<<

стр. 56
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

П. возможных действий противника, совершённых или совершаемых им в настоящий
момент, но ещё
неизвестных субъекту П.), имитационное (П. известного развития явления от более
к менее от-
далённому прошлому с целью выявления надёжности того или иного метода П.).
К филос. вопросам науч. П. относятся гносеология и логика П., соотношение между
П. и гипотезой,
законом, опережающим отражением действительности в сознании людей и т. п.
Отд. элементы науч. П., существовавшие ещё в древнем мире (напр., предсказание
Фалесом
солнечного затмения в 585 до н. з·.), в 15—17 вв. одновременно с развитием совр.
науки начали
складываться в систему. Этот процесс особенно ускорился к сер.19 в., с к-рого
обычно датируют
начало истории собственно науч. П. в обществ. науках, связанного с
возникновением марксизма.
В бурж. обществе П. осложняется противоречиями капиталистич. способа произ-ва,
что приводят к
концепциям, в принципе отрицающим возможность науч. П., особенно обществ.
явлений (Поппер и
др.).
В трудах К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина заложены общеметодологич. основы
науч. П. в
социальной сфере. Они развиты в теории и практике социалистич. и коммунистич.
строительства, в
программных документах КПСС и др. братских компартий. Как один из важнейших
инструментов
управления социальными процессами при социализме, марксистско-ленинское П.
опирается на
законы обществ. развития, на изучение реальных тенденций историч. процесса.
* Г е н д и н А. М., П. и цель в развитии общества, Красноярск, 1970; Виноградов
В. Г., Гончарук С. И., Законы
общества и науч. П., М., 1972; В и н о г ? а д о в В. Г., Науч. П., М., 1973;
Никитина А. Г., П. как человеч. способность,
М., 1975; Методологич. проблемы социального П., К., 1977.
«ПРЕДЕЛОВ РОСТА» ТЕОРИЯ, концепция, выдвинутая течением «экологического
пессимизма» в
совр. бурж. идеологии в нач. 1970-х гг. (Дж. Форрестер, Д. Медоус и др.).
Предполагает, что при
сохранении существующих тенденций роста мирового населения, пром. и с.-х. произ-
ва, загрязнения
окружающей среды и истощения природных ресурсов на протяжении 21 в. в связи с
приближением
«естеств. пределов экономич. роста» ожидается «глобальная катастрофа». Выход из
положения
авторы «П. р.» т. видели в возможно более скором переходе к «нулевому росту»
(простое воспро-из-
во населения на основе двух-трёхдетной в среднем семьи, постепенный перевод
пром. предприятий
на замкнутый цикл произ-ва, отказ от строительства но-
вых предприятий и лишь замена выбывающих из строя мощностей на равноценные,
энергетич. базы
— на возобновляемые источники энергии, т. е. гелио- и гидроресурсы, материально-
сырьевой базы
— на макс. использование вторичного сырья и т. д.).
Явная теоретич. несостоятельность и практич. нереальность концепции «нулевого
роста», к тому же
обрекающей на отсталость и нищету экономически менее развитые страны мира,
привела к
разработке на её основе концепции «органич. роста» (дифференциация темпов роста
в зависимости
от уровня развития страны или отрасли с упором на форсирование решения мировой
прод.,
топливно-энергетич. и материально-сырьевой проблем).
«П. р.» т. подверглась серьёзной критике со стороны др. течений совр. бурж.
идеологии. Учёные-
марксисты подвергли критике методологич. основы «П. р.» т. за игнорирование
особенностей
развития производит. сил и производств. отношений в эпоху науч.-технич.
революции, различия
капиталистич. и социалистич. систем. См. также Римский клуб.
ПРЕДИКАБИЛИИ (лат. praedicabilia, от praedico — извещаю, высказываю), понятия
др.-греч. и
схоластич. логики, выражающие типы сказуемых в суждениях (т. е. предикатов).
Введены
Аристотелем в IV—VI гл. «Топики», где выделяются четыре типа сказуемых,
названных
впоследствии П.: вид, род, существенный (собственный) и несущественный
(привходящий) признак.
Порфирий во «Введении к „Категориям" Аристотеля» дополнил П. пятым типом —
видовым
отличием. В трансцендентальной логике Канта П. рассматриваются как производные
понятия
рассудка (в отличие от пре-дикаментов, т. е. категорий). Напр., из категории
причинности у Канта
выводятся силы, действия, страдания; из категории модальности — возникновения,
исчезновения,
изменения.
• Аристотель, Топика, Соч., т. 2, М., 1978; его же, Категории. С приложением
«Введения» Порфирия к «Категориям»
Аристотеля, М., 1939; Кант И., Критика чистого разума, Соч., т. 3, М., 1964.
ПРЕДИКАТ (от позднелат. praedicatum — сказанное), логич. сказуемое, указывающее
— в узком
смысле — на свойство отд. предмета (напр., «быть человеком»); в широком смысле —
на свойство
пары, тройки, вообще n-ки предметов, напр. «быть родственником». П. в широком
смысле наз. также
отношениями. В аристотелевской и в последующей традиц. логике П. понимался
только в узком
смысле как один из двух терминов суждения — тот, в к-ром нечто говорится о
предмете речи —
субъекте. Ограничение логикой свойств в узком смысле существенно ослабляло
«выразит.
возможности» традиц. логич. языка и служило препятствием для адекватной
формализации связей
между предметами, к-рые лежат в основе умозаключений об отношениях. Более общая
совр.
трактовка П. связана с рассмотрением предикации как частного случая
функциональной зависимости
(Г. Фреге, 1879). При этом основой для распространения функциональной т. зр. на
повествоват.
формы выражений в естеств. и искусств. языках является наличие в них неопредел.
терминов —
неопредел. имён предметов: переменных (параметров) или слов, играющих роль
переменных. В совр.
логике пропозициональные выражения, содержащие переменные, получили назв.
пропозициональных функций, или П. Как и числовые функции, П. являются
соответствиями, но в от-
личие от числовых функций значения аргументов здесь не обязательно числовые, а
значениями
самих функций служат высказывания. В общем случае, отвлекаясь от к.-л. определ.
языка и сохраняя
только функциональную форму записи, П. от n переменных (от n неопредел.
терминов) выражают
формулой P(x1 ..., хп), где п? 0. При n = 0 П. совпадает с высказыванием,
при n = 1 П. будет свойством в узком смысле (1-местным П.), при n = 2 —
свойством «пары» (2-
местным П., или бинарным отношением), при n = 3 — свойством «тройки» (3-местным
П., или
тернарным отношением) и т. д. Выражения: «х— человек», «х любит у», «х — сын у и
z» служат
соответственно примерами 1-местного, 2-местного и 3-местного П. Они
преобразуются в
высказывания при надлежащей подстановке, напр. «Сократ — человек», «Ксантиппа
любит
Сократа», «Софрониск — сын Сократа и Ксантиппы», или при связывании переменных
кванторами.
Об исчислении П. см. Логика предикатов.
• К л а у с Г., Введение в формальную логику, пер. с нем., М., 1960; Марков
А. А., О логике конструктивной матема-
тики, М., 1972; Новиков П. С., Элементы математич. логики, ?., 19732; К л и н
и С. К., Математич. логика, пер. с англ
М., 1973.
ПРЕДМЕТ, категория, обозначающая нек-рую целостность, выделенную из мира
объектов в
процессе человеч. деятельности и познания. Понятие П. часто употребляют в менее
строгом смысле,
отождествляя его с понятием объекта или вещи. В соответствии с материальной или
идеальной
природой объекта, соотносящегося с данным П., последний может быть материальным
(напр., живой
организм, электромагнитное иоле или Галактика как П. познания) или идеальным
(математич.
формула, концептуальный образ, взятые как II. познания). Один и тот же объект
может быть II. раз-
личных видов исследования: напр., совокупность организмов одного вида
(популяция) может
выступать П. математич. (статистич.), генетич., эпидемиологич. и др.
исследований. Синтез
различных П. с целью построения единой теории объекта требует системного подхода
и нередко
ведёт к созданию новой науч. дисциплины (напр., науковедение, синтезирующее
различные
предметные стороны науки как системы; биогеоце-нология, изучающая биосферу в её
биологич.,
физич., геологич., космич. аспектах).
Противопоставление П. (Gegenstand) объекту (Objekt) впервые предложил в 1904
австр. философ Р.
Амезедер; А. Мейнонг связал это различение с теорией интенциональности Ф.
Брентано и построил
свою «теорию объектов» (Gegenstandstheorie), в к-рой трактовал П. идеалистически
— как акт
данности объекта в переживании. Подобное понимание стало исходньм для
феноменологии
Гуссерля, к-рый, однако, поставил во главу угла уже не сами П., но
«интендирующее» их сознание
(см. Интенционалъностъ).
В общегносеологич. плане противопоставление II. и объекта является
относительным. Осн.
структурное отличие П. от объекта заключается в том, что в II. входят лишь
главные, наиболее
существенные (с т. зр. данного исследования) свойства и признаки.
В логике под П. (индивидуумом) понимается элемент нек-рого класса, а также
субъект в его
соотнесённости с предикатом. См. также Опредмечивание и распредмечи-вание,
Овеществление.
• Горский Д. П., Вопросы абстракции и образование понятий, М., 1961; Смирнов Г.
А., К определению целостного
идеального объекта, в кн.: Системные исследования. Ежегодник 1977, М., 1977;
Косарева Л. М., П. науки. Социаль-но-
филос. аспект проблемы, М., 1977; Юдин 9. Г., Системный подход и принцип
деятельности, М., 1978.
ПРЕДМЕТНАЯ ОБЛАСТЬ, область объектов, универсум рассмотрения (рассуждения),
класс
(множество) объектов, рассматриваемых в пределах данного контекста (понимаемом
как отд.
рассуждение, фрагмент науч. теории или теория в целом). Напр., в теории чисел П.
о. служит
натуральный ряд (множество целых неотрицательных чисел), в математич. анализе —
множество
действит. чисел, в ботанике — множество всех растений (растит. видов), а в
исчислении предикатов
или логике классов — любая фиксированная непустая область. П. о., называемая
также универс.
множеством, противопоставляется в логике и теории множеств т. н. пустому
множеству (классу,
области), не содержащему ни одного предмета рассматриваемого вида и являющемуся
её
дополнением. См. ст. Универсум и лит. к ней.
ПРЕДМЕТНАЯ 525
ПРЕДМЕТНОСТЬ, свойство объекта (явления, процесса, действия, состояния)
выступать в качестве
предмета практич. или теоретич. деятельности человека. П. знания и связанных с
ним гносеологич.
категорий основывается на его объективном характере, благодаря к-рому знание
служит отражением
материального мира. Диалектич. материализм рассматривает П. как категорию,
характеризующую
неразрывную связь познания и деятельности вообще с, практикой и материальным
миром.
С идеалистич. позиций П. истолковывается как инобытие духа (Гегель) или как
имманентная сторона
самого акта познания (Брентано, Мейнонг, Гуссерль).
Термин «П.» употребляется также в цсихологии, где он введён И. М. Сеченовым,
понимавшим под П.
приведение предмета познания в структурное соответствие с отражением этого
предмета в психике.
См. ст. Предмет и лит. к ней.
ПРЕДОПРЕДЕЛЕНИЕ, религ. представление об исходящей от воли божества
детерминированности этич. поведения человека и отсюда его «спасения» или
«осуждения» в
вечности. Особое значение приобретает в моно-теистич. религиях, поскольку с т.
зр. последоват.
монотеизма всё существующее определяется в конечном счёте волей бога. При этом
концепция II.
вступает в противоречие с учением о свободе воли и ответственности человека аа
его вину, без к-рого
оказывается невозможной религ. этика. Это обусловило возникновение споров о П. в
иудаизме,
исламе, христианстве. Сообщая о существовании в Иудее трёх направлений, историк
Иосиф Флавий
(1 в.) характеризует ессеев как сторонников учения о свободной воле, а фарисеям
приписывает ком-
промиссную позицию. В исламской теологии 8—9 вв. шла острая полемика между
джабаритами,
учившими об абс. П., и кадаритами, отстаивавшими свободу воли. В христианстве
концепция П.
была сформулирована Августином в борьбе с пелагианством: благодать не может быть
заслужена и
обусловлена лишь свободным произволом божества. Повышенный интерес к проблеме П.
характерен
для религ. индивидуализма Реформации — для Лютера и особенно для Кальвина,
развившего учение
об абс. П.
ПРЕДРАССУДОК, букв.— мнение, предшествующее рассудку, усвоенное некритически,
бея
размышления. П. называются иррациональные компоненты обществ. и индивидуального
сознания —
суеверия, связанные с религией, и предубеждения. Предубеждение — это
неблагоприятная
социальная установка к к.-л. явлению; не основанное на критически проверенном
опыте,
стереотипное и эмоционально окрашенное, оно тем не менее весьма устойчиво и
плохо поддаётся
изменению под влиянием рациональной информации. Особенно живучи нац. и расовые
предубеждения. Предубеждения существуют и в др. сферах обществ. психологии. Они
имеют
двоякие корни — социально-экономические и психологические. Так, этнич.
предубеждения, чувства
расовой и нац. вражды коренятся в тех объективных условиях жизни общества, к-рые
ставят людей
во враждебные отношения друг к другу. Недоверие и подозрительность к «чужаку»
заложены уже в
этноцентризме первобытного мышления, кругозор к-рого по необходимости ограничен
рамками
своего собств. рода и племени. «Мы» определяется через соотнесение и
противопоставление каким-
то другим «Они». С развитием обмена, межплеменного общения представления людей о
др. атнич.
общностях усложняются, однако содержание и эмоциональная окраска этих
представлений всегда
отражают конкретную историю взаимоотношений соответствующих групп. Нейтральные
или
дружеств. отношения порождают нейтральные или положит. стереотипы; зависимая,
подчинённая
группа с более низким уровнем цивилизации вызывает к себе снисходительно-пренеб-
526 ПРЕДМЕТНОСТЬ
режит. отношение, наделяется чертами детской наивности и интеллектуальной
неполноценности
(типичный образ «туземца» в колон. фольклоре 10 в.); группа-конкурент, напротив,
воспринимается
как враждебная и опасная, её представители наделяются чертами агрессивности,
коварства,
моральной ненадёжности. Соответствующие стереотипы прочно закрепляются в
массовом сознании
и освящаются религией. В условиях классово антагонистич. общества этнич.
предубеждения не
только стихийно вырастают из недр массовой психологии как специфическая, хотя и
искажённая
форма символизации социальных конфликтов, но и сознательно распространяются и
пропагандируются реакц. классами в целях разобщения трудящихся, отвлечения их
внимания от
коренных социальных проблем. Поэтому необходимые предпосылки ликвидации всех
нац. и расовых
предубеждений — уничтожение классов и эксплуатации человека человеком, широкая
воспитат.
работа в условиях социалистич. общества.
Однако предубеждения — не только социальный, но и психологич. феномен. Один и
тот же по
своему объективному содержанию стереотип в одном случае является просто
средством
приспособления к социальной ситуации (напр., расистские установки в обществе, в
к-ром расовое
неравенство является нормой), а в другом — защитным механизмом личности, к-рая
проецирует на
«чужача» свои собств. неосознаваемые качества. Психологич. трактовка нац. и иных
предубеждений,
если она претендует заменить социально-исторический, классовый анализ,
реакционна и
несостоятельна. Однако изучение диалектики когнитивных (познавательных),
эмоциональных и
волевых компонентов предубеждения или соотношения социальной установки и
реального
поведения имеет важное значение для выработки эффективных способов воспитания.
ПРЕДСТАВЛЕНИЕ, образ раннее воспринятого предмета или явления (П. памяти,
воспоминание), а
также образ, созданный продуктивным воображением; форма чувств. отражения в виде
наглядно-
образного знания. В отличие от восприятия П. поднимается над непо-средств.
данностью единичных
объектов и связывает их с понятием. П. осуществляется в двух формах — в виде
образов памяти и
воображения. П. памяти служит необходимым условием процесса познания, в ходе к-
рого
сохранившийся образ объекта актуализируется при восприятии. С помощью образов
воображения
создаются П. и мысленные ситуации, непосредственно не воспринимающиеся в целом в
действительности. Если восприятие относится только к налично данному,
настоящему, то П.
одновременно относится и к настоящему, и к прошлому, и к будущему.
Являясь формой индивидуального чувств. отражения, П. человека опосредствованы
языком,
наполнены обществ.
содержанием, осмыслены и осознаны.
• см. к ст. Воображение.
ПРЕДСУЩЕСТВОВАНИЕ (позднелат. praeexistentia), в идеалистич. и религ. системах
существование нематериального начала до его воплощения в материи. Так, идея в
философии
Платона обладает П. по отношению к вещи, абс. идея в философии Гегеля — по
отношению к миру.
Обычно термин «П.» употребляется применительно к предполагаемой жизни души до её
воплощения
в данном теле. Любая теория метемпсихозы (напр., в пифагореизме или буддизме)
предполагает П.
души, неоднократно проходящей воплощения и перевоплощения, а в промежутках между
ними
обретающейся в каких-то загробных мирах, напр. претерпевая очищение. Гносеология
Платона
предполагает, что в своём П. душа созерцает идеи, затем в земной своей жизни
«припоминает» это
созерцание (анамнесис) и через это обладает знанием наиболее общих истин
(«Федон» 249 с). Докт-
рина о П. души и её вторичном вхождении в тело, к-рую стремились найти в
библейских текстах
(Прем. Сол. 7,3: «я ниспал на ту же землю»; 8,20: «я вошел и в тело чистое»),
нашла отражение у нек-
рых раннехрист.
мыслителей (особенно у Оригена), но была осуждена и заменена др. концепциями;
христианство
настаивает только на П. личности Иисуса Христа до его воплощения как бога-
логоса, 2-го лица
Троицы.
ПРЕДУСТАНОВЛЕННАЯ ГАРМОНИЯ, понятие, введённое в философию Лейбницем (1695) для
объяснения всеобщей взаимосвязи и согласованности в мире. Согласно учений о П.
г., развитому
Лейбницем в 1696, субстанциальные элементы мира — монады, будучи чисто психич.
сущностями,
не могут физически взаимодействовать друг с другом; однако развитие каждой из
них находится в
изначально предустановленном богом соответствий с развитием всех др. монад и
мира в целом.
Благодаря этой сущностной гармонии возникает также гармония в явлениях (физич.
детерминизм) и
гармония между сущностью и явлением (согласие между конечными и действующими
причинами,
между душой и телом). Теория II. г. была направлена против окказионализма Н.
Мальбранша и
картезианского дуализма (см. Картезианство), в рамках деизма в ней отстаивалась
имманентная
закономерность природных процессов.
ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ, связь между различными этапами или ступенями развития, сущность
к-рой
состоит в сохранении тех или иных элементов целого или отд. его характеристик
при переходе к
новому состоянию. П. выступает как одна из важнейших сторон закона отрицания
отрицания.
В истории философии для тех метафизич. концепций, к-рые сводят развитие к
плоскому
эволюционизму или круговороту и рассматривают его как воспроизведение
относительно
неизменных форм, характерно гипертро-фирование П. Концепции типа теории
катаклизмов, на-
против, недооценивают или даже отрицают П., гипертрофируя изменения, различия в
объекте при
переходе его к новым состояниям.
Развёрнутый теоретич. анализ П. в связи с диалектич. концепцией развития впервые
был проведён
Гегелем, к-рый рассматривал П. как существ. сторону диалектически понятого
отрицания.
Диалектич. материализм различает П. при количеств. изменениях, когда её осн.
содержание
составляет сама структура, организация объекта (напр., биологич. вос-произ-во в
рамках одного
вида), и П. при качеств. изменениях, когда структура объекта трансформируется, а
содержанием П.
являются отд. элементы и характеристики объекта.
Принципиальное значение имеет выявление специфики П. в обществ. развитии. Одна
из осн. проблем
возникающих здесь — проблема взаимозависимости П. различных форм обществ. жизни.
С одной
стороны, «история есть не что иное, как последовательная смена отдельных
поколений, каждое из
которых использует материалы, капиталы, производительные силы, переданные ему
всеми
предшествующими поколениями» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 3, с. 44—45);
следовательно,
главной в развитии общества является П. материального произ-ва, определяющая П.
и различных
форм духовной Жизни. С др. стороны, эти последние, будучи обусловлены уровнем
экономич. раз-
вития, в то же время непосредственно зависят от мыслительного материала,
накопленного
предшествующими поколениями.
В силу сложности и внутр. противоречивости социального развития П. здесь может
носить либо
прогрессивный, либо реакц. характер в зависимости от того, каково отношение её
содержания к
социальному прогрессу. Борьба с П. консервативных взглядов, традиций, привычек
составляет
важное условие эффективного идеологич. руководства обществом.
Особой проблемой является соотношение П. и классовости в развитии духовной жизни
общества. С
т. зр. вульгарного социологизма (А. А. Богданов, В. Ф. Плетнёв и др.) эти
понятия взаимоисключают
друг друга. Но на деле П.— необходимый атрибут развития духов-
ной культуры классового общества, т. к. не все ее компоненты являются классовыми
и тем более
реакционными.
В науч. познании П. основывается на том, что в каждой относит. истине содержатся
зёрна абс.
истины. В философии П. выражается в относит. устойчивости осн. принципов
разрешения
фундаментальных проблем онтологии, гносеологич. социологии, этики и эстетики.
• M a p к с К., Морализирующая критика и критизирующая мораль, Маркс К. и Э н г
е л ь с Ф., Соч., т. 4; Л е-нин В. И.,
Успехи и Трудности Сов. власти, ПСС, т. 38; его ж е, Задачи союзов молодежи, там
же, т. 41; Б а л л е ? Э. А., П. в
развитии культуры, М., 1969; его ж е, Коммунизм. Культура. Человек М., 1979; Н е
н о в с к и Н., П. в праве, пер с болг.,
М., 1977; Бушмин А. С., П. в развитии лит-ры, Л., 19782; Ч а л о я н В. К.,
Восток— Запад. П. в философии антич. и ср.-
век. общества, М., 19792; Г ? и н и н В. В., Л а д ы г иН а А. В.; Иск-во:
диалектика П., Минск, 1979.
ПРЕКРАСНОЕ, категория эстетики, характеризующая явления, обладающие высшей
эстетич.
ценностью. Как эстетич. ценность П. отличается от нравственных и теоретич.
ценностей (добра,
истины) тем, что оно связано с определ. чувств. формой и обращается к созерцанию
или
воображению; в отличие от утилитарно-полезного, отношение к И. носит
бескорыстный характер.
Для древнейшего эстетич. сознания П. мыслилось как неотъемлемое свойство мира,
космоса. Для
пифагореизма П. есть гармония, внутренне присущая вещам, источник к-рой
усматривался в
мистически понимаемых количеств. отношениях. По Гераклиту, «прекраснейший строй
мира» и
«прекраснейшая гармония» являются результатом единства и борьбы
противоположностей. Гераклит
говорит также об относительности П.: «... Самая прекрасная обезьяна безобразна
по сравнению с
родом людей» (Платон, Гиппий Больший 289а). По Сократу, относительность П.
обусловлена тем,
что «все хорошо и прекрасно по отношению к тому, для чего оно хорошо
приспособлено»
(Ксенофонт, Воспоминания о Сократе III, 8, 5). Платон проводит чёткое различие
между тем, «что
прекрасно» и тем, «что такое прекрасное» («Гиппий Больший» 287 е), т. е. между
сущностью П. и его
проявлениями. Сущность П. Платон трактует как вечную, безотносительную, божеств.
идею, от к-
рой зависит существование всех прекрасных явлений (см. «Пир» 211 а — b). Человек
же, «видя
здешнюю красоту, вспоминает красоту истинную» («Федр» 249 d).
Отвергая теорию платоновских «идей», Аристотель полагает, что должно быть единым
«прекрасное
и бытие прекрасного» («Метафизика» VII 6, 1031 b). В соответствии с этим
Аристотель
рассматривает II. как объективное свойство самой действительности, как
проявление сё
закономерностей: «... самые главные формы прекрасного, это — порядок в
пространстве,
соразмерность и определенность...» (там же XIII 3, 1078 а 34); в живой природе
П. связано с
целесообразностью («О частях животных» 645 а).
Объективно-идеалистич. понимание П. развивается в зстетич.. учениях
неоплатонизма и
христианства. Согласно Плотину, П. в телах возникает благодаря приобщению к
высшей красоте,
исходящей от единого («Эннеады» I 6, 1—9). Августин писал, что бог сотворил
«прекрасные
разнообразные формы, блестящие и приятные цвета» («Исповедь» X 34). Фома
Аквинский, усмат-
ривая конечный источник И. в боге, условиями П. считал целостность, или
совершенство, должную
пропорцию, или созвучие, и ясность («Summa theologiae» l, qu. 39, art. 8).
Мыслители эпохи Возрождения были убеждены в объективности П., к-рое определяется
Л. Б.
Альберти как «... строгая соразмерная гармония всех частей, объединяемых тем,
чему они
принадлежат...» («Десять книг о зодчестве», т. 1, М., 1935, с. 178). Для
Леонардо да Винчи и других
теоретиков и практиков иск-ва Воз-
ПРЕКРАСНОЕ 527
рождения гармонически и многосторонне развитый человек — высшая мера П.
Классицизм трактовал П. и его оценку рационалистично и нормативно. В эпоху
Просвещения
эстетика вычленяется в самостоят. дисциплину (у Баумгартена) именно как «наука о
П.». Анализ П. у
просветителей связан с их поисками гармонич. обществ. связей, преодолевающих
противоречия совр.
цивилизации. П. рассматривается как посредствующее звено между разумом и
чувствами,
отвлечённым долгом и естеств. влечениями, как «свобода в явлении» (Шиллер), как
единство правды
и идеала в иск-ве (Дидро, Лессинг). Дидро, считая, что «... восприятие отношений
есть основа пре-
красного», различает «реально прекрасное» и «прекрасное, которое мы
воспринимаем», или
«относительно прекрасное» (Избр. произв., М., 1951, с. 382, 378). Англ.
сенсуалистич. эстетика 18 в.
детально исследовала психологию восприятия и переживания Л. (Ф. Хатче-сон, Г.
Хом, Э. Бёрк).
Абсолютизация субъективной стороны П. привела к идеалистич. отрицанию его
объективности в
эстетич. воззрениях Юма и Канта. По мнению Канта, «эстетическое свойство» — «то,
что в представ-
лении об объекте чисто субъективно...» (Соч., т. 5, М., 1966, с. 188) и «...
суждение вкуса не
познавательное суждение...» (там же, с. 210). Предмет может считаться
прекрасным, если отношение
к нему будет незаинтересованным, если он без понятия представляется как объект
всеобщего
«необходимого удовольствия» и если он воспринимается как обладающий «формой
целесообразности» «без представления о цели» (там же, с. 245, 240). Гегель при
исследовании П.
отвергает кантовское «... ошибочное представление о существовании прочной
противоположности
между субъективным мышлением и объективными предметами...» (Соч., т. 12, М.,
1938, с. 61). Для
Гегеля П. объективно как «чувственная видимость идеи» (там же, с. 115).
Поскольку же в природе
идея проявляется лишь смутно, то и П. в ней несовершенно. Только иск-во, по
Гегелю, способно
осуществить необходимое для истинно П. полнее соответствии идеи и образа; П. в
иск-ве и есть
идеал. Ценнейшее достижение гегелевской эстетики — диалектич. подход к изучению
П. и понима-
ние историч. развития П., хотя и на объективно-идеа-листич. основе.
Материалистич. эстетика 18—19 вв. доказывала объективность П., рассматривая его
как свойства,
качества, отношения самой материальной действительности. «Под красотой я
понимаю,— писал Э.
Бёрк в «Философском исследовании происхождения наших идей о возвышенном и
прекрасном»,—
качество или качества тел, благодаря которым они (тела.— Ред.) вызывают любовь
или подобную
страсть». Чернышевский выступил против упрощённой трактовки этой объективности у
Бёрка,
критикуя его за то, что тот принял «прекрасное и возвышенное прямо за качества
самих тел,
производящих на нас такие впечатления» (ПСС, т. 2, 1949, с. 136). Согласно
Чернышевскому,
«прекрасное есть жизнь» и «прекрасно то существо, в котором видим мы жизнь
такою, какова
должна быть она по нашим понятиям» (там же, с. 10).
В бурж. эстетике кон. 19—20 вв. проблема П. рассматривается с идеалистич.
позиций. Согласно
субъективно-идеалистич. теории вчувствования (Р. Фишер, Т. Липпс, Верной Ли и
др.), П. образуется
проецированием человеч. чувства на предмет. По определению Дж. Санта-яны, «...
красота есть
наслаждение, рассматриваемое как качество вещи» («The sense of beauty», N. ?.,
1955, p. 51). Для Б.
Кроче П.— «адекватность выражения» («Эстетика как наука о выражении и как общая
лингвистика»,
ч. 1, М., 1920, с. 106). В эстетике прагматизма П. трактуется как качество
«опыта» в идеалистич. его
понимании; Дж. Дьюи сводит П. к «обозначению харак-
528 ПРЕСТИЖ
терной эмоции» («Art as experience», N. ?., 1934, p. 129). Ряд представителей
совр. бурж. эстетики
стирает границы между П. и безобразным.
Марксистская эстетика раскрыла закономерную связь между П. и трудовой
деятельностью человека,
на основе к-рой вообще возникло его эстетич. отношение к миру. К. Маркс отмечал,
что «... человек
строит также и по законам красоты», поскольку он в практич. созидании
предметного мира
утверждает себя в своей обществ.-человеч. сущности и, в отличие от животного
«... производит
универсально..., будучи свободен от физической потребности...», «... свободно
противостоит своему
продукту... умеет производить по меркам любого вида и всюду он умеет прилагать к
предмету
присущую мерку» (M a p к с К. и Э н г е л ь с Ф., Соч., т. 42, с. 93, 94).
Многообразные явления
природы и обществ. жизни обладают свойством П. в той мере, в какой они в своей
конкретно-чувств.
целостности выступают как обществ.-человеч. ценность, свидетельствующая об
утверждении
человека в действительности, предметно воплощающая свободное развитие человека и
общества.
Поэтому восприятие и переживание П. вызывает бескорыстную любовь, чувство
радости и
ощущение свободы.
Определ. закономерности (правильность, симметричность, гармония, ритм,
пропорциональность,
«целесообразность», мера в звуковых и цвето-световых отношениях),
характеризующие внеш. облик
явлений, стали обладать эстетич. значимостью, поскольку через познание и
использование их
человек утверждает себя в мире. Свойством П. обладает сам человеч. труд как
свободная, творческая,
общественно значимая деятельность, доставляющая наслаждение «... игрой
физических и
интеллектуальных сил» (Маркс К., там же, т. 23, с. 189), а также её результаты,
несущие на себе
«отпечаток» большого мастерства и высокой культуры. В продуктах человеч.
деятельности П.
выступает как проявление и, следовательно, как свидетельство целесообразности и
совершенства.
П. в иск-ве — его художеств. ценность — обусловлено правдивым отражением жизни
(красота
истины), выражением гуманистич. идеалов, а также мастерством, создающим форму,
гармонически
соответствующую содержанию.
П. как ценность, в к-рой выражено объективное эстетич. значение явлений,
осваивается через субъек-
тивные эстетич. оценки, сквозь призму вкусов и идеалов людей. Важнейшей задачей
эстетич.
воспитания является формирование и развитие способности человека воспринимать
подлинную
ценность П.
В советской лит-ре по эстетике проблема П.— предмет дискуссии, в центре к-рой
соотношение в П.
объективного и субъективного, природного и общественного.
• Ванслов В. В., Проблема П., М., 1957; Дмитриева Н. А., О П., М., I960;
Эстетическое. Сб. ст., М., 1964; К p ю-ковский
Н., Логика красоты, [Минск, 19651; Л о-с е в А. Ф., Шестаков В. П., История
эстетич. категорий, [М.], 1965; Природа и
функции эстетического, [M.J, 1968; Ст?лович Л. Н., Категория П, и обществ.
идеал, М., 1969; Каган М. С., Лекции по
марксистско-ленинской эстетике, Л., 19712; Борев Ю. Б., Эстетика, М., 19813; К а
л a нт а р ?., Проблема П. К истории и
теории вопроса, Ер., 1981; Philosophies of beauty..., select, and ed. by E. P.
Carritt, Oxf., [1962]. Л. Н. Столович.
ПРЕРЫВНОСТЬ, см. Непрерывность и прерывность.
ПРЕСТИЖ социальный (франц. prestige, перво-нач.— обаяние, очарование, от лат.
praestigium —
иллюзия, обман чувств), соотносительная оценка социальной роли или действия,
социальной или
проф. группы, социального института, физич. достоинства, психологич. качества и
т. п., разделяемая
членами данного общества или группы на основании определ. системы ценностей.
Носителем П. с. в
конечном счёте выступает личность. Объективной основой признания
привлекательности или
значимости социального качества является реальный вклад в удовлетворение той или
иной обществ.
потребности, но в обществ. мнении
оценка этого вклада опосредствуется социально-психологическими факторами и может
подвергаться
искажениям,
До кон. 18 в. слово «П.» использовалось в Зап. Европе в смысле, близком к
исходному
(латинскому),— необычный эффект иллюзиониста («престижиратора»), а затем
метафорически
применялось к деятелям лит-ры и иск-ва. В кон. 19 в. говорили о П. политич. и
др. лидеров, если их
влияние основывалось на уважении и восхищении сограждан. Тард объяснял движение
моды и т. п.
явления как результат подражания носителю II. Дальнейшие исследования показали,
что человек
действительно склонен идентифицировать себя с обладателем П., и это часто
заставляет стремиться к
престижной профессии, заимствовать вкусы и мнения носителей П. и т. д.
Неофрейдизм исходит из
того, что чем острее у индивида внутр. беспокойство и тревога по поводу
отношения к нему
окружающих, чем больше в нём под-сознат. неуверенности в собств. ценности и
безопасности, тем
сильнее, как контр-баланс, проявление стремления к П. По мнению Мида, поскольку
другие — это
«зеркало», определяющее человеч. «Я», П. обеспечивает самоутверждение личности —
уважение к
себе, гарантированное уважением других людей.
Марксистская социология исходит из того, что основы II. определяются системой
обществ.
отношений, а господствующая в обществе система ценностей предопределяет критерии
оценивания и
обусловливает высоту П.
Динамику П. нельзя толковать однозначно как отражение какого-то одного фактора.
Однако П.
поддаётся эмпирич. определению и выступает как важный показатель таких
недоступных прямому
наблюдению явлений, как система ценностей общества, степень социальной
дифференциации и т. п.
Изменение П. за определ. период позволяет судить о происходящих социальных
изменениях.
Реклама и пропаганда в бурж. обществе в значит. степени основаны на придании П.
определ.
позициям, предметам, вкусам и верованиям. Средства массовой коммуникации,
находясь в руках
господств. класса, способствуют перераспределению П. в его интересах.
Исследования в СССР и др. социалистич. странах показали, что П. профессий,
насел. пунктов и т. д.
оказывает большое влияние на проф. ориентацию молодёжи, отношение рабочих к
труду и
социальную мобильность. Изучение П.— необходимое условие социального
прогнозирования и
воздействия на динамику П. в интересах общества.
• Замошкин Ю. А., Кризис бурж. индивидуализма и личность, М-, 1966; Здравомыслов
А. Г. и Я д о в В. А., Отношение
к труду и ценностные ориентации личности, в кн.: Социология в СССР, т. 2, М.,
1966; Человек и общество. Сб. [Л.),
1967; Рубинов А. 3., Лестница П., М., 1976; Черно-воленко В. Ф., Осеовский В.
Л., ? а н и о т-т о В. И., П. профессий и
проблемы социально-профессион. ориентации молодежи (опыт социологич.
исследования), К., 1979; Rosenberg M.,
Occupations and values, Glencoe, 1957; Packard V., The status seekers, N. Y.,
[1959].
ПРЕФОРМИЗМ (от лат. praeformo — заранее образую, предобразую), учение о
существовании в
зародышевых клетках организма материальных структур, определяющих осн. черты
развития и
строения организмов следующего поколения. Наивно-преформистские идеи впервые
получили
выражение у Гиппократа и Анаксагора (в учении о гомеомериях), но были вытеснены
учением
Аристотеля об эпигенезе, согласно к-рому зародышевое развитие организмов есть
процесс,
осуществляемый путём серии последоват. новообразований. Эпигенетич.
представления
господствовали в период поздней античности и в ср. века. Непосредств.
предшественником совр. П.
было учение о преформации (предобразовании), возникшее в эпоху Возрождения как
реакция на ср.-
век. представления о господстве в организме «жизненной силы». В 17 в.
раннепреформистские
концепции были конкретизированы на данных микроскопии А. Ле-венгуком, М.
Мальпиги и Я.
Сваммердамом, ошибочно
считавшими, что, наблюдая зародыш, "видеть" сформировавшиеся части (органы,
ткани, структуры)
взрослого организма. Из учения о преформации, носившего механико-материалистич.
характер,
делались креационистские выводы: предполагалось, что все будущие поколения как
бы вложены в
зародышевые клетки «впервые созданных» организмов. В монадологии Лейбница
концепция
преформации была распространена на всю эволюцию мироздания, т. е. приобрела
методология,
значение. В работах преформистов 18 в. (Ш. Бонне, А. Галлер, Л. Спалланцани)
учение о пре-
формации вылилось в отрицание новообразований в ходе историч. бытия организмов и
стало одним
из краеугольных камней метафизич. картины мира. В течение 18 — нач. 19 вв. П.
был постепенно
вытеснен эпигенетич. представлениями, сторонники к-рых, однако, нередко
отбрасывали и то
ценное, что содержалось в работах преформистов: идею развития на базе
детерминированных и
относительно консервативных наследств. структур. Упадок П. продолжался до 2-й
пол. 19 — нач. 20
вв., когда благодаря созданию теории индивидуальности хромосом и выяснению
сущности
процессов клеточного деления, оплодотворения, эмбриогенеза и наследств. передачи
спор между П,
и эпигенезом был поставлен на принципиально новую почву. Совр. концепция
онтогенеза включает
элементы как П., так и эпигенеза. Генетич. информация, содержащаяся в зиготе,
детерминирует
норму реакции организма в ходе его развития. Новое в процессе развития организма
возникает как
благодаря непрерывному переходу организации зародыша на более высокий уровень,
так и
мутациям, вносящим в онтогенез принципиально новые компоненты.
• Равен X., Оогенея. Накопление морфогенетич. информации, пер. с англ., М.,
1964; Дэвидсон Э., Действие генов в
раннем развитии, пер. с англ., М., 1972; Bandlow E., Philosophische Aspekte in
der Entwicklungsphysiologie der Tiere, Jena,
1970.
ПРИРОДА, 1) в широком смысле — всё сущее, весь мир в многообразии его форм;
понятие П. в
этом значении стоит в одном ряду с понятиями материи, универсума, Вселенной. 2)
В более узком
смысле — объект науки, а точнее — совокупный объект естествознания («наук о
П.»). П. в целом
выступает как общее понятие об объекте, задающее принципиальную схему понимания
и объяснения
того или иного конкретного предмета изучения (напр., представления о
пространстве и времени,
движении, причинности и др.). Такое общее понятие П. разрабатывается в рамках
философии и
методологии науки, к-рые выявляют его осн. характеристики, опираясь при этом на
результаты
естеств. наук. Как предельная абстракция, осн. характеристиками к-рой являются
универсальность,
законосообразность и самодостаточность, понятие П. выдвигается на первые роли в
социально-
культурном плане в эпоху Возрождения в условиях борьбы против религ. догматизма
и ср.-век.
схоластики, но закрепляется оно лишь с утверждением опытного естествознания (16—
17 вв.). Совр.
естествознание наследует традиции понимания П., выработанные в новое время, но
одновременно
существенно обогащает их. Это выражается в представлениях о развитии П. и его
специфич.
закономерностях, о различных формах движения материи и различных структурных
уровнях
организации П., в расширении представлений о типах причинных связей и т. п.
Напр., с созданием
теории относительности существенно видоизменились взгляды на пространственно-
временную
организацию объектов П.; развитие совр. космологии обогащает представления о
направлении
естеств. процессов; достижения физики микромира способствуют значит. расширению
понятия
причинности; прогресс экологии привёл к пониманию глубоких принципов целостности
П. как
единой системы. 3) Наиболее употребитель-
ПРИРОДА 529
но толкование понятия П. как совокупности естеств. условий существования
человеч. общества. В
этом смысле понятие П. характеризует место и роль П. в системе исторически
меняющихся
отношений к ней человека и общества. Понятие П. употребляется для обозначения не
только
естественных, но и созданных человеком материальных условий его существования —
«второй П.».
По словам К. Маркса, постоянное осуществление обмена веществ между человеком и
П.— закон,
регулирующий обществ. произ-во; без такого обмена была бы невозможна сама
человеч. жизнь (см.
К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 23, с. 51, 514).
Реальную основу отношения человека к П. образует его деятельность, к-рая всегда
осуществляется в
конечном счёте в П. и с данным ею материалом. Поэтому и изменение отношения к П.
на
протяжении истории общества определяется прежде всего изменением характера,
направленности и
масштабов человеч. деятельности. Интенсивное развитие комплекса социальных наук
приводит к
тому, что наряду с понятием П. интегрирующую роль в познании начинает играть
понятие
деятельности.
До начала совр. научно-технич. революции эксплуатация П. носила преим.
экстенсивный характер, т.
е. основывалась на увеличении объёма и разновидностей получаемых от П. ресурсов.
При этом
масштабы деятельности общества практически не были ограничены извне, со стороны
П.— человек
мог брать у неё «без счёта», столько, сколько позволяла его собств. производит.
сила. К сер. 20 в. такой способ эксплуатации начинает приближаться к критич.
точкам, причём сразу
в неск. отношениях: масштабы потребления тра-диц. источников энергии, сырья и
материалов стано-
вятся сравнимы с их общими запасами в земной П.; та же картина вырисовывается и
в отношении
естеств. базы для произ-ва продовольствия в связи с быстрым ростом населения
планеты; совокупная
деятельность общества оказывает всё более заметное влияние на П., ощутимо
вторгается в её естеств.
механизмы саморегуляции, резко видоизменяет условия существования живой материи.
Всё это
создаёт объективно-природную основу и необходимость перехода от экстенсивного к
интенсивному
способу эксплуатации П., т. е. более полному, эффективному и разностороннему
использованию её
ресурсов. Со стороны самого общества эта необходимость подкрепляется соответств.
изменением
характера деятельности, к-рая теперь уже не может развиваться спонтанно под
воздействием своей
собств. внутр. логики, а требует спец. регулирования, поскольку оказывается
ограниченной
совокупность её материальных, природных условий. В совр. обществе инструментом
такого
регулирования выступает наука — гл. орудие интенсивности произ-ва и
рационализации,
осмысленного переустройства материальных отношений человека с П. На науку всё
более последова-
тельно ориентируется и человеч. деятельность. В итоге начинает складываться
новый тип отношения
общества к П.— отношение глобального управления, к-рое охватывает как процессы в
П., так и
деятельность общества в целом и предполагает разработку рациональных программ
этой
деятельности, учитывающих характер и границы допустимого воздействия на П. и
необходимость её
сохранения и воспроизводства. П. во всё больших масштабах становится
существенным и разумно
управляемым компонентом социального организма.
Для первобытного человека, почти полностью растворённого в П., характерно её
одухотворение.
Мифоло-гич. мышление ещё не располагает основаниями для чёткого
противопоставления П. и
человека. Собственно теоретич. отношение к П. впервые складывается с отделением
философии от
мифологии, т. е. с появлением теоретич. мышления как такового. В ценностном
530 ПРИРОДА
плане это отношение оказывается двойственным: та часть П., которая вовлечена в
орбиту
деятельности человека, толкуется с утилитарно-прагматич. точки зрения как
потребительская
ценность, как источник ресурсов для человека и место его обитания (эта
ценностная позиция
сохраняется вплоть до сер. 20 в.); П. же в целом долгое время выступает как
неизмеримо превос-
ходящая человека сила и потому — как идеал гармонии, нерукотворного
совершенства. Этот тип
ценностного отношения определяет и направление теоретич. размышлений о П. Через
всю антич.
философию проходит трактовка П. как совершенства, как средоточия логоса. Антич.
мышлению
свойственно обращаться к П. как к эталону организации, мерилу мудрости, а жизнь
в согласии с П. и
её законами расценивается здесь обычно как самая благая и, желанная. Существенно
иное отношение
к П. складывается с утверждением христианства, к-рое рассматривает её как
воплощение матери-
ального начала, как «низ», где всё преходяще и изменчиво. Земному, П. резко
противопоставляется
вечное, абс. духовное начало — бог, безусловно стоящий над П. В
противоположность античности
осн. идеей здесь является не слияние с П., а возвышение над нею. Возрождение
вновь обращается к
антич. идеалам толкования П. и всего естественного, природного как воплощения
гармонии и
совершенства. Эта позиция и позднее многократно воспроизводится в самых разных
контекстах, в
частности в концепции естеств. права (Руссо и др.), выводившей право из данных
П., «естеств.»
законов человеч. общежития, а также в ряде школ лит-ры и философии, активно
проводивших лозунг
«назад к П.» и усматривавших в нём единств. спасение от разрушит. действия бурж.
порядков.
Этот же идеал отношения к П. в новое время сыграл немалую роль в превращении П.
в объект науч.
изучения. Вместе с тем развитие науки и начало активного освоения П. на базе
развития пром-сти
существенно трансформировали первонач. схему идеализиров. и поэтизиров.
отношения к П.
Опытное естествознание выдвигает идею «испытания» П. По отношению к поз-нават. и
практич.
активности человека П. начинает выступать как объект, как поприще деятельности,
как косная и
инертная сила, требующая покорения, установления над нею господства разума.
Такой тип отношения к П. сохраняется до тех пор, пока действит. господство над
нею не начинает
превращаться в реальность. Когда мир, созданный деятельностью человека,
становится соизмеримым
с миром П., т. е. когда деятельность общества достигает планетарных масштабов,
становится по
своему объёму сравнимой с масштабами процессов в П., утилитарно-прагматич.
отношение к П.
постепенно перестаёт быть самодовлеющим и безграничным, оно дополняется
осознанием растущей
зависимости самой П. от человека и его деятельности. На этой основе складывается
новый тип
ценностного отношения к П., к-рый можно назвать социально-историческим и к-рый
исходит из
оценки П. как уникального и универс. вместилища человека и всей его культуры.
Такая оценка
предполагает от-ветств. отношение к П., постоянное соизмерение нужд общества и
возможностей П.,
учёт того, что сам человек и человечество есть часть П.
В науч.-теоретич. плане этой ценностной переориентации соответствует переход от
идеи абс.
господства над П. к идее отношений общества и П. как отношений партнёров,
соизмеримых по
своему потенциалу. Первым теоретич. выражением этой позиции явилась созданная В.
И.
Вернадским концепция ноосферы. Сознание потенциального (а в нек-рых пунктах и
актуального)
превосходства общества над П. постепенно, хотя и не безболезненно, рождает новый
подход,
основанный на идее единого, сбалансированного и ответств. управления социальными
и природными
процессами и условиями. Во 2-й пол. 20 в. этот подход начинает получать
распространение и
выступать в качестве основы регу-
лирования деятельности и всей системы практич. отношений общества и П., в т. ч.
мероприятий по
охране природы и защите окружающей среды.
Взаимодействие П. и общества по-разному протекает в разных социально-экономич.
условиях. Ещё
основоположники марксизма показали, что капитализм рождает хищнич. отношение к
П., источник
к-рого заключён в господстве частного, индивидуалистич. интереса. По словам К.
Маркса, «...
культура, если она развивается стихийно, а не направляется сознательно...,
оставляет после себя
пустыню» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 32, с. 45). Практика совр. капитализма
свидетельствует о
том, что бурж. строй создаёт серьёзные препятствия на пути построения
рационального управления
П. В противоположность этому сама сущность социалистич. строя благоприятствует
рационализации
отношения к П., хотя такая рационализация осуществляется не автоматически, а
требует спец.
усилий и затрат со стороны общества. См. также Экология социальная.
• Энгельс Ф., Диалектика П., Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 20; Ленин В. И.,
Материализм и эмпи-риокритицизм, ПСС,
т. 18; Человек, общество и окружающая среда, М., 1973; Вернадский В. И.,
Размышления натуралиста, кн. 1—2, М.,
1975—77; Сен-Марк Ф., Социализация П., пер. с франц., М., 1977; Рожанский И. Д.,
Развитие естествознания в эпоху
античности. Ранняя греч. наука «о природе», М., 1979. Э. Г. Юдин.
ПРИСТЛИ (Priestley) Джозеф (13. 3. 1733, Филдхед, близ Лидса,— 6. 2. 1804,
Нортамберленд,
Пенсильвания, США), англ. философ-материалист, химик (ему принадлежит открытие
кислорода),
обществ. деятель. По окончании духовной академии стал священником. Отстаивал
идеи
веротерпимости, выступал против англ. колон. господства в Сев. Америке,
приветствовал Великую
франц. революцию. Из-за преследований был вынужден эмигрировать в США (1794).
Чл.
Лондонского королев. об-ва (1767) и чл. Парижской АН (1772); в 1780 был избран
почётным членом
Петерб. АН.
В многолетней и страстной полемике со сторонниками различных идеалистич. школ П.
учил, что
природа материальна и что дух (сознание) представляет свойство материи,
движущейся по
неотвратимым, изначально присущим ей законам. Вместе с тем, придерживаясь
деизма, П. полагал,
что сами эти законы созданы божеств.
разумом. С принципом материальности мира П. соединял идею строжайшей причинной
обусловленности (необходимости) всех явлений, отвергая утверждения теологов,
будто при таком
понимании человек как частица материи не несёт ответственности за свои поступки.
П. развивал и популяризировал учение Гартли о том, что все психич. процессы,
включая абстрактное
мышление и волю, совершаются по укоренённым в нервной системе законам
ассоциации. П.
выступал с критикой философии шотландской школы.
П. принадлежит также ряд ценных работ по истории науки и методологии науч.
исследования.
• The theological and miscellaneous works, v. 1—25, L., 1817— 1832; Writings on
philosophy, science and politics, ed., with an
introd. by .1. A. Passmore, N. Y.— L.. 1965; в рус. пер.— Избр. соч., М., 1934;
в кн.: Англ. материалисты 18 в., т. 3, М.,
1968.
• История философии, т. 2, М., 1941, с. 246—50; История философии, т. 1, М.,
1957, с. 615—19; Holt A. D., A life of J.
Priestley, L., 1931.
ПРИЧИНА И СЛЕДСТВИЕ, филос. категории, отображающие одну из форм всеобщей связи
и
взаимодействия явлений. Под причиной (лат. causa) понимается явление, действие
к-рого вызывает,
определяет, изменяет, производит или влечёт за собой др. явление; последнее
называют следствием.
Производимое причиной следствие зависит от условий. Одна и та же причина при
разных условиях
вызывает неодинаковые следствия. Различие между причиной и условием
относительно. Каждое
условие в определ. отношении является причиной, а каждая причина в соответств.
отношении есть
следствие. П. и с. находятся в единстве: одинаковые причины в одних и тех же
условиях вызывают
оди-
наковые следствия. В области обществ. наук причины отличаются от поводов —
процессов,
способствующих их проявлению.
В противоположность идеалистич. воззрениям, отрицающим объективное содержание
понятий П. и
с., мате-риалистич. концепции обосновывают взгляд, согласно к-рому знание
причинно-
следственных связей отражает с большим или меньшим приближением реальные,
объективно
существующие связи и взаимодействия вещей и процессов объективного мира.
В отличие от метафизич. материализма, видевшего только одну сторону причинной
зависимости —
воздействие причины на следствие, диалектич. материализм признаёт отправным
пунктом анализа
понятия причины самодвижение материи, к-рое выступает как взаимодействие.
Совокупность
всевозможных взаимодействий вещей и процессов природы составляет всеобщее
(универсальное)
взаимодействие, исходя из к-рого «... мы приходим к действительному каузальному
отношению»
(Энгельс Ф., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 20, с. 546). П. и с. суть отд.
стороны, моменты, звенья
универс. взаимодействия. Только мысленно изолируя отд. его акт и абстрагируясь
от обратного
влияния произведённого на источник порождения, можно говорить об одностороннем
действии при-
чины на следствие. В реальных процессах следствие не является пассивным, оно
может
воздействовать на свою причину.
П. и с. могут меняться местами: следствие может стать причиной другого
следствия. Во мн. областях
объективной действительности само взаимодействие П. и с. выступает как причина
изменения
явлений и процессов.
В природе и обществе существует бесчисленное многообразие форм взаимодействия,
взаимосвязи и
взаимообусловленности явлений и соответственно — многообразие причинно-следств.
зависимостей.
В совр. науке классификация причинно-следств. связей проводится по различным
признакам. Так, по
признаку природы отношений причинно-следств. связи подразделяются на
материальные и
идеальные, информационные и энергетические, физические, химические,
биологические,
социальные; по характеру связей — на динамические и статистические; по числу и
связности
воздействий — на простые, составные, однофакторные, многофакторные, системные,
внесистемные.
Причинно-следств. связи подразделяются также на внешние и внутренние, главные и
неглавные,
объективные и субъективные, всеобщие, особенные, единичные и др.
В гносеологии понятие причиино-следств. связи выполняет важную методологич.
функцию,
ориентируя исследователя на прогрессивное движение познания по причинно-следств.
цепи — от
случайности к необходимости, от единичного к особенному и общему, от формы к
содержанию, от
явления к сущности.
• Энгельс Ф., Диалектика природы, Маркс К. и Э н-г е л ь с Ф., Соч., т. 20; Л е
н и н В. И., Материализм и эмпи-
риокритицизм, ПСС, т. 18; его же, Филос. тетради, там же, т. 29; Аскин Я. Ф.,
Филос. детерминизм, Саратов, 1974;
Основы марксистско-ленинской философии, М., 19805; см. ст. Причинность и лит. к
ней.
ПРИЧИННОСТЬ, генетич. связь между отд. состояниями видов и форм материи в
процессах её
движения и развития. Вопрос о П. непосредственно связан с пониманием принципов
строения
материального мира и его познания. На основе П. организуется материально-
практич. деятельность
человека и вырабатываются науч. прогнозы. Всё это обусловливает остроту проблемы
П. в
философии и науке вообще (см. Детерминизм и Индетерминизм). Проблема П. тесно
связана с осн.
вопросом философии: «... субъективистская линия в вопросе о причинности есть
философский
идеализм...» (Ленин В. И., ПСС, т. 18, с. 159).
ПРИЧИННОСТЬ 531
Сущностью П. является произ-во причиной следствия. П. есть внутр. связь между
тем, что уже есть,
и тем, что им порождается, что ещё только становится. Этим П. принципиально
отличается от др.
форм связей, для к-рых характерен тот или иной тип упорядоченной соотнесённости
одного явления
другому.
П. объективна: она есть присущее самим вещам внутр. отношение. П. всеобща, т. к.
нет явлений, к-
рые не имели бы своих причин, как нет явлений, к-рые не порождали бы тех или
иных следствий.
Связь причины и следствия является необходимой: если есть причина и налицо
соответствующие
условия, то неизбежно возникает следствие, причём оно всегда порождается данной
причиной при
тех же условиях и во всех др. случаях. Следствие, произведённое нек-рой
причиной, само становится
причиной другого явления; последнее, в свою очередь, оказывается причиной
третьего явления и т. д.
Эту последовательность явлений, связанных друг с другом отношением внутр.
необходимости, наз.
причинной или причинно-следств. цепью. Её можно назвать «цепью причинения».
Любая из цепей
причинения не имеет ни начала, ни конца. Попытки найти абсолютно «первую» или
«последнюю»
причины означают обращение в той или иной форме к чуду, сверхъ-естеств. силе.
В процессе причинения происходит перенос материи и движения от причины к
следствию. С этим
связана другая фундаментальная черта процесса причинения — перенос структуры от
причины к
следствию, т. е. воспроизведение, «отображение» структуры причины в структуре
следствия. Этот
факт лежит в основе присущего материи свойства отражения. На основе причинного
воздействия и
переноса структуры по цепям причинения осуществляются все виды создания,
восприятия, передачи,
хранения, переработки и использования информации в технич. устройствах и живых
организмах.
Информац. аспект процессов причинения играет особенно важную роль в социальной
сфере,
выражая существ. особенность П. в социальной области.
Неизбежность переноса материи и движения от причины к следствию ведёт к тому,
что уже сам факт
порождения следствия определ. образом изменяет причину, что является универс.
свойством П. На
основе этого свойства П. в ходе естеств. развития материи возникают системы с
обратной связью и
самоорганизующиеся системы. Процесс причинения последовательно развёртывается во
времени.
Его исходным пунктом служит формирование самой причины для действия в данных
условиях.
Причина во времени предшествует следствию, но вместе с тем существует более или
менее длит. ста-
дия, когда причина и следствие сосуществуют вместе и в течение к-рой идёт
процесс активного
воздействия следствия на причину. То, как именно будет действовать причина и
каким окажется
следствие, зависит не только от природы причины, но и от характера условий, при
к-рых
развёртывается действие этой причины. Условия, независимые от причины явления,
превращают в
действительность заключённую в причине возможность порождения следствия.
Обоснование П. и её виды. В диалектич. материализме представление о П.
обосновывается на
основе практики: тот факт, что человек управляет определ. природными и
социальными процессами,
является решающим доказательством существования П. С развитием практики и
познания
раскрываются новые виды П., к-рые определяются природой соответствующих объектов
и систем,
формой движения материи.
Классич. физика основывалась на механич. понимании П.: причиной искомого
состояния объекта
является нек-рое его исходное состояние и его взаимодействия за исследуемый
отрезок времени.
Предсказания солнечного и лунного затмений, времени противостояния
532 ПРИЧИННОСТЬ
планет и т. п. служили важным обоснованием этой концепции.
Развитие совр. физики, и прежде всего становление и развитие квантовой механики,
привело к
существ. видоизменению, обобщению категории П. Это связано с признанием
фундаментальной
значимости нового класса теорий — статистич. теорий, к-рые принципиальным
образом включают в
свою структуру вероятностные представления (см. Вероятность). В классич. физике
предполагалось, что все связи между параметрами объекта определены в количеств.
отношении стро-
го однозначно (т. н. лапласовский детерминизм). В структуру же статистич. теорий
неустранимым
образом включены неопределённость и неоднозначность. Так, напр., в квантовой
механике
определение состояния квантовой системы включает в себя неоднозначность ряда
характеристик,
поэтому определение будущих состояний системы также содержит неоднозначность.
Вместе с тем
наиболее существ. характеристики при задании состояний определяются вполне
однозначно.
Познание причин явлений направлено прежде всего на раскрытие их сущности. В этой
связи
принципиальное значение имеет мысль Ф. Энгельса о том, что бессмысленно
настаивать на
абсолютно исчерпывающем познании всех причинно-следств. связей к.-л. объекта
(см. К. Маркс и Ф.
Энгельс, Соч., т. 20, с. 534). В рамках статистич. теорий, и прежде всего в
квантовой механике, П.
раскрывает именно существ. взаимосвязи, к-рые определяются однозначным образом.
Познание же
причин явлений, ведущих к неоднозначным связям, выходит за рамки этих теорий.
Тот факт, что статистич. теории включают в себя неоднозначность и
неопределённость, по-своему
был истолкован теми филос. направлениями, к-рые отрицают П. и детерминизм.
Утверждая, что
статистич. теории свидетельствуют о принципиальном индетерминизме и знаменуют
крушение
принципа П., представители позитивистской философии абсолютизировали наличие
указанной
неопределённости.
Развитие новейших обобщений категории П. непосредственно связано с разработкой
новых классов
законов — симметрии и управления. Первые выражают проникновение познания на
новые
фундаментальные уровни строения материи, вторые особо уделяют внимание раскрытию
направленности и эффективности функционирования сложных систем. В ходе этих
исследований на
первый план выдвигаются и разрабатываются структурно-информационные аспекты
учения о П.
П. есть лишь одна из форм всеобщей связи явлений. К особо важным типам связей
относятся законы
природы и общества. Понятие «закон» более широкое, нежели понятие «П.». Если П.
соединяет
только причину и её следствие, то закон может соединять не только причины с их
следствиями, но и,
напр., разные следствия той же самой причины, разные стороны одного и того же
следствия,
порождённого данной причиной, и др. связи.
П. никогда не реализуется в «чистом» виде, освобождённом от присутствия др. форм
связи, и только
в абстракции может быть отделена от них. Но такая абстракция необычайно
плодотворна и
эффективна, потому что помогает вскрыть П. как основу, на к-рой складывается вся
система
многообразных явлений природы и общества. Конечно, когда причинная связь
раскрыта, мышление
должно вновь вернуться к целостной картине и как бы вплести П. в сложную сеть
многообразных
взаимозависимостей.
В ходе развития совр. науки раскрывается всё большее многообразие форм связи
явлений,
выражающихся в виде соотношений, не имеющих непосредственно причинного
характера. На основе
такой тенденции у нек-рых философов и учёных стало складываться ошибочное
впечатление, будто
вообще изучение причинных связей, отношений порождения отступило на
задний план и уже не составляет существ. задачи науч. исследования.
Существуют также представления, сближающие П. с фатализмом или даже
отождествляющие их, что
используется в двух взаимно исключающих целях либо для оправдания фатализма,
либо для критики
П., как якобы ведущей к телеологии или родственной ей. Но оба эти подхода
несостоятельны. Если в
диалектич. учении о П. явления понимаются как необходимо связанные между собой
по своей внутр.
природе, то для фатализма явления сами по себе никак не связаны друг с другом;
необходимость
лежит за их пределами и действует помимо них, подчиняясь неотвратимому сверхъ-
естеств. року.
Учение же о П., напротив, не утверждает, что нечто, порождаемое причиной,
произойдёт при всех
условиях с неотвратимостью. Изменяя условия, можно изменить и следствия данной
причины;
создавая условия, при к-рых возникают противоборствующие причинные тенденции,
можно даже
пресекать ранее сложившийся ход событий, останавливать действие прежней причины
и создавать
новые возможности. Указывая на те или иные возможности, П. даёт реальную опору
для человеч.
свободы.
Однолинейное механич. понимание П. было не в состоянии опровергнуть телеологию,
поскольку
целый ряд фактов не укладывался в рамки такой П. Трудности причинного объяснения
в этом случае
привели к альтернативе: «либо причинность, либо телеология». Эта альтернатива
была преодолена
только тогда, когда теория П. стала опираться на представление о её диа-лектич.
природе,
включающее идею об обратной связи и определ. направленности функционирования
сложных
систем. Эти представления получили дальнейшую разработку в ходе развития общей
теории
управления. То, что движет сложноорганизованные системы к определ. состоянию,—
не фиктивная
«целевая причина», а воздействие вполне реальных конкретных материальных
факторов,
характеризующих строение и динамику таких систем.
* Энгельс Ф., Диалектика природы, Маркс К. и Э н-г е л ь с Ф., Соч., т. 20; его
же, Анти-Дюринг, там же; Л е-нин В. И.,
Материализм и эмпириокритицизм, ПСС, т. 18; его же, Филос. тетради, там же, т.
29; Б о м Д., П. и случайность в совр.
физике, пер. с англ., М., 1959; Фролов И. Т., О П. и целесообразности в живой
природе, М., 1961; Б у н г е М., П., пер. с
англ., М., 1962; Бриллюэн Л., Науч. неопределенность и информация, пер. с англ.,
М., 1966; Кузнецов И. В., Категория
П. и ее познават. значение, в сб.: Теория познания и совр. наука, М., 1967;
Свечников Г. А., П. и связь состояний в
физике, М., 1971; Омельянов-ский М. Э., Диалектика в совр. физике, М., 1973;
Совр. детерминизм. Законы природы. Сб.
ст., М., 1973; А с к и н Я. Ф., Филос. детерминизм, Саратов, 1974; Основы
марксистско-ленинской философии, ?.,
19806; Актуальные проблемы детерминизма. Мат-лы Всесоюзн. науч. конференции,
Тб., 1980 (библ.). И. В. Кузнецов, Ю.
В. Сачков.
ПРОБЛЕМА (от греч. ???????? — преграда, трудность, задача), объективно
возникающий в ходе
развития познания вопрос или целостный комплекс вопросов, решение к-рых
представляет
существенный практич. или теоретич. интерес. Весь ход развития человеч. познания
может быть
представлен как переход от постановки одних П. к их решению, а затем к
постановке новых П.
Жизненный, конструктивный характер содержания П. отличает их от «псевдопроблем»
— вопросов,
обладающих лишь кажущейся значимостью. Своеобразной формой решения П. может
служить
доказательство её неразрешимости, к-рое стимулирует пересмотр оснований, в
рамках к-рых П. была
поставлена (напр., доказательство неразрешимости П. построения вечного двигателя
было тесно
связано с формулировкой закона сохранения энергии). В науч. познании способы
разрешения П.
совпадают с общими методами и приёмами исследования. В силу комплексного
характера мн. П.
совр. естествознания и социальных наук определ. значение для анализа строения и
динамики П.
приобретают системные методы. Развитие науч. познания нередко приводит к П.,
приобретающим
форму апорий и парадоксов, для разрешения
к-рых требуется переход на иной, филос. уровень их рассмотрения. При этом на
первый план
выступает материалистич. диалектика в своей эвристически-мето-дологич. функции.
Абсолютизация момента проблемности или неразрешимости познават. ситуации
приводит к
различным формам скептицизма, прагматизма, релятивизма (напр., «проблематизм» У.
Спирито,
учение о «проблемном сознании» Г. Вайна).
Основы логико-семантич. истолкования и классификации П. были заложены в работах
А. Н.
Колмогорова по исчислению задач (1932), а также в работах С. К. Клини (1945),
Дж. Роуза (1953) и
др. Определ. классы П. получили подробную разработку в совр. формальной логике
(напр., задачи с
параметрами, имеющие своё решение в нек-рой формуле, содержащей эти параметры,—
т. н.
массовая П.).
ПРОВИДЕНЦИАЛИЗМ (от лат. providentia — провидение), религ. понимание истории как
проявления воли бога, осуществления заранее предусмотренного божеств. плана
«спасения»
человека. П. присущ всем теистич. (см. Теизм) религиям — иудаизму, христианству,
исламу.
Развитое Августином провиденциалист-ское понимание историч. процесса как пути к
эсхато-логич.
«царству божию» легло в основу всей ср.-век. христ. церковной историографии. В
17 в. идеи П. раз-
вивал Боссюэ. Начиная с Возрождения и особенно в эпоху Просвещения в противовес
П. развивается
рацио-налистич. взгляд на историю как имманентный процесс — осуществление
«естеств. закона»,
разума и т. п. (см. Философия истории). Однако в 19—20 вв. П. продолжал
оставаться филос.
основой мн. идеалистич. течений и направлений (в нач. 19 в.— Ж. М. де Местр, Ф.
Шлегель; Л. Ранке
и его школа в историографии; философия истории неотомизма и др.).
ПРОГНОЗИРОВАНИЕ (от
греч. ????????? — предвидение, предсказание), разработка прогноза — вероятного
суждения о
состоянии к.-л. явления в будущем; в узком значении — спец. науч. исследование
перспектив
развития к.-л. явления, преим. с количеств. оценками и с указанием более или
менее определ. сроков
изменения этого явления. П. как одна из форм предвидения научного в социальной
сфере находится
во взаимосвязи с целеполаганием, планированием, программированием,
проектированием,
управлением. Там, где объекты неуправляемы (особенно в естеств. науках), имеет
место безусловное
предсказание с целью приспособить действия к ожидаемому состоянию объекта. Но
нередко
(особенно в обществ. науках) обратная связь приводит к самоосуществлению или
саморазрушению
прогноза путём действий с учётом последнего. Так, предсказание успеха может
вызвать
мобилизацию сил, воодушевление, а предсказание катастрофы способно вызвать
панику и
действительно обострить ситуацию, но может вызвать своевременное вмешательство и
ликвидацию
угрозы.
Отсюда методологич. ориентация П. управляемых (большей частью социальных)
явлений на оценку
вероятного (при условии сохранения наблюдаемых тенденций) и желательного (при
условии заранее
заданных норм) состояния объекта с целью оптимизации принимаемых решений.
Соответственно
разрабатываются поисковый и нормативный прогнозы.
Различают три осн. способа П.: экстраполяция, моделирование, экспертиза. Но
такая классификация
условна, т. к. прогностич. модели предполагают экстраполяцию и экспертные
оценки, последние
представляют итоги экстраполяции и моделирования экспертом исследуемого объекта
и т. д. В
разработках прогнозов применяют также методы аналогии, индукции и дедукции,
различные
статистич., экономич., социологич. и др. методы.
ПРОГНОЗИРОВАНИЕ 533
Конкретные методики, по к-рым ведётся П.. образуются путём сочетания ряда
методов. Иногда неск,
методик составляют т. н. прогнозирующую систему. Типовая методика П. содержит
след. осн. этапы
исследования: предпрогнозная ориентация (определение объекта, предмета,
проблемы, цели, задач,
времени упреждения, рабочих гипотез, методов, структуры и организации
исследования);
прогнозный фон (сбор данных, влияющих на развитие объекта, по смежным,
непрофильным
отраслям П.); исходная модель, т. е. система показателей, параметров,
отображающая характер и
структуру объекта; поисковый прогноз (проекция в будущее исходной модели по
наблюдаемой
тенденции с учётом факторов прогнозного фона, чтобы выявить перспективные
проблемы,
подлежащие решению); нормативный прогноз (проекция в будущее исходной модели в
соответствии
с заданными целями и нормами по заданным критериям); оценка степени
достоверности и уточнение
прогностич. моделей, обычно опросом экспертов; выработка рекомендаций для
оптимизации реше-
ний на основе сопоставления прогностич. моделей.
Теория и практика П. часто называются прогностикой, но в узком смысле
прогностика — наука о
законах и способах разработки прогнозов. Её общеметодологич. основы заложены в
трудах К.

<<

стр. 56
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>