<<

стр. 45
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

параллельных,
установившие относит. непротиворечивость неевклидовой геометрии Лобачевского —
Бойаи. Ряд
важных результатов о Н. получен для различных систем логики и аксиоматич. теории
множеств.
• см. к ст. Аксиоматический метод.
НЕЙРАТ (Neurath) OТТО (10.12.1882, Вена,— 22.12. 1945, Оксфорд), австр. философ,
социолог и
экономист. Один из организаторов и лидеров Венского кружка. В 1934—40 жил в
Голландии, с 1941
— в Великобритании. Филос. и социологич. взгляды Н. эклектически соединяют
тенденции
стихийного, естеств.-науч. материализма со взглядами логич. позитивизма. Н.
считал, что критерием
истинности т. н. протокольных (исходных) предложений науки, избираемых учёными
по
соглашению, является в конечном счёте непротиворечивость их др. утверждениям
данной науки.
Видя в установлении единства знаний важнейшую задачу философии науки, Н.
полагал, что его
можно достичь с помощью «унифицированного языка науки», опирающегося на языки
физики и
математики (точка зрения т. н. радикального физикализма). Вместе с Карнапом был
одним из авторов
и гл. редактором «Междунар. эн-
420 НЕДОНСЕЛЬ
циклопедии унифицированной науки» (1938—40). По обществ.-политич. взглядам Н.—
последователь авст-ромарксизма.
• Empirische Soziologie, W., 1931; Le diveloppement du cercle de Vienne et
I'ayenir de l'empirisme logique, P., 1935; Modern
man in the making, [N. ?.] — L., 1939; Foundations of social sciences, Chi.,
1962; Wissenschaftliche Weltauffassung. Sozialis-
mus und logischer Empirismus, Fr./M., 197Я.
• H a p с к и и И. С., Совр. позитивизм, M., 1961; Совр. бурж. философии, M.,
1978, гл. 2.
НЕМЕСИЙ ЭМЕССКИЙ (????????) (2-я пол. 5 — нач. 6 вв.), ранневизант. мыслитель.
Епископ
сирийского г. Эмесы, автор компендия «О природе человека», в к-ром свёл воедино
физиологич.,
психологич. и филос.-антропологич. теории различных филос. и мед. школ
античности, стремясь
согласовать их друг с другом и с догматами христ. теологии. Диапазон тем Н. Э.
простирается от
проблем соединения души с телом и свободы воли до вопросов дыхания и
кровообращения; это как
бы энциклопедия знаний и доктрин о человеке, характерная для эпохи перехода от
античности к
средневековью и предвосхищающая центр. установку схоластики. Естеств.-науч.
интересы Н. Э.
побуждают его пользоваться концепциями Аристотеля и Га-лена, предлагаемая им
психология
аффектов («страстей») имеет стоич. черты, между тем как онтологич. вопросы
разрешаются в духе
платонизма и даже отчасти неоплатонизма (антистоич. решение вопроса о связи души
с телом), от к-
рого, однако, Н. Э. отделяет присущая ему тяга к эмпирии. Проблематичным
остаётся объём
использования наследия Посидония. Труд Н. Э. оказал широкое влияние на философию
и науку
средневековья; ценный источник для реконструкции утраченных соч. антич.
мыслителей.
• Migne, P G, t. 40; в рус. пер,— О природе человека, пер. с предисл. и прим. Ф.
Владимирского, Почаев, 1904.
• Владимирский Ф. С., Антропологии и космология Немезия ел. Емссского, в их
отношении к древней философии и
патристич. лит-ре, Житомир, 1912; Jaeger W. W., Nemesios von Emesa, B., 1914;
Koch H. A., Quellenuntersuchungen zu
Nemesios von Emesa, B., 1921; Marz F. M., Anthropologische Grundlagen der
christlichen Ethik hei Nemesios von Emesa
Munch., 1959.
«НЕМЕЦКАЯ ИДЕОЛОГИЯ. Критика новейшей немецкой философии в лице её
представителей
Фейербаха, Б.Бауэра и Штирнера и немецкого социализма в лице его различных
пророк о в»,
рукопись К. Маркса и Ф. Энгельса, в к-рой они впервые как целостную концепцию
разработали
материалистич. понимание истории, т. е. историч. материализм. Замысел «Н. и.»
относится к весне
(вероятно, апрель) 1845, когда Энгельс приехал в Брюссель и Маркс изложил ему
материалистич.
понимание истории в почти сложившемся виде. Они решили сообща разработать своё
новое
мировоззрение в форме критики нем. послегегелевской философии. С этим замыслом
связано
написание «Тезисов о Фейербахе» как наброска идей для «Н. и.». Дошедшая до нас
рукопись «Н. и.»
была написана между нояб. 1845 и авг. 1846, дополнение ко 2-му т. (рукопись
Энгельса «Истинные
социалисты») — в янв.—апр. 1847. Работа над рукописью не была завершена. «Н. и.»
состоит из 2
тт.: 1-й посвящён критике идеализма младогегельянцев, 2-й — критике нем.
мелкобурж. «истинного
социализма». Осн. теоретич. содержание сконцентрировано в 1-й гл. 1-го т.
(«Фейербах.
Противоположность .материалистич. и идеалистич. воззрений»), в остальных частях
преобладает
полемика.
Изложение материалистич. понимания истории строится по такому общему плану: 1)
предпосылки,
2) осн. концепция: произ-во—общение — политич. надстройка — формы обществ.
сознания, 3)
выводы.
В «Н. и.» Маркс и Энгельс впервые формулируют (предпосылки, из к-рых исходит
материалистич.
понимание истории,— это люди, их деятельность и материальные условия их жизни.
Деятельность
людей имеет две стороны: произ-во (отношение людей к природе) и общение
(отношение людей друг
к другу). Произ-во и
общение взаимно обусловливают друг друга, но определяющей стороной является
произ-во. В «Н.
и.» всесторонне развито важнейшее положение историч. материализма об
определяющей роли
материального цроиз-ва в жизни общества.
В «Н. и.» Маркс и Энгельс впервые по существу выяснили диалектику взаимодействия
и развития
производит.
сил и производств. отношений. Это важнейшее открытие было сформулировано здесь
как диалектика
производит. сил и формы общения (обществ. отношений). Оно дало ключ к пониманию
общей
структуры общества, обществ. формации (производит. силы — производств. и др.
обществ.
отношения — политич. и юридич. надстройка — формы обществ. сознания), и общей
закономерности его историч. развития (начало учения об обществ. формациях, к-рые
здесь
различаются по исторически господствующим формам собственности: родо-племенная —
античная
— феодальная — буржуазная — коммунистическая; в становлении и развитии бурж.
формы частной
собственности различаются фазы ремесла, мануфактуры и крупной пром-сти),
позволило научно
доказать неизбежность пролет., комму-нистич. революции как результата развития
противоречий
между производит. силами и производств. отношениями бурж. общества. Это открытие
позволило
разработать материалистич. понимание истории как целостную концепцию и как
непосредств. филос.
основу теории науч. коммунизма.
В «Н. и.» закладываются основы марксистской теории классов и классовой борьбы,
раскрывается
сущность государства вообще и бурж. гос-ва в особенности, появляется осн.
формула историч.
материализма о соотношении обществ. бытия и обществ. сознания: «Сознание...
никогда не может
быть чем-либо иным, как осознанным бытием..., а бытие людей есть реальный
процесс их жизни... Не
сознание определяет жизнь, а жизнь определяет сознание» (Маркс К. и Э н-г е л ь
с Ф., Фейербах.
Противоположность материалистич. и идеалистич. воззрений, 1966, с. 29, 30).
В «Н. и.» впервые были выяснены две осн. материальные предпосылки коммунистич.
преобразования общества: развитие производит. сил и формирование ре-волюц.
класса,
пролетариата. Конкретизируя первую предпосылку, авторы «Н. и.» определяют её как
достаточно
высокий уровень развития крупного машинного произ-ва: «...только с развитием
крупной
промышленности становится возможным и уничтожение частной собственности» (там
же, с. 65).
Маркс и Энгельс характеризуют пролет. революцию как двуединый процесс —
изменение условий
жизни общества и вместе с тем изменение самих людей, совершающих революцию (см.
там же, с.
50). В «Н. и.» Маркс и Энгельс впервые формулируют необходимость завоевания
пролетариатом
политич. власти, в общей форме высказывают идею диктатуры пролетариата (см. там
же, с. 43).
Опираясь на диалектико-материалистич. понимание истории, авторы «Н. и.» в общих
чертах
разрабатывают теорию будущего, коммунистич. общества.
Сущность концепции, развитой в «Н. и.», авторы резюмируют след. образом: «Итак,
это понимание
истории заключается в том, чтобы, исходя именно из материального производства
непосредственной
жизни, рассмотреть действительный процесс производства и понять связанную с
данным способом
производства и порожденную им форму общения — т. е. гражданское общество на его
различных
ступенях — как основу всей истории; затем необходимо изобразить деятельность
гражданского
общества в сфере государственной жизни, а также объяснить из него все различные
теоретические
порождения и формы сознания, религию, философию, мораль и т. д. и т. д., и
проследить процесс их
возникновения на этой основе, благодаря чему, конечно, можно будет изобразить
весь процесс в
целом (а потому также и взаимодействие между его различными сторонами). Это
понимание
истории, в отличие от идеа-
листического... объясняет не практику из идей, а идейные образования из
материальной практики и в
силу этого приходит также к тому выводу... — что не критика, а революция
является движущей
силой истории...» (там же, с. 51—52).
Рукопись «Н. и.» Марксу и Энгельсу опубликовать не удалось. «Мы тем охотнее
предоставили
рукопись грызущей критике мышей,— писал впоследствии Маркс,— что наша главная
цель —
уяснение дела самим себе — была достигнута» (Маркс К. и Э н-гельс Ф., Соч., т.
13, с. 8). Важнейшая
1-я гл. 1-го т. была впервые опубл. в СССР Ин-том Маркса и Энгельса в 1924 на
рус. яз. («Архив К.
Маркса и Ф. Энгельса», кн. 1) и в 1926 на языке оригинала («Marx— Engels
Archiv», Bd 1). Впервые
полностью рукопись «Н. и.» была опубл. в СССР Ин-том Маркса — Энгельса — Ленина
в 1932 на
языке оригинала (Marx — Engeis Gesamtausgabe, Abt. l, Bd 5) и в 1933 на рус. яз.
(Маркс К. и Энгельс
Ф., Соч., т. 4). В 1965 («Вопросы философии», № 10—11) и 1966 (отд. изд.) Ин-т
марксизма-
ленинизма при ЦК КПСС осуществил новую, наиболее полную публикацию 1-й гл. с
расположением
и расчленением текста в соответствии со структурой и содержанием рукописи.
• Marx—Engels Gesamtausgabe, Abt. l, Bd 5, B., 1932; Marx-Engels Gesamtausgabe,
Probeband, B., 1972; Маркс К. и
Энгельс Ф., Соч., т. 3; т. 13, с. 6—8; т. 21, с. 370—71; их же, Фейербах.
Противоположность материалистич. и
идеалистич. воззрений. (Новая публикация 1-й гл. «Нем. идеологии»), М. 1966;
Карл Маркс. Биография, ?., 19732, гл. 3;
О й з е р-м а н Т. И., Формирование философии марксизма, ?., 19742, ч. 2; Корню
О., Карл Маркс и Фридрих Энгельс,
пер. с, нем., т. 3, М., 1968; Багатурия Г. А., Первое великое открытие Маркса, в
сб.: Маркс—историк, М.,1968; его ж е,
Из опыта изучения рукописного наследства Маркса и Энгельса, в сб.:
Источниковедение, М., 1969; его ж с, Контуры
грядущего, М., 1972, гл. 2; Марксистская философия в XIX в., кн. 1, М., 1979,
гл. 5. Г. А.
Багатурия.
НЕОБИХЕВИОРИЗМ, совокупное обозначение ряда направлений амер. психологии.
Возникновение Н. относится к 1930-м гг. (работы К. Халла и Э. Толмена), когда
стала очевидной
несостоятельность традиц. бихевиоризма — невозможность описания поведения только
посредством
наблюдаемых стимулов и реакций на них без анализа к.-л. центральных,
регулирующих механизмов.
В бихевиористскую схему «стимул — реакция» Н. ввёл опосредствующее звено — т. н.
промежу-
точные переменные, понимаемые как совокупность различных познават. и побудит.
факторов. В
остальном Н. разделяет общие принципы классич. бихевиоризма: тенденцию к
биологизации
человеч. психики, ориентацию на позитивизм и т. п.
• Я ? о ш е в с к и й М. Г., Психология в XX столетии, М.,
19742.
НЕОБХОДИМОСТЬ И СЛУЧАЙНОСТЬ, соотносительные филос. категории, к-рые
конкретизируют представление о характере зависимости явления, выражают различные
аспекты,
типы связей, степень детерминированности явления. При определ. условиях
необходимость (Н.) —
вещь, явление в их всеобщей закономерной связи; отражение преим. внутренних,
устойчивых,
повторяющихся, всеобщих отношений действительности, осн. направлений её
развития; выражение
такой ступени движения познания в глубь объекта, когда вскрываются его сущность,
закон; способ
превращения возможности в действительность, при к-ром в определ. объекте имеется
только одна
возможность, превращающаяся в действительность.
Случайность (С.) — отражение в основном внешних, несущественных, неустойчивых,
единичных
связей действительности; выражение начального пункта познания объекта; результат
перекрещивания независимых причинных процессов, событий; способ превращения
возможности в
действительность, при к-ром в данном объекте, при данных условиях имеется неск.
различных
НЕОБХОДИМОСТЬ 421
возможностей, могущих превратиться в действительность, но реализуется только
одна из них; форма
проявления Н. и дополнение к ней.
Н. вызывается главными, регулярными причинами процесса, полностью ими
детерминирована в
данном отношении, характеризуется строгой однозначностью и определённостью,
часто
неизбежностью, подготовлена всем предшествующим ходом развития явлений. Но Н. не
сводится к
неизбежности. Последняя — только одна из стадий её развития, одна из форм её
осуществления. С.
столь же причинно обусловлена, как и Н., но отличается от неё особенностью своих
причин. Она
появляется и результате действия отдалённых, нерегулярных, непостоянных,
незначительных, малых
причин или одновременного воздействия комплекса сложных причин, характеризуется
неоднозначностью, неопределённостью своего протекания. Один и тот же комплекс
причин может
обусловливать необходимые процессы на одном структурном уровне материи, в одной
системе
связей и одновременно вызывать случайности на др. уровне или в др. системе
связей.
В зависимости от степени детерминированности, причин возникновения, форм
проявления,
структуры и характера действия, а также роли для практики и развития науки Н.
макет быть
подразделена на такие осн. виды: Н., выражающая объективно существующие стороны
и связи
природы и общества; Н., выражающая объективно существующие стороны и связи
идеальных
явлений; внутр. Н., вызванная к жизни природой самих явлений и процессов
объективного мира;
внеш. Н., порождаемая привходящими обстоятельствами; Н. более общего,
фундаментального
порядка, действие к-рой распространяется на сравнительно широкий круг явлений
действительности;
Н. менее общего порядка, действие к-рой охватывает сравнительно узкий круг
явлений; сложная Н.,
определяющая поведение совокупности объектов, к-рая выражается статистич.
закономерностями;
простая Н., определяющая поведение индивидуальных макрообъектов, к-рая
выражается динамич.
закономерностями; Н., управляющая явлениями действительности, к-рая может
одновременно
выражаться как статистич., так и динамич. закономерностями (см. Статистические и
дина-
мические закономерности).
С. также подразделяется на ряд видов: внутр. С., органически связанная с данной
Н.; внеш. С., высту-
пающая как нечто постороннее по отношению к данной Н. и вызываемая преим.
побочными
факторами; объективная С., к-рая вызывается влиянием различных объективных
условии;
субъективная С., порождаемая субъективизмом, волюнтаризмом, нарушением
объективно
действующих законов; благоприятные или неблагоприятные С., соответственно
ускоряющие или
тормозящие развитие тех или иных сторон действительности.
Проблема Н. и с. разрабатывалась в философии начиная с древности. В рамках
материалистич.
направления в философии всегда признавался объективный характер Н. и с.: они
выводились из
материального мира. В идеалистич. философии эти категории выводились из
духовного фактора:
либо из некой объективированной духовной сущности (объективный идеализм —
Платон, Гегель,
неогегельянцы), либо из человеч. разума, сознания (субъективный идеализм — Юм,
Мах,
неопозитивизм). Кант считал Н. и с. априорными, т. е. доопытными способами
мыслит. деятельности,
внутренне присущими человеч. рассудку. Неокантианцы (Риккерт). признавая Н. в
природе,
отвергали её в обществ. жизни. Метафизич. материалисты (Спиноза, Гольбах и др.)
и нек-рые
естествоиспытатели (К.Вольф, Ж. Ламарк) не видели связи между Н. и с. » доводили
их относит.
различие до абс. противоположности. Ге-
422 НЕОБХОДИМОСТЬ
гель показал несостоятельность разрыва Н. и с., разработав на идеалистич. основе
диалектич.
концепцию их взаимосвязи.
Ф. Энгельс с диалектико-материалистич. позиций подверг критике метафизич.
материалистов, к-рые
Н. и с. рассматривали как определения, раз и навсегда исключающие друг друга. Он
также показал
несостоятельность механического детерминизма, вообще отрицавшего С. и
объявлявшего абсолютно
все явления необходимыми, в результате чего Н. низводилась до уровня С. (см. К.
Маркс и Ф.
Энгельс, Соч., т. 20, с. 532—36).
Классики марксистской философии показали, что в объективной действительности Н.
ц с. не бывают
в чистом виде, что «...случайность — это только один полюс взаимозависимости,
другой полюс
которой называется необходимостью» (Энгельс Ф., там же, т. 21, с. 174), что при
определ. условиях
эти категории тождественны, т. е. случайное необходимо, а необходимое случайно,
что в природе и
обществе, где на поверхности происходит игра случая, сама С. всегда оказывается
подчинённой
внутр., скрытым законам. В реальной действительности всякое явление в одно и то
же время, но в
разных отношениях, или в одном и том же отношении, но в разное время и случайно,
и необходимо,
«содержит» необходимые и случайные моменты H их взаимопроникновении. Случайным
явление бы-
вает только по отношению к другому явлению, необходимому. Так, возникновение
отд. мутации —
это Н., результат определ. физико-химич. и биологич. процессов. В то же время по
отношению к
клетке, организму u популяции она выступает как случайное явление. Для отд.
живых существ
является случайным, где они родились, какую среду застали вокруг себя для жизни.
Но в то же время
их рождение необходимо, т. к. без этого процесса прекратилось бы существование
данного вида
организмов. Появление выдающейся личности в определ. время в данной стране
является случай-
ностью. Однако если эта личность становится во главе движения и своей
деятельностью выражает
его интересы, она необходима.
Диалектич. взаимосвязь между Н. и с. по-разному проявляется на различных
структурных уровнях
материи, в природе и обществе. В природе действуют лишь слепые, беесознат. силы,
во
взаимодействии к-рых и проявляются её законы, Н. В неживой природе при переходе
от макроуровня
к микроуровню роль случайных факторов возрастает, что находит своё выражение в
возрастании
статистич. методов выражения законов движения микрочастиц. При переходе от
минеральных
систем к живым значение С. в паре «необходимость — случайность» также
увеличивается. В то же
время совершенствование организмов в ходе развития органич. систем
свидетельствует о всё более
возрастающем торжестве Н. над С.: по мере повышения уровня организации
материальных систем
изменение соотношения между Н. и с. подчиняется, по-видимому, диалектич. закону
отрицания
отрицания и зависит от сложности систем, их внутр. строения, взаимосвязи систем
с её элементами и
окружающей средой.
В обществе действуют люди, одарённые сознанием, поступающие обдуманно или под
влиянием
страсти, стремящиеся к определ. целям и т. п. Вместе с тем взаимосвязь Н. и с.
изменяет свой
характер по мере развития общества: она неодинакова в различных обществ.-
экономич. формациях.
В классово антагонистич. обществе результаты деятельности людей зачастую
оказываются
противоположными их желаниям и целям, что связано с существованием частной
собственности на
средства произ-ва и антагонизмом интересов, анархией обществ. развития. Н.
действует здесь гл. обр.
в виде стихийной силы, прокладывающей себе путь через бесконечное множество С.,
и обнаруживает
себя лишь как конечный результат ирактич. действий людей.
При социализме, где господствует обществ. собственность на средства произ-ва и
власть
принадлежит рабочему классу, трудящимся во главе с марксистско-ленинскими
партиями, Н. также
не выступает в «чистом» виде, она всегда связана со случайностью. Однако роль и
степень
воздействия последней на различные стороны обществ. жизни ограничена. С.,
возникающие из-за
нарушения объективных законов, действия природных сил, еще не полностью
подвластных людям,
не являются формой проявления Н., они только дополняют её. Н. при социализме
отражается в
постановке и решении социальных задач.
Н. и с. имеют важное значение в науч. познании. Движение познания от явления к
сущности
соответствует аналогичному движению от наблюдения, изучении случайного к
познанию
необходимого, к-рое скрывается за случайным так же, как сущность за явлением.
Одна из важнейших
задач науки — предвидение хода различных событий и управление ими. Основой
решения этой
задачи является познание причин и законов как необходимых, так и случайных
процессов.
• Энгельс Ф., Диалектика природы, Маркс К. и Э н г е л ь с Ф., Соч., т. 20; Лени
и В. И., Материализм и эмпи-
риокритицизм, ПСС, т. 18; Ш и p о к а н о в Д. И., Диалектика Н. и с., Минск,
i960; Сачков Ю. В., Введение в вероят-
ностный мир. Вопросы методологии, М., 1071; Купцов В. П., Детерминизм и
вероятность, М., 1976; А с к и н Н. Ф.,
Филос. детерминизм и науч. познание, М., 1977; ? и л и п е н к о Н. В.,
Диалектика Н. и с., М., 1980. Н. В.
Пилипенко.
НЕОГЕГЕЛЬЯНСТВО, течение идеалистич. философии кон. 19 — 1-й трети 20 вв., для
к-рого
характерно стремление к созданию целостного мировоззрения на основе обновлённой
интерпретации
философии Гегеля. Н. получило распространение почти во всех странах Европы и в
США, но в
зависимости от обществ.-политич. условий и теоретич. предпосылок принимало
различные формы.
В Великобритании, США и Нидерландах Н. возникло из запоздалого (по сравнению с
Германией,
Россией, Францией и Италией) увлечения традиц. гегельянством, к-рое приобрело
популярность в
этих странах u 70—80-х гг. 19 в.; поэтому здесь труднее отличить ортодоксальных
сторонников
гегелевского учения от неогегельянцев, пытавшихся сочетать гегельянство с новыми
филос.
веяниями.
В Великобритании процесс перерастания гегельян-ства в Н. представлен (если
исключить Дж.
Стерлинга, впервые познакомившего англичан с философией Гегеля) Э. и Дж.
Кердами, Ф. Брэдли, Р.
Холдейном, Д. Бейли, отчасти Б. Бозанкетом, Дж. Мак-Таггар-том и Р.
Коллингвудом. Осн.
моментами этого процесса были: а) попытки истолкования диалектики в духе
примирения
противоречий, а гегелевского мировоззрения в целом — как религиозного, как
«теоретич. формы»
христианства (Э. Керд); б) обращение К гегельянству для преодоления англ.
позитивизма (Дж. Керд);
диалсктич. метод выступал npir этом как средство разложения «чувственности»,
«вещественности»
для достижения истинной, т. е. внеэмпирич. реальности (Брэдли); в) тенденция к
преодолению
крайностей «абс. идеализма» Брэдли, стремление отстоять права индивидуальности,
её свободу; эта
тенденция проявилась в умеренном персонализме Бозанкета и «радикальном
персонализме» Мак-
Таггарта, к-рые пытались сочетать гегелевское учение об абсолюте с утверждением
метафизич.
ценности личности; г) попытка интерпретации Гегеля в духе релятивизма («абс.
историзма»)
наметилась уже у Холдейна, стремившегося истолковать диалектич. метод Гегеля как
«феноменологический» (в смысле «феноменологии духа») способ определения в
понятиях ступеней
человеч. опыта, и была последовательно осуществлена Коллингвудом.
В США, где гегельянская тенденция, впервые представленная сент-лунсской школой
во главе с У. Т.
Хар-рисом, находилась в определенной зависимости от эволюции английских
сторонников учения
Гегеля, Н. у таких мыслителей, как Б. Боун н Дж, Ройс, ока-
залось моментом на пути от гегельянства к персонализму.
В Нидерландах Н., связанное с именем видного популяризатора гегелевского учения
Г. Болланда,
было наиболее традиционным. Болланд одним из первых на европ. континенте
провозгласил конец
неокантианского периода развития философии и отказался от противопоставления
Гегеля Канту,
рассматривая их как «начало и завершение классич. периода мышления», в частности
гегелевскую
логику — как завершение кан-товской критики разума. Истолкование философии
Гегеля в религ.
духе сближает болландовский вариант Н. с «правым» гегельянством 1830—40-х гг. в
Германии.
В Италии Н. возникло на рубеже 19—20 вв., его основоположники — Кроче и Джентиле
пребывали в
состоянии многолетней полемики между собой. Размежевание внутри итал. Н. шло по
пути решения
социальных проблем (буржуазно-либеральному — Кроче и тоталитарному — Джентиле).
В
эволюции итал. Н. отчётливо вырисовываются два осн. этапа. Первый этап итал. Н.
(до окончания 1-
й мировой войны) характеризуется совместными выступлениями Кроче и Джентиле
против
марксистского материализма, а также позитивизма под лозунгом «обновления
идеализма» и
реставрации гегелевской концепции гос-ва. Второй этап — с конца 1-Й и до начала
2-й мировой
войны, отмечен углублением филос. и политич. разногласий между обоими течениями,
завершившимися политич. расколом итал. Н., поскольку Кроче встал в оппозицию к
фаш. режиму
Муссолини, тогда как Джентиле выступал в качестве одного из активных идеологов
фашизма. Кроче
выдвигает на первый план объективистские, рационалистич. и этич. моменты в своей
концепции,
чтобы преодолеть релятивистские тенденции, таившиеся в «абс. историзме».
Джентиле, напротив,
развивает именно субъективистские и иррационалистич. тенденции своей философии,
доходя до
полного релятивизма.
В Германии на рубеже 19—20 вв. к выводам, вплотную подводящим к Н., пришли
виднейшие
теоретики неокантианства — как марбургской школы (Коген, Наторп, Кассирер), так
и баденской
(Виндельбанд и Риккерт, к-рые первыми заговорили в Германии о «возрождении
гегельянства»).
Определ. роль в формировании нем. Н. сыграл Дильтей. В период 1-й мировой войны
в Германии
получает распространение идея «единого потока» нем. идеалистич. философии,
завершающегося
Гегелем (Г. Лассон). Однако возникшее из разнообразных филос. устремлений нем.
Н. не сложилось
в целостное образование. Ученик Риккерта Р. Кро-лер искал в «обновлённом»
гегельянстве решение
той проблемы соотношения «рационального» и «иррационального», к-рая была
«задана»
неокантианством. Ученик Дильтея Г. Глокнер, издатель соч. Гегеля и лидер нем.
Н., углубляет
иррационалистич. тенденцию в теории познания. Значит. роль в нем. Н. играла
проблематика
философии истории, философии культуры и особенно гос-ва и права (Т. Геринг, Т.
Литт, а также Ф.
Розенцвейг и др.). Вопрос о взаимоотношении индивида и человеч. общности решался
Н. в духе
резкой критики бурж. «атомизации» и утверждения примата и даже абс. господства
общности
(нации, гос-ва) над индивидами.
Высший пункт развития нем. Н. совпал со 100-летием со дня смерти Гегеля (1931).
Лидеры нем. Н. (в
частности, Кронер) возглавили междунар. орг-цию неогегельянцев — «Гегелевский
союз» (1930) и
выступили с осн. докладами на 1-м (Гаагском, 1930) и 2-м (Берлинском, 1931)
гегелевских
конгрессах (3-й конгресс состоялся в Риме, 1934). Приход национал-социализма к
власти в Германии
вызвал политич. раскол, за к-рым последовало и теоретич. разложение нем. Н.
Антифашистски
настроенные неогегельянцы в боль-
НЕОГЕГЕЛЬЯНСТВО 423
шинстве своём были вынуждены эмигрировать из Германии. Попытки возрождения Н. в
послевоен.
Германии (Т. Литт и др.) не имели успеха.
Крупнейшим представителем рус. Н. был И. А. Ильин, стремившийся соединить
религ.-филос.
традицию, идущую от Вл. Соловьёва, и новейшие, прежде всего гус-серлианскне,
веяния, идущие с
Запада. Рус. идеалистич. правосознание также обнаружило тенденцию к переходу от
неокантианства
к Н. (П. И. Новгородцев, «Кант и Гегель в их учениях о праве u гос-пе», 1901, и
др.).
Во Франции Н. получило распространение значительно позже, чем в др. европ.
странах. Началом его
можно считать появление в 1929 соч. Ж. Валя «Несчастье сознания в философии
Гегеля» («Le
malhcur de la consien-ce dans la philosophic de Hegel»). Польшей популярностью
пользовались лекции
?. Кожева о Гегеле (1933—39); в числе слушателей Кожева были Ж. П. Сартр, М.
Мерло-Понти, Ж.
Ипполит, Р. Арон, А. фессар и др., способствовавшие впоследствии распространению
«обновлённых» гегелевских идей. Выступая в тесной связи с экзистенциализмом,
франц. Н.
приобретает влияние среди интеллигенции. Ипполит, переведший на франц. яз.
«Феноменологию
духа» (1939) и «Философию нрава» Гегеля (1941), стремился связать учение Гегеля
с сартровской
версией экзистенциализма.
В целом как самостоят. течение Н. исчерпывается в 1930-х гг., однако отд. его
тенденции
проявляются в различных течениях совр. бурж. философии и социологии. Существ.
крен в сторону
Н. прослеживается в фи-лос. герменевтике Г. Гадамера.
• Давыдов Ю. Н., Критика иррационалистич. основ гносеологии Н., в сб.: Совр.
объективный идеализм, М., 1963;
Богомолов А. С., Н. в Германии и Италии, в кн.: Бурж. философия кануна и начала
империализма, М., 1977; Кузнецов В.
Н., Франц. Н., М., 1982; Windelband W., Die Erneuerung des Hegelianismus, Hdlb.,
1910; Lasson G., Washeisst
Hegelianismus?, B., 1916; Schol z H., Die Bedeutung der Hegeischen Philosophie
fur das philosophische Denkender Gegenwart,
B., 1921; Levy H., Die Hegel-Renaissance in der deutschen Philosophie, [B.],
1927; Harm s E., Hegel und das 20. Jahrhundert,
Hdl))., 1933; В е у e r W. R., Hegel-Bilder. Kritik der Hegel-Deutungen, В.,
19672. Ю.Н.Давыдов.
НЕОДАОСИЗМ (с юань с ю е — учение о сокровенном, таинственном), течение кит.
философии,
возникшее в 3—4 вв. и представляющее собой возрождение фплос. даосизма. В период
Вэй-Цзинь
(3—5 вв.) заняло господствующее положение в идеология, жизни Китая. Поскольку
одной из гл.
форм деятельности его приверженцев были возвышенные филос. беседы, участники к-
рых старались
«лучшим языком выразить лучшие мысли», оно получило также назв. цин тань (букв.
— чистые,
безупречные беседы) или сюань янь (букв. — разговоры о сокровенном), т. к.
предметом их
рассуждений было сокровенное дао.
Появление Н., подготовленное учением Ван Чуна, связано с падением династии Хань
в 220, распадом
единой империи, проникновением в Китай буддизма. Основателями Н. были Хэ Янь (Хэ
Пишу,
190—249) и Ван Ни (Ван Фусы, 226—249), продолжателями Цзи Кан (Цзи Шуе, 223—262)
и Сян Сю
(Сян Цзыци, 227— 277), принадлежавшие к группе т. н. семи мудрецов из бамбуковых
зарослей, Го
Сян (Го Цзысюань, 252—312) н др. Самым выдающимся представителем Н. был Гэ Хун
(Гэ
Чжичуань, 283—363), известный под лит. псевдонимом Баопу-цзы. Неодаосисты
исходили из идей
«Лао-цзы» («Дао дэ цзинъ), «Чжуан-цзы» и «Чжоу-и» («Ицзин»), соединяя их с
учением
конфуцианства (они считали Конфуция великим мудрецом, стоявшим выше Лао-цзы и
Чжуан-цзы),
минцзя и др. школ. Осн. источник сведений о филос. концепциях Н.— комментарии к
конфуцианским классикам, а также сборники притч и рассказов-анекдотов, особенно
произв. Лю
Ицина (403—444) с комм. Лю Сяобяо (463—521) «Ши-шо синь-юй» («Новое изложение
рассказов, в
свете ходящих»).
424 НЕОДАОСИЗМ
Н. ставил своей целью достижение состояния «фэн лю» (букв.— «ветер и поток») —
свободной
непринуждённой жизни в согласии с самим собой, собств. природой и природой
вообще. В отличие
от классич. даосизма Н. считал, что дао — это ничто, все вещи спонтанно
возникают сами из себя, а
не из дао; формула «бытие рождается из небытия» означала для них, что бытие
возникает само из
себя. Поскольку вся Вселенная находится в постоянном движении и изменении, то
общество,
человек, институты, мораль должны меняться, приспосабливаться к настоящему
моменту. Согласие с
этим процессом, следование естественному означает «недеяние», препятствование
ему, сохранение
устаревшего — «деяние» (т. е. что-то искусственное). Знание должно естественно
проистекать из
природы индивида, а не быть подражанием мудрецам. Все вещи равны между собой,
нет разницы
между великим и малым, жизнью и смертью, короткой и длинной жизнью и т. п. В
дальнейшем Н.
слился с буддизмом и исчез как филос. течение.
• Семененко И. И., Цзн Кан и нек-рые моменты идеоло-гич. борьбы в сер. 3 в. н.
а., в кн.: Вопросы кит. филологии, М.,
1974, с. 58—63; Зайцев В. В., Враги и друзья Цзи Кана, там же, с. 48—57; Малявин
В. В., Жуань Цзи, М., 1978;
Бадылкин Л. Е., Жизненные ценности в «Фэн Лю», в кн.: Десятая науч. конференция
«Об-во и гос-во в Китае». Тезисы и
доклады, ч. 1, М., 1979, с. 93—96; P u n g Y u - l a n, A short history of
Chinese philosophy, N. Y., 1958, p. 204—40; F о r-k e
A., Geschichte der mittelalterlichen chinesischen Philosophie Hamb., U134, S.
181—85, 204—26.
НЕОКАНТИАНСТВО, направление идеалистич. философии последней трети 19 — 1-й трети
20 вв.,
пытавшееся решать осн. филос. проблемы исходя из односторонне идеалистич.
толкования учения
Канта. Возникло в 60-х гг.; его расцвет относится к 1890—1920-м гг., когда оно
господствовало в
ряде нем. ун-тов и распространилось во Франции (Ш. Ренувье, О. Гамелен, Л.
Брюнсвик), России (А.
И. Введенский, С. И. Гес-сен, И. И. Лапшин и др.) и др. странах. В 20-х гг. с
появлением новых
направлений бурж. философии (философия жизни, неогегельянство, экзистенциализм)
Н. постепенно
утрачивает влияние. Гл. организац. центры Н.— журн. «Kantstiuiien» и «Кантовское
об-во»
(«Kantgesellschaft», осн. в 1904, распущено нацистами в 1938, воссоздано в
1947).
Н. в широком смысле включает все школы, ориентирующиеся на «возвращение» к
Канту:
физиология, направление (Ф. А. Ланге, Г. Гельмгольц); психология, направление,
развивавшее
взгляды Я. де Фриза и его школы (Л. Нельсон); реалистич. направление (А. Риль,
О. Кюльпе, Э.
Бехер); марбургскую школу (Г. Коген, П. Наторп, Э. Кассирер и др.); баденскую
школу (В.
Виндельбанд, Г. Риккерт, Э. Ласк). К Н. в строгом смысле обычно относят лишь
первое и два
последних направления.
Выдвинув лозунг «следует вернуться назад к Канту» (L i е b m a n n O., Kant und
die Epigonen, B.,
19122, S. 109), H. усматривало осн. достижение кантов-ской философии в
обосновании положения,
согласно к-рому формы наглядного созерцания (пространство и время) и рассудка
(категории) суть
функции познающего субъекта, а гл. ошибку — в признании объективности «вещи в
себе»;
возникающее отсюда противоречие «разрешается» сведением в Н. «вещи в себе» к
«предельному
понятию опыта» — негативному «понятию совершенно проблематичного нечто», к-рое
принимается
за причину явлений (см. Ф. Ланге, История материализма, пер. с нем., т. 2, К. —
Хар., 1900, с. 35).
Марбургская школа истолковывала «вещь в себе» как задачу: объект познания не
дан, но «задан» —
как задаётся математич. функцией числовой ряд и каждый из его членов. В
трактовке баденской
школы «вещь в себе» вообще теряет смысл: «...Бытие всякой действительности
должно
рассматриваться как бытие в сознании» (Р и к к е ? т Г., Введение в
трансцендентальную
философию. Предмет познания, пер. с нем., К., 1904, с. 84).
?. ?., ?. выступает как критика Канта «справа», т. е. с позиций более
последоват. идеализма. Отказ от
кантовского понимания «вещи в себе» привёл к укоренению объекта в самом
мышлении.
Гипертрофированную активность мышления представители Н. превратили в источник
сущностных
определений самого бытия, толкуя её как деятельность по конструированию культуры
в целом. Так,
марбургская школа разрабатывала трансцендентальный метод как учение о
конструировании
мышлением объектов культуры (науки, этики, иск-ва, религии). Однако
«антиметафизич.»
тенденция, унаследованная Н. от Канта и позитивизма 19 в., не позволила ему
пойти по пути Гегеля и
восстановить его абсолют как основу всего бытия, в т. ч. бытия культуры. С др.
стороны, Н.
отвергает и субъективизм, вытекающий из односторонне понятой активности
мышления. Если
баденская школа решает это противоречие путём признания объективности ценностей,
к-рые хотя и
не существуют, но «значат», то марбургская школа, в противоречии со своими
исходными
установками, вынуждена прибегнуть к допущению бога (Коген) или логоса (Наторп)
как
объективной основы бытия, мышления и нравственности.
Н. было связано с явлениями кризиса методологич. оснований естеств. и историч.
наук 19 в., к-рый
получил выражение в физиология., а затем физич. идеализме и критике историч.
разума (В. Дильтей).
Н. широко использовало кантовскую идею отрицания объективной закономерности
природы и
выведения познания из субъекта, из самого мышления с его «априорными» законами
развития.
Именно эта идея легла в основу истолкования «логики чистого познания» в
марбургской школе и
«логики наук о культуре» в баденской школе. Последняя концепция была связана с
идеалистич.
интерпретацией историч. науки и противопоставлением её идеогра-фич. метода
номотетич. методу
естествознания.
Реакцией на марксистский науч. социализм были зтич, социализм неокантианцев
марбургской
школы и отрицание законов обществ. развития и социализма в учении баденской
школы. В кон. 19 —
нач. 20 вв. идеи Н. использовались для ревизии филос. основ марксизма, став
методологич. базой
ряда идеологов II Интернационала (М. Адлер, Э. Бернштейн, К. Фор-лендер). Н.
оказало большое
воздействие на бурж. политэкономию (Р. Штаммлер), социологию (М. Вебер),
правоведение.
Влияние Н. прослеживается в течениях совр. бурж. философии, в особенности в
разработке учения о
ценностях (аксиологии); его отзвуки заметны в идеологии нем. социал-демократии.
• Богомолов А. С., Нем. бурж. философия после 1865 г., М., 1969; Б а к ? а д з е
К. С., Избр. филос. труды, т. 3, Тб.,
19732; Бурж. философия кануна и начала империализма, М., 1977, гл. 2; Кант и
кантианство, М., 1978; Muller-Freienfels
R., Die Philosophie des 20. Jahrhunderts in ihren Hauptstromungen, ?T1] l, B.,
1923; Ritzel W., Studien zum Wandel der
Kantauffassung, Meisenheim/Glan, 1952; Noack H., Die Philosophie Westeuropas [im
zwanzigsten Jahrhundert], Basel—Stuttg.,
1962; Meyer H., Abendlandische Weltanschauung, Bd 5, Paderborn—Wurzburg, 1967s;
см. также лит. к статьям Баденская
школа, Марбургская школа, Винделъбанд, Коген, Наторп, Кассирер, Риккерт.
А. С. Богомолов.
НЕОКОНФУЦИАНСТВО [л и с ю е — учение о законе, принципе (природы, неба), или
син-ли
сюе — учение о природе (человека, вещей) и законе (природы), а также дао сюе—
учение о пути (в
отличие от дао цзяо — даосизма)}, течение в кит. философии, возникшее при
династии Сун (960—
1279). В отличие от конфуцианства периода Хань (206 до н. э.— 220 н. э.),
представители ?-poro
занимались гл. обр. комментированием классич. текстов, сунские мыслители
разрабатывали новые
идеи и понятия, в первую очередь и—ли (должное и закон) и син—мин (природа и
судьба); отсюда и
назв. течения.
Предшественниками Н. были танские мыслители Хань Юй и Ли АО (772—841),
защищавшие
конфуцианство и направившие его на путь развития этики вместо спекулятивной
метафизики.
Основы Н. были залощены в 10—11 вв. «тремя учителями науки о естеств. зако-
не» — Сунь Фу, Ху Юанем и Ши Цзе. Становление и развитие Н. связано с
деятельностью Чжоу
Дунъи, Чжан Цзая, бр. Чэн — Хао и И, Чжу Си, а также ????? Юна и Лу Цзююаня,
представляющих
побочные линии развития Н. Благодаря им и их ученикам и приверженцам Н. стало
доминирующим
течением. В сунском Н. определились шесть гл. концепций, разрабатывавшихся
разными
философами, но общих для всей школы: великий предел (тайцзи; Чжоу Дунъи),
принцип (ли-закон),
материальная сила (ци, бр. Чэн), природа человека (Чжан Цзай), постижение
природы вещей («ис-
следование вещей», Чэн И), человеколюбие (жэнъ, Чжу Си). Вследствие близких
личных отношений
между северосунскими конфуцианцами (Чжоу, Чжан, бр. Чэн) не всегда можно точно
установить
авторство той или иной конкретной идеи. В Н. выделилось неск. школ: «Каотин»
(Чжу Си и его
ученики и последователи Цай Юаньдин, Хуан Гань и Чэнь Шунь), «Сяншань» (Лу
Цзююань и его
приверженцы Ян Цзянь и Вэй Ляовэн), особняком стоял lllao Юн. Однако важнейшей
была школа
Чэн—Чжу, т. е. бр. Чэн (особенно Чэн И) и Чжу Си; она доминировала в периоды
династий Сун и
Юань.
В период Юань (1280—1368), в условиях иноземного владычества, когда буддизм, а
отчасти и
даосизм пользовались покровительством монг. ханов — юань-ских императоров, Н.
сумело
сохранить свои позиции, выдвинуть таких философов, как Сюй Хэн (1209—81), У Чэн,
Чэнь Юань
(1256—1330) и даже выступить арбитром в споре между буддизмом и даосизмом. Новый
расцвет Н.
произошёл при династии Мин (1368—1644). Восстановление кит. государственности
содействовало
развитию конфуцианской идеологии. Уже в 1403 по приказу императора были
переизданы
конфуцианские канонич. книги с комментариями бр. Чэн, Чжу Си и их
последователей. В 15—16 вв.
выдвинулись такие мыслители, как У Юйби н Се Сюань, затем Чэнь Сянь-чжан, Чжань
Жошуй, Ван
Гэнь, Цзоу Шоуи, Ван Цзи, Лю Цзунчжоу (16—17 вв.) и самый знаменитый среди них
Ван Янмин.
Вместо составления очередных комментариев к классикам каждый из них старался
разработать
собств. подход к осн. проблемам учения;, были созданы центры филос. диспутов и
обучения (самый
известный — академия Душишь). Мыслители периода Цин (1644—1911) в значит.
степени вернулись
к филос. построениям периода Хань, комментаторской работе. Школа Чэн — Чжу
пользовалась
популярностью при династиях Мин и Цин вплоть до 1905, хотя в 15—16 вв. была
отодвинута на
задний план школой Лу — Ван, т. е. Лу Цзююаня — Ван Янмина. В 30-х гг. 20 в.
идеи школы Чэн —
Чжу явились исходной точкой филос. построений Фэн Юланя. Н. просуществовало
вплоть до
образования КНР в 1949.
• Конрад Н. И., Философия кит. Возрождения (о сунской школе), в его кн.: Запад и
Восток, М., 1972, с. 174—207; Б у-р о
в В. Г., Мировоззрение пит. мыслителя 17 в. Ван Чуань-шаня, М., 1976, с. 39—68;
В r u с е 3. P., Clm Hsi and his masters,
L., 1923; Forke ?., Geschichte der neueren chinesischen Philosophie, Hamb.,
1938; С hang С h i a - s и n, The development of
Neo-Confuciaii thought, v. l—2, N. Y., 1957—63; Wing-tsit Chan, Source book in
Chinese philosophy, Princeton, 19G3; Sung
biographies, ed. by II. Franke, Bd l, Wiesbaden, 1976.
НЕОМАЛЬТУЗИАНСТВО, обновлённый вариант мальтузианства; в обыденном представлении

отказ от детей в браке. Зародилось в кон. 19 в., в виде т. н. неомальтузианских
обществ. лиг, союзов и
т. п. Если «классич. мальтузианство» полностью отрицает воздействие социальных
факторов на
народонаселение, то в Н. это воздействие признаётся, но приравнивается к
воздействию биологич.
факторов. Так, амер. демограф Дж. Шпенглср пытается «примирить» биологическое с
социальным в
мальтузианстве, представляя Мальтуса как поборника повышения занятости населения
и даже
НЕОМАЛЬТУЗИАНСТВО 425
как революционера. «Революц. зерно» усматривается в тезисе о «половом влечении»,
отрицат.
последствия к-рого будто бы мобилизуют людей на ликвидацию разрыва между темпами
роста
населения и увеличения объёма продовольствия.
В своих практич. рекомендациях Н. выделяет в первую очередь биологич. сферу
воспроизводства
людей и отодвигает на задний план мероприятия по преобразованию экономики,
подъёму уровня
жизни населения, выражающих социальную сторону этого процесса. Совр. ведущие
демографы
США оценивают воздействие па биологич. механизм рождаемости как «основной
элемент»
стратегия, программ по отношению к населению мира, на деле игнорируя необходимые
обществ.
преобразования. Марксисты при оценке Н. проводят строгое различие между
пропагандой методов и
средств ограничения рождаемости, проводимой в определ. условиях, и H. как
идеологией. «Одно
дело — свобода медицинской пропаганды и охрана азбучных демократических пpaв
гражданина и
гражданки. Другое дело — социальное учение неомальтузианства. Сознательные
рабочие всегда
будут вести самую беспощадную борьбу против попыток навязать это реакционное и
трусливое
учение...» (Л е н и н В. И., ПСС, т. 23, с. 257). Объективно идеология Н. служит
тем же
человеконенавистнич. целям, что и мальтузианство вообще.
• Ленин В. II., Рабочий класс и Н., ПСС, т. 23; С у д о-платов А. П.,
Демография, концепции, М., 1974; Рубин Я. II.,
Оптимум населения: что за этим понятием?, Минск, 1979.
«НЕОМАРКСИЗМ», течение бурж. обществ. мысли 30—70-х гг. 20 в., ревизующее
марксизм-
ленинизм с позиций мелкобурж. революционности. «Н.» — неоднородное u
противоречивое течение.
Для него характерна смесь марксизма с элементами неогегельянства, ницшеанства и
др. вариантами
философии жизни (большинство представителей франкфуртской школы), с «левым»
экзистенциализмом (Сартр), неофрейдизмом как в либерально-гуманистич. трактовке
(Фромм), так и
в анархо-радикальном духе «сочетания» социально-политич. революции с тотальной
«сексуально-
культурной» революцией (Г. Маркузо, В. Райх), со структурализмом (Л. Гольдман),
фил ос.
герменевтикой (Хабер-мас) и пр. В США и Великобритании 60-х гг. «II.» выступил и
как особая
социология, тенденция, критически противостоящая офиц. социологии (Ч. Р, Миллс,
Н. Бирнбаум, А.
Гоулднер и др.).
«Н.» обычно противопоставляет молодого К. Маркса, «филос. антрополога», зрелому
Марксу, автору
«Капитала», с его «неромантич.» ориентацией на науч. знание. Излюбленные филос.
категории Н. --
отчуждение и овеществление, к-рым придана апокалиптмч. всеобщность. Теоретики
«Н.» отрицают
общезначимость марксистской диалектики, сводя ее содержание только к обществу. С
позиций,
близких к вульгарному социологизму, общеметодология. категории и логика
редуцируются ими к
исторически и классово обусловленным социаль-но-экономич. явлениям и интересам,
вся совр. наука
оценивается как воплощение духа капитализма, утончённое орудие эксплуатации в
руках
господствующих классов и самый глубокий источник подавления человека. Таков,
согласно
концепции франкфуртской школы «Н.», историч. результат усиленного внедрения
инструментальной
рациональности науки, преуспевшей в установлении господства человека над
природой, во все
сферы социальной и культурной жизни. Вследствие этого первоначально освободит.
импульсы науч.
сознания превратились во всепровикающую идеологию господства человека над
человеком.
Обычно «Н.» обвиняет «сов. марксизм» в сциентист-ско-позитивистском
ревизионизме. «Н.»
вульгаризирует практич. революц. направленность марксистской обществ. науки,
склонен к
отрицанию всякого объек-
426 «НЕОМАРКСИЗМ»
тивного, не зависящего от классового интереса содержания знания. Либерально-
позитивистскому
объективизму и неокантианской «свободе от ценностей» «Н.» противопоставляет
волюнтаристский
«активизм» — не познание, но преобразование социального объекта. Крайний
историч. релятивизм и
субъективизм социальной философии «Н.» закономерно ведут к волюнтаристским и
уто-пич.
полития. выводам. «Н.» претендовал на роль универсального «критич. сознания»
«позднего
капитализма» и «гос. социализма», всюду разоблачающего отчуждение, подавление
человечности,
разные формы ложного и превращённого сознания. Но на деле он оказался теоре-тич.
обоснованием
противостояния реальному социализму культурного нигилизма, полития. экстремизма
и анархизма (в
частности, в движении «новых левых»), хотя Адорно, Хоркхаймер и Хабермас
отмежевались от ле-
ворадикальных выступлений последнего. Политич. идеология «Н.» отражает неверие в
революц.
роль рабочего класса и стран социализма. В качестве повой движущей силы политич.
борьбы и
обществ. изменений в совр. условиях «Н.» выдвигает «критич. интеллигенцию»,
бунтующую
молодёжь, студенчество, освободит. движение в «третьем мире». «Н.» - одно из
проявлений кризиса
бурж. обществоведения, к-рому он, однако, не может предложить конструктивной
альтернативы.
В зарубежной лит-ре под словом «Н.» нередко объединяют все философско-
соцпологич. течения,
использующие марксистскую фразу.
• «Н.» и «лево»-радикальная социология, в кн.: Социология и современность, т. 2,
М., 1977; Д а в ы д
о в Ю. Н., Критика социально-филос. воззрений франкфуртской школы, М., 1977;
Социальная
философия франкфуртской школы, M., 19782; «Н.» и проблемы социологии культуры,
М., 1980.
НЕОПИФАГОРЕИЗМ, направление др.-греч. философии 1 в. до н. э. — 3 в. н. э.,
тесно связанное и
переплетающееся со средним платонизмом (Евдор Александрийский, издатель
платоновских
диалогов Трасилл, Модерат, Никомах Герасский, Нумений и др.). Н. вновь придал
самостоят.
значение методам математич. символизма и опирался в своих умозрениях на такие
понятия, как
единое—многое, монада—диада, тождество — различие, чётное—нечётное, точка—линия—
плоскость— тело н др., а также развивал в области этики идеалы аскетизма и
катартики. В отличие от
среднего платонизма Н. считал первоначалом не ум (нус), но мона-ду—диаду,
согласно изложению
пифагорейского уче-ния у Александра Полигистора (Диоген Лаэртий VIII 24—33) и
Секста
Эмпирика («Против физиков» II 248— 284). Выше монады—диады Евдор помещал единое,
к-рое
Модерат (1 в. н. э.), согласно изложению его концепции у неоплатоников, понимал
как
сверхбытийное наяало; второе единое у Модерата — это область идей-парадигм, душа
— третье
единое, причастное первым двум. Видимо, эта концепция Модерата, инспирированная
2-м
«Письмом» Платона, возникла в результате соединения идей «Парменида» с
космогония, мифом
«Тимея». У Ннкомаха (1-я пол. 2 в.) первый бог (монада) предстаёт как демиург,
рождающий диаду,
и ум — принцип бытия и познания всех вещей. Нумений проводил различие между
«отцом» (первый
бог, он же ум) и «создателем» (второй бог) — двумя эпитетами единого демиурга у
Платона в
«Тимее». По-видимому, о сверхсущем едином, достижимом в сверхумном экстазе, речь
шла у
Аммония, учителя Плотина. В дальнейшем Н. перестаёт быть самостоят. течением
филос. мысли,
хотя самый комплекс пифагореизма (математика, аскетика, катартика, «божеств.»
статус уяителя,
основателя школы, толкование избр. круга «священных» текстов) благодаря Н.
усваивается
неоплатонизмом.
• Фрагменты: Nicomachi Geraseni Pythagorei introduc-tipnis aritlimeticae libri
II, rec. R. Hoche, Lipsiae, 18C6; J a m b-liclii,
Tljeologouraena aritlimeticae, ed. V. at· Falco, Lipsiae, 1922; Vogel С. J. u e,
Greek philosophy. A collection of texts, v. 3,
Leiden, 1959, p. 340—5.4.
• D o d d я R. R., The Parmenides of Plato and the origin of the Neoplatonic
«One», «Classical Quarterly», 1928, v. 22, p. 129—
43; его же, Numenius and Ammonius, Fondation Hardt, t. 5 — Les sources de
Plotin, Vandoeuvres—Geneve, 1960, p. 1—33;
CM. также лит. к статьям Средний платонизм, Нумений.
НЕОПЛАТОНИЗМ, последний этап развития антич. платонизма. Основателем Н. обычно
считают
Плотина (3 в.) или его учителя Аммония. Н.. замыкает средний платонизм, вбирает
в себя
неопифагореизм и использует аристотелизм в качестве введения — гл. обр.
логического — в учение
Платона.
Античный Н. тяготел к школьной организации и существовал прежде всего в виде
ряда школ.
Правда, школа Плотина в Риме представляла собой кружок слушателей, распавшийся
ещё при жизни
учителя. Уже у Плотина и его учеников Амелия и Порфирия были разработаны осн.
понятия системы
Н.: во главе иерархии бытия стоит сверхсущее единое-благо, постижимое только в
сверхумном
экстазе и выразимое только средствами отрицат. (апофатич.) теологии; далее в
порядке нисхождения
(«истечения» — см. Эманация) из единого следовали бытие-ум (нус) с идеями в нём,
душа (псюхе),
обращённая к уму и к чувств. космосу, вечному в своём временном бытии. Однако в
школе Плотина
ещё отсутствовали чёткие основы интерпретации платоновских диалогов. Амелий,
напр., проводил
тройное деление ума и учил о трёх умах и трёх демиургах, полагая, что это и есть
«три царя» 2-го
«Письма» Платона, тогда как Плотин считал, что под «тремя царями» следует
понимать единое, ум и
душу. В то же время Порфирий, в отличие от Плотина и Амелия, считал, что демиург
для Платона —
это не ум, а душа.
Учеником Порфирия был Ямвлих, основатель сирийской школы Н., к к-рой
принадлежали Сопатр
Апамейский, преемник Ямвлиха в руководстве школой, и Дексипп, автор комментария
к
«Категориям» Аристотеля. Ямвлих впервые ввёл в Н. теургию. Проведённая им
реформа
комментария оказала решающее влияние на всю последующую традицию Н., в связи с
чем говорят о
доямвлиховском и послеямвлиховском типах Н. Феодор Азинскнй (ум. ок. 360),
ученик Порфирия и
Ямвлиха, не принял ямвлиховских методов толкования Платона; так, «небо»
платоновского «Федра»
(247 А—В) он толковал как первое (у большинства же неоплатоников «небо» — это
сфера ума-нуса),
за к-рым следует «единое» — область ума.
Пергамская школа Н. (4 в.), основанная учеником Ямвлиха Эдесием, продолжала
линию сирийской
школы, уделяя преимуществ. внимание мифологии и теургии. К пергамской школе
принадлежал
император Юлиан. В соч. Саллюстия «О богах и о мире» дан общий очерк учения И. и
систематизирована традиц. языч. мифология. В соч. Евнапия «Жизнеописания
философов и
софистов» содержатся важные сведения о Плотине, Порфирий, Ямвлихе и круге имп.
Юлиана.
Платоновская Академия, видимо, не испытывала особого влияния Н. вплоть до
Плутарха Афинского
(ум. 432), хотя ещё ритор Лонгин, преподававший в Афинах в 3 в. и поддерживавший
дружеские
отношения с Порфирием, сделал список соч. Плотина. Плутарх — первый диадох
Академии,
введший в неё Н., — находился, вероятно, под влиянием последователей Ямвлиха —
Приска,
ученика Эдесия, и Ямвлиха 2-го, внука Сопатра Апамейского. Плутарх написал
комментарии к ряду
диалогов Платона, а также к аристотелевскому трактату «О душе». Его преемником
был Сириан, к-
рый окончательно определил круг авторитетных для Н. текстов (помимо Платона и
пифагорейцев —
также Гомер, орфич. лит-pa и халдейские оракулы) и утвердил за аристотелевской
философией
статус введения к философии Платона. Комментируя Аристотеля, Сириан но пытался
сгладить
различие между ним и Платоном и опровергал аристотелевскую критику платонизма в
13—14-й кн.
«Метафизики». В 437 главой Академии стал ученик Плутарха и Сириана Прокл, к-рый
подвёл итог
развитию платонизма в рамках языч. политеизма и дал детально разработанную
сводку осн. понятий
и методов Н. После смерти Прокла во главе афинской школы стояли Марин, затем
Исидор, ставив-
ший озарение выше теоретич. исследования, далее Ге-
гий, Зенодот и, наконец, Дамаский. Разделяя в целом учение афинской школы,
александрийская
школа Н. (5 — нач. 7 вв.) стремилась в дидактич. целях согласовывать учение
Аристотеля и Платона;
помимо платоновских и аристотелевских соч., на начальных этапах обучения
привлекались
«Введение» Порфирия и «Руководство» Эпиктета. Многие александрийцы учились у
афинских
философов: у Плутарха —Гиерокл, автор комм.к «Золотым стихам» пифагорейцев, к
«Федону»
Платона, трактата «О промысле», у Сириана — Гер-мий, автор комм.к «Федру»
Платона, у Прокла —
сын Гермия Аммоний, автор трактата «О роке» и ряда комм. к Аристотелю. Учеником
Аммония и
Дамаския был Симпликий, автор комментариев к Аристотелю и к «Руководству»
Эпиктета. Из
комментариев к Платону и Аристотелю Олимпиодора (между 495—505 — после 565),
ученика
Аммония, видно, что ещё в 40—60-х гг. 5 в. в александрийской школе развивались
методы афинского
Н. Однако осн. предметом изучения всё более становился Аристотель;
комментаторами его были
ученик Аммония Иоанн Филопон, выступивший после принятия христианства с критикой
Прокла,
ученики Олим-пиодора Элий и Давид (комментировали также Порфирия), Стефан
Византийский —
последний представитель александрийской школы (преподавал в Константинополе в 1-
й пол. 7 в. при
имп. Ираклии).
Из отд. философов, не принадлежавших к перечисленным осн. школам Н., следует
упомянуть
Александра из Никополя (3 в.), александрийцев Гипатию и Синесия, Калкидия (лат.
пер. «Тимея» и
комм.к нему), Макробия (комм.ко «Сну Сципиона» Цицерона, ок. 400) и Фавония
Евлогия (кон. 4 —
нач. 5 вв.).
Н. оказал мощное воздействие па развитие ср.-век. философии и теологии. В вост.
патристике уже
Евсевий Кесарийский привлекает Плотина для решения догма-тич. вопросов. Усвоение
?
переработка Н. во многом определяют характер богословия Афанасия
Александрийского и
представителей т. н. каппадокийского кружка — Василия Великого, Григория
Богослова, Григория
Нисского. Опыт каппадокийцев воспринял Псевдо-Дионисий Ареопагит, визант.
комментаторами к-
рого в 6—7 вв. явились Иоанн Скифопольский и Максим Исповедник. В 11 в. Михаил
Пселл,
изучавший Плотина, Порфирия и Прокла, возобновил преподавание Н. в
Константинополе.
В зап. патристике Н. в его плотиновском варианте черен посредство Порфирия был
воспринят
Марием Вик-торином и благодаря ему — Августином. Образец христиански
истолкованной
неоплатоннч. философии дал Боэций. Традиция христ. Н. на лат. Западе
складывалась прежде всего
под влиянием Августина и Боэция, а также Калкидия и Макробия (определивших, в
частности, Н.
шартрской школы 12 в.), а начиная с 9 в. — Иоанна Скота Эриугены, переведшего на
лат. яз. соч.
Псевдо-Дионисия Ареопагита и давшего умозрит. очерк неоплатонич. системы в
трактате
«Разделение природы». Непосредств. влиянием Эриугены обусловлены неоплатонич.
элементы
Амальрика Бенского (ум. ок. 1207) и его последователей (амальрикан), осуждённых
церковью. С
традицией августинианства и идеями Псевдо-Дионисия Ареопагита связана
неоплатонич. струя в
мистике сен-викторской школы.
Среди араб. философов Н. получил известность прежде нсего благодаря переложению
ряда текстов
«Эннеад» Плотина («Теология Аристотеля» и др.) и «Начал теологии» Прокла («Книга
о причинах»),
переводу (кон. 9 в.) трактата Прокла «О вечности мира» Исхаком ибн Хунайном (ум.
910). Влияние
Н. на араб. мыслителей сочеталось с непосредств. влиянием Платона (особенно у
аль-Рази и аль-
Фараби) и представителей среднего платонизма (Плутарх, Псевдо-Плутарх, Гален). В
целом вся
арабо-мусульм. философия ориентировалась
НЕОПЛАТОНИЗМ 427
по преимуществу на Аристотеля в истолковании его афинской и александрийской
школами Н. (среди
комментаторов наиболее популярными были Симиликий и Иоанн Филопон); в частности,
в духе
александрийского Н. утверждалось внутр. единство учений Платона и Аристотеля
(трактат аль-
Фараби «О согласии двух философов: божественного Платона и Аристотеля»). Этим
смешением
разнородных традиций объясняется, напр., истолкование неоплатонич. единого в
духи арис-
тотелевского учения об уме (нусе) как первичного бытия, к-рое мыслит само себя
(аль-Фараби, Ибн
Сина). Неоплатонич. интерпретацию ислама стремился дать Ибн Сина, под влиянием
к-рого
находился Сухраварди, разработавший учение о сверхумном свете (ишрак).
Переосмысление
неоплатонич. представлений в духе ортодоксального ислама осуществил аль-Газали,
соединив их с
суфийским учением о единении с божеством в сверхумном экстазе (см. Суфизм).
В ср.-век. евр. философии Н. впервые обнаруживается у Исаака бен Соломона
Израэли (ок. 850—
950), к-рый под влиянием аль-Кинди и «Теологии Аристотеля» стремился дополнить
библейский
креационизм учением об эманации и восхождении души в сверхчувств. мир.
Нсоплатонич. иерархия
универсума воспроизводилась у Ибн Гебироля («Источник жизни», лат. пер.,
популярный на Западе)
и у Абрахама бар Хийя (ум. ок. 1130; учение о «пяти световых мирах» в соч.
«Размышления о
душе»). В области этики идеи Н. проводил Бахья ибн Пакуда (род. ок. 1080), к-
рому приписывали
компиляцию неоплатоннч. толка «О душе» (на араб. яз.). Близок Н. комментатор
Библии Ибн Эзра
(1092— 1167). Несомненное влияние Н. прослеживается в построениях каббалы.
Предпринятые в кон. 12 в. переводы на лат. яз. ряда араб. текстов (в т. ч.
«Теологии Аристотеля» и
«Книги о причинах»), а также пер. Прокла, выполненные между 1268—81 Вильемом
Мербеке,
архиепископом Коринфским и другом Фомы Аквинского, дали новый импульс
распространению Н.
на Западе. Под влиянием этих переводов, идей Августина и Псевдо-Дионисия
Ареопагита
неоплатонич. концепции преломляются в нем. мистике 13—14 вв. (францисканец
Ульрих Страсбург-
ский и доминиканцы Дитрих Фрайбергский, Мейстер Экхарт и его ученики Г. Сузо и
И. Таулер). В
русле этой же традиции Н. усваивается и развивается Николаем Кузанским.
Усвоению Н. в среде гуманистов (см. Гуманизм) во многом способствовал Плифон,
возглавлявший
платоновскую школу в Мистре; под его влиянием Кози-мо Медичи основал
платоновскую Академию
во Флоренции. Во 2-й пол. 15 в. в связи с активной переводч. и издат.
деятельностью гуманистов
расширяется база источников для знакомства с антич. Н. Огромное влияние оказали
пер. и комм. М.
Фичино. Н. во всём многообразии его проявлений (у греков, арабов, евреев,
латинян) был рассмотрен
Пико делла Мирандолой. В 16 в. под сильным неоплатонич. воздействием
складываются учения Ф.
Патрицци и Дж. Бруно.
Влияние флорентийского Н. испытал англ. комментатор Псевдо-Дионисия Ареопагита
Дж. Колет
(1467?— 1519), через посредство к-рого Н. был воспринят в 17 в. кембриджскими
платониками.
Неоплатонич. элементы прослеживаются у Спинозы и Лейбница. Под непо-средств.
влиянием
Плотина написан «Сирис» Беркли. Однако в целом традиция Н. к кон. 18 в. угасает.
Интерес к Н.
возобновляется в эпоху романтизма (англ. пер. Платона и неоплатоников Т.
Тейлора, изучение и
издание Плотина и Прокла Ф. Крейцером и В. Кузеном). Неоплатоников изучают
Шеллинг и Гегель,
высоко оценивший Н. в «Истории философии». В рус. идеалистич. философии 19 —
нач. 20 вв. Н.
оказал влияние на Вл. Соловьёва, П. А. Флоренского,
428 НЕОПОЗИТИВИЗМ
С. Л. Франка. Значит. воздействием Н. отмечено учение Бергсона.
Первый с.истематич. и полный обзор материалов по антич. Н. дал во 2-й пол. 19 в.
Э. Целлер,
следовавший в трактовке Н. историко-философской концепции Гегеля. Новый подход к
изучению Н.
как философии, основанной на школьной разработке и комментировании авторитетных
текстов, был
намечен в работах К. Прехтера (1910) и получил развитие в ряде конкретных
исследований но
истории школ Н. (Р. Э. Доде, Р. Бойтлер, В. Тайлер, А. Ж. Фестюжьер, Л. Г.
Весте-ринк и др.).
• Общие труды: The Cambridge history of later Greek and early medieval
philosophy, ed. by A. H. Armstrong, Gamb., 1970; W
a l l i s R. Т., Neoplatonism, L., 1972; B e i e r w a 1-tes W., Platonismus und
Idealismus, Fr./M., 1972; D o r-r i e H., Platonica
Minora, Munch., 1976 (библ.); The significance of Neoplatonism, ed. R. B.
Harris, Norfolk, 1976; Die Philosophie des
Neuplatonismus, hrsg. v. C. Zintzen, Darmstadt, 1977; W e-s t e r i n k L. G.,
Texts and studies in Neoplatonism and Byzantine
literature, Amst., 1980.
Антич. Н.: Л о с с в А. Ф., История антич. эстетики. Поздний эллинизм, М., 1980;
Т h e i l e r W., Forschungen zum Neu-
platonismus, В., 1966; Proclus. Theologie platonicienne, texte etabli et trad,
par H. D. Saffrey et L. G. Westerink, livre l, P.,
1968, p. XXXVI — LIV (афинская школа); Praec, liter К., Richtungen und Schulen
im Neuplatonismus.— Kleine Schriften,
Hildesheim, 1973, S. 165—216; H a do t I., Le Probleme du Nioplatonisme
Alexandrin. Hierocles et Simplicius, P., 1973.
Ср. -век. H.: К 1 i b a n s k у R., The continuity of the Platonic tradition
during the middle ages, L., 1939; Platonismus in der
Philosophie des Mittelalters, hrsg. v. W. Beierwaltes, Darmstadt, 1969. H. в
патристике: Henry P., Plotin et Г Occident,
Louvain, 1934; Courcelle P., Les lettres grecques en Occident. De Macrobe a
Cassiodore, P., 1948; I v a n k a E. v., Plato
Christianus. Ubernahme und Umgestaltung des Platonismus durch die Vater,
Einsiedeln, 1964. H. в араб. философии:
Neoplatonici apud arabes, ed. B. Badawi, Le Caire, 1955; Walzer R., Greek into
Arabic, Oxf., 1962; Badawi ?., La transmission
de la Philosophie grecque au monde arabe, P., 1968. H. в евр. философии: G r e i
v e H., Studien zum judischen
Neuplatonismus, B — N. Y., 1973. Зап.-европ. H. 11 — 14 вв.: G a r i n E., Studi
sul platonismo medievale, Firen/.e, 1958;
Mittelalterliche Mystik unter dem Einflu? des Neuplatonismus, hrsg. v. W.
Schultz B. 1967.
H. в эпоху Возрождения: Robb N. A., Neoplatonism of the Italian Renaissance, L.,
1935; Miles L., John Colet and the Platonic
tradition, La Salle, 1961; K r i s t e 1-ler P. O., Eight philosophers of the
Italian Renaissance, Stanford, 1964.
Обзор лит.: Courcelle P., Travaux neO-platonici-ens, в сб.: Association G.
Bude... Actes du... congres, P., 1954, p. 227—54.
Конгрессы, конференции, симпозиумы по Н.: Les sources de Plotin, Geneve, 1960
(Entretiens sur l'antiquite cias-sique, t. 5);
Porphyre, Geneve, 1965 (там же, т. 12); De Jambliche a Proclus, Geneve, 1975
(там же, t. 21); Le Neoplatonisme, P., 1971
(Colloques Internationaux...); Etudes NeOplatonicienn.es. Conference...,
Neuchatel, 1973; Atti del convegno Internationale sul
tema: Plotino e il Ncoplatonismo in Oriente e in Occidente, Roma, 1974; см.
также лит. к статьям Средний платонизм.
Плотин, Прокл, Кембриджские платоники. Ю. А. Шичалин.
НЕОПОЗИТИВИЗМ, одно из осн. направлений бурж. философии 20 в. Н. возник и
развивался как
течение, претендующее на анализ и решение актуальных филос.-методологич.
проблем, выдвинутых
развитием совр. науки,— роли знаково-символич. средств науч. мышления, отношения
теоретич.
аппарата и эмпирич. базиса науки, природы и функции математизации и формализации
знания и пр.
Являясь совр. формой позитивизма, Н. разделяет исходные принципы последнего,
отрицая
возможность философии как теоретич. познания, рассматривающего коренные проблемы
миропо-
нимания и выполняющего в системе знания особью функции, к-рые не осуществляются
специально-
науч. знанием. Противопоставляя науку философии, Н. считает, что единственно
возможным
знанием является только специально-науч. знание. Третируя классич. проблемы
философии как
неправомерную «метафизику», Н. отрицает и постановку осн. вопроса философии об
отношении
материи и сознания и с этих позиций претендует на преодоление «метафизич.», как
он утверждает,
противопоставления материализма и идеализма. В действительности Н. продолжает в
новых формах
традиции субъективно-идеалистич. эмпиризма и феноменализма, восходящие к
философии Беркли и
Юма. Вместе с тем Н. является своеобразным этапом в эволюции позитивизма. Так,
он сводит задачи
философии
не к суммированию или систематизации специально-науч. знания, как это делал
классич. позитивизм
19 в., а к деятельности по анализу языковых форм знания. В отличие от юмизма и
позитивизма 19 в.,
ориентировавшихся в исследовании познават. процессов на психологию, Н. делает
предметом своего
рассмотрения формы языка и пытается осуществлять анализ знания через возможности
выражения
его в языке. «Метафизика» рассматривается не просто как ложное учение, а как
учение в принципе
невозможное и лишённое смысла с т. зр. логич. норм языка, причём источники её
усматриваются в
дезориентирующем воздействии языка на мысль. Всё это позволяет говорить о Н. как
о своеобразной
логико-лингвистич. форме позитивизма, в к-рой сложные и актуальные проблемы
совр. логики и
языкознания трактуются в духе субъективизма и конвенционализма.
Впервые идеи Н. получили чёткое выражение в деятельности Венского кружка, на
основе к-рого
сложилось течение логического позитивизма. Эти взгляды составили основу того
идейного и
организац. единства Н., к-рое сложилось в 1930-х гг. и к к-рому, помимо логич.
позитивистов,
примыкал ряд амер. представителей философии науки (Ч. Моррис, П. Бриджмен и
др.), львовско-
варшавской школы в логике (А. Тар-ский, К. Айдукевич), упсальской школы в
Швеции, мюнстерской
логич. группы в Германии и т. д. Однако уже в 1950-х гг. достаточно ясно
обнаружилось, что
«революция в философии», провозглашённая Н., не оправдывает надежд,
возлагавшихся на неё бурж.
философами. Классич. проблемы философии, преодоление и снятие к-рых обещал И.,
воспроизводились в новой форме в ходе его собств. эволюции. С ослаблением
влияния логич.
позитивизма сравнительно большой вес приобрело течение англ. аналитиков
(лингвистическая
философия), последователей Дж. Мура (а впоследствии и позднего Л. Витгенштейна),
к-рые
разделяли общую антиметафизич. направленность Н., но не придерживались
господствующего в Н.
сведения философии к логич. анализу языка науки. Критика логич. позитивизма в
1950—60-х гг.
велась и сторонниками т. н. логич. прагматизма в США (У. Куайн и др.),
обвинявших логич.
позитивизм в чрезмерном сужении задач философии. Одновременно с развитием этих
кризисных яв-
лений внутри самого Н. снижается и авторитет Н. в системе бурж. философии и
идеологии в целом.
Уход от жизненно важных социальных и идеологич. проблем, обосновываемый
концепцией
деидеологизации философии, абсолютизации логич. и языковой проблематики,
вызывает падение
популярности Н., сопровождаемое усилением влияния антипозитивистских течений в
бурж.
философии (экзистенциализм, филос. антропология). Важную роль в развенчивании
претензий Н. на
роль совр. философии науки сыграла критика его с позиций марксизма, осн. вклад в
к-рую был
внесён сов. философами.
Осн. тенденция эволюции Н. в этих условиях состояла в попытках либерализации
своей позиции, в
отказе от широковещательных программ и измельчании проблематики. Само понятие Н.
начиная с
1950-х гг. всё больше вытесняется понятием аналитическая философия. В 1960—70-х
гг. развивается
течение, к-рое, сохраняя определ. связь с общими установками Н., в то же время
выступает против
неопозитивистского понимания задач методологического анализа науки (Кун,
Лакатос, Фейерабенд,
Тулмин и др.). Это течение частично находится под влиянием идей Поппера, к-рый в
ряде вопросов
отходит от ортодоксального Н. Все эти явления свидетельствуют о глубоком идейном
кризисе
современного Н., по существу не являющегося уже целостным и последовательным
философским на-
правлением.
Н. не дал и не мог дать действит. решения актуальных филос.-методологич. проблем
совр. науки
ввиду несостоятельности своих исходных филос. установок.
В то же время нек-рые представители Н. имеют определ. заслуги в разработке совр.
логики,
семиотики и спец. вопросов методологии науки.
• H a p с к и й И. С., Совр. позитивизм, М., 1961; X и л л Т. И., Совр. теории
познания, пер. с англ., М., 1965, гл. 13 и 14;
Ш в ы ? е в В. С., Н. и проблемы эмпирич. обоснования науки, М., I960; Совр.
идеалистич. гносеология, M., 1968, разд.
1; Богомолов А. С., Англ. бурж. философия 20 в., М., 1973, гл. 5, 6; Бурж.
философия XX в., М., 1974; Совр. бурж.
философия, М., 1978, гл. 2; ? а н и н А. В., Диа-лектич. материализм и
постпозитивизм. Критич. анализ нек-рых совр.
бурж. концепций науки, М., 1981; Logical positivism, ed. A. Ayer, L., 1959; The
legacy of logical positivism, ed.P. Achin-
stein and S. Barker, Bait., 1969; Criticism and the growth of knowledge, ed. I.
Lakatos and A. Musgrave, Camb., 1970.

В. С. Шеырёв.
НЕОРАЦИОНАЛИЗМ, течение в методологии и философии науки, сложившееся в 1-й пол.
20 в. во
Франции и Швейцарии. Гл. организации Н.: «Союз рационалистов» (осн. в 1930 во
главе с А. Роже и
П. Ланже-веном; печатный орган — журн. «Les cahiers rationa-listes») и «Союз

<<

стр. 45
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>