<<

стр. 60
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

признанием, что Р. т.
превращает работника в огранич. существо. Шиллер с ро-мантич. позиций подверг
критике
утверждавшееся капиталистич. Р. т. (см. «Письма об эстетич. воспитании», в кн.:
Собр. соч., т. 6, М.,
1957, с. 264—65). С сер. 19 в. в бурж. идеологии преобладает апология Р. т., в
к-ром видят гл. фактор
развития общества, основу обществ. связи, социальной структуры, развития
разнообразных
способностей людей, а к отрицат. последствиям Р. т. подходят как к необходимым
издержкам
прогресса (Конт, Спенсер, Дюркгейм). Во 2-й пол. 19 — нач. 20 вв. продолжается и
резкая критика
специализации (Зиммель и др.). С исследованием Р. т. тесно связаны теории
рационализации и
бюрократии М. Вебера. В совр. бурж. социологии изучается Р. т. в пром-сти,
бюрократич. орг-циях,
науке, его влияние на социальную стратификацию и мобильность и т. д. Существует
антинауч.
тенденция трактовать Р. т. как независимое от социальной системы и связанное с
развитием
индустриального общества, в к-ром проф. Р. т. сменяет классовое разделение
занятий, свойственное
раннему капитализму (Парсонс, Ростоу, Арон, Фридман). Вместе с тем ряд
либеральных бурж.
социологов отмечает, что Р. т. превращает человека в функциональный элемент,
объект манипуляции
крупных бюрократич. орг-ций и гос-ва (Рисмен, Фромм, Миллс, Блау и др.). Ряд
«левацко»-
радикальных критиков капитализма выдвигает утопич. проекты полной деспециализа-
ции
деятельности.
Историч. материализм о Р. т. В работах Маркса и Энгельса можно выделить два
существ. значения
Р. т.: во-первых, Р. т. как определение опосредованного обществ.
характера труда в условиях существования частной собственности, обособленного
труда и обмена
(см. Соч., т. 3, с. 31). Р. т. характеризуется как один из источников и
выражение отчуждения. Во
втором значении Маркс характеризует Р. т. как «разделение занятий» во всём
обществе,
«сосуществующий труд», «обществ. форму существования труда» (см. там же, т. 26,
ч. 3, с. 278—83 и
т. 47, с. 312). Основоположники марксизма показали, что развитие форм Р. т.
связано с ростом
производит. сил, населения, с возникновением в обществе новых потребностей и
общих функций,
вызывающих усложнение его структуры. Первоначально Р. т. складывается как
естественно
выросший механизм (половое и возрастное Р. т.). На определ. историч. этапе Р. т.
в совокупности с
действием др. факторов (иму-ществ. дифференциации, роста производительности
труда,
наследственности функций) приводит к возникновению социальных групп и
антагонистич. классов,
закрепляющих за собой различные сферы деятельности. Происходит три крупных
обществ. Р. т.—
отделение земледелия от скотоводства, ремесла от земледелия,
выделение торговли в самостоят. сферу. Выражением Р. т. является также
возникновение гос-ва,
противопо-ложность между городом и деревней, между умств. и фиаич. трудом.
Историч. ступенями
Р. т. были планомерное и авторитарное Р. т. в общине, кастовый строй, цеховой
строй, обусловившие
Р. т. в обществе, но исключавшие Р. т. в мастерской. Последнее, мануфактурное,
Р. т. является
порождением капитала, оно уничтожает застойное ремесленное Р. т., расчленяет
трудовой процесс на
отд. частичные функции и создаёт предпосылки для применения машины, к-рая
технически
опрокидывает мануфактурное Р. т. Однако оно воспроизводится капиталом,
превращающим рабочего
в одарённый сознанием придаток машины. Развитие этого «абс. противоречия»
приводит к тому, что
становится необходимым уничтожение «старого», т. е. мануфактурного, Р. т. (см.
К. Маркс, там же, т.
23, с. 498—99). Индустрия, пишет Маркс, постоянно революционизирует Р. т. внутри
общества. Как
настоят, обществ. потребность выступает задача сделать рабочего пригодным
«...для изменяющихся
потребностей в труде» (там же, с. 499). Анализ тенденций развития крупной пром-
сти позволил
Марксу и Энгельсу определить контуры коммунистич. общества, в к-ром
преодолевается стихийный
характер Р. т., уничтожается порабощающее человека подчинение его Р. т.
Важнейшими пред-
посылками этого процесса Маркс считал превращение труда в материальном произ-ве
в науч.
(всеобщий) труд, когда человек перестаёт быть его непосредств. агентом
(автоматизация), а также
сокращение рабочего и увеличение свободного времени (см. там же, т. 19, с, 20;
т. 25, ч. 2, с. 385—86;
т. 46, ч. 2, с. 110—11).
Совр. тенденцией в развитии Р. т. является обособление необходимых для
функционирования и
развития общества всё новых сфер, рост числа подразделений в них и
соответственно проф. Р. т. В то
же время в каждой отд. сфере Р. т. имеет своеобразный и противоречивый характер.
В совр.
материальном произ-ве представлены различные ступени развития (ручной труд,
механизация,
автоматизация) и связанные с ними формы Р. т. В сфере науки (большие н.-и. ин-
ты, значит. число
отраслей, науч. специальностей, технич. Р. т.) возникла необходимость её
организации, создания
органов управления и координации. Изменение обществ.
структуры приводит к значит. росту становящейся особой специальностью и
охватывающей разные
обществ. уровни сферы управления, в к-рой в свою очередь развивается Р. т.
Обособляются и растут
также и др. сферы общества (образование, здравоохранение, услуги, иск-во) со
своими специфич.
формами Р. т. Таким образом, Р. т. может анализироваться в двух качественно
различных планах. Во-
первых, с т. зр. целостного подхода к обществу (различные сферы как элементы
целого, их
соотношение, разделение обществ. функций, обязанностей и ответственности). При
этом можно
выделить горизонтальное и вертикальное Р. т., связанное с положением и ролью
различных социаль-
ных и проф. групп. Во-вторых, возникает необходимость исследования Р. т. в
каждой отд. сфере, её
взаимоотношения с др. сферами (город и деревня, наука и образование, наука и
управление и т. д.).
Особенно сложные процессы Р. т. связаны с переходными эпохами обществ. развития
(переход от
феодализма к капитализму, от капитализма к социализму).
Развитие указанных процессов при капитализме привело к усложнению социальной
структуры, изме-
нениям в составе классов капиталистич. общества. В условиях гос.-монополистич.
капитализма
бюрократизация иерархически организованного общества, повышение значения
образования и
квалификации, а также сосуществование сфер и отраслей, находящихся на различных
ступенях
развития, ведут к возникновению, в дополнение к старым, новых форм закрепления
положения
различных классов и социальных групп, кастовости элиты, что усиливает
противоречия капитали-
стич. общества. Отд. попытки «обогащения» труда, ликвидации отупляющей
чрезмерной
специализации, ставшей препятствием повышения производительности труда,
противоречат осн.
принципам капитализма.
В социалистич. обществе уничтожается старое классовое разделение занятий.
Индустриализация и
кооперирование с. х-ва приводят к изменению состава и численности рабочего
класса и крестьянства,
росту интеллигенции. Развивающееся в социалистич. обществе Р. т., особенно в
связи с
механизацией и автоматизацией произ-ва, развёртывающейся науч.-технич.
революцией, бурным
ростом различных сфер общества, приводит к большой мобильности населения,
возникновению
многочисленных проф. групп. Предпринимаются сознат. усилия для преодоления ещё
существую-
щего неравенства между крупными пром. и культурными центрами и периферией, между
городом и
деревней, между различными социальными группами с тем, чтобы доступ к той или
иной сфере
деятельности определялся способностями и склонностями каждого человека. По мере
преодоления
классовых различий в пределах развитого социалистич. общества на первый план
выдвигаются
проблемы, связанные с тенденциями развития Р. т. и утверждением полной
социальной однород-
ности (характер и содержание труда различных проф. групп, процессы
дифференциации и
интеграции деятельности и др.), обеспечением всестороннего и свободного развития
личности
каждого, возможности смены форм жизнедеятельности (труд, обществ. деятельность,
иск-во и т. д.),
постепенным созданием условий, при к-рых «различие в деятельности, труде не
влечёт за собой
никакого неравенства, никакой привилегии в смысле владения и потребления» (Маркс
К. и Энгельс
Ф., Соч., т. 3, с. 542).
• Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 3, 4, 18, 19, 20, 21, 23, 27, 37, 42, 46—48
(см. предм. указатель, ч. 2, с. 245—49); Ленин
В. И., ПСС, т. 1, 3, 4, 25, 26, 41 (см. предм. указатель в Справочном томе к
ПСС, ч. 1, с. 543); Б ю х е p К., Проис-
хождение нар. х-ва и образование обществ. классов, пер. с нем., СПБ, 1897;
Дюркгейм Э., О разделении обществ. труда
пер. с франц., О., 1900; Ш м о л л е p Г., Нар. х-во...— Р. т., пер. с нем., М.,
1902; 3 и м м е л ь Г., Социальная дифферен-
циация, пер. с нем., М., 1909; Асмус В., Противоречия епе-циализации в бурж.
сознании, «ПЗМ», 1926, № 9—10; Давы-
дов Ю. Н., Труд и свобода, М., 1962; [Дискуссия о Р. т ] «ВФ», 1962, № 10; 1963,
№ 3, 4, 9, 11, 12; 1964, № l, 6; Суде-
ревский И. С., Проблемы Р. т., М., 1963; Маневич Е. Л. Проблемы обществ. труда в
СССР, М., 1966, гл. 1, 2, 5; К о в а-л
е в С. М., О человеке, его порабощении и освобождении, М. 1970; Гвишиани Д. М.,
Организация и управление, М.,
19722; Косолапов Р. И., Социализм. К вопросам теории, М., 19792, гл. 2, 5; А ф а
н а с ь е в В. Г., Системность и обще-
ство, М., 1980; Fried mann G., ?? va le travail humain?, P., 195016; его же, Le
travail en miettes. Specialisation et loi-sirs,
nouv. ed., P., 1964; К em p er T h. D., The division of labor: a post-
Durkheimian analytical view, «American Sociological
Review», 1972, v. 37, № 6; Bell D., The coming of post-industrial society, L.,
1974; Approaches to the study of social structure,
ed. by P. M. Blau, ?. ?.— L., 1975; The divison of labour, [L.], 1976. Н. М.
Ланда.
РАЗИ, a p - P а з и (латинизиров. P а з е с , Rhazes) Абу Бакр Мухаммед бен
Закария (865—925 или
934), иран. учёный-энциклопедист, врач и философ; рационалист и вольнодумец.
Руководил
клиникой в Рее, затем в Багдаде. Р. был хорошо знаком с антич. наукой, медициной
и философией;
оставил труды по философии, этике, теологии, логике, медицине, астрономии,
физике и химии
(алхимии) — всего, очевидно, 184 соч. (до нас дошло 61); труды Р. были
переведены на лат. яз. в Ев-
ропе в 10—13 вв.
Для науч. исследований Р. характерны свобода от догматизма, использование
эксперимента,
стремление к практич. пользе. В основе филос. концепции Р., близкой нек-рым
разновидностям
гностицизма, лежит учение о пяти вечных началах: «творце», «душе», «материи»,
«времени»,
«пространстве»; посланный творцом разум внушает душе, пленённой материей,
стремление к
освобождению: путь к этому — изучение философии.
РАЗИ 563
Атомизм Р. близок атомизму Демокрита; Р. верил в абс. пространство, абс. время и
признавал
множественность миров. В этике выступал против аскетизма, призывал к активной
обществ. жизни,
считая образцом Сократа.
Р. резко критиковал все существовавшие в его время религии. Ему принадлежит
антиклерикальный
трактат «Махарик аль-анбийа», к-рый лёг, по-видимому, в основу лат. ср.-век.
памфлета «О трёх
обманщиках». Истина, по Р.,— едина, религий — множество, следовательно, все
религии ложны;
надо читать не Священное писание, а книги философов и учёных. Антиклерикальные
высказывания
Р. вызвали яростные нападки му-сульм. мыслителей 10—11 вв., в частности Фараби.
• Abu Bakr Muhammadi filu Zachariae Baghensis (Razis). Opera philosophica
fragmenta quae supersunt, collegit et edidit P.
Kraus, pt. l, Cahirae, 1939; в рус. пер,—К а р и м о в У. И., Неизвестное
сочинение ар-Рази «Книга тайны тайн», Таш.,
1957.
• Nadjmabadi M., Bibliographie de Rhazes..., Tehran, 1960.
РАЗЛИЧИЕ, сравнит. характеристика объектов на основании того, что признаки,
присутствующие у
одних объектов, отсутствуют у других; в матсриалистич. диалектике Р. понимается
как необходимый
момент всякой вещи, явления и процесса, характеризующий их внутр.
противоречивость, развитие.
Категория Р. находится в неразрывном единстве с категорией тождества. Наиболее
тесная связь,
внутр. взаимопроникновение Р. и тождества имеет место при отображении движения и
развития
объектов, когда Р. существует внутри тождества, а тождество — внутри Р.
Объективной основой
этого единства является единство устойчивости и изменчивости вещей. При этом
устойчивость
проявляется как тождество изменяющегося объекта с самим собой, а изменчивость —
как нарушение
этого тождества, как Р. внутри тождества. РАЗУМ, см. Рассудок и разум.
РАЙЕРСОН (Ryerson) Стэнли Брео (р. 1911, Торонто), канад. историк и социолог-
марксист. Чл.
Комму-нистич. партии Канады. В исследованиях по истории Канады защищает принципы
историч.
материализма, критикует немарксистские, метафизич. и механистич. концепции
обществ. развития
(«теорию факторов», «экономич. детерминизм» и др.). Большое внимание Р. уделяет
нац. вопросу,
исследуя историю нац. взаимоотношений в Канаде и раскрывая социально-экономич, и
политич.
факторы, обусловившие неравенство фран-коканадцев («граждан второго сорта») и
англоканад-цев.
Освещая принципы науч. социализма, Р. критикует также различные бурж.-
апологетич. концепции,
используемые в целях пропаганды антикоммунизма и антисоветизма («открытое
общество» К.
Поппера и др.), отстаивает идеи мира, демократии и социального прогресса.
• Le Canada francais, sa tradition, son avenir, Montreal, 1945; A world to win:
an introduction to the science of socialism, To-
ronto, 1950s; The founding of Canada. Beginnings to 1815, Toronto, 19632; The
open society. Paradox and challenge, N. Y.,
1965; Unequal union. Confederation and the roots of conflict in the Canadas,
1815—1873, N. Y., 1968; в рус. пер.— Нек-рые
тенденции развития социальных наук в Канаде, «ВФ», 1961, № 11.
РАЙЛ (Ryle) Гилберт (19.8.1900, Брайтон,—1976, Оксфорд), англ. философ,
представитель
лингвистич. философии. Задачу философии видел в устранении проблем, возникающих
в результате
«категориальных ошибок» — неоправданного отнесения фактов, соответствующих одной
категории,
к нек-рой др. категории. Понятие категории у Р. не носит традиц. филос.
характера и описывает лишь
способы словоупотребления в языке. Согласно Р., мн. филос. проблемы
формулируются в виде
дилемм (напр., «фатализм — индетерминизм», «удовольствие — страдание» и др.).
Эти дилеммы
разрешаются в результате тщательного линг-
564 РАЗЛИЧИЕ
вистич. анализа и уточнения значения слов и выражений. По Р., словесное описание
активности
сознания приводит к ошибочному пониманию сознания (духа) как особой субстанции,
находящейся в
теле, к-рое подчиняется механич. законам. Выступая против подобной дуалистич.
(«картезианской»)
позиции, Р. называет её «призраком духа в машине». Он считает, что всё,
относящееся к духовной
жизни человека, следует сводить к наблюдаемым действиям и объяснять в терминах
поведения и
реакций. Концепция сознания Р. в нек-рых аспектах совпадает с позицией
бихевиоризма.
• Philosophical arguments, Oxf., 1945; Dilemmas, Camb., 1954; The concept of
mind, Hutchinson — L., 1959. * X и л л Т.
И., Совр. теории познания, пер. с англ., М., 1965, с. 477—82; Богомолов
А. С., Англ. бурж. философия XX в., М.,
1973, с. 263 — 65, 268—74.
РАЙХ (Reich) Вильгельм (24.3.1897, Добжциница, Галиция,—3.11.1957, Льюисбург,
шт.
Пенсильвания, США), австр.-амер. врач и психолог, представитель ле-
ворадикального фрейдизма. С
1939 жил в США. В кон. 20-х гг. пытался объединить фрейдизм с марксизмом (т. н.
фрейдомарксизм), выступал с проповедью сексуальной революции как неотъемлемого
элемента лю-
бых социальных реформ, с требованием отмены всех форм «репрессивной» морали,
упразднения
моногамной семьи. Согласно Р., любой авторитарный обществ. строй основан в
конечном счёте на
сексуальном подавлении, становящемся основой характера и служащим массовым
источником
неврозов («Массовая психология фашизма», «Massenpsychologie des Faschismus»,
1933). Высказал
идею об укоренённости господствующей социальной системы в психич. структуре
индивида, позднее
развивавшуюся в соч. Фромма, Адорно и др.
В учении Р. о характере последний трактуется как своего рода защитное
образование («панцирь»),
предохраняющее индивида как от внеш. воздействий, так и от его собств.
подавленных влечений. В
отличие от Фрейда Р. видит в спонтанных влечениях первичную здоровую основу,
отрицая
изначальное существование агрессивных и деструктивных влечений; культура, по Р.,
не нуждается в
подавлении и вытеснении инстинктов. Отход Р. от ортодоксального фрейдизма
завершился его
разрывом в 1934 с Междунар. психоаналитич. ассоциацией. Утверждая физич.
реальность психич.
энергии, Р. предельно расширил понятие либидо и с кон. 30-х гг. развивал
своеобразное натурфилос.
учение об универс. космической жизненной энергии — «оргоне».
В 1960-х гг. идеи Р. были восприняты на Западе движением т. п. новых левых,
объявивших его своим
идеологом.
• Charakteranalyse, Koln — В., 1970"; Die sexuelle Revolution, Fr./M., 197Г; Die
Funktion des Orgasmus, Fr./M., 1972.
• Robinson P., The Freudian left, N. Y., 1969; Mann W. E., Orgone, Reich and
Eros. Wilhelm Reich's theory of life energy, N.
Y., 1973.
РАМАКРИШНА (монашеское имя; наст. имя — Га-дадхар Чаттерджи) (18.2.1836,
Камарпукур —
16.8.1886, Калькутта), инд. мыслитель и религиозный реформатор. В юности был
индуистским
жрецом. Выступил с проповедью «спасения Индии» через обращение к духовно-религ.
опыту
человечества. Считая, что все религии истинны и представляют собой «различные
пути к одному и
тому же богу», Р. проповедовал единую духовную всечеловеч. религию, безразличную
к конкретным
проявлениям. Филос. основа этой религии Р.— идеи веданты и тантризма; Р.
старался объединить
воззрения различных школ веданты (адвайта-веданта, двайта — см. Мадхва, Вишишта-
адвайта),
представляя их в виде различных ступеней постижения первичной реальности.
Признавая в качестве
этой реальности брахмана, лишённого внутр. различий (концепция Шанкары), Р.
отвергал т. зр.
Шанкары об иллюзорности эмпирич. мира: по Р., эмпирич. мир столь же реален, как
и брахман,
возникая из него в результате эволюции. Это вело Р. к провозглашению своего рода
пантеизма («всё
живое есть бог») и, в частности, возмож-
ности полного тождества брахмана и человека. Путём к реализации божеств. начала
Р. считал
практич. выполнение религ.-этич. предписаний, составляющее, по его мнению,
сущность духовной
религии; содержащийся в них идеал отречения идентичен у Р. с исполнением своих
обязанностей.
Жизнь Р. явилась примером воплощения проповедуемых им принципов; взгляды Р.
оказали значит.
влияние на идеологию индуизма нового времени, став существ. компонентом
идеологии инд.
национализма. Непосредств. продолжателем Р. был Вивекананда.
• Мюллер М., Шри Рамакришна Парамагамза. Его жизнь и учение, пер. с англ., М.,
1913; Рамакришна Б. Ш.,
Правозвестие Р., СПБ, 1914; Р. (Биографии, очерк), М., [1915]; P о л л а н Р.,
Жизнь Р., Соч., т. 19, М., 1936; G a m h h i r
а-n a n d a S., History of the Ramakrishna math and mission, Calc., 1957; Nehru
J., Sri Ramakrishna and Swami Viveka-nanda,
Gale., 19603.
РАМАНУДЖА (р. ок. 1017, Шриперумбудур, Юж. Индия), инд. религ. мыслитель,
основатель и
крупнейший представитель вишишта-адвайты — разновидности веданты. Р. принадлежат
комментарии к «Брахма-сутре» Бадараяны (рассматривался в вишнуизме как осн.
толкование учения
веданты) и к «Бхагаватгите», а так-жe «Ведантасара», «Ведартхасанграха»,
«Ведантадипа». Как и
Шанкара, Р. развивал веданту в монистич. направлении, однако, принимая учение
упанишад о со-
творении мира и признавая брахман как высшую и единую абс. реальность, Р. в
отличие от Шанкары
полагал, что брахман охватывает и лишённую сознания материю, и обладающие
сознанием
индивидуальные души, причём то и другое реально как часть брахмана, им
управляемая, как его
тело, однако не тождественно ему. Существование материи и индивидуальных душ не
может
объясняться иллюзией (майей). Развитый Р. вариант веданты, допускающий, что
высший и единый
брахман проявляется во множестве форм, явился реакцией на адвайта-веданту,
фактически
разорвавшую связь между брахманом и индивидуальными душами, с одной стороны, и
между богом
и его адептами — с другой.
Мир, по Р., создан богом из лишённой сознания материи — пракрити. Приведённая в
движение, эта
недифференцированная тонкая материя образует огонь, воду и землю, в к-рых
присутствуют три
качества — гуны. Из смешения трёх тонких элементов образуется весь мир объектов,
к-рый столь же
реален, как и брахман. Майя — это лишь способность бога создать нечто
необыкновенное; нередко
майя обозначает и творч. потенции пракрити. Особое место в комм. Р. к «Брахма-
сутре» занимает
критика учения Шанкары об иллюзии и утверждение истинности всякого познания: то,
что
воспринимается, реально; то, чего реально нет, не воспринимается. Ошибки в
восприятии (напр.,
принятие верёвки за змею) основаны на смешении объектов, обладающих сходным
составом
элементов (так, и змея и верёвка возникли из смешения огня, воды и земли). Когда
мира и объектов
нет (до начала творения или при его распаде), материя и душа пребывают в
брахмане в
недифференциров. виде и сам брахман остаётся непроявленной причиной;
дифференциация объектов
и душ выявляет брахман как результирующую сущность. Учение Р. признаёт
бесконечное число
положит. качеств бога (всемогущество, абс. знание, милосердие и т. п.), и в
отличие от
непроявленного брахмана ад-вайты-веданты бог понимается как проявленное действие
и является
объектом почитания.
Душа, по Р., представляет собой бесконечно малую извечную субстацию; внутр.
свойством её
является никогда не покидающее её сознание (при любых условиях душа созпаёт себя
как «Я»).
Зависимость души определяется привязанностью к телу, в к-ром она воплощена, и
проявляется в
незнании (результат её кармы): душа отождествляет себя с телом, привязывается к
земным утехам,
жаждет чувств. удовольствий и т. п. Знание, открываемое ведантой, как и испол-
нение ритуалов, ведёт к изживанию кармы, уничтожению зависимости от тела и
освобождению;
душа становится подобной божеству, исполненной свободы, радости и любви, хотя и
не соединяется
с богом, ибо конечное и бесконечное несоединимо (отношение бога и «Я», по Р.,
это отношение
тождества и различия). Учение Р. имело широкий отклик в Индии и вынудило
последователей
Шанкары уточнить позиции адвайты-веданты.
* Badarayana. The Vedanta-Sutras, Oxf., 1904 (The Sacred Books of the East, v.
48); Sri-brashya by Ramanujacharya, ed. with
notes in Sanskrit by Vasudev Shastri Abhyakar, v. l—2, Bombay, 1914—16; Sri
bhasya of_ Ramanujacharya, ed. by J. J.
Johnson, Benares, 1915; Ramanuja's Commentary on_the Bhagavadgita, ed. by
Gpdindacarya, Hyderabad, 1930; Ramanuja's
Vedarthasamgraha, introd., critical ed., transl. by J. A. B. van Buitenen,
Poona, 1956; Ramanuja's Vedantadipa..., hrsg. v. A.
Hohenberger, Bonn, 1964.
• Чаттерджи С., Д а т т а Д., Древняя инд. философия, пер. с англ., М., 1954;
Радхакришнан С,, Инд. философия, пер. с
англ., _т. 2, М., 1957; Raghavachar S. S., Introduction to vedanta Sangraha,
Mangalore, [1957]; Hohenberger A., Ramanuja. Ein
Philosoph indischer Gottesmystik, Bonn, 1960; Yamunacharya M., Ramanuja's
teachings in liis own words, Bombay, 1963; M u
r t h у H. V. S., Vaisnavism if Samkaradeva and Ramanuja, Delhi, 1973; Carman J.
B., The theology of Ramanuja, New Haven
— L·., 1974; R a m a i a h G. S., Brahman. A comparative study of the
philosophies of Sankara and Ramanuja, Waltair, 1974;
Dasgupta S., A history of Indian philosophy, V. 3, Delhi, 1975. РAME (Ramee)
Пьер де ла (латинизиров. Петрус Ра-мус,
Petrus Ramus) (1515, Кю, Вермандуа,— 26.8.1572, Париж), франц. гуманист,
философ, логик. За борьбу против
схоластики был отстранён от преподавания в Парижском ун-те (1544), но в 1551
назначен проф. Коллеж де Франс.
Приняв в 1561 кальвинизм, был вынужден бежать из Франции (1568). Читал лекции в
Гейдель-берге. Затем возвратился
в Париж. Был убит на третий день после Варфоломеевской ночи.
В магистерской диссертации (1536) и в последующих работах Р. выступил с резкой
критикой
схоластич. аристотелизма («Всё, что сказано Аристотелем, ложно»). В своей
философии Р. отстаивал
приоритет разума перед авторитетом. Схоластике, с её отвлечёнными спекуляциями,
Р.
противопоставлял идею логически обоснованного и практически ориентированного
метода, т. н.
искусства изобретения. По мысли Р., средством создания такого метода должна
служить «новая»
логика, к-рая призвана изучать «естеств. процесс мышления». Под влиянием идей
Цицерона Р.
выступал за сближение логики с риторикой. Логич. взгляды Р. оказали воздействие
на Лейбница и
логику Пор-Рояля. «Диалектика» P. («Dialectique», 1555) — первая филос. книга на
франц. языке.
• Dialecticae institutiones.— Aristotelicae animadversiones, Sttutg., 1964;
Scholarum metaphysicarum libri quatuordecim, P.,
1965.
• История философии, т. 2, M., 1941, с. 37—38; D e s m a z е C h., P. Ramus. Sa
vie, ses ecrits, sa mort, P., 1864; H o o y-k a a
s R., Humanisme, science et reforme. Pierre de la Ramee, Leyde, 1958; O n g W.
J., Ramus. Method and the decay of dialogue,
Camb. EMass.l, 1958 (библ.).
РАСИЗМ, совокупность антинауч. концепций, основу к-рых составляют положения о
физич. и
психич. неравноценности человеч. рас и о решающем влиянии расовых различий на
историю и
культуру общества. Для всех разновидностей Р. характерны человеконенавист-нич.
идеи об
исконном разделении людей на высшие и низшие расы, из к-рых первые якобы
являются единств.
создателями цивилизации, призванными к господству, а вторые не способны к
созданию и даже
усвоению высокой культуры и обречены быть объектами эксплуатации.
Представления о природном неравенстве рас возникли в рабовладельч. обществе. В
средние века ут-
верждения о «кровных» различиях между «знатью» и «чернью» призваны были
оправдать сословное
неравенство. В 16—18 вв., когда европ. гос-ва впервые за-хватили колонии, Р.
служил целям
бесчеловечной экс-
РАСИЗМ 565
плуатации, а часто и обоснованием истребления индейцев Америки, африканцев, мн.
народов Юж.
Азии, Австралии и Океании.
В сер. 19 в. появились первые обобщающие «труды» по Р. В соч. «Опыт о
неравенстве человсч. рас»
(«Essai sur l'inegalite des races Jiumainos», t. l — 4, 1853—55) Гобино объявил
«высшей» расой
светловолосых и голубоглазых арийцев, к-рых он считал создателями всех высоких
цивилизаций,
сохранившихся в наиболее «чистом» виде среди аристократии герм. народов. Теория
Гобино, осн. на
неправомерном отождествлении рас и языковых семей, стала краеугольным камнем мн.
расистских
концепций. В США Д. Нотт и Д. Глиддон в кн. «Типы человечества» («Types of
mankind», 1865)
пытались доказать расовую неполноценность негров. В дальнейшем расистские идеи
тесно пе-
реплелись с социальным дарвинизмом (Д. Хайкрафт и Б. Кидд в Великобритании, Ж.
Лапуж во
Франции, Л. Вольтман, X. Чемберлен и О. Аммон в Германии, М. Грант в США и др.).
В своих построениях социал-дарвинисты широко использовали мальтузианство, а
также положения
евгеники для обоснования превосходства наследств. свойств господствующих классов
по сравнению
с трудящимися. Все эти утверждения получили распространение в эпоху империализма
в
Великобритании, Германии и США.
После 1-й мировой войны гл. обр. в Германии в ре-акц. кругах приобрёл
популярность «нордич.
миф» о превосходстве над всеми другими расами сев., или нордийской, расы, якобы
связанной
генетически с народами, говорящими на герм. языках. Этот вариант Р., восходящий
к концепциям
Гобино и Лапужа, пропагандировался в сочинениях мн. нем. лжеучёных, откровенно
поддержавших
нацизм (X. Гюнтер и др.). В годы гитлеровской диктатуры в Германии Р. стал офиц.
идеологией
фашизма.
Разгром фашизма нанёс Р. и его кровавой практике сокрушит. удар. После 2-й
мировой войны
сторонники Р. пытаются использовать тесты умств. способностей разных расовых
групп с целью
«доказать» их психич. неравноценность (амер. психологи Г. Гарретт, О. Шай, Н.
Дженсон и др.). В
действительности результаты тестов предопределяются не расовой принадлежностью
исследуемых,
но их социальным положением, условиями труда и быта.
Р. используется в совр. капиталистич. странах (особенно в ЮАР) для оправдания
расовой
дискриминации, сегрегации, а во многих случаях и геноцида. В США усиливается
борьба с теорией и
практикой Р. как негров и индейцев, так и прогрессивных слоев белых американцев.
Антинауч. миф о
существовании единой мировой еврейской нации взят на вооружение сионизмом.
Фактич. материалы, накопленные различными обществ.
и естеств. науками, антропологией, этнографией и др. дисциплинами, изучающими
расы и народы,
показали полную несостоятельность Р. Все морфоло-гич. и физиологич. признаки, по
к-рым
выделяются расы, малосущественны для общей биологич. эволюции и историч.
развития
человечества.
История, опыт свидетельствует, что социально-эко-номич. и культурный процесс
обусловлен не
расовым составом населения, а социальным строем. Практика строительства
социализма и
коммунизма в СССР, народы к-рого расово крайне неоднородны, доказывает полную
необоснованность концепции о существовании «высших» и «низших» рас и о расовой
обусловлен-
ности историч. процесса. Против Р. свидетельствуют также экономич. и культурные
успехи др.
социалистич. гос-в, развивающихся стран Азии, Африки и Лат. Америки, население
к-рых
принадлежит к разным расам и всевозможным смешанным и переходным группам
566 РАСОВО-
между ними. Борьба с Р.— неотъемлемая часть поли-тич. и идеологич. борьбы между
миром
капитализма и миром социализма, между эксплуататорскими классами и трудящимися,
между
империалистами и народами, недавно завоевавшими гос. самостоятельность.
• Наука о расах и Р. Сб. ст., М.—Л., 1938; P о г и н-с к и й Я. Я., Л е в и н М.
Г., Р. и его социальные корни, и кн.-
Антропология, М., 1963; Против Р. [Сб. ст.], M., 1966; Документы обличают Р.,
М., 1968; Народы против Р., M., 1970;
Чебоксаров Н. Н., Чебоксарова И. А., Обществ. развитие человечества и расы, в их
кн.: Народы, расы, культуры, М.,
1971; Расы и народы. Ежегодник, в. 1—11, М., 1971—81; Races and peoples.
Contemporary ethnic and racial problems,
Moscow, 1974; Salmon P., Le racisme devant Phistoire, ? , 19802. H. H.
Чебоксаров.
PАCOBO-АНТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ ШКОЛА в с о ц и о л о г и и, реакц. течение в
зап.
социологии 2-й пол. 19 — нач. 20 вв. Осн. положения Р.-а. ш. сводятся к
следующим: социальная
жизнь и культура — продукт расово-антропологич. факторов; расы не равны между
собой, что
обусловливает неравенство («превосходство», «неполноценность», «опасность»)
создаваемых ими
культурных ценностей; социальное поведение людей целиком или преимущественно
детерминировано биологич. наследственностью; расовые смешения вредны для
обществ. и
культурного развития.
Возникновение Р.-а. ш. связано с концепциями Гобино. Другой представитель школы
— X.
Чемберлен, отвергая фатализм и пессимизм Гобино, призывал к возрождению
«арийского духа»,
благодаря чему стал одним из главных предшественников идеологии нем. фашизма. В
его осн.
сочинении «Основы девятнадцатого столетия» (1899) даётся поверхностный и
тенденциозный обзор
европ. истории, высшим «достижением» к-рой провозглашается создание «тевтонской»
культуры.
Одной из разновидностей Р.-а. ш. была т. н. антро-посоциология, представленная
О. Аммоном и Ж.
Ла-пужем. В их работах, основанных на ложном истолковании антропометрич. данных,
содержалась
попытка установления универс. связи между классовой принадлежностью и величиной
головного
указателя (процентного отношения наибольшей ширины головы к её наибольшей
длине).
Характерная для «антропосоцио-логии» связь расизма с социальным дарвинизмом была
присуща и
работам Л. Вольтмана. Однако он отрицал расовые основы социально-классовой
иерархии и про-
возглашал себя «сторонником социализма». Будучи одним из ранних идеологов
национал-
социализма, он грубо фальсифицировал историч. данные, приписывая важнейшие
достижения
мировой культуры вкладу «герм. расы».
Осн. идеологич. функции Р.-а. ш. состояли в обосновании привилегий
господствующего класса и
империа-листич. экспансии. Идеи Р.-а. ш. были подвергнуты резкой критике, однако
отд. её
положения возрождаются в бурж. обществоведении в форме тенденциозных
истолкований данных
антропологии, генетики, этнопсихологии и др. наук.
• Расовая проблема и общество. Сб., пер. с франц., М., 1957; Токарев С. А.,
История зарубежной этнографии, М., 1978;
История бурж. социологии XIX — нач. XX в., М., 1979, гл. 4.
РАСПРЕДМЕЧИВАНИЕ, см. Опредмечивание и рас-предмечивание.
РАССЕЛ (Russell) Бертран (18. 5. 1872, Треллек, Уэльс,— 2. 2. 1970,
Пенриндайдрайт, Уэльс), англ.
философ, логик, математик, социолог, обществ. деятель. В области философии
проделал сложную
эволюцию, к-рую сам он определил как переход от платоновской интерпретации
пифагореизма к
юмизму. После кратковременного увлечения неогеге-ьянством в его англ. версии Р.
перешёл к
платоновскому варианту идеализма, а затем под влиянием Дж. Мура и А. Уайт-хеда —
к
неореализму. В 20—30-х гг., сблизившись с неопозитивизмом, Р. признавал
реальность лишь «чув-
ственных данных», трактуемых в духе концепции «нейтрального монизма», согласно
к-рий
истолковывал
понятия «дух» и «материя» как логич. конструкции из «чувственных данных». В 40—
50-х гг. Р.
обращается к идеям Юма: он допускает существование «фактов», к-рые, в отличие от
элементов
«опыта», объективны, но объективность их основана лишь на вере в бытие внеш.
мира.
Филос. эволюции Р. соответствовали изменения в содержании проводившейся им
широкой
программы приложения средств математич. логики к теоретико-познават.
исследованиям. На
неореалистском и неопозитивистском этапах эволюции Р. эта программа вела к
растворению теории
познания в логич. анализе, но в дальнейшем Р. вновь признал самостоят. значение
филос. проблем.
Р. был создателем концепции логич. атомизма (нач. 20-х гг.) и основоположником
философии логич.
анализа. Большое место в его трудах занимает разработка филос. вопросов
математики. Открытый Р.
один из парадоксов теории множеств (т. н. парадокс Р.) привёл его к построению
оригинального
варианта аксиоматич. теории множеств и к последующей попытке сведения математики
к логике. В
написанном в соавторстве с А. Уайтходом трёхтомном труде «Principia Mathemati-
са» (1910—13) Р.
систематизировал и развил дедуктивно-аксиоматич. построение логики в целях
логич. обоснования
математики (см. Логицизм).
По социологич. взглядам был близок к психологизму: в основе историч. процесса и
поведения людей,
по Р., лежат их инстинкты, страсти. Р. утверждал, что из совокупности ряда
факторов, определяющих
историч. изменения, невозможно выделить главный и выявить объективные историч.
законы. В этике
и политике Р. придерживался позиции бурж. либерализма, выступал против теорий,
проповедующих
поглощение личности обществом и гос-вом. Он отрицательно относился к
христианству.
Особенностью этич. и обществ.-поли-тич. позиции Р. являлась активная борьба
против фашизма,
непримиримость к войне, насильств., агрессивным методам в междунар. политике.
Р.— один из
инициаторов Пагуошского движения. Нобелевская пр. по лит-ре (1950).
* Scientific method in philosophy, Oxf., 1914; Our knowledge the external
world..., Chi.— L., 1915; The problems of philo-
sophy, L.— N. Y., [1920]; The analysis of mind, N. Y.— L., 1924; Introduction to
mathematical philosophy, L., 1953; The
analysis Of matter, N. Y.—L., [1954]; Logic and knowledge, L., 1956; Mysticism
and logic, N. Y., 1957; My philosophical
development, N. Y., 1959; An inquiry into meaning and truth, L., [1967]; The
autobiography of Bertrand Russell, v. 1—3, L.,
1967—69; в рус. пер.— Германская социал-демократия, СПБ, 1906; Проблемы
философии, СПБ, 1914; Человеч.
познание. Его сфера и границы, М., 1957; Почему я не христианин, М., 1958;
История зап. философии, М., 1959.
• История философии, т. 5, М., 1961, гл. 13; H a ?с к и й И. С., Философия Б.
Р., М., 1962; Б ы х о в-с к и й Б. Э.,
Мееровский Б. Р., Атеизм Б. Р., в кн.: От Эразма Роттердамского до Б.Р., М.,
1969; H a p с к и й И. С., Помогаева Е. Ф., Б.
Р.— философ и гуманист, «ВФ», 1972, № 6; Б о г о м о л о в А. С., Англ. бурж.
философия XX в., М., 1973, гл. 5; Совр.
бурж. философия, М., 1978, гл. 2, § 10; The philosophy of Bertrand Russell, ed.
by P. A. Schilpp, v. 1—2, N. Y., 1963;
Bertrand Russell. Philosopher of the century. Essays in his honour, L., 1967.
РАССУДОК И РАЗУМ, филос. категории, сформиро-вавшиеся в домарксистской философии
и
выражающие два уровня мыслит. деятельности. Различение Р. и р. как двух
«способностей души»
намечается уже в антич. философии: если рассудок — способность рассуждения —
познаёт всё
относительное, земное и конечное, то разум, сущность к-рого состоит в
целеполагании, открывает
абсолютное, божественное и бесконечное. У Николая Кузанского, Бруно, Якоби,
Шеллинга и др.
сложилось представление о разуме как высшей по сравнению с рассудком способности
познания:
разум непосредственно «схватывает» единство противоположностей, к-рые рассудок
разводит в
стороны.
Детальная разработка представления о двух уровнях_ мыслит. деятельности —Р. и
р. принадлежит
Кан-ту. «Всякое наше знание начинает с чувств. переходит затем к рассудку и
заканчивается в
разуме, выше ко-
торого нет в нас ничего для обработки материала со-зерцаний и для подведения его
под высшее
единство мышления» (Кант И., Соч., М., 1964, т. 3, с. 340). Осн. функция
рассудка в познании -
мыслит_упоря-дочение, систематизация явлений, материала чувственности. Рассудок,
по Канту,
привносит форму в знание, содержание к-рого есть результат чувств. созерцания.
Рассудок всегда
носит конечный, ограниченный характер, поскольку конечно и ограничено
содержание, порождаемое
чувств. познанием. Вместе с тем, согласно Канту, мышлению свойственно стремление
к выходу за
пределы этой конечности, к поиску безусловных оснований, не ограниченных рамками
конечного
опыта. Таким мышлением является разум, стремящий-ся найти бесконечное,
безусловное и
абсолютное. Од-нако разум не достигает этой цели и впадает в неразрешимые
противоречия —
антиномии.
Продолжая кантовскую традицию различения Р. и р. как двух ступеней рационального
познания,
Гегель противопоставляет разум (как «бесконечное» мышление) рассудку (как
«конечному»
мышлению). Конечность рассудка обусловлена тем, что он, фиксируя ограниченные
определения
мысли, не способен выйти за пределы их содержания. Однако устойчивость,
определённость и
конечность рассудка лежит, согласно Гегелю, в основе систематизирующей
деятельности мышления,
упорядочивания доставляемого восприятием материала. Признавая правомерность
рассудка, Гегель
вместе с тем подчёркивал, что возможности мышления не исчерпываются рассудочной
деятельностью. В отличие от Канта, Гегель признавал способность разума выполнять
в познании
конструктивную функцию. Достигнув стадии разума, мышление выступаёт как
свободная, не
связанная к.-л. внеш. ограничениями спонтанная активность духа. На стадии разума
мышление
делает своим предметом собств. формы, наличные определения мысли и, преодолевая
их
абстрактность и односторонность, вырабатывает «разумное», или «конкретное»,
понятие. В разуме
находит выражение диалектика познания: Гегель рассматривал деятельность мышления
на стадии
разума как развитие, конкретизацию его понятийного содержания. Однако он
мистифицировал этот
процесс, представив его как саморазвитие понятия. Ф. Энгельс отмечал, что «...
гегелевское различе-
ние (Р. и р. — Ред.), согласно которому только диалектическое мышление разумно,
имеет известный
смысл»; он указывал также что «... диалектическое мышление... имеет своей
предпосылкой
исследование природы самих понятий...» (Маркс К. иЭнгельс Ф., Соч., т. 20, с.
537—38).
С т. зр. диалектич. материализма процесс развития теоретич. мышления
предполагает взаимосвязь Р.
и р._ С рассудком связана способность строго оперировать понятиями, правильно
классифицировать
факты и явления, приводить знания в определ. систему. Опираясь на рассудок,
разум выступает как
творч. позна-ват. деятельность, раскрывающая сущность действительности.
Посредством разума
мышление синтезирует результаты познания, создаёт новые идеи, выходящие за
пределы
сложившихся систем знания. См. также Теория.
• Кант И., Соч., т. 3, М., 1964; Г е г е л ь Г. В. Ф., Наука логики, т. 1—3, М.,
1970—72; Абдильдин Ж. М., Диалектика
Канта, А.-А., 1974, с. 30—145; К о п н и н П. В., Гносео-логич. и логич. основы
науки, М., 1974; Ш и н к а р у к В. И.,
Единство диалектики, логики и теории познания, К., 1977, с. 47—125; Швырев В.
С., Теоретическое и эмпирическое в
науч. познании, М., 1978, с. 53—97, 247—82.
«РАССУЖДЕНИЕ О МЕТОДЕ для хорошего направления разума и отыскания истины в
науках»
(«Discours de la methode, pour bien conduire sa raison et chercher la verite
dans les sciences», Leyden,
1637), одно из осн. соч. Декарта,
РАССУЖДЕНИЕ 567
содержит сжатое изложение принципов его философии, состоит из 6 частей. В 1-й
части, определив
разум как «... способность правильно судить и отличать истинное от ложного...»
(Избр. произв., М.,
1950, с. 260), Декарт утверждал, что эта способность в равной мере присуща всем
людям (в отличие
от животных, к-рые её лишены). Тот факт, что нек-рые люди достигают больших
успехов в познании,
объясняется их умением руководить собств. разумом. Поэтому центр. проблемой
науки и философии
Декарту, как и Ф. Бэкону, представлялась проблема метода, служащего для
руководства ума и
успешного продвижения в познании природных закономерностей. Декарт невысоко
оценивал
формальную логику, считая её пригодной для объяснения известных истин, а не для
открытия новых.
Из всех совр. наук, к-рые казались Декарту запутанным, противоречивым набором
сведений, он
выделял лишь математику «... по причине достоверности и очевидности её доводов»
(там же, с. 264).
Математич. приёмы исследования Декарт попытался распространить на всё
достоверное знание:
принцип очевидности, «ясности и отчётливости» в суждениях и представлениях о
предметах он
выделял в качестве первого правила науч. метода, изложенного во 2-й части «Р. о
м.». Второе
правило предписывает расчленять встречающиеся затруднения на частные проблемы;
третье —
соблюдать порядок в мышлении, переходя от вещей менее сложных к более трудным,
от доказанного
к недоказанному; четвёртое — тщательно обозревать поле исследования и порядок
его продвижения,
чтобы избежать упущений и выпадений логич. звеньев. Науч. методу Декарт придавал
универс.
значение, полагая, что с его помощью могут быть познаны все закономерности
природы, в к-рой
явления механически взаимосвязаны и одно вытекает из другого. В 3-й части соч.
Декарт изложил
моральные правила, к-рые, с его т. зр., органически связаны с правилами методич.
освоения природы:
умеренность и законопослушность, следование общепринятым образцам поведения,
твёрдость в
реализации принятых решений. Порядок общества представлялся ему естественно
сложившимся
устройством, подобным порядку природы, поэтому он предписывал «... менять скорее
свои желания,
чем порядок мира...» (там же, с. 277). В нравств. философии он занимал ра-
ционалистич. позицию:
«достаточно правильно судить, чтобы хорошо поступать» (там же, с. 279). В 4-й
части изложены
основы метафизики; поставив под сомнение показания чувств и содержание мышления,
Декарт
признал единственно очевидной истину о том, что если «я мыслю, я существую»
(«cogito, ergo sum»),
объявив её первым принципом философии. Из этого положения он делал выводы о
нематериальности
души, её субстанциальности, независимости от тела, бессмертии; доказывал бытие
бога. В 5-й части
Декарт начертал схему последоват. постижения природных явлений — «великой книги
мира»,— при
этом правила механики пред-ставлялись ему универс. «правилами природы» (там же,
с. 299). Здесь
же он указал отличит. черты человеч. интеллекта — пользование словами и вообще
знаками,
универсальность человеч. разума. В 6-й части говорится о практич. направленности
новой науч.
методологии, высшая польза к-рой состоит в том, чтобы «...сделаться хозяевами и
господами
природы» (там же, с. 305).
Дуалистич. и идеалистич. элементы учения Декарта (о бессмертии души, дуализме
субстанций,
врождённых идеях и др.) послужили предметом критики для англ. и франц.
материалистов 17—18 вв.
По словам К. Маркса, «материализм выступил против Декарта...» (Маркс К. и
Энгельс Ф., Соч., т. 2,
с. 140). Вместе с тем материалистич., антисхоластич. представление о природе как
системе
пространственно координированных и механистически взаимосвязанных явлений
послужило
существ. гносеологич. осиованием есте-
568 РАСЫ
ствознания нового времени, равно как и декартова рационалистически-дедуктивная
методология
науч. познания.
Рус. пер.: М. М. Скиада, 1873; Н. А. Любимова, 1885; Г. Тымянского, 1925; В. В.
Соколова, 1950; Г.
Г. Слюсарева, 1953.
• Асмус В. Ф., Декарт, М., 1956, с. 155 — 66; см. также лит. к ст. Декарт. Н. И.
Дёмина.
РАСЫ человека (франц., ед. ч. race), исторически сложившиеся ареальные группы
людей, связанных
единством происхождения, к-рое выражается в общих наследственных морфологич. и
физиологич.
признаках, варьирующих в определ. пределах. Т. к. групповая и индивидуальная
изменчивость этих
признаков не совпадает, Р. являются не совокупностями особей, а совокупностями
популяций, т. е.
терр. групп людей, объединяемых брачными связями. Р. — внутривидовые таксо-
номич.
(систематич.) категории, находящиеся в состоянии динамич. равновесия, т. е.
изменяющиеся в прост-
ранстве и во времени во взаимодействии с окружающей средой и вместе с тем
обладающие определ.,
генетически обусловленной устойчивостью. По всем основным морфологич.,
физиологич. и
психологич. особенностям, характерным для совр. людей, сходство между всеми Р.
велико, а
различия несущественны. Лишены всякого фактич. основания реакц. концепции о
существовании
«высших» и «низших» Р. (см. Расизм). Данные антропологии и др. наук доказывают,
что все Р.
происходят от одного вида ископаемых гоминид. Неограниченные возможности
смешения между
всеми Р., полная биологич. и социально-культурная полноценность смешанных групп
служат веским
доказательством видового единства человечества и несостоятельности расизма.
В 18—20 вв. были предложены многочисл. классификации Р., основанные гл. обр. на
внешних
морфологич. особенностях. Одна из удачных классификаций принадлежит Ж. Деникеру
(1900).
Наиболее отчётливо в составе совр. человечества выделяются три осн. группы Р. —
негроидная,
европеоидная и монголоидная; их часто наз. большими Р. К монголоидным Р. по
происхождению и
мн. признакам близки амер. индейцы. Но не все популяции совр. человечества могут
быть отнесены к
трём осн. группам Р. На Ю.-В. Азии, в Океании и Австралии широко расселены
популяции, по нек-
рым признакам близкие к негроидам Африки, но и сильно отличающиеся от них. Эти
популяции
одни учёные рассматривают как четвёртую осн. группу Р. — австралоидную, другие
же объединяют
с негроидами в большую экваториальную (негро-австралоидную) расу.
Согласно одной из т. зр., Р. начали складываться у древнейших людей в неск.
центрах Африки,
Европы и Азии, согласно другой (её разделяют большинство сов. учёных) — расовая
дифференциация происходила позднее, уже после образования человека совр. вида в
Вост.
Средиземноморье и соседних областях Юж. Европы, Сев. и Вост. Африки и Зап. Азии.
Вероятно,
первоначально у людей совр. вида возникли два очага расообразования: западный —
на С.-В.
Африки и на Ю.-З. Азии и восточный — на В. и Ю.-В. Азии. Позднее различные
популяции людей,
расселяясь по земному шару, смешивались между собой и, приспосабливаясь к
различным естеств.-
географич. условиям, распадались на совр. Р. Многие расовые признаки, возникшие
первоначально
путём мутаций, приобрели приспособит.
значение и под действием естеств. отбора на ранних этапах расогенеза
закреплялись и распростра-
нялись в популяциях, живших в разной географич. среде. С развитием производит.
сил общества и
созданием в процессе коллективного труда искусств. культурной среды роль
естеств. отбора в
расогенезе постепенно уменьшалась.
По мере развития экономич., социального и культурного, а также биологич.
взаимодействия между
раз-
личными народами, границы расовых ареалов всё больше и больше стираются,
возникают новые
местные сочетания различных расовых признаков единого человечества.
• Д е б е ц Г. Ф., Расовый состав мира, в кн.: Атлас народов мира, М., 1964;
Нестурх М. Ф., Человеч. Р., М., 1965;
Чебоксаров Н. Н., Чебоксарова И. А., Народы, Р., культуры, М., 1971; их же,
Этносы, популяции, Р., в сб.: Земля и люди,
М., 1974; Р. и народы. Ежегодник, в. 1—11, М., 1971—81; Б p о м л е й Ю. В.,
Этнос и этнография, М., 1973; Алексеев В.
П., География человеч. Р., М., 1974.
РАЦИОНАЛИЗМ (франц. rationalisme, от лат. ratio-nalis — разумный, ratio —
разум), филос.
направление, признающее разум основой познания и поведения людей. Р.
противостоит как
иррационализму, так и сенсуализму (эмпиризму). Термин «Р.» используется для
обозначения и
характеристики филос. концепций начиная с 19 в. Исторически рационалистич.
традиция восходит к
др.-греч. философии: напр., ещё Парменид, различавший знание «по истине»
(полученное посред-
ством разума) и знание «по мнению» (достигнутое в результате чувств.
восприятия), усматривал в
разуме критерий истины.
Как целостная система гносеологич. воззрений Р. начал складываться в новое время
в результате
развития математики и естествознания. В противоположность ср.-век. схоластике и
религ.
догматизму классич. Р. 17—18 вв. (Декарт, Спиноза, Мальбранш, Лейбниц) исходил
из идеи естеств.
порядка — бесконечной причинной цепи, пронизывающей весь мир. Принципы Р.
разделяли как
материалисты (Спиноза), так и идеалисты (Лейбниц): Р. у них приобретал различный
характер в
зависимости от того, как решался вопрос об отношении мышления и бытия.
Р. 17—18 вв., утверждавший определяющую роль разума не только в познании, но и в
деятельности
людей, явился одним из филос. источников идеологии Просвещения. Культ разума
характерен и для
франц. материалистов 18 в., стоявших в целом на позициях материалистич.
сенсуализма и
выступавших против спекулятивных построений Р.
Обосновывая безусловную достоверность науч. принципов и положений математики и
естествознания, Р. пытался решить вопрос: как знание, полученное в процессе
познават.
деятельности человека, приобретает объективный, всеобщий и необходимый характер.
В про-
тивоположность сенсуализму Р. утверждал, что науч. знание, обладающее этими
логич. свойствами,
достижимо посредством разума, к-рый выступает его источником и вместе с тем
критерием
истинности. Так, напр., к осн. тезису сенсуализма «нет ничего в разуме, чего
прежде не было в
чувствах» рационалист Лейбниц сделал добавление: «кроме самого разума», т. е.
способности разума
постигать не только частное, случайное (чем ограничивается чувств. познание), но
и всеобщее,
необходимое.
Обращение к разуму как единств. науч. источнику знания привело Р. к идеалистич.
заключению о
существовании врождённых идей (Декарт) или предрасположений и задатков мышления,
независимых от чувственности (Лейбниц). Принижение Р. роли чувств. восприятия, в
форме к-рого
реализуется связь человека с внеш. миром, влекло за собой отрыв мышления от
реального объекта
познания.
Кант, пытавшийся примирить идеи Р. и сенсуализма, полагал, что «всякое наше
знание начинает с
чувств. переходит затем к рассудку и заканчивается в разуме...» (Соч., т. 3, М.,
1964, с. 340). Разум,
по Канту, не может служить универс. критерием истины. Чтобы объяснить свойства
знания, он
вводит представление об априорности не только понятийных форм (как это было в
классич. Р.), но и
форм созерцания — пространства и времени. Но кантовский Р. сохраняет свою силу
лишь ценой
принятия позиции агностицизма: он распространяется только на мир явлений, но не
на «вещь в себе»,
объективную реальность.
В философии Гегеля началом и сущностью мира была объявлена абс. идея, или абс.
разум, а процесс
познания был превращён в самопознание разума, к-рый постигает в мире своё
собств. содержание.
Поэтому развитие объективного мира предстаёт у Гегеля как чисто логич.,
рациональный процесс, а
его Р. приобретает характер панлогизма.
В бурж. философии 19 и 20 вв. вера в неограниченную силу человеч. разума была
утрачена
(позитивизм, неопозитивизм и др.); преобладающей становится критика классич. Р.
с его идеалами
могущества разума и ничем не ограниченной рациональной деятельности человека.
Эта критика
ведётся как с позиций иррационализма (фрейдизм, интуитивизм, прагматизм и
экзистенциализм), так
и в духе умеренного, ограниченного Р., связанного уже не столько с логич.
проблематикой познания,
сколько с поиском социально-культурных оснований и границ Р. (напр., в
концепциях М. Вебера и
Манхейма).
Ограниченность и односторонность Р. были преодолены марксизмом. Разрешение
противоречия
между Р. и эмпиризмом (сенсуализмом) стало возможным на основе анализа процесса
познания в
органич. связи с практич. деятельностью по преобразованию действительности. «От
живого
созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике — таков диалектический
путь познания
истины, познания объективной реальности» (Л е н и н В. И., ПСС, т. 29, с. 152—
53).
• Маркс К., Тезисы о Фейербахе, Маркс К. и Э н-г е л ь с Ф., Соч., т. 3; Энгельс
Ф., Диалектика природы, там же, т. 20; Л
е н и н В. И., Филос. тетради, ПСС, т. 29; Лейбниц Г., Новые опыты о человеч.
разуме, М., 1936; Декарт Р., Рассуждение
о методе, Избр. филос. произв., М., 1950; Киссель ?. ?., Судьба старой дилеммы
(Р. и эмпиризм в бурж. философии XX
в.), М., 1974; Панов В. Г., Чувственное, рациональное, опыт, М., 1976; G i г g е
n-s o h n K., Der Rationalismus des
Abendlandes, Greifswald, 1921. Б. С. Грязнов.
РАЦИОНАЛЬНОЕ (от лат. rationales — разумный), относящееся к разуму (рассудку) —
установленное и обоснованное им, проистекающее из него, доступное его пониманию.
Противоположность Р. в самом общем смысле (но с оттенком непознаваемости,
непостижимости) —
иррациональное. В гносеологич. плане Р. как принадлежащее мысли обычно
противополагают эм-
пирич. (опытному) и чувственному познанию (ощущения, восприятия, представления);
с этим
противопоставлением в истории философии связано существование двух различных
направлений в
теории познания — рационализма и сенсуализма.
РЕАЛИЗМ (от позднелат. realis — вещественный, действительный), филос.
направление,
признающее лежащую вне сознания реальность, к-рая истолковывается либо как бытие
идеальных
объектов (Платон, ср.-век. схоластика), либо как объект познания, независимый от
субъекта,
познават. процесса и опыта (филос. Р. 20 в.).
Р. в ср. -век. философии — один из основных наряду с номинализмом и
концептуализмом вариантов
решения спора об универсалиях, выясняющего онтологич. статус общих понятий, т.
е. вопрос об их
реальном (объективном) существовании. В отличие от номинализма, для к-рого
реальна лишь
единичная вещь, а универсалия — основанное на реальном сходстве предметов
обобщение в
понятии, Р. считает, что универсалии существуют реально и независимо от сознания
(universalia sunt
realia).
В богатом оттенками учении Р. обычно выделяют два его вида: крайний Р.,
считающий универсалии
существующими независимо от вещей, и умеренный Р., полагающий, что они реальны,
но
существуют в единичных вещах. Р. в крайнем своём выражении из-за пантеистич.
тенденций вошёл в
конфликт с церковью, поэтому в ср. века господствовал умеренный Р.
РЕАЛИЗМ 569
Проблема универсалий исторически восходит к учению Платона об организующих мир и
самодовлеющих сущностях — «идеях», к-рые, находясь вне конкретных вещей,
составляют особый
идеальный мир. Аристотель в отличие от Платона считал, что общее существует в
неразрывной связи
с единичным, являясь его формой. Оба эти воззрения воспроизводились в
схоластике: платоновское
— как крайний Р., аристотелевское — как умеренный.
Платоновский Р., переработанный в 3—4 вв. н. э. неоплатонизмом и патристикой
(крупнейший
представитель последней Августин истолковывал «идеи» как мысли творца и как
образцы творения
мира), переходит в ср.-век. философию. Иоанн Скот Эриугена (9 в.) считал, что
общее целиком
присутствует в индивидууме (единичные вещи) и предшествует ему в божеств. уме;
сама вещь в
своей телесности есть результат облечения сущности акциденциями (случайными
свойствами) и
является суммой умопостигаемых качеств. В 11 в. крайний Р. возникает как
оппозиция номинализму
И. Рос-целина, выраженная в доктрине его ученика Гильома из Шампо,
утверждавшего, что
универсалии как «первая субстанция» пребывают в вещах в качестве их сущности. В
русле
платоновского Р. развивают свои учения Ансельм Кентерберийский (11 в.) и Аделард
Батский (12 в.).
Ансельм признаёт идеальное бытие универсалий в божеств. разуме, но не признаёт
их существования
наряду с вещами и вне человеч. или божеств. ума.
Но наиболее устойчивым и приемлемым для церкви оказался Р. Альберта Великого и
его ученика
Фомы Аквинского (13 в.), синтезировавших идеи Аристотеля, Авиценны и христ.
теологии.
Универсалии, согласно Фоме, существуют трояко: «до вещей» в божеств. разуме —
как их «идеи»,
вечные прообразы; «в вещах» — как их сущности, субстанциальные формы; «после
вещей» в
человеч. разуме — как понятия, результат абстракции. В томизме универсалии
отождествляются с
аристотелевской формой, а материя служит принципом индивидуации, т. е.
разделения всеобщего на
особенное. Умеренный Р., серьёзно поколебленный номиналистом Оккамом, продолжает
существовать и в 14 в.; последняя значит. доктрина умеренного Р. появляется в 16
в. у Суареса. Ср.-
век. Р. (как и унаследовавший его установки классич. рационализм), пытаясь
осмыслить проблему
общего и единичного, не разрешил противоречий, обусловленных интерпретацией
общих понятий
как абстракций, предшествующих обобщающей деятельности познания.
* Штёкль А., История ср.-век. философии, пер. с нем., М., 1912; Трахтенберг О.
В., Очерки по истории западно-европ.
ср.-век. философии, М., 1957; Grab mann M., Die Geschichte der scholastischen
Methode, Bd 1—2, B., 1957; T a y-1 o r H.
O., The mediaeval mind, у. 1—2, Camb., 19594; Car-re M. H., Realists and
nominalists, Oxf., 1961; Copies-ton F., A history of
philosophy, v. 2—3, N. Y., 1962—63; Stegmuller W., Glauben, Wissen und Erkennen,
Darmstadt, 19672. А. Л. Доброхотов,
Реализм в бурж. философии 20 в., совокупность филос. учений и школ, общая черта
к-рых —
признание реальности предмета познания, т. е. его независимости от сознания и
познават. актов.
Онто-логич. концепции Р. варьируются от объективно-идеалистических до
непоследовательно
материалистических. Представители Р. противопоставляют свои взгляды абс.
идеализму
неогегельянства и субъективному идеализму.
Признание объективности предмета познания в гносеологии связано в совр. Р. с
метафизич.
противопоставлением субъекта и объекта как в гносеологич., так и в онтологич.
плане. Поэтому для
обоснования возможности познават. отношения разрабатываются три осн. варианта
понимания
познания: непосредств. познание, подразумевающее принципиальную однородность
субъекта и
объекта в онтологич. плане (неореализм, или
570 РЕАЛИЗМ
«непосредств. реализм»); опосредованное, связанное с принципиальной их
разнородностью и
требующее «посредника», переносящего информацию от объекта к субъекту
(критический реализм);
третьим является «онтологич.» решение, признающее субъект и объект равноправными
сторонами
единого бытия (критич. онтология). Если первое и третье решения создают основу
для идеалистич. и
интуитивистского понимания познания, то второе оставляет возможность и для
материалистич.
гносеологии.
Р. 20 в., в отличие от неопозитивизма, онтологичен, но в противовес
иррационалистич. и религиозно-
филос. течениям строит онтологию («метафизику») в связи с наукой. Однако роль
философии
сводится к выявлению границ науч. знания и выработке «первичных понятий» и
категорий онтологии
спекулятивным образом, а не путём обобщения науч. теорий. Поэтому филос. знание
оказывается
принципиально отличным от научного, основываясь на непосредств. интуитивном
переживании
бытия и на вере. Тем самым открывается путь для соединения реалистич. философии
с религ.
мировоззрением. Онтология («спекулятивная космология») Р. обычно связана с
учением о «слоях»
или «уровнях» сущего, а иногда и с эволюц. пониманием их как результатов ряда
качеств. скачков, не
подготавливаемых количеств.
изменениями и направляемых идеальными силами.
• Пути Р., М., 1926; Луканов Д. М., Гносеология амер. «Р.», М., 1968; Юдина Н.
С., Проблема метафизики в амер.
философии 20 в., М., 1978; H a r l o w V. E., Bibliography and genetic study of
American realism, Oklahoma City, 1931; Wild
J., Introduction to realistic philosophy, N. Y., [1948]; Passmore J., A hundred
years of philosophy, rev. ed., ?. ?., 1966. А. С.
Богомолов.
РЕАЛИЗМ в литературе и искусстве, правдивое, объективное отражение
действительности спе-
цифич. средствами, присущими тому или иному виду художеств. творчества. В ходе
историч.
развития иск-ва Р. принимает конкретные формы определ. творч. методов — напр.,
просветит. Р.,
критич. Р., социалистич. Р. Методы эти, связанные между собой преемственностью,
обладают
своими характерными особенностями. Различны проявления реалистич. тенденций и в
разных видах
и жанрах иск-ва.
В марксистско-ленинской теории иск-ва нет единого, установившегося определения
как хронологич.
границ Р., так и объёма и содержания этого понятия. В многообразии развиваемых
т. зр. можно
наметить две осн. концепции. Согласно одной из них, Р. представляет собой осн.
тенденцию
поступат. развития художеств. культуры человечества, в к-рой обнаруживается
глубинная сущность
иск-ва как способа духовно-практич. освоения действительности. Мера
проникновения в жизнь,
художеств. познания её важных сторон и качеств. в первую очередь социальной
действительности,
определяет и меру реалистичности того или иного художеств. явления. В каждый
новый историч.
период Р. приобретает новый облик, то обнаруживаясь в более или менее отчётливо
выраженной
тенденции, то кристаллизуясь в законченный метод, определяющий художеств.
культуру своего времени.
Представители другой т. зр. на Р. ограничивают его историю определ. хронологич.
рамками, видя в
нём исторически и типологически конкретную форму художеств. сознания. В этом
случае начало Р.
связывается либо с эпохой Возрождения, либо с 18 в. Наиболее полное раскрытие
специфич. черт Р.
в прошлом усматривается в критич. Р. 19 в.; новый, высший этап Р. представляет в
20 в. социалистич.
реализм. При этом характерным признаком Р. считается способ обобщения жизненного
материала,
наз. типизацией в соответствии с характеристикой, данной Ф. Энгельсом в связи с
анализом реали-
стич. романа: «... типичные характеры в типичных обстоятельствах» (Маркс К. и Э
н г е л ь с Ф.,
Соч., т. 37, с. 35). Р., т. о., исследует социальную действительность и личность
человека в его
нерасторжимом единстве с
обществ. отношениями. Такая трактовка понятия Р. вырабатывалась гл. обр. на
материале истории
лит-ры, в то время как первая — на материале преим. пластич. иск-в.
Какой бы т. зр. ни придерживаться, несомненно, что реалистич. иск-во располагает
необычайным
многообразием способов подхода к действительности, способов обобщения,
стилистич. форм и
приёмов. Реализм Дж. Боккаччо и реализм Г. Мопассана, А. Дюрера и О. Домье, А.
С. Пушкина и В.
В. Маяковского, К. С. Станиславского и Б. Брехта существенно отличаются друг от
друга,
свидетельствуя о широчайших возможностях глубоко объективного освоения
исторически изменяю-
щегося мира художеств. средствами. Однако любой реалистич. метод характеризуется
последовательной направленностью на познание и раскрытие противоречий
действительности, к-рая,
в данных исторически обусловленных пределах, оказывается доступной правдивому
отражению. В
этом смысле Р. свойственна убеждённость в познаваемости сущности объективно-
реального мира
средствами иск-ва.
Формы и приёмы отражения действительности в реалистич. иск-ве различны в разных
видах и
жанрах. Глубокое проникновение в сущность жизненных явлений, к-рое с
необходимостью присуще
реалистич. тенденции и составляет характерную особенность всякого реалистич.
метода, по-разному
выражается в романе и лирич. стихотворении, в историч. картине и пейзаже,
художеств. фильме и
мультипликации. Изображение жизни в формах самой жизни, считающееся нек-рыми
сов.
эстетиками специфич. признаком Р., в действительности широко распространено в
реалистич. иск-ве,
порой доминирует, но не является обязат. признаком реалистич. метода, особенно
если эту формулу
трактовать как требование адекватности образа эмпирич. облику явлений
действительности. Не
всякое изображение внеш. фактов действительности реалистично. Эмпирич.
достоверность
художеств. образа обретает смысл лишь в единстве с правдивым отражением существ.
сторон
действительности, к-рая порой требует для выявления тех или иных граней её
глубинного
содержания резкой гиперболизации, заострения, гротескной утрировки «форм самой
жизни». Самые
различные условные приёмы и образы неоднократно являлись средством точного и
выразит.
раскрытия жизненной правды (напр., в творчестве Ф. Рабле, Ф. Гойи, M. E.
Салтыкова-Щедрина, А.
П. Довженко, Б. Брехта), особенно тогда, когда сущность того или иного
социального явления или
идеи не имеет адекватного выражения в к.-л. одном единичном факте или предмете.
Художеств. правда включает в себя две стороны, нерасторжимо связанные между
собой: объективное
отражение существ. сторон жизни и истинность эстетич. оценки, т. е. соответствие
присущего
данному иск-ву общественно-эстетич. идеала таящимся в действительности потенциям
поступат.
развития. Это то, что можно назвать правдой идеала или эстетич. оценки. Наиболее
глубоких и
художеств.-гармонич. результатов реалистич. иск-во достигает тогда, когда обе
эти стороны эстетич.
истины находятся в органич. единстве, как, напр., в портретах Рембрандта, поэзии
Пушкина, романах
Л. Н. Толстого. Художник-реалист в своих произведениях является не просто
летописцем жизни, но
осуществляет по отношению к ней «поэтическое правосудие» (см. Ф. Энгельс, там
же, т. 36, с. 67), т.
е. выносит, как выражался Н. Г. Чернышевский, свой приговор. Здесь коренится
основа
тенденциозности Р. Там, где тенденция не вытекает «из обстановки и действия»
(см. там же, с. 333), а
привносится в произведение извне, возникает чуждый Р. дидактизм или внеш.
декларативность. С
проблемой идеала в реалистич. иск-ве тесно связан и вызывающий в науке острые
споры вопрос о
соотношении Р. и романтизма. Не отрицая наличия особого романтич. метода в иск-
ве, следует
подчеркнуть, что романтика является отнюдь не чем-то
противоположным Р., но зачастую его неотъемлемым качеством. Особенно очевидно
это в иск-ве
социали-стич. Р.
Относительно отд. родов художеств. творчества, к-рые не воспроизводят чувственно
воспринимаемых форм действительности, как, напр., музыка и архитектура, проблема
Р. прояснена
ещё недостаточно. Поскольку любая трактовка сущности Р. невозможна вне категории
истины,
возникает вопрос — в чём можно видеть правдивость т. н. выразит. искусств.
Попытка истолковать,
напр., Р. в архитектуре как «правдивость» выражения функции и конструкции в
форме несостоя-
тельна, ибо проблема переводится здесь из плана отражения действительности в
художеств. образе в
план конструктивной логики. По-видимому, путь решения проблемы Р. в зодчестве
или музыке
лежит в подходе к произведениям этих видов иск-ва как к своеобразным эстетич.
моделям
действительности. Модель по форме может быть абсолютно не сходна с оригиналом,
но она должна
быть адекватной ему по содержанию. «Выразительные» иск-ва моделируют объективную
действительность или социально-психологич. строй личности. Так, Р. в музыке
определяется
правдивостью отражения таких чувств. настроений, переживаний в их становлении,
развитии и
смене, к-рые соответствуют эстетич. идеалу эпохи.
Как бы ни были широки и многообразны возможности и варианты реалистич. методов в
иск-ве, они
отнюдь не беспредельны. Там, где художеств. творчество отрывается от реальной
действительности,
уходит в своеобразный эстетич. агностицизм, отдаётся субъективистскому
произволу, как в совр.
модернизме, там уже нет места Р. Попытки ревизионистской эстетики (Р. Гароди, Э.
Фишер)
утвердить идею «реализма без берегов» имеют своей целью затушевать
противоположность Р. и упа-
дочного бурж. иск-ва. В совр. эпоху борьба идеологий в сфере художеств.
творчества выражается в
противоборстве Р. и декадентского модернизма, Р. и т. н. массового иск-ва (см.
«Массовая
культура»), воинствующе буржуазного по содержанию, но ради доступности охотно
имитирующего
реалистич. формы изображения. Ревизионизм в эстетике в своих определениях Р.
игнорирует
критерий истины, тем самым снимая всякую возможность его объективного
определения.
Но совр. Р. так же, как и Р. прошлого, не всегда предстаёт в «химически чистом»
виде. Реалистич.
тенденции зачастую пробиваются в борьбе с тенденциями, тормозящими или
ограничивающими
развитие Р. как целостного метода. Так, напр., живая правда действительности
противоречиво
переплетается с религ. спиритуализмом и мистикой в ряде произведений готич. иск-
ва. При этом
далеко не всегда можно механически отделить реальное начало от чуждых ему
эстетич. принципов.
Нередко наблюдаются художеств. образования, в к-рых одновременно существуют и
реалистические,
и не связанные с Р. черты (напр., символистич. тенденции в творчестве М. А.
Врубеля или А. А.
Блока), находящиеся в творчестве самого художника в нерасторжимом единстве. Так,
у раннего
Маяковского глубоко правдивый в основе своей протест против бурж. обывательского
мира
органически связан с футуристич. стилистикой. В ряде случаев может возникнуть
противоречие
между субъективистским восприятием действительности и правдивостью обществ.-
эстетич. идеала
художника, что характерно, напр., для ряда совр. прогрессивных художников
капиталистич. стран.
Нередко это противоречие разрешается победой реалистич. начала в их творчестве
(напр.,
преодоление сюрреализма П. Элюаром и Л. Арагоном, драмы абсурда А. Адамовым).
Реалистич. иск-во часто бывает «умнее» своего творца: правдивое раскрытие
действительности
приводит
РЕАЛИЗМ 571
к «победе» Р. над социальными иллюзиями и политич. консерватизмом, как это, в
частности,
показали Ф. Энгельс на примере Бальзака (см. там же, т. 37, с. 37) и В. И. Ленин
на примере Л. Н.
Толстого. Иск-во того или иного художника может быть порой глубже, правдивее,
богаче его
социально-политич. и филос. взглядов, отмеченных сложными противоречиями (напр.,
И. С.
Тургенев, ?. ?. Достоевский). Однако отсюда нельзя делать вывод, будто
художеств. творчество не
зависит от мировоззрения автора. В большинстве случаев Р. связан с передовыми
социальными
движениями, возникает как художеств. выражение прогрессивных потенций общества.
Ему зачастую
свойственна открытая тенденциозность в выражении обществ. идей, что отчётливо
видно в высших
проявлениях критич. Р. 19 в. и в особенности в Р. социалистическом, специфика к-

<<

стр. 60
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>