<<

стр. 41
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

оригинала М. Этот аналог служит для хранения и расширения знания (информации) об
оригинале,
конструирования оригинала, преобразования или управления им. С гносеологич. т.
зр. М.— это
«представитель», «заместитель» оригинала в познании и практике. Результаты
разработки и исследо-
вания М. при определ. условиях, выясняемых в логике и методологии и
специфических для
различных областей и типов М., распространяются на оригинал. С логич. т. зр.
подобное
распространение основано на отношениях изоморфизма и гомоморфизма, существующих
между М.
и тем, что с её помощью моделируется (изоморфный либо гомоморфный образ нек-рого
объекта и
есть его М.), либо на более общих отношениях. Одним из них является следующее:
система M1 есть
модель системы М2, если существуют изоморфные между собой гомоморфные образы М11
и М21 этих
систем (изоморфизм и гомоморфизм оказываются частными случаями данного
отношения: первый
получается при отождествле-
382 МОДЕЛЬ
нии М1 с М11 и М 2с М21 , а второй — при отождествлении элементов в одной из
приведённых пар).
Данное отношение, являющееся, подобно изоморфизму, отношением типа равенства,
придаёт
модельному отношению относит. характер, т. к. ставит вопрос о выборе М. и
оригинала в
зависимость от конкретных постановок задач (напр., при разных т. зр. М. может
считаться и
аэрофотоснимок местности, и сама местность). Эта ситуация соответствует
сложившейся в науке
практике оперирования термином «М.»: системы математич. утверждений (аксиом,
уравнений),
служащие для описания нек-рой области (областей) реальных либо абстрактных
объектов в таких
науках, как физика, космология, математич. лингвистика, математич. экономика,
кибернетика, наз.
М,, в то время как в логике и математике этот термин имеет противоположный
смысл. Под М. здесь
понимается интерпретация систем логико-математич. положений. Изучение таких
интерпретаций
производится в логич. семантике, а также в теории моделей математич. логики, где
под М.
понимают произвольное множество элементов с определёнными на нём функциями и
предикатами.
Однако независимо от того, какой член отношения аналог — оригинал
рассматривается в качестве
М., последняя всегда выполняет поз-нават. роль, выступая средством объяснения,
предсказания и
эвристики. См. Моделирование.
• К лини С. К., Введение в метаматематику, пер. с англ., М., 1957, § 15; Э ш
б и У. Р., Введение в кибернетику, пер. с
англ., М., 1959, гл. 6; Бир С., Кибернетика и управление произ-вом, пер. с
англ., М., 1963; Чжао Юань-жен ь, М. в
лингвистике и М. вообще, в сб.: Математич. логика и её применения, пер. с
англ., М., 1965; Миллер Д ж., Таланте?
??., ? ? и б р а м К., Планы и структура поведения, пер с англ., М., 1965;
Робинсон А., Введение в теорию М. и ме
таматема.тику алгебры, пер. сангл., М., 1967; Бирюков Б. В. Геллер E.G.,
Кибернетика в гуманитарных науках, М.
1973; Налимов В. В., Вероятностная М. языка, ?., 19792
МОДЕРНИЗМ (франц. modernisme, от moderne —новейший, современный), главное
направление
бурж. иск-ва эпохи его упадка. Первым признаком начинающегося падения художеств.
культуры в
наиболее развитых капиталистич. странах было академич. и салонное повторение
прежних стилей,
особенно наследия Ренессанса, превратившегося в школьную азбуку форм. Такое
эпигонство заметно
в иск-ве сер. и 2-й пол. 19 в. Однако на смену бессильному повторению тра-диц.
форм приходит
воинственное отрицание традиции — явление, аналогичное новым течениям в бурж.
политике и
философии. На место мещанской морали становится декадентский аморализм, на место
эстетики
бесплотных идеалов, извлечённых из художеств. культуры античности и
Возрождения,— эстетика
безобразия. Прежняя вера в «вечные истины» сменяется релятивизмом, согласно к-
рому истин
столько же, сколько мнений, «переживаний», «экзистенциальных ситуаций», а в
историч. мире
каждая эпоха и культура имеют свою неповторимую «душу», особое «видение»,
«коллективный
сон», свой замкнутый стиль, не связанный никаким общим художеств. развитием с
др. стилями,
одинаково ценными и просто равными. М. исторически сложился под знаком восстания
против
высокой оценки классич. эпох, против красоты форм и реальности изображения в
иск-ве, наконец,
против самого иск-ва. Это абстрактное отрицание является наиболее общим
принципом т. н.
авангарда. Можно различно оценивать это движение, но существование определ.
грани, отделяющей
новый взгляд на задачи художника от традиц. системы художеств. творчества,
общепризнано. Спорят
лишь о том, где пролегает эта грань — в 60—80-х гг. 19 в., т. е. в эпоху франц.
декадентства, или
позднее, в эпоху кубизма (1907—14). Лит-pa модернистского направления оценивает
эту грань как
величайшую «революцию в иск-ве». Марксистская лит-pa, напротив, уже в кон. 19 в.
(П. Лафарг, Ф.
Меринг, Г. В. Плеханов) заняла по отношению к М. отрицат. позицию, рассматривая
его как форму
разложения бурж. культуры.
Эта оценка как бы противоречит двум фактам. Во-первых, основателями М. в 19 в.
были поэты и
художники большого таланта. Однако логика разложения иск-ва на почве М.
действовала
неотвратимо. Ценность художеств. произведений, созданных модернистскими школами,
находится в
обратном отношении к расстоянию от начала этого процесса. Во-вторых, оценке М.
как явления
упадочной бурж. идеологии противоречит, на первый взгляд, его антибурж. тон. Уже
в сер. 19 в.
первые демонстрации модернистского новаторства носили ярко выраженный анархич.
характер.
Поэты-декаденты и основатели новых течений в живописи были нищими бунтарями или,
по крайней
мере, аутсайдерами-одиночками, как наиболее влият. мыслитель этого направления
Ницше. Но
положение менялось от десятилетия к десятилетию, и совр. практика модернистского
«авангарда»
прочно вошла в экономич. и культурный быт капитализма. К сер. 20 в. громадная
машина
спекуляции и рекламы подчинила себе художеств. жизнь капиталистич. стран. Игра
на выдвижении
сменяющих друг друга модных школ сливается с общей лихорадочной стихией совр.
капитализма.
Массированная реклама создаёт ложные потребности, искусств. спрос на обществ.
фантомы,
обладание к-рыми, часто совершенно номинальное (напр., обладание траншеей,
вырытой
художником «земляного» направления в пустыне Невады), стало вывеской богатства.
Парадок-
сально, что бунтарский характер М. при этом растёт, напр. в «антииск-ве» 60-х
гг. 20 в., связанном с
движением «новых левых». Суть дела в том, что совр. бурж. идеология не могла бы
сохранить своё
владычество над умами без широкого развития внутренне присущего ей духовного
анархизма как
оборотной стороны традиц. системы обществ. норм. Антибуржуазный характер
модернистских
течений свидетельствует о кризисе этой системы, но, по признанию таких
теоретиков «авангарда»,
как Маркузе, весь этот бунт в искусстве без особых трудностей «интегрируется»
господствующей си-
стемой.
И всё же М. не является простым созданием капиталистич. экономики и пропаганды.
Это явление
имеет глубокие корни в социальной психологии эпохи империализма. Чем меньше
выходов для
свободной самодеятельности людей, чем больше скопившейся в об-щестие не
находящей себе
разрядки массовой энергии, тем больше потребности в различных формах «отдушины»
и
«компенсации». Совр. эстетич. теории, объясняющие этой потребностью значение
иск-ва вообще, не-
состоятельны, но они отчасти применимы к модернистским течениям, в к-рых мнимая
свобода
художника ломать реальные формы окружающего мира во имя своей творч. воли
действительно
является психологич. «компенсацией» полного безволия личности, подавленной
громадными
отчуждёнными силами капиталистич. экономики и гос-ва. Начинается серия
формальных
экспериментов, с помощью к-рых художник надеется подчинить своей воле поток
уродливой
«современности», а там, где это становится уже невозможным, примирение иск-ва с
жизнью
достигается отрицанием всех признаков реального бытия, вплоть до отрицания
изобразительности
вообще (абстрактное иск-во), отрицания самой функции иск-ва как зеркала мира
(поп-арт, опарт,
мини-арт, боди-арт и т. п.). Сознание отрекается от самого себя, стремясь
вернуться в мир вещей, не-
мыслящей материи.
В теории М. принцип отражения жизни считается устаревшей схемой, а в практике
его иск-во теряет
изобразит, черты, превращаясь в систему знаков, выражающих только позицию
художника. И знаки
эти должны быть как можно менее похожи на зрит. иллюзию. В поэзии слово теряет
значение экрана
для передачи духовного содержания, приобретая ценность материального факта —
звукового
воздействия. В музыке устраняется разница между муз. тоном и обычным шумом
жизни.
Будучи явлением бурж. идеологии, М. выражает прежде всего настроения мелкобурж.
слоя,
страдающего от материального и духовного гнёта, однако само по себе анархич.
бунтарство не
выходит за пределы бурж. горизонта. Подлинная культурная революция не имеет
ничего общего с
разрушением старой культуры и созданием модернистской «антикультуры». Самое
прочное
сплочение художеств. интеллигенции с народом, столь необходимое для победы
демократич.
культуры во всём мире, может быть достигнуто только под знаменем со-циалистич.
реализма.
• Ленин В. И., О лит-ре и иск-ве. [Сб.], ?., 19796; Плеханов Г. В., Эстетика и
социология иск-ва, т. 1—2, М., 1978;
Луначарский А. В., Об изобразительном иск-ве. [Сборник], т. 1—2,М., 1967; Л и ?
ш и ц ?. ?., ? е й н г а р д т Л. Я.,
Незаменимая традиция, М., 1974; Лифшиц ?. ?., Иск-во и совр. мир, ?., 19782; М.
Анализ и критика осн. направлений,
М., 1980s; Theories of modern art, ed. H. B. Chipp, Berk,— Los Ang. —L., 1970.
?. ?. Лифшиц.
МОДУС (от лат. modus — мера, способ, образ, вид), 1) термин домарксистской
философии,
обозначающий свойство предмета, присущее ему лишь в нек-рых состояниях, в
отличие от атрибута
— неотъемлемого свойства предмета; 2) в логике — разновидность силлогизмов,
определяемая
формой и взаимозависимостью посылок и силлогистич. умозаключений. См.
Силлогистика.
МОИЗМ (кит. моцзя), филос. течение, основанное Мо Ди (Мо-цзы) и
распространившееся в Китае в
5—3 вв. до н.э.; школа его учеников и последователей — моис-тов. Современники
ценили М. наравне
с конфуцианством и называли обе школы «знаменитыми учениями», несмотря на их
идеологич.
противоположность. О популярности М. свидетельствуют записи о том, что «слова Мо
Ди заполнили
Поднебесную» и о «множестве последователей и учеников по всей стране».
Школа моистов во многом отличалась от др. филос. школ Др. Китая: Мо-цзы остался
единственным
выдающимся её представителем; его философия не оплодотворила др. учений; и при
Мо-цзы и
позднее школа была чётко построенной военизированной орг-цией, неукоснительно
выполнявшей
приказы её главы (членами её в большинстве своём были, по-видимому, выходцы из
прослойки
бродячих воинов); после смерти Мо-цзы школа распалась на три группировки —
Сянфу-ши, Сянли-
ши и Дэнпин-ши, по фамилиям их вождей, каждая из к-рых отвергала принадлежность
к М. двух
остальных; наконец, в деятельности школы, несмотря на её непродолжительность,
выделяются два
этапа — ранний, когда М. обладал определ. религ. окраской, и поздний, когда он
почти· полностью
от неё освободился.
Среди сохранившихся 53 глав (из 71) трактата «Мо-цзы», создававшегося на
протяжении более двух
веков, можно выделить самый ранний пласт, записанный ближайшими учениками, а,
возможно,
отчасти и самим Мо-цзы: «Почитание мудрости», «Почитание единства», «Всеобщая
любовь»,
«Против нападений», «Об экономии в затратах», «Об экономии в похоронах», «Воля
неба» и др.
Сами названия этих разделов отражают осн. положения идеологии Мо-цзы. В главах
46—50 зафикси-
рованы слова и дела Мо-цзы и его учеников; главы 52— 63 (в нумерации сохранены и
пропавшие 18
глав) трактуют о технич. и воен.-оборонит. вопросах, тогда как 40—45 отражают
взгляды поздних
моистов. Последние в гораздо меньшей степени занимались упомянутыми выше
проблемами, а от
религ. взглядов ранних моистов вообще отказались. Они сосредоточили своё
внимание на вопросах
логики и гносеологии (выступая, в частности, против теорий школы минцзя), но
прежде всего —
геометрии, динамики, оптики, воен.-оборонит. дела, конструирования машин. М.
просуществовал до
кон. 3 в. до н. э.
• см. к ст. Мо-цзы.
МОИЗМ 383
МОКША (санскр.— освобождение), в инд. религ.-фи-лос. мысли освобождение как
высшая цель.
Понятие М. широко употребляется в индуизме и буддизме. Учение о М. формируется
уже в
упанишадах: преодоление индивидом зависимости от мира, вовлечённости в круг
рождений и
смертей достигается при условии познания тождества «Я», атмана, с чистой
реальностью бытия —
брахманом. «Как реки текут и исчезают в море, теряя имя и образ, так знающий,
освободившись от
имени и формы, восходит к божественному пуруше» («Мундака-унанишада» III 2, 8).
С освобожде-
нием связано состояние высшего блаженства (ананда), радости, расширения души,
ощущение полной
слитности с творцом и творением, причём сами творец, творение и тварь становятся
неразличимыми.
Достигшие М. освобождаются от желаний, полностью постигают ат-ман и «проникают
во всё»; «Я»
неотделимо от бога и субъект — от объекта.
Согласно учению веданты, М. может быть достигнута и при жизни, когда душа
связана с телом, но
уже не зависит от него в том отношении, что она никогда не отождествляет себя с
ним и не
привязывается к твар-ному миру, хотя мир ещё продолжает являться душе. Это
учение об
освобождении при жизни (дживанмук-ти) веданта разделяла наряду с санкхьей,
буддизмом и
джайнизмом. Как только, познав своё единство с вечным и единым брахманом,
человек достигает М.,
он выходит из-под действия закона кармы, цепи рождений и смертей и выступает как
бесконечное
существо, преодолевшее авидъю и связанные с нею иллюзии. М. связана не с
уничтожением «Я», а с
обретением своего истинного «Я», с реализацией его бесконечности. По Шанкаре, М.
настолько
превосходит все категории опыта, что не поддаётся описанию в терминах нашего
познания и.
характеризуется обычно через отрицат. определения (состояние сарватмабхавы,
букв. «всё-я-бы-тие»
— отсутствие к.-л. форм и качеств). Душа выходит из колеса сансары, достигает
озарения,
утрачивает желания и стремления (на уровне почитания сагуна-брахмана, или
ишвары, человек
может ещё стремиться к высшему миру брахмана — брахмалоке, но, достигнув М., он
становится
выше и этого стремления). Согласно Раманудже, М. связана с освобождением «Я» от
ограничений:
после исчерпания кармы и избавления от физич. тела наступает единение с богом
(Рамануд-жа не
принимает учения об освобождении при жизни). Теистич. концепция «Бхагавадгиты»
связывает М. с
не-посредств. знанием (джняна), ведущим к соединению с высшим «Я», и даёт
классификацию М.:
мукти — избавление; брахмистхити —· бытие в брахмане; найшкар-мья — недействие;
нистрайгунья
— отсутствие трёх качеств; кайвалья — освобождение через уединение; брахмабхава
— бытие
брахмана.
По учению школы ньяя М. освобождает от страданий, порабощённости страстями, но
не разрушает
«Я»; освобождение — не столько прекращение страданий, сколько переживание
положит.
наслаждения. Согласно Прабхакаре (школа миманса), М. состоит в полном
исчезновении дхармы и
адхармы, прекращении как страдания, так и удовольствия. Мимансе свойственно
убеждение в
недостаточности познания для освобождения. В целом М. является одним из ключевых
понятий
большинства систем инд. мысли.
• Чаттерджи С., Датта Д., Древняя инд. философия, пер. с англ., М., 1954; Ра
дхакришнан С., Инд. философия, пер. с
англ., т. 1—2, М., 1956—57; Dasgupta S., A history of Indian philosophy, v. 1—5,
Delhi, 1975; см. также лит. к ст. Буддизм.
МОЛЕШОТТ (Moleschott) Якоб (9.8.1822, Хертогенбос, Нидерланды,—20.5.1893, Рим),
нем.
философ и физиолог, представитель вульгарного материализма. М. фактически
отождествлял
философию с естествознанием,
384 МОКША
а в мышлении видел лишь физиологич. механизм. По М., все психологич. и духовные
процессы
имеют физио-логнч. природу и зависят, в частности, от характера пищи. Взгляды М.
были
подвергнуты критике Л. Фейербахом, К. Марксом и Ф. Энгельсом.
• Fur meine Freunde. Lebens-Erinnerungen, Giessen, 1894; в рус. пер.—
Естествознание и медицина, СПБ, 1865; Вращение
жизни в природе, СПБ — М., 1867; Причины и действия в учении о жизни, М., 1868.
МОЛОДЁЖЬ, социально-Демографич. группа, выделяемая на основе совокупности
возрастных.
характеристик, особенностей социального положения и обусловленных тем и другим
социально-
психологич. свойств. -Молодость как определ. фаза, этап жизненного цикла
биологически
универсальна, но её конкретные возрастные рамки, связанный с ней социальный
статус и социально-
психологич. особенности имеют социально-историч. природу и зависят от обществ.
строя, культуры
и свойственных данному обществу закономерностей социализации.
В доклассовом обществе социальные характеристики в наибольшей степени связаны с
естеств.-
биологическими и в известной мере производны от последних. В первую очередь это
касается таких
универс. признаков, как пол и возраст, на к-рых покоятся древнейшие естеств.
формы разделения
труда. В большинстве таких обществ существовала система организованных
возрастных групп. В
нек-рых обществах возрастные группы охватывали всё население, в других — только
М., ещё не
достигшую полной социальной зрелости (по принятым в данном обществе критериям).
Система воз-
растных групп была элементом социальной организации, выполнявшим функции
разделения труда,
управления и социализации М.
С переходом к классовому обществу единство возрастных и социальных характеристик
разрывается.
Обществ, положение индивида и его престиж определяются уже не столько возрастом,
сколько
социальным происхождением и имуществ. положением. Осн. ячейкой первичной
социализации
постепенно становится семья, а возрастные группы утрачивают свой обязательный,
формальный
характер. Сами критерии молодости и зрелости становятся менее чёткими. В ср.
века границы
молодости чаще всего увязывались с юридич. критериями и нормами обычного права,
регулировав-
шими условия достижения «взрослого» статуса. В новое время положение ещё более
усложнилось.
Процесс акцелерации существенно ускорил физическое, и в частности половое,
созревание детей и
подростков, к-рое традиционно считается нижней границей юности. С другой
стороны, усложнение
трудовой и обществ.-политич. деятельности, в к-рой должен участвовать человек,
вызывает
удлинение общественно необходимого срока подготовки к жизни, в частности периода
обучения, с к-
рым ассоциируется известная неполнота социального статуса.
Совр. М. дольше обучается в школе и соответственно позже начинает самостоят.
трудовую жизнь.
Усложнились и сами критерии социальной зрелости. Начало самостоят. трудовой
жизни, завершение
образования и приобретение стабильной профессии, получение политич. и гражд.
прав, материальная
независимость от родителей, вступление в брак и рождение первого ребёнка — все
эти события, в
своей совокупности дающие человеку чувство полной взрослости и соответствующий
социальный
статус, наступают не одновременно, и сама их последовательность и символич.
значение каждого из
них не одинаковы в разных социальных слоях. Отсюда и дискуссионность
хронологич., абсолютных
возрастных границ: нижнюю границу М. разные авторы устанавливают между 14 и 16,
а верхнюю —
между 25 и 30 годами и даже позже.
Усложняется и сам процесс социализации. Формирование личности совр. молодого
человека
осуществляется под влиянием неск. относительно автономных социальных факторов,
важнейшими
из к-рых являются:
семья, школа, трудовой коллектив, общество сверстников, молодёжные орг-ции,
большей частью
направляемые взрослыми, и многообразные неформальные, стихийные группы и
сообщества,
средства массовой коммуникации. Организация воспитания и обучения М. по
возрастному принципу
способствует выработке специфич. «молодёжного» самосознания и стиля жизни
(«субкультуры»).
Ускорение темпов обществ. жизни в связи с науч.-технич. прогрессом влечёт за
собой повышение
роли и значения М. в обществ.-политич. и культурной жизни.
Существуют качеств. различия в положении М. в условиях противоположных обществ.
систем. При
капитализме молодые люди не чувствуют себя хозяевами собственной жизни, у них
отсутствует
уверенность в будущем. Труд на эксплуататоров не даёт большинству молодых людей
достаточного
удовлетворения, а односторонние потребительские ориентации приводят в конечном
итоге к
духовной опустошённости. Всё это вызывает чувство протеста и неудовлетворённости
существующим обществом. Формы этого протеста различны (попытки хиппи вести
«неприобретательский» образ жизни, обращение к религ. вере, вост. мистицизму,
политич.
молодёжное и студенч. движение во имя общедемократич. или социалистич. целей).
Повышение социального веса М. и рост молодёжного движения стимулировали интерес
к
молодёжным проблемам со стороны учёных, особенно социологов. Однако многие
немарксистские
работы страдают рядом типичных недостатков, таких, как подмена социальных
проблем
психофизиологическими; недооценка социально-классового расслоения М. и
преувеличение её
культурно-идеологич. гомогенности, доходящее до утверждений, что М. является
самостоят.
обществ. классом, идущим якобы на смену «обуржуазившемуся» пролетариату;
необоснованная
экстраполяция выводов, полученных на основе изучения групп М. из средних слоев
развитых
капиталистич. стран, на всю М.
Коммунистич. партии, руководствуясь марксистско-ленинской теорией, рассматривают
М. и
молодёжное движение с классовых позиций. М. в классовом обществе классово
неоднородна, и
различные её отряды (рабочая, крестьянская, учащаяся М.) имеют свои специфич.
интересы, причём
классовая общность объективно перевешивает возрастную. Существенно различны
положение и
проблемы М. в развитых и в развивающихся странах. Поэтому нельзя говорить о М.
как о единой
политич. и идеологич. силе. Оценивать молодёжное движение и его лидеров нужно не
столько по их
словам и лозунгам, сколько по их реальным делам и классовой позиции.
Принципиально новые пути открывает перед М. социализм, дающий ей возможности
свободного
развития и творч. деятельности. М. занимает важное место в со-циально-
демографич. структуре и
общественно-политич. жизни социалистич. общества. КПСС проявляет постоянную
заботу о
воспитании М. и росте её социальной активности. Большое внимание уделяется
развитию школы,
проф.-технич. образования, высшей школы. Совершенствуется система проф.
ориентации и подго-
товки М. к труду, а также руководство её трудовой деятельностью. Авангард
советской М.—
Ленинский комсомол — объединяет около 42 млн. юношей и девушек. При этом М.
рассматривается
не как пассивный объект заботы и воспитания, а как активная творч. сила
социального обновления и
развития.
• Маркс К. и Энгельс Ф., О М., Сб., М., 1972; Л е-н и н В. И., О М., Сб., М.,
1970; Лисовский В. Т., Эскиз к портрету, М.,
1969; Человек и общество. Социальные проблемы М., Л., 1969; Решетов П. Н.,
Неприкаянные...?, [М., 1970]; Большаков
В. В., Бунт в тупике?, Ш·, 19731; Боряз В. Н., Молодежь. Методологические
проблемы исследования, Л., 1973; Васильев
Э. К., Социально-профессиональный уровень городской молодежи, Л., 1973; Общество
и молодежь, M., 19732;
Иконникова С. Н., Молодежь. Социологический и социально-психологический анализ,
Л., 1974; Социальный облик
колхозной М., М., 1976; Проблеми на младежта, в. 10—11, София,
1977; К о н И. С., Психология юношеского возраста М 1979; Шубкин В. Н., Начало
пути, М., 1979; Социальный облик
рабочей M., M., 1980; Youth in a changing world ed. B. Fuchs, Hague — P., 1976;
Friedrich W Jugend und Jugendforschung,
B., 1976; Handbooks of adolescent psychology, ed. J. Adelson, ?. ?., 1980. И. С.
Кон.
МОНАДА (от греч. ?????, род. падеж ??????? — единица, единое), понятие,
используемое в ряде
филос. систем для обозначения конститутивных элементов бытия. В антич. философии
это понятие в
качестве исходного мирообъясняющего принципа оформилось на основе идей
пифагореизма в
платоновской Древней Академии (о понятии М. в античности см. в ст. Диада). В
философию нового
времени понятие М. вошло в панте-истич. интерпретации Николая Кузанского и
Бруно. У Бруно М.
отражают бесконечную Вселенную в соответствии с принципом единства микрокосмоса
и макро-
космоса. В 17 в. понятие М. играет существ. роль в философии исп. схоласта
Суареса, англ.
платоника Генри Мора, нем. натурфилософа ?. ?. Гельмонта. Оно становится
ключевым понятием
всей филос. системы у Лейбница, создавшего спец. учение о М. (см.
«Монадология»). После
Лейбница понятие М. разрабатывалось в духе идеалистич. рационализма школой
Вольфа. В 19 в.
идеи монадологии имели отзвук в воззрениях нем. философов Гербарта, Лотце и др.,
в 20 в.— в фи-
лософии Гуссерля и Уайтхеда. Монадологич. подход лёг в основу филос. взглядов
ряда
представителей персонализма (Ренувье, Мак-Таггарт и др.).
• Gramer W., Die Monade. Das philosophische Problem von Ursprung, Stuttg., 1954;
Heimsoeth H., Atom, Seele, M9nade...,
Mainz, 1960; Horn J. Chr., Monade und Begriff, W. —Munch., 1965; Paci E., H
problema della mona-dologia da Leibniz a
Husserl..., Mil., 1978.
«МОНАДОЛОГИЯ» («Monadologie»), произв. Лейбница, написанное в 1714 на франц. яз.
в форме
тезисов, популярно излагающих основы его филос. системы объективного идеализма.
«М.»
подытоживает длит. и противоречивое филос. развитие Лейбница. Центр. место в
«М.» занимает
учение о монадах, бестелесных «простых субстанциях», «истинных атомах природы»,
«элементах
вещей» (§§ 1—3): монадам приписываются отри-цат. свойства неделимости,
неуничтожимости,
нематериальности, неаффицируемости («монады не имеют окон»), неповторимости (нет
двух
одинаковых монад) (§§ 4—9) и положит. свойства самодостаточности, саморазвития,
психич.
активности, состоящей в восприятии (perception) и стремлении (appetition) (§§
10—19). Сообразно
уровням развития воспринимающей способности все монады делятся на примитивные
(бесконечно
малые перцепции), монады-души (смутные перцепции, сопровождающиеся ощущением и
памятью) и
монады-духи (отчётливые перцепции, сопровождающиеся сознанием-апперцепцией) (§§
14, 20—30).
Учение о бессознат. восприятиях, «малых перцепциях», используется в «М.» для
обоснования
непрерывности психич. жизни и всеобщей взаимосвязи происходящих в мире
процессов. В силу этой
взаимосвязи любая монада воспринимает всё и выступает «постоянным живым зеркалом
Вселенной»
(§ 56). Взаимная согласованность восприятий различных монад оправдывается в «М.»
теорией
предустановленной гармонии (§§ 50—62), к-рая также используется для объяснения
психофизич.
взаимодействия, обоснования гармонии души и тела, причин конечных и причин
действующих (§§
63—81). В русле этой теории Лейбниц развивает свою концепцию биологич.
преформизма
(свёртывания и развёртывания живого организма) и учение о «метаморфозах» (§§ 69—
77). Ряд
тезисов «М.» посвящён анализу априорных оснований существования действит. мира
(наилучшего из
всех возможных), в связи с чем затрагивается вопрос об «истинах разума» и
«истинах факта», о
законах противоречия и достаточного основания (§§ 31—37), а также вопросы
теодицеи (§§ 38—48,
83—90). «М.» — самое
«МОНАДОЛОГИЯ» 385
полное и систематич. изложение филос. воззрений Лейбница.
Впервые изд. на нем. яз. в 1720 («Lehrsatze uber die Monadologie», ubers, v. H.
Kohlern). B 1721 вышел
лат. пер.: «Principia philosophiae...». Французский оригинал впервые издан в
1840 («Opera
philosophica», ed. J. ?. Erdmann). Англ. пер. 1930 (ed. H. W. Carr) и 1953 (ed.
P. G. Lucas and L. Grint).
Рус. пер. В. П. Преображенского 1890 и в кн.: Л е й б н и ц Г. В., Избр. филос.
соч.
МОНИЗМ (от греч. ????? — один, единственный), способ рассмотрения многообразия
явлений мира
в свете одного начала, единой основы (субстанции) всего существующего и
построения теории в
форме логически последоват. развития исходного положения. Противоположность М.—
дуализм,
признающий два независимых начала, и плюрализм, исходящий из множественности
начал.
М. первоначально имел форму наивного представления о «первовеществе», из
которого возникли все
вещи, например вода (у Фалеса), огонь (у Гераклита). Главную проблему филос. М.
составляет
понимание взаимоотношения материального и идеального, предполагающее решение
основного
вопроса философии в духе материализма или идеализма. Материалистич. М. выводит
идеальное из
материального и противостоит как объективно-идеалистическому, так и субъективно-
идеалит стич.
М. Разновидностью последнего является т. н. нейтральный М. (махизм,
эмпириомонизм и др.), пы-
тающийся вывести и физическое и психическое из «нейтрального» начала (напр., у
Маха — из
«элементов»). Идеалистич. М. сталкивается с принципиально неразрешимой задачей
рационального
обоснования «сотворения» мира сознанием и противоречит данным естествознания и
логике.
Дуализм, исходящий из идеи независимости материальной и духовной субстанции, не
может
объяснить взаимосвязь физич. и психич. процессов в поведении человека (Декарт).
В
противоположность идеалистич. М. и дуализму материалистич. М. рассматривает
идеальное как
свойство и функцию материи. Однако метафизич. материализм, пытаясь связать
идеальное
непосредственно с природой, не может объяснить как возникновение идеального из
материального,
так и превращение идеального в материальную силу, довести принцип материалистич.
М. до
понимания обществ. жизни.
Высшей и единственно последоват. формой М. является диалектич. материализм,
соединивший
принцип материального единства мира с принципом развития и доказавший, что всё
разнообразие
явлений природы, общества и человеч. сознания представляет собой продукт
развивающейся
материи. Введение в философию категории практики позволило объединить в единое
воззрение
учение о бытии и о познании, довести здание материализма «доверху», придать ему
действенный
характер, создать единую методологию революц. мышления и действия. Целостность
учения
марксизма-ленинизма — образец монистич. развития теории. Диа-лектико-
материалистич. М.— не
только мировоззренческий, но и логико-методологич. принцип, требующий от теории
раскрытия
внутр. единства и связи явлений, последоват. проведения определ. точки зрения на
факты,
систематич. восхождения от абстрактного к конкретному, от общего закона к его
конкретным
проявлениям.
• Энгельс Ф., Анти-Дюринг, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 20; Ленин В. И.,
Филос. тетради, ПС'С, т. 29;
Плеханов Г. В., К вопросу о развитии монистич. взгляда на историю, М., 1949; Н а
у м е н к о Л. К., М. как
принцип диалектич. логики, А.-А., 1968; Материалистич. диалектика. Краткий очерк
теории, М., 1980.
МОНТЕНЬ (Montaigne) Мишель Эйкем де (28.2.1533, замок Монтень, близ Перигора,—
13.9.1592, там же),
386 МОНИЗМ
франц. философ эпохи Возрождения. М. вошёл в историю философии как сторонник
скептицизма;
однако его мировоззрению чужд агностицизм. М. выступал с резкой критикой
господствовавшего
схоластич. догматизма, авторитаризма и фидеизма. Ядром его осн. филос. произв.,
написанного по-
французски («Опыты», v. 1—2, 1580; рус. пер., кн. 1—3, 1954—60; 19792), является
вопрос: «что я
знаю?». Выступая против закоренелых предрассудков и предубеждений, М. доказывал
ограниченность и несовершенство человеч. познания, его историч. изменчивость и
необходимость
постоянного совершенствования на основе объективного познания естеств.
закономерностей
природы. Согласно М., нельзя довольствоваться достигнутым: «философствовать —
значит
сомневаться». В воззрениях М. звучат материалистич. мотивы: жизнь и деятельность
людей
подчинены законам природы; душа зависима от тела. Не отрицая бытия бога, М.
считал теологию
ложной наукой, закабаляющей разум. Он отрицал бессмертие души и посмертное
воздаяние. Произв.
М. было включено Ватиканом в 1676 в индекс запрещённых книг.
Этика М. близка к эпикурейскому гедонизму. Веротерпимость, лояльность,
доброжелательность —
непременные устои нравственности. Воззрения М. оказали большое влияние на
философию франц.
Возрождения и Просвещения.
* Oeuvres completes, v. 1—12, P., 1924—41. * История философии, т. 2, М., 1941,
с. 38—41; История философии,
т. 1, М., 1957, с. 312—15; Б о г у с л а в с к и й В. М., «Опыты» М. М., «ВФ»,
1956, № 5; Рыкова H., M. M., в кн.:
Писатели Франции, М., 1964; Peursen С. A. v a n, M. de Montaigne, Amst., 1954;
Moreau P., Montaigne, P., 19584;
Joukovsky F., Montaigne et la probleme du temps, P., 1972.
МОНТЕСКЬЕ (Montesquieu) Шарль Луи (18.1.1689, Лабред, близ Бордо,—10.2.1755,
Париж), франц.
философ, писатель и историк, представитель философии Просвещения 18 в. Филос.
позиция М.,
изложенная в его' осн. соч. «О духе законов», была выражением де-истич.
онтологии,
рассматривающей бога в качестве создателя, действовавшего, однако, по
объективным законам
материального мира. Отвергая теологич. мировоззрение Фомы Аквинского, М. считал
задачей
философии познание причинных связей материальной действительности, движущейся по
законам
механики. В области гносеологии он отстаивал материалистич. идею отражения внеш.
мира в
сознании человека на основе деятельности разума, обрабатывающего результаты
опыта, однако
непоследовательно принимал лок-ковскую трактовку рефлексии в качестве одного из
самостоят.
источников познания. Теологич. интерпретации историч. процесса М.
противопоставил идеи
географической школы в социологии, основоположником к-рой он считается. Согласно
М., климат,
почва и состояние земной поверхности определяют дух народа и характер обществ.
развития.
Всеобщие законы истории определяются также комплексом социальных факторов:
произ-вом,
собственностью, принципами правления, обычаями и религией. Критикуя феод.-
деспотич. форму
правления, М. принимал локковскую идеализацию англ. монархически-конституц.
политич. режима,
осуществившего разделение законодат., исполнит, и суд. власти. Отвергая догматы
христианства,
религ. фанатизм и инквизицию, стремление католич. церкви к светской власти, М.
развивал
концепцию функциональной роли религии, необходимой для поддержания обществ.
порядка и
сохранения нравственности.
• Oeuvres completes, v. 1—3, P., 1950—55; Polit.ique de Montesquieu, P., 1965; в
рус. пер.—Избр. произв., М., 1955;
Персидские письма, М., 1956.
• [Баскин М. П.], М., М., 1965; А l t husser L., Montesquieu, P., 1959;
Benrekassa G., Montesquieu, P., 1968;
Waddicor M. H., Montesquieu and the philosophy of natural law, The Hague,
1970; Quoniam Th., Montesquieu P.,
1977.
MOP (More) Томас (7.2.1478, Лондон,—6.7.1535, там же), англ. гуманист, гос.
деятель и писатель.
Сын судейского чиновника. В 1492—94 занимался в Оксфорд-
ском ун-те, примыкал к кружку т. н. оксфордских реформаторов (Дж. Колет, Т.
Линакр, У. Гросин).
Друг Эразма Роттердамского (в доме М. Эразм написал и ему посвятил «Похвалу
глупости»). В
1525—29 канцлер герцогства Ланкастерского, в 1529—32 канцлер Англии. К
лютеранской
реформации относился отрицательно, считая её угрозой общехрист. единству. Будучи
католиком и
соответственно сторонником верховной власти папы, М. отказался дать присягу
королю как
«верховному главе» англ. церкви, после чего был заключён в Тауэр (1534), обвинён
в гос. измене и
казнён. В 1886 причислен католич. церковью к лику блаженных, в 1935
канонизирован.
Всемирную известность принёс М. его трактат «Утопия» (1516), содержащий описание
идеального
строя фантастич. острова Утопия (греч., букв.— «Нигде-ния», место, к-рого нет;
это придуманное М.
слово стало впоследствии нарицательным — см. Утопия). Здесь М. впервые изобразил
общество, где
ликвидирована частная (и даже личная) собственность и введено не только
равенство потребления
(как в раннехриет. общинах), но обобществлены произ-во и быт. Труд в Утопии
составляет
обязанность всех граждан, распределение происходит по потребности, рабочий день
сокращён до 6
часов; наиболее тяжёлые работы выполняют преступники. Политич. строй Утопии
основан на
принципах выборности и старшинства. Семья представлена ячейкой коммунистич.
быта, она
организована не столько на родственных, сколько на производств.
началах. М. не мыслил себе революц. пути осуществления этого идеала — он был
противником нар.
движений, видя в них лишь разрушит. начало и анархию. '
Описание обществ. строя Утопии составляет 2-ю часть трактата. Первая, написанная
позже и
представляющая собой диалог, даёт сатирич. картину социального уклада Англии,
контрастирующую с изображением Утопии, и своеобразный скептич. комментарий ко 2-
й части.
Написанная по-латыни в расчёте на учёных-гуманистов и просвещённых монархов,
«Утопия» в сер.
16 в. .была переведена на др. европ. языки. На рус. яз.— впервые в 1789 (с
франц.), в 1901 Е. В. Тарле
(в приложении к его кн. «Обществ, воззрения Т. М. в связи с экономич. состоянием
Англии его
времени»), в 1903 А. Г. Генкелем, в 1935 А. И. Малеи-ным, в 1978 — Ю. М. Каган.
«Утопия» оказала
большое влияние на последующих реформаторов, в частности Морелли, Бабёфа, Сен-
Симона, Фурье,
Кабе и др. представителей утопич. социализма.
• Complete works, v. 1—[14], Los Ang., 1957—; The correspondence, ed. E. F.
Rogers, Princeton, 1947; в рус. пер.—
Эпиграммы. История Ричарда III, М., 1973; Утопия, М., 1978.
• Каутский К., Т. М. и его утопия, пер. с нем., М., 1924; Алексеев М. П., Слав.
источники «Утопии» Т. М., М., 1955;
Осиновский И. Н., Т. М., М., 1974; Т. М. 1478—1978. Коммунистич. идеалы и
история культуры, М., 1981; Campbell W.
E., More's Utopia and his social teaching, L., 1930; Sullivan F. and Sullivan M.
P., Moreana, 1478— 1945, Kansas City, 1946;
Bridgett T. E., Lite and writings ol sir Th. More, Ann Arbor —L., 1962; Johnson
R. S., More's Utopia: ideal and illusion, New
Haven — L., 1969; St. Thomas More, aetion and contemplation. Proceedings of the
symposium..., New Haven — L., 1972; F l e
i s h e r M., Radical reform and political persuasion in the life and writings
of Thomas More, Geneva, 1973.
МОРАЛЬ (лат. moralis — нравственный, от mos, мн. ч. mores — обычаи, нравы,
поведение),
нравственность, один из осн. способов нормативной регуляции действий человека в
обществе; особая
форма обществ. сознания и вид обществ. отношений (моральные отношения); предмет
спец.
изучения этики.
М. регулирует поведение и сознание человека во всех сферах обществ. жизни — в
труде, в быту, в
политике, в науке, в семейных, личных, внутригрупповых, межклассовых и междунар.
отношениях.
В отличие от особых требований, предъявляемых человеку в каждой из этих
областей, принципы М.
имеют социально-всеобщее значение и распространяются на всех людей, фиксируя в
себе то общее и
основное, что составляет куль-
туру межчеловеческих взаимоотношений и откладывается в многовековом опыте
развития общества.
Они поддерживают и санкционируют определ. обществ. устои, строй жизни и формы
общения (или,
напротив, требуют их изменения) в самой общей форме, в отличие от более
детализированных,
традиционно-обычных, ритуально-этикетных, оргаиизац.-адм. и технич. норм. В силу
обобщённости
моральных принципов нравственность отражает более глубинные слои социально-
историч. условий
бытия человека, выражает его сущ-ностные потребности.
М. принадлежит к числу осн. типов нормативной регуляции действий человека,
таких, как право,
обычаи, традиции и др., пересекается с ними и в то же время существенно
отличается от них. Если в
праве и органи-зац. регуляциях предписания формулируются, утверждаются и
проводятся в жизнь
спец. учреждениями, то требования нравственности (как и обычаи) формируются в
самой практике
массового поведения, в процессе взаимного общения людей и являются отображением
жизненно-
практич. и историч. опыта непосредственно в коллективных и индивидуальных
представлениях,
чувствах и воле. Моральные нормы воспроизводятся повседневно силой массовых
привычек, веле-
ний и оценок обществ. мнения, воспитываемых в индивиде убеждений и побуждений.
Выполнение
требований М. может контролироваться всеми людьми без исключения и каждым в
отдельности.
Авторитет того или иного лица в М. не связан с к.-л. офиц. полномочиями,
реальной властью и
обществ. положением, но является авторитетом духовным, т. е. обусловленным его
моральными же
качествами (сила примера) и способностью адекватно выразить смысл нравств.
требования в том или
ином случае. Вообще в М. нет характерного для институциональных норм разделения
субъекта и
объекта регулирования.
В отличие же от простых обычаев, нормы М. не только поддерживаются силой
устоявшегося и
общепринятого порядка, властью привычки и совокупного давления окружающих и их
мнения на
индивида, но полу- ' чают идейное выражение в общих фиксированных представлениях
(заповедях,
принципах) о том, как должно поступать. Последние, отражаясь в обществ. мнении,
вместе с тем
являют собой нечто более устойчивое, исторически стабильное и систематическое.
М. отражает
целостную систему воззрений на социальную жизнь, содержащих в себе то или иное
понимание
сущности («назначения», «смысла», «цели») общества, истории, человека и его
бытия. Поэтому
господствующие в данный момент нравы и обычаи могут быть оценены М. с точки
зрения её общих
принципов, идеалов, критериев добра и зла, и моральное воззрение может
находиться в критич.
отношении к фактически принятому образу жизни (что и находит выражение в
воззрениях
прогрессивного класса или, напротив, консервативных социальных групп). Вообще
же, в М. в
отличие от обычая должное и фактически принятое совпадает далеко не всегда и не
полностью. В
классово антагонистич. обществе нормы общечеловеч. нравственности никогда не
исполнялись
целиком, безоговорочно, во всех случаях без исключения.
Роль сознания в сфере моральной регуляции выражается также в том, что нравств.
санкция
(одобрение или осуждение поступков) имеет идеально-духовный характер; она
выступает в форме не
действенно-материальных мер обществ. воздаяния (наград или наказаний), а оценки,
к-рую человек
должен сам осознать, принять внутренне и соответствующим образом направлять свои
действия в
дальнейшем. При этом имеет значение не просто факт чьей-либо эмоционально-
волевой реакции
(возмущения или похвалы), но соответствие оценки общим принципам, нормам и
понятиям добра
МОРАЛЬ 387
и зла. По этой же причине в М. громадную роль играет индивидуальное сознание
(личные
убеждения, мотивы и самооценки), к-рое позволяет человеку самому контролировать,
внутренне
мотивировать свои действия, самостоятельно давать им обоснование, вырабатывать
свою линию
поведения в рамках коллектива или группы. В этом смысле К. Маркс говорил о том,
что «...м о-р а л ь
зиждется на автономии человеческого духа...» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 1,
с. 13). В М.
оцениваются не только практич. действия людей, но и их мотивы, побуждения и
намерения. В связи
с этим в моральной регуляции особую роль обретает личное воспитание, т. е.
формирование в
каждом индивиде способности относительно самостоятельно определять и направлять
свою линию
поведения в обществе и без повседневного внеш. контроля (отсюда же такие понятия
М., как совесть,
чувство личного достоинства и чести).
Моральные требования к человеку имеют в виду не достижение каких-то частных и
ближайших
результатов в определ. ситуации, а следование общим нормам и принципам
поведения. В отдельно
взятом случае практич. результат действия может быть различным, зависящим и от
случайных
обстоятельств; в общесоциальном же масштабе, в суммарном итоге выполнение
моральной нормы
отвечает той или иной обществ. потребности, отображённой в обобщённом виде
данной нормой.
Поэтому форма выражения нравств. нормы — не правило внеш. целесообразности
(чтобы достичь
такого-то результата, нужно поступать так-то), а императивное требование,
долженствование, к-рому
человек должен следовать при осуществлении самых разных своих целей. В моральных
нормах
отражаются потребности человека и общества не в границах определ. частных
обстоятельств и
ситуаций, а на основе громадного историч. опыта мн. поколений; поэтому с т. зр.
этих норм могут
оцениваться как особенные цели, преследуемые людьми, так и средства их
достижения.
М. выделяется из первоначально нерасчленённой нормативной регуляции в особую
сферу
отношений уже в родовом обществе, проходит длит. историю формирования и развития
в
доклассовом и классовом обществе, где её требования, принципы, идеалы и оценки
приобретают в
значит. мере классовый характер и смысл, хотя наряду с этим сохраняются и
общечело-веч.
моральные нормы, связанные с общими для всех эпох условиями человеч. общежития.
В эпоху кризиса социально-экономич. формации возникает как одно из его выражений
кризис
господствующей М. Моральный кризис бурж. общества является частью общего кризиса
капитализма. Кризис традиц. ценностей бурж. М. обнаруживается в «утрате
идеалов», в сужении
сферы моральной регуляции (аморализм бурж. политики, кризис семейно-брачных
отношений, рост
преступности, наркомании, коррупции, «эскапизм» и «бунт» молодёжи).
Пролет. М., отличающаяся историч. оптимизмом, сохраняет и развивает подлинные
моральные
ценности. По мере утверждения социалистич. отношений новая М. становится
регулятором
повседневных взаимоотношений между людьми, постепенно проникая во все сферы
обществ. жизни
и формируя сознание, быт и нравы миллионов людей. Для коммунистич.
нравственности характерны
последоват. осуществление принципа равенства и сотрудничества между людьми и
народами,
коллективизм, интернационализм и патриотизм, уважение к человеку во всех сферах
его обществ. и
личных проявлений на основе принципа — «...свободное развитие каждого является
условием
свободного развития всех» (Маркс К. и Энгельс Ф., там же, т. 4, с. 447).
388 МОРГАН
Коммунистич. мораль становится единой уже в рамках социалистич. общества, но её
классовый
характер сохраняется до полного преодоления классовых противоречий. «Мораль,
стоящая выше
классовых противоположностей и всяких воспоминаний о них, действительно
человеческая мораль
станет возможной лишь на такой ступени развития общества, когда
противоположность классов
будет не только преодолена, но и забыта в жизненной практике» (Энгельс Ф., там
же, т. 20, с. 96).
• Ленин В. И., О коммуннстич. нравственности. [Сб.], M., 19752; Кон И. С., М.
коммунистическая и М. буржуазная, М.,
I960; Б е к Г., О марксистской этике и социалистич. М., пер. с нем. М., 1962; Се
л зам Г., Марксизм и М., пер... с англ.,
М., 1962; X а й к и н Я. 3., Структура и взаимодействие моральной и правовой
систем, М., 1972; Г у м н и ц к и й Г. Н.,
Осн. проблемы теории М., Иваново, 1972; Моральная регуляция и личность. Сб. ст.,
М., 1972; Дробницкий О. Г., По-
нятие M., M., 1974; Титаренко А. И., Структуры нравств. сознания, М., 1974; М. и
этич. теория, М., 1974; Гусейнов А.
А., Социальная природа нравственности, М., 1974; Рыбакова Н. В., Моральные
отношения и их структура, Л., 1974; М.
развитого социализма, М., 1976; Нравств. прогресс и личность, Вильнюс, 1976;
Социальная сущность, структура и
функции М., М., 1977; Петропавловский Р. В., Диалектика прогресса и ее
проявление в нравственности, М., 1978; А н и
с и м о в С. Ф., М. и поведение, М., 1979; Ш и ш-кин А. Ф., Человеч. природа и
нравственность, М., 1979; Моральный
выбор, М., 1980; Основы коммунистич. M., M., 1980; The definition of morality,
ed. G. Wallace and A. D. M. Walker, L.,
[1970]; см. также лит. к ст. Этика. О. Г. Дробницкий.
МОРАЛЬНОСТЬ, см. Легальность и моральность.
МОРГАН (Morgan) Льюис Генри (21.11.1818, Орора, Нью-Йорк,—17.12.1881, Рочестер,
Нью-Йорк), амер. этнограф и
историк первобытного общества. В 1840 основал об-во «Великий орден ирокезов»,
имевшее целью изучение истории и
культуры индейцев и оказание им помощи. Осн. соч. М.— «Древнее общество...»
(1877, рус. пер. 1900, 1934 и 1935).
М. положил начало науч. истории первобытного общества. Гл. причину прогресса
человеч. общества
он видел в совершенствовании материального произ-ва, хотя и понимал этот процесс
только как
историю отд. изобретений.
Положит. значение для своего времени имела введённая М. периодизация (дикость,
варварство,
цивилизация, с дальнейшей разбивкой этих крупных периодов на отд. ступени),
основанная на
развитии отд. элементов материальной культуры.
Важной стороной социологич. концепции М. является его теория об историч.,
преходящем характере
частной собственности, развитие к-рой «...тесно связано с увеличением числа
изобретений и
открытий...» («Древнее общество», Л., 1934, с. 315).
Ядром учения М. является обоснованная им на огромном фактич. материале теория о
едином пути
развития человеч. общества, об универсальности родовой организации. Открытие М.
универсальности материнского рода, по словам Ф. Энгельса, «...имеет для
первобытной истории
такое же значение, как теория развития Дарвина для биологии и как теория
прибавочной стоимости
Маркса для политической экономии» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 22, с. 223).
Теория М. сыграла
большую роль в опровержении патриархальной теории, по к-рой осн. ячейкой
человеч. общества
была патриархальная семья, воплощавшая принципы частной собственности и власти
отца. М.
уделил также большое внимание вопросам развития брачно-семейных отношений. По
его схеме
брачные отношения прошли путь от промискуитета через групповой брак к моногамии,
а
последовательно сменявшими друг друга формами семьи были кровнородств. семья,
пуналуа, парная
и моногамная семьи.
К. Маркс в 1880—81 составил конспект кн. М. «Древнее общество» [см. Архив Маркса
и Энгельса, т.
9, (М.), 1941]. В конспекте Маркс не только излагает взгляды М., но и критикует
его по нек-рым
вопросам, а в ряде пунктов существенно дополняет материалы М. Так, Маркс
подчёркивает роль
классовой борьбы в процессе становления гос-ва, дополняет данные М. своими
материалами о поздних формах общины у др. германцев и южных славян, вскрывает
значение
перехода от материнского к отцовскому счёту родства как процесса распада родовой
организации и
показывает связь моногамной семьи с возникающими классовыми отношениями. Книга
М. и
конспект Маркса были использованы Энгельсом при написании книги «Происхождение
семьи,
частной собственности и гос-ва».
Впоследствии в работах У. Риверса, А. М. Золотарёва и др., гл. обр. сов., учёных
были опровергнуты
нек-рые гипотезы М. о существовании кровнородств. семьи и о семье пуналуа как
обязат. стадии в
истории брачно-семейных отношений. Но идеи М. о материнском роде, о развитии
брачно-семейных
отношений от промискуитета через групповой брак к моногамии и др. успешно
выдержали
испытания временем.
* Энгельс Ф., Происхождение семьи, частной собственности и гос-ва, Маркс К.
иЭнгельс Ф., Соч., т. 21; Семенов Ю. И.,
Происхождение брака и семьи, М., 1974; Токарев С. А., История зарубежной
этнографии, М., 1978; Петрова-Аверкиева
Ю. П., История теоретич. мысли в амер. этнографии, М., 1979; Stern B. J., L. H.
Morgan social evolutionist, Chi., [1931]; R
e s e k С., L. H. Morgan, American scholar, [Chi., 1960].
МОРЕЛЛИ (Morelly), франц. утопич. коммунист 18 в. Достоверных биографич. данных
о М. не
сохранилось. Уроженец Витри; аббат. Взгляды М. наиболее обстоятельно развиты в
поэме
«Базилиада» («Naufrage des isles flottantes on Basiliade du celebre Pilpa'i»,
1753) и в трактате «Кодекс
природы, или Истинный дух её законов», опубл. на франц. яз. анонимно в
Амстердаме в 1755 (рус.
пер. 1921, последний 1956). М. считал, что существующий строй, основанный на
частной соб-
ственности, противоречит разуму и природе и должен быть заменён коммунистич.
строем. Это будет,
считал М., в известной степени возвращением к утраченному естеств. состоянию. М.
сформулировал
три «основных и священных» закона, с издания к-рых начнётся переустройство
общества на
коммунистич. началах. Первый из них отменяет частную собственность, второй
обеспечивает всем
гражданам право на труд, третий обязывает каждого гражданина заниматься
общественно полезным
трудом. М. предполагал, что коммунизм будет осуществлён не в отд. небольших
общинах, как
думали ранние утописты, а в масштабе целой страны, с централизов. учётом и
распределением труда
и его продуктов. М. ближе, чем др. утописты 16—18 вв., подходил к идее
уничтожения
противоположности между физич. и умств. трудом при коммунизме. Вместе с тем в
его учении
сильны уравнит. тенденции. М. оказал влияние на формирование взглядов Г. Бабёфа,
а также на
франц. утопич. социалистов 1-й пол. 19 в.
• Essai sur 1'esprit humain, P., 1743; Essai sur le coeur humam, P., 1745.
• Волгин В. П., Франц. утопич. коммунизм, М., 1960; Reverdy ?., Morelly; idees
philosophiques, economiques et politiques,
Poitier, 1909.
МОРЕНО (Moreno) Якоб (Джэкоб) Леви (20.5.1892, Бухарест,—14.5.1974, Бикон, Нью-
Йорк, США),
психиатр, социальный психолог, основатель социометрии. М. исходил из того, что
кроме
макроструктуры общества, изучаемой социологией, существует внутр. неформальная
микроструктура, образуемая переплетением индивидуальных влечений, притяжений и
отталкиваний.
Опираясь на психоанализ и гештальтпсихологию, М. считал, что психич. здоровье
человека
обусловлено его положением в малой группе, в системе межиндивидуальных влечений,
симпатий и
антипатий. Процедуры социометрии (социометрич. тест и др.) позволяют выявлять
невидимые
эмоциональные связи между людьми, измерять их и фиксировать результаты в спец.
матрицах,
индексах и графиках (напр., социограмма). В отличие от методов традиц.
психоанализа, М. пред-
почитал исследование действием, подчёркивая значимость «момента» и «спонтанного
творчества».
Занимаясь групповой психотерапией, М. создал в 20-х гг. «терапев-тич. театр»,
что стимулировало
его интерес к теории ролей и явлению игрового катарсиса: пациент получает
облегчение благодаря проигрыванию определ. психич. состояний на сцене. М.
разработал методы
социодрамы и психодрамы, к-рые выполняют как диагностич., так и терапевтич.
функции.
Применение социометрич. методов позволяет достигать нек-рых практич.
результатов: лечение
неврозов, смягчение конфликтов, повышение производительности труда на
предприятиях, где
социометрия используется для выявления лидеров, ослабление противоречий между
формальной и
неформальной структурами управления и т. д. Однако в своих теоретич. построениях
М.
абсолютизировал роль психологич. отношений и неправомерно распространял выводы,
полученные
на небольших социально однородных группах, на всё общество. Претензии М. на
лечение пороков
капитализма утопичны, ибо он игнорирует объективный характер антагонизмов
капиталистич.
общества.
• Das Stegreiftheater, Potsdam, [1924]; Sociometry and the cultural order, N.
Y., 1943; Sociodrama, a method for the
analysis of social conflict, N.Y., [1944]; Who shall survive?, Beacon, 19532;
Sociometry and the science of man, N. Y.,
1956; Psychodrama, v. 1—3, N. Y., 1959—69; Sociometry reader, N. Y., 1960; в
рус. пер.— Социометрия.
Экспериментальный метод и наука об обществе, М., 1958.
МОСС (Mauss) Марсель (10.5.1872, Эпиналь, —10.2. 1950, Париж), франц. этнограф и
социолог.
Племянник Дюркгейма, его ближайший ученик и наиболее активный участник его
школы. В
политич. плане — сторонник идей Жореса; участвовал в основании газ. «Юма-ните»,
нек-рое время
выполнял функции секретаря редакции.
Приверженец теории Дюркгейма в целом, М. в неявной форме подверг пересмотру нек-
рые её
положения. Он фактически отказывается от резкого антипсихологизма Дюркгейма,
стремясь к
осуществлению сотрудничества между социологией и психологией. В отличие от
Дюркгейма,
рассматривавшего человека как двойств, существо, воплощающее и индивидуальную, и
доминирующую над ней социальную реальность, М. формулирует понятие о «тотальном»
(целостном) человеке в единстве его биологич., психич. и социальных черт. Он в
большей степени,
чем его учитель, делает акцент на системно-структурном рассмотрении социальных
объектов.
Работы М. посвящены гл. обр. исследованию различных сторон жизни архаич.
обществ: самая
значительная — «Опыт о даре. Форма и основание обмена в архаических обществах»
(«Essai sur le
don. Forme archai-que de 1'echange», 1925), в к-рой на большом этногра-фич. и
историч. материале
показано, что до развития товарных отношений универсальным средством обмена
являются
взаимные дары, к-рые, будучи формаль-но добровольными, в действительности строго
обязательны.
М. выдвинул идею «тотальных социальных фактов», из к-рой вытекает установка на
комплексное
исследование социальных фактов и выявление наиболее фундаментальных из них в
конкретных
социальных системах; эти факты являются одновременно экономическими,
юридическими,
религиозными, эстетическими и т. п. Несмотря на расплывчатость и многозначность
этой идеи, она
оказала нек-рое влияние на Гурвича и Леви-Строса. М. воспитал много специалистов
в области
этнологии, фольклористики, индологии, историч. психологии и т. д.
• Oeuvres, t. 1—3, P., 1968—69; Manuel d'ethnographie, P., 1947; Sociologie et
anthropologie, P., 19684.
* Гофман А. Б., Социологич. концепции Марселя М., в сб.: Концепции зарубежной
этнологии. Критич. этюды,
М., 1976; Cazeneuve J., Sociologie de Marcel Mauss, P., 1968.
МОТИВЫ (нем. Motive, франц. motif, от лат. moveo — двигаю) в психологии, то, что
побуждает дея-
тельность человека, ради чего она совершается. В совр. психологии термин «М.»
применяется для
обозначения различных явлений и состояний, вызывающих актив-
МОТИВЫ 389
ность субъекта. К М. относятся потребности и инстинкты, влечения и эмоции,
установки и идеалы.
М. посвящены многочисл. работы представителей бихевиоризма и глубинной
психологии.
Бихевиористы обычно понимают под М. любые стимулы как внешние, так и внутренние
(«мотивационные переменные»), способные вызывать иди активизировать поведение. В
глубинной
психологии роль главных М. приписывается заложенным в человеке биологич.
инстинктам и влече-
ниям, к-рые иод влиянием социальных условий отчасти подавляются и выступают в
своих непрямых,
симво-лич. формах (психоанализ Фрейда и др.). Важным вкладом в развитие учения о
М. была
разработка идей о субъективно-объективной природе М. (понятие о «побудит, силе»
вещей Левина),
о независимости М. человека от элементарных биологич. потребностей (Ол-порт) и
об «идеаторном»,
осознанном характере М., выражающих систему жизненных ценностей человека (Ж.
Нюттен,
Франция).
В сов. психологии проблема М. разрабатывается в связи с исследованием строения
человеч.
деятельности и сознания. В М. конкретизируются, «опредмечи-ваются» потребности,
к-рые не только
определяют собой М., но, в свою очередь, изменяются и обогащаются вместе с
изменением и
расширением круга объектов, служащих их удовлетворению, и способов их
удовлетворения. Ещё
более ярко роль М. в трансформации человеч. потребностей проявляется при
возникновении М., не
имеющих аналогов у животных и впервые рождающихся лишь в обществе. Представление
о
предметной и социальной природе М. противостоит как теориям, ставящим человеч.
М. в
зависимость от «глубинных» инстинктивных влечений, так и теориям, приписывающим
побудит,
силу субъективным эмоциональным переживаниям, поскольку не эмоции определяют
сферу М.
человека, а, наоборот, развитие М. человеч. деятельности обогащает и
перестраивает сами эмоции и
чувства.
Мотивация, процесс побуждения человека к совершению тех или иных действий и
поступков, часто
представляет собой сложный акт, требующий анализа и оценки альтернатив, выбора и
принятия
решений. Этот процесс психологически осложняется тем, что далеко не всегда
реальные М.
осознаются субъектом актуально, т. е. при подготовке и выполнении действия. От
М. следует
отличать мотивировки, т. е. высказывания, оправдывающие то или иное действие
путём указания на
побудившие его объективные и субъективные обстоятельства; мотивировки могут не
совпадать с
действительными М. поступка или даже сознательно маскировать их.
Изучение мотивационной сферы составляет центр. проблему психологии личности, её
историч. и
онтоге-нетич. развития.
• Я к о б с о н П. М., Психологич. проблемы мотивации поведения человека, М.,
1969; Леонтьев А. Н., Потребности, М.
и эмоции, М., 1971; Hall J. F., Psychology of motivation, Chi., 1961.
МО-ЦЗЫ, Mo Ди (ок. 480—438, 420, 400, 392 или 381 до н. э.), др.-кит. мыслитель,
политич. деятель,
основатель моизма. Родился, по-видимому, в царстве Лу, на родине Конфуция (зап.
часть совр. про».
Шань-дун). Много путешествовал, излагая правителям свои идеи или же пытаясь
отговорить их от
ведения захват-нич. войн, иногда с успехом. Собрал вокруг себя значит.
число учеников, что обеспечило расцвет его школы в Китае 5—3 вв. до н. э.
Учениками М.-ц. и их
последователями был создан «М.-ц.» («Трактат учителя Мо»); текстологич. работа
над ним была
проделана известными учёными цинского времени Би Юанем (1729—97), Чжан Хуэйянем
(1761—
1802), Сунь Ижаном (1848— 1908), Лян Цичао (1873—1929) и др. Составленный
390 МО-ЦЗЫ
Сунь Ижаном «Мо-цзы сянь-гу» («Трактат философа Мо Ди со сводным толкованием»)
считается
ныне лучшим.
Вначале М.-ц. изучал конфуцианство, хорошо знал «Шан шу» и «Шицзин» (см.
Тринадцатикнижие),
однако затем стал его решит, противником, хотя самого Конфуция ценил и уважал.
Осн. идея
философии М.-ц.— «всеобщая любовь», т. е. отвлечённая любовь всех ко всем; она
противостоит
конфуцианским принципам гуманности (жэнь), отношений в семье и иерархичности
этики. Ряд
положений М.-ц. имеет «негативный» характер: он «против музыки» — ибо она
отвлекает человека
от производств. (и управленч.) деятельности; «против судьбы» — ибо жизнь
человека определяется
его действиями, а не неизбежным фатумом; «против агрессивных войн» — поскольку
они являются
величайшим и жесточайшим преступлением. Признавая существование «духов и
привидений», к-рые
могут наказывать зло и вознаграждать добро, и «воли неба» как ориентира
поведения людей, М.-ц.
ввёл религ. струю в своё учение.
• Ян Юн-го, История др.-кит. идеологии, М., 1957, с. 91 —172; Г о M о - ж о,
Философы древнего Китая. («Десять
критич. статей»), М., 1961, с. 100—73; Быков Ф. С., Зарождение обществ.-политич.
и филос. мысли в Китае, М., 1966, с.
106—19, 201—05; Др.-кит. философия, т. 1—2,М., 1972—73; Forke ?., Geschichte der
alten chinesischen Philosophie,
Hamb., 1927, S. 368—417; Pung Yu-lan, The spiritof Chinese philosophy, L., 1947,
p. 20—44; Wing-t sit Chan, A source book
in Chinese philosophy, Princeton, 1963, p. 211—31; Watson В., Basic writings of
Mo Tsu, Hsun Tsu and Han Fei Tsu, N. Y.—
L., 1967.
МУНЬЕ (Mounier) Эмманюэль (1.4.1905, Гренобль,— 22.3.1950, Шатне-Малабри, близ
Парижа),
франц. философ-идеалист, основатель и глава франц. персонализма. Организатор и
руководитель его
теоретич. органа — журн. «Esprit» (осн. в 1932). В основе учения М. лежит
признание абс. ценности
личности. М. резко отграничивает понятие личности от понятия индивида. Если
индивид, по М.,—
это изолированное чело-веч. «Я», замкнутый в себе, погружённый в свой внутр. мир
человек, то
личность — это высшая духовная сущность, находящаяся в постоянном творч.
самоосуществлении.
Это самоосуществление есть отрицание личностью своей индивидуальной
самодостаточности и
замкнутости, устремление к трансцендентному. Персонализм М.— одна из
разновидностей католич.
модернизма.
М. ставил также конкретные социально-политич. задачи: борьбу с капитализмом и
колониализмом,
выступления против фашизма, поддержку мира. Путь освобождения человечества М.
видел в
моральном обновлении. Выступая как противник капитализма с позиций христ.
социализма, М.
одновременно требовал «преодоления» марксизма; учению о классовой борьбе и
социа-листич.
революции он противопоставил идею «персо-налистской и общинной духовной
революции».
• Oeuvres, t. l—4, P., 1961—63; Manifeste au service du person-nalisme, P.,
1936; Qu'est-ce <jue le personnalisme?, P., 1947;
Le personnalisme, P., 197112.
• Кузнецов В. H., Франц. бурж. философия 20 в., М. 1970, с. 211—22; Сахарова Т.
?., От философии существования к
структурализму, М., 1974, с. 126—47; В д о в и-н а И. С., Франц. персонализм,
М., 1977; М о i ? С., La pensie d'Emmanuel
Mounier, P., 1960; Cuissard L., E. Mounier, P., 1963; С o n i l h J., Emmanuel
Mounier. Sa vie, son oeuvre, P., 1966; Barlow
M., Le socialisme d'Emmanuel Mounier Toulouse, 1971; Domenach J.-M., Emmanuel
Mounier, P., 1972; Borne E., Emmanuel
Mounier on le combat pour I hom-me, P., 1972; B a u d r у G.-H., Socialisme et
humanisme: Emmanuel Mounier, Teilhard de
Chardin, Lilie, 1978.
МУР (Moore) Джордж Эдуард (4.11.1873, Лондон,— 24.10.1958, Кембридж), англ.
философ-
идеалист, представитель неореализма. Гл. ред. журн. «Mind» (1921—47). Выступал
против англ. абс.
идеализма и берклианства. В ст. «Опровержение идеализма» («The refutation of
idealism», 1903)
анализировал ощущение, различая две его стороны— «сознание» и «объект». Объект,
по М., не
сводится к сознанию. Вместе с тем «независимое» существование объекта в
гносеологич. схеме М.
является лишь видимостью, ибо объект в его концепции
выступает в акте ощущения, а не в качестве стороны объективной реальности.
Отвергая теорию
отражения, М. абсолютизировал элементы непосредственности в познании,
предвосхитил
возникновение неореали-стич. концепции «имманентности трансцендентного». Под
влиянием
шотландской школы признавал истинность суждений «здравого смысла», исследование
к-рого
связывал с анализом обыденного языка. Идеи М. явились одним из источников
лингвистической фи-
лософии.
Этич. концепция М. носит индивидуалистич. характер и основывается на критике
«этич.
натурализма», рассматривающего «добро» как объективное рациональное понятие.
Добро для М.—
основополагающая этич. категория, смысл к-рой постигается лишь с помощью
интуиции.
• Principia ethica, Camb., 1903; Some main problems of philosophy, L.—· N, Y.,
1958"; Philosophical studies, new ed., L.,
1959; Philosophical papers, L.— N. Y., [1959].
• X и л л Т. И., Совр. теория познания, пер. с англ., М., 1965, гл. 6; Л у к а н
о в Д. М., Гносеология амер. «реализма», М.,
1968, гл. 1, § 2; Б о г о м о л о в А. С., Англ. бурж. философия 20 в., М.,
1973, гл. 4, § 1; The philosophy of G. E. Moore, ed.
by P. A. Schupp, Evanston-Chi., 1942; G. E. Moore. Essays in retrospect, ed. by
A. Ambrose and M. Lazerowitz, L., 1970.
МУТАЗИЛИТЫ (араб., букв.— отделившиеся), представители раннемусульм. теологии,
предшественники араб. философов. Первыми стали применять рассудочные методы др.-
греч. логики
и философии к истолкованию взаимоотношений бога и человека, положив начало
теологии (калам)
как самостоят. области знания наряду с мусульм. правом (фикх). Согласно историч.
свидетельствам,
истоки. М. восходят к кругу последователей Хасана аль-Басри (ум. 728), от к-рого
откололись его
ученики Басил ибн Ата (699—748) и Амр ибн Убайд (ум. 762). Появлению М.
способствовали
усиленная пе-реводч. деятельность во 2-й пол. 8 в. и рост влияния т. н.
приверженцев мнения (асхаб
ар-рай) в правоведении.
М. выступили против буквалистского понимания атрибутов бога традиционалистами,
считая, что
наделение бога телесными признаками человека (воля, речь, слух и т. п.)
противоречит догмату о
единстве бога [отсюда их прозвище «обедняющих» (понятие бога)]. Отвергая, что
бог обладает
атрибутом речи, слова, М. пришли к отрицанию извечности Корана, рассматривая его
лишь как одно
из творений бога. Святость Корана они относили не к «букве», а к «духу», считая
возможным и
необходимым аллегорич. толкование Корана (благодаря М. сложилась целая отрасль
теологии —
«илм ат-тафсир», наука комментирования).
М. утверждали свободу воли и соответственно нравств. ответственность человека за
совершённые им
действия; в своих поступках люди выбирают («присваивают») из возможного набора
действий,
созданного богом (см. Касб). Отсюда апелляция М. к «весам деяний»: бог не может
произвольно
изменить меру воздаяния, ибо она точно соответствует земным делам человека. В
отличие от
хариджитов и мурджиитов, М. считали, что мусульманин, совершивший т. н°. великий
грех (сахиб
кабира), выходит из рядов верующих, но не становится безбожником (кафиром),
занимая «среднее
положение».
Идеи М. способствовали развитию свободомыслия и освоению антич. философии. М. в
целом
определили круг проблем, рассматриваемых каламом: первое творение,
пространственно-временная
структура бытия (учение о «предсуществовании» — кумун, об атомах — джаухар аль-
фард,
причинной связи — таваллуд, сущности — мана и т. п.), вопросы практич. этики
(концепция
«присвоения» — касб, благодати — лутф, познания как «успокоения души» — сукун
ан-нафс, учение
о единстве «знания и действия» и др.). Для атомистич. учения М. характерно
представление о мире
как состоящем из непротяжённых частиц, каждой из к-рых в каждое мгновение
управляет бог.
Наиболее извест-
ными школами М. в 9—10 вв. были школы в Басре и Багдаде. Учение М. (прежде всего
идеи о
единстве бога и сотворённости Корана) получило офиц. признание при аббасидских
халифах 1-й пол.
9 в., когда противники М. преследовались властями. При аль-Мутавак-киле (правил
в 847—861)
учение М. было объявлено ересью; в дальнейшем оно развивалось в одном
направлении с
ортодоксальной теологией. М. исчезли окончательно в 13—14 вв. Традиции их
сказывались в даль-
нейшем в воззрениях шиитских сект (зейдиты в Йемене, имамиты в Ираке и Иране).
М. оказали
значит. влияние на Кинди и Рази, а также европ. схоластич. философию.
• Закуев А. К., Философия ан-Наззама, Баку, 1961; Д ж а р а л л а х 3. Н., аль-
Мутазила, Каир, 1947; Н о u-r a n i G. F.,
Islamic rationalism. The ethics of Abd al-Jabbar, Oxf., 1971; см. также лит. к
статьям Калам, Ислам.
МЫШЛЕНИЕ, высшая форма активного отражения объективной реальности, состоящая в
целенаправленном, опосредствованном и обобщённом познании субъектом существенных
связей и
отношений предметов и явлений, в творч. созидании новых идей, в прогнозировании
событий и
действий. Возникает и реализуется в процессе постановки и решения практич. и
теоретич. проблем.
Биологич. субстратом М. является высокий уровень развития головного мозга,
исторически
сформировавшегося в процессе становления человека, человеч. общества,
материальной и духовной
культуры. М. человека протекает в различных формах и структурах (понятиях,
категориях, теориях),
в к-рых закреплён и обобщён познават. и социально-историч. опыт человечества.
Отправляясь от
чувств. опыта, М. преобразует его, даёт возможность получать знания о таких
свойствах и
отношениях объектов, к-рые недоступны непо-средств. эмпирич. познанию. М.
неизмеримо расши-
ряет познават. возможности человека, позволяет проникнуть в закономерности
природы, об"щества и
самого М. Орудием М. является язык, а также др. системы знаков (как абстрактных
— напр.,
математических, так и конкретно-образных — напр., «язык иск-ва»). Элементы этих

<<

стр. 41
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>