И. Варьяша, В. М. Са-рабьянова, И. И. Скворцова-
Степанова, А. К.
Тими-рязева. и др. Концепция «М.» была своеобразным вос-произведением в
марксистской
философии ряда идей
механистич. материализма и позитивизма. Взгляды «М.» были подвергнуты критике в
сов. печати, на
ряде науч. конференций и диспутов.
368 МЕТРИОПАТИЯ
• О журн. «Под знаменем марксизма» [Из пост. ЦК ВКП(б)], в сб.: О парт, и сов.
печати, М., 1954; H a p с к и й И. С., С
у-в о ? о в Л. Н., Позитивизм и механистич. ревизия марксизма, М., 1962.
МЕХАНИЦИЗМ, односторонний метод познания, основанный на признании механич. формы
движения материи единственно объективной. М. наз. также соответствующее этому
методу
миропонимание и основанные на нём подходы к общенауч. (прежде всего естеств.-
науч.) и
мировоззренч. проблемам. В своём конкретном применении М. выступает как крайняя
форма редук-
ционизма. Для М. характерно отрицание качеств. специфики более сложных
материальных
образований, сведение сложного к простым элементам, целого — к сумме его частей.
Выдвигая на
первый план механич. формы движения, М. переносит понятия механики в область
физики, химии и
биологии, в результате чего «неизбежна путаница» (см. Ф. Энгельс, в кн.: Маркс
К. и Энгельс Ф.,
Соч., т. 20, с. 407), и в духе механики трактует такие филос. категории, как
причинность, взаимосвязь
и др.
Отд. черты М. встречаются уже в антич. атомизме и ср.-век. номинализме. В 16—18
вв. М. приобрёл
значение господствующего направления в филос. мышлении о природе, что было
обусловлено
особым положением в этот период механики как науки, ранее других получившей
законченную
систематич. разработку и широкое практич. применение. М. нашёл распространение в
мировоззрении
естествоиспытателей (Галилей, Ньютон, Лаплас), философов-материалистов (Гоббс,
Ламетри,
Гольбах), а также среди идеалистов (сочетаясь с различными типами идеалистич.
систем). Так,
Декарт, выделяя «душу» в качестве отличия человека от остального мира (не
имеющего в себе
источника движения), приравнивал любые др. организмы к искусным механич.
автоматам. Вольф
полагал, что познание истины возможно «потому, что мир есть машина»; Кант
признавал гипотезу о
единственности механич. связи необходимой предпосылкой естеств.-науч.
исследования. Типичными
представителями М. в 19 в. были Бюх-нер, Фохт, Молешотт, Дюринг.
Будучи одним из осн. проявлений метафизич. способа мышления, М. не способен
учесть реальной
диа-лектич. сложности движения и строения материального мира. М. как филос.
позиция обусловил
мировоззренч.. кризис в 19 в. в ряде отраслей естествознания и связанных с ними
областях
философии: новые открытия, радикально преобразовавшие естеств.-науч. познание и
углубившие его
основы, требовали диалектического осмысления. В этот период М. привёл многих
естест-
воиспытателей к агностицизму, витализму и идеализму.
Для естествознания 20 в. в целом характерно преодоление М., связанное с
освоением диалектич.
метода познания. Однако применение диалектич. методологии не всегда было
сознательным (см.
Естественнонаучный материализм), поэтому появление новых или углубление старых
сфер
исследования в естествознании нередко вело к рецидивам М. Так, своеобразная
разновидность М.
возникла на почве кибернетики, нек-рые представители к-рой игнорировали отличие
живых систем
от автоматов и пытались свести к кибернетич. схемам всю деятельность человека.
Гл. путь преодоле-
ния М. как в мышлении отд. учёных, так и в науч. мысли в целом — последоват.
разработка проблем
науки под углом зрения материалистич. диалектики, представляющей собой основу
для союза
философии и естествознания.
• Энгельс Ф., Диалектика природы, Маркс К. и Э н-г е л ь с Ф., Соч., т. 20;
е г о ж е, Анти-Дюринг, там же; В и с-
лобоков А. Д., Марксистская диалектика и иовр. ?., ?., 1962; К е д ? о в Б. М.,
Предмет и взаимосвязь естеств. наук, М
19672; О й з е ? м а н Т. И., Гл. филос. направления, М., 1971.
МЕЧНИКОВ Лев Ильич [18(30).5.1838, Петербург,— 18(30).6.1888, Невшатель,
Швейцария], рус.
географ, социолог и обществ. деятель. Род. в семье обрусевших выходцев из
Румынии, высшее
образование не закончил
из-за преследований за участие в студенч. движении. В 1858 уехал за границу, жил
на Балканах и Бл.
Востоке, принял активное участие в нац.-освободит, движении в Италии, был
волонтёром в
знаменитой «тысяче» Дж. Гарибальди, ранен при освобождении Сицилии. В 60-х гг.
сблизился с М.
А. Бакуниным, А. И. Герценом и Н. П. Огарёвым, сотрудничал в «Колоколе»,
совместно с Огарёвым
и Н. А. Шевелёвым опубл. в Женеве «Землеописание для народа» (1868), участвовал
в деятельности
1-го Интернационала. В 1874—76 читал лекции в Токийском ун-те, в 1883— 1888
руководил
кафедрой сравнит. географии и статистики в Невшательской академии (Швейцария).
Ближайший
сотрудник Э. Реклю в создании «Новой всеобщей географии. Земля и люди» (v. l—19,
1876—94, рус.
пер., т. 1—19, 1898—1901). В «Современнике», «Русском слове», «Деле», «Отечеств,
записках» и др.
рус. журналах активно выступал под различными псевдонимами с пропагандой
передовых науч. и
обществ.
идей, подвергая критике деспотизм, колониализм, расизм и социальный дарвинизм.
Гл. произведение М. «Цивилизация и великие исто-рич. реки. Географич. теория
развития совр.
обществ» было опубл. посмертно на франц. яз. (1889, рус. пер. 1898, более полн.—
1924). В этой
работе М. выступил как крупнейший представитель географической школы в
социологии.
Воздерживаясь от вульгарного географич. детерминизма, он стремился объяснить
неравномерность
обществ. развития изменением значения одних и тех же географич. условий, прежде
всего водных ре-
сурсов и путей сообщения, в различные эпохи под влиянием экономич. и технич.
прогресса. В
соответствии с этим он выделял три периода в истории цивилизации: 1) речной — со
времени
возникновения первых рабовладельч. гос-в в долинах Нила, Тигра и Евфрата, Инда и
Ганга, Хуанхэ и
Янцзы; 2) средиземноморский — от основания Карфагена и 3) океанический — после
открытия
Америки. Усматривая критерий обществ.
прогресса в «нарастании общечеловеч. солидарности», М. считал неизбежным и
закономерным пере-
ход человечества от деспотич. правления к свободе, от угнетения к социальному
равенству и от
взаимной враждебности к братству всех людей и народов, покоящемся на
добровольной кооперации.
Теория М. сыграла прогрессивную роль в опровержении религ.-мистич. концепций
общества.
Исключительно высоко оценил вклад М. в социологию Плеханов, многократно
ссылавшийся на него
для подтверждения материалистич. понимания истории. Подвергнув критике симпатии
М. к
анархизму, Плеханов писал: «Нисколько не преувеличивая дела, можно сказать, что
книга Л. И.
Мечникова затрагивает самые основные вопросы философии истории и для некоторых
из них дает
вполне удовлетворительное решение... Главнейшие положения философии истории Л.
И. Мечникова
совершенно материалистичны. Но в частностях он нередко уклоняется в сторону
идеализма» (Соч., т.
7, М.— Л., 1925, с. 15, 25).
• L'empire japonaise, Geneve, 1881.
* Романенко В. М., Борьба Л. И. М. против мальтузианства, социал-дарвинизма и
расизма, «ВФ», 1956, № 5; К а р т а-ш
е в а К. С., Дороги Л. M., M., 1981.
МИД (Mead) Джордж Герберт (27.2.1863, Саут-Хадли, Массачусетс,— 26.4.1931,
Чикаго), амер.
философ, социолог и социальный психолог. Последователь Джемса и Дьюи, один из
представителей
прагматизма и натурализма. М. рассматривал реальность как совокупность ситуаций,
в к-рых
действует субъект (широко понимаемый как «живая форма»), а мышление трактовал
ст. зр. его
инструментальной природы — как орудие приспособления субъекта к реальности. По
М., общество и
социальный индивид (социальное «Я») конституируются в совокупности процессов
межиндивидуальных взаимодействий. Стадии принятия роли другого, других,
«обобщённого
другого» — этапы превращения физио-логич. организма в рефлексивное социальное
«Я». Про-
исхождение «Я», т. о., целиком социально, аглавная его характеристика —
способность становиться
объектом для самого себя, причём внеш. социальный контроль трансформируется в
самоконтроль.
Богатство и своеобразие заложенных в той или иной личности реакций, способов
деятельности,
символич. содержаний зависит от разнообразия и широты систем взаимодействия, в
к-рых она
участвует. Структура завершённого «Я», по М., отражает единство и структуру
социального
процесса.
Социальная концепция М. повлияла на последующее развитие социальной психологии
(решение
проблем личности, социализации, социального контроля и др.) и легла в основу
символич.
интеракционизма. Вместе с тем она явно не способна выполнять роль
общесоциологич. теории, т. к.
отмечена неисторичностью, отсутствием анализа содержат. аспекта социальных
взаимодействий, а
также игнорированием роли крупномасштабных социальных структур. Ряд
исследователей (М.
Натансон, П. Мак-Хью) не без оснований сближают представления М. о социальной
жизни с идеями
феноменологической социологии.
• The philosophy of the present, Chi., 1932; Mind, self and socie- ty,
Chi., 1934; Movements of thought in the nineteenth
century Chi., 1950; The philosophy of the act, Chi., 1950; The social
psychology..., ed. by A. Strauss, Chi., 1956; Selected
writings, Indianapolis, 1964.
• Кон И. С., Социология личности, M., 1967; И о-н и н
Л. Г., Критика социальной психологии Дж. М. и
ее сов- ременных интерпретаций, «Социологич. исследования», 1975, №1;
Natanson M., The social dynamics of
G. H. Mead Wash., 1956.
МИКРОКОСМОС И МАКРОКОСМОС (греч. ??????????? — малый мир и ??????????? —
большой мир), иначе — человек и Вселенная; учение о параллелизме М. и М.— одна
из древнейших
натурфилос. концепций, выраженная уже в космогонич. мифологеме «вселенского
прачеловека»
(инд. пуруша в Ведах, сканд. Имир в «Эдде», кит. Пань-Гу), из плоти к-рого
возникла земля, из
костей — камни, из крови — реки, из волос — деревья, из дыхания — ветер и т. д.
В деми-
фологизированном виде аналогия М. и М.— в натурфилософии досократиков, особенно
в традиции
космоло-гич. биоморфизма (Анаксимен, Гераклит, Диоген Апол-лонийский), но также
у Демокрита,
у к-рого впервые встречается сочетание ?????? ?????? («человек — это малый мир»,
В 34-фр. 10 Лу.),
затем в «Тимее» Платона и с особенной последовательностью (вплоть до
представления о мировом
«семени») в стоич. концепции космоса как живого организма. Один из самых ярких
образцов
параллелизма М. и М.— псевдогиппокра-товский трактат «О седмицах» (гл. 1—12),
обнаружи-
вающий в этом отношении разительное сходство с пехлевийским космогонич.
трактатом
«Бундахишн» (9 в., основан на утраченной части «Авесты»).
Аналогия между М. и М. амбивалентна: при аргументации от макрокосмоса к
микрокосмосу (в
человеке нет ничего, кроме космич. элементов) она может вести к натуралистич.
антропологии и
растворению человека в космосе (таков, очевидно, вариант Демокрита); при
аргументации от
микрокосмоса к макрокосмосу нередко постулируется космич. «душа» или «ум»
(Гераклит,
Анаксагор, Платон, стоицизм), часто отождествляемые с имманентным панкосмич.
богом («какое
место в мире занимает бог, такое в человеке — дух, какое в мире — материя, такое
в нас — тело»,
Сенека, Письма 65, 24); при этом познание мира или божества нередко выступает
как самопознание
(уже у Гераклита — см. «Познай самого себя»); в неоплатонизме космос
растворяется в «душе», а
«душа» — в «уме».
Идея человека как микрокосмоса, отражающего в себе универсум, спорадически
всплывает в греч.
патристике — у Немесия Эмесского («О природе человека» I 14), Григория Нисского
(De an. et
resurr., p. 188)
МИКРОКОСМОС 369
и Григория Назианзина (Orat. 34: здесь, по-видимому, впервые — сам термин
«микрокосм»), у
Боэция, а также у Иоанна Скота Эриугены; однако последоват. параллелизм М. и М.,
чреватый
еретич. пантеизмом, остаётся за пределами осн. ортодоксальных ср.-век. систем.
Чисто платонич.
характер имеет космогония Бернарда Сильвестра (см. Шартрская школа), изложенная
в трактате «De
mundi universitate sive Megaeosmus et Microcosmus» (сер. 12 в.). К классич.
образцам параллелизма М.
и М. приближаются видения Хильдегарды из Бингена (12 в.), в к-рых
устанавливаются детальные
соответствия между движениями небесных тел, ветрами, элементами, жидкостями и
телесными и ду-
шевными состояниями индивида. Мистич. характер носят концепции М. и М. в ср.-
век. евр.
философии (каббала, Ибн Гебироль, «Микрокосм» Иосифа ибн Задди-ка — ок. 1140). В
эпоху
Возрождения идея М. и М. переживает свой последний расцвет. Она служит
обоснованием новой
антропологии у Пико делла Миран-долы («О достоинстве человека»), принимает форму
ги-
лозоистич. панпсихизма в натурфилософии Кардано, Кампанеллы (De sensu rerurn I
10) и Бруно;
пронизывает всю традицию нем. мистики от Экхарта и Николая Кузанского до В.
Вейгеля (особенно
трактат «Познай самого себя, что человек есть микрокосм», «Erkenne dich selbst,
dass der Mensch sey
ein Microcosmus.,.», 1615) и Я. Бёме (Mysterium magnum, 15 sq.), присутствует в
медико-магико-
алхимич. оккультизме Агриппы (de осе. philos. Ill 38) и Парацельса («Макрокосм и
человек суть
одно» — Paragran С 2), и в лице их англ. коллеги Р. Фладда («Обоих космосов,
сиречь великого и
малого... история», 1617) вступает в открытый конфликт с творцами новой картины
мира (Кеплер,
Гас-сенди). В эпоху механицизма 17—18 вв. биоморфно-анимистич. учение о М. и М.
изгоняется за
пределы науч. знания, но в то же время Лейбниц (вслед за Николаем Кузанским,
Плотиной и
принципом Анаксагора «всё во всём») придал онтологич. статус понятию
микрокосмоса в своей
монадологии (каждая монада есть отражение универсума). Нек-рое возрождение
учения о М. и М.
наблюдается в нем. неогуманизме (Гердер, Гёте) и романтизме с кульминацией в
архаич. учении
Шопенгауэра о мировой (макрокосмич.) воле, затем в теософии кон. 19 — нач. 20
вв.— с
подчёркиванием эволюц. параллелизма (см., напр., о теософской адаптации
биогенетич. закона
Геккеля: Heinz K., Von Hackel zur Theosophie, 1913). См. также Симпатия
космическая, Псюхе.
• Conger G. P., Theories of macrocosms and microcosms in the history of
philosophy, N. Y., 1922; Gotze ?., Persische Weisheit
in griechischem Gewande. Ein Beitrag zur Geschichte der Mikrokosmos-Idee,
«Zeitschrift fur Indologie und Iranistik», 1923, Bd
2, S. 60—98, 167—77; С a s s i r e r E., Individuum und Kosmos in der
Philosophie der Renaissance, Lpz., 1927; Allers R,,
Microcosmos — from Anaximander to Paracelsus, «Tradition, 1944, v. 2, p. 319—
407; O l e r u d A., L'idee de mac-rocosmos et
de microcosmos dans le Timee de Platon, Uppsala, 1951; G u t h r i e W. K. C.,
Man as Microcosm, в кн.: Proceedings of the
European Cultural Foundations, Athens, 1966; Coulter J. A., The literary
microcosm: theories of interpretation of the later
Neoplatonists, Leiden, 1976. А. В. Лебедев.
МИКРОСОЦИОЛОГИЯ (от греч. ?????? — малый), социология малых групп и непосредств.
межличностных отношений. Возникла в 20-х гг. 20 в. и первоначально
ассоциировалась с одним из
направлений в бурж. социологии, ориентировавшимся на изучение отношений в малых
группах в
качестве осн. модели социальных отношений. В М. обычно включают теории Гурвича и
Морено.
Называлась также социометрией, к-рая в дальнейшем приобрела преим. методич.
направление.
НИКУЛИНСКИЙ Семён Романович (р. 2.4,1919, Кременчуг), сов. историк науки и
философ, чл.-
корр. АН СССР (1968). Чл. КПСС с 1939. Окончил филос. ф-т МГУ (1949). С 1952
науч. сотрудник, с
1963 зам. дирек-
370 МИКРОСОЦИОЛОГИЯ
тора, с 1974 директор Ин-та истории естествознания и техники АН СССР. Осн.
работы по истории
эволюц. теории, общим проблемам биологии и истории философии в России 1-й пол.
19 в., по филос.
вопросам естествознания, науковедению.
• И. Е. Дядьковский. [Врач, естествоиспытатель и философ-материалист].
Мировоззрение и общебиологич. взгляды, М.,
1951; К. Ф. Рулье и его учение о развитии органич. мира, М., 1957; Развитие
общих проблем биологии в России. 1-я пол.
19 в., М., 1961; Альфонс Декандоль, М., 1973 (совм. с Л. А. Марковой и Б. А.
Старостиным); К. Ф. Рулье. Ученый,
человек и учитель. 1814 — 1858 гг., М., 1979.
МИЛЕТСКАЯ ШКОЛА, условный термин, объединяющий первых др.-греч.
естествоиспытателей и
натурфилософов из Милета (Иония, зап. побережье Малой Азии) — Фалеса,
Анаксимандра и
Анаксимена (6 в. до н. э.— конец науч.-филос. традиции в Милете связывают с
разрушением города
персами в 494 до н. э.). Социально-историч. фон М. ш. определяют крито-микенское
прошлое
милетской культуры и её связи с древними вост. цивилизациями (Лидия, Вавилон,
Персия, Египет), с
одной стороны, колонизационная практика (более 90 колоний, согласно Плинию) и
мощное торг.-
ремесл. развитие Милета — с другой. Занимаясь астрономией (в т. ч.
навигационной) и географией (в
т. ч. картографией), математикой и метеорологией, представители' М. ш. включали
эти темы в более
широкий космографич. и космогонич, контекст, создав в результате первую
(письменно
зафиксированную) не-мифологич. картину мира. Хотя названия трактатов
Анаксимандра и
Анаксимена «О природе» (???? ??????), вероятно, позднейшего происхождения, сам
термин
«природа» (фюсис) в более конкретном употреблении (напр., природа звёзд),
возможно, фигурировал
в этих соч. и уже с 5 в. до н. э. считался ключевым для пони-мания сущности
новой науки и её
отличия от мифа. Восходящее к Аристотелю противопоставление «физиков» (первыми
из к-рых
были милетцы) «теологам» (мифологам) при всём своём значении не должно
переоцениваться: внещ.
отказ от мифологич. имён сопровождался сохранением традиц. структур мифологич.
космогонии.
Так, для всех представителей М. ш. космогонич. начало и космологич. периферия
(?? ???????
????????, «бесконечное объемлющее») тождественны — принцип, действующий уже у
Гомера (в
«Илиаде» Океан — и источник рождения, и пространств. «предел» мира).
Космогонич., геологич. и
биологич. эволюционизм М. ш. также, вероятно, имеет мифологич. корни и связан с
донауч.
генеалогич. космогониями. Космология М. ш. лишена к.-л. единства стиля: ср.
разительный контраст
между геометрич. тектонизмом космоса Анаксимандра и биоморфной асимметричностью
космоса
Анаксимена. Влияния М. ш. многосторонни: Ксено-фан, учившийся у Анаксимандра,
использует
натура-листич. объяснение метеорологич. явлений для критики антропоморфной
религии Гомера и
Гесиода; Пифагор развивает геометрич. тенденции космологии Анаксимандра;
Гераклит в своём
учении об огне усваивает учение Анаксимена, к философии к-рого примкнул и
Анаксагор (согласно
Теофрасту). Непосредственно к милетскому кружку учёных в кон. 6 в. до н. э.
принадлежал
выдающийся географ и историк Гекатей Милетский, автор первого географо-
этнографич. трактата
«Периэгеза» и «Генеалогий», содержавших рацио-налистич. критику генеалогич.
мифов (он же
усовершенствовал географич. карту Анаксимандра).
• ?ошанский И. Д., Развитие естествознания в эпоху античности, М., 1979; Л е б е
д е в А. В., Геометрич. стиль и кос-
мология Анаксимандра, в сб.: Культура и искусство античного мира, М., 1980, с.
100—24; см. также лит. к статьям
Фалее, Аиаксимандр, Анаксимен, Гилозоизм.
МИЛЛС (Mills) Чарлз Райт (28.8.1916, Уэйко, шт. Техас,—20.3.1962, Нью-Йорк),
амер. социолог и
публицист. Последователь нем. социологов М. Вебера и К, Манхейма. Испытал
известное влияние
идей К. Маркса, считал плодотворным его метод, однако придерживался взгляда об
«устарелости»
марксистской
теории. Осн. работы посвящены проблеме распреде-
ления власти и социальной стратификации в амер. обществе. Понятию «правящий,
господствующий
класс» противопоставлял понятие «властвующая элита», рассматривая её как
социальную группу,
состоящую из пром., политич. и воен. верхушки. Главную социальную опасность М.
видел в
возрастающей «рациональности без разума», т. е. в использовании «властвующей
элитой»
рациональных средств, разрабатываемых учёными, для достижения иррациональных
целей. Надежды
на гуманизацию общества М. связывал с интеллигенцией, к-рая способна обладать
«социологич.
воображением» (свойством понимать происходящие в обществе процессы).
Свой социологич. метод М. называл сравнительным и историческим, считал
необходимым создание
новой социологии, призванной выявить историч. специфику совр. эпохи и
исследовать социальные
изменения, ведущие к преодолению отчуждения. Подверг критике как эмпиризм амер.
социологии,
так и абстрактность т. и. высокой теории амер. социолога Парсонса. Однако не
смог дать им
позитивную альтернативу. Взгляды М. оказали влияние на формирование идеологии
«новых левых»
в США.
* The new men of power. America's labor leaders, N. Y., 1948 (соавтор); White
collar. The American middle classes, N. Y.,
19594; The causes of world war three, L., 1059; The Marxists, N. Y., 1962; Power
politics and people. The collected essays of C.
Wright Mills, N. Y., 1963; Sociological imagination, L., 1967; в рус. пер.—
Властвующая элита, М., 1959.
* Коровин В. Ф., Осн. проблемы «новой социологии» Райта М.,М.,
[1977]; Aptheker H., The world of G. W. Mills,
?. ?., 1960; The new sociology. Essays in social science and social theory in
honor of C. W. Mills, N. Y., 1964.
МИЛЛЬ (Mill) Джон Стюарт (20.5.1806, Лондон,— 8.5.1873, Авиньон), англ. философ-
позитивист,
экономист и обществ. деятель. С 1823 по 1858 служил в Ост-Индской компании. В
1865—68 чл.
палаты общин, где поддерживал либеральные и демократич. реформы.
Мировоззрение М. складывалось под влиянием политэкономии Д. Рикардо,
утилитаристской
доктрины И. Бентама, философии Дж. Беркли и Д. Юма и ассоциативной психологии Д.
Гартли и
Джеймса Милля. Его филос. взгляды изложены в «Обзоре философии сэра Вильяма
Гамильтона...»
(1865, рус. иер. 1869), где М. с позиций феноменалистич. позитивизма возражает
англ. априористам.
Всё знание, по М., проистекает из опыта, его предметом являются наши ощущения.
Материя — лишь
постоянная возможность ощущений, а сознание — возможность их переживаний.
Разделяя ряд
филос. и логич. установок позитивизма Конта, М. отвергал его социально-политич.
доктрину, в к-рой
усматривал систему духовного и политич. деспотизма, игнорирующую человеч.
свободу и инди-
видуальность («Огюст Конт и позитивизм», 1865, рус. пер. 1867).
Осн. соч. М. «Система логики» (т. 1—2, 1843, последний рус. пер. 1914) содержит
индуктивистскую
трактовку логики как общей методологии наук. В ней М. излагает учение об именах
и предложениях,
дедуктивном (силлогистич.) умозаключении и индукции.
В этике («Утилитарианизм», 1863, последний рус. пер. 1900) М. исходит из
концепции опытного
происхождения нравств. чувств и принципов. Развивая утилитаристскую этику
Бентама, согласно к-
рой ценность поведения определяется доставляемым им удовольствием, М. признаёт
не только
эгоистические, но и бескорыстные стремления. В обществ. жизни люди должны
учитывать взаимные
интересы, что дисциплинирует их эгоизм. Развитое нравств. чувство обнаруживается
поэтому в
стремлении к достижению «наибольшей суммы общего счастья».
* в рус. пер.: О свободе, СПБ, 19062; Рассуждения и исследования политические,
философские и исторические, ч. 1—3,
СПБ, 1864—65; Размышления о представительном правлении, в. 1—2, СПБ, 1863—64;
Автобиография, М., 1896;
Основы политич. экономии, т. 1—3, М., 1980—81.
• Туган-Варановский М., Д. Ст. М. Его жизнь и учено-лит. деятельность, СПБ,
1892; 3 е н г е ? С., Д. Ст. М.,
его жизнь и произведения, пер. с нем., СПБ, 1903; Т ? а х т е н-б е р г О. В.,
Очерки по истории философии и социологии
Англии 19 в., [M.], 1959; Anschutz R. P., The philosophy of J. S. Mill, Oxf.,
1953; и у а л ?., The philosophy of J. S. Mill,
МИМАНСА (санскр., букв.— размышление, исследование, т. е. решение проблемы через
критич.
исследование оснований), одна из шести осн. ортодоксальных школ др.-инд.
философии,
опирающаяся на авторитет Вед. Внутри М. обычно различают пурва-М., теснее
связанную с
ритуалом, и более позднюю уттара-М., ставившую перед собой задачу исследования
познания.
Основы пурва-М. были сформулированы Джай-мики в т. н. «М.-сутре», или «Джаймини-
сутре», соз-
данной, вероятно, ок. 200 до н. э.; гл. комментарий к ней принадлежит Шабаре,
или Шабарасвами. Из
др. учителей М. наиболее известны Кумарила Бхатта и Прабхакара.
М. сформировалась как результат исследования Вед, связанного с необходимостью
сохранения слож-
ного и обширного текста, передававшегося долгое время исключительно в устной
форме, и
правильного совершения ритуалов. Исходя из убеждения в вечности и
самодостаточности Вед,
последователи М. выдвинули учение об изначально существующих звуках речи как
особых
субстанциях, доступных восприятию лишь в своих случайных проявлениях.
Артикулированная речь
лишь выявляет эти звуки священного ведийского текста, но не производит их сама,
подобно лучу
света, лишь выхватывающему из тьмы предметы, но не создающего их. Почти все
направления др.-
инд. мысли выступали против этой теории вечных звуковых сущностей, однако
представители М. с
необычайной изощрённостью развивали её. Понимание Вед как особой священной
сущности, не
зависимой от творца и, следовательно, лишённой ошибок и изъянов, вело в М. к
защите ведийского
ритуализма. Веды неразрывно связаны с дхармой как идеей долга, воплощающегося
прежде всего в
жертвоприношении. Выполнение долга ведёт к постепенному уничтожению кармы и к
освобождению, к-рое сначала понималось как ничем не ограниченное блаженство,
позднее — как
прекращение рождений и, следовательно, страданий.
Теория познания М., ставившая своей целью обоснование авторитета Вед, исходила
из
достоверности познания в условиях, признаваемых нормальными (не-повреждённость
органов
чувств и наличие объектов). В этих условиях акт восприятия естествен, знание
соединяется с верой,
при наличии к.-л. сомнений нет веры и соответственно нет знания. Как и
большинство др. школ инд.
мысли, М. различает два вида познания — непосредственное и опосредствованное. В
непо-средств.
познании выделяются две стадии; неопредел, знание — о том, что объект есть, и
определ. познание,
относящее объект к определ. классу. Объекты, воспринимаемые таким образом, не
иллюзорны,
реальны н обладают различными признаками, позволяющими восприятию сначала
заключить о том,
что объект есть, а затем и истолковать его. Однако М. признаёт и др. источники
познания помимо
восприятия: логич. вывод (анумана), сходство-сравнение (упамана), свидетельство,
или авторитет
(шабда), постулирование (артхапат-ти), невосприятие (анупалабдхи — апелляция к
отсутствию
объекта).
Метафизика М. строится на признании реальности материального мира и др. объектов
(души, боги и
т. п.), о к-рых человек узнаёт на основании восприятия или иных источников
познания. Мир
создаётся из атомов в соответствии с моральным законом кармы, управляющим миром.
Для своей
организации в мире атомы не нуждаются в признании бога как их причины: если для
ранней М.
характерно упоминание бога, то поздние представители М. настаивали на отсутствии
доказа-
МИМАНСА 371
тельств бытия бога (несмотря на безоговорочное следование М. Ведам). Душа
понимается в М. как
вечная и бесконечная субстанция, обязанная с телом, но не умирающая с ним; она
обладает
сознанием как неким качеством, возникающим лишь в определ. условиях (когда душа
соединяется с
телом и перед органами восприятия находится объект). Теория причинности М.
исходит из
признания особой невидимой силы, производящей следствие. М. учит об особой
потенциальной
энергии, возникающей в душе при выполнении ритуала; накопление этой энергии
влечёт за собой как
результат в будущем — наслаждение плодами исполнения ритуалов.
Теория познания М. оказала значит. влияние на др. школы, в частности на веданту.
* Чаттерджи С.,ДаттаД., Древняя инд. философия, пер. с англ., М., 1954, с. 47—
49, 290—316; Радхакриш-н а н С., Инд.
философия, пер. с англ.,_т. 2, М., 1957, с. 331 — 381; J h a sir Ganganatha,
Prabhakara schoo_l of Purva-Mi-mamsa,
Allahabad, 1911; его же, Purva-mlmamsa in its sources, Benares, 1942; К e i t h
А. В., Karma-Mimamsa, L., 1921; J a-c o b i
H., MImamsa und Vaisesika, в кн.: Indian studies in honor of Ch. R. Lauman,
Camb. (Mass.), 1929; Strau? O., Die Alteste
Philosophie der Karma Mimamsa, в сб.: Sitzungsberichte der Preu?ischen Akademie
der_ Wissenschaften, B., 1931; D e-
vasthali G. V., Munamsa; the Vakya-Sastra of ancient India, Bombay, [1959];
Biardeau M., Theorie de la connais-sance et
Philosophie de la parole dans le brahmanisme classique, P., 1964.
B. H. Топоров.
МИМЕСИС (греч. ??????? — подражание), термин др.-греч. философии и эстетики. См.
в ст.
Подражание в эстетике.
МИНИМАЛЬНАЯ ЛОГИКА, логич. система, являющаяся ослаблением конструктивной логики
и
интуиционистской логики за счёт исключения из числа постулатов принципа «из
противоречия
следует любое предложение». Этот принцип, как и более сильный «закон двойного
отрицания»,
недоказуем в М. л. Однако в миним. исчислении высказываний всё же можно
доказывать от
противного отрицат. предложения, опираясь на «закон приведения к абсурду».
Логич. средства ми-
ним. исчисления предикатов входят в логико-матема-тич. аппарат, используемый в
исследованиях по
основаниям математики, а также проблем т. н. искусств, интеллекта. Исключение из
М. л. «закона
приведения к абсурду» приводит к положительной логике, в к-рой вообще нет
доказуемых отрицат.
предложений.
МИНЦЗЯ (кит., букв.— школа имён), одна из шести филос. школ Др. Китая,
называемая также
школой логиков, софистов, или диалектиков («спорщиков»). Занималась проблемами
связи «имён»
(мин) и «действительности» (ши), соотношений между понятиями (именами объектов)
и самими
объектами, условности имён-понятий (в отличие от др. школ, проблемы эти были для
М.
центральным, если не единств. предметом их деятельности). Представители М.
славились умением
спорить, прибегая при этом к помощи парадоксальных утверждений («у курицы три
ноги», «огонь не
горяч», «только сегодня отправившись в Юе, туда я давно уже прибыл» и т. п.). К
нач. н. э. были
известны семь произв. школы М., до нас дошли только три: «Дэн Си-цзы» («Трактат
учителя Дэн
Си»), «Инь Вэнь-цзы» («Трактат учителя Инь Вэня») и «Гунсунь Лун-цзы» («Трактат
учителя
Гунсунь Луна»). Однако первые два считаются более поздней подделкой, от
последнего же
сохранилось лишь 6 глав из 14, но и их подлинность различными учёными
оценивается по-разному.
Важнейшим источником сведений о М. являются записи в трактатах «Чжуан-цзы»,
«Сюнь-цзы»,
«Хань Фэй-цзы» и др.
Наиболее видными представителями М. были Хуэй Ши (ок. 370 — ок. 310 до н. э.) и
Гунсунь Лун
(ок. 320— ок. 250 до н. э.). Хуэй Ши представлял то из двух осн. направлений М.,
к-рое делало упор
на общность, единство («великое единство» и «малое единство») тьмы вещей,
считало различия
между ними
372 МИМЕСИС
условными, относительными и указывало на непрерывную подвижность, изменчивость
явлений и
вещей: «небо и земля (одинаково) низки, горы и болота (одинаково) ровны»,
«солнце, только что
достигшее зенита, уже находится в закате; вещь, только что родившаяся, уже
умирает», «всеобщую
любовь (следует распространить) на всю тьму вещей, ибо небо и земля
(представляют собой) одно
тело».
Представитель второго направления М. Гунсунь Лун прежде всего подчёркивал
различия тьмы
вещей, разделяя её общность на отд. элементы. При этом он отрывал частное от
общего, имя-понятие
от реального объекта, считая, что первое существует самостоятельно по отношению
к другому, и
абсолютизировал роль качеств. признаков вещей и явлений. Его знаменитые
изречения: «белая
лошадь — не лошадь», «два не содержит единицы», «только разделение по-настоящему
неделимо и
подлинно в Поднебесной», «тень летящей птицы не движется» и др. Наряду с
поздними монетами
(см. Моизм) философы М. внесли значит. вклад в разработку проблем логики.
* Др.-кит. философия, т. 1—2, М., 1972—73; Ян Ю н - г о, етория др.-кит.
идеологии, М., 1957, с. 294—375; Го Мо-жо,
Философы древнего Китая. («Десять критич. статей»), М., 1961, с. 363—452; Быков
Ф. С., Зарождение обществ.-
политич. и филос. мысли в Китае, М., 1966, с. 192—201; Коu Pao-koh I., Deux
sophistes chinois. Houei Che et Kong-souen
Long, P., 1953; Pung Yu-lan, A short history of Chinese philosophy, N. Y., 1958,
p. 80—92; Moritz R., Hui Shi und die
Entwicklung des philosophischen Denkens im alten China B., 1973.
МИР международный, отношения между народами и гос-вами, основывающиеся на
проведении
внеш. политики ненасильств. средствами и соблюдении принятых на себя (и
закрепляемых обычно в
договорах) обязательств; отсутствие организованной вооруж. борьбы между гос-
вами. В
антагонистич. классовых обществах М. прерывается войнами и закрепляет их
результаты. Характер
М., как и характер войны, определяется историч. ступенью развития общества,
политикой господств.
классов.
Новая историч. эпоха в развитии междунар. отношений начинается с возникновения
социализма, в
самой природе к-рого заложено стремление к М. между народами. Вечный М. между
народами,
исключающий всякие войны и подготовку к ним, является междунар. принципом
коммунистич.
общества (см. К. Маркс, в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 17, с. 5), одним
из великих идеалов, за
к-рые борются коммунисты (см. В. И. Ленин, ПСС, т. 26, с. 304). Социалистич.
строй является
источником М. и исключает войны между народами.
Идеал жизни без войн, когда в междунар. отношениях соблюдались бы общепризнанные
нормы
справедливости, восходит к глубокой древности: легенды о «золотом» вене,
антивоен. утопия Лао-
цзы (Китай), роман др.-греч. писателя Ямбула о солнечном гос-ве. Идеологи

<<

стр. 39
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>