<<

стр. 58
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

население сравнительно с неземледельческим, так как в промышленности...
возрастание постоянного
капитала за счет переменного связано с абсолютным возрастанием переменного
капитала, несмотря
на его относительное уменьшение. Наоборот, в земледелии переменный капитал,
требуемый для об-
работки данного участка земли, уменьшается абсолютно; следовательно, возрастание
переменного
капитала возможно лишь тогда, когда подвергается обработке новая земля, а это
опять-таки
предполагает еще большее возрастание неземледельч. населения» (M a p к с К., там
же, с. 187; см.
также В. И. Ленин, т. 3, с. 24—25). Разного рода стеснения свободы капиталистич.
развития в
интересах ранее господствовавших земельных собственников, пережитки феодализма,
препятствую-
щие росту городов, преодолеваются гор. буржуазией путём переноса своей пром.
деятельности в
деревню. По выражению В. И. Ленина, «мужика не пускают на фабрику,— фабрика идет
к мужику»
(там же, с. 524).
Капиталистич. развитие ведёт к концентрации богатства и культуры в городах,
нищеты и невежества
в деревне. «Города все более и более эксплуатируют деревни, отнимая лучшие
рабочие силы у
сельских хозяев, высасывая все большую долю богатства, производимого сельским
населением...»
(Ленин В. И., там же, т. 4, с. 91).
Идея ликвидации П. м. г. и д. была выдвинута социалистами-утопистами и получила
науч. обоснова-
ние в марксистско-ленинской теории. Уничтожение П. м. г. и д.— программное
требование науч.
коммунизма. «...Решительное признание прогрессивности больших городов в
капиталистическом
обществе нисколько не мешает нам включать в свой идеал... уничтожение
противоположности между
городом и деревней... Это необходимо для того, чтобы сделать эти сокровища
(науки и искусства.—
Ред.) доступными всему народу, чтобы уничтожить отчужденность от культуры
миллионов
деревенского населения...» (Л е-н и н В. И., там же, т. 5, с. 150).
В совр. условиях П. м. г. и д. зависит от социально-экономич. строя и уровня
развития разных стран.
В развитых капиталистич. странах П. м. г. и д. сохранилась, однако формы её
изменились. Доля де-
ревни в населении и произ-ве резко снизилась. Деревня стала преимущественно
несельскохозяйственной (занятые в с. х-ве составляют меньшинство даже среди сел.
жителей).
Уровень образования и быт сел. жителей приблизились к городскому. Техника,
технология и
организация с.-х. произ-ва подверглись преобразованию на базе науч.-технич.
прогресса. Деревня
стала последовательно капиталистической с преимущественным товарным произ-вом.
Однако в
принципе неизменными остались эксплуатация деревни городом и существ. отставание
деревни по
уровню материальной и особенно культурной жизни. Доходы с.-х. населения
существенно ниже, чем
несельскохозяйственного. Для совр. с. х-ва развитых капиталистич. стран
характерна жестокая
конкуренция, разорение мелких сел. хозяев, уменьшение числа х-в. Правительства
ряда
капиталистич. стран с исторически сложившимся мелким землевладением проводят
политику
капиталистич. рационализации с. х-ва, ликвидации мелких х-в (Франция, ФРГ).
Производители с.-х.
продукции подвергаются эксплуатации со стороны монополий и бурж. гос-ва (с
помощью
неэквивалентного обмена, налогов и др.).
В развивающихся странах, идущих по капиталистич. пути, П. м. г. и д. ближе всего
к её типу,
исследованному основоположниками марксизма-ленинизма. Существ.
ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЬ 543
особенность многих из этих стран — сверхурбанизация, т. е. избыточный рост
гор. населения (в
сравнении с возможностями занятости) за счёт притока сел. населения. Это
явление обычно
сочетается с агр. перенаселением.
Победа социализма приводит к ликвидации П. м. г. и д. и создаёт условия для
преодоления существ.
различий между ними. Процессы всестороннего сближения города и села происходят
во всех странах
мировой социалистич. системы. Наиболее богат в этом отношении опыт СССР. Начиная
с 1-й
пятилетки (1929—32) для СССР характерна очень быстрая урбанизация, неразрывно
связанная с
индустриализацией страны. Темпы урбанизации в СССР были существенно выше, чем в
развитых
капиталистич. странах.
Принципиальное значение в ликвидации противоречий между городом и деревней имела
коллективизация с. х-ва, к-рая ускорила распространение в деревне пром. труда,
гор. форм быта и
культуры. Этот процесс непрерывно расширялся в результате специализации и
концентрации с. х-ва,
межхоз. кооперации, сближения двух форм социалистич. собственности —
государственной и
колхозно-кооперативной. Крупные сдвиги в сближении города и деревни произошли в
60— 70-х гг.
Изменилась социально-классовая структура: значительно возросла доля рабочих и
служащих и
уменьшилась доля колхозников. Произошло значит. сближение социально-экономич.
положения
колхозников и рабочих. Оплата труда в колхозах в 1965 была перестроена и
приблизилась по
размерам к оплате труда в совхозах, причём в гос. секторе с. х-ва она росла
быстрее, чем во всех др.
отраслях нар. х-ва. Было введено пенсионное обеспечение и социальное страхование
колхозников.
Деревня существенно сблизилась с городом по образоват. и культурному уровню
населения.
Введение всеобщего ср. образования позволило выровнять уровень образования всей
молодёжи
страны. Большая работа проводится по преобразованию жил. х-ва села и быта сел.
населения.
Подобные процессы происходят и в др. социалистич. странах.
Однако при социализме ещё сохраняются существ. различия между городом и
деревней, преодоление
к-рых требует длит. времени. Кроме того, существуют нек-рые естеств. отличия
деревни от города
(использование земли как осн. средства произ-ва в с. х-ве, сезонность работ,
нек-рые черты образа
жизни и т. д.). Важное социально-экономич. отличие совр. сов. деревни от .
города — в
существовании в деревне личного подсобного х-ва, имеющего большое значение в
доходах сел.
семьи. Программным требованием, научно обоснованным марксизмом-ленинизмом,
является
стирание социально-экономических и культурно-бытовых различий между городом и
деревней в
ходе строительства коммунистического общества. См. также Классы.
• Маркс К., Капитал, т. 1—3, Маркс К, и Энгельс Ф., Соч., т. 23—25; Ленин В. И.,
Развитие капитализма в России, ПСС,
т. 3; е г о же, Рецензия. Karl Kautsky. Die Agrarfrage, там же, т. 4; е г о ж е,
Аграрный вопрос и «критики Маркса», там
же, т. 5; е г о ж е, Новые данные о законах развития капитализма в земледелии,
там же, т. 27; Программа КПСС
(Принята XXII съездом КПСС), М., 1976; Материалы XXVI съезда КПСС, М., 1981; Я х
и е л Н., Город и деревня, пер. с
болг., М., 1968; Надель С. Н., Социальная структура совр. капиталистич. деревни,
М., 1970; А р у т юнян Ю. В.,
Социальная структура сел. населения СССР, М., 1971; Семин С. И., Преодоление
социально-экономич. различий между
городом и деревней, М., 1973; Рывкина Р. В., Образ жизни сел. населения,
Новосиб., 1979; Я к у ш о в А. И.,
Преодоление существ. различий между городом и деревней в условиях развитого
социализма, М., 1979. В. И.
Переведенцев.
ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЬ МЕЖДУ УМСТВЕННЫМ И ФИЗИЧЕСКИМ ТРУДОМ,
противоположность интересов людей, занятых физич. трудом и умств. трудом. П. м.
у. и ф. т.
возникла на той ступени развития обществ. разделения труда, когда утвердилось
господство частной
собственности и появились антагонистич. клас-
544 ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЬ
сы, т. е. в период становления рабовладельч. строя. Общей причиной появления и
существования П.
м. у. и ф. т. является относит. неразвитость производит. сил, охватывающая
антагонистич. период
истории че-ловеч. общества и приводящая к тому, что неизбежным становится такое
обществ.
разделение труда, при к-ром большинство населения занято физич. трудом, а
небольшая часть
общества, принадлежащая к господствующему классу, руководит работами, занимается
гос. делами,
наукой и иск-вом.
К. Маркс и Ф. Энгельс подчёркивали, что «разделение труда становится
действительным
разделением лишь с того момента, когда появляется разделение материального и
духовного труда»
(Соч., т. 3, с. 30). Это не означает, что существовала абс. монополия
эксплуататорских классов на
умств. труд. Так, при рабовладельч. строе, когда всякий труд считался
недостойным делом для
свободного человека, рабам передоверялись мн. функции умств. труда: из среды
рабов готовились
учёные, врачи, учителя, артисты и др. В феод. обществе антагонистич.
противоречия между умств. и
физич. трудом углубились в связи с усилением противоположности между городом и
деревней.
Умств. труд стал монополией дворянства и духовенства.
В условиях капитализма отделение интеллектуальных сил процесса произ-ва от
ручного труда и
превращение их во власть капитала над трудом получает своё завершение. По мере
развития
производит. сил гл. обр. из среды господствующих классов выделялась
интеллигенция,
профессионально занимающаяся умств. трудом. Но развитие производит. сил общества
вызывает
также необходимость в грамотных и культурных рабочих. Борьба рабочего класса за
свои права
приводит к сокращению рабочего дня и созданию определ. условий для получения и
расширения
образования. Это способствует повышению общеобразоват. и культурно-технич.
уровня рабочего
класса. Граница между классом эксплуатируемых и классом эксплуататоров в совр.
условиях но
совпадает с делением на людей, занятых физич. и умств. трудом. При капитализме
эксплуатации
подвергается и значит. часть работников умств. труда, низший, а часто и средний
персонал инж.-тех-
нич. и науч. работников и служащих. Совр. уровень развития производит. сил
(комплексная
механизация и автоматизация произ-ва) объективно вызывает необходимость в
сочетании физич.
труда с умственным и создаёт условия для ликвидации П. м. у. и ф. т. Однако
капиталистич.
производств. отношения мешают устранению этой противоположности, ибо
способствуют
закреплению существующей антагонистич. классовой структуры, усиливают кастовость
правящей
элиты.
В условиях социализма ликвидация эксплуататорских классов, изменения в характере
труда, в куль-
турно-технич. уровне рабочего класеа и крестьянства привели к ликвидации П. м.
у. и ф. т. и создали
новые отношения рабочего класса, крестьянства и интеллигенции. Вместе с тем на
первой фазе
коммунизма сохраняются определ. неантагонистич. социально-эконо-мич. различия
между умств. и
физич. трудом. Они заключаются в следующем. 1) Характер труда работников,
занятых умств.
деятельностью, как правило, значительно отличается от характера труда людей,
занятых физич.
трудом, хотя и существуют профессии и специальности, в к-рых умств. и физич.
труд переплетаются
друг с другом. 2) Культурно-технич. уровень (общее и спец. образование)
работников умств. труда в
массе своей более высок, чем у людей, занятых физич. трудом. 3) Работники умств.
труда,
занимающие руководящие должности на произ-ве, в управлении, в н.-и. учреждениях
и орг-циях,
получают за свой качественно более сложный труд соответственно более высокую
долю во-
знаграждения, чем работники физич. труда. Культурно-бытовой уровень жизни этой
части
работников умств. труда также отличается от уровня жизни ра-
ботников физич. труда. 4) При одинаковом доступе к образованию, ко всем благам
культуры и науки
всего народа фактически интеллигенция их использует в относительно большей мере.
Развитие
системы обучения, направленное на укрепление связи высшей школы с произ-вом,
введение
всеобщего обязательного 10-летнего ср. образования, повышение заработной платы
низко- и
среднеоплачиваемых групп трудящихся играют важную роль в выравнивании условий
для обучения
всей молодёжи. 5) Нек-рые неантагонистич. противоречия между работниками умств.
и физич. труда
связаны с взаимоотношениями между руководителями и руководимыми в процессе
произ-ва.
Преодолеваются эти противоречия путём вовлечения масс в управление произ-вом,
развития всех
многообразных форм участия в нём коллективов трудящихся в результате расширения
прав проф.
орг-ций, повышения роли производств. совещаний, рабочих собраний и т. п.
К. Маркс и В. И. Ленин, придавая исключит. значение проблеме ликвидации П. м. у.
и ф. т.,
указывали на необходимые условия её разрешения. Маркс в «Критике Готской
программы»
предсказывал, что в полной мере П. м. у. и ф. т. исчезнет лишь на высшей фазе
развития
коммунистич. общества. Ленин писал, что интеллигенция останется «...впредь до
достижения самой
высокой ступени коммунистического общества...» (ПСС, т. 44, с. 351). Преодоление
различий между
умств. и физич. трудом происходит на протяжении периода строительства коммунизма
благодаря
осуществлению комплекса таких социально-экономич. процессов, как изменение
характера обществ.
разделения труда, постепенное вытеснение, а затем и ликвидация
малоквалифицированного физич.
труда, а также преодоление однобокой специализации работников как физич., так и
умств. труда, в
конечном итоге осуществление всеобщей автоматизации произ-ва; повышение
культурно-технич.
уровня рабочих и крестьян; повышение культурного уровня и уровня физич. развития
всех
работников как физич., так и умств. труда; постепенное (на основе коренного
изменения в характере
и уровне развития производит. сил) слияние функций умств. и физич. труда в
высшем синтезе — в
коммунистич. труде; уменьшение социальных различий в условиях труда и быта, а
затем и полное их
устранение на основе роста производительности труда и подъёма благосостояния.
На определ. этапе высшей фазы коммунизма будут ликвидированы социально-экономич.
различия
между умств. и физич. трудом, а уровень общих и спец. знаний, к-рые получат
трудящиеся, будет
столь высоким, что отпадёт нужда в сохранении групп людей, исключит.
специальностью к-рых
было бы руководство производственной и др. обществ. сферами. Функции управления
обществом и
произ-вом останутся и при коммунизме, но они будут выполняться высококвалифици-
ров. людьми
поочерёдно. Ленин предсказывал, что в будущем обществе «...все будут управлять
по очереди и
быстро привыкнут к тому, чтобы никто не управлял» (там те, т. 33, с. 116, см.
также т. 38, с. 320).
Коммунистическая партия поставила программную задачу вести дело к тому, чтобы
государственный платный аппарат сокращался, чтобы навыками управления овладевали
всё более
широкие массы и работа в этом аппарате в перспективе перестала быть особой
профессией.
• Маркс К., Критика Готской программы, Маркс К. и Э н г е л ь с Ф., Соч., т. 19;
е г о ж е, Капитал, т. 1, там же, т 23;
Энгельс Ф., Анти-Дюринг, там же, т. 20; Л е-н и н В. И., Гос-во и революция,
ПСС, т. 33; его же, Речь на I Всеросс.
съезде коммунистов-учащихся 17 апреля 1919, там же, т. 38; его же, Проект
тезисов о роли и задачах профсоюзов в
условиях новой экономич. политики, там же, т. 44; Программа КПСС (Принята XXII
съездом КПСС), М., 1976;
Материалы XXIV съезда КПСС, М., 1971; Материалы XXV съезда КПСС, М., 1976;
Материалы XXVI съезда КПСС, М.,
1981; Луначарский А. В., Интеллигенция в ее прошлом, настоящем и будущем, [М.],
1924; Ельмеев В. Я., Полозов В. Р.,
Рященко Б. Р., Коммунизм и преодоление различий между умств. и физич. трудом,
Л., 1965; Смоль-
ков В. Г., Преодоление противоположности и существ. различий между умств. и
физич. трудом, М., 1968; Курылев А К
Преодоление социально-классовых различий в СССР в процессе строительства
коммунизма, М., 1971; Новоселов Н
С Умств. труд: его сущность и некоторые тенденции развития' Свердловск,
1972; Маневич Е. Л., Вопросы труда в
СССР, М., 1980 Е. Л. Маневич.
ПРОТИВОРЕЧИЕ диалектическое, взаимодействие противоположных, взаимоисключающих
сто-
рон и тенденций предметов и явлений, к-рые вместе е тем находятся во внутр.
единстве и
взаимопроникновении, выступая источником самодвижения и развития объективного
мира и
познания. Выражая сущность закона единства и борьбы противоположностей,
категория П.
занимает центр. место в материалистич. диалектике.
В истории диалектики первая значит. концепция П. принадлежит Гераклиту: «вечное
становление»,
возможное только как единство противоположностей, мыслится им в виде
непрерывного перехода из
одной противоположности в другую; борьбу противоположностей Гераклит понимает
как общий
закон для всего сущего. Платон, воспринявший диалектич. идеи элеа-тов и Сократа,
развивает учение
о П. в своей диалектике понятий: «единое» и «множество», «покой» и «движение» и
др.
противоречивы по необходимости, по своей природе; истина достижима посредством
сведения
противоречащих сторон в единое и целое. Продолжением диалектич. традиции
осмысления
противоречивости бытия и познания явилась идея тождества (единства)
противоположностей,
развитая Николаем Кузанским и Дж. Бруно, у к-рых П. трактуется как внутр.
соотношения
противоположностей, как их взаимопроникновение. Дальнейшее развитие учение о П.
получает в
классич. нем. философии (Кант, Фихте, Шеллинг), в особенности у Гегеля.
Рассматривая П. как
«...корень всякого движения и жизненности» (Соч., т. 5, М.— Л., 1937, с. 520),
Гегель показал, что
процесс раздвоения единого на противоположности есть сущность развития. Наряду с
плодотворными диалектич. моментами для гегелевского учения о П. характерно
отождествление П.
объективной действительности с логич. содержанием категории П., а также
истолкование в нек-рых
случаях разрешения П. как нейтрализации, примирения противоположностей, что
обусловлено
исходными идеалистич. посылками его системы.
Подлинно науч. разработка и обоснование диалекти-ко-материалистич. учения о П.
принадлежит К.
Марксу и Ф. Энгельсу, а его дальнейшее творч. развитие — В. И. Ленину.
Противоположные стороны, моменты и тенденции в составе целого, взаимодействие к-
рых образует
П., не даны в неизменном виде. Процесс возникновения различий и
противоположностей имеет
несколько стадий. На первонач. стадии, существуя ещё в возможности, П. выступает
как тождество,
содержащее несуществ. различие. Следующая стадия — существ. различие в
тождестве: при общей
основе в объекте имеются существ. свойства, тенденции, не соответствующие друг
другу. Существ.
различие превращается в противоположности (наибольшее различие, полярность,
антагонизм), к-рые,
взаимоотрицая друг друга, перерастают в П. Маркс отмечал: «Сосуществование двух
взаимно-про-
тиворечащих сторон, их борьба и слияние в новую категорию составляют сущность
диалектического
движения» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 4, с. 136). Всякое развитие есть
возникновение П., их
разрешение и в то же время возникновение новых П.
Обладая всеобщим характером, П. по-разному проявляются в различных сферах бытия
и познания в
зависимости от специфики противоположных сторон, а также от тех условий, в к-рых
развёртывается
их взаимодействие. Различают внутренние и внешние, антаго-
ПРОТИВОРЕЧИЕ 545
нистич. и неантагонистич., основные и неосновные П. Внутр. П.— это
взаимодействие
противоположных сторон внутри данного объекта (напр., внутри данного организма
или конкретного
общества). Внеш. П.— это взаимодействие противоположностей, относящихся к разным
объектам
(напр., между обществом и природой, организмом и средой). Антагонистич. П.— это
взаимодействие
между непримиримо враждебными классами, социальными группами и силами. Они
возникают на
основе враждебности коренных интересов противоположных классов и, заостряясь до
конфликта, мо-
гут вылиться в социальную революцию. Неантагонистич. П., специфичные для всех
обществ.
отношений неэксплуататорского общества, выступают как взаимодействие между
классами, осн.
интересы и цели к-рых совпадают. Социалистич. революция разрешила и тем самым
устранила
антагонистич. П., но она не ликвидировала П. вообще. В условиях социализма
существуют П.,
носящие неантагонистич. характер (напр., между развивающимся произ-вом и
растущими
потребностями, между творч. мышлением и догматизмом).
Однако, как показывает историч. опыт, после построения основ социализма, при
определённых
условиях (вследствие крупных и долгое время накапливающихся недостатков в
организации
хозяйств. и культурного строительства, в управлении обществ. делами и т. п.)
неантагонистич. II.
могут приобрести черты антагонистич. П. С построением развитого социализма
перерастание
неантагонистич. П. в антагонистические становится объективно невозможным.
Основные П.— это П., играющие решающую роль в развитии (напр., осн. П. совр.
эпохи — П. между
гибнущим капитализмом и утверждающейся коммуни-стич. формацией).
П.— важнейший методологич. принцип, логич. форма развития познания. П.,
возникающие в
мышлении, отражают П. .объективной реальности. «Так называемая объективная
диалектика царит
во всей природе, а так называемая субъективная диалектика, диалектическое
мышление, есть только
отражение господствующего во всей природе движения путем противоположностей...»
(Энгельс Ф.,
там же, т. 20, г. 526). Специфич. формой существования диалектич. II. в познании
выступают
антиномии, имеющие объективную основу: отражаемое в них содержание является ?
конечном счёте
моментом структуры развивающегося объективного П. Познават. антиномии служат
формой
теоретич. воспроизведения диалектич. П. в науч. теориях, развитие к-рых
осуществляется в
результате раскрытия и разрешения П., обнаруживающихся в предшествующих теориях
или уровнях
исследования. При этом наиболее плодотворным способом разрешения антиномий,
возникающих в
теоретич. мышлении, является выход за их пределы, обнаружение их глубокой
основы, выявление
перехода одной противоположности в другую и раскрытие опосредствующих звеньев
этого перехода.
Принцип П. получает идеалистич. и Метафизич. истолкование в совр. бурж.
философии.
Иррационализм (философия жизни, экзистенциализм, «трагич. диалектика»,
«негативная
диалектика») рассматривает П. как нечто принципиально неразрешимое, как такое
чисто мистич.
совмещение противоположностей, к-рое постигается только интуицией. Позитивизм и
неопозитивизм сводят П. к внеш. отношению между противоположными сторонами,
находящимися
не в противоречивой, а соотносит. связи, что по существу влечёт за собой полное
отрицание
принципа П. Методологич. основой ревизионистского искажения диалектико-
материали-стич.
учения о П. является механистич. истолкование диалектики и подмена её
релятивизмом. Правореви-
зионистские идеологи, пытаясь обосновать оппорту-
546 ПРОТИВОРЕЧИЯ
низм, подчёркивают момент социального единства при капитализме, пренебрегая при
этом борьбой
противоположностей. Левые ревизионисты, непомерно расширяя сферу проявления
антагонистич.
П., рассматривают их как всеобщие, причём момент борьбы противоположностей
неправомерно
абсолютизируется, а единство игнорируется, что служит основой для крайнего
волюнтаризма и
субъективизма в политике. Весь ход развития науки и общества полностью
опровергает подобные
концепции.
Диалектико-материалистич. принцип П. имеет большое мировоззренч. и методологич.
значение как для науч. познания,
так и обществ. практики. • Маркс К., Капитал, т. 1, M a p к с К. и Э н г е л ь с
Ф., Соч., т. 23; Энгельс Ф., Диалектика
природы, там же, т. 20; Ленин В. И., Филос. тетради, ПСС, т. 29; «Капитал»
Маркса, философия и современность, М.,
1968; Ha?вский И. С., Проблема П. в диалектич. логике, М., 1969; Ильенков 9. В.,
Диалектич. логика, М., 1974;
Диалектика науч. познания. Очерк диалектич. логики, М., 1978; Диалектич. П., М.,
1979; Бородкин В. В., Проблемы П. в
материа-листич. диалектике, М., 1982; см. также лит. к ст. Диалектика. А. Г.
Спиркин.
ПРОТИВОРЕЧИЯ ПРИНЦИП, закон противоречия, принцип (закон) непротиворечия,
принцип
отрицания (запрещения, недопустимости) противоречия, основной логич. закон,
согласно к-рому
никакое высказывание (предложение, суждение) и его отрицание не могут
одновременно быть
истинными; такая формулировка П. п. подразумевает, что никакое предложение не
может быть
одновременно истинным и ложным. Исторически первой была трактовка П. п., данная
Аристотелем:
«Невозможно, чтобы одно и то же вместе было и не было присуще одному и тому же и
в одном и том
же смысле». В формальной логике П. п. выражается различными доказуемыми
формулами, напр. в
исчислении высказываний: (А &А) (неверно, что А и в то же время не-А); в
исчислении
предикатов: x [А(х)& А(х}\ (никакой предмет не может одновременно обладать
и не обладать
к.-л. свойством); x y [В (х, у) & В (х, у)] (никакие два предмета не могут
находиться и в то же
время не находиться в одном и том же отношении). Теории, для к-рых справедлив П.
п., наз.
непротиворечивыми, в противном случае теорию наз. противоречивой (противоречивые
теории не
имеют никакой ценности и применимости, чем и объясняется важнейшая роль П. п.
для логики). См.
Непротиворечивость.
ПРУДОН (Proudhon) Пьер Жозеф (15.1.1809, Безансон,— 19.1.1865, Париж), франц.
мелкобурж. со-
циалист, теоретик анархизма, философ, социолог и экономист. В философии П.—
идеалист, эклек-
тик, совмещавший в своей «синтетич. философии» «антитеизм» (тезис «Бог — это
зло») и признание
трансцендентного начала в природе и обществе, субъективизм волюнтаристич.
построений и
утверждение фатальности процесса развития, телеологич. провиденциализм. П.
вульгаризировал
гегелевскую диалектику, превратив её в учение о механич. сочетании в каждом
явлении «хороших» и
«плохих» сторон. Историю человеч. общества П. рассматривал как борьбу идей.
Социально-лолитич.
идеи П., несмотря на попытки К. Маркса помочь ему стать на революц. позиции,
сводились к уто-
пич. мелкобурж. реформаторству. Объявляя крупную капиталистич. собственность
кражей (в кн.
«Что такое собственность?» 1840, рус. пер. 1907), П. отстаивал «владение» —
мелкую собственность,
не связанную с эксплуатацией чужого труда. В опубл. в 1846 соч. «Система
экономич. противоречий,
или Философия нищеты» («Systeme des contradictions econoniiques, ou Philosophie
de la misere», t. l—
2) П. предлагал путь мирного переустройства общества и резко нападал на
коммунизм. Не понимая
действит. источников классовой эксплуатации и объясняя её существующим в бурж.
обществе
неэквивалентным обменом, П. считал возможным уничтожение классовой эксплуатации
посредством
чисто экономич. реформ в сфере обращения: безденеж-
ного обмена товаров и беспроцентного кредита. По мнению П., осуществление этих
реформ будто бы
даст возможность превратить всех трудящихся, при сохранении частной
собственности на средства
произ-ва, в самостоят. производителей, обменивающихся эквивалентно товарами и
услугами на
началах взаимопомощи (мютюэлизма). Из этой мелкобурж. утопии П. выводил
возможность
осуществления «социальной революции» мирным путём, на основе сотрудничества
пролетариата и
преобладающей части буржуазии, при отказе от политич. борьбы и при уничтожении
гос-ва, к-рое П.
считал гл. орудием раскола общества, паразитизма и угнетения.
В дальнейшем П. пришёл к выводу, что решение обществ. противоречий мыслимо лишь
посредством
уравновешивания действующих в обществе социальных сил. Он заменил также проекты
«ликвидации гос-ва» идеей его федеративного переустройства, призывая раздробить
совр.
централизованные гос-ва на мелкие авт. области. Перед лицом усиливающегося
могущества
крупного капитала и развития фаб.-зав. пром-сти П. признал необходимость
перевода крупных пром.
предприятий и ж.-д. транспорта в руки ассоциаций рабочих и служащих; но
продолжал отстаивать
сохранение частной собственности на средства произ-ва во всей остальной пром-сти
и в с. х-ве. К.
Маркс подверг сокрушит. критике идеи П. в кн. «Нищета философии» (1847).
• в рус. пер.: Война и мир, т. 1—2, М., 1864; Бедность как экономич. принцип,
М., 1908.
• M a p к с К., О П., Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 16; 3 а с т е н к е ? ?.
?., ?. и Февр. революция 1848 г., в сб.: Франц.
ежегодник. 1960, М., 1961; его же, Идейное банкротство совр. неопрудонизма,
«ВИ», 1968, № 9; H у-а m s E. S., P.-J.
Proudhon. His revolutionary life, mind and works, L., 1979.
ПСЕВДО-ДИОНИСИЙ АРЕОПАГИТ (????????? '???????????, т. е. член Ареопага, древней
судебной коллегии в Афинах), христ. мыслитель 5 или нач. 6 в., представитель
поздней патристики.
Трактаты и послания П.-Д. А. написаны от имени персонажа новозаветных «Деяний
апостолов» (17,
34) — образованного афинянина 1 в., обращённого в христианство проповедью
апостола Павла; но
первое известие о соч. П.-Д. А. связано с религ. собеседованием между
православными и моно-
фиситами в Константинополе в 533. Фразеология и стилистика П.-Д. А., бытовые
реалии,
упоминаемые им в контексте символич. истолкований, наконец, следы прямого
использования
текстов Прокла, выявленные в кон. 19 в. Г. Кохом и И. Штигльмайром,— всё это в
совокупности не
позволяет датировать «Corpus Areo-pagiticum», как его принято называть в науке,
ранее 2-й пол. 5 в.;
нек-рые дополнит. данные указывают на сирийскую среду. Сов. исследователь Ш. И.
Нуцубид-зе и
(независимо от него) бельг. специалист Э. Хонигман предложили идентифицировать
П.-Д. А. с
монофисит-ским церк. деятелем и мыслителем Петром Ивером, уроженцем Иверии
(вост. Грузии),
епископом Маюмы (близ Газы); высказывались и др. гипотезы (авторство Севера
Антиохийского,
круг Иоанна Скифопольского и т. п.), ни одна из к-рых, однако, не приобрела
общего признания.
«Ареопагитич. корпус» включает 4 трактата («О небесной иерархии», «О церк.
иерархии», «О
божеств. именах», «Таинственное богословие») и 10 посланий; развиваемая в них
доктрина —
высшая точка христ. неоплатонизма. Усвоив и развив неоплатонич. представления о
безусловной
неопределимости и не-описуемости бога (апофатическая теология — тема
«Таинственного
богословия») и об условной возможности восходить к богопознанию по иерархия,
лестнице аналогий
(катафатическая теология — тема «О божеств. именах»), П.-Д. А. связал онтологию
неоплатонизма
(и порождённое этой онтологией учение о символе) с социальной проблематикой;
доктрина о «церк.
иерархии» непосредственно подстраивается у П.-Д. А. к доктрине о «небесной
иерархии». При этом в
отличие от мистич. историзма Августина (церковь как «град божий»)
образ церкви у П.-Д. А. как идеального человеч. сообщества, находящегося в
согласии с законами
универс. бытия, предельно статичен: это иерархия людей, непосредственно
продолжающая иерархию
ангелов, отражение чистого света в чистых зеркалах, передающих луч друг другу,
стройный
распорядок церк. «таинств» (описываемых как «посвящения», при помощи лексики
антич. языч.
мистерий); к.-л. драматизм и противоречия полностью отсутствуют. Символизм в
истолковании все-
го сущего, эстетически переживаемая картина мира как иерархии света оказали
всеобъемлющее
влияние на всю ср.-век. эстетику (в т. ч. на теорию света и символа у Сугера,
воплощённую в
художеств. практике готич. иск-ва, поэзию Данте — «Рай», и др.).
Учение П.-Д. А. получило офиц. признание в визант. православии первоначально
благодаря его интерпретации
Максимом Исповедником. Его влияние испытали Иоанн Дамаскин, Григорий Палама и
противник Па-ламы Варлаам
Калабрийский, позднее Максим Грек и другие др.-рус. мыслители. На Западе
«ареопагитич. корпус» стал известен с 9 в.;
к нему писали комментарии мн. мыслители ср. веков и Возрождения, в т. ч. Фома
Аквинский и М. Фичино, сильное
влияние его идей испытали Иоанн Скот Эриугена и Николай Кузанский. • Migne PG,
t. 3; La hierarchie celeste, P., 19702; в
рус. пер.-О божественных именах, Буэнос-Айрес, 1957; в кн.: Антологий мировой
философии, т. 1, ч. 2, М., 1969, с.
606—20. * Скворцов К. И., Исследование вопроса об авторе соч., известных с
именем св. Дионисия Ареопагита, К.,
1871; Hу-цубидзе Ш., Тайна П.-Д. А., Тб., 1942; его же, Петр Ивер и проблемы
ареопагитики, Тб., 1957; Хонигман Э.,
Петр Ивер и соч. П.-Д. А., Тб., 1955; Д а н е л и а С, И., К вопросу о личности
П.-Д. А., в сб.: Визант. временник, т. 8,
М.— Л., 1956; Rogues R., L'univers dlonysien, P., 1954; Ре-pin 3., Univers
dionyaien et univers augustinien. Aspects de la
dialectique, P., 1956; Vanneste J., Le Mystere de Dieu. Essai sur la structure
rationelle de la doctrine mystique du Pseudo-Denys
L'AreOpagite, Bruges, 1959; Goltz H., HIERA MESITEIA. Zur Theorie der
hierarchischen Sozietat im Corpus Areopagiticura,
Erlangen, 1974 («Oikonoinia», Bd 4).
ПСЕЛЛ, см. Михаил Пселл.
ПСИХИКА (от греч. ??????? — душевный), свойство высокоорганизованной материи,
являющееся
особой формой отражения субъектом объективной реальности. Будучи продуктом
жизнедеятельности субъекта, П., опосредствуя её, выполняет функцию ориентации,
управления ею.
Понимание П. как отражения позволяет преодолеть ложную постановку проблемы о
соотношении
психологического и физиологического, приводящую либо к отрыву П. от работы
мозга, либо к
сведению психич. явлений к физиологическим, либо, наконец, к простой констатации
параллельности их протекания. Раскрытие психич. отражения как порождаемого в
процессе взаи-
модействия материального субъекта с объективной действительностью, исключает
взгляд на психич.
явления как чисто духовные, обособленные от телесных мозговых процессов,
посредством к-рых
происходит переход отражаемой реальности в психич. отражение. Однако
характеристика
деятельности субъекта не может быть непосредственно выведена из реализующих его
физио-логич.
процессов, т. к. она определяется свойствами и отношениями предметного мира, к-
рым она подчиня-
ется и к-рым соответственно подчиняется также и возникающее в мозгу субъекта
психич. отражение.
Возникая на определ. ступени биологич. эволюции, П. представляет собой
необходимое условие
дальнейшего развития жизни. Изменяясь и усложняясь, психич. отражение
приобретает у человека
качественно новую форму — форму сознания, порождаемого его жизнью в обществе,
теми обществ.
отношениями, к-рые опосредствуют его связи с миром. Будучи главной формой П.
человека,
сознание, однако, не исчерпывает её; у человека имеются и несознаваемые психич.
явления и
процессы, т. е. такие, в к-рых он не может дать себе отчёта, к-рые скрыты от его
самонаблюдения.
ПСИХИКА 547
Хотя явления сознат. отражения даны для субъекта в его самонаблюдении, природа
их может быть
выявлена лишь путём объективного анализа. Изучение П. составляет предмет
психологии. • см.
к ст. Психология.
ПСИХОАНАЛИЗ (от греч. ???? — душа и ???????? — разложение, расчленение), метод
психотерапии и психологич. учение, ставящее в центр внимания бессознат. психич.
процессы и
мотивации. Был разработан в кон. 19 — нач. 20 вв. Фрейдом. От П. как конкретной
теории и метода
психотерапии следует отличать фрейдизм, возводящий положения П. в ранг филос.-
антропологич.
принципов. П. исходит из того, что травматич. события, аффективные переживания,
неисполнившиеся желания и т. п. не исчезают из психики, а подвергаются
вытеснению в
бессознательное, где продолжают активно воздействовать на психич. жизнь,
проявляясь часто в за-
маскированной, «зашифрованной» форме в виде невро-тич. симптомов. Последние
рассматриваются
в П. как компромиссные психич. образования, возникшие в результате столкновения
вытесненных
влечений с противостоящей им внутр. «цензурой» сознат. «Я». Такого же рода
компромиссные
образования П. видел в сновидениях, ошибочных действиях (оговорках, описках и т.
д.), остротах.
Эти наблюдения вывели П. за пределы собственно психиатрии и поставили проблему
связи между
нормальными и патологич. явлениями психики: согласно П., в тех и других
существуют общие
психич. механизмы символизации, замещения, компенсации и др.
С т. зр. П. каждое психич. явление должно быть раскрыто в трёх аспектах —
динамическом (как ре-
зультат взаимодействия и столкновения различных психич. сил), энергетическом
(распределение
связанной и свободной энергии, вовлечённой в тот или иной процесс) и
структурном. На первом
этапе развития П. (кон. 90-х — нач. 1900-х гг.) было разработано учение о
различных формах и
проявлениях психич. энергии с акцентом на сексуальных влечениях (либидо). Учение
о психич.
структуре возникло в П. позднее (3. Фрейд, «"Я" и "Оно"», 1923, рус. пер. 1924).
Наиболее ар-
хаическая, безличная, всецело бессознат. часть психич. аппарата получила
наименование «Оно» (Id).
Это резервуар психич. энергии, «кипящий котёл» влечений, стремящихся к
немедленному
удовлетворению. Эта часть психики лишена контактов с внеш. миром и не знает
различия между
внеш. реальностью и субъективной сферой. Вторая психич. структура — «Я» (Ego)
формируется как
«оттиск» внеш. реальности на начальной массе влечений и импульсов. Среди
факторов форми-
рования «Я» особую роль П. придаёт идентификации. «Я» — посредник между внеш.
миром и
«Оно», влечением и удовлетворением. «Я» руководствуется не принципом
удовольствия, а
требованиями реальности, сдерживает иррациональные импульсы «Оно» с помощью
различных
защитных механизмов. Третья психич. структура — «Сверх-Я» (Super-Ego)
формируется в
результате инт-роекции социальных норм, воспитат. запретов и поощрений и
выступает как источник
моральных установок индивида. «Сверх-Я» функционирует большей частью
бессознательно,
проявляясь в сознании как совесть, вызываемые им напряжения в психич. структуре
воспринимаются
как чувства страха, вины, депрессии, неполноценности и т. п.
Сов. психология, отмечая, что П. ввёл в науч. рассмотрение ряд важных явлений
человеч. психики
(бессознат. процессы и мотивы, влияние переживаний раннего детства на
формирование характера и
его патологич. деформации и др.), критикует его за преувеличение роли либидо в
формировании
психики человека, за сведение разнотипных и изменчивых отношений между
неосознаваемой
высшей нервной деятельностью и дея-
548 ПСИХОАНАЛИЗ
тельностью сознания к изначальному антагонизму сознания и бессознательного, за
универсализацию
пси-хоаналитич. понятий и механич. перенесение их в сферу социальных явлений.
* ? р е й д З., Лекции по введению в П., пер. с нем., [т. 1—2], М.—П., 1922; его
же, Осн. психология, теории в П., пер. с
нем., М.— П., 1923; П. детского возраста. [Сб. ст.], M., 1924; Бассин Ф. В.,
Проблема «бессознательного», М., 1968;
Grinstein ?., The index oi psychoanalytic writings, v. l — 10, ?. ?., 1956—72;
Pumpian-MindlinE., Psychoanalysis as science,
?. ?., [19562]; Art and psychoanalysis, N. Y., 1963; Encyclopedia oi
psychoanalysis, N. Y.— L., 1968; см. также лит. к ст.
Бессознательное, Фрейдизм. Д. Н. Ляликов.
ПСИХОЛОГИЗМ в логике, методологич. подход к логике с т. зр. психологич.
трактовки её осн.
понятий. Возник на почве ассоцианизма. Представители: Дж. Локк, Д. Юм; Я. Ф.
Фриз, Ф. Э. Бенеке,
Б. Эрдман, Т. Липпс (Германия); А. Бэн (Великобритания); Н. Рождественский, М.
Троицкий, Н. Я.
Грот (Россия). Необходимость логич. законов П. усматривает в непосредств.
ассоциациях сознания.
Суждения и умозаключения, согласно П., — это сознат. синтез представлений,
реализуемый в
«живом процессе» мысли. Они субъективны по существу и объективны только по
языковой форме,
внешней для самого акта мысли. Поскольку мышление и язык не тождественны, логика
(как наука о
«технике мышления») не должна ограничиваться изучением языковых форм мысли. Её
осн. задача —
исследовать внутр. механизмы познават. процесса, опираясь на психологич. методы.
Для П. логика
— это часть теории познания, а именно «психодинамика познания» (Грот),
охватывающая все
познават. функции разума (наблюдение, анализ, синтез, обобщение и т. п.).
Начатую в работах Дж.
Буля, Г. Фреге и Э. Шредера математизацию логики П. воспринял как своего рода
возрождение
схоластики, став на долгие годы идейным противником математич. логики. Эта
позиция П. заметно
ослабила его филос. влияние в нач. 20 в.
Однако на связи логики и психологии продолжали настаивать мн. учёные (в
частности, А. Пуанкаре).
В это же время косвенную поддержку П. получает от интуиционизма, для к-рого
значение этой Связи
ограничивается областью точного математич. мышления. С сер. 20 в. антагонизм П.
и логицизма
слабеет. Установки П. частично видоизменяются и усваиваются на более широкой
основе идей и
методов кибернетики, включая новейшие исследования по моделированию познават.
процессов.
• Дресслер И. Г., Основания психологии и логики по Бенеке, пер. с нем., СПБ,
1871; Гербарт И. Ф., Психология, пер. с
нем., СПБ, 1895; Грот Н. Я., К вопросу о реформе логики, Лейпциг, 1882; Бирюков
Б. В., Человеч. фактор в логике в
свете проблемы «искусственного интеллекта», в кн.; Кибернетика и диалектика, М.,
1978; Орловский С. А., Проблемы
принятия решений при нечеткой исходной информации, М., 1981; Bain ?., Logic, v.
1—2, L., 1896—1906; L i p p s Т.,
Psychologie und Logik, Munch,, 1905; L u k a s i-e w i с z J., Z zagadnien
logiki i filozofii, Warsz., 1961, S. 63—65.
ПСИХОЛОГИЗМ в социологии, методологич. подход, свойственный нек-рым направлениям
бурж.
социологии, ведущим начало от Г. Тарда, Л. Уорда, У. Мак-Дугалла, Ч. Кули и др.,
и активно
практикуемый совр. школами символич. интеракционизма (Дж. Мид и его
последователи X. Беккер,
А. Коэн и др.), неофрейдизма, а также феноменологич. социологией (А. Шюц, А.
Сикурел, П. Мак-
Хью и др.) и этнометодологией (X. Гарфинкел и др.). Для всех разновидностей П.
характерно
стремление объяснить социальные взаимоотношения и структуры на основе
психологич. данных. В
ранних, более грубых и примитивных формах П. преувеличивалось значение генегич.
факторов и
особенности социального поведения выводились из якобы исконно присущих человеч.
психике
свойств — сексуальности, агрессивности, аффективности, влечения к смерти и т. д.
Свойствами
личности (или нац. характера) пытались объяснить такие социальные явления, как
войны, расовые и
классовые конфликты и т. д. В дальнейшем П. эволюционировал в сторону отказа от
идей генетич.
предопределённости человеч. поведения, сохранив вместе с тем установку на
отрицание реальности
таких объектов, как общество, социальная система, организация и т. п. Такого
рода понятия
объявляются сторонниками П. метафизическими. Приверженцы П. не выходят за рамки
анализа
непосредств. взаимодействия людей, оперируя гл. обр. такими понятиями, как
«непосредственно
наблюдаемое поведение», реакция на ситуацию и т. п. Феноменологич. школа,
декларируя отказ от
П., понимаемого как анализ внутр. психич. процессов, сосредоточивается на
процессах «конституи-
рования социального мира из интерсубъективных дея-тельностей индивидов», т. е.
по сути дела
растворяет предмет социологии в социальной психологии. Методы психологич.
анализа имеют
известное значение при исследовании малых групп и коллективов (см. Социомет-
рия), изучении
субъективных сторон жизни общества, однако несостоятельны при изучении более
широких
социальных проблем.
В совр. бурж. социологии предпринимаются попытки преодолеть ограниченность
принципов и
установок П. с помощью соединения его с анализом больших социальных систем (Т.
Парсонс, А.
Этциони, П. Блау, Ф. Селзник и др., см. Структурно-функциональный анализ).
Однако исходные
посылки и в этом случае остаются ко преимуществу психологическими. Сам Парсонс
признаёт, что
для него социальная психология в духе У. Томаса и Дж. Хоманса образует фундамент
всех наук о
человеке, в т. ч. социологии.
Марксистская социология, показывая ограниченность П., устанавливает реальное
соотношение соци-
ального и психологического, выражающееся в социальной обусловленности
последнего, в том, что
сущность человека в конечном счёте определяется структурой обществ. отношений.
• Замошкин Ю. А., Психологич. направление в совр. бурж. социологии, М., 1958;
его же, Кризис бурж. индивидуализма
и личность, М., 1966; Кон И. С., Позитивизм в социологии, Л., 1964; ? а р ы г и
н Б. Д., Основы социально-психо-логич.
теории, М., 1971; Новые направления в социология, теории, пер. с англ., М.,
1978; И о н и н Л. Г., Понимающая социо-
логия. Историко-критич. анализ, М., 1979; M e r t o n R. K., On theoretical
sociology, N. ?.— L., 1967; Parsons Т., Some
problems of general theory in sociology, в кн.: Theoretical sociology, ed. by J.
C. Me Kinney and B. A. Tiryakian, N. Y., 1970;
Schutz AI., On phenomenology and social relations, ed., introd. by H. R. Wagner,
Chi., 1970.
ПСИХОЛОГИЯ (от греч. ???? — душа и ????? — слово, учение), наука о
закономерностях,
механизмах и фактах психич. жизни человека и животных. Взаимоотношения живых
существ с
миром реализуются посредством чувств. и умств. образов, мотиваций, процессов
общения,
предметных действий, установок, эмоциональных состояний и др. актов. Различные
психич.
компоненты поведения образуют структуру, придающую ему устойчивость и
целенаправленную
активность. У человека эта структура выступает в виде психич. склада личности
(её способностей,
характера, темперамента, ценностных ориентации, самооценки, индивидуального
стиля мышления и
др.), определяющего своеобразие конкретных психич. проявлений. В течение
столетий явления,
изучаемые П., обозначались общим термином душа и считались предметом одного из
разделов
философии, названного в 16 в. П. Сведения об этих явлениях накапливались и во
многих др. областях
знания, а также в практике (особенно медицинской и педагогической). Специфика
этих явлений, их
данность субъекту в форме непосредственных, неотчуждаемых от него переживаний,
их особая
познаваемость, обусловленная способностью человека к самонаблюдению и самоотчёту
в форме
внутренней (скрытой от других людей) речи, их интимно-личностная ценность стали
основанием для
того, чтобы считать их несопоставимыми с др. явлениями бытия. Это представление
культи-
вировалось религ. и идеалистич. учениями. В противовес им уже в древности
предпринимались
попытки объяснить психич. явления едиными для всего мироздания материальными
началами и
законами. Важную роль в
укреплении естеств.-науч. воззрений на психику сыграли успехи в изучении её
телесного субстрата
[в Др. Греции врач Алкмеон открыл зависимость ощущений от мозга, врач Гиппократ
— зависимость
типологич. различий между людьми (темпераментов) от гуморальных факторов и др.].
Первое
систематич. изложение П. принадлежит Аристотелю, преодолевшему ограниченность
наивно-
материалистич. представлений о душе как тончайшем веществе (Анаксимен, Гераклит,
Демокрит) и
идеалистич. взглядов на неё как особое бесплотное начало, противостоящее всему
материальному
(Пифагор, Платон). По Аристотелю, душа — это способ организации живого тела и
его объективно
наблюдаемого поведения. Отступая от этого положения при объяснении высших
интеллектуальных
форм (в учении о разуме), Аристотель дал повод для идеалистич. интерпретации его
П. в томизме,
впоследствии также в нео-томизме и у Брентано.
В условиях науч. революции 17 в. новая эпоха в развитии П. была открыта
Декартом, к-рый
разрушил господствовавшее веками представление о душе как двигателе тела и
объяснил с позиций
механистич. детерминизма зависимость психич. компонентов поведения живых существ
от
материальных процессов вне организма и внутри его. На этой основе сложились
важнейшие
концепции науч. П.— о рефлексе, об ассоциации и об ощущении как эффектах
причинных влияний
внеш. раздражителей на мозг (сведения о к-ром в ту эпоху являлись ещё чисто
фантастическими). Бу-
дучи дуалистом, Декарт противопоставил вызванным внеш. реалиями телесным
эффектам акты
индивидуального сознания как непосредств. знания субъекта о своих мыслях и своей
способности
произвольного действия. Считая сознание особой непространств. субстанцией,
открытой субъекту
благодаря внутр. «зрению» (интроспекции), Декарт сформулировал т. н.
интроспективную
концепцию сознания, оказавшую влияние на последующую трактовку предмета и
методов П. Однако
не эта концепция, а механистически-детерминистский подход определил развитие П.
в 17 —1-й пол.
19 вв. Среди наиболее значит. учений этого периода выделяются: учение об
ассоциациях (Гоббс,
Локк, Юм, Гартли), об аффектах (Спиноза), о бессознат. психике и апперцепции
(Лейбниц, Гербарт),
о зависимости личности от её интересов и воздействий социальной среды (франц.
материалисты,
Радищев).
Происшедшие в сер. 19 в. крупные сдвиги в биологии подготовили почву для
выделения П. в отд.
науку. Особое значение имело дарвиновское учение о том, что психич. процессы
(подобно всем др.
жизненным проявлениям) необходимы для успешного выживания организма во внеш.
среде. Тем
самым эти процессы выступили в качестве объективно наблюдаемых, доступных
естеств.-науч.
изучению безотносительно к способности индивида анализировать внутр. строй
своего сознания (к-
рая сама потребовала причинного объяснения).
В физиологии (в особенности при изучении функций органов чувств) использование
экспериментальных и количеств. методов позволило открыть закономерные связи
между внеш.
воздействием и сенсорной реакцией, а также между этой реакцией и двигат. ответом
на раздражитель
(работы Э. Вебера и Г. Фехнера, заложившие основы психофизики, Г. Гельмгольца,
разработавшего
психофизиологию зрит. и слуховых ощущений и восприятий, Ф. Дондерса,
исследовавшего время
реакции). Изучение адаптивного поведения позвоночных (Э. Пфлю-гер) показало
ограниченность
прежнего учения о рефлексе и потребовало его радикальной перестройки,
осуществлённой
Сеченовым. Опираясь на созданную им неклассич. концепцию рефлекса, Сеченов
разработал учение
о том, что психич. процессы реализуются по принципу сигнальной саморегуляции и
обратной связи
ПСИХОЛОГИЯ 549
и модифицируются при участии механизмов внутр. контроля.
Эти идеи и открытия привели к развитию собственного научно-категориального
аппарата П.,
начавшей обособляться как от философии, так и от физиологии (поскольку открытые
в лабораториях
закономерности не совпадали с анатомо-физиологическими). Выдвигается несколько
программ
построения П. как опытной науки. Первым лидером экспериментальной П. стал Вундт.
По образцу
созданной им лаборатории (1879, Лейпциг) возникают исследоват. центры П. в
различных странах;
появляются спец. периодич. издания по П.; созываются междунар. психологич.
конгрессы. Экспе-
риментальные методы исследования распространяются на процессы памяти (Г.
Эббингауа),
внимания (Дж. Кэттел), эмоций (У. Джемс и Г. Ланге), восприятия (рус. психолог
Н. Н. Ланге),
навыков (Э. Торндайк), мышления (вюрцбургская школа). Зарождение отраслей П.,
научающих
поведение животных (сравнительная П.— Ч. Дарвин, К. Ллойд-Морган) и детей
младенч. возраста
(детская П.— В. Прайер) сыграло важную роль в укреплении объективного метода в
П. в противовес
субъективному, поскольку позволяло объяснить феномены П., не обращаясь к
интроспекции.
Социальные потребности стимулировали изучение социально-психологич. различий
между людьми и
разработку систем тестов (краткосрочных и массовых испытаний, фиксирующих эти
различия).
Широкое применение тестов существенно сблизило П. с практикой — медицинской,
производственной, педагогической, — позволив использовать данные П. с целью
выявления u учёта
интеллектуальных и личностных характеристик людей, уровня их развития, проф.
пригодности и др.
Для 1-й трети 20 в. характерно появление в П. неск. крупных науч. школ, резко
противопоставивших
друг Другу свои теории, факты и объяснит. принципы. Старая интроспективная
концепция,
трактовавшая П. как науку о сознании, состав к-рого «просвечивается» благодаря
самонаблюдению,
утрачивает своё влияние. Попытки трансформации её в вюрцбургской школе не
привели к успеху,
поскольку оказалось, что процесс мышления детерминируется установкой (задачей),
не осознаваемой
самим субъектом. Идея поэлементного членения сознания, к-рую отстаивали Вундт и
его после-
дователи, была подвергнута резкой критике о гештальт-психологии,
противопоставившей ей
изучение целостных психич. структур («гештальтов»), изоморфных независимым от
сознания физич.
и физиологич. структурам. Независимо от своей филос. ориентации эти школы
способствовали
разработке двух важнейших психологич. категорий: действия (умств. действия как
направленного на
проблемную ситуацию — в вюрцбургской школе) и образа (в качестве целостной
структуры, а не
конгломерата ощущений,— в гештальтпси-хологии).
Решающий удар по трактовке П. как науки об интроспективно данных феноменах
сознания был
нанесён психоанализом (Фрейд) и бихевиоризмом. Первый выдвинул проблему
неосознаваемой
мотивации поступков, обусловленной сложной структурой личности, второй изменил
представления
о предмете П., в качестве к-рого выступили объективно наблюдаемые телесные
реакции на
раздражители среды — внещней и внутренней. Наряду с Фрейдом значительно расширил
понимание
мотивации поведения Левин, разработавший оригинальные экспериментальные методики
её
изучения. Существенно обогатили науч. знание о развитии психики работы Пиаже и
его учеников.
Эти психологич. школы базировались на философии позитивизма, оказав в свою
очередь воздействие
на филос. течения в странах Запада. Попытки преодолеть ограниченность фрейдизма
и
бихевиоризма, оставаясь на почве этих учений, приве-
550 ПСИХОЛОГИЯ
ли к появлению неофрейдизма, необихевиоризма и др. направлений, не выдержавших
испытания
временем. Требовалось радикальное преобразование методоло-гич. начал П.
В СССР оно происходило на диалектико-материали-стич. принципах историзма,
отражения,
первичности социальной практики. Уже в дореволюц. годы в России успешно
развивались
восходящие к Сеченову традиции естеств.-науч. изучения психич. деятельности (П.
Ф. Лесгафт, H. H.
Ланге, С. С. Корсаков и др.), к-рым противостояло идеалистич. течение
интроспективной П. (Н. Я.
Грот, Г. И. Челпанов и др.). Эти материа-листич. традиции через труды В. М.
Бехтерева и И. П.
Павлова оказали влияние на мировую психологич. мысль, укрепив детерминистский
подход к меха-
низмам поведения и стимулировав разработку объективных методов. С возникновением
сов.
психологич. науки в ней утверждается марксистская методология, согласно к-рой
сознание — это
производное реальной жизни людей (прежде всего труда) и вместе с тем её активный
фактор,
воздействующий на неё благодаря отображению окружающего мира и ориентации
субъекта по
отношению к нему. Тем самым сознание в его различных компонентах (образ, мотив,
умств.
действие) выступило в качестве важнейшего объекта психологич. познания, а новая
трактовка его
природы сделала возможным применение к нему объективных методов.
Новые методологич. перспективы преобразовали направленность и содержание
конкретных
исследований в области П., выдвинув на первый план анализ взаимоотношений между
психич.
процессами и регулируемой ими деятельностью человека в различных сферах
практики. С этим
сочетались принцип историзма, ознаменовавший переход к рассмотрению
индивидуального сознания
в ого обусловленности факторами культуры, включая язык и др. знаковые системы
(Л. С.
Выготский), подход к человеку как «активному деятелю в среде» (М. Я. Басов),
положение о том, что
сознание не только проявляется, но и формируется в деятельности (С. Л.
Рубинштейн), поиски
соответствий между строением внеш. практич. деятельности и внутр., умств.
деятельности (А. Н.
Леонтьев). В русле этих ориентации развернулось изучение динамики различных
психич. процессов
(познавательных, эмоциональных, волевых), а также путей формирования личности,
её инвариант-
ных и вариативных свойств, детерминируемых жизненным воспитанием.
Возможность постижения психич. процессов как реальности, независимой от
субъективной
рефлексии (самоотчёта) о них, обусловлена тем, что они возникают и развиваются в
объективной
системе отношений с др. людьми. В этой же системе, «всматриваясь» в других,
субъект приобретает
способность судить о внутр. плане своего поведения (см. Самосознание). Не все
компоненты этого
плана переводимы на язык сознания, но и они, образуя сферу т. н.
бессознательного, служат
предметом П., к-рая выявляет характер соответствия действит. мотивов, установок,
ориентации
личности сложившимся у неё представлениям о них. Как осознаваемые, так и
неосознаваемые
психич. процессы реализуются посредством физиологич. нейрогуморальных
механизмов, но
протекают по собств. законам в силу того, что в психике человека представлена
природная и
социально-культурная действительность и жизнь действующей в ней личности.
Рассматриваемая
сама по себе, эта действительность не является предметом П., так же как не
является им деятельность
в целом, изучаемая многими др. науками. П. исследует лишь определ. аспект
деятельности, данный в
системе её наиболее общих предельных и несводимых к другим понятий (категорий) —
образа,
мотива, действия, психосоциального отношения личности и др.
Категориальный строй П., отображая психич. реальность в её самобытных
инвариантных
характеристиках, служит основанием, «стволом» всего многообразия
ответвлений совр. П., выступающих в виде отд. отраслей, многие из к-рых
приобрели самостоят.
статус (социальная психологич. инж. П., детская П., мед. П., юридич. П. и др.).
В результате
контактов с др. науками П. обогащается новыми идеями и подходами, развивающими
её содержание
и категориальный аппарат, к-рый обеспечивает целостность П. как самостоят.
науки. Серьёзное
воздействие на развитие этого аппарата оказала происшедшая в условиях совр.
науч.-технич.
революции передача электронным устройствам нек-рых функций, являвшихся прежде
уникальным
достоянием человеч. мозга — накопления и переработки информации, управления и
контроля. Это
позволило широко использовать в П. кибернетич. и теоретико-информац. понятия и
модели, что
способствовало формализации и математизации П. С др. стороны, автоматизация и
кибернетизация
резко повысили заинтересованность в оперативной диагностике и прогностике,
эффективном
использовании и культивировании функций человека, к-рые не могут быть переданы
электронным
устройствам, прежде всего — творч. мышления. Соответственно изучение «искусств.
интеллекта», с
одной стороны, активности личности, её творч. возможностей — с другой,
становятся важнейшими
направлениями П. Наряду с ними успешно развиваются: социальная П. (в особенности
изучение
группового поведения, феноменов конформизма, сплочённости, формальных и
неформальных
коммуникаций и др.), П. управления, изучающая роль «человеч. фактора» в
процессах управления, а
также психологич. исследования, связанные с освоением космич. пространства,
экологич. и др.
глобальными проблемами современности.
Включённость П. в многоплановый контекст взаимодействия социальных, естеств. и
технич. наук (на
уровне как фундаментальных, так и прикладных исследований) придаёт особую
остроту
методологич. анализу её понятийных средств, объяснит. принципов, концепций и
методич. процедур
с целью выявления наиболее перспективных направлений её дальнейшего развития.
* Рубинштейн С. Л., Основы общей П., M., 19462; В ы г о т с к и й Л. С.,
Развитие высших психич. функций, М., I960; С
п и p к и н А. Г., Сознание и самосознание, М., 1972; Я p о ш е в с к и й М. Г.,
П. в XX столетии, M., 19742; его же,
История П., М., 19762; Леонтьев A. Н., Деятельность, сознание, личность, M.,
19772; Murphy G., Historical introduction to
modern psychology, N. Y., 1949; Boring E. G., A history of the experimental
psychology, N. Y., 19502; Mi-siak H., Sexton V.,
History of psychology, ?. ?., 19682; Handbook of general psychology, ed. by В.
В. Wolman, N. Y., 1973; The history of
psychology and the behavioral science. A bibliographic guide, сотр. by R. J.
Watson, N. Y., 1978.
М. Г. Ярошевский.
ПСИХОСОМАТИКА (от греч. ???? — душа и ???? — тело), в широком смысле — термин,
принятый в медицине для обозначения такого подхода к объяснению болезней, при к-
ром особое
внимание уделяется роли психич. факторов в возникновении, течении и исходе
соматич.
заболеваний.
П. в более узком смысле, или психосоматич. медицина, представляет собой
направление в совр.
зарубежной медицине, возникшее на основе применения теории и техники
психоанализа к
истолкованию и терапии т. н. неврозов органов и органич. заболеваний. Получила
распространение в
США, Нидерландах, ФРГ, Швейцарии и др. зап.-европ. странах. Были предприняты
попытки
разработать систему соответствий между тем или иным органич. заболеванием и
специфич. чертами
характера и личности (Ф. Данбар, США), типами эмоциональных конфликтов (Ф.
Александер и
чикагская школа). На теоретич. построения П. оказали влияние, помимо
психоанализа, такие школы
идеалистич. философии 20 в., как экзистенциализм (Л. Бинсвангер), нем. филос.
антропология 20 в.
(мед. антропология В. Вайцзеккера) и др.
• Weise Е., English О. S., Psychosomatic medicine, Phil.—L., 1957»; Weizsacker
V., W у s s D., Zwischen Medizin und
Philosophie, Gott., 1957.
ПСИХОФИЗИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА, в широком смысле — вопрос об отношении психич.
явлений к физи-
ческим, в более узком — о соотношении между психическими и физиологическими
(нейрогуморальными) процессами. Мысль о зависимости психики (душевных
проявлений) от внеш.
природы и от жизни тела обосновывалась ещё в др.-греч. натурфилософии. Особую
разработку П. п.
получила в новое время, когда в философии 17 в. сложилась механистич. картина
мира и психач.
явления стали рассматриваться в качестве неотделимых от тела и подчинённых
единым для всего
мироздания законам. В 17 в. возникли два варианта решения П. п., оказавшие
большое влияние на
последующую филос. и науч. мысль,— психофизич. взаимодействие (Декарт) и
психофизич.
параллелизм (Лейбниц). Согласно Декарту, живое тело является своего рода
машиной, тогда как
сознание (мышление, воля), будучи отличной от тела субстанцией, с одной стороны,
испытывает его
влияние (при ощущениях, аффектах и т. д.), с другой — способно воздействовать на
него (напр., при
волевом усилии). Это учение о взаимодействии психического и физического было
отвергнуто
сторонниками не-разделённости сознания и мозга как с идеалистич. (Лейбниц,
Мальбранш), так и с
материалистич. (Гартли) позиций, Идее взаимодействия был противопоставлен
принцип
параллельного протекания психич. и физич. процессов. Он приобрёл большую
популярность в 19 в.,
когда открытие закона сохранения энергии сделало невозможным представлять
сознание по типу
особой силы, способной произвольно изменять телесное поведение организма. Вместе
с тем
дарвиновское учение требовало понять психику как активный фактор регуляции
жизненных
процессов. Это требование получило ложное преломление в новых вариантах
психофизич.
взаимодействия (Джемс). В кон. 19 — нач. 20 вв. распространилась махистская
трактовка П. п. (см.
Махизм), согласно к-рой душа и тело «построены» из одних и тех же «элементов»
(ощущений), и
поэтому нужно говорить не о соотношении реальных процессов — физиологических и
психических,
а о различных «комплексах ощущений». Эта идеалистич. концепция (подвергнутая
критике В. И.
Лениным в работе «Материализм и эмпириокритицизм») привела неопозитивистов к
утверждению,
будто П. л. является псевдопроблемой, не разрешимой науч. средствами. Диалектич.
материализм
решает П. н. на основе понимания психики как активного отображения реальности,
осуществляемого
посредством нейромеханизмов. • Рубинштейн С. Л., Бытие и сознание, М., 1957;
Ярошевский М. Г.,
История психологии, M., 19762.
ПСИХОФИЗИЧЕСКИЙ ПАРАЛЛЕЛИЗМ, см. Психофизическая проблема.
ПСЮХЕ (греч. ???? — душа), термин др.-греч. философии, душа, исконно этимологич.
значение —
«дыхание» (ср. рус. «душа, дух» — «дышать», «воздух»). У Гомера П. употребляется
в значении: 1)
«жизненной силы», покидающей тело с последним издыханием; 2) бесплотного
«призрака» (???????),
после смерти человека существующего в Аиде, но полностью лишённого сознания и
памяти
(«Одиссея» XI 51; «Илиада» XXIII 104). Новая, антигомеровская концепция П.
распространяется
начиная с 6 в. до н. э. в пифагореизме и орфизме: П. понимается как «демон», т.
е. бессмертное суще-
ство божеств. происхождения, её странствия по телам животных и растений (см.
Метемпсихоза) —
как «наказание» за первобытный грех Титанов, «тело» — как «могила» души [с
обыгрыванием
созвучия ???? («тело») — ???? («могила»): Филолай, фр. В 14], цель праведной
жизни — как
«очищение» (катарсис) от скверны, искупление вины и возвращение П. на небесную
прародину.
Одновременно П., обладающая памятью о прежних инкарнациях (Пифагор 14, 8DK),
отождест-
вляется с психическим «Я»; во фрагментах Гераклита П.— субстрат феноменов
сознания и носитель
нравств.
ПСЮХЕ 551
качеств («Сухая П. — мудрейшая и наилучшая», фр. 68 М), хотя в то же время и
отождествляется с
воздухом (фр. 66—67 М). За исключением Гераклита религ.-эсхатологич.
проблематика П. чужда
ионийской традиции, к-рая интересуется прежде всего биологич. функциями П. (П. —
«жизнь») и
понимает её обычно как воздух и дыхание; при этом в рамках параллелизма
микрокосмоса и
макрокосмоса нередко постулируется мировая П. (так в древнейшем филос. тексте о
П. — фр. В 2
Анаксимена, но возможно уже у Фалеса 11 А 22, затем у Гераклита и особенно ярко
у Диогена
Аполлонийского — фр. В 4 слл.). Неясно совмещение у Эмпедокла натуралистич.
концепции П.
(«кровь») в «О природе» с орфико-пифагорейским учением о П,-«демоне» в
«Очищениях». Демокрит
постулировал для П. особые шарообразные атомы «огня» (№ 443—451 Лурье),
превосходящие все
остальные атомы кинетич. способностью, «ибо шар — самое подвижное из всех тел,
так как он
касается плоскости только в одной точке» (№ 443 а). Сократу, по-видимому,
принадлежит выдви-
жение на первый план личностного момента и этич. проблематики П.
Учение Платона о П., выросшее из орфико-пифаго-рейской концепции, отличается от
неё теоретич.
углублением и многоаспектностью. Эпистемологич. аспект разрабатывается в
«Федоне»: бессмертие
и изначальная близость бестелесной П. к сверхчувств. миру делают возможным
познание идей через
«воспоминание» (см. Анамнесис). В «Федре» (265 b 5 слл.) П. выступает как
онтологич. принцип
(архе) движения, в «Тимее» мировая П. движет космосом и светилами (ср. также 10-
ю кн. «Законов»).
Систематич. трактовка П. в социально-этич. плане дана в «Государстве» (IV 435 е
слл.): иерархия
трёх частей П. — «рациональной, эмоционально-гневливой и похотливой»
(локализованных
соответственно в голове, груди и брюшной полости) соотносится с трёхчастным
делением общества
на стражей-философов, воинов и ремесленно-земледельч. сословие. Бессмертна
только высшая часть,
согласно «Тимею», созданная демиургом.
Осн. текст Аристотеля о П.— трактат «О душе» (П.), психофизиологич. ориентация
к-рого резко
контрастирует с платонич. концепцией раннего диалога «Евдем» (фр. 1—12 ROSS).
Аристотель изъял
П. из космологии, передав функции «самодвижущегося» начала «природе», и различал
три
«способности» П. — «питательную», «чувствительную» и «поэтическую»
(интеллектуальную):
первая присуща растениям, первые две — животным, все три — только человеку («О
душе» 414 b
20—415 а 13). Душа и тело относятся между собой как акт и потенция, форма и
материя и потому
нераздельны; «отделима» и бессмертна только активная часть ноэтич. П. («О душе»
III 5).
В Древней Академии Ксенократ (фр. 60 слл. Heinze) определял П. как
«самодвижущееся число». Из
древних перипатетиков Аристоксен (фр. 118 W) и Дикеарх (фр. 11 W) примыкали к
упоминаемой
уже в «Федоне» (88d) структурной концепции П. как «гармонии» тела, у Макробия
приписываемой
Пифагору и Филолаю, но, строго говоря, несовместимой с тезисом о бессмертии П. и
родственной
характерному для всей греч. медицины и натурфилософии (начиная с Алкмеона, фр. В
4) пониманию
«здоровья» как сбалансированного равновесия противоположностей. Стоицизм
вернулся к ионий-
скому телесному пониманию П. и довёл до предела традицию гилозоистич.
панпсихизма (Анаксимен
— Гераклит — Диоген), видя в П. часть панкосмич. пнев-мы; П. человека состоит из
8 частей: пяти
органов чувств. речевой способности, семенной способности и «командного» центра,
к-рому все
остальные приданы подобно «щупальцам осьминога» («Placita» IV 4, 4). У Эпикура
П. —
конгломерат атомов «огненного,
552 ПТОЛЕМЕЙ
воздушного, пневматического и нек-рого четвёртого — безымянного» элемента,
ответственного за
ощущение («Placita» IV 3, 11).
В среднем платонизме и неопифагореизме возрождается пифагорейско-платонич.
учение о П., но при
этом наблюдается тенденция к более жёсткой дифференциации П. и ума (нуса) и
иерархич.
подчинению первой второму. Плутарх приписывает материи иррацион. П.— моторную
силу — и,
подобно Аттику, признаёт вычитанную из 10-й кн. «Законов» Платона (897 d) злую
П. Вселенной,
соотнося её с космич. дьяволом вост. религий («Об Исиде и Осирисе»). Нумений
формулирует
учение о двух отд. П. в человеке — рациональной и иррациональной — и вводит
впервые
представление об «эфирном» теле П. (см. Квинтэссенция). У Плотина П. («Эннеады»
IV) — третья
ипостась, «отображение» (?????) нуса, посредник между бестелесным миром, к-рому
она
принадлежит, и чувств. миром, к-рый она творит, по существу принимая на себя
функции демиурга.
Человеч. П. в качестве микрокосма аналогична мировой П.; обратившись вверх, она
восходит к дея-
тельности нуса, в к-рой объект и субъект неразличимы, обратившись вниз — через
дискурсивное
мышление и чувств. восприятие — нисходит до ярактич. деятельности.
• Зелинский ?. ?., Гомеровская психология. П., 1922; Структура текста, М., 1980;
R o h d e E,, Psyche. Seelenkult und
Unsterblichkeitsglaube der Griechen, Bd l—2, Tub.— Lpz., 1903·; O n i a n s R.
B., The origins of European thought about the
body, the mind, the soul, the world, time and (ate, Camb., 19542; S n e 1 1 В.,
The discovery of the mind, N. Y., I960; Merlan
Ph., Monopsychism, mysticism, metaconsciousness. Problems of the soul in the
neoaristotelian and neoplatonic tradition, The
Hague, 1963; M o r e a u J., L'ame du monde de Platon aux sto'iciens,
Hildesheim, 1965; Lang J., The concept of psyche; its
genesis and evolution, «Acta ethnographica», 1978, t. 22.
А. В. Лебедев.
ПТОЛЕМЕЙ (??????????) Клавдий (ок. 90 — ок. 160), греч. астроном, математик,
оптик и географ.
Гл. соч.— «Великое построение» («?????? ????????»), известное под назв.
«Альмагест» (ср.-век.
араб. искажение греч. оригинала и последующее европ. искажение араб. слова аль-
Маджисти), —
свод астрономич. знаний древних, содержит детально разработанную гео-центрич.
модель мира,
каталог звёзд (указано положе-жение и яркость 1028 звёзд), описание видимой
формы Млечного
Пути. «Альмагест» служил теоретич. базой расчёта движений планет и сохранял своё
значение
вплоть до разработки Коперником в сер. 16 в. гелио-центрич. системы мира.
Согласно схеме П., в центре мира находится неподвижная Земля, вокруг к-рой по
круговым орбитам
— эпициклам — движутся планеты, а центры эпициклов скользят по большим несущим
кругам —
деферентам; Земля расположена вблизи общего центра деферентов. Эта модель
удовлетворительно
объясняла иррегулярности (неравномерность и «петлеобразность») в движении планет
(и Солнца) и
позволяла точно предсказать их положение в любой момент.
Схема П. представляла собой первый образец организации естеств.-науч. знания в
теорию: в основу
теории П. была положена кинематич. модель, объяснявшая явления и позволявшая с
применением
тригонометрии (на основе непрерывных функций) предсказывать положение небесного
тела в любой
момент, в то время как астрономы Др. Египта и Вавилона не строили моделей
космоса и
предсказывали положения небесных тел на основе арифметич. операций. Модель П.
была свободна и
от произвольных спекулятивных конструкций, подобных аристотелевской, к-рая
включала пер-
водвигатель, более 50 веществ. сфер и т. п. В выборе гипотез для объяснения
явлений П.
придерживался принципа простоты, в тех же случаях, когда простейшая гипотеза
оказывалась
недостаточной, утверждал, что «нужно брать другие, наиболее подходящие». Так,

<<

стр. 58
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>