<<

стр. 46
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

логики, методологии и
философии науки» (Г. Башлар, Ф. Гонсет, Ж. Детуш, П. Феврие и др.; печатный
орган — журн.
«Dialeetica», изд. с 1947 в Цюрихе под ред. Гонсета). К Н. относят также Ж.
Пиаже, Н. Мулуда и ряд
др. философов и естествоиспытателей. Неорационалисты ставят задачу осмысления
практики совр.
естеств.-науч. познания и, в частности, роли дедуктивных наук в его развитии. В
противоположность
классич. рационализму, к-рый основывался на априорных схемах обоснования знания,
Н. исходит из
исторически изменяющихся предпосылок познания, приближаясь, т. о., к идеям
диалектики.
Отвергая неопозитивистские концепции науч. познания, Н. признаёт зависимость
эмпирич. данных
от структур теоретич. знания, в к-рых содержание эмпирич. знания получает
объяснение.
Главенствующее место в исследованиях представителей Н. занимает проблема
образования,
функционирования и развития теоретич. знания. Концепция «обновлённого»
рационализма пред-
полагает анализ культурно-историч. обусловленности науки, осмысление диалектич.
характера её
развития, однако этот анализ осуществляется в Н. противоречиво и неполно, что
связано с
ограниченным пониманием диалектики.
Иногда к Н. относят также «критич. рационализм» в совр. англо-амер. философии и
методологии
науки, франц. структурализм в его филос. аспектах, обще-науч. методологич.
построения типа общей
теории систем.
• Киссель ?. ?., Судьба старой дилеммы. (Рационализм и эмпиризм в бурж.
философии 20 в.), М., 1974; М и х а й Н. Г.,
Науч. познание мира и Н., Кишинев, 1976; см. также статьи Структурализм, Башлар
и лит. к ним.
НЕОРЕАЛИЗМ, филос. направление, возникшее в Великобритании и США в нач. 20 в.
под
влиянием шотландской школы и нем. философов Брентано и Мейнон-га. Начало Н.
связывается с
публикацией статьи Дж. Э. Мура «Опровержение идеализма» («The refutation of
idealism», 1930).
Идеи Н. были развиты в «Программе и первой платформе шести реалистов» (1910; Р.
Перри, У.
Марвин, Э. Холт, У. Монтегю, У. Питкин, Э. Сполдинг), их кн. «Новый реализм»
(«The new realism»,
1912) и др. работах. Н. явился реакцией на субъективный идеализм берклианства и
прагматизма и
абс. идеализм англ. неогегельянства. Подвергая критике тезис о тождестве
действительности и
«опыта», разделявшийся этими течениями, Н. подчёркивает существование «объекта»,
отличного от
опыта. В гносеологии Н. развивает концепцию «непосредств. познания», формулируя
теорию
«имманентности независимого», согласно к-рой объект может непосредственно
«входить» в
сознание, в то же время не будучи зависимым от него в отношении своего
существования и природы.
НЕОРЕАЛИЗМ 429
В онкологии H. придерживается «нейтрального монизма», восходящего к идее
«нейтральных
элементов» опыта Маха, дополненной признанием логич. отношений и сущностей
«реальными»
элементами мира. В результате Н. признаёт две формы объективного существования:
пространственно-временное физическое и лить временное существование психич.
явлений (existence)
и идеальное существование логич. объектов вне пространства и времени
(subsistence). Если в
гносеологии Н. тяготеет к субъективному идеализму и интуитивизму, то в онтологии
— к
объективному идеализму. Важное место в Н. занимает «теория внеш. отношений»,
направленная
против абсолютизации неогегельянством понятия о всеобщей связи и, в свою
очередь, абсолютизи-
рующая независимость вещей от их взаимных отношений. На формулировку этой теории
оказали
влияние ранние филос. и логич. работы Рассела.
В 20-х гг. в Н. на первый план выдвигается «спекулятивная космология»
(Александер, Уантхед),
обосновывающая независимость объекта от познания с помощью учения о «творческой
(эмерджентной) эволюции», в к-рой сознание понимается как поздний уровень
развития. Эта
тенденция приводит к более тесному смыканию Н. с платонизмом, а также к попыткам
соединения
науки и религии. В совр. философии Н. как самостоят.
течение не пользуется широким влиянием, но выступает как важный элемент
различных филос.
теорий.
• Богомолов А. С., Философия англо-амер. H., M., 1962; X и л л Т. И., Совр.
теории познания, пер. с англ., М., 1905, с.
97—131, 167—9У; Бурж. философия кануна и начала империализма, М., 1977, гл. 9, §
1; The new realism. Cooperative stu-
dies in philosophy, N. Y., 1912; E vans D. L., New realism and old reality,
Princeton, 1928: R ay В., Consciousness in neo-rea-
lism, L., 1935; B o m a n L., Criticism and construction in the philosophy of
the American new realism, Stockh., 1955.
НЕОСХОЛАСТИКА, понятие, объединяющее различные течения католич. философии,
стремящиеся к реставрации ср.-век. схоластики. Возникновение Н. можно отнести к
нач. 19 в.
(возрождение томизма в Италии — В. Буцетти и его ученик С. Сорди, Дж. Корнольди,
в Испании —
X. Бальмес, в Германии сер. 19 в.— И. Клойген). Со 2-й нол. 19 в. развитие Н.
принимает широкие
масштабы. Энциклика папы Льва XIII «Aeterni patris» (1879) провозгласила учение
Фомы
Аквинского единственно истинной философией католицизма. После этого развитие Н.
идёт в
основном в русле неото-мизма; опубликованные по распоряжению папы Пия X «24
томистских
тезиса» (1914) формулировали осп. положения католич. философии по всем её гл.
разделам:
онтологии, космологии, антропологии и теодицеи. В Испании (во 2-й пол. 20 в. и в
ФРГ) развивалась
также схоластич. традиция, исходящая из идей исп. философа Суареса. Т. о., Н.,
наряду со строгим
томиз-мом и суаресизмом, включает в себя различные филос. школы, сторонники к-
рых пытаются
синтезировать томизм с новейшими течениями идеалистич. мысли (лу-венская школа в
Бельгии,
пуллахская школа в ФРГ). К Н. примыкают также платоновско-августинианская школа
(И. Гессен —
ФРГ, ?. ?. Шакка — Италия) и школа, опирающаяся на францисканскую традицию (И.
Мёллер, Т.
Барт — ФРГ). Сохраняя методологию ср.-век. схоластики, II. стремится истолковать
филос., науч. и
социальные проблемы современности с ортодок-сально-католич. т. зр. в полемике
против
материализма, а также пантеистич., субъективистско-иррациона-листич. и
позитивистских
концепций. • Przywara E., Die Problematik der Neuscholastik, «Kant-Studien»,
1928, Bd .13; S b a r r a A.,
T problemi della neo-scolastica, Napoli, 1936; Kant und die Scholastik heute.
Hrsg. v. J. B. Lotz, Munch.,
1955; Hessen J., Thomas von Aquin und wir, Basel, 1955.
НЕОТОМИЗМ, филос. школа в католицизме, исходящая из учения Фомы Аквинского и
являющаяся
совр. этапом в развитии томизма. С 1879 Н. получил офиц.
430 НЕОСХОЛАСТИКА
признание Ватикана (энциклика папы Льва XIII «Aeterni patris»). Наиболее
известные представители
Н.— Жильсон, Маритен, А. Сертийанж (Франция), В. Вруггер, А. Демпф, И. Лоц, М.
Грабман, И. де
Фриз (ФРГ), Д. Мерсье, А. Дондейн, Л. де Реймекер, Ф. ван Стенберген (Бельгия),
У. Падовани, Ф.
Ольджати, К. Фабро (Италия). Крупнейшими центрами по разработке и пропаганде Н.
являются
Высший ин-т философии при Лувенском ун-те (Бельгия), Академия св. Фомы в
Ватикане, Парижский
католич. ин-т, Католич, ун-т в Милане, Ин-т в Пуллахе (близ Мюнхена) и др. Н.-
одно из наиболее
влият. течений в совр. бурж. философии, располагающее многочисл. ин-тами, изд-
ва-ми, журналами
в ряде стран Европы и Америки.
Н. резко противостоит как материализму, так и субъективному идеализму. Он
претендует на
универсализм, объединение в целостном синтезе веры и разума, умозрения и
эмпирии,
созерцательности и практицизма, индивидуализма и соборности. Это объединение
осуществляется в
Н. на жёстко фиксированной догматич. основе, определяемой непререкаемостью и
общеобя-
зательностью для философии божеств. откровения: неотомистская философия является
служанкой
богословия. Основная задача философии усматривается в рациональном раскрытии и
оправдании
истин теологии. В соответствии с этим мир предстаёт в Н. как сотворённый богом и
иерархически
расчленённый на ряд ступеней, соотношение между к-рыми описывается на основе
преобразованных
Фомой аристотелианских моделей .
В рамках томистской классификации форм знания выделяется метафизика — первая
философия.
Объектом её и осн. принципом неотомисты считают чистое бытие (esse), к-рое
отличается от сущего
(ens): метафизика имеет дело с бесконечным, трансцендентным, умопостигаемым
бытием. Сознавая,
что из понятия чистого бытия невозможно вывести содержат. представление о
реальном бытии и его
законах и что необходимо устранить разрыв между конечным и бесконечным,
имманентным и
трансцендентным бытием, в последнем счёте — между богом и сотворённым им миром,
неотомисты
пытаются найти выход из этого противоречия в постулировании т. н.
трансцендентальных понятий
(единство, истина, благо, прекрасное), к-рые полагаются вместе с бытием и, в
отличие от
категориальных определений, не связаны с опытом. Др. формой устранения этого
противоречия
выступает в Н. учение об аналогии сущего (или аналогии бытия), обосновывающее
возможность
познания бытия бога из бытия мира, несмотря на принципиальное различие их природ
(путём ана-
логии).
В основе онтологии Н.— учение об акте и потенции, согласно к-рому процессы
возникновения тех
или иных вещей или явлений трактуются как осуществление, актуализация потенций.
Поскольку
потенция рассматривается как чисто абстрактная возможность, бытие любой конечной
вещи с т. зр.
Н. может быть понято лишь как «участие» в бесконечном бытии бога, к-рый является
актуальным
началом всего сущего.
Основу натурфилософии Н. составляет гилемор-физм — восходящее к аристотелизму
учение о
форме и материи, согласно к-рому материя является чисто пассивным началом и
приобретает
определ. вид благодаря нематериальной форме. Формы, актуализируя косную материю,
создают всё
многообразие материальных способов и видов бытия — от неорганич. мира до высшей
ступени
природного бытия — человека, формой и сущностью к-рого является нематериальная и
потому
бессмертная душа. Высшая форма (форма форм), согласно Н., не связана с материей.
Она создаёт и
первичную материю, и всё конкретное многообразие форм. Этой высшей формой
является бог.
Расчленяя бытие на природное, или естественное, интенциональное и идеальное, или
логическое,
неотомисты утверждают, что субстанция, всеобщее бытие,
имеет разумную природу и может быть постигнута разумом. Смысл и назначение
человеч. сознания
— обнаружить трансцендентое в чувственно воспринимаемом. В отличие от сущности,
существование всегда индивидуально, а индивидуальное не может быть предметом
логич.,
рационального познания. Границей науч. познания Н. объявляет вопросы о сущности
бытия, к-рые
относит к сфере философии и теологии. Наука постигает вторичные причины и
раскрывает лишь
последовательность и внеш. связь событий, тогда как конечные лричины всего
существующего
относятся к свсрхъес-теств. порядку бытия, т. е. к богу. Человеч. интеллект,
чтобы быть истинным,
должен сообразовываться с божеств.
интеллектом.
Личность в Н. есть незыблемая и самодеят. духовная субстанция. Атрибуты личности
— свобода,
самосознание, способность проявления в духовном акте, творч. возможности —
получают, однако,
своё ценностное подтверждение лишь в соотнесении с богом.
Человеч. общество в социально-политич. философии Н. понимается как естеств.
общество; его осн.
формы — семья, община, профессия, родина, гос-во. Частная собственность
отождествляется в Н. с
собственностью вообще, т. е. с присвоением человеком предметов природы. Различие
между
классами выводится из разделения труда и представляется в основе своей различием
между
профессиями. Согласно Н., существуют три типа отношений личности к обществу,
связанных с
социальной организацией: индивидуализм, коллективизм и солидаризм. Отвергая
индивидуализм и
коллективизм как ложные крайности, Н. пропагандирует так называемый солидаризм,
обосновываемый христианским принципом любви к ближнему. На практике зто
выливается в
проповедь социального мира между классами.
Неотомисты активно выступают против диалектич. и историч. материализма, издают
огромное
количество «критич.» опусов, полемизирующих с философией марксизма.
Исследоват. центрами, ведущими борьбу против марксистской философии, являются
Рус. ин-т в
Ватикане и Ин-т Вост. Европы во Фрибуре (Швейцария), издающий спец. квартальный
журн.
«Studies in Soviet Thought».
После 2-го Ватиканского собора (1962—65), осуществившего перестройку католич.
церкви, её
«модернизацию», Н. испытывает всё большее влияние феноменологии,
экзистенциализма,
персонализма, эволюционно-спиритуалистического учения Тейяра до Шардена
и др.
* М и л л е p Р., Личность и общество. К критике неотомист-ского понимания
личности, пер. с нем., М., 1965; M и н к яВ
И ч ю с Я. В., Совр. католицизм и его философия, Вильнюс, 1905; Г а р а д ж а В.
И., Н.—разум — наука, М., I960;
Желнов М. В., Критика гносеологии совр. ?., ?., 1971; Быковский Б. Э., Эрозия
«вековечной» философии. (Критика Н.),
М., 1973; Dezza Р.. Alle origin! del neotomismo, Mil., 1940; Manser G., Das
Wesen des Thomismus, Freib. (Schw.), 1949s; W у
s е г Р., Dar Thomismus, Bern, 1951 (лит.); G r е n e t P., Le thomisme, P.,
19562; G e l i n a s J. P., La restoration du thomisme
sous Lion XIII et les philosophies nouvel-les. Wash., 1959; Actualite de St.
Thomas, P.— Tournai — Rome, 1972.
К. M. Долгов.
НЕОФРЕЙДИЗМ, направление в совр. философии и психологии, получившее
распространение гл.
обр. в США. Термин «Н.» возню; для обозначения течений, выделившихся в кон.
1930-х гг. из
ортодоксального фрейдизма (К. Хорни, Г. С. Салливан, Фромм и др.). Н.
сформировался в процессе
соединения психоанализа с амер. социологич. и этнологич. теориями (в частности,
школой
культурантропологии). Исходным положением Н. явился т. н. принцип социального
(Фромм) или
культурного (А. Кардинер) детерминизма, к-рый, в отличие от биологизма Фрейда,
исходит из
личности. Центр тяжести психоанализа переносится с внутри-психич. процессов на
межличностные
отношения; отклоняется учение о либидо и сублимации. Вместе с этим Н. вообще
отказывается от
монистич. концепции чело-
века, приходит к отрицанию диалектич. взаимоотношений между природой и
культурой, средой и
индивидом (по Фромму, собственно человеческое начинается там, где оканчивается
природа).
Психич. нормы истолковываются как приспособление личности к социальной среде, а
всякое
нарушение «социальной идентичности» трактуется как патология. Однако если Н.
«со-
циологизирует» психологию, то сами социальные явления при этом
«психологизируются». Н.
отрицает объективные социальные закономерности, к-рые не являются законами
психологии.
Отвергая представления психоанализа о внутрипсихич. структуре, Н. заменяет их
учением о
защитных формах поведения в духе бихевиоризма. Н. или вообще отрицает роль
бессознательного,
или же рассматривает его как связующее звено между социальными и психич.
структурами
(«социальное бессознательное» Фромма). Показательна для Н. общая концепция
межличностных
отношений, к-рую развивает Салливан: в психике пет ничего, кроме отношений к др.
лицам и
объектам или смены межличностных ситуаций. Существование личности как таковой
рас-
сматривается как миф или иллюзия, а личность — лишь как сумма отношений между
искажёнными
или фантастич. образами («персонификациями»), возникающими в процессе
социального общения.
Н. не представляет собой единого целого. Если Салливан без остатка растворяет
индивида в межлич-
ностной среде, то Хорни признаёт в человеке известную возможность самодвижения
(«стремление к
самореализации»). Фромм порывает с позитивистскими установками, сохранившимися
ещё у Хорни
и Салливана, развивая социально-критич. антропологич. теорию и превращая Н. в
теорию утопич.
«коммунитарного социализма». В работах М. Мид, Кардинера и др. Н. объединяется с
культурантропологией, нередко приводя к идеям культурного релятивизма,
психологич. несоиз-
меримости отд. культур.
Проблемы психопатологии получили в Н. наибольшее развитие у Хорни. Рассматривая
иррациональность невроза как отражение иррациональных аспектов общества, Хорни
считает
движущей силой невроза состояние «основного страха», порождённого враждебной
средой. Как
реакция на страх возникают различные защитные механизмы: рационализация или
преобразование
невротич. страха в рациональный страх перед внеш. опасностью, всегда
несоразмерно
преувеличиваемой; подавление страха, при к-ром он замещается др. симптомами;
«наркотизация»
страха — прямая (с помощью алкоголя) или переносная — в виде бурной внеш.
деятельности и т. п.;
бегство от ситуаций, вызывающих страх. Эти средства защиты порождают четыре
«великих невроза»
нашего времени: невроз привязанности — поиски любви и одобрения любой ценой;
невроз власти —
погоня за властью, престижем и обладанием; невроз покорности (конформизм
автомата) и, наконец,
неврозоизоляция, или бегство от общества. Но эти иррациональные способы решения
конфликтов
лишь усугубляют, по Хорни, самоотчуждение личности. Цель психотерапии Н. видит в
выявлении
дефектов в системе социальных связей пациента для лучшей адаптации его к
существующему образу
жизни.
Н. оказал значит. влияние на работы т. н. чикагской группы психоаналитиков (Ф.
АлександерД.
Френч н др.), а также на социологические исследования на Западе.
• Совр. психология в капиталистич. странах, М., 1963; Уэллс Г., Крах
психоанализа. От Фрейда к Фромму, пер. с англ.,
М., 1968; Браун К. X., Критика фрейдомарксизма, пер. с нем., М., 1982; Hall С.
S., L i n d 7, е у H., Social1 psychoVogical
theories; Adler, Fromm, Sullivan, Homey, в их кн.: Theories of personality, N.
?.— L., 1957: Bim bach M., Neo-Freudian
social philosophy, Stanford, 19C1; Wyss D., Die tiefenpsychologischen Schulen
von den Anfangen bis zur Gegenwart, Gott.,
19708. Д. Н. Ляликов.
НЕОФРЕЙДИЗМ 431
НЕОЭВОЛЮЦИОНИЗМ, термин, употребляемый для обозначения различных вариантов
пересмотра в совр. немарксистской социологии, культурной и социальной
антропологии идей
эволюционизма 19 в. (Г. Спенсера, Э. В. Тейлора и др.). Среди течений Н.
наиболее известны
эволюционный «культурный материализм» (в амер. культурантронологии и
археологии), особое
внимание уделяющий истории развития технико-эко-номич. базы культуры (Л. Уайт,
Г. Чайлд, М.
Са-линс, Э. Сервис, М. Харрис, Дж. Стьюард, Л. Бин-форд и др.), и эволюционный
функционализм
(Парсонс, Р. Белла, Н. Смелзер, С. Эйзенштадт и др.), развивающий в конкретно-
историч. плане
универс. модель структурной дифференциации Спенсера и Дюркгейма, основанную на
усложнении
общественного разделения труда.
В отличие от глобальных схем эволюционизма 19 в., включавших всякое явление в
мировой
эволюционный процесс и опиравшихся на принцип непрерывности и безграничности
прогрессивного
накопления изменений, Н. перемещает акцент на системность и локальную
индивидуальность
изменяющихся социальных форм, вводит принцип прерывности изменений и исходит из
многолинейности эволюции. Различая процессы локальных культурных изменении и
тенденции
развития человеч. культуры в целом (коренные сдвиги как общий источник
культурного
формообразования), культурантропологич. II. разрабатывает понятия «специфич.» и
«общей»
эволюции (см. «Evolution and culture», ed. by M. Sahlins, E. Servise, Ann Arbor,
1960). Ho H. не
способен построить единую теорию социальной эволюции, в к-рой были бы
установлены связи меж-
ду локальными и общими процессами культурного развития. Многие теоретики Н.
отрицают саму
возможность создания такой теории.
Традиционно рассматривая социальную эволюцию как продолжение биологической, Н.
для
объяснения происхождения человеч. культуры, разнообразия «социальных форм» и т.
п. привлекает
новые данные спец. наук, результаты эмпирич. исследований по сравнит. этологии,
классификации и
сравнит. изучению сообществ приматов и пр. От эволюционизма 19 в. Н. унаследовал
понимание
эволюции как процесса увеличения дифференциации и сложности организации обществ.
жизни. Но эту концепцию Н. расценивает как простое эмпирич. обобщение о развитии
более
сложных социальных форм из менее сложных, выделяя при этом три осн. процесса:
дифференциацию социокуль-турных структур, специализацию социокультурных функций
и
интеграцию этих структур и функций в новые уровни организации. Н. пытается
преодолеть огра-
ниченность старого эволюционизма путём разработки понятия «открытой» системы,
учитывающей
влияние внеш. факторов, случайных и катастрофич. событий; путём объединения
прежде
соперничавших теоретико-методологич. ориентации — эволюционизма, диффу-зионизма
и
функционализма — в сочетании со сравни-тельно-историч. методом проверки гипотез.
Однако ято не
преодолевает ограниченности Н., к-рый не вскрывает подлинных источников обществ.
развития,
противопоставляет эволюцию революц. процессам.
• Артановский С. Н., Историч. единство человечества и взаимное влияние культур.
Философско-методологич. анализ
совр. зарубежных концепций, Л., 1967; Критика совр. бурж. теоретич. социологии,
М., 1977; История бурж. социологии
1-й пол. 20 века, М., 1979; Parsons Т., Societies. Evolutionary and comparative
perspectives, Englewood Cliffs (N. ,T.), I960;
H a r r i s M., The rise of anthropological theory, N. ?., 1968; Eisenstadt S.
N., Tradition, change and modernity, ?. ?., 1973.
НЕПОСРЕДСТВЕННОЕ ЗНАНИЕ, филос. понятие, обозначающее такой вид знания, к-рое
достигается путём прямого усмотрения (как бы прямо «даётся» соот-ветств.
объектом) и сознательно
не обосновывается, не
432 НЕОЭВОЛЮЦИОНИЗМ
проверяется и не оценивается субъектом. В истории философии учение о Н. з.
(понимаемом как
абсолютно непосредственное) развивалось в тесной связи с решением проблемы
обоснования знания.
В различных эмпирич. концепциях Н. з. понималось как совокупность алементарных
чувств.
впечатлений, данных сознанию индивидуального субъекта или фиксированных в языке
(ощущения,
«чувственные данные» англо-амер. неореализма, «протокольные предложения» логич.
позитивизма и
др.). Рассматривая Н. з. как основу системы познания, эмпиризм пытался свести к
ней все виды и
формы знания. В ряде рационалистич. концепций высшим основоположением знания
признавался
акт «абс.» рефлексии, понимаемой как непосредств. «схватывание» субъектом
глубинной сущности
своего сознания. С рефлексией связывалась возможность интеллектуальной интуиции,
т. е.
непосредств. постижения нек-рых теоре-тич. истин. Так, напр., согласно Декарту,
положение «cogito
ergo sum» («мыслю, следовательно, существую») является генетич. и логич. основой
всякого др.
знания именно в силу того, что оно не только содержит указание на свой объект,
но и
непосредственно гарантирует собств. очевидность и достоверность. Критерию
истины, понимаемому
Декартом как ясность и отчётливость (т. е. непосредств. очевидность), отвечают
лишь те положения,
содержание к-рых соотнесено с актом рефлексии (напр., положения математики). В
феноменологии
Гуссерля Н. з. относится не только к индивидуальным предметам, но и к сущностям,
«эйдосам»,
универсалиям, выступая как результат непосредств. «узрения» сущности в акте
трансцендентальной
рефлексии (т. е. непосредств. схватывания т. н. «чистым» сознанием своей собств.
глубинной основы
— трансцендентального «Я»).
Учение о Н. з. развивается в немарксистской философии также в рамках
иррационалистич. критики
интеллекта, интеллектуального знания и науки. В философии Бергсона Н. з.
выступает как некая
принципиально алогич. способность непосредств. «схватывания» реальности.
Диалектич. материализм отвергает существование абс. Н. з. Вместе с тем по
отношению к определ.
системе познават. деятельности тот или иной вид Н. з. может выступать как
относительно
непосредственный. Каждый вид и форма знания выражает снецифич. способ диалектич.
взаимодействия непосредственного и опосредствованного знаний. Так, по отношению
к мышлению,
оперирующему абстракциями, восприятие выступает как непосредств. данность
объекта. Однако вос-
приятие как вид знания не тождественно сенсорной информации, простому результату
воздействия
предмета на органы чувств человека. Любой элементарный акт восприятия
многократно
опосредствован — как культурно-исторически, так и предметно-практич. и познават.
деятельностью
субъекта.
В развитом науч. познании в качестве Н. з. выступает фиксация опытных
результатов (опыт). Однако
это знание может рассматриваться как непосредственное только в отношении к
собственно
теоретической деятельности, поскольку констатация опыта в науке обычно
предполагает
использование концептуальных средств теорий.
Особой формой Н. з. является т. н. неявное (нере-флектируемое) знание,
представляющее собой эле-
ментарные формы самосознания (в отличие от его высших форм, к-рые имеют характер
рефлексии):
осознание отличия своего сознания от внеш. объектов, осознание пространственно-
временного
положения своего тела и др. К Н. з. также относятся неявно принимаемые в той или
иной теоретич.
системе допущения и идеализации, к-рые в её рамках выступают как нечто
самоочевидное. Неявное
знание может стать предметом рефлексии, в результате к-рой оно превращается в
явное и
обнаруживает свой опосредствованный характер. Теоретич. рефлексия над системой
знания
предполагает
его расчленение, уточнение, а в нек-рых случаях отказ от неявно принимаемых
предпосылок
(подобный характер имеет процедура обоснования в математике и в ряде др. наук).
То, что раньше
казалось ясным, непосредственно очевидным и понятным, в результате рефлексии
оказывается
достаточно сложным и нередко проблематичным, а иной раз просто ошибочным. В
процессе
рефлексии осуществляется выход за пределы существующей системы знания и
порождение нового
знания.
• Асмус В. Ф., Проблема интуиции в философии и математике, M., 19652; Восприятие
и деятельность, М., 1976; Лек-
торский В. А., Субъект, объект, познание, М., 1980.
В. А. Лекторский.
НЕПРЕДИКАТИВНОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ, определение, в к-ром определяемое вводится через
нек-
рое его отношение ко всем объектам класса, одним из элементов к-рого мыслится и
само
определяемое. В Н. о. часть (элемент) определяется через целое (множество),
мыслимое раньше всех
его частей, что порождает ситуацию «порочного круга», к-рая может (хотя и не
всегда) приводить к
противоречиям. Напр., Н. о. «множества всех множеств, не являющихся элементами
самих себя»,
приводит к т. н. парадоксу Рассела. Непредикативное образование понятий
свойственно и др.
известным парадоксам. Некорректность Н. о. побудила А. Пуанкаре, Б. Рассела (к-
рому принадлежит
термин «Н. о.»), Г. Вейля, а вслед за ними и др. учёных считать Н. о.
принципиально недопустимыми
в науке. Однако ввиду трудностей, связанных с абс. устранением Н. о., последние
широко
используются в классич. математич. анализе, не говоря уже о гуманитарных
дисциплинах. При
возможности эффективного исключения определяемого объекта и, т. о., выхода из
порочного круга
непредикативность является только кажущейся. Вообще, если все объекты класса,
подразумеваемого
в определяющем (следовательно, и самый класс), даны или могут быть получены
независимо от Н. о.
к.-л. из них, то Н. о. по существу безвредно. В этом случае непредикативный
процесс введения
определяемого не может повлиять на смысл определяющего. Напр., в предположении,
что данные
историч. источников объективно информируют о всех учениках платоновской
Академии, понятие об
Аристотеле без осложнений можно ввести посредством Н. о., сказав, что это самый
мудрый ученик
Платона (известно, что и Платон называл Аристотеля «умом» Академии).
• Клини С. К., Введение в метаматематику, пер. с англ., М., 1957, с. 44—45.
НЕПРЕРЫВНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ. Идея перманентной, т. е. непрерывной, революции была
выдвинута К. Марксом и Ф. Энгельсом, к-рые считали, что пролетариат, обладая
достаточной силой,
организацией, влиянием и занимая самостоят. политич. позицию, может осуществить
переход от
бурж.-демократич. революции к революции социалистической, к установлению своей
власти. «В то
время как демократические мелкие буржуа хотят возможно быстрее закончить
революцию, ... наши
интересы и наши задачи заключаются в том, чтобы сделать революцию непрерывной до
тех пор, пока
все более или менее имущие классы не будут устранены от господства, пока
пролетариат не завоюет
государственной .власти...» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 7, с. 261).
Непрерывность Маркс и
Энгельс понимали как последоват. смену этапов революц. процесса.
В новых историч. условиях эпохи империализма идея Н. р. была развита В. И.
Лениным в теорию
перерастания демократич. революции в социалистическую. Ленин отверг схему
оппортунистических
лидеров 2-го Интернационала и рус. меньшевиков, согласно к-рой за победой бурж.
революции
обязательно следует более или менее длит. период развития капитализма. В эпоху
империализма,
когда мировая капиталистич. система созрела для социалистич. революции, револю-
ционно-
демократич. преобразования объективно со-
здают угрозу капитализму. Монополистич. капитал объединяется с самыми реакц.
силами на общей
платформе враждебности ко всякой революции. Именно поэтому, подчёркивал Ленин,
«в XX веке в
капиталистической стране нельзя быть революционным демократом, ежели бояться
идти к
социализму» (ПСС, т. 34, с. 190).
Краеугольный камень ленинской теории перерастания демократич. революции в
социалистическую
— это идея гегемонии, пролетариата, к-рый выполняет роль двигателя
безостановочного развития
демократич. революции, поэтапного перехода к решению всё более радикальных
задач, создания
условий для социалистич. революции. В результате победы демократич. революции
утверждается
революционно-демократич. тип власти, к-рая выступает в качестве орудия
непрерывного углубления
и перерастания демократич. революции в социалистическую. Применительно к
условиям России нач.
20 в. Ленин определял классовое содержание такой власти, как революционно-
демократич. диктатура
пролетариата и крестьянства.
После 2-й мировой войны перерастание демократич. революции в социалистическую
произошло в
ряде ев-роп. и азиат. стран. В нек-рых странах демократич. и социалистич.
преобразования тесно
переплетались, в сущности составляя два этапа единого революц. процесса (см.
Народно-
демократическая революция).
Марксова идея Н. р. получила извращённую интерпретацию в троцкистской теории
перманентной
революции, выдвинутой А. Парвусом и Л. Троцким в годы Революции 1905—07 в России
и ставшей
платформой борьбы троцкистов против ленинизма. Непрерывность последоват. этапов
революц.
процесса была подменена . в троцкистской теории субъективистской концепцией, к-
рая произвольно
смешивала все этапы, игнорируя закономерную связь между ними; в ней отрицался
бурж.-
демократич. характер революции и выдвигалась аван-тюристич. идея непосредств.
перехода к
революции социалистической (см. В. И. Ленин, там же, т. 17, с. 381). Эта позиция
Троцкого, к-рый
игнорировал переходные стадии революц. процесса, была выражена в лозунге «без
царя, а
правительство рабочее». Отвергая марксистско-ленинскую стратегию классовых
союзов
пролетариата с крестьянством и др. непролет. слоями трудящихся, троцкистская
теория в сущности
закрывала путь к формированию массовой политич. армии социалистич. революции,
подрывала
внутр. факторы развития и победы этой революции. Перманентность революц.
процесса, судьбу
социалистич. революции в каждой стране Троцкий связывал с внеш. факторами, с
победой мировой
революции. С этих механистич. позиций троцкисты выступали против ленинской
теории и
возможности победы социализма первоначально в одной, отдельно взятой стране. Из
этого вытекала
противоречащая марксизму установка на «экспорт», искусственное подталкивание
революции извне.
Троцкистская теория перманентной революции представляет собой один из идейных
источников
совр. концепций мелкобурж. экстремизма, характерной чертой к-рых является
неверие в способность
рабочего класса объединить вокруг себя широкие массы трудящихся для решения
задач социалистич.
строительства.
Ю. А. Красин.
НЕПРЕРЫВНОСТЬ И ПРЕРЫВНОСТЬ, филос. категории, характеризующие как структуру
материи, так и процесс её развития. Прерывность означает «зернистость»,
дискретность
пространственно-временного строения и состояния материи, составляющих её
элементов, видов и
форм существования, процесса движения, развития. Она основывается на делимости и
опре-дел.
степени внутр. дифференцированности материи в её развитии, а также на
относительно самостоят.
су-
НЕПРЕРЫВНОСТЬ 433
ществовании составляющих её устойчивых элементов, качественно определ. структур,
напр.
элементарных частиц, ядер, атомов, молекул, кристаллов, организмов, планет,
общественно-
экономич. формаций и т.д. Непрерывность, напротив, выражает единство,
взаимосвязь и
взаимообусловленность элементов, состав-
ляющих ту или иную систему. Непрерывность основывается на относит. устойчивости
и
неделимости объекта как качественно определённого целого. Именно единство частей
целого и
обеспечивает возможность самого факта существования и развития объекта как
целого. Т. о.,
структура к.-л. предмета, процесса раскрывается как единство Н. и п. Напр.,
совр. физика показала,
что свет одновременно обладает и волновыми (непрерывными) и корпускулярными
(прерывными)
свойствами. Прерывность обеспечивает возможность сложного, внутренне
дифференцированного,
разнородного строения вещей, явлений; «зернистость», отделёниость того или иного
объекта
составляет необходимое условие для того, чтобы элемент данной структуры выполнял
определ.
функцию в составе целого. Вместе с тем прерывность обусловливает возможность
дополнения, а
также замены и взаимозамены отд. элементов системы. Единство Н. и п.
характеризует и процесс
развития явлений. Непрерывность в развитии системы выражает её относит.
устойчивость,
пребывание в рамках данной меры. Прерывность же выражает переход системы в новое
качество.
Одностороннее подчёркивание только прерывности в развитии означает утверждение
полного
разрыва моментов и тем самым потерю связи. Признание только непрерывности в
развитии ведёт к
отрицанию к.-л. качеств. сдвигов и по существу к исчезнове-нию самого понятия
развития. Для
метафизич. способа мышления характерно обособление Н. и п. Диалектич.
материализм
подчёркивает не только противоположность, но и связь, единство Н. и п., что
подтверждается всей
историей науки и обществ. практики. • Основы марксистско-ленинской философии,
М., 19805.
НЕПРОТИВОРЕЧИВОСТЬ, совместимость, корректность, выполнимость, свойство системы
предложений к.-л. теории (или системы формул нек-рого исчисления), заключающееся
в том, что из
этих предложений (формул) с помощью логич. средств данной теории (соответственно
правил
вывода данного исчисления) нельзя вывести противоречие, т. е. пару предложений,
каждое из к-рых
является отрицанием другого (в формальных исчислениях — формулу А&А, т. е.
конъюнкцию
произвольной формулы А и её отрицания, интерпретируемую как «А и не-А»). Термин
«Н.»
употребляют преим. по отношению к совокупности нек-рых (содержательно понимаемых
или фор-
мальных) аксиом или же по отношению ко всей теории (исчислению), базирующейся на
данных
аксиомах, т. е. к совокупности всех предложений (формул), выводимых
из них. Применительно к широкому классу теорий и исчислений, для к-рых
справедлив принцип «из
лжи следует любое предложение» или к.-л. его формальный аналог (напр.,
импликация А&А В),
Н. равносильна наличию хотя бы одного невыводимого предложения (недоказуемой
формулы). Это
свойство, с одной стороны, показывает важность понятия Н. (не обладающие
свойством Н.
противоречивые теории действительно некорректны, тривиальны, бессодержательны,
поскольку
любое их предложение — как содержательно истинное, так и содержательно ложное —
равно ока-
зывается «доказуемым», т. е. понятие доказательства в них совершенно
обесценивается), а с другой
— может быть положено в основу самого понятия Н., позволяя определить его как
наличие в данной
системе хотя бы одного недоказуемого предложения (или формулы). Каждая содержат.
логич. или
математич. теория предполагается непротиворечивой. Однако обнаружение
434 НЕПРОТИВОРЕЧИВОСТЬ
парадоксов (антиномий, противоречий) в теории множеств (а следовательно, и во
всей базирующейся
на ней т. н. классич. математике) показало нетривиальность проблемы Н., её
важность, трудность и
глубину для логики и математики. Трактовка понятия Н. и пути разрешения
связанных с ним
трудностей существенно различны в различных школах оснований математики и логики
(см.
Логицизм, Формализм, Интуиционизм, Конструктивное направление). См. также статьи
Аксиоматический метод, Метатеория и лит. к ним.
НИБУР (Niebuhr) Рейнхольд (21.6.1892, Райт-Сити, Миссури,—1.6.1971, Стокбридж,
Массачусетс),
амер. протестантский теолог, представитель диалектической теологии. В условиях
экономич.
кризиса 1929—33 и разочарования в либерализме возглавил переход большинства
амер.
протестантских теологов с позиций модернизма на позиции т. н. теологии кризиса.
В знаменующей
этот поворот кн. «Нравств. человек и без-нравств. общество» («Moral man and
immoral society», 1932)
Н. объявляет надежды «социального евангелия» на приведение общества в
соответствие с
требованиями христ. морали и изживание зла иллюзорными и наивными. В последующих
работах
«Природа и судьба человека» («The nature and destiny of man», v. l—2, 1941 —
1943), «Вера и
история» («Faith and history», 1949), «Ирония амер. истории» («The irony of
American history», 1952)
Н. отрекается от бурж.-просветит. прогрессивного наследия, защиту к-рого
называет опасным
донкихотством, отказывается от идей социального прогресса, совершенствования
человеч. личности
и т. п., утверждая, что любые попытки построения справедливого обществ. порядка
наталкиваются
на злую и эгоистичную («греховную») сущность человека. Альтруизм рассматривается
им как
лицемерие, за к-рым скрывается эгоизм личности, класса, нации, выдающих свои
эгоистич. интересы
за всеобщие. История, будучи сферой столкновения иррациональной свободной воли
людей и воли
бога, непознаваема и неподвластна человеку, к-рый, пытаясь подчинить её себе,
всегда получает
результаты, обратные желаемым. В этом и состоит «ирония истории». Отсюда Н.
делает вывод:
следует отказаться от всех попыток кардинальных социальных преобразований и
ограничиться
непосредств. практич. деятельностью, направленной на смягчение неразрешимых в
принципе
противоречий.
• R. Niebuhr, bis religious, social and political thought, ed. by Ch. W. Kegley
and R. \V. Bretall, N. Y., 1956.
НИГИЛИЗМ (от лат. nihil — ничто), в широком смысле — отрицание общепринятых
ценностей,
идеалов, моральных норм, культуры и т.п. Иногда это отрицание предпринималось с
целью
утверждения и возвышения к.-л. иных ценностей (напр., отрицание культуры в
руссоизме,
сопровождавшееся призывом к возрождению естеств. нравственности). В рус.
культуре 2-й пол. 19 в.
нигилистами называли представителей радикального течения разночинцев-
шестидесятников, от-
рицавших изжившие себя социальные устои крепост-нич. России и религ. идеологию,
проповедовавших материализм и атеизм. Впоследствии термин «Н.» использовался
реакцией для
характеристики всех рево-люц. сил 60—70-х гг., к-рым приписывались вульгарный
материализм,
аморализм, анархизм. В зап. философии понятие Н. появилось у Якоби, в социально-
культурном
значении употреблялось Ницше, понимавшим под Н. осознание иллюзорности и
несостоятельности
тра-диц. идеалов бурж. общества. Кьеркегор источником II. считал кризис
христианства и
распространение «эс-тетич.» мироощущения. У Шпенглера Н. обозначал черту совр.
европ.
культуры, переживающей период «заката» и «старческих» форм сознания, к-рый и в
культурах др.
народов якобы неизбежно следовал за состоянием высшего расцвета. Хайдеггер
считал Н. маги-
стральным движением в истории Запада, к-рое конечным следствием может иметь
мировую
катастрофу.
Во франц. экзистенциализме Н. рассматривался как проявление абсурдности
существования (Камю).
В целом бурж. философия лишь описывала кризисное мировоззрение бурж. общества,
не выявляя его
действит. социальных причин. См. также «Новые левые».
НИКОЛАЙ КУЗАНСКИЙ (Nicolaus Cusanus), Николай Кребс (Krebs) (1401, Куза на
Мозеле, близ
Трира,—11.8.1464, 'Годи, Умбрия), мыслитель раннего Возрождения, воспринявший
наследие антич-
но-ср.-век. метафизики и предвосхитивший гл. черты философии нового времени.
Епископ
Бриксенский (Тироль), кардинал и «легат по всей Германии» (с 1450), ген. викарий
в Риме при папе
Пие II. На Базельском соборе (с 1432) представил историософско-политич. трактат
«О католич.
согласии» («De concordantia ca-thplica», 1433), проект замены юлианского
календаря. Стремился к
упорядочению социального и церк. организма вокруг единого духовного центра,
строил планы
объединения религий во всеобъемлющем католичестве («О согласии веры» — «De расе
fidei», 1453).
Его писания казались побочным занятием «для облегчения души от тяжких забот»;
филос. и
математич. трактаты создавались им иногда за один присест, вдохновение
преобладает в них над
системой. Их характеризует традиц. тематика (богопознание, учение о едином,
христоло-гия,
творение мира, иерархия бытия, Троица), эклектический синтез поздиеантич.
(Прокл), патристич.
(Псевдо-Дионисий Ареопагит), араб. мысли (для Н. К. важно открыть живую
актуальность расхожих
филос. формул, рассматривая их через «увеличит, стекло» своего метода,—
«Берилл», 1458, рус. пер.
1980), терминология «неофиц.» схоластики (Иоанн Солс-берийский, особенно Тьеррн
Шартрский),
тематизация простейших понятий («то же», «что», «раньше», «не-иное», «мочь»).
Крайняя
индивидуальность стиля, провинциальность латыни Н. К., обособленность его
онтологии в
философии Возрождения привели к тому, что Н. К. не был понят вполне ни его
ближайшими учени-
ками (Бруно, Этьен д'Этапль), ни его фактич. продолжателями (Декарт, Лейбниц).
Однако
важнейшие для Н. К. понятия метода, априорного предвосхищения реальности,
точности и строгости
познания, человеч. творчества так или иначе оказываются в центре последующей
новоевроп.
философии.
Осп. мысль, сформулированная в названии первой большой работы Н. К.,— «знающее
незнание»
(«De docta ignorantia», 1440, рус. пер. «Об ученом незнании», 1937, 1979): в
осознании названия
«свёрнуто» понимание того, каким должно быть настоящее знание. В непознанном
сказывается, т. о.,
изначально известное; отдельное свидетельствует о предсуществовании целого;
разнообразие
говорит о лежащем в его основе единстве. При этом пестрота чувственного отсылает
к его рацио-
нальным закономерностям; сложность рациональности — к простоте ума (нуса);
различие умов как
единя-ще-собирающих начал — к единству первопричины. Отсюда универс. путь
восхождения у Н.
К.: «Соединяй видимые противоположности в предшествующем им единстве».
Достоверность всего
конкретного для Н. К. каждый раз заново обеспечивается обращением его к божеств.
началу. Начало
«просвечивает» во всём, оставаясь недостижимым именно потому, что оно всему
предшествует:
источник всякого «движения», естеств. и человеч. истории, оно же и его конец. В
отличие от
абсолюта, универсум — единство «определившееся», «стяжёнпое» и потому неизбежно
ограниченное этой определённостью. Всякий веществ. центр относителен
(предкоперниканская
космология), лишённый в себе конца мир имеет и центром и пределом своего творца.
В качестве
единого мир определяется «интеллигенцией» (собирающим смыслом). Через
принадлежность к
универсуму каждая вещь пребывает в каждой; макс. различие вещей совпадает с их
миним.
различием (отсутствием такового). В трактатах «О предположениях» (1430—41, рус.
пер. 1979),
«Богосыновст-
во» (1446, рус. пер. 1979), диалоге «Простец об уме» (1450, рус. пер. 1937)
развёртывается учение об
уме (а «человек есть его ум») как богоподобии. Последнее — не эманация
первоначала, а
воспроизведение его творящей способности в доступной человеку сфере (ср. учение
о монадах
Лейбница). Богопознаиие тоже открывается человеку «на нём самом»: он есть
возможность быть, по-
человечески, всем («О предположениях» II 14, 143). Высшее имя божеств. начала у
позднего Н. К.—
«возможность-бытие» («De possest», 1460, рус. пер. 1937), «не-иное» («De non
aliud», 1462, рус. пер.
1937) и просто posse — «мочь» («О вершине созерцания», 1464, рус. пер. 1980) —
ничем не
детерминированная «возможность», предшествующая всему и совпадающая с
действительностью:
бог заранее уже есть всё, что только может быть.
В многочисл. проповедях Н. К. поднимаются филос. темы; нравств. вопросы он хочет
решать через
просветление сознания. Семь математич. трактатов посвящены квадратуре круга,
проблеме
бесконечности, уточнению числа ?. ?. К. виртуозно применяет геометрич. и
арифметич. величины
для иллюстрации филос. понятий (круг как символ бесконечности, 103 как символ
телесно
осязаемого). Н. К. постоянно касается проблемы бесконечно малых, но в
противоположность
Декарту подчёркивает абс. несводимость конкретных вещей и фигур друг к другу.
Однако эта
несводимая индивидуальность вещей позволяет надёжно идентифицировать их путём
опытных
замеров («Об исправлении календаря» — «De reparatione calendarii», 1436;
«Простец об опытах с
весами», 1450, рус. пер. 1979): Н. К. намечает грандиозную программу табличной
характеристики
всех вещей и процессов.
? Избр. филос. соч., М., 1937; Соч., т. 1—2, М., 1979—80: Opera, v. 1—3,
Parisiis, 1514; Opera, Bd 1—3, Basileae, 1565;
Opera omnia, Bd 1—14 —, Lpz.— Hamb., 1932—70—.
• Лосев А. Ф., Эстетика Возрождения, M., 1978, с. 291 — 316; S a n t i n е l l o
G., II pensiero di Nicolo Cusano nella sua
prospettiva estetica, Padova, 1958; Jaspers K., Nikolaus Cusanus. Munch., 1969;
P r a n t z k i E., Nikolaus von Kues und das
Problem der absoluten Subjektivitat, Meisenheim am Glan, 1972; Velthoven Th.
van, Gottesscnau und menschliche Kreativitat.
Studien zur Erkenntnislehre des Nikolaus von Kues, Leiden, 1977.
В. В. Бибихин.
«НИКОМАХОВА ЭТИКА» (? ? ? N? ???????, Ethi-ca Nicomachea), осн. этич. трактат
Аристотеля, отражающий позднюю фазу развития его этич. учения (датируется 2-м
афинским
периодом — 334 — 322 до н. э.), классич. памятник антич. эвдемонизма. Назван в
память об отце или
рано умершем сыне Аристотеля Ни-комахе (второе вероятнее). Единственный из
крупных трактатов
Аристотеля, дошедший до нас в том виде, как он был задуман и написан, и, видимо,
предназна-
ченный не только для внутришкольного пользования, но и для более широкого круга
читателей.
Состоит из 8 книг равного объёма. Кн. 5—7 «Н. э.» тождественны кн. 4—6
«Евдемовой этики»; на
эту проблему до сих пор не дано однозначного ответа. Согласно И. Дюрингу (1966)
и Ф.
Дирльмайеру (1969), эти три книги скорее принадлежали первоначально «Евдемовой
этике». В 1-й
кн. говорится о высшем благе, причём Аристотель ограничивает задачи исследования
«практически
достижимым благом» (??????? ??? ??), оставляя в стороне платоновское понятие
трансцендентного
блага. Высшее благо — это счастье (эвдемония), к-рое определяется как разумная
деятельность души
по осуществлению своей «арете» (добродетели). Душа (псюхе) распадается на
рациональную и
иррациональную части. Разум должен контролировать иррациональную часть души
(«умерять
страсти») и правильно действовать сам по себе. Так выводятся два типа
добродетелей — этические и
дианоэтические (интеллектуальные). Этич. добродетель (вопреки сократич. тезису)
не есть знание, но
приобретается через воспитание и «привыч-
НИКОМАХОВА 435
ку». Сущность этич. добродетелей — в балансировании между «избытком» и
«недостатком», в
поддержании «середины» между двумя крайностями. Кн. 2—5: виды этич. добродетели.
Особое
место занимает анализ «справедливости» (5-я кн.), в к-рой Аристотель различает
два аспекта —
общий и частный. Общая концепция («справедливость» как «совершенная
добродетель», объ-
емлющая все остальные) совпадает с платоновской («Государство»), частная
рассматривает
«справедливость» как отд. арете в ряду других; в этом значении «справедливость»
разделяется на
«распределительную» и «компенсаторную»: первая основана на распределении благ в
соответствии с
«достоинством» личности, вторая (осуждённая Платоном в «Законах» 757 а слл. и
реаби-
литированная Аристотелем для сферы торг. обмена и суд. наказания) полностью
игнорирует
личность, основана на принципе равной компенсации прибыли (убытка)
соответственно убытком
(прибылью). Кн. 6: виды дианоэтич. добродетелей, к-рые делятся в соответствии с
расчленением
рациональной части души на «научную» (?????????????) и «расчётливую
(планирующую)» спо-
собность (??????????): первая рассматривает необходимость, то, что не может быть
иным, чем оно
есть; вторая — «то, что может быть иначе», т. е. зависит от нашей деятельности.
Дианоэтич.
добродетели первого класса — «науч. знание» (эпистеме) и интуитивный разум
(нус); они образуют
«мудрость» (София). Дианоэтич. добродетели второго класса — «искусство» (?????),
направленное
на «творчество» (??????), и нравств. сознание (????????), направленное на прак-
тич. деятельность
(????????); цель практич. деятельности, осуществляемой согласно «правильному
логосу» («норме»),
заключена в ней самой, цель «пойетич.» (творч.) деятельности — вне неё, т. е. в
произведении. Кн.
8—9: многоаспектный анализ понятия «дружба» (филия) как существ. момента
эвдемонии (её
мотивы, формы, причины распада и т. д.); «дружба» определяется как середина
между лестью, или
угодливостью, и угрюмой замкнутостью (И 08 а 26). Знаменитое выражение культа
истины «Платон
мне друг, но истина дороже» основано на «Н. э.» (1096 а 12 слл.). Проблема
удовольствия
обсуждается в «Н. э.» дважды: кн. 7, гл. 12—15, и кн. 10, гл. 1—5, причём
Аристотель и здесь
занимает среднюю позицию между аскетич. ригоризмом и гедонизмом: удовольствие —
эпифеномен
счастья, оно завершает аретологич. деятельность и сопутствует эвдемонии («Н. э.»
1174 b 31).
Заключит. главы «Н. э.» (кн. 10, гл. 6—10) рисуют этич. идеал Аристотеля, к-рый
он видит в
«cозерцат. жизни» (???? ?????????, vita contemplative), или деятельности (см.
Энергия) ума (нуса) по
осуществлению своей арете, т. е. занятиях философией. Греч. комм.к «Н. э.»—
Гелиодора из Прусы,
Михаила Эфесского, Евстратия и Анонима изданы в серии CAG (соответственно
?.XVIII; ?.XIX 2;
?.XX; ?.XXII 2, 3).
Издания: ?. Susemini, 1887; I. Bywater, 1894, 1957; J. Burnet, 1900.
Важнейшие комм.: J. A. Stewart, v. 1—2, 1892; K. A. Gau-thier et J. I.
Jolif, t. 1—2, 1958—59; Fr. Dirlrneier, 19692
(библ.).
Рус. пер. Э. Л. Радлова (1908).
• Eriksen T. В., Bios theoretikos. Notes on Aristotle's Ethica Nicomachea X, 6—
8, Oslo — Bergen — Tromsо, 1976.
А. В.
Лебедев.
НИЛ СОРСКИЙ (в миру — Николай Майков) (ок. 1433—1508), рус. мыслитель, церк. и
обществ.
деятель, глава нестяжателей. Учение Н. С. отличалось от авторитарного и
внешнеобрядового
направления в рус. православии. В своих соч. Н. С. развивал мистико-аскетич.
идеи в духе исихазма
Григория Синаита, требуя сосредоточения верующего на своём внутр. мире, личного
переживания
веры как непосредств. единения с богом. Опираясь на высказывание из послания
Павла «не тру-
дящийся да не ест», Н. С. требовал от монахов участия в производит. труде;
выступал за реформу
монашества
436 НИЛ
на началах скитской жизни. По отношению к еретикам Н. С. рекомендовал отказ от
насилия и
гонений. Учение Н. С. противостояло воинствующей церкви, идеологом к-рой являлся
Иосиф
Волоцкий. В лит. наследии Н. С. большое место занимают вопросы психологии
человеч. страстей,
при изучении к-рых он опирался на традиции патристики. Продолжателями идей Н. С.
были Вассиан
Патрикеев Косой и Артемий Троицкий.
• Нила Сорского Предание и Устав, [СПБ], 1912.
• Архангельский А. С., Н. С. и Вассиан Патрикеев ..., ч. 1, СПБ, 1882; Лурье Я.
С., Направление Н. С. в идео-логнч.
борьбе кон. XV в., в его кн.: Идеологии, борьба в рус. публицистике кон. XV —
нач. XVI вв., М.— Л., 1960; Л и-
лиенфельд Ф., О лит. жанре нек-рых соч. Н. С., в кн.: Тр. отдела др.-рус. лит-
ры, т. 18, М,— Л., 1962, с. 80—98; L i l i-e n
f е 1 d F. v., Nil Sorskij und seine Schriften, B., 1963.
НИРВАНА (санскр., букв.— остывание, угасание, затухание), одно из центр. понятий
инд. религии и
философии. Получило особое развитие в буддизме, где означает высшее состояние
вообще,
конечную цель человеч. стремлений, выступая, с одной стороны, как этико-практич.
идеал, с другой
— как центр. понятие ролиг. философии.
Буддийские тексты не дают определения Н., заменяя его многочисл. описаниями и
эпитетами, в к-
рых Н. изображается как противоположное всему, что может быть, и потому как
непостижимое и
невыразимое. Н., выступая прежде всего как этич. идеал, предстаёт как
психологич. состояние
законченности внутр. бытия перед лицом бытия внешнего, абсолютной от него
отрешённости. Это
состояние означает негативно отсутствие желаний, позитивно некое не поддающееся
расчленению
слияние интеллекта, чувств. воли, к-рое предстаёт с интеллектуальной стороны как
истинное
понимание, с нравств.-эмоциональной — как нравств. совершенство, с волевой — как
абс.
несвязанность, и в целом может быть охарактеризовано как внутр. гармония,
согласованность всех
наличных способностей, делающих необязательной внеш. деятельность. Одновременно
это означает
не утверждение «Я», а, наоборот,— раскрытие его реального несуществования, т. к.
гармония
предполагает отсутствие конфликта с окружающим, установление шунъи (в частности,
отсутствие
противостояния субъекта и объекта). Н. являет собой определ. уход от обычных
человеч. ценностей
(благо, добро), от цели вообще и установление своих ценностей: с внутр. стороны
— это ощущение
покоя (блаженства — в отличие от счастья как ощущения движения), с внешней —
состояние абс.
независимости, свободы, означающей в буддизме не преодоление мира, а его снятие.
Поскольку
снимается само противопоставление «жизни» и «смерти», споры о том, является Н.
вечной жизнью
или уничтожением, оказываются лишёнными смысла.
В ходе развития буддизма конкретизируются представления о Н. как об абс.
реальности, делаются
попытки онтологизации психологич. состояния. Для хи-наяны в этом отношении
характерна
концепция вайб-хашики, согласно к-рой Н. в роли абс. реальности предстаёт как
некий неподвижный,
неизменный, единственный в своём роде элемент — дхармадхату; в махаяне Н.
отождествляется с
дхармакаей — космич. телом Будды. Хотя в основе концепции Н. в буддизме лежит
общее всем
религиям деление на мир обусловленный и необусловленный и, более того, хотя
концепция Н.
находится в русле мистич. идей о достижении совершенного состояния души,
построения «царства
не от мира сего внутри нас», особенностью буддийской идеи Н., отличающей её и от
брахманистско-
индуистской концепции мокши, и от идей манихейства, суфизма, христ. мистицизма,
является абс.
несвязанность её с идеей трансцендентного бога, утверждение постулата
имманентности абсолюта
миру.
• V а 1 1 ё е P o u s s i n L. de la, Nirvana, P., 1925; Steher-b a t s k у T
h., The conception of Buddhist Nirvana, Leningrad,
1927; W с l b o n G. R., The Buddhist Nirvana and its Western-
interpreters, Chi.— L., 1908; Joliansson E., The psychology of Nirvana, N. Y.,
1970; см. также лит. к ст. Буддизм.
НИСИДА Китаро (19.4.1870, ок. Канадзавы,—7.7. 1945, Камакура), япон. философ-
идеалист,
основатель т. н. киотоской школы. Филос. система Н. была изложена им в кон. 20-х
— нач. 30-х гг. в
работах «Самосознающая система общего» (1929), «Определение небытия в
самосознании» (1931),
«Осн. вопрос в философии» (1933). Н. стремился доказать принципиальное отличие
вост. философии
от западной. Своеобразие культуры Востока усматривал в присущей ей идее небытия.
Небытие Н.
пытался истолковать с позиций учения дзэн как представление о всеобъемлющем
универсуме, к-рый
«будучи всем, сам есть ничто», «действует без действующего», «определяет без
определяющего».
Несмотря на стремление Н. истолковывать свою философию как «подлинно восточную»,
исходящую
из буддизма, его взгляды близки в сущности зап.-европ. идеалистич. философии 20
в., прежде всего
экзистенциализму. Согласно осн. филос. концепции Н., названной им
«антиинтеллектуалистической», истинное бытие достигается интуитивно благодаря
особому
«способу рассмотрения вещей», или «способу осознания себя», позволяющему якобы
преодолеть
противоположность объективного и субъективного. Обществ. развитие Н.
представляет как результат
взаимодействия общего — небытия и отдельного — человеч. индивидов, подлинность
отношения к-
рых выражается в коммуникации между «Я» и «Ты».
* Дзэнсю (ПСС), т. 1—18, Токио, 1947—53. Козловский Ю. Б., Концепция вост.
культуры Нисида Китаро, «Вестник
истории мировой культуры», 1961, № 2; его же, Распространение экзистенциализма в
Японии, в кн.: Совр.
экзистенциализм, М., 1966; Тосака Дзюн, Сэнсю, Дайрокукан (Избр. произв.),
Токио, 1948«; Кояма Ивао, Нисида
тэцугаку (Философия Нисида), Токио, 1955; Нагао Мититака, Нисида тэцугаку но
кайсяку (Комментарии к философии
Нисида), Токио, 1960.
НИЦШЕ (Nietzsche) Фридрих (15.10.1844, Рёккен, около Лютцеиа, Саксония,—
25.8.1900, Веймар),
нем. философ, представитель иррационализма и волюнтаризма, поэт. В 1869—79 проф.
классич.
филологии Ба-зельского ун-та. Творч. деятельность Н. оборвалась в 1889 в связи с
душевной
болезнью.
От занятий классич. филологией Н. переходит к философии, испытав влияние
Шопенгауэра и
находясь под большим воздействием эстетич. идей и иск-ва Р. Вагнера. В своём
первом соч.
«Рождение трагедии из духа музыки» (1872), в значит. мере посвящённом анализу
антич. трагедии,
Н. развивает идеи типологии культуры, намеченной Шиллером, Шеллингом и нем.
романтизмом.
Сопоставляя два начала бытия и культуры — «дионисийское» («жизненное»,
оргиастически-буйное
и трагическое) и «аполлоновское» (созерцательное, логически-членящее,
односторонне-интеллек-
туальное), Н. видит идеал в достижении равновесия этих полярных начал. Уже здесь
содержатся
зачатки учения Н. о бытии как стихийном становлении, развитого позднее в учение
«о воле к власти»
как присущей всему живому тяге к самоутверждению, и его утопич. философии
истории,
обращающейся в поисках идеала к досократовской Греции. Эти консервативно-
романтич. взгляды Н.
и его волюнтаризм («Несвоевременные размышления», 1873) предопределили развитие
Н. в направ-
лении иррационализма. Показательно обращение Н. к форме эссе в его ранних
работах; произв.
«Человеческое, слишком человеческое» (1878), «Утренняя заря» (1881), «Весёлая
наука» (1882), «По
ту сторону добра и зла» (1886) строятся как цепь фрагментов или афоризмов.
Философия Н. обретает
выражение в поэтич. творчестве, легенде, мифе («Так говорил Заратустра», т. 1—3,
1883—84). Н.
стремится преодолеть рациональность филос. метода; понятия не выстраиваются у Н.
в систему, а
предстают как многозначные символы. Таковы понятия «жизнь», «воля к власти», к-
рая есть и само
бытие в его динамичности, и страсть, и инстинкт самосохранения, и движущая
обществом энергия и
т. д.
В философии Н. переплетаются в труднорасчленимом единстве разнообразные, часто
противоборствующие мотивы; анархич. критика совр. бурж. действительности и
культуры предстаёт
в виде универс. отчаяния в жизни, к-рое самим Н. осознаётся как явление
«нигилизма». В мифе о
«сверхчеловеке» культ сильной личности, индивидуалистически преодолевающей бурж.
мир вне
всяких моральных норм и с крайней жестокостью, сочетается с романтич. идеей
«человека буду-
щего», оставившего позади современность с её пороками и ложью. Пытаясь
утвердить, в противовес
реально существующим обществ. отношениям, «естественный», ничем не сдерживаемый
поток
«жизни», Н. предпринимает ультрарадикальную критику всех «ценностей», в т. ч.
христианства
(«Антихристианин», 1888), обрушивается на демократич. идеологию как закрепляющую
«стадные
инстинкты», выступает с проповедью эстетич. «имморализма».
Противоречивая и не подчиняющаяся к.-л. единству системы философия Н. оказала
влияние на
различные направления бурж. мысли 20 в.— философию жизни, прагматизм,
экзистенциализм
(каждое из этих направлений по-своему толковало H.). H. оказал значит. влияние
на писателей кон.
19 — нач. 20 вв., на символизм. Творчество Н. явилось по существу одновременно
разоблачением и
утверждением тенденций бурж. культуры в эпоху империализма, ницшеанство
использовали и
идеологи нем. фашизма. Философы-марксисты, начиная с Ф. Меринга и Г. В.
Плеханова, выступали с
резкой и последоват. критикой идей Н. и ницшеанства.
• Werke, Bd 1—19, Lpz., 1903—12, Bd 20 (Register), Lpz., 1926; Werke, hrsg. v,
K. Schlechta, Bd 1—3, Munch., 1960*·
Werke Kritische Gesamtausgabe in 30 Bd, Bd l — , B.— N. ?., 1967 — ; Gesammelte
Briete, Bd 1—5, Lpz., 1902—092; в рус.
пер.— Полн. собр. соч., т. 1—9, М., 1909—12.
• Манн Т., Философия Н. в свете нашего опыта, Собр. соч., пер. с нем., т. 10,
М., 1961; О д у е в С. Ф., Тропами
Заратустры. (Влияние ницшеанства на нем. бурж. философию), М., 1971; Jaspers К.,
Nietzsche, В., I9603; Heidegger М.,
Nietzsche, Bd 1—2, Stuttg., 1961; Bertram E., Nietzsche. Versuch einer
Mythologie, B., 1965"; Putz P., Fr. Nietzsche Stuttg.,
.19752 (библ.).
НИЧТО, категория идеалистич. онтологии, означающая отсутствие каких бы то ни
было качеств.
опреде-лённостей либо бытия вообще. Противоположна таким понятиям онтологии, как
нечто,
сущее, бытие. В истории философии Н. нередко отождествлялось с понятием небытия;
иногда эти
понятия разграничивались, причём небытие толковалось как более абстрактное, чем
Н., отрицание
бытия.
Категория Н. появилась в древней философии вместе со становлением онтологии. В
др.-греч.
философии Н. впервые выступает как самостоят. категория в учении Демокрита о
бытии (атомах) и
пустоте (ничто) и рассматривается как необходимое условие для существования
множества,
движения и изменения. Софист Горгий трактует Н. как оборотную сторону элейского
бытия. Как
одно из обозначений начала, противоположного бытию (т. е. совокупности эйдосов),
Н. играет важ-
ную роль в онтологии Платона и Аристотеля. С т. зр. бытия и мышления Н.
толкуется ими как
небытие, с т. зр. единства эйдосов — как иное, применительно к вещам чувств.
мира — как материя.
Само по себе Н. есть чистая возможность, пассивность и зависимость, и эти
качества оно привносит в
каждую конкретную вещь. У Плотина сохраняется осн. содержание Н., раскрытое
платонизмом, но
особенно подчёркивается тождество Н. и зла: зло — недостаток бытия, вторжение Н.
в бытие
(позднее эта идея была использована христ. теодицеей).
В ср.-век. философии антич. представления о Н. как материи
использовались для истолкования
процесса творения мира богом из ничего (ex nihilo) (Фи-лон, Августин и др.).
Категория Н.
характерна для
НИЧТО 437
ср.-век. традиции отрицат. богословия, в к-ром наиболее адекватным путём
приближения мысли к
богу считалось последоват. отбрасывание определённостей, в результате чего
полнота божеств.
бытия оказывалась для человек, познания тождественной Н. («Ареопаги-тики», Иоанн
Скот
Эриугена; в арабоязычной философии — Ибн Рушд). Прямое отождествление бога и Н.
встречается в
поздней ср.-век. философии (каббала; И. Экхарт и идущая от него традиция нем.
мистики). В этом же
русле находятся построения Я. Бёме и позднего Шеллинга, для к-рых всякое нечто
есть самоогра-
ничение раскрывающегося бога, а бог в себе — Н. и безосновность. Гегель,
используя идеи мистич.
традиции, включил понятие Н. в свою систему («Наука логики»), где оно
становится, сливаясь со
своей противоположностью — чистым бытием, исходным пунктом движения категорий.
В идеалистич. философии 19 — нач. 20 вв. интерес к проблеме Н. угасает, что
связано с упадком
традиц. метафизики. Шопенгауэр, Ницше и Бергсон отвергают даже осмысленность
понятия Н.
Вместе с тем для ряда течений 20 в. характерно стремление реставрировать
проблему Н.
(протестантская неортодоксальная теология, правосл. религ. философия,
экзистенциализм).
Категория Н. отсутствует в системе категорий диа-лектич. материализма как
несовместимая с его
учением о неуничтожимости материи. Не признавая абс. пустоты, небытия и
несуществования,
диалектический материализм отвергает и все идеалистические толкования Н.
«НИЩЕТА ФИЛОСОФИИ. Ответ на „Философию нищеты" г-на Прудона», книга К. Маркса,
одно
из первых произведений зрелого марксизма. «Н. ф.» была написана на франц. яз., в
основном к
началу апреля, предисловие датировано 15 июня 1847, в начале июля она вышла из
печати в изд-вах
Франка в Париже и Фоглера в Брюсселе. Впоследствии Маркс отмечал: «...чтобы
расчистить путь
социализму критическому и материалистическому,., надо было резко порвать с той
идеалистической
политической экономией, последним воплощением которой был... Прудон» (Маркс К. и
Э н г е л ь с
Ф,, Соч., т. 19, с. 231—32). Разрыв Маркса и Энгельса с Прудоном произошёл летом
— осенью 1846
в ходе борьбы за науч.-коммунистич. мировоззрение. К концу этого года Маркс
ознакомился с новой
книгой Прудона «Система экономич. противоречий, или Философия нищеты», и у него
сложился
замысел «Н. ф.», осн. содержание к-рой было намечено в его письме П. В.
Анненкову 28 дек. 1846.
«Н. ф.» — первое печатное произв. Маркса, в к-ром он в форме критики Прудона
изложил исходные
положения своего экономич. учения и вместе с тем основы созданного им и
Энгельсом
материалистич. понимания истории (см. там же, т. 13, с. 8, т. 20, с. 9, см.
также Ленин В. И., ПСС, т.
33, с. 22—23). Книга состоит из двух глав. В 1-й («Науч. открытие») преобладает
критика экономич.
взглядов Прудона, а во 2-й («Метафизика политич. экономии») — критика их
философских основ.
Подвергая критике идеализм и метафизику Прудона, его неудавшуюся попытку
применить
идеалистич. гегелевскую диалектику к политэкономии, Маркс развивает
последовательно диалектич.
понимание законов единства и борьбы противоположностей, отрицания отрицания,
принцип
историзма, впервые затрагивает проблему соотношения исторического и логического.
Маркс
впервые прямо формулирует здесь соотношение производит. сил и производств.
отношений; даёт
материалистич. объяснение экономич. категорий как тео-ретич. выражения,
абстракции обществ.
отношений произ-ва. В «Н. ф.» Маркс осознаёт уже значение тру-
438 НИЩЕТА
довой теории стоимости и по существу начинает различать класснч. и вульгарную
политэкономию,
закладывает основы своей теории стоимости, через понимание историч. характера
товара «труд»
приближается к открытию того, что товаром является не труд, а рабочая сила, и
таким путём — к
открытию прибавочной стоимости. Углубляя теорию науч. коммунизма, Маркс выясняет
историч.
корни утопизма; исследует соотношение экономич. и политич. борьбы рабочего
класса, затрагивает
нек-рые проблемы теории комму-нистич. общества. В противоположность утопич.
планам Прудона
реформировать бурж. общество путём устранения его «дурных» сторон и сохранения
«хороших»,
Маркс обосновывает необходимость его революц. преобразования. Рабочий класс
создаст
бесклассовое общество, и только тогда «...социальные эволюции перестанут быть
политическими
революция ми» (Маркс К. и Э н г е л ь с Ф., Соч., т. 4, с. 185).
Как отмечал Маркс, «...в этой книге содержится в зародыше то, что поело
двадцатилетнего труда
превратилось в теорию, развитую в "Капитале"» (там же, т. 19, с. 231).
При жизни Маркса «Н. ф.» не переиздавалась. В 1885 в Штутгарте под ред., с
предпсл. и прим.
Энгельса вышло первое нем. издание «Н. ф.». В 1886 в Женеве группа «Освобождение
труда»
выпустила в пер. В. Засулич первое рус. издание книги.
• Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 4, с. 65 — 185, т. 16, с. 24—31 т. 19, с. 231—
32, т. 21, с. 180—94, т. 27, с. 401—12, т. 36,
с. 104; Ленин В. И., ПСС (см. Справочный том, ч. 2, с. 344); Карл Маркс.
Биография, М., 19732, гл. 4; О и 3 е р-ман Т. И.,
Формирование философии марксизма, М., 1974», ч. 2, гл. 2; Марксистская философия
в XIX веке, кн. 1, М., 1979, гл. 6.
НОВАЛИС (Novalis) [псевд.; наст. имя и фам.—Фридрих фон Харденберг (Hardenberg)]
(2.5.1772,
Видерштедт, ок. Мансфельда,—25.3.1801, Вайсенфельс), нем. поэт и философ,
представитель
раннего романтизма в Германии (круг т. н. йенских романтиков). Как Ф. Шлегель и
Шеллинг,
первоначально испытал влияние «Наукоучения» Фихте, однако фихтевскую
субъективную
диалектику сознания Н. трансформировал в объективно-идеалистич. диалектику
природы. Её осн.
тезис — утверждение дискретности мира и одновременно нерасчленённости его
стихийной
подосновы, вследствие чего мир следует понимать как единое целое. Специфическим
для Н. является
представление о противоположностях как о двух рядах явлений, из к-рых один
выступает как
обозначение другого, что ведёт к возможности всеобщего перехода, экстатич. игре
сущностей и имён
(ввиду этого Н. называл свою философию «магич. идеализмом»).
Человек как микрокосм, преодолевая внутр. разобщение, должен стремиться к
единству; ум,
рассудок, фантазия суть отд. функции скрытого в глубине «Я», недоступного для
языка слов
(влияние нем. мистики, особенно Бёме). «Я» и мир тоже подлежат конечному
соединению в процессе
их взаимопроникновения, интуитивного «вчувствования» индивида в объект познания,
что с
наибольшей полнотой достигается поэтом в процессе творч. акта. Искусство как
высшая сфера
духовной деятельности осуществляет слияние науки, религии, философии; к этому Н.
стремился в
своём творчестве, в частности при разработке поэтически-филос. жанра фрагмента.
В лирич. цикле
«Гимны к ночи» («Hymnen an die Nacht», 1800) в аллегорич. форме утверждается
превосходство
бесконечного небытия над конечной жизнью.
В поисках обществ. идеала Н. обращался к ср. векам, где видел единство духовной
культуры,
строгую иерархию социальных орг-ций, гегемонию духовной власти и «заботу» об
индивиде; в ср.-
век. Европе усматривал прообраз идеального гос-ва будущего по контрасту с
современным ему бурж.
обществом («Христианство и Европа», 1799, опубл. 1826).
* Schriften, hrsg. v. P. .Kluckhohn und R. Samuel, Bd l — , Stuttg., 19773—; в
рус. пор.— Фрагменты, М., 1914; Ученики в
Синее, в сб.: Не:«, романтич. повесть, т. 1, М.— Л., 1935.
• Б е p к о в с к и й Н. Я., Романтизм в Германии, Л., 1973; Haerlng Tli.,
Novalis als Philosoph, stuttg., 1954; Ritter H., Der
unbekannte Novalis, Gott., 1967.
НОВИКОВ Пётр Сергеевич [15(28).8.1901, Москва,— 9.1.1975, там же], сов.
математик и логик,
акад. ?? СССР (1960; чл.-корр. 1953). Осн. труды по теории множеств, математич.
логике, теории

<<

стр. 46
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>