<<

стр. 53
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

1977). Отделить
философию П. от её многочисл. позднейших интерпретаций, восстановить подлинное
учение П.—
важная задача совр. ис-торико-филос. и филологич. науки.
496 ПЛАТОН
Через все диалоги П. проходит ряд осн. тем, связывающих П. с предшествующей
традицией: Сократ
и дух его философствования (большинство диалогов П., кульминация — «Федр» и
«Пир»);
оппоненты Сократа — софисты, именами к-рых назван ряд диалогов («Гип-пий»,
«Протагор»,
«Горгий»); позднее — натурфилософы, из к-рых П. уделяет наибольшее внимание
представителям
пифагореизма и элейской школы («Парменид», «Софист», «Тимей»); поэзия (в
особенности Гомер); у
зрелого и позднего П.— Египет и Крит, их законодательство («Государство»,
«Законы»).
Специфика главного метода платоновской философии определяется тем, что П.
впервые вводит в
круг филос. лит-ры жанр диалога: воспроизводя беседы Сократа (центр. персонаж
его ранних
диалогов), П. приходит к разработке диалектики, к-рая тесно связана у него со
стихией живой речи и
умело направленной беседы. Диалектик, по П., тот, кто умеет ставить вопросы и
давать ответы
(«Кратил» 390 с); умение в беседе выхватить из потока становления нечто
незыблемое, добраться
через мысленное разделение до некоего неделимого («Федр» 277 b— с), идеальной
сверхчувств.
сущности впервые даёт подлинное знание. Вершиной платоновской диалектики можно
считать
«Государство» — небывалый по размаху мысленный эксперимент, в ходе к-рого
диалектически
определяется понятие справедливости; П. утверждает здесь, что диалектика не
довольствуется только
предположениями (511 b — с); с её помощью можно определить сущность вещи (534b)
и достичь
«беспредпосылочного начала» (511 а — с). Кризис диалектики в «Пармениде»: точное
определение
к.-л. вещи (чего-то «одного») должно отличить её от иного; это приводит к
отрицанию всего того, что
не есть она сама, отличению вещи от бытия вещи и в конечном счёте — к отрицанию
её бытия.
Потребность в строгом методе определения приводит П. в дальнейшем к разработке
техники диэрезы
(«Софист», «Политик»).
Другим необходимым методом философии оказывается у П. математика, к-рая изъята
из мира чувств.
неопределённости и подводит философа к миру идеальных сущностей. Первое
обращение к
математич. лгетоду — в «Горгий» (5U8 а), затем в «Меноне» (81 b—86 b).
Математич. сравнения
используются П. в «Государстве» (VI 509d—511 е) при разделении чувственного и
умопостигаемого
миров и установлении понятия беспредпосылочного начала. Наконец, в «Тимее»
математика ока-
зывается единств. средством достоверного изображения творчества ума-демиурга;
идеи-числа
вмещают у позднего П. всю полноту подлинного бытия.
Диалектике и математике П. противопоставляет метод мифологич. конструирования,
связанный с до-
филос. осмыслением действительности. Указывая границы логоса и числа, миф
очевидно
бездоказателен, но зато — либо традиционно авторитетен (Орфей, Гомер, Гесиод),
либо — результат
непосредств. созерцания сверхчувств. мира. Это заставляет прибегать к мифу
всякий раз, когда речь
идёт о богах, героич. прошлом, а также — загробном существовании человеч. души.
Первое
обращение к мифу — в «Апологии» и «Горгий»; он интенсивно используется в «Пире»,
«Федоне»,
«Фед-ре», затем в «Государстве», «Тимее» (космогонич. «правдоподобный миф»),
«Политике».
Должным образом отобранные мифы, по П., незаменимы в целях воспитания.
Решение осн. проблем платоновской философии обусловлено также общежизненными и
смыслов'ыми подтекстами его философствования: ироническим, особенно проявившимся
в ранних
диалогах; эротическим, становящимся осн. темой в «Пире» и «Федре»;
эсхатологическим —
большинство встающих перед ним проблем П. решает как «последние вопросы» о
смерти и бессмер-
тии, смысле жизни и конце света и т. п.
В проблематике платоновской философии первоначально доминировала этика (под
влиянием
Сократа);
разрабатывая её, П. постепенно пришёл к рассмотрению вопросов политики,
психологии, педагогики,
затем натурфилософии и теории познания, причём все эти проблемы ещё не
выделялись у П. в
самостоят. разделы филос. знания.
Этика и политика (учение о гос-ве) неразрывно связаны у П.: индивидуальная
добродетель и
обществ. справедливость — два полюса его мысли, между к-рыми П. ищет если не
дримирения, то
согласования. От утверждения невозможности совместить подлинную добродетель
личности с
участием в политич. жизни города — поскольку это либо заставляет поступаться
нравств. нормами,
либо ведёт к гибели, что и случилось с Сократом («Апология»),— П. приходит к
рассмотрению
природы добродетелей в контексте учения о гос-ве, считая идеалом согласие отд.
добродетелей со
строем гос-ва в целом («Государство»). «Государство» и «Политик» намечают семь
типов гос.
устройства. Первый идеальный тин общежития стоит выше гос-ва и законодательства
и не нуждается
в них. Из реально существующих типов гос-ва П. два считает правильными
(монархия,
аристократия), а остальные четыре (тимократия, олигархия, демократия и тирания)
— искажёнными.
И если в «Государстве» П. ещё предполагает возможность осуществления
справедливого гос-ва, то в
позднейших диалогах эта возможность связывается с далёким прошлым: это либо
«жизнь при
Кроносе» («Политик»), либо идеальные гос-ва, некогда процветавшие, но погибшие
во время
мировых катаклизмов («Тимей», «Критий»), «Законы» предписывают строжайшую
регламентацию
индивидуальной и социальной жизни, призванную хотя и не восстановить утраченное
согласие, но,
по крайней мере, воспрепятствовать дальнейшему разладу между отд. волей и
мировым законом.
Психология и педагогика. Проблема души возникает у П. в связи с уяснением
возможности
научиться добродетели [«Протагор», «Менон», где впервые намечается учение о
бессмертии души,
знании-припоминании (анамнесисе) и переселении душ (метемпсихозе)]. Восцитание
души — осн.
проблема «Федона» (специально посвящённого доказательству бессмертия души), ибо
«душа не
уносит с собою в Аид ничего, кроме воспитания и образа жизни» (107 d). Проблема
воспитания стоит
также в центре «Пира», а в «Государстве» она объединена с проблемами добродетели
и справедливо-
сти и раскрывается наиболее полно. Трём началам че-ловеч. души (вожделение, пыл,
рассудительность) соответствуют три класса в гос-ве (ремесленники, воины,
стражи), а каждому
классу (типу души) — своя добродетель (воздержность, мужество, мудрость).
Соответствие всех этих
моментов, достижимое на путях правильного воспитания, обеспечивает
справедливость, идеальный
строй в гос-ве, посмертную награду; несоответствие — несправедливость, разные
типы несовершен-
ного гос. устройства, загробное наказание. В «Федре» разработка трёхчастного
строения души
дополняется учением о самодвижности души: три начала единой души рассмотрены в
динамике,
показана возможность преобладания того или иного начала, дана иерархия различных
типов души
(души богов; девять градаций человеч. души: мудреца, царя, практич. деятеля,
врачевателя тел,
прорицателя, поэта или художника, ремесленника, софиста, тирана; души животных —
248 b — е). В
«Тимее» показано устроение с помощью ума-демиурга души космоса, изображённого в
виде
совершенного живого существа, а также создание индивидуальных душ. В «Законах» —
концепция
злой души мира, призванная объяснить стихийные бедствия и мировые катастрофы
(896 b—е, 897 d,
898 с); здесь же завершается метаморфоза идеи о философе-политике, вообще
характерной для
раннего П. («Эвтидем» 30 b), но впервые отчётливо выраженной в «Горгии» (521 А)\
воспитатель
(философ, Сократ) и есть единственный подлинный гос. деятель; в «Государстве»
очерчена иде-
альная возможность совпадения воспитат. и политич. деятельности; в «Законах»
гос-во благодаря
закону осуществляет воспитание граждан, опираясь на миф о людях-куклах:
натягивая и ослабляя
соответствующие нити души (644 d—645 с).
Натурфилософия и учение об умопостигаемом космосе. Отсутствие у П. в ранний и
зрелый периоды
спец. интереса к натурфилос. проблематике объясняется влиянием на него
сократовской позиции.
Проблемой «природы» П. впервые всерьёз занят в «Софисте» — в связи с
необходимостью опро-
вергнуть учение Парменида о несуществовании небытия: небытие существует как
«природа иного»,
т. е. как инобытие (258 d). В «Тимее» соотношение между «сверхприродным»
(бытием) и
«природным» (инобытием) представлено как соотношение между умом и
необходимостью, бытием и
становлением (или небытием существующим), образцом и подобием, вечностью и
временем, кос-
мосом умопостигаемым и космосом зримым, идеей, или эйдосом (бестелесным), и
телом.
Рассмотренная в таком виде проблематика «Тимея», в частности учение о вечных
идеях-парадигмах,
имеет предысторию: в «Фе-доне» (108 с —111 с) истинной земле — образцу —
противопоставлена
земля здешняя — подобие, в «Пире» (207 а) с подлинно прекрасным объединяются
понятия блага и
бессмертия, в «Государстве» (506 а —517 с) бытие, ум, образец, идея подчинены
благу в качестве
прекрасного, причём ум направлен на бытие и непреходящее (508 d), в «Федре» (247
с) только ум
созерцает подлинное бытие; в «Филебе» (28 b —30 d) дана схема мироздания,
увенчивающаяся
умом-демиургом и мировой душой. Именно в этих диалогах (ср. также 1-ю ч.
«Парменида»)
наиболее отчётливо выражена «теория идей» П., к-рая в нем. идеалистич. философии
19— нач. 20 вв.
рассматривалась как гл. содержание философии П. Между тем во всех антич.
изложениях философии
П. идея и материя в одинаковой мере суть начала (архе), и, хотя материя по
сравнению с идеей
представляет низшую ступень бытия, обе равно необходимы для создания мира.
Исходя из
оппозиции «идея—тело», П. определяет материю как «то, в чёл» возникает чувств.
подобие
умопостигаемого образца («Тимей» 48 е — 49 а, 50 с — d; cp, 52 а). Только в
«Тимее» картина вечно
сущего умопостигаемого космоса как парадигмы (образца) для вечно становящегося
чувственно
воспринимаемого космоса дополняется фигурой ума-демиурга, объединяющего оба мира
с помощью
мировой души (сводка — в «Филебе» 28 b — 30 d). Натурфилософия «Тимея» не имеет
самодовлеющего характера: стремясь показать укоренённость идеального гос-ва в
структуре
универсума, П. в «Тимее» завершает космогонию ан-тропогонией, чтобы в «Критий»
(незавершённом) и «Гермократе» (задуманном — о чём можно судить по экспозиции
«Тимея» 27 а и
началу «Крития» 108 а — но не написанном) перейти к истории гос-ва и права.
Проблема знания и иерархии наук и искусств. Стремясь определить систему иск-в и
наук, ведущих к
мудрости и необходимых для воспитания философа, П. встаёт и перед проблемой
передачи знания. В
«Ионе» выясняется, напр., что можно научить иск-ву счёта, живописи, игре на
цитре, пению, медици-
не и т. п., но не поэтич. иск-ву. Добродетель как иск-во, к-рому можно научить,—
проблема
«Протагора», знание блага как особая наука (этика) — «Лисида». В «Горгии» (450 с
— 451 d) дано
деление иск-в по принципу созидания ими либо предметов («молчаливого» созидания:
живопись,
скульптура и т. п.), либо убеждения (созидание с помощью речей: арифметика,
астрономия и т. д., а
также риторика); здесь же (463 d — 466 а) др. классификация: одни иск-ва
заботятся о теле (гимна-
стика, медицина), другие — о душе (политич. иск-во, части к-рого —
законодательство и
справедливость).
ПЛАТОН 497
Подлинное знание есть анамнесис-припоминание («Ме-нон», «Федон», «Федр»), В
«Кратиле» -
первое серьезное сомнение в слове н его способности адекватно выразить
означаемые им лица и
предметы; иск-во установления имён ставится под контроль диалектика (390 d).
Иерархия наук и
типов знания дана в «Государстве»: разделению на мир умопостигаемый и видимый
соответствует
различно между знанием и представлением (509 d — 611 с; см. Мнение и знание). В
умопостигаемом
мире выделяется сфера «беспредпосылочного начала всего», доступная только мысли
(ноэсис), и
сфера, к-рую можно исследовать путём размышления (дианойя). Иерархию наук
венчают математика
и диалектика, позволяющая исследовать первоначала. Сфера представления
охватывает всё видимое
— живое и неживое, естественно существующее и созданное людьми; представление
нужно возвести
к знанию (знаменитый символ пещеры в начале VII кн. «Государства», описывающий
восхождение
от мира теней и подобий, к-рые только представляются существующими, к подлинному
бытию, с к-
рым связано истинное знание). В «Федре» совершенной речи — живому диалогу, в
процессе к-рого
знание «записывается» в душе собеседника (276 а),— противопоставляются речи
записанные,
дающие мнимую мудрость. В «Пармениде» выдвинут тезис о непознаваемости идей для
человека и
непознаваемости мира вещей для божества; проблема знания (науки) и возможности
её передать
становится центральной в «Теэтете», не получая, однако, окончат. решения. Для
теории знания П.
чрезвычайно важно 7-е письмо, где намечены четыре типа знания; имя, определение,
изображение,
знание как таковое; 5-я ступень — подлинное бытие. Первые три ступени не несут в
себе ничего
устойчивого, однако ни одной из них нельзя отвергать: только постепенное
возвышение от одной
ступени к другой, взаимная проверка имени определением и т. д. позволит достичь
подлинного
знания; однако письменная фиксация его всегда будет чем-то ущербным и
недостоверным (342 а —
343 а).
Проблема передачи знания — это также и практич. проблема для П.-схоларха,
основателя Академии,
занятого воспитанием философа. Диалоги П. были связаны с нуждами школы; неся
протрептическую
функцию, т. е. призывая обратиться к философии, они в то же время отражали
реальную практику
диспутов в Академии и их проблематику. Однако несоответствие ряда изложений
философии И. у
Аристотеля тому, что есть в диалогах самою П. (отмеченное, напр., Л. Робеном, Ю.
Штенцелем, П.
Вильпертом), а также сведения о его не предназначенном для разглашения за
стенами Академии
«неписаном учении» привели представителей т. н. тюбингенской школы — X. Й.
Кремера, К. Гай-
зера и др. — к попытке реконструировать т. н. эсотерич. (школьное) учение П.,
представив его в виде
систематически развитого — в отличие от диалогов — учения о началах (архе) в
духе
аристотелевского изложения досократовских учений. Критика этой реконструкции и
самого её
принципа (сводка у Тигерстедта, 1977, Гатри, 1978) не отменяет важности изучения
школьного
характера философии П.
П. оказал громадное влияние на все возникшие после его смерти школы эллинистич.
философии,
равно как на развитие философии в ср. века и новое время. При этом образ П. и
его учения неизменно
менялся на протяжении всей истории философии: «божеств. учитель» антич.
платоников и
неоплатоников; предтеча христ. мировоззрения, автор «Тимея» и «Менона» — у ср.-
век. мыслителей;
автор «Пира» и «Государства», философ идеальной любви и политич. утопист — в
эпо-ху
Возрождения; идеалист в духе нем. классич. философии, неокантианец,
экзистенциалист и т. п.— в
19— 20 вв. В. И. Ленин назвал всю идеалистич. традицию
498 ПЛАТОНИЗМ
в философии «линией Платона» (см. ПСС, т. 18, с. 131).
• ??era, ed. I. Burnet, t. 1 —5), Охf., 1956—62; Oeuvres completes, v. 1 — 13,
P.,1921—56 (лучший греч. текcт с критич.
аппаратом, франц. пер., ст. и комм.); Plato, with an English translation, v. 1 —
12, Camh. (Mass.), 1921—66; Dialogues,
transl. with analyses and introd. by B. Jowett, v. 1—4, Oxf., 19534; Samtliche
Werke, ubers, v. Fr. Schleiermacher, Bd l—6,
Hamh., 1957—60; в рус. пер.—Соч., т. 1—3, M., 1968—72. * Лосев ?. ?., История
антич. эстетики. Софисты. Сократ.
Платон, М., 1909; е г о ж е, История антич. зстетики. Высокая классика, М.,
1974; Асмус В. Ф., Платон, ?., 19752; П. и
его эпоха. Сб. ст., М., 1979; Rob in L., La theorie platonicienne des idees et
des nombres d'apres Aristote, P., 1908; Ritter C.,
Neue Untersuchungen uber Platon, Munch., 1910, repr., N. Y., 1970; его же,
Platon, Sein Lehen, seine Schriften, seine Lehre,
Bd 1—2, Munch., 1910—23; Sachs E., Die funf platonischen Korper, B., 1917; Frank
E., Plato und die sogenannten Pytha-
goreer, Halle, 1923; Field G. С., Plato and his contemporaries, L., 1930; S t e
n z е 1 J., Studien zur Entwicklung der platoni-
schen Dialektik von Sokrates zu Aristoteles, Lpz.— В., 19312; его ж е, Platon
der Erzieher, Hamb., [1961]; S h o r е у Р., What
Plato said, СМ., 1933; M o r e a u J., La construction de 1'idealisme
platonicien, P., 1939; Cherniss H., Aristotle's criticism of
Plato and the Academy, v. 1, Baltimore, 1944; Schuhl P.-M., Etudes sur la
tabulation platonicienne, P.. 1947; W i l a m o w i t z-
M o e l l e n (l o r f f U. v., Platon. Sein Leben und seine Werke, B.— Fr./M.,
1948; T а у l o r A. E., Plato. The man and his
work, L., 1949"; Leisegang H., Platon, в кн.: RE, HIbbd 40, 1950, col. 2392—
2537; Gauss П., Philosophischer Handk ommentar
zu den Dialogen Platos.Bd 1—3, Bern, 1952—61; Brumbaugh R. S., Plato's
mathematical imagination, Bloomington, 1954;
Gould J., The development ol Plato's Ethics, Camb., 1955; Morrow G. В., Plato's
Cretan city: a historical interpretation of the,
laws, Princeton, 1960; Gaiser K., Platons ungeschriebene Lehre, Stuttg'., 1963;
Studies in Plato's Metaphysics, ed. R. E. Allen,
L., 1965; New essays on Plato and Aristotle, ed. by R. Bambrough, L., 1965;
Mueller G. E., Plato. The founder of philosophy as
dialectic, N. Y., 1965; Fritz K. v., Platon in Sizilien und das Problem der
Philosophenherrschaft, В., 1968; G a d a m e r H.-G.,
Platos dialektische Ethik und andere Studien zur platonischen Philosophie,
Hamb., 19682; Idee und Zahl. Studien zur
platonischen Philosophie, hrsg. v. H.-G. Gadamer, Hdlb., 1968; Das Platonbild,
hrsg. v. K. Gaiser, Hildesheim, 1969; Robinson
T. M., Plato's psychology, Toronto, 1970; Hirsch W., Platons Weg zum Mythos, B.—
N. Y., 1971; Plato. A collection of critical
essays, ed. by G. Vlastos, v. 1—2, ?. ?., 1971; Vlas-tos G., Platonic studies,
Princeton, 1973; Gгаeser A., Platons IdeenJehre.
Sprache, Logik und Metaphysik, Bern — Stuttg., 1975; G u t h r i e W. K. C., A
history of Greek philosophy, v. 4—5, Camb.,
1975—78, R i g i n o s A. S., Platonica: the anecdotes concerning the life and
writings of Plato, Leiden 1976; T i g e r s t e d t E.
N., Interpreting Plato, Stockt!., 1977; K r a m e r H., Zum neuen Platon-Bild,
«Deutsche Vierteljahresschrift fur
Literaturwissenschaft und Geistesgeschichte», 1981 Jg. 55, S. 1—18.
С л o в a p и: Ast F., Lexicon Platonicum, B., 1835—38; то же, Bonn, 1956;
Stockhammer M., Plato dictionary, N. Y., 1963;
Des Places E., Lexique de la langue philoso-phiquc et religieuse de Platon, v.l—
2, P., 1964 (OeuVres completes, v. 14); Perls H.,
Lexikon der Platonischen Begriffe, Bern — Munch., 1973; Brandwood L·., A word
index to Plato, Leeds, 1976.
Б и б л и о г p а ф и я: R o s e n m е у е r T. G., Platonic Scholarship, 1945 —
1955, «Classical Weekly», 1957, v. 50, p. 173—
182, 185—96, 197—201, 2119—11; Manasse E. M., Platon-literatur, Tiib.. 1957
(Philosophische Rundschau, Beiheft 1); его же,
Bucher uber Plato, Tub., 1961 (там же, Beiheft 2); то же, Tub., 1976 (там же,
Beiheft 7); Cherniss H., Plato (1950 — 1957),
«Lustrum», 1959, Bd 4, S. 5—308; 1960, Bd 5, 8. 323—618. Ю. А. Шичалин.
ПЛАТОНИЗМ, 1) в узком смысле — направление позднеантич. философии 1 в. до н. э.—
нач. 3 в. н.
э.; более точное ого обозначение в совр. лит-ре — средний платонизм. 2) В
широком смысле —
всякое филос. направление, опирающееся на учение Платона, Необходимый элемент
П.—
противопоставление чувств. мира миру идей. В дуалистич. системах П. материя
понимается в
качестве самостоят. начала небытия и зла наряду с нематериальным первоначалом
всякого бытия,
благом, а в монистических идеалистич. — как результат самоограничения и
дробления этого
первоначала. В античности П. представлен Древней, Средней и Новой Академией,
средним П.,
неоплатонизмом, а также системами неопифагореизма, гностицизма и герметизма. В
ср. века и в
новое время вплоть до 19 в. П. выступает почти исключительно в виде
неоплатонизма и его ответв-
лений.
ПЛЕМЯ, тип этнич. общности и социальной организации доклассового общества.
Отличит. черта
П.— существование кровнородств. связей между его членами, деление на роды и
фратрии. Другие
признаки П.: на-
личие плем. территории, определ. экономич. общность соплеменников, единый плем.
язык (диалект),
плем. самосознание и самоназвание, плем. эндогамия, а у П. развитого родового
строя — также плем.
самоуправление, состоящее из плем. совета, воен. и гражд. вождей. Для этого
этапа характерно
существование плем. культов и праздников. По наиболее принятой т. зр. 11. в
зачаточном виде
возникло одновременно с родом (по другой — песк. позже его), т. к. экзогамность
последнего
предполагает постоянные связи (брачные, а также хозяйственные и культурные) как
минимум между
двумя родовыми коллективами. Примерами ранней стадии развития П. могут служить
П. австрал.
аборигенов, более поздней — II. сев.-амер. индейцев. П. обычно существует до
перехода к
классовому обществу. Разложению Ц. предшествуют развитие имуществ. расслоения,
появление
плем. знати, увеличение роли воен. предводителей, возникновение союзов П. (см.
Народность). В
пережиточных формах П. могут сохраняться и позже, на периферии рабовладельч.,
феод. и капита-
листич. обществ (П. кочевников-арабов, туарегов, курдов, афганцев и др.).
• Энгельс Ф., Происхождение семьи, частной собственное -ти и гос-ва, Маркс К. и
Энгельс Ф., Соч., т. 21; M о р-г а н Л.
Г., Древнее общество, пер. с англ., Л., 1934; Формозов А. А., О времени и
историч. условиях сложения племенной
организации, «Сов. археология», 1957, № 1; Токарев С. А., Проблема типов этнич.
общностей, «ВФ», 1964, № 11; Б p о м
л е й Ю. В., Этнос и этнография, М., 1973; Ге-нинг В. Ф., Этнич. процесс в
первобытности, Свердловск, 1970; Файнберг
Л. А., У истоков социогенеза, М., 1980; Бромлей Ю. В., Совр. проблемы
этнографии, М., 1981.
ПЛЕРОМА (греч. ??????? — полнота), термин ортодоксальной и особенно еретич.
христ. мистики,
означающий либо нек-рую сущность в её неумалённом объёме, без ущерба и недостачи
(напр., в
тексте Нового завета: во Христе «обитает вся П. божества телесно», Колосс. 2,9),
либо
множественное единство духовных сущностей, образующих вместе нек-рую
упорядоченную, внут-
ренне завершённую «целокупность». В доктринах гностицизма П. составляется из
полного числа
(напр., тридцати) эонов, в к-рых до конца развёртывает себя верховная
первосущность. Внутри П.
эоны группируются по «сизигиям» (сопряжениям), т. е. как бы брачным парам, по
очереди
порождающим друг друга, а также по мистически знаменат. числам («четверица»,
«осьмерица» и т.
д.). Возникновение материального мира связывается с «падением» последнего эона —
Софии, или
Ахамот, нарушившей структуру П.; искупление Софии есть её возвращение в П. В
ортодоксальной
теологии необходимо отметить учение Григория Нисского о «П. душ» как некоей
сверхличности,
имплицитно заключённой в душе первочеловека Адама и раскрывающейся во множестве
человеч.
душ, к-рые составляют органическое целое (сходные мотивы у Максима Исповедника,
в новое время
— у Вл. Соловьёва и особенно Вяч. Иванова; ср. идею «соборности» у А. С.
Хомякова, а также культ
человечества у О. Конта). В более обычном словоупотреблении «П.» — церковь как
всемирная
община верующих, «мистическое тело» (образ из посланий апостола Павла), в к-ром
множество
членов образует жизненное единство. Эта концепция оказала сильное воздействие на
религиозно-
общественный идеал средневековья.
ПЛЕСНЕР (Plessner) Хельмут (р. 4. 9. 1892, Висбаден), нем. философ (ФРГ), один
из
родоначальников философской антропологии. В годы фаш. режима эмигрировал в
Нидерланды.
В осн. соч. «Ступени органического и человек» («Die Stufen des Organischen und
der Mensch», 1928) и
«Смех и плач» («Lachen und Weinen», 1941) пытался обосновать филос. антропологию
как спец.
науч.-филос. дисциплину, трактующую человека как эксцентрич. существо, постоянно
стремящееся к
выходу за рамки непосредств. существования, к бесконечному самоизменению, так
что человек
якобы всегда пребывает «вне места» и «в ничто». Тем самым П. подчёркивает в
человеке моменты
самоотчуждения и различные духовно-психич. трансформации, пренебрегая аспектами
устойчивости, определённости в характере и жизненной позиции человека. П.
стремился устранить
откровенно спекулятивные априорные установки филос.-антропологии, концепции
Шелера,
придерживавшегося своеобразного дуализма и считавшего, что некое высшее духовное
начало в
человеке дереализует действительность и творит особый мир свободы и
независимости. Человека П.
хотел понять в единстве его биофизич. и духовных сторон, выразившихся в
достижениях культуры. В
эксцентрич. реакциях человека на среду и изменения собств. бытия, по П.,
сливаются духовная и
физич. сферы: физич. автоматизм сочетается с сознат. реакцией личности.
Эксцентричности он
придаёт универс. значение определяющей черты, сказывающейся и в интеллектуально-
нравств., и в
эмоционально-непосредств. актах. Эксцентрич. акты поведения, по П., определяют
отношение
человека как к самому себе (и прежде всего к своему телу), так и к окружающему
миру. Стремление
П. освободиться от традиц. метафизич. концептов и установок в понимании человека
не привело его
к целостному и углублённому постижению человека; его антропология явилась
частным,
позитивистски-феноменологич. описанием нек-рых сторон человеч. существования.
• Macht und menschliche Natur, В., 1931; Die verspatete Nation, Stuttg., 19623;
Die Einheit der Sinne, Bonn, 1965; Diesseits der
Utopie, Fr./M., 1974; Gesammelte Schriften, Bd 1—5—, Fr./M., 1980—81 — .
• Григорьян В. Т., Филос. антропология сегодня, в кн.: Новейшие течения и
проблемы философии в ФРГ, М., 1978;
Hammer F., Die exzentrische Position des Menchen Bonn 1967.
ПЛЕХАНОВ Георгий Валентинович (псевд. Н. Б е л ь-тов и др.) [29. 11(11. 12).
1856, с. Гудаловка,
ныне Липецкой обл.,— 30. 5. 1918, Питкеярви ок. Териоки, ныне Зеленогорск
Ленингр. обл.;
похоронен в Петрограде], рус. теоретик и пропагандист марксизма, деятель росс. и
междунар.
рабочего и социалистического движения.
Род. в мелкопоместной дворянской семье. Окончил воен. гимназию в Воронеже.
Осенью 1874
поступил в петерб. Горный ин-т, из к-рого в 1876 был вынужден уйти. С 1875
вступил на путь
активной революц. борьбы, первоначально участвовал в народнич. движении, в
Петербурге получил
опыт пропагандистской деятельности среди рабочих. Участвовал в Казанской
демонстрации 1876 в
Петербурге, где выступил с обличит. речью против царского самодержавия; «ходил в
народ». После
раскола народнич. орг-ции «Земля и воля» (1879) — один из руководителей революц.
народнич.
группы «Чёрный передел». С янв. 1880 до Февр. бурж.-демократич. революции 1917
жил в
эмиграции (Швейцария, Франция, Италия и др. страны Зап. Европы).
В 1882—83 у П. сложилось марксистское мировоззрение; он стал убеждённым и решит.
критиком
идеологии народничества, первым пропагандистом, теоретиком и блестящим
популяризатором
марксизма в России. В 1883 в Женеве П. создал первую росс. марксистскую орг-цию
— группу
«Освобождение труда» и был автором её программных документов. П. принадлежат
переводы работ
К. Маркса и Ф. Энгельса «Манифест Коммунистич. партии» (1882), «Людвиг Фейербах
и конец
классич. нем. философии», «Тезисы о Фейербахе» и др. Своими работами «Социализм
и политич.
борьба» (1883), «Наши разногласия» (1885), «Рус. рабочий в революц. движении»,
«К вопросу о
развитии мони-стич. взгляда на историю» (1895), на к-рой, по словам В. И.
Ленина, «...
воспитывалось целое поколение русских марксистов...» (ПСС, т. 19, с. 313,
прим.), и др. П. нанёс
сильный удар по идеологии народничества.
П. установил тесные связи со мн. представителями зап.-европ. рабочего движения,
активно
участвовал в работе 2-го Интернационала со времени его основания
ПЛЕХАНОВ 499
(1889), встречался и был близок с Энгельсом, к-рый высоко ценил первые
марксистские произв. П.,
одобрял деятельность группы «Освобождение труда». Весной 1895 П. впервые
встретился с
приехавшим в Швейцарию Лениным; начались связи между группой «Освобождение
труда» и
марксистскими орг-циями России. П. включился в борьбу против либерального
народничества,
«легального марксизма», «экономизма», разоблачил отступничество Э. Бернштейна от
марксизма.
Плехановская критика бернштейнианства сохраняет своё значение в борьбе с совр.
оппортунизмом.
С 1900 П. принял участие в работе первой общеросс. марксистской газ. «Искра»,
вдохновителем и
организатором к-рой был Ленин. Ленин внёс в представленный П. проект программы
партии
существ. поправки и дополнения, в результате чего был разработан последовательно
марксистский
проект Программы.
На 2-м съезде РСДРП (1903) П. занимал революц. позицию, вместе с Лениным
отстаивал принципы
марксизма, боролся против оппортунистов. Однако П. не смог до конца освободиться
от груза с.-д.
традиций партий 2-го Интернационала, не понял особенностей революц. борьбы в
эпоху
империализма и вскоре после 2-го съезда перешёл на сторону меньшевизма. Во время
Революции
1905—07 в России П. занимал оппортуни-стич. позицию. Декабрьское вооруж.
восстание моск, ра-
бочих в 1905 П. осуждал, говорил, что «ненужно было браться за оружие».
В 1903—17 в деятельности П., в его мировоззрении проявилось существ.
противоречие: с одной
стороны, П.-меньшевик, сторонник тактич. оппортунизма, выступал против
ленинского курса на
социалистич. революцию в России; с др. стороны, в философии П.— воинствующий
материалист-
марксист, борющийся против бурж. идеалистич. философии, «... крупный теоретик, с
громадными
заслугами в борьбе с оппортунизмом, Бернштейном, философами антимарксизма,—
человек, ошибки
коего в тактике 1903—1907 годов не помешали ему в лихолетье 1908—1912 гг.
воспевать „подполье"
и разоблачать его врагов и противников...» (Л е-н и н В. И., там же, т. 48, с.
296).
«... Единственным марксистом в международной социал-демократии, давшим критику
тех
невероятных пошлостей, которые наговорили здесь ревизионисты, с точки зрения
последовательного
диалектического материализма, был Плеханов» (там же, т. 17, с. 20).Однако
меньшевизм П. оказывал
отрицат. влияние и на его филос. работы (см. там же, т. 18, с. 377, прим.).
В годы реакции П. выступил как противник ликвидаторства, богостроительства,
богоискательства,
махизма. В годы 1-й мировой войны разделял социал-шовини-стич. взгляды. После
Февр. бурж.-
демократич. революции 1917 П. вернулся в Россию. Возглавляя с.-д. группу
«Единство» (созданную
в 1914), он поддерживал бурж. Врем. пр-во, его политику «войны до победного
конца», выступал
против большевиков, ленинского курса на социалистич. революцию в России.
Отрицательно
встретив ???. революцию 1917, П., однако, отказался поддержать контрреволюцию.
П. был крупным и ярким философом-марксистом, видным энциклопедически
образованным учёным,
исследователем в области истории, экономики, социологии, эстетики, религии и
атеизма, блестящим
публицистом.
Лит. наследие П. по инициативе Ленина стало предметом глубокого исследования. По
решению Сов.
пр-ва были изданы соч. П. в 20-х гг.; его б-ка и архив, находившиеся за
границей, собраны и
перевезены в Ленинград, в созданный Дом Плеханова (в составе Гос. б-ки им. ?. ?.
Салтыкова-
Щедрина). Предпринято издание «Лит. наследия Г. В. Плеханова» (продолжается под
назв. «Филос.-
лит. наследие»).
500 ПЛЕХАНОВ
Роль П. в истории марксизма, его философии определена Лениным: «... н е л ь з я
стать
сознательным, н а-с т о я щ и м коммунистом без того, чтобы изучать — именно
изучать — все,
написанное Плехановым по философии, ибо это лучшее во всей международной
литературе
марксизма» (там же, т. 42, с. 290); статьи П. по философии должны войти в «...
серию обязательных
учебников коммунизма» (там же, прим.).
Ленин особенно высоко ценил марксистские филос. произведения, написанные П. в
1883—1903. В
трудах «Очерки по истории материализма», «К вопросу о развитии монистич. взгляда
на историю»,
«О материали-стич. понимании истории», «К вопросу о роли личности в истории», «К
шестидесятой
годовщине смерти Гегеля», «Н. Г. Чернышевский» и др. П. выступил как
воинствующий
материалист-диалектик, подвергнув критике как предшествующие марксизму
идеалистич. и
метафизич. учения, так и бурж. и мелкобурж. филос. и социологич. концепции
(неокантианство,
позитивизм, субъективную социологию народников и анархистов и т. д.). Борясь
против
ревизионистских попыток «обновления» марксизма, П. доказывал, что «появление
мате-
риалистической философии Маркса — это подлинная революция, самая великая
революция, какую
только знает история человеческой мысли» (Избр. филос. произв., т. 2, 1956, с.
450), что «... все
стороны миросозерцания Маркса самым тесным образом связаны между собой...,
вследствие этого
нельзя но произволу удалить одну из них и заменить ее совокупностью взглядов, не
менее
произвольно вырванных из совершенно другого миросозерцания» (там же, т. 3, 1957,
с. 198). Он
подчёркивал, что только диалектич. и историч. материализм представляет собой
филос.-теоретич.
фундамент науч. социализма. «Диалектический материализм есть философия
действия»,— говорил
II. (Соч., т. 7, 1925, с. 245). П., называя материалистич. диалектику алгеброй
революции, подчёркивал
огромную роль революц. теории в преобразовании общества. «Ведь без революционной
теории нет
революционного движения, в истинном смысле этого слова...»,— писал П. (там же,
т. 2, 1925, с. 71).
П. раскрывал преемственную связь марксизма с лучшими традициями филос. и
обществ. мысли
прошлого, высоко оценивал роль диалектики Гегеля. Материализм для П.— продукт
длит. развития,
связанного с социальными битвами и прогрессом науки.
Критикуя идеализм и агностицизм Канта и неокантианцев, П. подчёркивал
познаваемость мира, хотя
у него и были отд. неточные формулировки по этому вопросу (напр., некритич.
отношение к
«иероглифов теории» и др.). В работах, направленных против махистского поветрия
и религ. исканий
в России, П. писал, что «... махизм есть лишь берклеизм, чуть-чуть переделанный
и заново
перекрашенный под цвет „естествознания XX века"» (Избр. филос. произв., т. 3,
1957, с. 261). Однако
П. не раскрыл связи махизма, неокантианства и др. идеалистич. течений с кризисом
в новейшей
физике, не обратил внимания на революцию в естествознании, не разрабатывал
коренных проблем
диалектики как науки, логики и теории познания (см. В. И. Ленин. ПСС, т. 29).
П. применял диалектич. метод гл. обр. к познанию обществ. жизни. Из диалектики
П. делал вывод о
закономерности и неотвратимости социальной революции. Анализируя историю учений
об обществе,
П. на большом историч. материале доказывал, что только диалектич. материализм
раскрывает
закономерный характер обществ.-историч. процесса (см. «Лит. наследие Г. В. П.»,
сб. 5, 1938, с. 4—
5). С т. зр. П. марксистский социологич. анализ создаёт основу науч. предвидения
гл. направлений
обществ. развития (см. Избр. филос. произв., т. 3, с. 50). П. творчески развил
марксистское учение о
роли нар. масс и личности в истории, развенчал субъективно-идеалистич. и
волюнтаристские «кон-
цепции о героях — делателях истории», доказывая, что «... народ, вся нация
должна быть героем
истории»
(Соч., т. 8, 1923, с. 11). Он дал анализ формирования и развития политич.
идеологии, права, религии,
морали, иск-ва, философии и др. форм идеология, надстройки, критиковал
вулъгарно-
материалистич., метафизич. теории (А. А. Богданова и др.), игнорирующие значение
обществ.
сознания и нолитич. строя в обществ. развитии. «Экономика почти никогда не
торжествует сама со-
бою ..., а всегда только через посредство надстройки, всегда только через
посредство известных
политических учреждений» (Избр. филос. произв., т. 2, 1956, с. 216). Его
трёхтомная работа «История
рус. обществ. мысли» — сводный обобщающий марксистский труд, к-рый охватывает
историю
обществ.
мысли с древнейших времён до кон. 18 в. П. дал глубокий анализ социально-
экономич., филос. и
эсте-тич. взглядов Белинского, Герцена, Чернышевского и Добролюбова, П. показал,
что вся история
рус. рево-люц. мысли — это попытки найти такую программу действия, к-рая
обеспечила бы
революционерам сочувствие и поддержку со стороны пар. масс. П. устанавливал
связь между рус.
марксизмом, росс. социал-демократией и её предшественниками — революционерами
60—70-х гг.
Он положил начало изучению истории рус. рабочего движения; в этой незаконченной
работе были
ошибки, но она содержит много ценного материала и интересных выводов.
Являясь преемником и продолжателем традиций материалистич. эстетики Белинского,
Чернышевского, Добролюбова и др., П. писал, что «... отныне критика (точнее,
науч. теория
эстетики) в состоянии будет подвигаться вперед, лишь опираясь на материалистич.
понимание
истории» (Избр. филос. произв., т. 5, 1958, с. 312). Исходя из этого, П.
рассмотрел мн. проблемы
эстетич. отражения действительности, истории иск-ва и эстетич. мысли. Он впервые
в марксистской
лит-ре подверг критике биологич. концепции происхождения иск-ва, доказывал, что
иск-во, эстетич.
чувства и понятия рождаются в результате трудовой деятельности общества,
человека. Иск-во
представляет собой специ-фич., образную форму отражения обществ. бытия людей в
сознании
представителей тех или иных классов общества. В оценке произведения иск-ва
критерий идейности,
жизненной правды должен сочетаться с критерием художественности. П. остро
критиковал бурж.
иск-во. Несмотря на отд. ошибочные положения работ П. по эстетике (односторонняя
оценка произв.
М. Горького «Мать», схематич. разграничение Л. Н. Толстого как мыслителя и как
художника и т.
д.), эти работы в целом сохраняют своё значение в совр. борьбе за реализм и
идейность иск-ва.
П. внёс крупный вклад в марксистскую историю философии и обществ. мысли. П.
подверг критике
идеали-стич. концепцию «филиации идей» (т. е. их самопроизвольного развития) в
истории
философии и обществ. мысли, доказывая, что эта история в конечном счёте
обусловлена поступат.
движением обществ. жизни, борьбой классов, связана с развитием науки и иск-ва.
П. показал, что нет
автоматич. соответствия между филос. и социально-политич. воззрениями одного и
того же
мыслителя. П. дал критику вульгарно-материалистич. и нигилистич. извращений
филос. наследия,
попыток вывести все неверные взгляды и заблуждения из классово-корыстных
интересов
мыслителей (см. там же, т. 1, 1956, с. 651 и т. 3, с. 322). Критикуя
объективистскую концепцию нем.
историка философии Ф. Ибервега, П. сформулировал нек-рые методологич. требования
историко-
филос. исследования: выяснение зависимости филос. идей от социального развития;
раскрытие
зависимости развития философии от естествознания, лит-ры и иск-ва, обществ.
наук, оказывающих
влияние на филос. идеи, и гл. обр. от социального развития на различных этапах
истории; выяснение
неравномерности социально-историч. развития на различных ступенях истории, его
особенностей в
различных странах, что в одних случаях вызывало борьбу
науки и религии, в других — временное их «примирение».
П. отстаивал, продолжал и развивал материалистич., атеистич. традиции в
философии, революц. и
просветит. традиции рус. и зап.-европ. обществ. мысли. Ленин связывал с именем
П., как и с именем
Чернышевского, «солидную материалистическую традицию в России».
• Сочинения, т. 1—24, М.—Л., 1923—27; Лит. наследие Г, В. П., сб. 1—8, М., 1934—
40; Группа «Освобождение труда»,
сб. 1—6, М.— Л., 1924—28; Избр. филос. произведения, т. 1—5, М., 1956—58;
Каталог библиотеки Г. В. П., в. 1—4, Л.,
1965; Философско-лит. наследие Г. В. П., т. 1—3, М., 1973—74; Об атеизме и
религии в истории общества и культуры,
М., 1978.
• К.Маркс, Ф. Энгельс и революц. Россия, М., 1967; Л е-н и н В. И., ПСС (см.
Справочный том, ч. 1, с. 471—74); Ф о м и-
н а В. А., Филос. наследие Г. В. П., М., 1956; М и т и н М. Б., История, роль Г.
В. П. в рус. и междунар. рабочем
движении, М., 1957; И о в ч у к М. Т., Г. В. П. и его труды по истории
философии, М., 1960; Чагин Б. А., Г. В. П. и его
роль в развитии марксистской философии, М.— Л., 1963; Николаев И. А., Эстетика и
лит. теории Г. В. П., М., 1968;
Чагин Б. А., Курбатова И. Н., П., М., 1973; Ч а-г и н Б. А., Разработка Г. В. П.
общесоциологич. теории марксизма, Л.,
1977; И о в ч у к М. Т., Курбатова И. Н. П., М., 1977. М. Т. Иовчук.
ПЛИФОН, ? л е т о н (??? ??) Георгий Гемист (ок. 1355, Константинополь, —
25.6.1452, Мистра),
ви-зант. философ-платоник, учёный н политич. деятель. Преподавал философию в
Мистре.
Разработал проекты широких политич. реформ, призванных вывести Грецию из кризиса
визант.
государственности и вернуть её к исконным, антич. началам (в рус. пер. см. «Речи
о реформах»,
«Византийский временник», 1953, т. 6). В 1438—39 П., участвуя в работе
Феррарско-флорен-
тийского собора, сблизился с итал. гуманистами, активно пропагандировал греч.
философию
(платонизм) и науку. Его влияние породило замысел создания платоновской Академии
во
Флоренции.
Оставаясь по типу своего мышления на почве схо-ластич. методологии, П. стремился
сконструировать новую, универс. религ. систему, к-рая противостояла бы
существующим
монотеистич. вероисповеданиям (прежде всего христианству) и в своих важнейших
чертах совпадала
бы с греко-рим. язычеством; в его ре-лиг.-политич. утопии «Законы»
предусматривались бо-
гослужения Зевсу и др. божествам греч. пантеона (в 1460 это соч. было сожжено
патриархом
Георгием Схоларским как безбожное). Христ. концепции благодати П.
противопоставлял резко
выраженный натурализм и детерминизм, доходящий до фатализма. Выступал с критикой
Аристотеля
(«О проблемах, по которым Аристотель расходится с Платоном», 1540). П. доводил
до предельного
обострения вольнодумные тенденции обновлённого Михаилом Пселлом визант.
неоплатонизма.
Вслед за П. ряд мыслителей выдвигал переосмысленный платонизм в качестве
альтернативы офиц.
религии (Фичино, Пико делла Мирандола и др., вплоть до Бруно и Гёте).
• Т a t a k i s B. N., La Philosophie byzantine, P., 1949; M a-sa i F., Plettion
et la platonisme de Mistra, P., 1956. ПЛОТИН
(????????) (204/205, Ликополь, Египет, — 270, Минтурне, Италия), греч. философ-
платоник,
основатель неоплатонизма. Единств. достоверный источник сведений о нём — «Жизнь
П.»
Порфирия, ученика П. и издателя его «Эннеад». Учился в Александрии, где 11 лет
был учеником
Аммония. С 244/245— в Риме, преподавал философию; после 10 лет устных бесед П.
начал
записывать своё учение.
Как и представители среднего платонизма, П. прежде всего толкует Платона, но не
комментирует
отд. его диалоги, а на основе ряда платоновских текстов («Ти-мей», первые две
предпосылки
«Парменида», миф в «Федре», речь Диотимы в «Пире», 6—7-я книги и миф в 10-й кн.
«Государства»,
2-е письмо и др.) строит некое подобие системы. Подчёркнутое почтение к Платону
сопровождается
у П. острой критикой всей послеплато-новской философии, к-рой П., однако, многим
обязан.
ПЛОТИН 501
Традиция среднего платонизма и неопифагореизма, к к-рой тяготел П., исходила из
противопоставления чувств. космоса умопостигаемому, посредствующим звеном между
к-рыми
признавалась мировая душа (см. Псюхе), Новым у П. явилось учение о первоначале
всего сущего,
едином, к-рое само выше сущего, или, по Платону, «за пределами сущности». При
этом последова-
тельность ум—душа—космос, т. е. вся сфера бытия, оказывалась только проявлением,
осуществлением первоначала, тремя его ипостасями: ум и душа — осуществление
единого в
вечности, космос — во времени. Единое, начало всего сущего, как и у Платона,
именуется у П.
благом и сравнивается с солнцем. Ему противоположна тёмная и лишённая вида
материя, принцип
зла. Но такова только собственно материя, низшая граница, замыкающая иерархию
бытия; однако
материя есть и в умопостигаемом. В принципиальном смысле материя у П. —
бестелесный
неаффицируемый субъект, относительное неопределённое подлежащее. П. использует
здесь также
пифагорейский комплекс представлений о неопредел. двоице, первом различии и
«дерзости»,
ставшей причиной перехода единого во множество. Ум дерзнул отпасть от единого,
душа — от ума, а
наиболее дерзкая часть души прозябает вплоть до растений. Т. о., материя у П.
провоцирует высшее к
переходу в низшее. Она — зеркало, отражаясь в к-ром высшее порождает низшее в
качестве своего
подобия. Итак, сфера сущего охвачена, по П., мощью сверхсущего единого и
ограничена немощью
не-сущей материи. Структуру бытия у П. задаёт противопоставление «тамошнего» и
«здешнего».
«Там» — истинно сущее, ум, к-рый и есть первичные сущности; в уме мысль и
предмет мысли
совпадают. Поэтому ум обладает недоступной низшему способностью: осуществлять
свои замыслы
без посредства орудий и в материи, к-рая не отличается от него самого. «Образы»,
творимые умом,
есть первообразы, тогда как в «здешнем» миро нам приходится довольствоваться
подобиями. Однако
принцип подражания П. проводит не механически. П. исходит из того, что только
чувств. космос
находится в определ. месте, тогда как умопостигаемый мир — повсюду. Поэтому душа
в человеке не
есть подобие некоей души-в-себе; знания, получаемые ею от ума, — подлинные.
Сфера истинного
бытия всегда открыта для души, ей нужно только уметь вернуться к себе самой,
познать свою
истинную природу. Возможность такого возвращения обеспечена тем, что душа не
целиком
выступает из умопостигаемого космоса; её рождение в теле означает «дробление»
единой души, ибо
«там» — все души нераздельны. Достигается это возвращение на путях очищения души
и
уподобления её божеству.
Универсум П. статичен. Всякая низшая ступень в нём вечно рождается от высшей,
причём высшая
вечно остаётся неизменной и, порождая, не терпит ущерба. Единое вечно сияет в
своей
сверхпрекрасной благости, вечно прекрасен созерцающий сам себя ум, вечно душа
устремляется к
единому и оглядывается на созданный ею космос. Космос вечно вращается круговым
вращением и в
подлунной части его вечно чередуются возникновение и гибель. Вечно взаимное
истребление жи-
вотных, вечны войны и убийства среди людей. Вечно и неизбежно зло в мире. Это,
однако, не делает
П. пессимистом. Здешний мир для пего — игра в театре. Ничто не властно над
благой душой, даже
рок, к-рому подвластна вся сфера времени. Из того, что в мире есть зло, не
следует, будто божество
не заботится о мире, что мир лишён разумного плана: ведь и в драме не все герои,
но есть и рабы.
Разнообразие, вносимое злом, только украшает пьесу, а наша истинная отчизна —
всегда рядом с
нами. Пусть душа, презрев «здешнее», вернётся к своему истинному отцу и любит
его чистой
любовью. Это иронич. отношение П, к настоящему и
502 ПЛУТАРХ
«здешнему», его устремлённость к прошлому и «тамошнему» как единств. пристанищу
для
затерянной в просторах космоса души -- характерные черты не только позиции П.,
но и того
последнего этапа в развитии антич. философия, к-рый открывается им.
П. оказал огромное влияние на последующее развитие философии, нередко — анонимно
и
опосредованно (ср. т. н. «Теологию Аристотеля», являющуюся в действительности
извлечением из
«Эннеад», а также широкое проникновение идей П. в зан.-европ. ср.-век. культуру
через посредство
Макробия и особенно Августина). Прямое Знакомство с П. происходит в 15 в.
(Фичино и
платоновская Академия во Флоренции); под влиянием П. находится Бруно. Позднее
особый интерес
к П. характерен для Беркли, представителей нем. классич. идеализма, а также для
мыслителей и
эпигонов нем. романтизма.
• Opera, ed. P. Henry et II.-R. Schwyx.er, v. 1 — 3, Brux.— Leiden, 1973; то ж
e, v. 1—2—, Oxf., 1964—77—; в рус. пер.—
Избр. трактаты, «Вера и разум», 1898, № 8, 9, 11, 13, 14, 17, 19; 1899, № 2, 6,
11—15; 1900, № 18—21; в кн.: Лосев А. Ф.,
Антич. космос и совр. наука, М., 1927; в сб.: Антич. мыслители об иск-ве, М.,
1938, с. 244—53; в кн.: История эстетики,
т. 1, М., 1962, с. 224 — 235; в кн.: Антология мировой философии, т. 1, ч. l,
M., 1969, с. 538—54.
* Б л о н с к и й П. П., Философия П., М., 1918; Лосев А. Ф., Диалектика числа у
П., М., 1928; с г о ж е, История антич.
эстетики. Поздний эллинизм, М., 1980; Sсhwу -zer H.-R., Plotinos, в кн.: RE, Bd
21, Hlbbd., 1951, S. 471 — 592, Suppl., Bd
15, 1978,8. 310 — 28; Les sources de PlotJn. Entre-tiens sur 1'antiquite
classique. 5, Vandoeuvres — Geneve, 1960 (Fondation
Hardt); H a do t P., Plotin ou la simpliciti du regard, P., 1963; Armstrong A.
H., Plotinus, в кн.: The Cambridge history of later
Greek and early medieval philosophy, Camb., 1967, p. 193—268; B a l a d i N., La
pensee de Plotin, P., 1970; М о г e a u J.,
Plotin ou La gloire de la Philosophie antique, P., 1970; Sie em an J. H., Pol
let G., Lexicon Plotinianum, Leiden, 1980. Ю. А.
Шичалин.
ПЛУТАРХ (??????????) из Херонеи (ок. 45— ок. 127), греч. писатель и философ-
моралист. При-
надлежал к платоновской Академии и исповедовал культ Платона, отдавая дань
многочисл. стоич.,
пери-патетич. и пифагорейским влияниям в духе характерного для того времени
эклектизма. Его
интерпретация Платона продолжала линию Посидония. Полемизируя со стоич.
натурализмом и
пантеизмом, П. часто склонялся к пониманию материи как космич. начала
несовершенства,
дуалистически противостоящего трансцендентному богу. Посредники между миром и
богом
— демоны (гении). Философия для П. — не систематич. дисциплина, а орудие
самовоспитания
универсально развитого дилетанта. Это роднит П. с совр. ему антич. вульгарной
философией; однако
если для моралистов стоич., кинич. и эпикурейского типа характерен пафос резкого
противоположения критикуемой действительности и спасит. проповеди, то П.
постоянно апел-
лировал в своей этике к исторически сложившимся данностям человеч. отношений.
Отсюда его
отвращение к доктринёрству, нежизненному ригоризму (напр., в полемике против
стоиков) и в то же
время обывательское почтение ко всему общепринятому. Этич. норма для П. — не
утопич. теория, а
идеализиров. практика старой полисной Греции, поэтому он прибавлял к моральным
трактатам и
диалогам дополняющий их цикл «Параллельных жизнеописаний» знаменитых греков и
римлян
прошлого, где моральный идеал выясняется на конкретном историч. материале.
Историч. повество-
вание в биографиях П. всецело подчинено моральной проблематике. В центре морали
П. стояли
понятия ??????? («образования», «просвещения», т. е. эллинской духовной
культуры) и ?????&?????
(«человеколюбия», т. е. эллинской гуманности).
Разработанный П. идеал антич. гуманности и гражданственности широко
использовался в новое
время. Монтеню импонирует враждебность П. аскетизму и доктринёрству, Руссо — его
внимание к
«естеств.» чёрточкам человеч. психологии и свободолюбие; гражданственность
создала П. огромную
популярность у идеологов Великой франц. революции. Морализм П. пытался
реставрировать
Эмерсон.
• Moralin, v. 1-3. N. Y.— L., 1928—31, v. 5, fasc. l, Lipsiae, 19572 (над.
продолжается); Vitae parallelae, rer. Cl. Linciskog et
K. Zitier, v. l - 4, Lpz., 1914—39; в рус. пер. - О происхождении мировой души
по «Тимею» Платона..., в кн.: Б p а ш М.,
Классики философии, т. 1, [СПБ, 1907], с. 378—422; О музыки, П., 1922; Сравнит.
жизнеописания, т. 1—3, М., 1961—64.
• Аверинцев С.С., П. и антич. биография, М., 1973; H i г z е l R., Plutarch,
Lp/.., 1912; G eigen m u l l e r P., Plutardms
Stellung zur Heligion und Philosophie seiner Zeit, «Neue Jahrbucher fur das
klassische Altertum», 1921, Bd 47; Z i e g l e r K.,
Phitarchos von Chaironeia, StnUg., 1949; W e-b e r II., Die Staats- und
Tiochtslehre Plutarclis von Chaironeia, Bonn, 1959.
ПЛЮРАЛИЗМ (от лат. pluralis — множественный), филоо. позиция, согласно к-рой
существует
несколько или множество независимых и несводимых друг к другу начал или видов
бытия (П. в
онтологии), оснований и форм знания (П. в гносеологии). Термин «П.» был
предложен нем.
философом X. Вольфом в 1712. П. противоположен монизму.
Понимание действительности до возникновения точного естествознания было связано
с
выдвижением разнородных начал («четырёх стихий» — земли, воды, воздуха и огня, и
т. п.). Наука и
философия нового времени, стремившиеся выявить внутр. связи явлений, снести
качеств.
многообразие явлений к единым основаниям, в принципе отвергли П.
Развитие идеалистич. философии в кон. 19—20 вв. характеризуется усилением
тенденций к П. При
этом гносеологич. основой нлюралистич. концепций выступает релятивизм. П.
находит своё
выражение прежде всего в персонализме, исходящем из идеи уникальности каждой
личности, в
философии жизни, прагматизме (У. Джемс), экзистенциализме, «критич.» онтологии
Н. Гартмана.
Превращение П. в осознанную методология, позицию характерно для таких
направлений бурж.
философии науки, как, напр., конвенционализм А. Пуанкаре, концепция «критич.
рационализма»,
предложенная К. Погшером и его учениками и наз. ими «теоретич. П.». П. в
гносеологии и
методологии науки, отстаивая представление о множественности истин,
абсолютизирует одну из
черт науки 20 в. — существование кон-курирующих друг с другом концепций,
многовариантность
развития совр. теоретич. знания.
В совр. бурж. социологии П. как методология, ориентация представлен в ряде
концепций: в т. н.
теории факторов, теории политич. П., трактующей механизм политич. власти как
противоборство и
равновесие обществ.
групп. Ряд идеологов правого и «левого» ревизионизма утверждает, что П. допустим
внутри марксиз-
ма, выражающийся в различных его интерпретациях (сциентистской,
антропологической и пр.), в
существовании множества «моделей» социализма. Политич. П. проявляется также в
абсолютизации и
универсализации социально-политич. структур бурж. «плюра-листич.» демократии,
противопоставляемых реальному социализму.
Утверждая принципиальное единство науя. знания, предполагающее многообразие
науч. подходов и
демократия, методы обсуждения и решения конкретных проблем познания и обществ.
жизни,
марксизм-ленинизм решительно отвергает филос. и полития. П.
• Джемс В., Вселенная с плюралистич. точки зрения, иер. с англ., М., 1911; Ц е х
м и с т p о И. З., Диалектика
множественного и единого, М., 1972; Федосеев П. Н., Философия и мирововзренч.
проблемы совр. науки, «ВФ», 1978,
№ 12; 1979, № 1; J a k o w e n k о В., Vom Wesen des Pluralismus, Bonn, 1928;
Der Methoden und Theorienpluralismus in den
Wissenschaften, Meisenheim am Glan, 1971.
ПНЕВМА (греч. ??????, первоначально — дуновение, вдыхаемый воздух, дыхание,
позднее — дух,
от ???? — дую, дышу), термин др.-греч. философии и медицины. У натурфилософов 6
в. до н. э. П.
употребляется для обозначения элемента «воздуха» (Ферекид из Сироса А 8;
Анаксимен В 2;
«бесконечная П.», вдыхаемая космосом, в пифагореизме — 58 В 30). Начало
спиритуализации П.
было положено отождествлением воздуха-П. с субстанцией души (псюхе) в традиции
Анаксимена —
Диогена Аполлонийского, у к-рого также впервые фиксируется представление о
жизненном
дыхании-П., движущемся в венах имеете с кровью; это представление проникло затем
как в
гиппократовскую (косскую) школу, локализовавшую источник П. в мозгу, так и в
сицилийскую
школу врачей, локализовавшую источник П. в сердце. Через посредство сицилийского
врача-
натурфилософа Филистиона из Локр между 370 и 360 до н. а. оно было воспринято
Платоном и
Аристотелем (Аристотель различал два вида П.: П. как вдыхаемый воздух,
регулирующий
температуру тела, и психич. П., постоянно испаряющуюся из крови), развито
Эрасистратом в 3 в. до
н. э. и через школу врачей-пневматиков 1 в. н. я. (объяснявшей всю
жизнедеятельность потоками П.,
истекающими из сердца) и Галена (понимавшего П. как субстанцию-посредник между
душой и
телом, используемую душой в качестве орудия чувств. познания и телесных
движений) дошло до
нового времени в виде представления о «жизненных духах» (spiritus vitales) в
крови и нервах у
Андрея Везалия и Декарта.
В стоицизме II. — тончайшая и подвижнейшая субстанция (у Хригиппа — смесь огня и
воздуха, SVF
II 310), отождествляемая с панкосмич. имманентным божеством, «пронизывающая»
космос
жизненным дыханием и объединяющая его в целостный организм, как душа — тело, но
различаясь
при этом степенью интенсивности (?????), или натяжения. Иерархия натяжений: 1)
низшая ступень
(габитус), сообщающая единство неорга-нич. телам; 2) «природа» (?????),
вызывающая рост
растений; 3) животная душа (псюхе); 4) разум (логос) (SVF II 458—462; см. также
Посидоний и
Симпатия космическая). Каждая пневматич. система имеет свой центр управления —
«руководящую
часть» (?? ??????????), соединяющуюся с периферией тела потоками П. и на
микрокосмич. уровне
помещающуюся у человека в сердце, на макрокосмическом — в эфире (у Зе-нона из
Китиона и
Хрисиппа SVF II 642—644) или солнце (у Клеанфа SVF I 499).
Полное одухотворение П. происходит в среде эл-линистич. иудаизма на рубеже н.
э.: уже в «Книге
премудрости Соломона» II. выражает прямое вмешательство бога в мировую историю;
Филон
Александрийский называет П. «божеств. дух» — высшую (бессмертную и бестелесную)
часть
человеч. души (Leg. alleg. l, 37), а также принцип профетич. познания,
превосходящий человеч.
интеллект и даруемый богом. У Плутарха П. ставится в связь с иррациональными
способностями
души и оракульской мантикой (Def. or. 432 d). В гностицизме и герметизме П.
употребляется в
различных значениях (напр., у гностиков Валентина и Юсти-на так же, как у
Филона); характерна
роль П. как посредника: в космосе — между светом и тьмой, высшей и низшей
областью мира; в
человеке — между телом и душой (воздушная оболочка души, ср. Квинтэссенция —
астральное
тело). В магич. папирусах и у алхимиков П. — скрытая таинств. сила, к-рой можно
овладеть для
достижения определ. цели [напр., превращение металлов в золото; ср. «дух мира»
(spiritus mundi)
Агриппы Неттесхеймского]. У неоплатоников П. — посредник материального и
нематериального,
оболочка души, предохраняющая её от оскверняющего прикосновения к телу (Плотин,
Эннеады II 2,
2) и от непосредств. контакта с материальным миром при чувств. восприятии (душа
воспринимает
отпечатки тел на пневматич. оболочке).
В христ. теологии ?????? "????? — святой Дух, 3-е лицо Троицы.
• Leisegang H., Pneuma Hagion. Der Ursprung des Geistbegriffs der sinoptischen
Evangelien aus der griechischen Mystik, Lpz.,
1922; V e r b e k e G., Involution de la doctrine du pneuma du stolcisme a St.
Augustin, Louvain — P., 1945; S a a-k e H.,
Pneuma, в кн.: RE, Suppl., Bdl4, 1974, col. 387—412.
ПНЕВМА 503
ПОВЕДЕНИЕ, процесс взаимодействия живых существ с окружающей средой. П.
возникает на
высоком уровне организации материи, когда её живые структурные образования
приобретают
способность воспринимать, хранить и преобразовывать информацию, используя её с
целью
самосохранения и приспособления к условиям существования или (у человека) их
активного
изменения. О П. неорганич. объектов (напр., электрона, планеты, машины и т. п.)
можно говорить
только условно, метафорически.
Термин «П.» применим как к отд. особям, индивидам, так и их совокупностям (II.
биологич. вида,
социальной группы). П. является материальным, объективным процессом и изучается
различными
науками: биологическими, социальными и в определ. аспектах кибернетикой.
В антич. период регулятором П. живых тел считалась душа как имманентно присущее
им начало
(Аристотель). В новое время получило развитие учение о П., к-рое позволило
понимать его исходя из
принципа причинности, без обращения к нетелесным сущностям или силам. Так,
Декарт полагал, что
живые тела ведут себя подобно простым автоматам, не нуждаясь в воздействии со
стороны
нематериальных сил. Этот взгляд дал толчок к зарождению понятия о рефлексе как
автоматич. ре-
акции организма на внеш. воздействия.
С развитием эволюц. учения в биологии (Дарвин) объективная целесообразность П.
получает новое
детерминистское объяснение и прежняя механистич. концепция рефлекса как
основного акта II.
преобразуется в системно-биологическую (Сеченов). В исследовании П. утвердился
объективный
метод, позволяющий изучать его в единстве физиологич. и психич. проявлений
организма. Тем
самым были заложены основы учения о высшей нервной деятельности, синонимом к-рой
Павлов
считал П.
Бихевиоризм выдвинул, в противовес представлению о психологии как науке о
сознании, положение
о том, что её предметом является П. как система ответных дви-гат. реакций на
внеш. стимулы (Э.
Торндайк, Дж. Уот-сон, впоследствии Б. Скиннер). Выявление ограниченности этой
механистич. т.
зр. на II. привело к необихевиоризму (Э. Толмен, К. Халл), предложившему
рассматривать П. как
процесс, в к-ром между внеш. стимулом и ответными реакциями организма действуют
различные
промежуточные факторы (побуждения, установки, познават. феномены).
В других направлениях западной психологии изучалась зависимость П. от влечений
(Фрейд),
«жизненного пространства», в к-ром организм реализует свои побуждения (Левин,
гештальтпсихология), стадиально развивающейся системы действий и операций
(Пиаже) и др.
Получила развитие биология П., проследившая различные формы П. животных, начиная
с
инстинктивного прирождённого П., зависящего от условий обитания вида,
возникающие на этой
основе прижизненные формы П. (типа навыков у животных, механизмом к-рых является
условный
рефлекс) и, наконец, элементы интеллектуального (рассудочного) П. у высших
животных. Эти
формы изучаются этологией как наукой об особеннос-стях П. животных в естеств.
условиях
существования и зоопсихологией, исследующей роль различных психич. явлений
(ощущений,
восприятий, эмоций) в регуляции П. животных.
В сов. психологии П. человека трактуется как имеющая природные предпосылки, но в
основе своей
социально обусловленная деятельность, типичной формой к-рой является труд,
придающий психич.
регуляции человеч. П. качественно новый характер. Это позволяет вскрыть осн.
компоненты П.: его
регуляцию заранее поставленной целью, которая избирается обла-
504 ПОВЕДЕНИЕ
дающей способностью к свободному выбору и самостоятельному принятию решений
личностью.
Фундаментальное значение при этом имеет мировоззрение, от характера к-рого
зависят
направленность и социальная ценность П.
П. человека неотделимо связано с системой речевых сигналов, усваиваемой в
процессе общения ?
создающей предпосылки для интериоризации внеш. двигат. компонентов П. Благодаря
этому
формируется способность человека строить в сознании образ будущего, осуществлять
самооценку и
самоконтроль.
В условиях коллективной жизни П. индивида зависит от характера его
взаимоотношений с группами,
коллективами, членом к-рых он является. Сама группа выступает в качестве особого
субъекта П.,
имеющего коллективные цели и мотивы. В групповом П. наблюдаются такие
своеобразные
феномены, как подражание, эмоциональное «заражение», сопереживание, подчинение
индивидуального П. групповым нормам и ролевым предписаниям, лидерство.
Ценностные, аксиологич. аспекты П. выступают наиболее отчётливо тогда, когда
действие
приобретает характер поступка, т. е. личностно значимого акта, контролируемого
системой принятых
в обществе норм. В реальном П. осознаваемые и неосознаваемые, рациональные и
эмоциональные
компоненты находятся в сложном соотношении. Действие неосознаваемых психич.
факторов
наиболее рельефно проявляется в эмоциональной сфере, в симпатиях и антипатиях, в
аффективных
проявлениях П.
Наиболее существ. признаком патологии II. является его неадекватность
объективным требованиям
ситуации и установкам личности. Наблюдается рассогласование между объективным
раздражителем
и поведенч. актом, между мотивом и поступком. Целостность П. нарушается ввиду
расщепления его
вербального и реального планов, начатое действие не завершается соответственно
имевшемуся
намерению, ослабляется критичность, обеспечивающая контроль в реализации
программы П.,
совершаются навязчивые действия и т. п.
• Сеченов И. М., Избр. филос. и психология, произв., [М.1, 1947; Павлов И. П.,
ПСС, т. 3, кн. 1, М.— Л., 19512;
Рубинштейн С. Л., Принципы и пути развития психологии, М., 1959; Watson J. В.,
Behaviorism, Chi., 1930.
А. И. Липкипа, А. Г. Спиркин, М. Г. Ярошевский.
«ПОД ЗНАМЕНЕМ МАРКСИЗМА», ежемес. филос. и обществ.-экономич. журнал. Выходил в
1922—44. Программа работы журнала была определена В. И. Лениным в ст. «О
значении
воинствующего материализма», написанной в марте 1922 после выхода 1—2-го номеров
журнала.
Журнал имел отделы: Ленин и ленинизм (с 1924), актуальные проблемы философии
диалектич.
материализма, историч. материализм, история материализма, новое в
естествознании, история социа-
лизма, критика и библиография. В «П. з. м.» публиковались материалы из архива К.
Маркса и Ф.
Энгельса, статьи по вопросам иск-ва, лит-ры, таинств. экономии, переводы работ
выдающихся
материалистов прошлого, популярные статьи, консультации и др. В журнале
разрабатывались осн.
вопросы теории марксизма-ленинизма, диалектико-материалистич. метода, историч.
материализма,
вопросы истории философии, истории и теории естествознания, теории лит-ры и иск-
ва, теории и
истории атеизма, велась борьба с реакц. бурж. идеологией, ревизионизмом,
вульгаризаторством и
упрощенчеством марксистской теории.
• История философии, т. 6, кн. 1, М., 1965, с. 77—78, 142—45, 159 — 61.
ПОДОБИЕ, 1) в обычном словоупотреблении — то же, что сходство, аналогия,
родственность и т.
п.; 2) в науке — понятие, характеризующее одинаковость формы объектов,
независимо от их
размеров. Подобны, напр., фотоотпечатки одного негатива, сделанные в разных
увеличениях.
Отношение П. рефлексивно, симметрично и транзитивно, т. е. является отношением
типа
равенства. Частным случаем П. объектов является их полное совпадение —
тождество.
Преобразование к.-л. объекта в объект, ему подобный, наз. преобразованием П.
Напр., построение
модели воображаемого (проектируемого) объекта и переход от этой модели к пром.
реализации
замысла (к реальному объекту) является серией преобразований П. Обобщение
элементарных
представлений о П. даёт теория П. — учение об условиях П. (явлений) и о методах
их математич.
описания. В этой теории понятие П. обобщается и на объекты без жёсткой формы
(напр., жидкости и
газы) и связывается с разысканием на основе сравнения изучаемых явлений
переходных масштабов,
отражающих существенные для данной абстракции П. параметры сравниваемых явлений,
и условий
обоснованного перехода от модели к реальности и наоборот. Т. о., идея П. лежит в
основе
моделирования. М. М. Новосёлов. 3) Термин платонически ориентированной философии
и теологии
(греч. ????????), означающий сообразность низшего высшему, причастность форме
высшего. В этой
системе понятий П. соотносится с единым, а «неподобное» — с иным; П. — это
принятие своего
места в иерархии и единение через связь с верховным первоначалом иерархии, а
«неподобное» —
узурпация чужого места, выпадение из гармонии. П. отождествляется для вещи с
благом, отсутствие
П. — со злом, несовершенством. На этом фоне рассматривался и библейский текст,
согласно к-рому
бог сотворил человека по своему образу и П. (Быт. 1, 2 в). Христианская
теологич. начиная с
Оригена, различает образ божий как неотъемлемое, хотя и ежечасно оскверняемое
достояние, и П.
божие, к-рое утрачено человеком в состоянии греха и поставлено перед ним как
идеал и цель его
усилий: низшая природа человека должна до конца принять форму, налагаемую на неё
«умом»
человека (см. Нус), а «ум» — форму, налагаемую богом.
С. С. Аверинцев.
ПОДРАЖАНИЕ в психологии, воспроизведение индивидами и социальными группами
воспринима-
емого ими поведения других индивидов и групп.
Ещё Аристотель приписывал П. важнейшую роль в формировании человека. Тард в П.
видел основу
развития общества. В биологизаторско-инстинктивистских концепциях (Мак-Дугалл и
др.)
подчёркивается врождённый характер П. В рамках ассоцианизма П. рассматривается
как особый вид
воздействия, при к-ром реакция объекта П. становится условным стимулом для
собств. реакции
субъекта П. на стимул. В бихевиоризме П. объясняется с позиций теории научения и
рассматривается
как результат подкрепления соответствующего поведения посредством прямых и
косвенных видов
поощрения и наказания. Сочетание ассоцианист-ских и бихевиористских влияний
содержится в
исследованиях П., основанных на концепции «замещающего научения» (А. Бандура и
др.). Нек-рые
психологи отрицают существование единого механизма П., разделяя его на ряд
самостоят. видов.
Фундаментальную основу изучения П. составило исследование И. П. Павловым
условных и
безусловных рефлексов, первой и второй сигнальных систем. В работах Л. С.
Выготского П.
рассматривается как один из важнейших факторов развития высших форм поведения
человека,
подчёркивается связь способности к П. с возможностями субъекта и пониманием им
ситуации,
подвергаются критике механистич. и интеллектуалист-ские интерпретации П.
Различные аспекты П.
в сов. науке изучались с позиций общей (А. Н. Леонтьев и др.), сравнительной (Н.
П. Ладыгина-
Котс), педагогической (В. А. Просецкий и др.), возрастной психологии, а также
палеопсихологии (Б.
Ф. Поршнев).
При социально-психологич. изучении П. исследуется гл. обр. взаимодействие
социально-типич.
субъектов и объектов П. П. изучается, с одной стороны, как результат социального
воздействия
(напр., влияние референтных групп, конформизм), с другой — как раз-
новидность и средство социального воздействия, как один из путей приобщения
индивида к
социальному и культурному опыту.
• Т а р д Г., Законы П., пер. с франц., СПБ, 1892; Выготский Л. С., Развитие
высших психич. функций, М., 1960;
Парыгин Б.Д., Основы содиальяо-психологич. теории М., 1971; M i l l е r N., D o
l l a r d J., Social learning and imitation,
New Haven — L., 1962; Social facilitation and imitative behavior, Boston, 1968.
ПОДРАЖАНИЕ в эстетике, один из осн. принципов антич. эстетики, а также
классицистич.
эстетики 16—18 вв.
Взгляд на иск-во как П. (мимесис) высказывался в пифагореизме (музыка как П.
небесной гармонии
и т. п.), был развит Платоном и Аристотелем. Поскольку, согласно Платону,
видимый мир есть П.
высшему миру идей, иск-во, подражающее реальности, представляет собой лишь П.
подражанию.
Аристотель считал, что стремление к П. свойственно живым существам вообще, а
людям в
особенности (Поэтика 1448 b 5); П. составляет сущность иск-ва, оно доставляет
удовольствие даже
тогда, когда изображается отвратительное; способ и объект П. являются
конституирующими
признаками лит. жанров. Если Платон осуждал изображение уродливого, нравственно
предосудительного в иск-ве, то Аристотель допускал его, хотя и ставил комедию
ниже эпоса и
трагедии, поскольку в ней подражают «худшим людям» (Поэтика 1449 а 32 слл.).
В новое время идея П. получила широкое распространение в эстетике классицизма.
III. Батте, напр., в
работе «Изящные иск-ва, сведённые к единому принципу» («Les beaux arts reduits a
un meme
principe», 1746) считал таким единым для всех иск-в принципом П. При этом для
классицистов
достойна П. только «прекрасная природа», т. е. то в природе, что соответствует
эстетич. канону, идее
прекрасного; лучшим способом приблизиться к ней признавалось П. идеальным
образцам антич. иск-
ва.
Понятие «П. природе» было подвергнуто критике нем. классич. идеализмом (Кант,
Шеллинг, Гегель),
а также романтич. эстетикой, выдвинувшей на первый план роль фантазии,
воображения,
субъективного начала, личности самого творца. В реалистич. эстетике сер. 19 в.
термин «П. природе»
заменяется понятием правдивого воспроизведения действительности и в дальнейшем в
эстетич.
концепциях 19—20 вв. не употребляется.
• Лосев А. Ф., Шестаков В. П., История эстетич. категорий, М., 1965, с. 204—36;
V с г d е ? i u s W. J., Mimesis. Plato's
doctrine of artistic imitation and its meaning to us, Leiden, 1949; Koller H.,
Die Mimesis in der Antike: Nachahmung.
Darstellung. Ausdruck, Bern, 1954; S o r b o m G., Mimesis and art. Studies in

<<

стр. 53
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>