<<

стр. 52
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

бежным становление классов и гос-ва.
Фаза поздней первобытной общины была последней стадией развития П. ф. На смену
ей пришла
эпоха перехода от доклассового общества к классовому, эпоха предклассового
общества.
Становление классового общества было длительным, сложным и противоречивым
процессом.
Община постепенно трансформировалась в систему всё более обособлявшихся Друг от
друга
домохозяйств, т. е. превращалась из первобытной в сельскую, соседскую. Парная
семья
трансформировалась в моногамную. Чаще всего этот процесс был опосредован
возникновением
большой, патриархальной семьи. Началось выделение ремесла, что способствовало
развитию
товарообмена. Углублялось иму-ществ. неравенство. Началось формирование частной
собственности. Появились различные формы эксплуатации: клиентелла, кабала,
рабство. Свободное
население всё в большей степени расслаивалось на эксплуататорское меньшинство и
зависимую от
него массу рядовых общинников. Зарождались и обострялись социальные антагонизмы.
В значит.
степени процесс становления классов и гос-ва ускоряли войны, к-рые велись с
целью грабежа и
установления даннических отношений. Увеличивались размеры социальных
объединений, к-рые
теперь могли включать в свой состав тысячи, десятки и даже сотни тысяч людей.
Общины всё в
большей степени из самостоят. социальных единиц превращались в составные части
формирующих-
ся гос-в.
Впервые процесс становления классового общества завершился в междуречье Тигра и
Евфрата и
долине Нила. Шумерская и егип. цивилизации возникли в 4-м тыс. до н. э. в
энеолите (медно-
каменном веке). Возникновение раннеклассовых обществ в Эгеаде (включая Зап. М.
Азию), в
долинах Инда и Хуанхэ относится уже к бронзовому веку, к 3-му и 2-му тыс. до н.
э. Вопрос о
социально-экономич. структуре первых классовых обществ относится к числу
спорных. Одни сов.
учёные считают их рабовладельческими, другие характеризуют их как общества с
азиатским
способом производства.
* Энгельс Ф., Происхождение семьи, частной собственности и гос-ва, Маркс К. и
Энгельс Ф., Соч., т. 21; Семенов Ю. И.,
Как возникло человечество, М., 1966; Першиц А. И., Монгайт А. Л., Алексеев В.
П., История первобытного общества,
М., 1974а; Становление классов и гос-ва. Сб. ст., М., 1976; БорисковскийП. И.,
Древнейшее прошлое человечества, Л.,
19792. Ю. И. Семёнов.
ПЕРВОДВИГАТЕЛЬ (греч. ?? ?????? ??????, лат. pri-mum movens, букв. — первое
движущее),
центр. понятие космологии и теологии Аристотеля. Формально учение о П.
представляет собой
выделение «движущей причины» применительно к космосу в целом (в ряду четырёх
причин вообще
— см. «Метафизика»). С помощью понятия П. Аристотель стремился объяснить
целесообразность
природы и обосновать вечность мира. В «Физике» (8-я кн.) понятие П.
постулируется в связи с
анализом движения, или процесса: поскольку всё движущееся (или движимое — греч.
??????????
заключает в себе оба значения) движимо чем-то, а бесконечная последовательность
движущее—
движимое невозможна, то по необходимости должно сущест-
вовать «первое движущее», к-рое само абсолютно неподвижно. «Первое движимое»
отождествляется
Аристотелем со сферой неподвижных звёзд, соотносительное с ним «первое движущее»
находится
по ту сторону периферии космоса и лишено к.-л. протяжённой величины. Гл.
трудность теории П.
состоит в том, что она совершенно не требуется аристотелевским пониманием
природы как
«содержащей источник движения в самой себе» и соответствующим учением об
имманентности
элементам их «естеств. движения». Так, в трактате «О небе» (несмотря на
напоминания о П. — 288 а
27) круговращение неба объясняется исключительно как естеств. свойство эфира,
или «пятой суб-
станции» (см. Квинтэссенция).
В «Метафизике» (12-я кн.) П. выступает как трансцендентный «бог» и ценностное
«начало», от к-
рого «зависят вселенная и природа» (1072 b 14). Он есть та «действительность»,
к-рая необходимо
предполагается всяким переходом от потенции к акту (в данном случае —
общемировым
становлением и движением), и оформляет косную материю в энтелехиальный космос
(см. Энер-вия,
Энтелехия, Акт и потенция). Как чистая форма (зйдос) и энергия он лишён всякой
потенциальности
и материальности и потому есть ум (нус), а т. к. нематериальность лишает его
«частей» и ставит по ту
сторону всякой множественности, то он может мыслить только самого себя и в этом
самомышлении
состоит его вечная и блаженная жизнь в качестве «бога» (1072 b 24). Поскольку
контакт между
бестелесным «первым движущим» и телесным «первым движимым» невозможен, то он
«движет как
объект любовного влечения» (1072 b 3), к к-рому всё стремится как к высшему
благу и конечной
цели. От демиурга Платона П. Аристотеля отличается тем, что он не создал мир
однажды в прошлом,
но актуализирует и оформляет его непрерывно и ежесекундно в течение целой
вечности, гарантируя
тем самым его безначальность и неуничтожаемость. Учение о трансцендентном П.
послужило
исходной точкой для усвоения философии Аристотеля ср.-век. мусульм. и христ.
теологией.
• M u g n i e r П., La thiorie du premier moteur et revolution de la pensee
aristotelicienne, P., 1930; De Corte M., Aristote et
Plotln, P., 1935; M e r l a n P., Aristotle's unmoved movers, «Traditio», 1946,
v. 4, p. 1—30; O eh l er K., Der Beweis fur den
unbewegten Beweger bei Aristoteles, «Philologus», 1955, Bd 99, S. 70—92.
ПЕРВОМАТЕРИЯ, первая материя (греч. ????? ???, лат. materia
prima), термин
философии Аристотеля. См. Форма и материя. «ПЕРВООСНОВЫ ТЕОЛОГИИ», см.
«Начала
теологии·».
ПЕРЕЖИТКИ, «остаточные» явления прошлого (обществ.
отношения, традиции, обычаи, нормы и стандарты поведения, идеи, взгляды,
представления, вкусы),
сохраняющиеся в условиях нового обществ. строя, при более высоком уровне
социально-экономич.
развития. Наличие П. прошлых эпох отмечали ещё философы Др. Греции. Первые
серьёзные
попытки объяснить это явление предпринимались мыслителями нового времени. Так,
представитель
франц. Просвещения, исследователь архаич. культов Ш. де Брос живучесть, П.
связывал с силой
привычки и невежеством (см. «О фетишизме», М., 1973, с. 127).
Науч. объяснение существования П. дано К. Марксом, Ф. Энгельсом, В. И. Лениным,
к-рые показали,
что каждая стадия обществ. развития не сразу преодолевает наследие прошлого. В
частности, они
отмечали, что никогда не существовало «чистого» капитализма. Даже в
высокоразвитых
капиталистич. странах, хотя и в модифицированном виде, сохраняются остатки
прежних экономич.
укладов и связанные с ними черты образа жизни, традиции, взгляды и
представления. Кроме того,
втягивая в свою орбиту страны с бо-
ПЕРЕЖИТКИ 487
лее низким уровнем социально-экономич. развития, капитализм не только разлагает,
но и
воспроизводит многие докапиталистич. формы обществ. жизни, опираясь на её реакц.
и
консервативные элементы.
Возникающее с победой социалистич. революции новое общество не может сразу
избавиться от
«родимых пятен» капитализма, проявляющихся в экономич. жизни, в сознании и
поведении части
людей. В условиях социалистич. общества П. прошлого приходят в резкое
столкновение с гл.
тенденциями обществ. прогресса. На первый план выступает задача преодоления тех
П.,
существование к-рых прямо противоречит содержанию социалистич. обществ.
отношений, нормам
социалистич. права и морали: бурж. взглядов и нравов (особенно в отношении к
социалистич.
собственности и общественно полезному труду), пьянства, хулиганства,
бюрократизма и др.
Развенчание и преодоление П. прошлого (особенно частнособственнических и
националистических)
— условие успешной борьбы с чуждой социализму идеологией.
Преодолению П. способствуют: совершенствование всех сторон экономики, культуры,
социального
управления; развитие социалистич. демократии и укрепление законности и
правопорядка;
повышение уровня образования и культуры (в т. ч. политической и правовой) всех
членов общества;
усиление идейно-воспитат. работы с учётом особенностей социальных групп и слоев
социалистич.
общества, выработка коммунистич. мировоззрения у всех людей. Формирование нового
человека и
совершенствование социалистич. обществ. отношений, социалистич. образа жизни,
создание ат-
мосферы всеобщей нетерпимости по отношению к П. прошлого ведут к их полному
исчезновению.
ПЕРЕРЫВ ПОСТЕПЕННОСТИ, см. в ст. Скачок.
ПЕРЕХОД КОЛИЧЕСТВЕННЫХ ИЗМЕНЕНИЙ В КАЧЕСТВЕННЫЕ, один из осн. законов
материалистич. диалектики, согласно к-рому изменение качества объекта происходит
тогда, когда
накопление количеств. изменений достигает определ. предела. Этот закон вскрывает
наиболее общий
механизм развития. Впервые он был сформулирован на объективно-идеалистич. основе
Гегелем.
Творч. развитие на базе диалектич. материализма получил в трудах классиков
марксизма-ленинизма.
Закон П. к. и. в к. носит объективный и всеобщий характер. Его содержание
раскрывается с помощью
всех категорий диалектики и прежде всего категорий качества, количества и меры.
Любое количеств.
изменение выступает как изменение элементов системы. Степень различия между
старым и новым
качеством зависит от количеств. изменений в рассматриваемом объекте. «...
Качественные изменения
— точно определенным для каждого отдельного случая способом — могут происходить
лить путем
количественного прибавления либо количественного убавления материи или движения
(так
называемой энергии)» (Энгельс Ф., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 20, с.
385). Появление нового
качества по существу означает появление предмета с новыми закономерностями и
мерой, в к-рой
заложена уже иная количеств. определённость. При этом глубина качеств. изменений
может быть
различной; она может ограничиваться уровнем данной формы движения, а может
выходить за его
пределы.
Процесс коренного изменения данного качества, «надлом» старого и рождение нового
есть скачок.
Он является переходом от старого качества к новому, от одной меры к другой. «Чем
отличается
диалектический переход от недиалектического? Скачком. Противоречивостью.
Перерывом
постепенности» (Ленин В. И., ПСС, т. 29, с. 256). Переход явления из одного
качеств. состояния в
другое есть единство уничтожения и возникновения небытия и бытия, отри-
488 ПЕРЕХОД
цания и утверждения (см. Единство и борьба противоположностей). Скачок включает
в себя
момент снятия прежнего явления возникающим; при этом качеств. и количеств.
изменения взаимно
обусловливают друг друга (см. Отрицания отрицания закон),
Переход одного явления в другое есть взаимодействие количеств. и качеств.
изменений, проходящих
через ряд промежуточных фаз. При этом различные фазы изменения данного качества
означают
изменение степени данного качества, т. е. по сути дела количеств. изменение. Со
стороны количеств.
изменений этот переход выступает во времени как нечто постепенное, а со стороны
качественных —
как скачок. Начало скачка от одного явления в другое характеризуется началом
коренного
преобразования всей системы связей между элементами целого, самой природы
элементов.
Завершение скачка означает образование единства качественно новых элементов и
иной структуры
целого. Большими скачками в развитии объективной реальности являются образование
звёзд, в
частности Солнечной системы с её планетами, возникновение жизни на Земле,
образование новых
видов животных и растений, происхождение человека и его сознания, возникновение
и смена
общественно-экономических формаций в истории человеческого общества. Особым
видом скачка,
характерным для общественного развития, является революция.
В процессе развития можно выделить два осн. вида скачков: скачок как «точечное»
во времени
изменение, т. е. резкий переход от одного качества к другому, и скачок как нек-
рый процесс определ.
длительности. Скачок может длиться миллиардную долю секунды в микропроцессах,
миллиарды лет
— в космич. процессах и сотни тысяч лет — в образовании видов животных. Отличит.
особенностью
скачка является лишь то, что возникновение нового качества означает конец
имевшей место ранее
закономерности количеств. изменений. Для скачков первого типа характерны резко
выраженные
границы перехода, большая интенсивность, скорость процесса самого перехода,
целостная пере-
стройка всей системы как бы разом. Примерами такого рода скачков являются
атомный взрыв или
социальная революция в обществе.
Исходя из природы качества как системы свойств, следует различать единичные, или
частные,
скачки, связанные с появлением новых отд. свойств, и общие скачки, связанные с
преобразованием
всей системы свойств, т. е. качества в целом.
Скачки можно различать и по характеру процессов, предваряющих качеств.
преобразование. В одной
форме скачков резко выражена граница перехода, напр. рождение и смерть
организма.
Предварит.изменения постепенно нарастают до границы меры без коренного
преобразования
данного качества. В скачках иного рода процесс коренного преобразования качества
не предваряется
постепенным количеств. изменениями, к-рые включаются в сам процесс перестройки
данной
системы. Так, переход одного электрона с внеш. орбиты атома на внутреннюю
существенно влияет
на химич. свойства атома или молекулы.
Закон П. к. и. в к. имеет важное методологич. значение, обязывая изучать объект
и с качеств., и с
количеств.
сторон в их единстве, так чтобы количеств. характеристики не затмевали качеств.
определённости
фактов и закономерностей. Этот закон предостерегает как от всех форм плоского
эволюционизма,
реформизма, так и от разновидностей катастрофизма, а в обществ.
развитии — от субъективистского авантюризма.
• Энгельс Ф., Диалектика природы, M a p к с К. и Энгельс Ф., Соч., т. 20; Ленин
В. И., Филос. тетради, ПСС, т. 29;
Шептулин А. П., Осн. законы диалектики, М., 1966; Тимофеев И. С., Методология,
значение категорий «качество» и
«количество», М., 1972; Проблемы материалистич. диалектики как теории познания,
М., 1979; Основы марксистско-
ленинской философии, M., 19805; Материалистич. диалектика. Краткий очерк теории,
М., 1980. А. Г. Спиркин.
ПЕРИПАТЕТИЧЕСКАЯ ШКОЛА, ? е p и п а т (о с), или Ликей (???????) (по названию
гимнасия,
расположенного около храма Аполлона Ликейского, за вост. окраиной Афин), филос.
школа
Аристотеля. Термин «перипатетик» происходит от слова ????????? — «(крытая)
галерея», служившая
лекционным залом (ср. аналогичное происхождение термина «стоики» от «стоа» —
«портик»),
приобретённая вместе с окружающим садом в собственность Теофрастом и завещанная
им школе
(см. завещание Теофраста у Диогена Лаэртия V 52 слл.); ошибочно восходящее к
Гермиппу
объяснение от ????????? — прогуливаюсь.
Хронологически различают: 1) перипатетиков 4—2 вв. до н. э.; 2) возрождение
аристотелизма в 1 в.
до н. э., связанное с именем Андроника Родосского; 3) перипатетиков 1—3 вв. н.
э., частично
совпадающих с понятием комментаторов Аристотеля. Под перипатетиками в узком
смысле иногда
понимают философов, непосредственно связанных с школьной традицией в Ликее и
относящихся гл.
обр. к 1-му периоду, а начиная с Андроника говорят о греч. аристотелизме и
аристотеликах. Схо-
лархи П. ш. 1-го периода: Аристотель (335/334—323/322) до н.э.; Теофраст
(323/322—288/286);
Стратон из Ламп-сака (287/286—269/268); Ликон из Троады (272/268— 228/225);
Аристон из Кеоса
(228/225—?); Критолай из Фаселиды (в старости участвовал в посольстве в Рим
156/155); Диодор из
Тира — приблизительно до 110; Эримней — ок. 100 до н. э. К 1-му поколению
перипатетиков —
непосредств. учеников Аристотеля принадлежат Теофраст и Евдем (самые догматич.
аристотели-ки),
Гераклид Понтийский (связанный также с Древней Академией), Дикеарх и Аристоксен,
к ним близок
по возрасту Деметрий Фалерский; к 4—3 вв. относятся Хамелеон из Гераклеи
Понтийской, Клеарх из
Сол, Фаний из Эреса и Праксифан с Лесбоса; к 3 в.— Иеро-ним из Родоса; ок. 200 —
Гермипп из
Смирны, 2 в.— Сотион из Александрии и Аристон Младший, ученик Критолая.
Фрагменты
утраченных соч. перипатетиков 4—2 вв. (кроме Теофраста) и свидетельства о них
изданы с комм. в
собр. Ф. Верли.
Во времена Аристотеля и Теофраста Ликей соединял в себе функции своего рода
академии наук
(систематич. разработка всех областей знания на основе метода Аристотеля,
координация науч.
работы между отд. членами П. ш.) с функциями высшей школы афинской молодёжи;
лекции
Теофраста посещало до 2 тыс. слушателей (отсюда новоевроп. понятие лицея).
Последним крупным
систематиком н теоретиком был Стратон, затем происходит загадочное исчезновение
аристотелизма
из П. ш. (ср. параллельное исчезновение платонизма из эллинистич. Академии):
большинство
перипатетиков 3—2 вв. занимаются историч. биографиями, литературоведением и
популярной
этикой — феномен, к-рый объясняют обычно судьбой библиотеки Аристотеля. Согласно
Страбону
(«География» 13,1,54), Теофраст завещал её вместе со своими книгами Нелею из
Скепсиса (М. Азия),
наследники Нелея свалили её в подвал, где она пролежала ок. 200 лет, пострадав
от сырости и моли;
в течение всего этого времени, по Страбону, перипатетики были лишены трактатов
Аристотеля и
имели в своём распоряжении только опубликованные науч.-популярные («эксотерич.»)
диалоги. В 1
в. до н. э. свитки купил библиофил Апелликон из Теоса. После смерти Апелликона
Сулла,
ограбивший Афины в 86 до н. э., вывез их в Рим, где через грамматика Тираннио-на
они попали в
руки Андронику Родосскому и были изданы, вероятно, вскоре после 43 до н. э.
(традиция называет
Андроника 11-м схолархом П. ш.).
Перипатетики 1 в. до н. э. впервые основательно изучены в капитальном труде: Р.
Moraux, Der
Aristote-Hsmus bei den Griechen von Andronikos bis Alexander von Aphrodisias, Bd
1: Die Renaissance
des Aristotelis-mus im I. Jh. v. Chr., B.—N. Y., 1973. Помимо Андроника,
Апелликона и Тиранниона, к
ним принадлежат Аристон из Александрии, Боэт Сидонский, Ксенарх из
Селевкии, Стасей из Неаполя, Кратипп из Пергама, Николай из Дамаска и в значит.
мере —
плодовитый доксограф Арий Дидим. Предполагаемые схолархи П. ш. после Андроника:
Кратипп (ок.
45 до н. э.), Ксенарх, Менефил (кон. 1 в. до н. э.), Аспасий Афродисий-ский,
Термин (ок. 160),
Александр из Дамаска (ок. 170), Аристокл из Мессены, Сосиген, Александр
Афродисий-ский,
Аммоний (ок. 230), Проксен (ок. 270). К первым векам н. э. принадлежат также
Адраст
Афродисийский, Александр из Эги (учитель Нерона), Аристотель из Митилены (2 в.,
учитель
Александра Афродисийского), Птолемей Хенн из Александрии (автор биографии
Аристотеля),
Анатолий Александрийский (учитель Ям-влиха), автор «О декаде» (ок. 280). Все
перипатетики,
начиная с Андроника, занимались гл. обр. текстологией и истолкованием
Аристотеля, от
большинства из них, за исключением Аспасия, Птолемея Хенна, Александра
Афродисийского,
Анатолия, ничего не сохранилось, кроме фрагментов и косвенных свидетельств.
Вершина
аристотелизма первых веков н. э.— Александр Афродисийский. Начиная с 4 в.
собственно
перипатетич. традиция исчезает (условно причисляют к перипатетикам
константинопольского ритора
4 в. Фемистия), задачу комментирования Аристотеля берут на себя неоплатоники.
• ? ? а г м е н т ы: Die Schule des Aristoteles, Texte und Komm., hrsg. v. F.
Wehrli, Bd 1 — 10, Basel — Stuttg., 1967—
19692, Suppl., Bd 1—2, 1974—78.
• Лосев А. Ф., История антич. эстетики. Аристотель и поздняя классика, М., 1975,
с. 657—74 (с. 758—59 библ.); Диоген
Лаэртский, М., 1979; Brink К. О., Peripatos, в кн.: RE, Suppl. VII, 1940, col.
899—949; During I., Aristotle in the ancient
biographical tradition, Goteborg, 1957; Lynch J. P., Aristotle's school. A study
of a Greek educational institution, Berk.— Los
Ang.— L., 1972; D o n i n i P. L., Tre studi sull' aristotelismo nel II secolo
d. C., Torino, 1974. А. В. Лебедев.
ПЕРМАНЕНТНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ, см. Непрерывная революция.
ПЕРСОНАЛИЗМ (от лат. persona — личность), теистич. направление совр. бурж.
философии,
признающее личность первичной творч. реальностью и высшей духовной ценностью, а
весь мир
проявлением творч. активности верховной личности — бога. П. сформировался в кон.
19 в. в России
и США, затем в 30-х гг. 20 в. во Франции и др. странах. В России идеи П.
развивали Н. А. Бердяев, Л.
Шестов, отчасти Н. О. Лосский. Основоположниками амер. П. явились Б. Боун, Дж.
Ройс; их после-
дователи — У. Хокинг, М. Калкинс, Э. Брайтмен, Дж. Хауисон, Р. Т. Флюэллинг,
объединившиеся
вокруг журн. «Personalist», осн. в 1920. Франц. персоналисты (П. Ландсберг, М.
Недонсель, П. Рикёр)
группировались во главе с Э. Мунье и Ж. Лакруа вокруг журн. «Esprit», осн. в
1932. Представителями
нерелиг. П. были Б. Коутс (Великобритания), В. Штерн (Германия) и др.
Принципу идеалистич. монизма и панлогизма П. противопоставляет идеалистич.
плюрализм —
множественность существований, сознаний, воль, личностей. При этом удерживается
принцип
теизма, т. е. творения мира верховной личностью (богом). Персоналисты выдвигают
на первый план
не познающего истину субъекта классич. философии, а человеч. личность в полноте
её конкретных
проявлений. Личность превращается в фундаментальную онтологич. категорию, осн.
проявление
бытия, в к-ром волевая активность, деятельность сочетается с непрерывностью
существования. Но
истоки личности коренятся, по П., не в ней самой, а в бесконечном едином начале
— боге.
Существует аналогия между этими принципами П. и монадологией Лейбница. Задачу
ориентации
человека в мире П. возлагает на религ. философию, к-рая должна найти смысл
существующего с т.
зр. волеизъявления человека в соотнесённости с высшим началом, богом.
Распространение П.— симптом кризиса позитивистского мировоззрения и усиления
тенденций
иррацио-
ПЕРСОНАЛИЗМ 489
нализма. В России П. разрабатывался в русле филос.-лит. идеалистич. движения
нач. 20 в.,
представители к-рого считали личность единств. субъектом истории и носителем
культуры в
противоположность нар. массам и выступили одними из первых теоретиков «массовой
культуры» и
«массового общества». Личность была про-тивопоставлена обществу и его
притязаниям определять
всю её жизнь, а судьба личности была противопоставлена теории историч.
прогресса. По мысли
Бердяева и Шестова, все учения о человеке, рассматривающие его в соотношении с
природой или
обществом, а не самого по себе, недостаточны. Согласно П., существование
индивида, вплетённое в
сложную сеть обществ. отношений, подчинённое социальным изменениям, исключает
для него
возможность утвердить своё неповторимое «Я». П. различает понятия индивида и
личности. Человек
как часть рода, как часть общества есть индивид; о нём — биологич. или
социальном атоме — ничего
не известно, он лишь элемент, часть, определяемая соотношением с целым, Человек
же как личность
может утвердить себя только путём свободного волеизъявления, посредством воли,
к-рая
преодолевает и конечность жизни человека и социальные перегородки как бы изнутри
человека, Т.
о., в основе учения П. о личности лежит тезис о свободе воли. С позиций П.
вопрос о
закономерностях социального развития не может быть решён рациональным познанием.
Решение
всегда исходит из личности, предполагает направление воли, выбор, нравст.
оценку.
Принцип самодеятельности волевого индивида в кон. 19 в. привлекает внимание
философов США.
Раннее поколение амер. персоналистов (Боун, Хауисон, Кал-кинс) выступило против
распространённого в США абс. идеализма, против подчинения личности безличному
космич.
порядку. В дальнейшем Брайтмен и Флюзллинг развили положение о «мире личности»,
к-рый
является до длинной ареной бытия во всей его полноте.
Гл. представитель франц, католич, П.— 9. Мунье объявляет христ. учение о
личности основой
революц. переворота в жизни человечества, позволяющего создать некое «общество
личностей»,
подобное христ. общине. Поскольку личность, согласно П., находится во враждебных
отношениях с
действительностью, жизнь личности начинается с того, что она ломает контакт со
средой; она
должна уйти в себя, «сосредоточиться». Внутр. свойства личности, «призвание»,
«интимность»
должны, по Мунье, предохранить личность и общество как от тоталитаризма, так и
от
индивидуализма, соединить личности между собой. Гл. способом самоутверждения
личности
выступает внутр, самоусовершенствование.
В понимании социальных проблем имеется определ. различие между амер. и франц, П.
Первое
направление остаётся в рамках констатации кризиса совр, общества и человека,
подменяя
социальную проблематику задачей самоусовершенствования личности. Французский же
П.,
акцентируя внимание именно на социальной доктрине (Мунье), проповедует идеал
ср.-век, общины
как антипода урбанистич. цивилизации. Для франц. П., окрашенного
пессимистически, характерна
антика-питалистич. направленность. Мунье писал о всеобщем кризисе капитализма,
к-рый приведёт
его к гибели, призывал к социальному обновлению, к «персоналист-ской и общинной
революции»,
отличаемой им от социа-листич. революции, ведущей к коллективизму. Эта
революция, по его
мнению, должна быть одновременно и духовной, и экономической, создать условия
для расцвета
личности и отсутствия конфликтов в обществе. Она мыслится как результат
распространения персо-
на листского учения среди людей.
П. является попыткой конкретизировать христ. идеал личности в условиях совр.
калиталистич.
общества,
490 ПЕРЦЕПЦИЯ
при наличии отчуждения, где над человеком довлеют и порабощают его враждебные
обществ. силы.
История П. свидетельствует, что провозглашённая им программа социальных и
духовных
преобразований носит утоцич. характер. В наст. время Л. в значит. мере утратил
своё влияние, его
осн. проблематика разрабатываемся феноменологией, экзистенциализмом, филос.
антропологией и
герменевтикой.
• Быховский Б. 3-, Амер. П. в борьбе против науки и Обществ. прогресса, М.,
1948; Совр. объективный идеализм, М.,
1963, с. 350—421; Вдовина И. С., Эстетика франц. П. Критич. очерк, M., 1B81; К n
u d s o n A. G., The philosophy of
personalism, Boston, 1949; Lestavel J., Introduction aux personnalismes, P.,
1961; S t e f a n i n i L., Personalismo fllosofico,
Brescia, 1962; Lacroix J., Marxisme, existentia-lisrne, personnalisme.P., 1966·;
Mounier E., Le personnalisme, P..197112. И. Ф.
Балакина, К. М. Долгов.
ПЕРЦЕПЦИЯ (лат. perceptio — представление, восприятие, от percipio — ощущаю,
воспринимаю), в
совр. психологии то же, что восприятие. Лейбниц употреблял термин «П.» для
обозначения смутного
и бессознат. восприятия («впечатления») в противоположность ясному его осознанию

апперцепции.
ПЕССИМИЗМ, см. Оптимизм и пессимиз.
ПЕТР ДАМИАНИ (Petrus Damiani) (ок. 1007, Равенна,— 22.2.1072, Фаэнца), итал.
ср.-век. теолог,
представитель схоластики. Выступал против к.-л. применения логики к истолкованию
таинств веры и
считал, что «философия должна служить Священному писанию, как служанка своей
госпоже». Это
высказывание П. Д.— источник часто повторявшейся в ср. века формулы «философия—
служанка
богословия». В соч. «О божеств. всемогуществе», исходя из того, что невозможное
во времени
возможно в вечности, доказывал, что бог может сделать бывшее небывшим.
Канонизирован католич.
церковью.
* Migne PL, v. 145; De divina ornnipotentia e altri opuscoli, ed. . Brezzi,
Firenze, 1943.
• Endres J. A., Petrus Damiani und die weltliche Wissenschaft, Munster, 1910
(Beitrage zur Geschichte der Philosophie des
Mittelalters, Bd 8, H. 3); B l u m O. J., St. Peter Damian, his teaching on the
spiritual life, Wash., 1947.
ПЁТР ЛОМБАРДСКИЙ (Petrus Lombardus) (ок.1100, Лу-меллоньо ок. Новары,— 22. 7.
1160,
Париж), ср.-век. теолог и философ, представитель схоластики. Учился у Абеляра и
Гуго Сен-
Викторского, преподавал в Парижском ун-те; епископ Парижский (с 1159). Четыре
«Книги
сентенций» («Sententiarum libri») П. Л.—свод хрисг. догматики, ставший обязат.
руководством по
теологии и в значит. степени задавший контекст всего последующего развития
европ. ср.-век.
философии; содержит выдержки из патристич. соч., особенно Августина, приведённые
изречения
доказываются П. Л. через опровержение мнений, им противоречащих. «Книги
сентенций»
комментировались всеми крупнейшими ср.-век. мыслителями (всего ок. 1400 комм.).
• Delhaye Ph., Pierre Lombard, Montreal — P., 1961.
ПЕТРАЖИЦКИЙ Лев Иосифович [13(25).4,1867, Кол-лонтаево Витебской губ.,—
15.5.1931,
Варшава], социолог и правовед, основатель психологич. школы права. По
национальности поляк. В
1898—1918 руководил кафедрой энциклопедии и истории философии права в Петерб.
ун-те; с 1918
— кафедрой социологии Варшавского ун-та.
Филос. основы концепции П. близки эмпириокритицизму и имманентной школе. По П.,
реально
существуют лишь психич. процессы, остальные социально-историч. образования суть
их внеш.
проекции — «эмоциональные фантазмы». В то же время, классифицируя науки по видам
высказываний (по П., суждения о сущем составляют основу наук теоретических, а
суждения о
должном — практических), П. склонялся к неокантианству,
П. полагал, что науки о х-ве, праве, гос-ве, нравственности должны опираться на
анализ психич.
явлений. Считая неудовлетворительным деление психич. явлений на познание,
чувство и волю (где
первые два феномена — пассивны, а третий активен), П. ввёл понятие эмоций,
носящих якобы
двусторонний, активно-пассивный характер (напр., переживания голода,
жажды и т. п.). Эмоции, по П.,— «истинные мотивы, двигатели» человеч. поведения.
Среди
различных эмоций особую роль играют эмоции этически-моральные и правовые.
Моральные эмоции
императивны, т. е. обязательны, правовые — императивно-атрибутивны, обладают
обязательно-
притязательным свойством: не только к.-л. лицо обязано что-то делать, но другое
вправе требовать от
него выполнения данных обязан-нотей. Развитие права, морали, эстетики и даже
переход от правовой
системы рабства к праву «свободного» труда и конкуренции — следствия и продукты
«прогресса
нар. психики».
Наиболее сильное обратное воздействие на общество оказывает право, к-рое П.
разделяет на
интуитивное и позитивное. Отсюда вытекает особое значение т. н. политики права,
призванной
очищать психику людей от антисоциальных склонностей и направлять их поведение в
сторону
общего блага. Именно политика права может и должна сознательно вести
человечество вперёд в том
направлении, куда оно движется бессознательно, эмпирически. Гос-во (как и все
другие обществ.
отношения, включая собственность) служит, но П., праву (т. е. общему благу),
обеспечивает
осуществление опре-дел. системы правовых норм и изменяется в соответствии с её
потребностями.
Психологич. концепция ГГ. не объясняет ни происхождения эмоций, ни конечных
причин их
эволюции; ей присущи внеклассовый подход к социальным отношениям, абстрактность
и
антимарксистская направленность.
* Очерни философии права, в. 1, СПБ, 1900; О мотивах чело-веч. поступков, СПБ,
1904; Университет и наука, т. 1—2,
СПБ, 1907; Введение в изучение права и нравственности. Эмоциональная психология,
СПБ, 19083; Теория права и гос-ва
в связи с теорией нравственности, т. 1—2, СПБ, 1909—102; Die Fruchtver-theilung
beim Wechsel der Nutzungsberechtigten,
B., 1892; Die Lehre vom Einkommen, Bd l—?, B., 1S93—95; O ideale spolecz-nym i
odrodieniu prawa naturalm-go, Wars·/,.,
1925. • Социолог!«, мысль в России, Л., 1978; pssowska M,, Norma prawna l norma
moralna u Petrazyckiego, Warsz., 1959;
K o W a l s k i J., Psychologicziia teoria prawa i panstwa Leona Petrazyckiego,
Warsz., 1963.
ПЕТРАШЕВЦЫ, общее название участников собраний кружков разночинной рус.
интеллигенции 2-
й пол. 40-х гг. 19 в. Наиболее многочисл. собрания («пятницы») с осени 1845 по
весну 1849
проходили у М. В, Буташе-вича-Петрашевского. Состав И. не был постоянным,
организационно и
идейно оформленным. На собраниях П. заслушивались сообщения на различные темы:
Н. Я.
Данилевского, А. В. Ханыкова и К. И. Тимков-ского — об идеях Фурье, Ф. Г, Толя —
о происхож-
дении религии, Ф. II. Львова — о спец. и энцикло-педич. образовании, И. Л.
Ястржембского — о
политэкономии, Петрашевского — о социально-иолитич. проблемах рус. общества.
Полиция
раагромила движение. По делу П. было привлечено 123 чел., осуждено 22 чел., из
них 21 чел.— к
смертной казни, заменённой ссылкой на каторгу, в арестантские роты и т, д.
Идейно-теоретич. лицо движения П, определялось его «левым», наиболее активным в
политич.
отношении крылом во главе с Петрашевским, к к-рому ближе всех были В. Н. Майков,
Н. А,
Спешнев и Н. А. Момбелли.
Как просветители, «левые» П. апеллировали к разуму, науке, философии, обличали
обскурантизм,
невежество, отстаивали свободомыслие, веротерпимость, права и свободы человека,
находящиеся в
гармонии с «общим благом» и др. Социализм «левого» крыла движения «П.» возник в
рамках
антифеод., антикрепостнич. просветит. мировоззрения. Сам Петрашевский считал
себя фурьеристом.
По его мнению, система Фурм есть попытка раз-решить поставленные 18 в. проблемы
«быта общест-
венного» не посредством бурж. либерализма, к-рый приносит личность «в жертву
капиталу», а на
пути соединения выгод частного и общего х-ва (см. Филос. и обществ.-политич.
произв.
петрашевцев, 1953, с. 428— 429, 345, 346, 406). Это должно искоренить
неисчислимое зло,
источником к-рого стал «свободный ход пром-сти», т. е. капиталистич. путь
развития.
В отличие от др. П., Спешнев, подобно франц. просветителям Мабли и Морелли,
отстаивал идею
ликвидации частной собственности.
«Правое» крыло П. (Данилевский, Тимковский, Ха-ныков, Н. С. Кашкин и др.)
занимало по
преимуществу аполитичную позицию, ограничивая свою деятельность пропагандой
консервативно-
романтически толкуемого социализма Фурье, подчёркивая его «мирный» и
«безвредный» характер,
отличие от учений о равенстве философов 18 в. и коммунистов, совместимость с
политич. порядками
России.
Всех участников движения П. объединяла та или иная степень критич. отношения к
крепостнич.
действительности. В движении П. участвовал Ф. М. Достоевский.
Выдающимся результатом деятельности Петрашевского и его единомышленников
(Майкова и др.)
явился «Карманный словарь иностр. слов» (в. 1—2, 1845—46). к-рый по своему духу
напоминал
«Филос. словарь» Вольтера. Словарь П. «удивил всю Россию» (А. И. Герцен); он
«составлен умно, с
знанием дела» (В. Г. Белинский).
Обществ.-политич, и филос.-историч. концепция «левого» крыла П. выражена в
просветит.
категориях («общее благо», «естеств. право», «природа человека», «естеств.» и
«искусств.» обществ.
отношения и т. д.). П. учитывали новый опыт пром. развития Зап. Европы,
сравнительно с
просветителями 18 в. глубже понимали направление обществ. развития, неумолимость
законов
историч. прогресса, роль индустрии в жизни общества и т, д., но в целом не вышли
за рамки
идеологии Просвещения. Перестройку форм обществ. жизни они ставили в зависимость
в первую
очередь от сознат. деятельности человека, а обществ.-политич. идеал обосновывали
антропологич.
аргументами,
В сфере философии «левые» П.— убеждённые противники схоластич. систем
(«антиметафизики»),
сторонники тесной связи философии с естествознанием. Не соглашаясь равно и с
«неразвитым и
грубым материализмом», отрицающим существование духовных явлений, а также со
всяким
«разъединением духа и материи», авторы «Карманного словаря» предложили
материалистическую
по сути, но пантеистически окрашенную филос. концепцию. Они признавали
подчинённость всех
явлений в природе определ. законам, истинность «атомистич. системы» и «общего
закона проти-
водействия сил»; отрицали покой в природе и считали беспрерывные перерождения и
преобразования проявлениями её жизни; полагали постоянной «от вечности» «массу
действующих
сил в природе»; в ней не может быть ничего совершенно нового, чего прежде не
существовало в др.
формах.
Человек, по П., является «высшим существом» (принцип «антропотеизма»,
«гуманитаризма»,
«обожествления человечества или человека»), ничтожным перед лицом природы как
индивидуум, но
могучим как род. Человек — новатор, приводящий в движение действующие силы
(предметы) в
природе или в нём самом, доступные его владычеству и управлению, вносящий в
жизнь новый ряд
явлений.
Спешнев шёл неск. дальше антропотеизма, оформившегося под влиянием Фейербаха, в
направлении
к более последоват. материализму и атеизму.
«Правые» П. также критиковали «слепую веру» и спекулятивные «метафизич. учения»,
апеллировали
к естествознанию, однако склонялись к теистич. позиции. Они заимствовали ряд
принципов
фурьеристской «теории всемирного единства» и «теории четырёх движений». Земля с
человечеством
— лишь частный орган в общей жизни Вселенной, человеч. род — составная часть
гармонии
элементов и царств. Опираясь на теорию страстей Фурье, П. апеллировали к
инстинктам и страстям
человека, а также к божеств. разуму, яко-
ПЕТРАШЕВЦЫ 491
бы начертавшему в природе свою волю, к-рую человеку надлежит воплотить в
обществ. устройство.
В целом их социальная философия отличалась консерва-тивно-романтич. характером.
Движение П. временно объединило своих членов на антикрепостнич. платформе, в
дальнейшем
бывшие П. примкнули к различным направлениям рус. обществ. и филос. мысли.
Деятельность П.
внесла вклад в становление рус. просветительства 19 в., утопическо-со-циалистич.
и революц.-
демократич. мысли.
• Герцен А. И., Петрашевский, ПСС, т. 6, П., 1919; С е-мевский В. И., Собр.
соч., т. 2, ч. 1, М., 1922; П., Сб. материалов,
т. 1 — 3, М.— Л., 1926—28; Дело П., т. 1—3, М.—Л., 1937—51; Лейкииа-Свирская В.
Р., П., М., 1965; История
философии в СССР, т. 2, М., 1968; Галактионов А. А., Никандров П. Ф., Рус.
философия 11—19 вв., Л., 1970. В. Ф.
Пустарнаков.
ПИАЖЕ (Piaget) Жан (9.8.1896, Невшатель,—16.9. 1980, Женева), швейц. психолог,
создатель
операциональной концепции интеллекта и генетич. эпистемо-логии. Проф. ун-тов
Невшателя (1926—
29), Женевы (с 1929) и Лозанны (1937—54). Основатель Междунар. центра генетич.
эпистемологии в
Париже (1955). Директор (с 1929) ин-та Ж. Ж. Руссо в Женеве. В ранних работах
(1921—25) ключом
к пониманию мышления ребёнка П. считал анализ детской речи («Речь и мышление
ребенка», 1923,
рус. пер. 1932); при этом в качестве ведущего фактора интеллектуального развития
рассматривались
процессы социализации. В последующем источник формирования и развития детской
мысли П.
усматривает в действиях с вещами. Согласно операциональной концепции интеллекта
(«Психология
интеллекта» — «La psychologie de Г intelligence», 1946), функционирование и
развитие психики
совершаются в рамках адаптации индивида к среде — ассимиляции данного материала
уже
наличными у индивида схемами поведения, а также приспособления (аккомодации)
этих схем к
конкретным ситуациям. Высшей формой уравновешивания субъекта и объекта является
образование
т. н. операциональных структур. Операция, по П., представляет собой «внутр.
действие» субъекта,
генетически производное от внешнего, предметного действия (см. Интериоризация) и
скоординированное с др. действиями в определ. систему. П. выделил четыре осн.
стадии развития
интеллекта: сенсомоторную, дооперациональ-ную, стадию конкретных операций,
стадию формаль-
ных операций. П. внёс значит. вклад в психологию мышления, детскую психологию, в
разработку
проблем взаимоотношения психологии и логики; недостатки его концепции
(переоценка роли
логического в пси-хологич. анализе мышления и др.) были подвергнуты критике в
сов. психологии.
• Introduction a l'epistemologie genetique, v. 1—3, P., 1949—50; Les mecanismes
perceptifs, P., 1961; L'epistemologie
genetique, P., 1970; Problemes de psychologie Kenetique, P., 1972; в рус. пер.—
Генезис элементарных логич. структур, М.,
1963 (совм. с Б. Инельдер); Избр. психологич. труды, М., 1969 (лит.).
• Флейвелл Д. X., Генетич. психология Ж. П., пер. с англ., М., 1967; Обухова Л.
Ф., Концепция Ж. П.: за и против, И.,
1981; Dolle J.-M., Pour comprendre Jean Piaget, Toulouse, 1974; Piaget
phylosophy and the human sciences, ed. by H. J.
Silverman, Atlantic Brighton (N. Y.), 1980.
ПИЕТИЗМ (от лат. pietas — благочестие), направление протестантизма кон. 17—18
вв., тесно
связанное с Просвещением и рационализмом. Как реакция на отвлечённость и
догматич. окостенение
протестантского (лютеранского) богословия П. стремился к пробуждению и
обновлению религ.
чувства и по своим внутр. тенденциям тяготел к традиц. филос. мистике,
подчёркивая при этом
значение практич. переустройства жизни. Осн. линия развития П. связана с именами
Ф. Я. Шпенера
(1635—1705, «Pia desideria», 1675) и А. Г. Франке (1663—1727), превратившего
Галле в центр П. В
стороне от осн. направления П. находилось учение Г. Арнольда (1666—1714),
давшего в своей
492 ПИАЖЕ
«Непартийной истории церкви и еретиков» («Unpar-teyische Kirchen- uad
Ketzerhistorie», ?? l—4,
1699) резкую критику церк. жизни, пересмотревшего историю церкви с недогматич.
нравств. позиций
и отчётливо выразившего демократич.-социальную сторону П. Пиетизм нашёл
отражение в
творчестве Гёте, оказал известное влияние на Гер дера, имел существ. значение
для Гамана,
Новалиса, Шлейермахера и формирования нем. романтизма, способствуя художеств. и
фи-лос.
постижению личности в её сложности и индивидуальной глубине.
• Нечаев П., П. и его история, значение, М., 1873; R i t s с h l ?., Geschichte
des Pietismus, Bd 1-—3, Bonn, 1880— 1886;
Pietismus und Rationalismus, hrsg. M. Beyer-Frohlich, Lpz., 1933.
ПИКО ДЕЛЛА МИРАНДОЛА (Pico della Mirandola) Джованни (24.2.1463, Мирандола, близ
Модены,— 17.11.1494, ок. Флоренции), итал. мыслитель эпохи Возрождения. Учился в
ун-тах
Болоньи, Феррары, Падуи, где освоил схоластич. традицию аристотелизма и
аверроизма; вместе с
тем воспринял культуру филоло-гич. гуманизма. Первым среди гуманистов изучил
др.-евр. и араб.
языки, штудировал в оригинале Ветхий завет и Коран, увлекался каббалой и
«натуральной магией».
В 1486 обнародовал «900 тезисов», взятых из всех известных ему филос. и религ.
учений, отчасти
сформулированных самостоятельно, и вызвался защитить их в Риме перед учёными
христ. мира
(введением к ним явилась «Речь о достоинстве человека» — одно из самых
знаменитых свидетельств
ренессансного мировосприятия). Папская курия осудила 13 тезисов, а после
возражений П. в
«Апологии» («Apologia», 1487) — и «Тезисы» в целом; П. подвергался аресту. С
1488 поселился во
Флоренции, вошёл в кружок Лоренцо Медичи и флорентийских неоплатоников во главе
с М. Фичино
(платоновская Академия); написал незаконченные трактаты «Гептаплус»
(«Heptaplus...», 1490), «О
бытии и едином» («De Ente et Uno», 1496). В последние годы жизни испытал
воздействие
Савонаролы, в нём углубились ре-лиг.-мистич. настроения.
П. не завершил большинства замыслов и не привёл в систему крайне разнородные
филос. мотивы,
его вдохновлявшие. Он стремился к всеобщему «примирению философов», исходя из
того, что все
религ. и филос. школы являются частным явлением единой истины и могут быть
примирены в
универсально понятом христианстве. Другая центр. идея П.— особое положение
(«достоинство»)
человека в мироздании в силу того, что он причастен всему земному и небесному,
от низшего до
наивысшего; в сочетании со свободой выбора это даёт человеку космическую
незакреплённость,
творческую способность самоопределения, уподобляющую его богу.
Пантеистич. тенденции П. сближают его с Фичино и Николаем Кузанским. В соч.
«Против
предсказующей астрологии» («Disputationes adversus astrologiam divi-natricem»,
1435) П. отверг
астральный детерминизм в пользу свободы человеч. воли; трактат этот оказал
значит.
влияние на последующую натурфилософию.
• Opera omnia, Basilea, 1601; в рус. пер.— Речь о достоинстве человека. Комм, к
канцоне о любви Дж. Бенивьени, в кн.:
Эстетика Ренессанса, т. 1, М., 1981.
• Баткин Л. ?., К истолкованию итал. Возрождения. Антропология Марсилио Фичино и
Пико делла Мирандолы,.в кн.:
Из истории классич. иск-ва Запада, М., 1980; G a r i n E., G. Pico della
Mirandola, Parma, 1963; L'opera e il pensiero dl G.
Pico della Mirandola nella storia dell'Umanesimo, v. l—2 Modena, 1965.
«ПИР», или «Об эросе», или «О благе», диалог Платона зрелого периода (между 385
и 373 до н. э.),
написанный, вероятно, одновременно с «Федоном» и соотносящийся с ним как комедия
с трагедией
(ср. «П.» 223 d). Замечателен не только благодаря изложенной в нём филос.
концепции любви
(эроса), но и благодаря совершенной лит. форме. Диалог представляет собой
рассказ Апол-лодора,
ученика Сократа, о пиршестве, к-рое устроил трагич. поэт Агафон по случаю победы
на Ленеях в
416. Помимо вступления (172 а — 178 а) и заключения
(223 с — d), «П.» содержит семь речей: Федра (Эрос — древнейший бог) (178 а— 180
b), Павсания
(есть две Афродиты и два Эроса: небесный и вульгарный) (180 с — 185 с),
Эриксимаха (эрос
пронизывает весь мир) (185 — 188), Аристофана (люди в их теперешнем виде —
только символ
человека, половинка некогда цельного существа: цельной женщины, либо цельного
мужчины, либо
андрогина — двуполого существа; любовь есть стремление к изначальной цельности)
(189 с — 193
d), Агафона (Эрос — бог, наделённый красотой, совершенством, молодостью и т. п.)
(194 е— 197 е),
а также Сократа (199 с — 212 с) и Алкивиада (215 а— 222 b). Если первые четыре
речи постепенно
подготавливают тему сократовской речи, то от речи Агафона Сократ отталкивается:
эрос — как и
всякое влечение — есть влечение к отсутствующему; поэтому эрос двойствен:
стремясь к
прекрасному и доброму, он не обладает ими. И далее Сократ излагает услышанную им
в юности речь
мантинея'нки Диотимы: Эрос — не бог, но демон, посредник между человеком и
богом, сын Пороса-
богатства и Пении-бедности, зачатый на празднике рождения Афродиты; Эрос любит
одно из самых
прекрасных благ — мудрость, поэтому он — сама философия; но любовь к мудрости,
как и половая
любовь, есть один из видов желания счастья, а само счастье — вечное обладание
благом в красоте.
Однако человеку в этом мире вечность дана либо на общем с животными пути
порождения
потомства, либо на пути постепенного восхождения по ступеням красоты к
прекрасному как та-
ковому, к духовному порождению в нём. В отличие от др. собеседников Алкивиад в
своей речи
восхваляет не Эроса, а Сократа, однако и здесь развивается осн. тема диалога.
«П.» послужил источником многочисл. подражаний (Ксенофонт, Аристотель, Плутарх,
Апулей,
Афиней, Юлиан, Макробий, Мефодий Патарский). Комм, к «П.»— одна из «Эннеад» (III
5) Плотина.
В эпоху Возрождения «П.» стал особенно популярен благодаря комментарию Фичино.
Исключит,
влияние платоновская метафизика любви оказала на Вл. Соловьёва и эстетику рус.
символизма.
Рус. пер.: М. Пахомова (1783), В. Н. Карпова (1863), А. Пресса (1904), И. Д.
Городецкого (1908), С. А.
Же-белева (1922), С. К. Апта (1965).
• Plato. The Symposium of Plato, ed, with introd., critical notes, comm. by R.
G. Bury, Camb., 1909; Isenberg M. W., The order
of the discourses in Plato's Symposium, Chi., 1940; H o f f-m a n n E., Uber
Platons Symposion, Hdlb., 1947; Koller H., Die
Komposition des platonischen Symposions, Z., 1948; Marcel R., Marsile Picin sur
«Le Banquet de Platon ou de Г amour», P.,
1956; Dover K.J., The date of Plato's Symposium, «Phronesis», 1965, v. 10, № l,
p. 2—20; Rosen S., Plato's Symposium, New
Haven —L., 1968.
ПИРРОН (??????) из Элиды(4в.— нач. 3 в. до н. э.), др.-греч. философ, основатель
скептич. школы
(см. Скептицизм). Участвовал в походе Александра Македонского и, как утверждает
биографич.
традиция (Диоген Лаэртий IХ 61,63), общался с инд. мудрецами. Воспринял ряд идей
Демокрита,
критически относившегося к знанию, опирающемуся на показания органов чувств. П.
ничего не
писал и излагал свои взгляды в беседах с учениками.
К учению П., по-видимому, восходят 1—4-й и 6-й скептич. тропы Энесидема —
аргументы против
возможности достоверного знания (Диоген Лаэртий IX 79—82, 84—85): нельзя ничего
утверждать,
так как одни и те же вещи вызывают у различных живых существ разные ощущения;
одним они
полезны, а другим вредны; различные люди также испытывают от вещей разные
ощущения; один и
тот же предмет различные органы чувств воспринимают по-разному; в разных
состояниях люди
воспринимают вещи неодинаково, и даже то, что видят сумасшедшие, не противоречит
природе;
вещи не могут восприниматься изолированно, в сочетании с различными привходящими
обстоятельствами они воспринимаются по-разному, так, камень кажется в воде
легче, чем в воздухе.
В целом П. отрицал возможность познания мира и считал, что мудрость находится в
руках богов
(Stob. Flor. I 80). Поэтому он не интересовался объяснением явлений природы
(Тимон у Диогена
Лаэртия IX 65). Человек, по П., должен стремиться к независимости от внеш. мира.
Не зная ничего
достоверно, люди должны воздерживаться от каких бы то ни было суждений и
следовать во всём
сложившимся традициям и обычаям (Диоген Лаэртий IX 61). Всякому утверждению
можно
противопоставить противоречащее ему, и ни одно из них не будет более истинным,
чем другое.
* R о b i n L., Pyrrhon et le scepticisme grec, P., 1944-ritz
K. v., Pyrrhon l, в кн.: RE, Hlbbd 47, 1963 S 89—
106.
ПИРС (Peirce) Чарлз Сандерс (10.9.1839, Кембридж,— 19.4.1914, Милфорд), амер.
философ, логик,
математик, естествоиспытатель. На формирование взглядов П. большое влияние
оказали Кант и
Иоанн Дунc Скот. Статьи П.— «Как сделать наши идеи ясными» («How to make our
ideas clear»,
1876) и «Определение веры» («The fixation of belief», 1877) — послужили
первоисточником амер.
прагматизма. Философия П. сочетает две противоположные тенденции: эмпирическую
(пози-
тивистскую) и объективно-идеалистическую (идущую от Платона и Шеллинга). Он
отрицает
врождённые идеи и интуитивное познание. Исходный пункт познания, по П.,—
явления, видимость
(«фанерон»). П. определяет понятие истины как ясное, отчётливое, неопровержимое
на Данной
стадии познания (в отличие от последующего прагматизма, определяющего истину как
полезное,
выгодное). Истинность — условие прак-тич. пригодности. Полезность определяет
значение истины,
её надёжность. Практич. интерес — причина нашей заинтересованности в искании
истины. Т. о.,
наша воля предшествует разуму, стимулирует его. Истина относительна; практика
требует её
непрестанного обновления, преобразования. Конечный результат познания — не
абстрактная
метафизика, а конкретная космология.
Признавая бытие бога, П. считал, что вера в бога в значит. мере обусловливает
человеч. поведение.
Однако бог непознаваем и недоступен ни дедуктивному, ни индуктивному
доказательству. Вера в
него инстинктивна и основана на чувстве, а не на разуме, она коренится «не в
голове, а в сердце».
П.— один из основоположников математической логики (алгебры логики) и семиотики.
* Collected papers, v. 1.—8, Camb., 1931—58.
* Мельвиль Ю. К., Ч. П. и прагматизм, М., 1968; Бурж. философия кануна и начала
империализма, М., 1977, гл. 8; А у е r
A. J., The origins of pragmatism, S. F., 1968; P e i b-1 e m a n J. K., An
introduction to the philosophy of Ch. S. Peirce,
interpreted as a system, Camb. (Mass.) — L., 19702; R e s-cher N., Peirce's
philosophy of science, Notre Dame, 1978.
ПИСАРЕВ Дмитрий Иванович [2(14).10.1840, с. Зна-менское Орловской губ.,—
4(16).7.1868,
Дубулты, близ Риги, похоронен в Петербурге], рус. революц. демократ-публицист,
лит. критик,
философ-материалист. Из дворян. Лит. деятельность начал в 1859. В 1861 стал
постоянным критиком
и идейным руководителем журн. «Русское слово». В 1862—66 был заключён в
Петропавловскую
крепость за выступление в защиту Герцена, в последние годы жизни сотрудничал в
журн. «Дело» и
«Отечественные записки».
Сформировавшиеся в 1861 «нигилистич.», а в сущности демократич., революц. и
социалистич.
взгляды П. («Схоластика 19 в.», 1861; прокламация против Ше-до-Ферроти, 1862),
претерпевают
впоследствии значит. трансформацию: спад поднявшейся в 1859—61 волны революц.-
освободит.
движения убеждает П. в отсутствии в России условий для совершения революции, в
неспособности
крестьянства освободить себя и построить новое общество. Видя главную социальную
задачу и цель
собств. деятельности в разрешении вопроса о
ПИСАРЕВ 493

голодных и раздетых», П. был приверженцем социа-листич. идеала, хотя ни одно из
существующих
социа-листич. учений его не удовлетворяло. В принципе не отказываясь от
применения революц.
насилия («Генрих Гейне», 1867, «Популяризаторы отрицат. доктрин», 1866), П,
считал наиболее
вероятным не «механич.», а «химич.» путь историч. движения — постепенных
социальных
изменений (просвещение народа, рост производительности труда, улучшение условий
жизни трудя-
щихся масс). Задачи просвещения народа должны осуществлять «мыслящие реалисты» —
передовая
интеллигенция. Главной силой обществ. прогресса П. считал науку, знание.
Стремясь понять
социально-экономич. развитие России как часть общеевроп, историч. процесса, П,
приходил к
выводу о неподготовленности рус. освободит. движения, особенно нар. масс, к
открытой революц,
борьбе, а потому России надлежит пройти путь постепенных социально-политич. и
экономич.
преобразований, Произв. последних лет жизни (напр., «Франц. крестьянин в 1789
г.», 1868)
свидетельствуют о нарастании радикальной социально-политич. тенденции а
мировоззрении П.
Существ. сторона социологич. идей П,— анализ совершающегося в истории
взаимодействия между
«низами» и «верхами» общества. Фиксируя антагонистич, характер социального
движения, П.
считал, что жертвы, приносимые нар. массами в их борьбе, не окупаются теми
незначит.
улучшениями, к-рые они завоёвывают, В этом смысле П, не видел существ. прогресса
в истории. Она
и дальше будет такой же бессмысленной, пока нар. массы, являвшиеся до сих пор
лишь «желудком
человечества», не приобретут, наконец, сознания своих собств. интересов.
В философии П, выступал с резкой критикой религии и «узколобого мистицизма»,
отвлекающих
человечество с пути разумного прогресса и отрицающих «самые элементарные
свидетельства опыта»
(«Идеализм Платона», 1861). Противовес религии и идеализму П. видел в филос. и
гл. обр, естеств.-
науч, материализме, в частности Фохта и Молешотта («Физиологич. эскизы
Молешотта», 1861,
«Процесс жизни», 1861, «Физиологич. картины», 1862). П. бьш одним из первых
блестящих
пропагандистов дарвинизма в России («Прогресс p мире животных и растений»,
J864). Решит, критик
идеализма и метафизики, П., однако, не понимал и не умел ценить того
рационального, что
содержалось в прошлых и совр. ему идеалистич, теориях, В идеалистич., «умозрит.»
философии (в
частности, гегелевской) он усматривал только диалектич. фокусы, беспочвенные
спекуляции, причём
идеализм трактовал лишь как филос. оправдание эксплуатации, а слово «диалектика»
употреблял
почти всегда как синоним «фразёрства», «схоластики». Склоняясь в области
гносеологии к
сенсуализму, П., однако, в общем отрицательно относился к эмпиризму («Промахи
незрелой мысли»,
1864). Мысли П. о сози-дат. роли мечты высоко ценил В. И. Ленин (см. ПСС, т. 6,
с. 172—73, т. 29, с.
330). Убеждённый сторонник реализма, П. остро полемизировал с представителями
«чистого иок-
ва», иногда доходя до провозглашения «строжайшей утилитарности» иск-ва, до
отрицания эстетики
(«Разрушение эстетики», 1865, «Пушкин и Белинский», 1865).
Не лишённый крайностей «нигилиетич.» радикализм П. выражал его непримиримость к
самодержавно-кре-постнич. порядкам, религии, традиц. морали и образу жизни,
мещанско-
либеральному приспособленчеству и вместе с тем был обращён также против нек-рых
иллюзий
революц. демократии кон. 50—60-х гг.
* ПСС, т. 1—6, СПБ, 1909 — 135; Соч., т. 1—4, М., 1955—56; Избр.
произв., Л., 1988.
• С о. л о p ь е в Е. А·, Д· И· П., Берлин -> П.— М., 1922«; К и р п о т и н В.
Я., Радикальный разночинец Д. И. Ц., М.,
1934; П л о т к и н Л. А., П. и лит.-обществ. движение 60-х гг.,
494 ПИФАГОР
Л.— М-, 1945; Кузнецов Ф. ф.. Журнал «Рус. слово», М., 1965; Маслин А. Н., Д. И.
П. в борьбе за материализм и
социальный прогресс, М., 1968; Демидова Н. В., П., М., 1969; Симкин Я. Р., Жизнь
Д. И. П., Ростов н/Д., 1969; Ц ы б е н
к о В. Д., Мировоззрение Д. И. П., М., 1969; Н о-виков А. И., Нигилизм и
нигилисты, Л., 1972; Пан-тин И. К.,
Социалистич. мысль в России: переход от утопии к науке, М., 1973, с. 1S1—93;
Володин А. И., К а р я-к и н Ю. ?., ? л и
м а к Е. Г., Чернышевский или Нечаев?, М., 1976, гл. 6; К о p о т к о в Ю, Н.,
П., М., 1976; Лебедев A.A., Мыслящий
пролетариат П., М., 1977.
А. И. Володин.
ПИФАГОР (?? ???????) С о. Самос (2-я пол. 6 в.— нач. 5 в, до н. э.),, др.-греч,
философ, религ.-
нравств. реформатор. Подлинных соч. П. у нас нет ц согласно надёжной ацтич.
традиции никогда не
существовало. Фрагменты многочисл. фальсификаций собраны в кн.: H. Theslefi
(ed), The Pythagorean
texts of the Hellenistic period, 1965, p. 155—86. Помимо огромного количества
разрозненных
косвенных свидетельств сохранились 4 нозднеантич. биографии: Диогена Лаэртия и
«Жизнь П.»
Порфирия (обе в рус. пер. М. Л. Гаспарова — «Диоген Лаэртский», 1979, с. 332—46,
449—61), «О
пифагорейской жизни» Ямвли-ха и анонимная «Жизнь П.», законспектированная Фо-
тием (Thesleff,
op. cit., p. 237 sq.). В значит. мере они основаны на неопифагорейских
биографиях П., при-
надлежащих Аполлонию Тианскому и Никомаху из Герасы, фантастич. романе Антония
Диогена,
соч, Александра Полигистора, «Жизни П.» Неанфа из Ки-зика и др., и вместе с ними
составляют
корпус т. в;, «поздней», или «вторичной», лит-ры о П., к-рая частично может быть
возведена к
«первичной» (т. е. основанной непосредственно на устном предании последних
пифаго-рейцев) лит-
ре 4 в. до н. э.— перипатетикам Аристоксе-ну, Дикеарху, Гераклиду Понтийскому,
утраченному соч.
Аристотеля (?) о пифагорейцах и сицилийскому историку Тимею. Остатки этой
«первичной» лит-ры
вместе с нек-рыми более ранними свидетельствами (Ксенофана, Гераклита,
Эмпедокла, Иона из
Хиоса, Геродота, Исо-крата, Платона) образуют ядро наиболее достоверных
свидетельств о жизни и
учении П.; они собраны в главе «П.» в изд. DK и у М. Тимпанаро Кардини (см, в
ст. Пифагореизм) и
дополнены в приложении к кн.: С. J. Vogel de, Pythagoras and early
Pythagoreanism: An interpretation of
neglected evidence on the philosopher Pythagoras, 1966. Однако даже самые ранние
источники полны
противоречий, а обычные критерии историч. достоверности подчас неприложимы, т.
к. рано
сложившаяся легенда о П.-чудотворце воспроизводит историч. атмосферу, окружавшую
«Гиперборейского Аполлона» (так кротонцы величали П.) при жизни, тогда как
рационалистич.
версии (напр., у Аристоксе-на) оказываются поздними конструкциями.
Биографич. канва: родился на о. Самос (ок. 570 до н. а., согласно Апиллодору), в
юности ездил
учиться в Милет, где слушал Анаксимандра (биографич. традиция настаивает также
на близости к
Ферекиду из Сироса, мистико-аллегорич. космология к-рого конгениальна П.) и
совершил
путешествие на Восток, в т. ч. в Египет и Вавилон, познакомившись с др.-вост.
математикой и
астрономией и изучая негреч. религ.-культовые традиции; ок. 532 (опорная дата
уже для Аполлодора)
под давлением тирании Поликрата переселился в Кротон (Юж. Италия), где основал
религ.-филос.
братство с ритуализованным уставом и общностью имущества (согласно Тимею),
взявшее власть в
Кротоне и распространившее политич. влияние по всей Юж. Италии. В результате
антипифагорейского восстания, руководимого Килоном, бежал в Метапонт, где умер,
вероятно, ок.
497/496 до н. э. Секретность, отсутствие письм. фиксации до Филолая и абс.
авторитет П. (ср.
вошедшие в пословицу ????? ??? — «Сам сказал») в сочетании с требованием
приписывать учителю
все открытия учеников делают реконструкцию первонач. учения П. и ранней эволюции
пифагореизма одной из самых сложных проблем истории антич. философии. Надёжно
засвидетельствованы: учение о бессмертии
души (псюхе), о метемпсихозе в сочетании с «памятью предков» (П. «помнил» свои 4
прежние
инкарнации — 14, test. 8; зачаток платонич. теории анамнесиса) и родстве всех
живых существ (ср.
культовую реформу — переход на бескровные жертвы); требование «очищения»
(катарсис) как
высшей этич. цели, достигаемой — для тела — через вегетарианство, для души —
через познание
музыкально-числовой структуры космоса (см. Гармония сфер), символически
выражаемой в
«тетрактиде» («четверице»), т. е. сумме первых четырёх чисел 1 + 2 + 3 + 4 = 10,
содержащей осн.
муз. интервалы: октаву (2:1), квинту (3:2) и кварту (4:3).
* R o s t a g n i ?., ?l verbo di Pitagora, Torino, 1924; B u r-kert W.,
Weisheit und Wissenschaft. Studien zu Pythagoras.
Philolaos und Platon, Nurnberg, 1962, англ. пер.— Lore and science in ancient
Pytbagoreanism, Camb. (Mass.), 1972 (библ.);
Fritz K. v., Pythagoras, в кн.: RE, Hlbbfl 47,1963,col. 171 — 209 (библ.);
Philip J. A., Pythagoras and early Pythago-reanism,
Toronto, 1966; Guthrie W. K. C., A history of Greek philosophy, v. 1, Camb.,
1971, p. 146 sq.; G o r in a n P., Pythagoras, A
life, L., 1979. А. В. Лебедев.
ПИФАГОРЕИЗМ, совокупность учений, притязавших на происхождение от Пифагора, одно
из
самых влият. течений в антич. философии. Различают: 1) ранний, или
доплатоновский, П.: последняя
чета, 6 в.— сер. 4 в. дон, э.; 2) платонизирующий П. Древней Академии 4 в. до н.
э.; 3) эллинистич. (у
нек-рых исследователей — «средний») П., представленный псевдопифагорейскими
трактатами,
датируемыми в основном кон. 4 в,— 1 в. до н. э.; 4) неопифагореизм — с 1 в. до
н. э.
Под П. в узком смысле понимают ранний П., совпадающий с историей основанного
Пифагором в
Кротоне пифагорейского союза, свободной религ. общины, сосредоточенной прежде
всего на
проблеме спасения; легенда, о Пифагоре в этом смысле типологически сопоставима с
Евангелием: ср,
ранние свидетельства о нисхождении Пифагора в Аид и его воскресении (Геродот
4,94; Софокл,
Электра 62 со схолиями и Гермипп у Диогена Лаэртия 8,41). Но в отличие от
аналогичных общин ор-
фиков (есть ряд сообщений о ранних пифагорейцах и самом Пифагоре как авторах
нек-рых поэм
«Орфея»), пифагорейский союз был также науч.-филос. школой (во всяком случае,
начиная с 5 в.) и
политич. партией, распространившей своё влияние на греч. полисы Юж. Италии и
(частично)
Сицилии. Лозунг пифагорейцев «у друзей всё общее» сочетался с жёсткой иерархич.
тенденцией,
тормозившей демократич. развитие полиса. После антипифагорейских восстаний
(первое произошло
ещё при жизни Пифагора на рубеже 6—5 вв.) и разгрома союза италийский центр П.
переместился в
Та-рент: ещё в сер. 4 в. до н. э. там существовала сильная община, руководимая
Архитом, другом
Платона. Одновременно бежавшие от расправы пифагорейцы впервые появляются в
балканской
Греции: в Фивах (друзья платоновского Сократа в «Федоне» Симмий и Кебет; ср.
Филолай) и
Флиунте. Согласно Аристоксену (фр. 18—19 Wehrli), члены флиунтскрй общины —
Фантов, Эхек-
рат (тождествен с Эхекратом «Федона»), Диокл, Поли» мнаст и Ксенофил из
Халкидики (ученики
Филолая и Эврита) были «последними из пифагорейцев.». Однако есть указания на
то, что традиция
П. не угасла вполне и в эллинистич. эпоху (пифагореец Ликон, писавший против
Аристотеля, и др.).
Внутр. организация пифагорейского союза выражается прежде всего в делении на
«акусматиков и
математиков» (иначе «эксотериков и эсотериков»); первоначально оно, возможно,
соответствовало
различным ступеням посвящения, но со временем «акусматики» и «математики»
превратились во
враждующие группировки, причём первая воплощала фольк-лорно-религ., а вторая —
науч.-филос.
традицию в П. «Акусматики» заучивали наизусть «акусмы» (иначе «символы») —
бездоказат.
максимы космологич., эсхатоло-гич. и этич. характера («Что самое мудрое? —
Число», «Что есть
острова блаженных?— Солнце и Луна», «Землетрясение — сходка мертвецов» и т. д.),
включавшие
также множество ритуальных запретов и табу. «Математики» занимались «науками»
(«математа»)—
ариф-
метикой, геометрией, астрономией, гармоникой и фи-лос. космологией, к-рую
Аристотель
истолковал как онтологию. И те и другие претендовали на верность изначальному
учению Пифагора,
образ к-рого поэтому раздваивается в антич, источниках на религ. учителя и
создателя математич.
науки.
Реконструкция доплатоновского П. опирается на два осн. источника: подлинные
фрагменты Филолая
и свидетельства Аристотеля о т.н. пифагорейцах, в учении к-рых большинство совр.
исследователей
видит целостную систему, в основном совпадающую с системой Филолая. К ней не
относится
таблица противоположностей — 10 пар онтологич. принципов (Метафизика 986а 22):
предел —
беспредельное, нечет — чёт, одно — множество, право — лево, мужское — женское,
покоящееся —
движущееся, прямое — кривое, свет — тьма, добро — зло, квадрат — прямоугольник.
Это
относительно поздний продукт академич. систематики (но включающий древний
материал),
вероятно, принадлежащий Спевсиппу. Последний крупный представитель
доплатоновского П.—
Архит Тарентский: в его лице пифагорейские «науки» окончательно обособились от
спекулятивной
философии и выделились в спец, дисциплины,
Новым в платонизирующем П. (или пифагорезирую-щем платонизме — см, Платон,
платоновская
Академия, Спевсипп, Ксенократ) было: чисто онтологич. понимание числе, тогда как
древнепифагорейская арит-мология была непосредственно связана с космогонией;
идеализация и
субстанциализация чисел, образующих у Платона промежуточную сферу бытия между
идеями и
чувств. вещами (в раннем П., согласно Аристотелю, числа «неотделимы» от вещей);
замена «предела
и беспредельного» как высших принципов одним (монадой) и неопредел. двоицей
(диадой);
порождение чувств. тел через последовательность «точка — линия — плоскость —
тело», где точка
определяется как единица, обладающая протяжённой величиной; 5 правильных
многогранников и их
корреляция с 5 элементами (согласно схолиям к Евклиду 654, 3 слл. пифагорейцы
знали только три
— пирамиду, куб и додекаэдр; октаэдр и икосаэдр открыл Теэтет).
Эллинистич. П. представлен трактатами, приписывавшимися Пифагору и древним
пифагорейцам
(Архи-ту, Филолаю, Экфанту, Диотогену, Гиппасу, Теано и др.) и ставшими
предметом интенсивных
исследований после пересмотра их датировки (раньше они считались
«неопифагорейскими») и
публикации собрания Теслефа в 1965, Осн. источник — пространные цитаты-фрагменты
в антологии
Иоанна Стобея (нач. 5 в.), но сохранились и нек-рые целые трактаты: «Архит. О
категориях», «Оккел.
О природе Вселенной», «Тимей из Локр. О природе души и космоса» (считался в
древности
оригиналом платоновского «Тимея»). Эллинистич, П, носит пропедев-тич, характер
(но Теслефу —
«учебники философии») и использует понятийный аппарат Платона и Аристотеля.
* И с т о ч н и к и: DК I, Dublin — Z., 196813; Т i m p a n a-ro CardiniM.
(ed.l, Pitagorici. Testimonianze e frammenti, v. 1—2,
Firenze 1968.
• Rathmprin W,, Quaestjones Pythagoreae, Orphicae, Empe-doclege, Halle/Saale,
1933; Z e l l e r E., M o n d o l f o R., La
filosofia del Greci nel suo sviluppo storico, v. 2, Pirenze, 1938, p. 288—685;
Fritz K. v., Pythagorean politics in Southern Italy,
N. Y., 1940; R fi у e n J. E., Pythagoreans and Eleatics, Carnb., 1948; С a r с
o p i n o J., Pe Pythagore aux apotre·.. Etudes sur la
conversion du monde Romain, P., 1956; Fritz K. v., Pythagoreer, в кн.: RЕ, Hlbbd
47, 1963, col. 209—300; P e t i e n-n e M.,
De la pensee reljgieuse a 1s pensie philosophique. La notion de daimon dans Je
pythagorisme ancien, P., 1963; Levy I.,
Recherches esseniennes et pythagoriciennes, Geneve — P., 1965; Z u n t z G.,
Persephone, Oxf., 1971; The Pre-socratics, ed.
Alex. P. P. Mourelatos, Garden City, 1974, p. 135—85. См. также лит. к ст.
Пифагор, Филолай. Эллинистич. П.: Т h e s l e f t
H., An introduction to the Pythagorean writings of the hellenistic period, Abo,
1961 (лит.); Pseudo-Archytas uber die
Kategorien, hrsg. v. T. A. Szlezak, В.—N. ?., 1972; Locrus T i m a e u s, Pe
natura mundi et anirnae, Text und Ubers. W.—
Marg, Leiden,
ПИФАГОРЕИЗМ 495

1972; Pseudepigrapha I, Vandoeuvres — Geneve, 1972 (Entretiens sur I 'Antiquite
Classique, v. 18). А. В. Лебедев.
ПЛАНИРОВАНИЕ СОЦИАЛЬНОЕ, см. Социальное планирование.
ПЛАТОН (??????) Афинский (427, Афины или Эгина,— 347 до н. э., Афины), др.-греч.
философ,
родоначальник платонизма. Отец П.— Аристон происходил из рода последнего
афинского царя
Кодра, мать — из рода законодателя Солона, одного из «семи мудрецов». Рано
познакомился с
философией благодаря Кратилу и Сократу, оказавшему сильнейшее воздействие на П.
После казни
Сократа совершил ряд путешествий, в т. ч. в 388 в Юж. Италию и Сицилию
(Сиракузы), где общался
с пифагорейцами. Ок. 387 основал в Афинах собств. школу — Академию. В 366—365 и
361 совершил
два путешествия в Сицилию по приглашению тирана Сиракуз Дионисия Младшего, якобы
намеревавшегося в своём гос-ве проводить идеи П.; обе поездки оказались
безрезультатными.
Проблема подлинности и хронологии соч. П. вставала ещё в античности и в 19 в.
вызвала к жизни т.
н. платоновский вопрос. Корпус соч. П., дошедший в рукописях, включает 34
диалога, «Апологию
Сократа» и 13 писем (платоник 1 в. н. э. Трасилл разделил эти соч. по 9
тетралогиям), а также
«Определения», в античности приписывавшиеся Спевсиппу, и 7 неподлинных диалогов
(«О
справедливости», «О добродетели», «Де-модок», «Сизиф», «Алкион», «Эриксий»,
«Аксиох»). Из 34
диалогов списка Трасилла Диоген Лаэртий считал неподлинными «Послезаконие»,
«Алкивиада II»,
«Гиппарха» и «Любовников»; к ним нужно добавить диалоги «Феаг», «Клитофон»,
«Минос» и,
вероятно, ряд писем; в античности вызывали сомнения даже «Государство» и
«Законы» (Прокл).
Наиболее вероятная последовательность диалогов П., установленная на основании
данных
стилометрии и лингвистич. анализа, а также внеш. хронологич. соответствий (X.
Лейзеганг, 1951, У.
Гатри, 1975): до 1-й сицилийской поездки — «Ион», «Гиппий Меньший», «Протагор»,
«Апология
Сократа», «Критон», «Лахет», «Хармид», «Эвтифрон», «Фрасимах» (первонач. вариант
1-й кн.
«Государства»), «Горгий»; от основания Академии до 2-й сицилийской поездки:
«Менексен»,
«Эвтидем», «Менон», «Кратил», «Пир», «Федон», «Государство», «Федр», «Парменид»,
«Теэтет»;
между 2-й и 3-й сицилийскими поездками: «Софист», «Политик»; после 3-й поездки:
«Тимей»,
«Критий», «Филеб», «Законы».
Исключительность места П. в истории философии определяется тем, что он — уже
профессиональный философ, но всё ещё и мудрец, не связанный ограничениями,
накладываемыми на
специалиста техникой отд. дисциплины, и склонный рассматривать даже самые
отвлечённые
умозрит. проблемы с т. зр. их непосредств. жизненной значимости.
Диалоги П. не содержат законченной филос. системы. Это делает чрезвычайно
трудной проблему
адекватного изложения платоновского учения. Для его интерпретации школы антич.
платонизма
выработали форму учебника, исходившего из аристотелевского деления на
диалектику, теоретич. и
практич. философию (Альбин и др.— см. Средний платонизм), а также комментария —
либо к отд.
диалогам, либо (в неоплатонизме начиная с Ямвлиха) к кругу из 12 диалогов.
Историко-филос. наука
начиная с 19 в. излагала П. либо на основе представления об имманентной эволюции
его философии,
либо исходя из наличия у П. завершённой системы, либо на основе интерпретации
отд. диалогов,
прочитанных в хронологпч. последовательности (см. обзор Э. Н. Тигерстедта,

<<

стр. 52
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>