<<

стр. 47
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

алгоритмов и теории групп. Создал метод доказательства непротиворечивости
формальных систем,
основанных на понятии регулярной формулы. Доказал неразрешимость проблемы
тождества,
сопряжённости и изоморфизма в теории групп. Ленинская пр. (1957).
• Элементы математич. логики, M., 19732; Конструктивная математич. логика
с т. зр. классической, М., 1977;
Избр. труды, М., 1979. * ?, С. ?., «Успехи математич. наук», 1971, т. 26, в.
5.
«НОВЫЕ ЛЕВЫЕ», совокупность разнородных по содержанию леворадикальных идейных
течении
и поли-тич. движений кон. 50—70-х гг. 20 в. в капиталистич. мире,
противопоставляющих себя
«старым левым» — теоретикам и практикам коммунистич. и рабочих партий.
Первоначально «Н. л.» выступили как элитарное лит.-филос. течение «социалыю-
критич.»
интеллектуалов, проповедовавших конец бурж. культуры и бунт против капиталистич.
цивилизации,
по разочарованных н революционности, рабочего класса и потому искавших новые
антибурж. силы.
Роль идеологов «Н. л.» сыгра-ли представители франкфуртской школы (в первую и
очередь Г.
Маркузе), передавшие движению «Н. л.» опыт «соединения» марксистской фразеологии
с традицией
кинико-нигилистич. и биологизаторской критики культуры, парижские «неомарксисты»
и левые эк-
зистенциалисты, англо-амер. леворадикальные социологи (автором словосочетания
«Н. л.» считается
Ч. Р. Миллс).
В нач. 60-х гг. число «Н. л.» стало быстро расти за счёт студентов, втянутых в
массовое
общедемократич. движение в странах развитого капитализма: в борьбу против войны
во Вьетнаме, за
гражд. права нац. меньшинств, демократич. реформу высшего образования и пр.
Интеллектуальное
движение переросло в практическое с конкретными политич. требованиями. В
студенч. протестах
часто участвовала бурж. молодёжь, вышедшая в основном из т. н. «новых средних
слоев». По оценке
Ю. Хабермаса, одного из теоретиков «Н. л.», движение в целом представляло собой
«бурж. бунт
против принципов бурж. общества», в чём проявилась двойственность «Н. л.» —
освободительный и
вместе с тем регрессивный характер движения. Движение «Н. л.» отразило общий
подъём
антиимпериалистич. борьбы широких масс в совр. капиталистич. обществе и
одновременно показало
растущее влияние в среде леворадя-кальной интеллигенции и студенчества
настроений «мелкобурж.
революционности», с характерной для неё «болезнью левизны», неустойчивостью и
бесплодностью,
«бешеным» увлечением «модными» течениями, быстро сменяемым апатией (ср. В. И.
Ленин, ПСС, т.
41, с. 14—15). В этой среде освободит.-гуманистич. критика «бурж. цивилизации»
легко прев-
ращалась в голое отрицание, в разрушительную догматически нетерпимую критику
культуры как
таковой. Ультралевые фракции молодёжного движения фактически подменяли
революционность
нигилизмом, пытались отрицать ценность всякого историч. наследия, опыта
демократич. борьбы,
идеологии и любых форм организации, провозглашая необходимость начать эту борьбу
заново. В
своих конкретных «акциях» они руководствовались нарочито упрощённой картиной
совр. мира, в к-
рой, в частности, одинаково негативно изображались бурж.-демократич. общества и
репрессивные
диктатуры. В стремлении немедленно сделать практич. выводы из морализаторской по
существу кри-
тики бурж. общества «Н. л.» встали на путь абсолюти-
зации насилия и террористич. методов борьбы. В числе авторитетов и героев
молодых «Н. л.» были
франц. теоретик политич. экстремизма Р. Дебре с идеей «гор. партиз. очага» и Ф.
Фанон с
проповедью «самоцельности» политич. насилия, Мао Цзэдуя как вдохновитель
«культурной
революции», неоанархисты и троцкисты. На третьем этапе эволюции движения, со 2-й
пол. 00-х гг.
усиливается сектантское обособление «Н. л.» от др. сил, участвующих в
общедемократич. борьбе.
Возникают расплывчатые и быстро сменяющие друг друга орг-ции «Н. л.»: «Студенты
за
демократич. общество» и троцкистский «Молодёжный социалистич. альянс» (США),
«Социалистич.
союз нем. студентов», входящий в т. н. «внепарламентскую оппозицию» и др.
Ультралевые группы в
этих дрг-циях стремились превратить любую легальную форму протеста в нелегальную
и увлечь все
движение на путь провокаций, якобы для обострения противоречий капиталистич.
системы,
пробуждения «спящих масс» и создания революц. ситуации. По оценке коммунистич. и
рабочих
партий Запада, объективно левачество стало играть роль особого орудия буржуазии,
дающего ей
повод расправляться с законными формами протеста и подкрепляющего удобную для
неё версию о
том, что ответственность за насилие якобы одинаково лежит на правых и левых, а
бурж. гос-во равно
противостоит «правому» и «левому» экстремизму. Левоэкстремистская стратегия
внесла раскол и
дезориентацию в ряды антиимпериалистич. сил, и в 70-х гг. привела «Н. л.» к
глубокому и затяжному
кризису, к идейному и организац. разброду. S Давыдов Ю. Н., Эстетика нигилизма,
М., 1975; он И.
С., Студенч. волнения и теория «конфликта поколений», «США», 1971, № 3; Новые
моменты в
движении молодежи капиталистич. стран и коммунисты, «ПМС», 1972, М 1; к p а-с и
н Ю. А.,
Рабочий класс и мелкобурж. радикализм, «Рабочий класс и совр. мир», 1973, № 1; С
а л ы ч е в а Л.,
«Н. л.» десять лет спустя, «США», 1972, № 11; её же, Студенч. движение 1900—
1970, «США», 1973,
№ 2; M i l l s С. W., Letter to the New Left, «New Left Review», 1960, JM1 5. А.
Д. Ковалев
«НОВЫЕ ОПЫТЫ О ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ РАЗУМЕ» («Nouveaux essais sur l'entendement
humain»), соч. Лейбница, посвящённое проблемам теории познания; написано на
франц. яз.
Представляет собой ответ на соч. Локка «Опыт о человеч. разуме», послужившее
Лейбницу не
только объектом всесторонней критики, но и поводом для изложения собственных
филос. идей. Соч.
было закончено к 1704, но публикация была отложена Лейбницем ввиду смерти Локка.
В
предисловии Лейбниц перечисляет осн. пункты расхождения его философии с
философией Локка,
подчёркивая свою близость платонизму и критикуя односторонний эмпиризм лок-
ковской теории
познания. Возражая против сравнения души с «чистой доской» (tabula rasa),
Лейбниц сравнивает её с
глыбой мрамора, с прожилками, символизирующими её потенциальные, «врождённые»,
знания. В
связи с этим ставится вопрос о знании осознанном и неосознанном и основной для
Лейбница вопрос
о бес-сознат. «малых перцепциях». 1-я кн. «Н. о. о ч. р.» посвящена критике
локковского
опровержения теории врождённых идей и истин; 2-я содержит критику локковского
концептуализма;
3-я выявляет недостатки локковской трактовки языка; 4-я вскрывает
непоследовательность Локка в
решении вопроса о достоверности и видах знания. Критика Локка ведётся Лейбницем
с позиций
умеренного рационализма; выражением этого выступает, в частности, знаменитая
поправка к
известной формуле Локка: «Нет ничего в разуме, чего не было бы прежде в
чувствах, за
исключением самого разума» (кн. 2-я, гл. 1-я, § 2). Лейбниц настаивает на
объективности истины и
познаваемости мира, подчёркивает значение вероятностного знания и вероятностной
логики,
отстаивает относит. самостоятельность знания аподиктического, формулирует
принцип ми-
нимизации аксиом, развивает идеи сравнит. языкозна-
НОВЫЕ 439
ния, разрабатывает проблемы логики, эвристики и психологии. В «Н. о. о ч. р.»
получили
дальнейшую разработку идеи объективно-идеалистич. системы Лейбница: принцип
непрерывности,
принцип тождества неразличимых, принцип всеобщей взаимосвязи, учение о
субстанциях (монадах),
о предустановленной гармонии и др.
Впервые издано в 1765 («Oeuvres philosophiques...» publ. par R. E. Raspe). Пер.
на нем. яз. 1873, 1904,
1915 (ubers, v. E. Cassirer); на англ. яз. 1884,1896, 1916 (transl. A. G.
Langley), лучшее изд. 1949
(вышло в США); на итал. яз. 1909—11 (v. 1—2, trad. E. Cecchi). Рус. пер. 1890
(отрывки), полный пер.
П. С. Юшкевича 1936. «НОВЫЙ ОРГАНОН, ИЛИ ИСТИННЫЕ УКАЗАНИЯ ДЛЯ
ИСТОЛКОВАНИЯ ПРИРОДЫ» («Novum Orga-num, sive Indicia vera de interpretatione
Naturae», L.,
1620, на лат. яз.), главное филос. соч. Ф. Бэкона, в к-ром сформулированы осн.
принципы англ.
материализма и эмпирич. методологии новой науки; вторая часть «Великого
восстановления наук».
Состоит из двух книг «Афоризмов об истолковании природы или царства человека».
Бэкон ставит
задачу сформулировать правильный метод исследования природы, чтобы достигнуть
царства
человека на земле. Он убеждён, что природу можно покорить лишь подчиняясь ей, не
искажая её
образа, а постигая действующие в ней причины и законы. Этому препятствуют
«идолы»; идолы рода
(племени) связаны сферой в истинность предпочтительного; идолы пещеры — с
узостью взглядов
отд. людей; идолы площади (рынка) — со штампами обыденного словоупотребления;
идолы теорий
(театра) — с догматич. приверженностью к односторонним концепциям. Противоядием
им служат
мудрое сомнение и методологически правильное исследование. Силлогистич. логика
не улавливает
тонкости природы; истинное «орудие» познания — индукция, представляющая собой
рациональную
методологию анализа опытных данных. Структуру индукции составляют «таблицы
открытия»:
собирается достаточное количество разнообразных случаев явления, причина или
«форма» к-рого
ищется (таблица присутствия); затем — множество случаев, как можно более
подобных
предыдущим, в к-рых это явление отсутствует (таблица отсутствия); затем —
множество случаев, в
к-рых наблюдается изменение интенсивности данного явления (таблица степеней).
Сравнение этих
множеств позволяет исключить факторы, постоянно не сопутствующие исследуемому
явлению, и в
итоге выявить его причину, закон или «форму», что даёт и правило прак-тич.
получения явления.
Процессу индуктивного анализа способствуют ситуации, в к-рых природа
исследуемого явления
обнаруживается более очевидно, чем обычно — т. н. преимуществ. примеры. Работа
индуктивного
метода иллюстрируется на примере нахождения «формы» тепла. Хотя Бэкон работал
над «Н. о.»
свыше 10 лет, произведение опубликовано незаконченным.
Первый рус. пер. см. в кн.: Бэкон Ф., Собр. соч., ч. 2, 1874; см. также: Б э к о
н Ф., Соч., т. 2, 19782.
• Bacon's Novum organum, ed. with introd. notes ets. by Th. Focoler, Oxf.,
18892.
НОМИНАЛИЗМ (от лат. nomen, род. падеж nominis — имя, наименование), филос.
учение,
отрицающее онтологич. значение универсалий (общих понятий), т. е. утверждающее,
что
универсалии существуют не в действительности, а только в мышлении. В ср. века Н.
был одним из
течений схоластики, возникшим в ходе спора с реализмом об универсалиях. Однако
осн. тезис Н. был
сформулирован ещё др.-греч. философами — киником Антисфеном и стоиками, к-рые
критиковали
теорию идей Платона; идеи, утверждали они, не имеют реального существования и
находятся только
в уме. Проблему природы общих понятий отчётливо сформулировал Порфирий во
введении к комм.к
«Категориям» Аристотеля; благодаря переводам этого тек-
440 НОВЫЙ
ста Викториной и Боэцием на лат. язык проблема привлекает внимание ср.-век.
мыслителей.
Номиналистич. взгляды высказывали Марциан Капелла (5 в.) и Береп-гар Турский (11
в.), но
самостоят. течением Н. становится после его обоснования Росцелином, к-рый
утверждал, что
действит. существованием обладают лишь единичные вещи, а универсалии — это имена
(nomina)
вещей, существующие только как «колебания голоса» (flatus vocis). Крайний Н.
Росцелина вызвал
критику как со стороны схоластич. «реалистов» (Ансельм Кентерберийский), так и
со стороны
умеренных номиналистов (см. также Концептуализм). Н. вступил в противоречие с
догматами о
таинстве причащения (у Беренгара Турского) и о нераздельности Троицы (у
Росцелина); церковь
осудила учение Росцелина на Суассонском соборе (1092).
Свой расцвет ср.-век. Н. переживает в 14 в. Самый выдающийся номиналист этого
периода Оккам,
используя нек-рые идеи Иоанна Дунса Скота, утверждал,.что предметом познания
могут быть только
единичные индивидуальности. Интуитивное познание фиксирует их реальное бытие, а
абстрактное
познание выясняет отношение между терминами, выступающими в роли понятий о
предметах
(поэтому оккамизм называют также терминизмом). Поздний Н. оказал влияние на
развитие ср.-век.
естествознания и логики и внёс существ. вклад в разработку теории двойственной
истины (Николай
из Отрекура, связавший Н. с атомизмом; Николай Орем, И. Буридан и др.).
В философии 17 в. Н. Гоббса и Локка (а также элементы Н. у Спинозы) был
направлен на построение
теории познания, не связанной со схоластич. традицией гипостазирования общих
понятий.
Аргументы Н. использовались в онтологии и гносеологии франц. материализма 18 в.
Однако Беркли
и Юм используют номиналистич. критику онтологизации универсалий для отрицания
объективности
общего — понятий причинности И Субстанции. А. Л.
Доброхотов.
Совр. Н. в логике рассматривает абстракции как «символич. фикции» — термины,
смысл к-рых
определяется контекстом, а употребление служит своего рода сокращающим приёмом
для
формулировки вполне осмысленных утверждений о реальных объектах, особенно в тех
случаях,
когда этих объектов бесконечно много. Удобное для выражения определ. фактов
правильное
употребление абстракций должно быть обусловлено умением исключать их из любого
контекста,
доказывая их непротиворечивость разысканием подходящей эмпирич. модели.
Идея исключения абстракций стала одной из центральных в совр. математич. Н.—
особой т. зр. на
основания математики, возникшей в нач. 20 в. в Польше (С. Лесьневский, Л.
Хвистек, Т.
Котарбиньский, А. Тарский и др.), США (Н. Гудмен, У. Куайн, Л. Ген-кин, Р.
Мартин) и в др. странах
в ответ на известное возрождение платонизма в концепциях теории множеств, в
особенности на
ничем не ограниченное введение абстракций как особых сущностей (см. Абстракции
принцип), к-рое
ведёт к парадоксам. Математич. номиналисты предприняли ряд попыток построить
математику без
парадоксов, основываясь на идее использования формальных систем (формальных
языков), в
терминах к-рых удаётся выразить мн. абстракции математики и т. о. исключить их,
заменив
соответствующей «языковой моделью». Логика, лежащая в основе этих систем,
понимается при этом
в духе номиналистич. традиции: существуют («сами по себе», вне мышления и речи)
только
чувственно воспринимаемые индивиды, и только они (их собственные имена или
дескрипции) могут
быть значениями предметных переменных логич. языка, образуя истинный «универсум
рассуждения» (пред-метную область) любой науч. теории. Поэтому единственной
приемлемой с т.
зр. Н. логикой является узкое исчисление предикатов (см. Логика предикатов).
Номиналистич.
программа в известной мере обосновы-
вается теоремой В. Крейга (США) об устранимости абстрактных терминов из яаыка
науч. теории,
однако полная практич. реализация этой программы представляется неосуществимой.
• P в а ч е в Л. А., Математика и семантика. Н. как интерпретация математики,
К., 196В; Яновская С. А., Проблемы
введения ? исключения абстракций более высоких (чем первый) порядков, в кн.:
Проблема знака и значения, М., 1969;
Лед-ников ?. ?., Критич. анализ номиналистич. и платонистских тенденций в совр.
логике, К., 1973; Курантов А. П., С т
я ж к и н Н. И., У. Оккам, М., 1978; Соколов В. В., Ср.-век. философия, М.,
1979; В et h E. W., L'existence en
mathematiques, P.— Louvain, 1956; С а г г e M. H., Realists und nominalists,
Oxf., 1981; Philosophy of mathematics, Oxf.,
[1964].
?. М.
Новосёлов.
НОМОС И ФЮСИС (греч. ????? и ?????, букв. — закон и природа), понятия др.-греч.
философии,
одно из осн. противопоставлений в учениях софистов наряду с родственным ему
противопоставлением «тесис и фюсис» (букв.— установление и природа), ставших в 5
в. до н. э. у
софистов и близких к ним мыслителей важнейшим орудием критики законов и обычаев,
представляв-
шихся несправедливыми. В условиях быстрого разрушения традиц. уклада и норм
жизни расширение
гео-графич. кругозора и знакомство с обычаями различных народов (сводка такого
материала была
сделана софистом Гиппием и получила широкую известность) привели к тому, что
порядки,
казавшиеся прежде единственно возможными по природе («фюсис»), теперь
сопоставлялись с совсем
иными установлениями др. народов, из чего делался вывод, что каждый народ живёт
по своему
собств. закону («номос»). Так, уже Геродот сопоставлял эллинский обычай сожжения
трупов
умерших с обычаем инд. племени каллатиев, согласно к-рому сын должен съесть тела
умерших -
родителей (Геродот III 38). Отсюда делались выводы о том, что законы и обычаи —
дело рук самих
людей и могут быть ими изменены. Гиппй, по словам Платона, указывал на то, что
законы в ряде
случаев понуждают человека к тому, что противно природе (Платон, Протагор 337С).
Архелай,
ученик Анаксагора, утверждал, что все этич. оценки основываются только на
«законе», а не на
«природе» (Диоген Лаэртий II 16). Софист Алкидамант утверждал, что никто не
является рабом по
природе («Схолии к Аристотелю», «Риторика» 1373 Ь). В 5 в. до н. э. начались
также споры о том,
возник ли человеч. язык «по природе», так что вещам естественно соответствуют их
названия, или
«по установлению», в результате произвольного соглашения людей.
• Heinimann Р., Nomos und Physis, Basel, 1945; P o Illenz M., Nomos und Physis,
«Hermes», 1953, Bd 81, H. 1—4, S. 418—
38.
НОМОТЕТИЧЕСКИЙ МЕТОД (от греч. ???? ????? — законодат. искусство), в учении
Канта
способ законо-дат. деятельности разума в установлении им законов и правил
познания (см. И. Кант,
Соч., т. 3, М., 1964, с. 402). В неокантианстве баденской школы — метод ес-
теств. наук, смысл к-
рого состоит в обобщении и установлении законов. Введён Виндельбандом, подробно
описан
Риккертом, усматривавшим вслед за Кантом предмет естествознания в природе как
бытии вещей,
поскольку оно определено общими законами. Поскольку естествознание не открывает,
а «полагает»
законы природы, последние выступают как результат деятельности разума. Н. м.
(генерализирующий) метафизически противопоставляется индивидуализирующему
идиографическому методу наук о культуре. Упрощение посредством Н. м.
экстенсивного и
интенсивного многообразия явлений ведёт с этой т. зр. к содержательно
обеднённому представлению
реальности и отходу от реального многообразия. Н. м. абсолютизирует формаль-но-
логич. закон
обратного отношения объёма и содержания понятия, упрощённо изображая процедуры
науч.
мышления.
• ? и к к e p т Г., Границы естсств.-науч. образования понятий, СПБ, 1903, гл.
1—,4; его же, Науки о природе и науки о
культуре, СПБ, 1911; Виндельбанд В., Прелюдии, СПБ, 1904; Кассирер Э., Познание
и действительность, СПБ, 1912, г.
286—303; Кон И. С., Филос. идеализм и кризис бурж. истории, мысли, М., 1959, гл.
1, 4, 8; Асмус В. Ф.,
Маркс и бурж. историзм, в кн.: Избр. филос. труды т. 2 М 1971, гл. 13—15; R
o t h а с k e r E., Logik und Systematik
der Geisteswissenschaften, Bonn, 1948; H а у e k P. A., The counterrevolution
of science, Glencoe (III.), 1952.
НООСФЕРА (от греч. ???? — разум и ?????? — шар), сфера взаимодействия природы и
общества, в
пределах к-рой разумная человеч. деятельность становится гл. определяющим
фактором развития
(для обозначения этой сферы употребляют также сходные термины: тех-носфера,
антропосфера,
социосфера). Понятие Н. как облекающей земной шар идеальной, «мыслящей»
оболочки,
формирование к-рой связано с возникновением и развитием человеч. сознания, ввели
в нач. 20 в. П.
Тейяр де Шарден и Э. Леруа. Вернадский внёс в термин материалистич. содержание:
Н.— новая,
высшая стадия биосферы, связанная с возникновением и развитием в ней
человечества, к-рое,
познавая законы природы и совершенствуя технику, начинает оказывать определяющее
влияние на
ход процессов в охваченной его воздействием сфере Земли (впоследствии и в
околоземном
пространстве), глубоко изменяя её своей деятельностью. Становление и развитие
человечества как
новой преобразующей природу силы выразилось в возникновении новых форм обмена
веществом и
энергией между обществом и природой, во всё возрастающем биогеохимическом и ином
воздействии
человека на биосферу.
Зародившись на планете, Н. имеет тенденцию к постоянному расширению,
превращаясь, т. о., в
особый структурный элемент космоса, выделяемый по социальному охвату природы. В
понятии Н.
подчёркивается необходимость разумной (т. е. отвечающей потребностям
развивающегося
человечества) организации взаимодействия общества и природы в противоположность
стихийному,
хищнич. отношению к ней, приводящему к ухудшению окружающей среды. Поскольку
характер
отношения общества к природе определяется не только науч.-технич. уровнем, но и
социальным
строем, постольку сознат. формирование Н. органически связано со становлением
коммунистич.
обществ.-экономич. формации, создающей условия для превращения знаний,
накопленных
человечеством, в материальную силу, рационально преобразующую природную среду. •
Тейяр де
ШарденП., Феномен человека, пер. с франц., М., 1965; Вернадский В. И., Химич.
строение биосферы
Земли и её окружения, ?., 1965; его же, Размышления натуралиста, кн. 2, М.,
1977; Природа и
общество, М., 1968; Науч.-технич. революция, общество, М., 1973.
НОРМА (от лат. norma — руководящее начало, правило, образец), 1) средняя
величина,
характеризующая к.-л. массовую совокупность случайных событий, явлений. В таком
смысле это
понятие употребляется в исследованиях, проводимых с применением методов теории
вероятностей и
математич. статистики. 2) Н. социальная, общепризнанное правило, образец
поведения пли действия.
С помощью социальных Н. обеспечивается упорядоченность, регулярность социального
вза-
имодействия индивидов и групп. Социальные Н. могут быть универсальными,
относящимися в
равной мере к каждому индивиду в данном обществе, и частными, относящимися,
напр., к определ.
сфере проф. деятельности или же регулирующими действия индивида, занимающего
данную
статусную позицию или выполняющего данную социальную роль. Масштаб действия
социальных Н.
определяется рамками признающей их группы или организации и способом
институциализа-ции.
Обычно социальные Н. выступают в качестве элементов нормативных систем; наиболее
важными
системами нормативной регуляции являются мораль и право. Марксизм-ленинизм
показал историч.
характер и классовость социальных Н., к-рые представлялись бурж. сознанию
естественными. В
развитых классовых обществах обычно взаимодействуют относительно
НОРМА 441
автономные системы социальных Н., присущих различным классам, слоям и обществ.
группам.
Социальные Н. различаются по способу фиксации (формальные и неформальные, устные
и
письменные, выраженные явно или латентные), по степени обобщённости (конкретные
образцы
определ. действия или общие принципы деятельности), универсальности действия
(специфич.
привилегии или общезначимые права и обязанности); в них могут выражаться как
позитивные
(предписания), так и негативные (запреты) характеристики действия.
Необходимое условие действенности социальных Н.— их обоснованность с т. зр.
соответствия их
принятым в данном обществе ценностям и идеалам, по отношению к к-рым Н.
выполняют
подчинённую, инструментальную функцию. Следование социальным Н. обеспечивается
двояко:
путём их интернализации (т.е. превращение внеш. требований во внутр.
потребность, привычку),
происходящей в процессе социализации индивида (при этом соблюдение Н. становится
для него
внутр. потребностью, привычкой), либо за счёт институциализации, включения в
структуру общества
и социального контроля, т. е. применения различных санкций к тем, чьё поведение
отклоняется от
принятых Н.
Нормативная регуляция может быть традиционной — в этом случае критич. отношение
к принятым
Н. недопустимо, или рациональной, когда выявление и обоснование реально
действующих в
обществе социальных Н. становится особой задачей. Последнее особенно отчётливо
проявляется в
науч. деятельности, в рамках к-рой эту задачу решает методологич. самосознание
науки.
В условиях социализма вырабатывается система обобщённых и дифференцированных
социальных
Н., круга обязанностей, прав и свобод личности, закрепляемых в конституционно-
правовых
установлениях, в принципах коммунистич. морали. Важной проблемой социалистич.
общества
является интернализация этой системы в структуре личности — воспитание нового
человека (см.
Коммунистическое воспитание).
• Пеньков Е. М., Социальные Н.— регуляторы поведения личности, М., 1972; Бобнева
М. И., Социальные Н. и
регуляция поведения, М., 1978; М е r t o n R. К., Social theory and social
structure, Glencoe, 1957.
НОУМЕН (греч. ?????????), понятие идеалистич. философии, обозначающее
умопостигаемую
сущность, предмет интеллектуального созерцания, в отличие от феномена как
объекта чувств.
созерцания. Понятие Н. характерно для учений объективного идеализма
средневековья и нового
времени, где Н. выступает аналогом платоновской «идеи». Совокупность ноуменов
образует
умопостигаемый, или «интеллигибельный», мир, учение о к-ром составляет важнейший
спекулятивный атрибут неоплатонич. традиции. В интерпретации Канта Н.—
возможная, но
недостижимая для человеческого опыта объективная реальность, синоним понятия
«вещь в себеъ.
Согласно Канту, Н. есть лишь «демаркационное понятие», указывающее на пределы
нашего
познания, ограниченного миром явлений.
• Кант И., Соч., т. 3, М., 1964, i:. 299—313; его же, там же, т. 4(1), М., 1965,
с. 134—37; Асмус В. Ф., Этика Канта, там
же, с. 24—36.
НОЭЗИС И НОЭМА (греч. ?????? — мышление, постижение, разумение и ????? —
мыслимое
содержание, мысль), термины платоновской и аристотелевской философии,
относящиеся к теории
познания. У Платона ноэзис понимается как мыслящее усмотрение сущности, идеи,
основанное на
созерцат. природе разума (идея в философии Платона имеет значение «вида»,
зримого «лика» —
эйдоса); ноэма (мысль) есть постижение многообразия вещей как нек-рого единства.
Продолжив пла-
442 НОУМЕН
тоновское учение об уме, Аристотель толковал мышление как определ. соединение и
соотнесение
ноэм. Истина, по Аристотелю, есть адекватное сочетание поэм; ложь —
несоответствие утверждений
и отрицаний дей-ствит. связям между вещали и смыслами.
Термины «ноэзис» и «поэма» в специфич. значении использованы Гуссерлем и
феноменологич.
школами. Здесь они связаны с центр. понятием феноменологии — интенционалъностъю
(т. е.
предметной направленностью сознания). Взаимодополнительные (коррелятивные)
аспекты этой
направленности (интенциональности) Гуссерль обозначает терминами «ноэзис» и
«поэма». Ноэтич.
момент интенциональности, ноэзис, или «ноэ-за» (die Noose), есть осмысливающая
направленность
сознания на объект, к-рый, в свою очередь, как носитель смысла (мыслимого
содержания) есть
ноэма. Подобное различение служит в феноменологич. анализе задаче раздельного
описания
объектов сознания и процессов их идеального построения.
•Ахманов А. С., Логич. учение Аристотеля, M., 1960, с. 12—13, 106—08, 126—27;
Лосев А. Ф., История антич, эстетики,
[т. 2], М., 1974, с. 451—58; Шпет Г. Г., Явление и смысл, М., 1914, с. 133—46;
Мотрошилова Н. В., Феноменология, в
кн.: Совр. бурж. философия, М., 1978, с. 248—50.
НРАВСТВЕННОСТЬ, см. Мораль.
НУМЕНИЙ (?????????) (2-я пол. 2 в.), антич. философ, представитель
неопифагореизма и среднего
платонизма, один из предшественников неоплатонизма. Родом из Апамеи в Сирии. Для
учения Н.
характерна иерархич. структура бытия и онтологич. дуализм. Высшее место в этой
иерархии
занимает первый бог (или первый ум-нус), к-рый неподвижен и есть самоблаго,
отец, монада. Наряду
с ним вечно сосуществует материя: неразумная, непознаваемая и хаотичная. Будучи
«текучей и нрава
страстного», она как бы раскалывает вторую ипостась, или второй ум, демиурга, к-
рый, с одной
стороны, созерцает первый ум и умопостигаемое, с другой — тяготеет к материи,
печётся о ней и
соприкасается с чувственным. В противоположность первому уму, второй ум
подвижен:
упорядочивая материю и связывая её узами гармонии, он творит космос, к-рый есть
третий бог.
Однако, но др. источникам, третьим богом является злая мировая душа, тесно
связанная с материей,
от неё произошла смертная часть че-ловеч. души, или неразумная душа. Высшая
часть че-ловеч.
души (разумная душа) сопричастна первому уму и познаёт его «один на один».
Отличит. чертой Н. является стремление включить в философию вост. мудрость —
учения
брахманов, иудеев, магов и египтян. Аллегорически толкуя Ветхий завет, он
пытается понять его в
духе платонизма. Но, несмотря на известную фразу Н. о том, что Платон — это
«говорящий по-
аттически Моисей», не следует преувеличивать вост. влияний в философии Н., к-рая
в основе своей
остаётся в традиции др.-греческой философии.
• Fragments. Texte etab. et trad, par E. des Places, P., 1973.
* P u е с h H. С., Numenius d'Aparnee et les theologies orienta-les au second
siecle, в кн.: Melanges Bidez, Brux., 1934, p.
746—78; M a r t a n o G., Numeriio d'Apamea, Napoii, 1960; Ley de H., Marrobius
and Numenius, Brux., 1972.
НУС (греч. voug — разум, мысль, дух), у м, термин др.-греч. философии, начало
сознания и
самосознания в космосе и человеке, принцип интуитивного знания — в отличие от
дискурсивно-
рассудочного знания (дианойя).
Черты, характерные для позднейших развитых концепций Н., намечены в элейской
школе,
считавшей истинное бытие умопостигаемым, и у Анаксагора, поставившего Н. у
истоков
возникновения мира. Первую развитую концепцию Н. дал Аристотель, у к-рого Н.—
эйдос эйдосов,
целевая причина всего существующего — стоит во главе иерархии универсума и — как
предмет
всеобщей любви — ость перводвигатель. Аристотель же резко отделил актуальный Н.,
для к-рого
мыслящее и мыслимое совпадают, от частичного и только потенци-
ального человеч. H. Хотя у Платона концепция Н. не была достаточно разработана,
в Древней
Академии, видимо, проводилось различие между умом-?, и единым (Спевсипп), либо
же они
объединялись (Ксено-крат). Разработка проблемы Н. в среднем платонизме велась на
основе
понимания аристотелевского Н. как платоновского демиурга, содержащего в себе
идеи-образцы
всякого творения; атрибуты Н.— единое, сущее, отец, создатель, первый бог. У
Плотина II.— вторая
ступень в иерархии универсума, сфера истинно сущего, стоящая ниже породившего её
единого-
блага. Н.— вечная, насквозь ясная сфера идеальных образцов, или блаженных
богов,— прекрасный
умопостигаемый космос, в к-ром Плотин чётко выделяет объект (бытие), субъект (Н.
как чистая
мысль) и соединение того и другого («совершенное живое существо» платоновского
«Тимея» 30с,
39е). Ямвлих и Прокл на основании этого тройного деления различали в Н. три
триады богов:
умопостигаемых (образец, парадигма), умопостигаемых и мыслящих, мыслящих
(демиург у
Ямвлиха, собственно ум — у Прокла). Понятие Н. играет важную роль в христ.
теологии (бог как Н.;
«умная» природа ангелов) и антропологии (Н. как образ божий в человеке и
средство общения с
богом в «умной» молитве, чистой от примеси воображения).
Наиболее значимыми для истории философии моментами антич. учения об уме-?,
следует считать
его разработку у Аристотеля и Плотина: представление о тождестве в актуальном
уме субъекта и
объекта, об интеллектуальном (умном) созерцании и т. п.
* Fritz K. v., Noog and ????? in the Homeric Poems, «Classical Philology», 1943,
v. 38, p. 79—93; его же, Der ???? des
Anaxagoras, «Archiv fur Begriffsgeschichte», 1964, Bd 9, S. 87—102; его же,
Noug, Noeiv and their derivatives in Pre-Socratic
philosophy (excluding Anaxagoras), в кн.: The Pre-Socra-tics, ed. Alex. P. D.
Mourelatos, N. Y., 1974, p. 23—85; H a m e-1 i n
O., La thiorie de l'intellect d'apres Aristote et ses commen-tateurs, P., 1953;
см. также лит. к статьям Анаксагор, Неоплато-
низм.
НЬЮТОН (Newton) Исаак (4.1.1643, Вулсторп, ок. Грантема,— 31.3.1727,
Кенсингтон), англ. физик,
астроном, математик, основоположник классич. и небесной механики. Н. создал
дифференциальное и
интегральное исчисления как адекватный язык математич. описания физич.
реальности; в оптике он
описал дисперсию света, защищал гипотезу о его корпускулярной природе, хотя
сознавал
необходимость волновых представлений для объяснения олтич. явлений. В осн. труде
«Математич.
начала натуральной философии» (1687) сформулированы понятия и законы классич.
механики, дана
математич. формулировка закона всемирного тяготения, доказана тождественность
силы тяготения и
силы тяжести на Земле, теоретически обоснованы законы Кеплера и с единой т. зр.
объяснён
большой объём опытных данных (неравенства движения Земли, Луны и планет, морские
приливы и
др.). В завершённом виде механика Н. явила собой классич. образец науч. теории
дедуктивного типа
и образец (парадигму) науч. теории вообще, сохранив это значение до настоящего
времени.
Науч. метод Н. имел целью чёткое противопоставление достоверного естеств.-науч.
знания домыслам
натур-филос. характера (Н. резко критиковал «теорию вихрей» Декарта). Знаменитое
высказывание
Н. «Hypotheses non fingo» («Гипотез не измышляю») было лозунгом этого
противопоставления.
Содержание науч. метода Н. (метода принципов) сводится к следующему: фундамент
науч. знания
составляют принципы (оси. понятия, законы), к-рые устанавливаются на основе
опыта, эксперимента
путём индукции, допускают математич. выражение и развитие в согласов. теоретич.
систему и далее
в науч. теорию путём дедуктивного развёртывания исходных принципов. Гипотезы
допустимы в
науч. исследовании, когда они подчиняются природе явлений, но в науч. теории
даже такие гипотезы
представляют собой знания «второго плана», варьируемый и лишённый должной
достоверности
элемент. Н. сам
был автором многих физич. гипотез — о корпускулярной природе света, эфира,
иерархически
атомизирован-ной структуре материи и дальнодействии (передаче действия от одного
тела к другому
через пустое пространство мгновенно и без посредника), всеобщей меха-нич.
каузальности.
Методологич. требования Н. направлены на то, чтобы наука была отделена от
натурфилософии и
«познание природы получило свою научную форму...» (Энгельс Ф., см. Маркс К. и
Энгельс Ф., оч., т.
1, с. 599).
Трудами Н. был заложен фундамент механистич. картины мира и механистич.
мировоззрения: «Было
бы желательно вывести из начал механики и остальные явления природы»
(«Математич. начала
натуральной философии», см. в кн.: Крылов А. Н., Собр. трудов, т. 7,1936, с. 3).
Н.— крупнейший
представитель механистич. материализма 17—19 вв. Ввиду принципиальной
недостаточности
механицизма Н. оказался в плену метафи-зич. метода мышления, что очевидно
обнаруживается в его
мировоззрении. Материя, по Н., является исключительно инертной субстанцией,
допускающей
извечное повторение хода вещей, но начисто исключающей эволюцию. В учении об
абс. времени как
чистой длительности и абс. пространстве как пустом «вместилище» вещества Н.
метафизически
отрывает пространство и ьремя от материи, утверждая их независимость. С
реляционной концепцией
пространства и времени Лейбница Н. полемизировал [см. «Полемика Г. Лейбница и С.
Кларка по
вопросам философии и естествознания (1715—1716 гг.)», Л., 1960]. Недостаточность
механистич.
объяснения природы, ощущаемая и самим Н. (напр., он сознавал физич.
несостоятельность принципа
дальнодействия), вынуждала его апеллировать к идеям творения, отдавать дань
религ.-идеалистич.
представлениям.
• Unpublished scientific papers of Isaac Newton. A selection from the Portsmouth
collection in the University library, Camb.—
L.— N. Y., 1962; в рус. пер.— Оптика, или Трактат об отражениях, преломлениях,
изгибаниях и цветах света, М., 19542;
Математич. работы, М.— Л., 1937; Лекции по оптике, М-, 1946. * И. Н. (1643—
1727). Сб. ст., М.—Л., 1943; Вавилов С.
И., И. Н., Науч. биография и статьи, М., 1961.
НЬЯЯ (санскр., букв.— правило, рассуждения, вхождение в предмет, аналитич.
исследование, логи-
ка), одна из ортодоксальных систем др.-инд. философии (см. Астика); не отвергает
авторитет Вед, но
своё учение строит на независимых основаниях. Во мн. отношениях Н. близка
еайшешике, и нередко
они рассматриваются вместе как единая система. Основы Н. заложены «Ньяя-сутрой»
Готамы,
видимо, в нач. н. э. Идеи Н. развивались в «Ньяя-бхашье» Ватсьяяны, в соч. Уд-
дьйотакары,
Вачаспати, Удаяны, Джаянты и др.
Н. стремилась к критич. истолкованию традиц. для Др. Индии метафизич. проблем.
Исходя из
освобождения (мокша) как из конечной цели человеч. жизни, Н. подчёркивает
важность умозрения
для познания реальности. Но условия и методы истинного познания могут быть
определены,
согласно Н., с помощью логики и её законов. Исключит. значение Н. в истории
философии и науки
определяется разработкой логич. проблем познания, абстрагированных от практики
конкретных
споров и дискуссий. Н. признаёт четыре самостоят. источника познания:
восприятие, вывод,
сравнение и доказательство (свидетельство). Восприятие (пратьякша) связано с
органами чувств и
может быть внешним (зрение, слух) или внутренним (ум-манас). Вывод (заклю-чение-
анумана)
предполагает сознат. выделение признака данного объекта и содержит три термина
(меньший,
больший и средний, к-рый их соединяет). Сравнение (упамана) основано на связи
между вещью и её
названием. Свидетельство, или доказательство (шабда), относится к познанию
невоспринимаемых
объектов, исходящему от авторитетных лиц. Познание, основанное на
НЬЯЯ 443
этих источниках, является достоверным; наряду . ним существует недостоверное
познание,
опирающееся на память, сомнение, ошибку и гипотетич. аргумент. Н. дала детальную
классификацию источников достоверного познания, разработала учение о
сверхчувств. восприятии и
его трёх видах, о типах обычного восприятия («савикальпака» — определённое и
«нирвикальпака»—
неопределённое), о логич. структуре предложения в связи с выводом, и особенно
логич. теорию
вывода (структура его частей, пятичленный силлогизм, основания вывода,
классификация выводов,
логич. ошибки и т. д.). Н. разработала также оригинальную теорию физич. мира,
основанную на
выделении объектов познания. Среди них — «Я» (атман), отличное от ума (манас) и
тела. Связь «Я»
с объектами порождает привязанности, желания, антипатии, ненависть и т. п., т.
е. то, что заставляет
«Я» действовать, вовлекаться в круговорот рождений и смертей, страданий и греха.
Правильное
познание освобождает человека от этой вовлечённости. Само освобождение
понимается как
прекращение отрицат. факторов (страдания), а не как состояние
счастья. Освободившееся «Я» выступает как чистая субстанция, уже не связанная с
сознанием. Н.
создала учение о боге как бесконечном «Я», создающем, сохраняющем и разрушающем
мир
(согласно Н., мир создаётся из вечных атомов, пространства, времени, умов, душ и
акаши-эфира);
мудрость и всеблагость бога помогают человеку, обладающему свободой воли и,
следовательно,
возможностью выбора между добром и злом, через истинное познание самого себя и
мира достичь
освобождения. Поздним продолжением Н. является логич. школа наеъя-нъяя.
* Чаттерджи С.,Датта Д., Древняя инд. философия, пер. с англ., М., 1954, с. 37—
40, 152—210; Радхакриш-нан С., Инд.
философия, пер. с англ., т. 2, М., 1957, с. 22—152; Ruben W., Zur indischen
Erkenntnistheorie. Die Lehre von der
Wahrnehmung nach den Nyayasutras, Lpz., 1926; R a n dle H. N., Indian logic in
the early schools,.Oxf., 1930; B h a-duri
Sadananda, Studies in Nyaya-VaiseSika metaphysics, Poona, 1947; Bulcke C., The
theism of Nyaya-Vaiaesika, Calc., 1947; С h
a 11 e r j i S., The Nyaya theory of knowledge, Calc., I9602; Bhattacharyya G.,
Studies in Nyaya-Vai-gesika theism, Calc., 1961;
S a s t r i H. P., An examination of the Nyaya-sutras, в кн.: Studies in the
history of Indian philosophy, v. 2, Calc., 1978; см.
также лит к ст. Вайшешика.

О
«О ДУШЕ» (греч. ???? ?????, лат. De anima), трактат Аристотеля в 3 книгах,
датируется началом 2-
го афинского периода (334 до н. э.). Входит в комплекс ес-теств.-науч. соч.
Аристотеля и вместе с
примыкающими к нему т. н. «Малыми естеств.-науч. сочинениями» («Об ощущении и
ощущаемом»,
«О сне и бодрствовании», «О сновидениях», «О предчувствии во сне», «О
долголетии», «О юности и
старости», «О жизни и смерти», «О дыхании») служит переходом от космологии и
метеорологии к
миру живой природы — предмету зооло-гич. (и ненаписанных ботанич.) трактатов;
отсюда — преим.
объективный, биологич. и психофизиология, подход к проблеме «души» (см. также
Псюхе] и
отсутствие этич., антропологич. и религ. проблематики, содержавшейся в более
раннем нравств.
диалоге «Евдем», излагавшем платонич. концепцию бессмертия души и анамнесиса.
В 1-й кн. последовательно опровергаются: платоново определение души как
самодвижущегося
начала, позд-непифагорейская концепция души-гармонии и натура-листич. теории
души как
тончайшего вещества. Во 2-й кн. душа определяется в терминах акта и потенции как
«первая
энтелехия естеств. тела, обладающего органами» (412 b 5) (душа, т. о.,
неотделима от тела и в целом
смертна; контраст с «Евдемом», по В. Йегеру, объясняется эволюцией взглядов
Аристотеля от плато-
низма к эмпиризму, а по И. Дюрингу — различием жанров и предмета). Анализ
чувств. восприятия
(кн. II, гл. 5 — кн. III, гл. 2) показывает, что кроме пяти органов чувств
никакого «шестого чувства»
(и тем самым внечувств. источника познания) — нет. Главы 4—8 кн. III посвящены
уму-нусу, причём
гл. 5 содержит одно из самых интересных и трудных мест у Аристотеля, породившее
(начиная с
древности) множество толкований: теорию «активного» и «пассивного» ума.
Пассивный ум
воспринимает извне формы (представления, понятия), деятельность активного ума
поясняется двумя
метафорами: мастер в его отношении к материалу и свет в его отношении к
освещаемым вещам.
Активный ум — единств. отделимая ы бессмертная часть души.
444 «О ДУШЕ»
Греч. комм.к «О д.» Александра Афродисийского, Фе-мистия, Симликия, Иоанна
Филопова,
Софония (14 в.) изданы в серии CAG (соответственно Suppl. II 1—2; v. V 3; v. XI;
v. XV; v. XXIII 1).
Из ср.-век. комм.следует прежде всего назвать: Ибн Рушда — Averrois Cordubensis.
Commentarium
magnum in Aristo-telis De anima libros, ed. F. St. Grawford, 1953 (Corpus comm.
Averrois in
Aristotclem..., v. 6,1); Фомы Аквин-ского — Sancti Thomae Aquinatis... in
Aristotelis librum De anima
commentarium, ed. A. M. Pirotta, 1959.
Лучшее изд. греч. текста: W. D. ROSS, 1956.
Важнейшие комм.: A. Torstrik, 1862; P. Siwek, 19573; W. D. ROSS, 1961; R. D.
Hicks, 19652 (наиболее
фундаментальный); W. Theiler, 19734.
Рус. пер.: П. С. Попова (1937; новая ред., в кн.: Соч., т. 1, 1975).
• S p i с e r B. E., Aristotle's conception of the Soul, L., 1934; H a m e l i n
О., La theorie de l'intellect d'apres Aristote et ses
commentateurs, P.,1953;Rist J.M., Notes on Aristotle. De anima 3.5, «Classical
Philology», 1966, v, 61, № 1, p. 8—20; см.
также лит. к ст. Аристотель.
«О ЗНАЧЕНИИ ВОИНСТВУЮЩЕГО МАТЕРИАЛИЗМА», статья В. И. Ленина; написана в
марте 1922 по просьбе редакции журн. «Под знаменем марксизма» (напечатана в № 3
за 1922).
Останавливаясь на задачах журнала, Ленин определил в этой статье программу
дальнейшего
развития марксистской философии, рассмотрел теоретич. работу партии как
составную часть плана
социалистич. строительства. Формулирующая актуальные задачи журнала в борьбе
против бурж.
идеологии ст. «О з. в. м.» является как бы филос. завещанием Ленина; она
определяет направления,
по к-рым должна быть продолжена работа в области философии.
Одна из осн. идей статьи — ведущая роль партии пролетариата в борьбе против
свергнутой, но
удесятерившей своё сопротивление буржуазии. Применительно к области философии
указанный
принцип требует, по Ленину, союза марксистских философов с последоват.
материалистами, не
принадлежащими к партии коммунистов, союза, направленного на разоблачение бурж.
профессоров
философии как «дипломированных лакеев поповщины». Важнейшей частью филос. работы
Ленин
считает систематич. пропаганду воинствующего атеизма, сочетающуюся с науч.
исследованиями в
области религии. Развивая мысли о социальных корнях рели-
гия, высказанные им ранее в статьях «Социализм и религия» и «Об
отношении рабочей партии
к религии», Ленин особо подчёркивает необходимость анализа тесной связи
«...классовых нтересов
и классовых организаций современной буржуазии с организациями религиозных
учреждений и
религиозной пропаганды» (ПСС, т. 45, с. 28).
В борьбе с религией не следует пренебрегать помощью даже нематериалистов — бурж.
учёных,
способных дать и дающих ценные науч. исследования в области фактич. материала,
но
«опровергающих» религ. предрассудки лишь для замены их более рафинированными и
ухищрёнными предрассудками. Атеистич. пропаганду следует ставить на серьёзную
естеств.-науч.
базу, заключая союз с «...представителями современного естествознания, которые
склоняются к
материализму и не боятся отстаивать и проповедовать его против господствующих...
модных
философских шатаний в сторону идеализма и скептицизма» (там же, с. 29).
Ленин обращает внимание на те идеалистич. выводы, к-рые делаются бурж. учёными
из новейших
открытий в области естествознания. «Надо помнить, что именно из крутой ломки,
которую
переживает современное естествознание, родятся сплошь да рядом реакционные
философские школы
и школки, направления и направ-леньца» (там же). Для успешной борьбы с ними
необходимо
совместно с естествоиспытателями внимательно следить за вопросами, к-рые
выдвигает новейшая
революция в естествознании. Ленинское требование союза естествоиспытателей и
философов
является одним из главных в намеченной им программе марксистов в области теории.
Принципиальное значение Ленин придаёт вопросу о том, как относиться марксистам к
филос.
наследию прошлого. Он требует опираться во всей филос. работе на традиции
материализма,
возражает против нигилис-тич. отношения к культурному наследию: «...чураться
союза с
представителями буржуазии XVIII века, т. о. той эпохи, когда она была
революционной, значило бы
изменять марксизму и материализму...» (там же, с. 28). Особо Ленин выделяет
значение гегелевского
филос. наследия. Без «...систематического изучения диалектики Гегеля с
материалистической точки
зрения...» (там же, с. 30) невозможно «...быть ... сознательным сторонником того
материализма,
который представлен Марксом ...» (там же). Материалистически донятая диалектика
Гегеля должна
сыграть громадную методо-логич. роль в развитии естествознания и обществ. наук.
«Современные
естествоиспытатели найдут... в материалистически истолкованной диалектике Гегеля
ряд ответов на
те философские вопросы, которые ставятся революцией в естествознании и на
которых „сбиваются"
в реакцию интеллигентские поклонники буржуазной моды» (там же, с. 31).
Статья «О з. в. м.» пронизана идеей партийности обществ. наук, философии. В
связи с этим Ленин
ста-вит вопрос об организации всей науч.-теоретич. вос-питат. работы, её
содержании, подборе
преподават. кадров и т. д.
Задачи, поставленные Лениным в ст. «О з. в. м.» перед философией, служат
руководством в теоретич.
деятельности КПСС, всех философов-марксистов.
• История философии, т. 6, кн. 1, М., 1965, с. 76—85.
А. X. Касымжанов.
«О ЧЕЛОВЕКЕ» («De l'Homme», L., 1773), одно из осн. филос. соч. Гельвеция,
наиболее полное
выражение социологич. и этич. учения франц. материализма 18 в. К. Маркс писал,
что в этой книге
«...материализм получает собственно французский характер», т. е. применяется к
обществ. жизни
(Маркс К. иЭнгельсФ., Соч., т. 2, с. 144). Приписывая ощущениям универс.
значение, Гельвеции
отвергает теологич. и спиритуа-листич. концепцию человека и развивает идеи
эпикурейского
антропологич. материализма, в соответствии с к-рым «...себялюбие, наслаждение и
правильно поня-
тый личный интерес...» (там же) составляют основу обществ. жизни. Гельвеции
критикует теорию
врождённых идей Декарта, но при этом он приходит к ошибочному отрицанию роли
наследственности и абсолютизированию зависимости человеч. психики от изменения
телесной
организации под влиянием внеш. среды. Определяя воспитание как результат
воздействия на
личность социальной среды, в т. ч. определ. политич. режима, Гельвеции
теоретически обосновывал
необходимость уничтожения феодализма, религ. идеологии и ка-толич. церкви.
Основой воспитания
он считал принцип единства личного и обществ. интересов. Идеалистич.
представления о решающей
роли законодательства и просвещения дополнялись отд. материалистич. догадками о
роли экономич.
факторов и материальных потребностей в прогрессивном развитии общества. Отвергая
эгалитаристскую антибурж. пропаганду Руссо, Гельвеции считал частную
собственность неотъемле-
мым правом человека. Критикуя деспотизм, он не видел возможности установления
респ. формы
правления в больших гос-вах и связывал свои социально-политич. идеалы с
просвещённым
абсолютизмом, осуществляющим бурж. демократию. Социологич. идеи Гельвеция,
утверждавшие
природное равенство человеч. духовных способностей, всемогущество воспитания и
природную
доброту человека, право на революц. уничтожение несправедливого обществ.
устройства, сыграли
большую роль в идейной подготовке Великой франц. революции и повлияли на
развитие утопич.
социализма 1-й пол. 19 в.
Рус. пер.: «О человеке, его умственных способностях и его воспитании», 1938; см.
также в кн.: Соч.,
т. 2, 1974.
«ОБ ОБЩЕСТВЕННОМ ДОГОВОРЕ, ИЛИ ПРИНЦИПЫ ПОЛИТИЧЕСКОГО ПРАВА» («Du
contract social ou principes du droit politique», Amst., 1762), осн. социально-
политич. трактат Руссо, где
представлен ра-дикально-демократич. вариант широко распространённой в философии
нового
времени договорной концепции происхождения гос-ва. Рассматривая сложившиеся
законодат.
системы как орудия обществ. неравенства, Руссо определял обществ. договор как
исторически
необходимое состояние человечества, осуществляющее нар. суверенитет и фактич.
равенство путём
подчинения общей воле, к-рая выражает объективные интересы народа. Гл. принцип
эгалитарной
политич. системы, по Руссо, состоит в реализации прямой демократии через респ.
гос-во,
управляемое системой законов, принятых собранием всех граждан. Руссо предлагал
антибурж.
программу критич. эгалитаризма, ограничивающую рост мелкой трудовой
собственности и тем
самым призванную предотвращать превращение избытка богатства в орудие
порабощения не-
имущих. Критикуя Монтескье и Гоббса за допущение христ. республики, Руссо вслед
за Бейлем
показал непригодность христ. принципов для создания разумного гос. устройства.
Вместе с тем
механистич. представление об обществ. состоянии как количеств. совокупности
индивидов привело
Руссо к деистич. концепции необходимости вознаграждающего и карающего бога,
обеспечивающего
жизнеспособность гос. организма и незыблемость обществ. морали. Отд. элементы
материалистич.
понимания историч. процесса не изменили общей идеалистич. методологии трактата.
Теоретич.
обоснование респ. политич. идеалов, признание законности революции и
необходимости демократич.
диктатуры во имя обществ. блага, оценка любого политич. устройства в зависимости
от социально-
эконо-мич. положения народа сделали соч. Руссо манифестом респ. политич.
философии эпохи
Великой франц. революции.
Рус. пер.: 1938; в кн.: «Трактаты», 1969.
ОБ ОБЩЕСТВЕННОМ 445
«ОБ УМЕ» («De l'Esprit», Paris, 1758), один из осн. филос. трудов Гельвеция, в
к-ром изложены
принципы материалистич. сенсуализма 18 в. Признавая объективное существование
внеш. мира,
бесконечного во времени и пространстве, Гельвеции считал природу множеством отд.
образований, а
материю — не субстанцией, а совокупностью свойств, важнейшие из к-рых —
протяжённость,
плотность, непроницаемость и движение. Самодвижение материи является источником
эволюц.
мирового процесса, а также универс. причинной связи, выражающейся в законе
непрерывности.
Гельвеции критикует локковскую концепцию субстанциальности души, однако при этом
ошибочно
сводит всю психич. деятельность к ощущениям, рассматриваемым как продукт особой
организации
материи. Критика субъективного идеализма и агностицизма приводит Гельвеция к
утверждению
принципиальной возможности адекватного отражения мира в сознании человека.
Познанию
препятствуют деспотич. режимы, религия, а также неправильно понятые личные
интересы и
потребности отд. социальных групп, поэтому достижение истины возможно только в
будущем разум-
ном обществе на основе гармонии личных и обществ. интересов.
Рус. пер.: 1938; см. также в кн.: Соч., т. 1, 1973.
ОБОБЩЕНИЕ (лат. generalisatio), мысленный переход: 1) от отд. фактов, событий к
отождествлению их в мыслях (индуктивное обобщение); 2) от одной мысли к другой —
более общей
(логич. О.). Эти переходы осуществляются на основе особого рода правил. Так,
напр., обнаруживая
нек-рое общее и специфич. свойство у представителей известного неопределённо
большого
множества предметов, образуют понятие о нём (индуктивное О.). В др. случае,
отправляясь, напр., от
понятия о равностороннем треугольнике и отвлекаясь от свойства равносторонности,
переходят к
обобщённому понятию о треугольнике вообще (логич. О.). Аналогично, производя
соответствующие
отвлечения, переходят от суждения «свинец электропроводен» к суждению «все
металлы
электропроводны», от классич. механики к механике релятивистской; это означает,
что обобщать
можно как суждения, так и науч. теории. Процесс О. связан с процессами
абстракции, анализа,
синтеза, сравнения, с различными индуктивными процедурами.
Горский Д. П., Вопросы абстракции и образование ) понятий, М.,
1961; В о й ш в и л л о Е. К., Понятие, М.,
1967.
ОБОСНОВАНИЕ, мыслит. процедура, основанная на использовании определ. знаний,
норм и
установок для принятия к.-л. утверждений, оценок или решений о практич.
действиях. Социально-
значимая деятельность человека обусловлена определ. нормами, предпосылками и
установками,
выступающими в качестве её регу-лятивов. Их применение в процедуре О.
предполагает обсуждение
и анализ правомерности и целесообразности их использования в нек-рой ситуации,
сопоставление
возможных альтернатив и выбор из них наиболее эффективной.
О.— необходимый момент науч. мышления, отличающий его от различных форм донауч.
и вненауч.
сознания. Вере, традиции и авторитету наука противопоставляет свободное
обсуждение различных
познават. альтернатив и обоснованное принятие решений. В совр. логике и
методологии науки
разработка критериев и норм О. науч. знания органически сочетается с
исследованием процессов
формирования и развития теоре-тич. систем (см. Теория, Гипотеза).
• Козлова М. С., Проблема оснований науки, в кн.: Природа науч. познания.
Логико-методологич. аспект, Минск, 1979;
Никитин Е. П., Природа О. (субстратный анализ), М., 1981.
ОБРАЗ в философии, результат отражения объекта в сознании человека. На чувств.
ступени по-
446 «ОБ УМЕ»
знания образами являются ощущения, восприятия и представления, на уровне
мышления — понятия,
суждения и умозаключения. О. объективен по своему источнику — отражаемому
объекту и
субъективен но способу (форме) своего существования. Материальной формой
воплощения О.
выступают практич. действия, язык, различные знаковые модели. Специфич. формой
О. является
художественный образ.
Своеобразие О. заключается в том, что он есть нечто субъективное, идеальное; он
не имеет
самостоят. бытия вне отношения к своему материальному субстрату — мозгу и к
объекту отражения.
О. объективен по своему содержанию в той мере, в какой он верно отражает объект.
Но О. объекта
никогда не исчерпывает всего богатства его свойств и отношений: оригинал богаче
своей копии.
Однажды возникнув, О. приобретает относительно самостоят. характер и играет
активно-
действенную роль в поведении человека и животных. Он регулирует поведение,
осуществляет
функции управления действиями. См. ст. Отражение и лит. к ней.
ОБРАЗ ЖИЗНИ, философско-социологич. категория, охватывающая совокупность
типичных видов
жизнедеятельности индивида, социальной группы, общества в целом, к-рая берётся в
единстве с
условиями жизни. Даёт возможность комплексно, во взаимосвязи рассматривать осн.
сферы
жизнедеятельности людей: их труд, быт, обществ. жизнь и культуру, выявлять
причины их поведения
(стиль жизни), обусловленного укладом, уровнем, качеством жизни. Различаются
формационный О.
ж. (феодальный, буржуазный, социалистический) и социально-историч. О. ж.
(индивида, социальной
группы, общества на определ. этапе развития, напр. О. ж. совр. сов. общества). В
свою очередь тот и
другой разделяются на частные О. ж. по различным критериям (напр., городской и
сельский и т. п.).
В условиях социализма обращение к категории О. ж. используется для повышения
науч.
обоснованности социально-экономич. планирования, управления социальными
процессами путём
комплексного подхода к его объектам. С этой целью О. ж. условно расчленяется на
блоки
показателей трудовой, культурно-бытовой и обществ.-политич. деятельности
(включая показатели
брака и семьи, образования, нац. отношений и др.), сопряжённые с показателями
условий жизни —
материального благосостояния людей, социального обеспечения и здравоохранения,
охраны
окружающей среды и др. Совокупность показателей образует исходную (базовую)
модель О. ж., к-
рая затем преобразуется в поисковую и нормативную прогностич. модели (см.
Прогнозирование), на
основе сопоставления к-рых вырабатываются соответствующие рекомендации.
Категория О. ж. имеет также большое значение в идеологич. борьбе социализма и
капитализма.
Бурж. О. ж. отличается индивидуализмом, отсутствием подлинного демократизма,
негуманным
отношением к человеку, социальным пессимизмом, попиранием человеч. достоинства,
аптагонистич.
противоречиями между интересами личности и общества, шовинизмом и национализмом,
культом
наживы, насилия.
Для социалистич. О. ж., в противоположность буржуазному, характерны
коллективизм, подлинный
демократизм и гуманизм, социальный оптимизм, чувства человеч. достоинства,
обществ. долга,
товарищеской взаимопомощи, интернационализм и патриотизм, уважение к труду и
трудящемуся
человеку, социальное равноправие, бережное отношение к культуре, к духовным
ценностям, высокая
сознательность, непримиримость к недостаткам, социальная активность, основанная
на развитии
чувства ответственности каждого за дела своего коллектива и общества в целом.
Для совр. сов. общества характерно преобладание черт социалистич. О. ж., наличие
нек-рых
пережитков О. ж., свойственного прежним этапам историч. разви-
тия общества, с к-рыми ведётся борьба, а также ростков будущего коммунистич. О.
ж., к-рые всемерно раз-
виваются в процессе коммунистич. строительства. • Материалы XXV съезда КПСС, М.,
1976; Материалы XXVI
съезда КПСС, М., 1981; Щербицкий В. В., XXV съезд КПСС о совершенствовании
социалистич.. О. ж. и
формировании нового человека, М., 1977; Толстых В. И., О. ж.: Понятие,
реальность, проблемы, М., 1975;
Социалистич. О. ж. и совр. идеологич. борьба, М., 1976; Капустин Е. И.,
Социалистич. О. ж. Зкономич. аспект,
М., 1976; Проблемы социа-листич. О. ж., М., 1977; Струков Э. В., Социалистич. О.
ж., М., 1977; Социалистич. О.
ж. и вопросы идеологич. работы, М., 1977; Бутенко А. П., Социалистич. О. ж.:
Проблемы и суждения, М., 1978;
Сдобнов С. И., Социалистич. О. ж.: Экономич. аспект, М., 1978; Касьяненко В. И.,
Роль КПСС в формировании
Социалистич. О. ж., М., 1979; Ануфриев ?. ?., Социалистич. О. ж. (Методологич. и
ме-тодич. вопросы), М., 1980;
Социалистич. О. ж., М., 1980;Соци-альные показатели О. ж. сов. общества, М.,
1980.
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ, обратное воздействие результатов процесса на его протекание или
управляемого процесса на управляющий орган. О. с. характеризует системы
регулирования и
управления в живой природе, обществе и технике. Различают положит. и отрицат. О.
с. Если
результаты процесса усиливают его, то О. с. является положительной. Когда
результаты процесса
ослабляют его действие, то имеет место отрицат. О. с. Отрицат. О. с.
стабилизирует протекание
процессов. Положит. О. с., напротив, обычно приводит к ускоренному развитию
процессов. В
сложных системах (напр., в социальных, биологических) определение типов О. с.
затруднительно, а
подчас и невозможно. Иногда О. с. в сложных системах рассматривают как передачу
информации о
протекании процесса, на основе к-рой вырабатывается то или иное управляющее
воздействие. В этом
случае О. с. называют информационной. Понятие О. с. как формы взаимодействия
играет важную
роль в анализе функционирования и развития сложных систем управления в живой
природе и
обществе, в раскрытии структуры материального единства мира.
ОБРАЩЕНИЕ (лат. conversio), преобразование предложения путём обмена местами его
терминов —
субъекта и предиката. О. наз. простым, если при О. кванторные слова (см.
Квантор) не меняются.
Просто обращаются все общеотрицат. предложения (вида «Ни одно S не есть Р») и
все
частноутвердит. предложения (вида «Нек-рые S суть ?»). Общеутвердит. предложения
(вида «Все S
суть Р») обращаются с ограничением, т. е. их О., вообще говоря, даёт снова
истинное предложение,
если квантор «Все» заменяется квантором «Нек-рые». Частноотрицательные
предложения (вида
«Нек-рые S не суть Р») не обращаются: из того, что нек-рые люди не курящие, не
следует, что нек-
рые курящие не люди.
В традиц. логике О. относили к непосредств. умозаключениям. Последние выделялись
в особую
группу и правила для них формулировались наряду с правилами силлогизма. В совр.
логике
предикатов О. самостоят. значения не имеет, а правила О. в число правил логич.
дедукции как
таковые не входят. Это, однако, не умаляет эвристич. ценности О. для практики
содержат.
мышления.
В логике отношений, где с каждым отношением между терминами ? и у связывается
понятие об
отношении между терминами у и х, обратном первоначальному, О.— это операция
замены данного
отношения обратным ему с одноврем. перестановкой терминов отношения.
ОБЩЕЕ, всеобщее, принцип бытия всех единичных вещей, явлений, процессов;
закономерная
форма их взаимосвязи в составе целого. О. выражает определ. свойство или
отношение, характерные
для данного класса предметов, событий, а также закон существования и развития
всех единичных
форм бытия материальных и духовных явлений. Как сходство признаков вещей О.
доступно
непосредств. восприятию; будучи закономерностью, оно отражается в форме понятий
и
теорий. В мире нет как двух абсолютно тождественных, так и двух абсолютно
различных вещей, не
имеющих между собой ничего общего. Отдельные, единич. явления связаны между
собой,
взаимодействуют, зависят и обусловливают друг друга: они имеют (и не могут не
иметь) нечто
соизмеримое, общее. О.— это единое во многом. О. как закономерность выражается в
единичном и
через единичное, а всякая новая закономерность вначале выступает в виде
единичного исключения
из общего правила. При этом в О. превращаются такие единичные исключения, к-рые
соответствуют
тенденции развития.
Для объективного идеализма характерны отрыв О. от единичного, абсолютизация и
превращение его
в нечто «демиургическое»: О. предшествует единичному и творит его (Платон,
Гегель). Взгляд на
действительность как на множество независимых друг от друга единичностей
характерен для узкого
эмпиризма, считающего единичное исходной категорией, а О., всеобщее, — лишь
производной
абстракцией. Диалектич. материализм, отвергая идеалистич. толкования О., исходит
из признания
объективности и единства единичного, особенного и О.
ОБЩЕНАРОДНОЕ ГОСУДАРСТВО, см. в ст. Государство.
ОБЩЕНИЕ, процесс взаимосвязи и взаимодействия обществ. субъектов (классов,
групп, личностей),
в к-ром происходит обмен деятельностью, информацией, опытом, способностями,
умениями и
навыками, а также результатами деятельности; одно из необходимых и всеобщих
условий
формирования и развития общества и личности.
Реальными посредниками всех форм О. являются не только результаты духовной
деятельности —
идеи, ценности, идеалы, чувства и настроения, но и материальные вещи — орудия и
средства
человеч. труда, объекты, воплощающие социальные ценности и чело-веч, опыт. В
процессе О.
передаётся и усваивается социальный опыт, происходит изменение структуры и
сущности
взаимодействующих субъектов, формируются исторически конкретные типы личностей и
всё
разнообразие человеч. индивидуальностей, происходит социализация личности.
Обществ. отношения и О.— взаимосвязанные, но не тождеств. понятия. К.Маркс и Ф.
Энгельс в
ранних работах употребляли понятие «О.» как для обозначения обществ. отношений
(материальных
и идеологических), так и для характеристики непосредств. межличностных
отношений. В их более
поздних работах термин «О.» употребляется преим. для характеристики
межличностных отношений,
сущность к-рых Маркс и Энгельс видели в «обработке людей людьми». Обществ.
отношения представляют собой прежде всего конкретно-историч. связи, способ
соединения обществ.
субъектов деятельности (классов, групп и индивидов, поскольку они входят в эти
группы) друг с
другом в процессе деятельности и в соответствии с её характером, обществ.
функциями, условиями
их выполнения. Они представляют собой системообразующий фактор, обеспечивающий
целостность
данной обществ., системы, её функционирование и развитие. О. есть
непосредственно переживаемая
реальность и конкретизация обществ. отношений, их персонификация, личностная
форма. Общество
не существует как самостоят. «лицо» наряду и вне составляющих его личностей, и
обществ.
отношения не существуют вне реальной жизнедеятельности и О. людей. «...Именно
личное,
индивидуальное отношение индивидов друг к другу, их взаимное отношение в
качестве индивидов
создало — и повседневно воссоздает — существующие отношения» (Маркс К. и Энгельс
Ф., Соч., т.
3, с. 440).
ОБЩЕНИЕ 447
О. выражает не только обществ., но и личную необходимость индивидов друг для
друга в процессе
обществ.
воспроизводства самого человека во всём богатстве его личных способностей,
потребностей, ценнос-
тей и др. характеристик. В О. осуществляется процесс формирования личности, её
сознания и
самосознания. К. Маркс писал: «...Человек сначала смотрится, как в зеркало, в
другого человека...»
(там же, т. 23, с. 62, прим.). Другой человек, партнёр в О., вместе с тем и
важнейший стимулятор
собств. развития, цель и объект деятельности. Поэтому О. является условием
формирования человека
как социального существа, способного к совместной жизни с себе подобными. В О.
индивид по-
лучает не только рациональную информацию, формирует способы мыслит.
деятельности, но и
посредством подражания и заимствования, сопереживания и идентификации усваивает
человеч.
эмоции, чувства, формы поведения.
Социально-практич. аспект О. как специфич. субъект-субъектного отношения и
взаимодействия, в к-
ром объектом деятельности для каждого человека является другой человек,
проявляется не только в
формировании индивидуального, но и группового, коллективного, классового
субъекта деятельности.
В процессе О. достигается необходимая организация и единство действий индивидов,
входящих в
группу, осуществляется рациональное, эмоциональное и волевое взаимодействие
индивидов,
формируется общность чувств. настроений, мыслей, взглядов, достигается
взаимопонимание и
согласованность действий, сплочённость и солидарность, характеризующие групповую
и коллек-
тивную деятельность.
Принято различать прямое О. (непосредств. контакт) и косвенное О. (когда между
партнёрами
существует пространственно-временная дистанция). Личный контакт обладает большей
силой
эмоционального воздействия, внушения, в нём непосредственно действует социально-
психологич.
«механизм» заражения и подражания. Особую роль играет устная речь и т. н. пара-
лингвистич.
система информации (язык мимики и жестов), в к-рой закреплены определ.
социальные значения. В
косвенном О. осуществляется нреим. усвоение обществ. сознания посредством лит-
ры, восприятия
произведений иск-ва, средств массовой коммуникации и т. п. Здесь О. носит преим.
односторонний
характер, но оно имеет большое значение для обогащения всей системы отношений
личности с
миром, разрывает рамки непосредств. окружения, делает индивида причастным ко
всем событиям
мира, к разным поколениям, странам, эпохам. Если личные контакты являются
средством сплочения
и консолидации сравнительно малых, «контактных», групп, то косвенное О.
способствует
организации и консолидации больших социальных общностей, в к-рых непосредств.
контакты
каждого с каждым практически невозможны.
О.— многогранный процесс, изучаемый философией, социологией, общей и социальной
психологией, лингвистикой, педагогикой и др. науками.
* ? а р ы г и н Б. Д., Основы социально-психологич. теории, М., 1971: Соковнин
В. М., О природе человеч. О., Фрунзе,
19742; Методологич. проблемы социальной психологии, М., 1975; Б у ев а Л. П.,
Человек: деятельность и О., М., 1978;
Проблема О. в психологии, М., 1981. Л. П. Буева.
ОБЩЕСТВЕННАЯ ЗАКОНОМЕРНОСТЬ, см. Закономерность общественная.
ОБЩЕСТВЕННОЕ БЫТИЁ И ОБЩЕСТВЕННОЕ СОЗНАНИЕ, категории историч.
материализма, выработанные для решения основного вопроса философии применительно
к обществу.
Обществ. бытие — это материальные отношения людей к природе и друг к другу,
возникающие
вместе со становлением человеч. общества и существующие независимо от обществ.
сознания. «Из
того, что вы живете и хозяйничаете, рожаете детей
448 ОБЩЕСТВЕННОЕ
и производите продукты, обмениваете их, складывается объективно необходимая цепь
событий, цепь
развития, независимая от вашего общественного сознания, не охватываемая им
полностью никогда»
(Л е-н и н В. И., ПСС, т. 18, с. 345).
Обществ. сознание — духовная сторона историч. процесса — представляет собой не
совокупность
индивидуальных сознаний членов общества, а целостное духовное явление,
обладающее определ.
внутр. структурой, включающей различные уровни (теоретич. и обыденное сознание,
идеология и
общественная психология) и формы сознания (политическое и правовое сознание,
мораль, религия,
искусство, философия, наука).
Домарксовый материализм, рассматривая человека лишь как природное существо, не
преодолел
идеалис-тич. понимания истории и сущности самого человека. Историч. материализм,
выделяя
обществ. бытие как спе-цифич. форму материального, исходит из того, что «не
сознание людей
определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание»
(Маркс К., см.
Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 13, с. 7). Это положение закладывает основу для
последоват.
проведения материализма в области истории, выявления зависимости обществ.
сознания от обществ.
бытия, для науч. объяснения места и роли обществ. сознания в развитии общества.
Историч. материализм исходит из того, что обществ. сознание, как и сознание
вообще, есть
отражение бытия. «Общественное сознание отражает общественное бытие — вот в чем
состоит
учение Маркса» (Ленин В. И., ПСС, т. 18, с. 343). При этом в соответствии с

<<

стр. 47
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>