<<

стр. 63
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

• К p а в к о в С. В., С., М., 1922; Коффка К., С. и метод психологии, в сб.:
Проблемы совр. психологии, т. 2, Л., 1926;
Рубинштейн С. Л., Принципы и пути развития психологии, М., 1959, с. 164—84.
САМООРГАНИЗАЦИЯ, процесс, в ходе к-рого создаётся, воспроизводится или
совершенствуется
организация сложной динамич. системы. Процессы С. могут иметь место только в
системах,
обладающих высоким уровнем сложности и большим количеством элементов, связи
между к-рыми
имеют не жёсткий, а вероятностный характер. Свойства С. обнаруживают объекты
самой различной
природы: живая клетка, организм, биоло-гич. популяция, биогеоценоз, человеч.
коллектив и т. д.
Процессы С. происходят за счёт перестройки существующих и образования новых
связей между
элементами системы. Отличительная особенность процессов С.— их целенаправленный,
но вместе с
тем и естественный, спонтанный характер: эти процессы, протекающие при
взаимодействии системы
с окружающей средой, в той или иной мере автономны, относительно независимы от
среды.
Различают 3 типа процессов С. Первый — это самозарождение организации, т. е.
возникновение из
нек-рой совокупности целостных объектов определ. уровня новой целостной системы
со своими
специфич. закономерностями (напр., генезис многоклеточных организмов из
одноклеточных).
Второй тип — процессы, благодаря к-рым система поддерживает определ. уровень
организации при
изменении внеш. и внутр. условий её функционирования (здесь исследуются гл. обр.
гомеостатич.
механизмы, в частности механизмы, действующие по принципу отрицат. обратной
связи). Третий тип
процессов С. связан с совершенствованием и саморазвитием таких систем, к-рые
способны
накапливать и использовать прошлый опыт.
Спец. исследование проблем С. впервые было начато в кибернетике. Термин
«самоорганизующаяся
система» ввёл англ. кибернетик У. Р. Эшби (1947). Широкое изучение С. началось в
кон. 50-х гг. в
целях отыскания новых принципов построения технич. устройств, обладающих высокой
надёжностью, и создания вычислит.
машин, способных моделировать различные стороны интеллектуальной деятельности
человека. С 70-
х гг. к изучению С. широко привлекается аппарат термодинамики открытых систем.
Поведение таких
систем, описываемое с помощью экстремальных принципов, представляет собой
необратимый
процесс — пос-ледоват. переход от одного неравновесного стационарного состояния
к другому,
происходящий с понижением энтропии, т. е. с повышением организованности системы.
• Самоорганизующиеся системы, пер. с англ., М., 1964; Принципы С., пер. с англ.,
М., 1966; Эйген М.,С. материи и
эволюция биологич. макромолекул, пер. с англ., М., 1973; Пригожий А. И.,
Социологич. аспекты управления, ?., 1974;
Self-organizing systems, Wash., 1962.
САМОРАЗВИТИЕ, см. в ст. Самодвижение. САМОСОЗНАНИЕ, осознание, оценка человеком
своего знания, нравств. облика и интересов, идеалов и мотивов поведения,
целостная оценка самого
себя как чувствующего и мыслящего существа, как деятеля. С. свойственно не
только индивиду, но и
обществу, классу, социальной группе, когда они поднимаются до понимания своего
положения в
системе производст. отношений, своих общих интересов и идеалов. В С. человек
выделяет себя из всего окружающего мира, определяет своё место в круговороте
природных и
обществ. событий. С. тесно связано с рефлексией, где оно поднимается до урвня
теоретич.
мышления. С. формируется на определ. ступенй развития личности под влиянием
образа жизни, к-
рьй требует от человека самоконтроля собств.. поступков и действий, принятия
полной ответственно-
сти за них.
Поскольку мерой и исходным пунктом отношения человека к себе выступают прежде
всего др. люди,
С. по самому существу носит глубоко обществ. характер. См. ст. Сознание и
лит. к ней.
САНКХЬЯ (санскр., букв.— число, перечисление, расчёт), одна из шести др.-инд.
ортодоксальных
(брахманских) филос. школ, признающих авторитет Вед. Вместе с тем С. основана не
на тексте Вед
непосредственно, а на независимом опыте и размышлении. В этом смысле С.
объединяется с ньяей,
вайшешикой и йогой и противостоит веданте и мимансе. Название С. («число»)
объясняется, видимо,
тем, что С. строится как анали-тич. перечисление элементов космоса в их
становлении от исходных
принципов до всего многообразия мира объектов. Основателем С. по традиции
считается Капила (7 в.
до н. э.); соч. его и учеников (Асури, Панча-шикха, Гаргья, Улука) до нас не
дошли. Древнейший из
сохранившихся источников С.— «С.-карика» Иш-варакришны. Из др. текстов наиболее
авторитетны
«С.-карика-бхашья» Гаудапады, «Таттвакаумуди» Ва-часпати и «С.-сара»
Виджнянабхикшу.
Исходный пункт метафизики С.— учение о наличии следствия в причине; следствие и
причина
понимаются как два состояния (выявленное и невыявленное) одной и той же
субстанции. Это
приводит С. к поиску первопричины, не связанной непременно с богом (демиургом),
и к теории
эволюции — инволюции в объяснении мира. Вместе с тем в отличие от адвайта-
веданти, считающей
переход причины в следствие лишь видимо-стью, последователи С. говорят о
реальном превращении
причины в следствие. С. исходит из признания двух исходных реальностей —
пракрита (материаль-
ная первопричина) и пуруша («Я», дух, сознание). Пракрити независима и активна,
но лишена
сознания; она — единство противоположностей, основа и первопричина существования
любых
объектов. Пракрити состоит из трёх гун (субстанций-сил, а не атрибутов или
качеств. как в нек-рых
др. системах), находящихся в равновесии. Пуруша («Я») пассивен, но обладает
сознанием,
составляющим его сущность. При соприкосновении пуруши с пракрити исконное
равновесие гун
нарушается; в недрах пракрити начинается волнение, гуны дифференцируются с тем,
чтобы,
соединяясь в разных комбинациях и пропорциях, образовать весь мир объектов.
Первый продукт развития — махат, «великое» (единство), основа всего
материального, он же —
буддхи, тонкая субстанция всех умств. процессов, интеллект; сознающий различие
объекта и
субъекта. Из махата возникает второй продукт эволюции — аханкара (мое, «Я»),
принцип
индивидуальности, самосознания. В зависимости от преобладания той или иной гуны
или аханкары
возникают 5 органов восприятия, 5 органов действия, манас (ум как орган познания
и действия; как
сложный продукт пракрити; соприкасаясь с чувствами, он преобразует неопредел.
чувств.
восприятия, полученные от органов чувств. в определ. восприятия с конкретной —
положит. или
отрицат.— оценкой воспринятых объектов), 5 тонких элементов (танматры, т. е.
потенции звука,
осязания, цвета, вкуса и запаха); из к-рых в свою очередь возникают 5
материальных элементов —
акаша (эфир), воздух, огонь, вода, земля. Все эти начала образуют сложную цепь,
в к-рой пракрити
— причина всего, кроме пуруши; махат, аханкара и
САНКХЬЯ 591
танматры — следствия одних начал и причина других; чувства и материальные
элементы — только
следствия.
Особое место в процессе эволюции занимает джива— «Я», предполагающее связь
чувств с определ.
телом и потому подверженное страданиям, лежащим в основе всякого телесного
бытия.
Освобождение от страданий достигается через возвращение к собственному «Я» из
его видимого
смешения с «не-Я» (тело, чувства, ум), осознание их нетождественности,,
разъединение пуру-ши
(познающего) и пракрити (познаваемого), приводящее к прекращению эволюц. игры, к
выходу из
круговорота рождений и смертей (сансара). «Я» становится бесстрастным по
отношению к внеш.
миру и, следовательно, свободным. Теория познания С. признаёт три независимых
источника
достоверного познания — восприятие с помощью чувств. логич. умозаключение и
свидетельства
авторитетов. С. в целом свойственно убеждение в недоказуемости бытия бога: бог
как первопричина
и первотворец только дублировал бы пра-крити (хотя существуют и теистич.
интерпретации С., при
к-рых бог рассматривается как совершенный дух, соприсутствующий миру и
побуждающий материю
творить).
С. оказала значит. влияние на др. филос. системы. Так, йога заимствовала из С.
метафизику и теорию
познания. Много общего с С. у буддизма: учение о страдании и освобождении, цепи
причин и
следствий, отрицание крайнего аскетизма и др. Особое значение С. в истории инд.
мысли
определяется теорией эволюции, предполагающей выводимость всего мира из
взаимодействия двух
естсств. начал, учением о наличии следствия в причине и тенденцией к плюрализму.
* T е к с т ы: Sarhkhya-pravacana-bhasya, ed. by R. Garbo, unb., 1943;
в рус. пер.— Лунный свет С.-истины, пер. с
санскр. Н. И. Герасимова, М., 1900.
* Ч а т т е р д ж и С., Д а т т а Д., Древняя инд. философия, пер. с англ., М.,
1954; Радхакришнаи С.., Инд. философия,
пер. с англ., т. 2, М., 1957; Garbe R. v., Die Samkhya-Philosophie, Lpz., 19172;
M a j u m d a r A. K., The Sankbya conception
of personality, [Calc.], 1930; J o h n s t o n E. II., Early Samkhya, L., 1937;
Keith A.B., The Samkhya system, Calc., 19492; С h a
k r а т a r t i P., Origin and development of the Samkhya system of thought,
Calc., 1952; F r a u w a 1-1 ner E., Zur
Erkenntnisletire de« klassischen Samkhya-Systems, «Wiener Zeitschrift fur die
Kunde Sud- und Ostasiens», 1058, Bd 2, S. 84—
129; H а с k с r P., The Sankhyization of the emanation doctrine shown in a
critical analysis of texts, там же, 1961, Bd 5, S. 75—
112; D a s g u p t a S., A history of Indian philosophy, v. l, Delhi, 1975. B.
H. Топоров.
САНКЦИИ СОЦИАЛЬНЫЕ, реакции социальной группы (общества, трудового коллектива,
общественной организации, дружеской компании и т. и.) на поведение индивида,
отклоняющееся
(как в позитивном, так и в негативном смысле) от социальных ожиданий, норм и
ценностей. С. с.
являются одним из механизмов социализации, поскольку, создавая у индивида
перспективу
вознаграждения за одни действия и наказания за другие, влияют на формирование
его личности. Как
средство социального контроля, С. с. побуждают индивида участвовать в определ.
системе
совместной деятельности, обеспечивают непрерывность этой деятельности и
сплочённость группы.
В римском нраве термин «санкция» означал наказание, налагаемое на человека, к-
рый нарушил
юридич. нормы. До 19 в. С. с. исследовались гл. обр. с т. зр, гос. поддержания
социального порядка.
Однако этнографич. изучение сообществ. контролирующих поведение своих членов без
помощи гос-
ва и права, а также исследование групп, лишённых возможности апеллировать к
закону и полиции,
привели к пониманию того, что С. с. могут опираться также на обычаи, нравы,
мораль, религию.
По способу воздействия на индивида различаются физич. С. с. (избиение, лишение
свободы,
смертная казнь), экономические (времии, штрафы, лишение имущества) и
символические (знаки
любви, уважения, приз-
592 САНКЦИИ
нания или неуважения, позора). Наиболее распростра-: нено деление С. с. на
«негативные»,
пресекающие нежелательное поведение, и «позитивные», стимулирующие желательное.
Если С. с.
налагаются в соответствии с заранее оформленной (в законе, уставе, положении)
процедурой, они
наз. формальными, или оформленными. Как негативные (арест, штраф, анафема), так
и позитивные
(повышение по службе, премии, ордена) формальные С. с. осуществляются специально
уполно-
моченными для атой цели лицами. Неформальные или диффузные С. с. возникают как
спонтанные,
эмоционально окрашенные реакции непосредств. окружения (сослуживцев, друзей,
родственников,
соседей) на поведение, отклоняющееся от социальных ожиданий. Поскольку индивид
одновременно
принадлежит к разным группам, одни С. с. могут подкреплять или ослаблять
действие других.
Влияние С. с. всегда опосредствуется направленностью и структурой личности
объекта воздействия.
В 20 в. особый интерес вызывают исследования ненамеренных, или скрытых
(латентных),
последствий применения С. с. Так, расширение и ужесточение наказаний может
вызвать
противоположные результаты: боязнь риска приведёт к снижению активности
индивидов и
распространению конформизма, а страх перед суровым наказанием за сравнительно
мелкий
проступок может вынудить человека к более серьёзному преступлению, если таким
путём он
надеется избежать разоблачения. Однако вопрос о природе и эффективности тех или
других С. с.
может быть решён лишь конкретно-исторически, в связи с определ. ситуацией,
местом и временем.
Марксизм-ленинизм рассматривает С. с. как элемент процесса социального
взаимодействия, как
аспект че-ловеч. взаимоотношений, обусловленных в конечном счёте экономич.
базисом данного
общества, его политич. и юридич. надстройкой и соответствующими формами обществ.
сознания.
Содержательный подход к проблеме С. с. требует чётко определить, чьи интересы
(какого класса,
социального слоя и т. д.) защищают те или иные С. с. Изучение С. с. проводится
для выявления
последствий их применения как для общества, так и для личности, что важно для
совершенствования
управления производств. коллективами, укрепления со-циалистич. правопорядка,
повышения
эффективности коммунистич. воспитания трудящихся.
• Социология преступности. Сб. ст., пер. с англ., М., 1966; Амер. социология,
пер. с англ., М., 1972; II а н т о Р., Г p а-в и
т ц М., Методы социальных наук, [пер. с франц.], М., 1972; Социальная
психологич. М., 1975; Б о б н е в а М. И.,
Социальные нормы и регуляция поведения, М., 1978; см. также лит. к ст.
Социальный контроль.
CAHCАPA [санскр., букв.— прохождение через что-либо, перерождение, беспрерывное
перерождение (личности или души)], одна из осн. концепций инд. философии и
религии, в т. ч.
индуизма, буддизма, джайнизма. Восходит к добрахманистско-ведийским
представлениям и к
первонач. анимистич. верованиям. Рано ассимилируется с религ.-филос. идеями
брахманизма
(встречается уже в «Ригведе» и «Атхарваведе», становится доминирующей в
упанишадах).
Концепция С. заключает в себе идею родственности всего живого и перехода между
его формами
(перерождение возможно не только в образе человека, но и бога, и животного).
Определяющей при
этом является мысль о неуничто-жаемости: «возникновение» и «уничтожение» не
затрагивают
действит. сущности вещей, происходят лишь колебания внеш. оболочки. В концепции
С., т. о.,
смерть не несёт в себе сознания чего-то противостоящего жизни, она — лишь
неоднократный
переход к её продолжению.
С концепцией С. связано понятие об идеале, обязат. частью к-рого в инд.
философии становится
освобождение от пут перерождений, с одной стороны, отрицание значимости
материальных благ — с
другой.
• Head J., Reincarnation. An East-West anthology, ?. ?., 1961 (совм. с S.
Cranston).
САНТАЯНА (Santayana) Джордж (16.12.1863, Мадрид,—26.9.1952, Рим), амер. философ-
идеалист,
писатель. По происхождению испанец. В 1872—1912 жил в США. Будучи одним из гл.
представителей критич. реализма, С. интерпретировал его в духе платонизма. С
позиций критич.
реализма С. разделяет бытие на две сферы — феномены сознания и материальные
объекты.
Свидетельством существования внеш. мира, по мысли С., служит убеждение в его
объективной
реальности, т. н. животная вера. Вместе с тем абсолютно достоверными С. считает
только «данные
опыта», феномены сознания. По мысли С., придерживающегося позиции скептицизма,
знание внеш.
мира всегда субъективно истолковано и символично, а единств. формой
миропонимания является
миф.
В соч. «Царства бытия» («Realms of being», v. l—4, 1927—40), претендуя на
сочетание реализма с
идеализмом, С. создаёт систему бытия, заключающую в себе четыре сферы —
независимые и не
связанные между собой «реальности»: «царство сущности», «царство материи»,
«царство истины» и
«царство духа». Центр. пункт системы С.— концепция идеальных сущностей,
развиваемая в русле
идей Гуссерля и Уайтхеда. Сущности, придающие качеств. определённость бытию,—
это
всевозможные идеальные качества, духовные образования. Материя в системе С.
выступает как
нечто иллюзорное, как бессодержательное и бескачественное начало. В своём этич.
учении С.
разрабатывал концепцию «эстетич. морали». Для социальных воззрений С. характерно
растворение
обществ. явлений в природных, биологизм, сочетающийся с «морально-эстетич.»
подходом к
явлениям социальной жизни. В политич. жизни был противником демократии,
сторонником
господства «элиты».
• The works of G. Santayana, v. 1 — 15, N. Y., 1936—40; Persons and places, v.
1—3, N. Y., 1944 — 53.
• Юлина H. С., Философия Дж. С. и амер. «реализм», в сб.: Совр. объективный
идеализм, М., 1963; E н д о в и ц-кий В.
Д., Критика философии амер. критич. реализма, М., 1968; Богомолов А. С., Бурж.
философия США XX в., М., 1974, гл.
6; Л у к а н о в Д. М., Дж. С. и экзистенциализм, «ВФ», 1981, № 7; The
philosophy of G. Santayana, ed. by P. A. Schupp,
Eyanston — du., 1940; Butler R., The mind of Santayana, Chi., 1955; M u n s o n
T. N., The essential wisdom of G. Santayana,
N. Y.— L., 1962; S p r i g g e T. L. S., Santayana. An examination of his
philosophy, L.— Boston, [1974].
САРВАСТИВАДА, см. Вайбхашика.
САРТР (Sartre) Жан Поль (21.6.1905, Париж,—15.4. 1980, там же), франц. философ и
писатель,
представитель т. н.. атеистич. экзистенциализма. Формирование филос. взглядов С.
протекало в
атмосфере сближения феноменологии и экзистенциализма, впервые осуществлённого М.
Хайдеггером. Осн. трактат С.— «Бытие и ничто» («L'etre et le neant», 1943) —
представляет собой
сплав идей Э. Гуссерля, Хайдеггера и Гегеля; вместе с тем в его «феноменологич.
онтологии» звучат
отголоски картезианского дуализма и фихтеанских идей. С позиций феноменологии
онтологич.
проблема сводится у С. к интенциональному анализу форм проявления бытия в
человеч. реальности.
По С., подобных форм три: «бытие-в-себе», «бытие-для-себя» и «бытие-для-
другого»; это три,
разделяемые лишь в абстракции, аспекта единой человеч. реальности. «Бытие-для-
себя» —
непосредств. жизнь самосознания — само по себе есть чистое «ничто» но сравнению
с плотной
массивностью «бытия-в-себе» и может существовать только как отталкивание,
отрицание,
«отверстие» в бытии как таковом. Отсутствие небытия в мире истолковывается С.
фено-
менологически как непосредств. переживание утраты, непосредств. усмотрение
отсутствия, а не как
логич. акт отрицания. «Бытие-для-другого» обнаруживает фундаментальную
конфликтность
межличностных отношений, примером к-рой для С. служит гегелевская модель
господского и
рабского сознания. Согласно С., субъективность изолированного самосознания
приобретает внеш.
предметность как только существование личности входит в кругозор другого
сознания, для к-рого
«Я» личности — всего лишь элемент значимого
инструментального комплекса, образующего мир. Отсюда отношение к другому —
борьба за
признание свободы личности в глазах другого. Так складывается «фундаментальный
проект»
человеч. существования — «желание быть богом», т. е. достичь самодовлеющего
«бытия-в-себе»,
сохранив свободную субъективность «бытия-для-себя». Но поскольку подобное
невозможно, человек
есть всего лишь «тщетное стремление». С. не только развенчивает идею бога, но и
раскрывает иллю-
зорность ницшеанского идеала сверхчеловека как безграничного самоутверждения.
Свобода
человека, по С., неотчуждаема и неистребима. Все попытки подавления свободы либо
отказа от неё
порождены «дурной верой» — самообманом, органически связанным с «фундаментальным
проектом». Источник самообмана — онтологич. раздвоенность человеч.
существования, к-рому
одновременно присущи и фактичность «бытия-в-себе», н свободная проективность
«бытия-для-
себя»; самообман заключается в желании стать либо одним, либо другим всецело и
исключительно.
В условиях порабощённой нем. фашистами Франции эти абстрактные рассуждения
приобретали
непосредств. политич. смысл и звучали как призыв к гражд. самосознанию и борьбе
за свободу.
Идея свободного выбора и разоблачения губительных иллюзий «дурной веры» образует
лейтмотив
драматургии С. и его прозаич. незаверш. тетралогии «Дороги свободы», куда входят
романы
«Возмужание» — «L'age de raison», 1945; «Отсрочка» — «Le sursis», 1945; «Смерть
в душе» — «La
mort dans l'ame», 1949. После войны, постепенно осознавая расплывчатость своего
«экзистенциального гуманизма», С. пытается сблизиться с марксизмом (особенно
показательна здесь
пьеса «Дьявол и господь бог», 1951, рус. пер. 1966), в то же время не
отказываясь от филос.
установок онтологич. трактата.
Итог этого процесса — 1-й том «Критики диалектич. разума» («Critique de la
raison dialectique», t. l,
1960) с амбициозной программой теоретич. «обоснования» марксистской диалектики.
С.
переосмысливает марксистскую концепцию социально-историч. практики в духе идеи
«экзистенциального проекта» и выдвигает на первый план понятие «индивидуальной
практики». 1-й
том ограничивается изображением формирования социальных групп и институтов на
основе
индивидуальной практики. Центр. место в этом процессе занимает антитеза
индивидуальной
практики и социального бытия, понимаемого как область «практически инертного».
Онтологич.
индивидуализм экзистенциальной феноменологии превращается здесь в
методологический: диа-
лектика историч. процесса, по С., может быть признана и понята только как
непрестанная борьба
живительной «аннигилирующей» силы индивидуума с мертвящей материей безликого
множества,
составляющего инертную серию. Только личность вносит жизнь и осмысленное
единство в
распылённость массы, группы, института. Так С. приходит к волюнтаристической де-
. формации
историч. материализма. Псевдомарксистский волюнтаризм стал основой
левоэкстремистской поли-
тич. практики С. Обещанный 2-й том «Критики диалектич. разума» так и не
последовал. Эволюция
взглядов С. свидетельствует о неразрешимых внутр. противоречиях «неомарксизма»
С. В
опубликованной С. биографии Г. Флобера метод «экзистенциального психоанализа»
сочетается с
элементами социологич. подхода. Позиции С. неоднократно подвергались критике со
стороны
марксистов.
• Кузнецов В. Н., Ж.-П. С. и экзистенциализм, М., 1970; Стрельцова Г. Я.,
Критика экзистенциалистской концепции
диалектики. Анализ филос. взглядов Ж.-П. С., М., 1974; Кисее ль ?. ?., Филос.
эволюция Ж.-П. С., Л., 1976; Филиппов
Л. И., Филос. антропология Ж.-П. С., М., 1977; С о n t a t M., R у b а l k a M.,
Les ecrits de Sartre.
САРТР 593
Chronologie, bibliographte commentee, Р., 1970; Grene M., Sartre, N. Y., 1973;
Diaz. R., Les cudres sociaux de l'ontolugie
sartrienne, Lill-P., 1975; Bellinghausen P., Der Materiebegriff in Sartres
«L'etre et le neant», Koln, 1976; С a t a-1 a n o J. S., A
commentary on J.-P. Sartre's «Being and nothingness», Chi., 1980. M. А. Киссель.
САТЬЯ (санскр.— истинный, реальный), в др.-инд. философии истина, взятая в её
онтологич.
аспекте, нерасторжимое единство бытия и истины. В монистич. учениях совпадает с
высшим
началом — душой или богом, с бесконечным сознанием (джняной) и блаженством
(анандой). В
мифопоэтич. текстах, где с С. связывались высшие ценности, С. называли высший из
семи миров,
существо сверхъестеств. способностей, Вишну — одного из «все-богов» и т. п.
Понятие С. стало
одним из осн. морально-этич. требований (напр., обет С.— правдивости,
воздержания от лживости в
джайнизме и др.).
• V e l a n k a r H. D., Rta und Satya in Rgveda, в кн.: Summaries of papers,
Bhubaneshwar, 1959.
САУТРАНТИКА (санскр.), филос. школа буддизма хи-наяны. Отделилась от вайбхашики
(сарвастивады) во 2—3 вв. н. э., в противоположность к-рой признаёт не три, а
только два первых
раздела «Типитаки», отрицая аутентичность «Абхидхарма-питаки». С. испытала
влияние махаяны,
что впоследствии привело к образованию ряда школ, объединяющих идеи двух
направлений буд-
дизма, в частности школы С.-мадхьямика-сватант-рика. Ряд школ образовался в
Китае, Японии,
Корее, представители к-рых соединили идеи С. с идеями вайбхашики и ранней
махаяны.
Оригинальные произв. С. не сохранились. Гл. источником для изучения этой школы
является
«Абхидхармакоша» Васубандху.
Характерной чертой С. является критич. отношение к схоластич. реализму
вайбхашики. Считая, что
реально существует лишь мгновенное, а всё «длительное» существует только
номинально, С. в
противоположность вайбхашике отрицает существование прошлых и будущих дхарм и
признаёт
только существование дхарм «настоящих», в связи с чем возникновение и
исчезновение их у С.— не
странствие по ступеням времени, а дей-ствит. возникновение и исчезновение.
Одновременно С.
приходит к признанию некой внутр. тонкой организации, играющей роль души.
Отклонение от
схоластич. реализма вайбхашики и сближение с махаяной проявляется у С. особенно
в её концепции
нирваны как абсолюта: с одной стороны, она описывается как голос небытие,
совершенное
отсутствие, с другой — отождествляется с неким недифференцированным универсумом,
что
согласуется с допущением С. доктрины кос-мич. тела Будды, Дхармакаи. Склонность
С. к доктринам
махаяны проявляется и в ходе дальнейшего её развития.
• см. при ст. Хинояна.
СВEДЕНБОРГ (Swedenborg) Эмануэль (29.1.1688, Стокгольм,—29.3.1772, Лондон),
швед, учёный и
теософ-мистик. Автор значит. числа науч. работ по горному делу, математике,
астрономии и др.
(«Труды по философии и минералогии», «Opera philosophica et mineralia», t. 1—3,
1734). Стремясь к
объяснению системы мироздания, С. иод влиянием Декарта, Ньютона и Локка
первоначально
развивал механистич. концепцию, к-рая затем уступила место спиритуалистич.
натурфилософии,
родственной неоплатонизму. Эволюция мировоззрения С. завершилась душевным и
религ. кризисом
1743—45, сопровождавшимся «видениями», «голосами» и т. н. С. стал мистиком и
духовидцем. В
многочисл. соч. последующего периода он стремился дать «истинное» толкование
Библии («Arcana
coelestia», v. l—8, 1749—50, сокращённая версия в рус. пер. «О небесах, о мире
духов и об аде»,
1863), излагал учение о точных соответствиях («корреспонденциях») явлений земных
и
«потусторонних», порой резко критикуя традиц. церковь. Теософия С. была
подвергнута
594 САТЬЯ
острой критике Кантом в соч. «Грезы духовидца...» (1765, рус. пер.—И. Кант,
Соч., т. 2, 1964).
Общины последователей С. получили распространение в различных странах, преим. в
США и
Великобритании.
* Religiosa skrifter i urval, Stockh., 1925; в рус. пер.—
Избр. соч., в. 1, Лондон, 1872; О сообщении души и
тела, СПБ. 1910.
• Мысливченко А. Г., Филос. мысль в Швеции, ?., 1972, с. 71—75; Т о k s v i g
S., Emariuel Swedenborg, scientist and
mystic, New Haven, 1948; Jonsson J., Swedenborgs korrespondenslara, Stockh.,
1909; Hyde J., A bibliography of the works of
E. Swedenborg, L., 1906.
СВЕРХЧЕЛОВЕК (греч. ????????????, нем. Ubermensch), понятие европ. идеалистич.
традиции:
человек, в духовном и физич. отношениях превзошедший возможности человеч.
природы и
представляющий собой качественно иное, высшее существо. Представление о С.
уходит корнями в
мифы о «полубогах» и «героях», а также в мистериальные культы, обещавшие
посвящаемому
возведение в ранг божества; необходимо отметить также обожествление эллинистич.
и рим.
правителей (Лукиан иронически применяет к деспоту термин «С.») и доктрину
стоицизма о мудреце
как идеальном носителе всех совершенств, лишённом человеч. слабостей. Однако гл.
моменты
истории идеи С. связаны с историей христианства, в особенности христ. ересей, а
в новое время,
напротив, с историей полемики против христианства. Для ортодоксального
христианства С.— это
прежде всего Иисус Христос (неоднократно обозначаемый так в текстах
представителей патристики,
в частности у Псевдо-Дионисия Ареопагита), а также, n перспективе, «облекшийся
во Христа»
христианин, к-рому обещано, что он через смирение придёт к непредставимому
преображению своей
человеч. сущности и бого-подобию. Эти мотивы усиленно акцентируются в ересях
гностицизма и
монтанизма (2 в.); один монтанистский текст настаивает, что праведника,
вошедшего в царствие
божие, надо называть но «спасённым», но «С.».
Идея С. переосмысляется в идеологии Возрождения, где намечаются три линии: С.
как «божеств.» и
всемогущий художник; С. как маг — властитель тайн природы (тип Фауста); С. как
носитель абс.
политич. власти, манипулирующий людьми по законам свободного от догм и морали
разума (тип
«Государя» Макиавелли). 2-я и 3-я линии сливаются в пафосе англ. драматурга К.
Марло («Трагич.
история доктора Фауста», «Тамерлан Великий»); они подвергнуты критике в
трагедиях Шекспира
(крах «макиавеллистов» Яго и Макбета, отказ мага Просперо от своей власти). В
нем. культуру
термин «С.» входит с 17 в. через христ. традицию («Духовные досуги» лютеранского
теолога Г.
Мюллера, 1664); у Гердера, Гёте и др. представителей нем. классики и романтики
он употребляется
для характеристики «гения», неподвластного обычным человеч. законам. Ницше
придаёт понятию
«С.» абс. значение, одновременно освобождая его от всякого конкретного
содержания. Приход С.,
интерпретируемый Ницше одновременно как высшее метафизич. свершение и как
следующий за
человеком этап биологич. эволюции (С. относится к человеку, как человек к
обезьяне), объявляется
смыслом человеч. бытия, вообще смыслом «земли»; С. есть альтернатива «последнему
человеку» —
персонажу антиутопии Ницше, карикатуре на коллективизм; при этом С. абсолютно
чужд как религ.
обязательствам перед богом, так и социальным обязательствам перед людьми.
Различные
интерпретации С. после Ницше повторяют и только пародируют три линии развития
образа С. в
культуре Возрождения. Творящий по произволу «свой» мир идеальный художник
авангардизма —
вырождение идеала «божеств.» гения. Ни с чем не сообразующийся в своём
манипулировании
людьми «вождь» фашизма — вырождение идеала ма-киавеллиевского «Государя». Герой
тривиальной лит-ры науч.-фантастич. типа («супермен»), мощь к-рого неограниченно
расширена
возможностями небывалой техники — вырождение идеала ренессансного «мага».
* Benz E., Der dreifache Aspekt des Ubermenschen, в кн.: Eranos-Jahrbiidi, 1959,
Bd 28, Z., 1960, S. 109—
92.
СВЕЧНИКОВ Геннадий Александрович (4.4.1918, дер. Нагорка, ныне Кировской обл.,—
26.1.1974,
Новосибирск), сов. философ, чл.-корр. АН СССР (1970). Ч л. КПСС с 1943. Окончил
физико-
математич. ф-т Горь-ковского ун-та (1939) и вёл преподавательскую работу. В
1956—70 старший
науч. сотрудник Ин-та философии АН СССР. С I960 зав. кафедрой философии Моск.
фи-зико-
технич. ин-та. С 1970 зав. отделом философии Ин-та истории, филологии и
философии Сиб.
отделения АН СССР. Осн. работы в области диалектич. материализма и филос.
проблем
естествознания. • Категория причинности в физике, М., 1961; Причинность и связь
состояний в
физике, М., 1971.
СВОБОДА, способность человека действовать в соответствии со своими интересами и
целями,
опираясь на познание объективной необходимости.
В истории обществ. мысли проблема С. традиционно сводилась к вопросу: обладает
ли человек
свободой воли, иначе говоря, обусловлены или нет все его намерения и поступки
внеш.
обстоятельствами. Материали-стич. понимание истории отвергает субъективно-идеа-
листич.
представление о С. личности как независимости её сознания от объективных
условий. Марксизм-
ленинизм выступает также против метафизич. противопоставления С. и
необходимости,
распространённого среди философов и естествоиспытателей 17—19 вв. (Т. Гоббс, П.
Гольбах, Ж.
Ламетри, П. Лаплас, Е. Дюринг и др.), а также против их истолкования как
антиномий сознания
(Кант). Марксистское понимание С. в её диалектич. взаимодействии с
необходимостью про-
тивостоит как волюнтаризму, проповедующему произвольность человеч. поступков,
так и
фатализму, рассматривающеыу их как предопределённые. В отличие от идеалистов,
ограничивающих проблему С. Сферой сознания (Гегель, экзистенциализм), марксизм-
ленинизм
считает, что одно сознание С., без возможности её практич. воплощения в
деятельности,— это лишь
иллюзия реальной С.
В повседневной практич. деятельности люди сталкиваются не с абстрактной
необходимостью как
таковой, а с сё конкретно-историч. воплощением в виде реально существующих
естеств. условий, а
также социальных и экономич. отношений, к-рые обусловливают круг их интересов, а
также в виде
материальных средств для достижения поставленных целей. Люди не вольны в выборе
объективных
условий своей деятельности, однако они обладают известной С. в выборе целей,
поскольку в каждый
данный момент обычно существует не одна, а неск. реальных возможностей, хотя и с
разной долей
вероятности; даже тогда, когда нет альтернативы, они в состоянии замедлить
наступление
нежелательных для них явлений либо ускорить приближение желаемых. Наконец, они
более или ме-
нее свободны и в выборе средств достижения цели. С., следовательно, не
абсолютна, а относительна
и претворяется в жизнь путём выбора определ. плана действия. Она тем больше, чем
лучше люди
сознают свои реальные возможности, чем больше средств для достижения
поставленных целей
находится в их распоряжении, чем в большей мере совпадают их интересы с
объективными
тенденциями обществ. процесса, со стремлениями больших масс людей, обществ.
классов.
Отсюда вытекает марксистское определение С. как «познанной необходимости»,
согласно к-рому С.
личности, коллектива, класса, общества в целом заключается «не в воображаемой
независимости» от
объективных законов, а в способности выбирать, «...принимать решения со знанием
дела» (Энгельс
Ф., в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 20, с. 116). Это относительная
исторически, но вместе с тем
реальная практически С. личности выбирать свою линию поведения в различных
обстоятельствах
возлагает на неё моральную и социальную ответственность за свои поступки. Т. н.
«отрицательная
свобода» (от лишений, эксплуатации, социального и нац. гнёта) является условием
«положительной
свободы» (для творч. труда, осуществления своего призвания в жизни,
всестороннего развития
личности и т. д.).
С. отнюдь не равнозначна произволу. Человек свободен в своих мыслях и поступках
вовсе не потому,
что они причинно ничем не обусловлены. Причинная обусловленность человеч.
мыслей, интересов,
намерений и поступков не отменяет С., т. к. они не детерминированы однозначно.
Независимо от
происхождения своих целей и намерений люди обладают С. постольку, поскольку они
сохраняют
реальную возможность выбора и предпочтения, к-рая объективно соответствует их
интересам,
поскольку внеш. обстоятельства не вынуждают их поступать вопреки их личным
интересам и
потребностям. Абстрактной С. не существует. С. всегда конкретна и относительна.
В зависимости от
объективных условий и конкретных обстоятельств люди могут обладать С. или же
быть лишены её;
они могут обладать С. в одних сферах деятельности и быть лишены её в других;
наконец, и степень
их С. может быть весьма различной — от С. в выборе целей через С. в выборе
средств до С.
приспособления к действительности.
В реальной действительности С,_присутствует в необходимости в виде непрерывной
С. выбора, к-
рая была осуществлена людьми в прошлом и привела общество к его данному
состоянию, в свою
очередь, и необходимость присутствует в С. в виде объективных обстоятельств и не
может
претвориться в жизнь иначе, как благодаря свободной деятельности людей. Исто-
рич. детерминизм,
следовательно, не отрицает С. выбора в обществ. деятельности людей, но
предполагает её и включает
в себя как её результат.
Свободная сознательная деятельность, по определению К. Маркса, составляет
родовой признак
человека, выделяющий его среди животных, а сама С., к-рой обладают люди в каждую
данную эпоху,
является необходимым продуктом историч. развития: «Первые выделившиеся из
животного царства
люди были во всем существенном так же несвободны, как и сами животные; но каждый
шаг вперед
по пути культуры был шагом к свободе» (Э н г с л ь с Ф.,. там же). Несмотря на
все противоречия и
антагонизмы обществ. развития, оно сопровождается в общем и целом расширением
рамок С.
личности и в итоге ведёт к освобождению человечества от социальных ограничений
ого С. в
бесклассовом, коммунистическом обществе, где «...свободное развитие каждого
является условием
свободного развития всех» (Маркс К. и Энгельс Ф., там же, т. 4, с. 447).
Если объём человеч. С. может служить мерой обществ.
прогресса, то, в свою очередь, его темпы непосредственно зависят от степени С.,
к-рой располагают
люди в процессе своей деятельности.
Мера С., к-рой в каждую конкретную историч. эпоху обладают люди, в общем и целом
определяется
уровнем развития производит. сил, степенью познания ими объективных процессов в
природе и
обществе, наконец, социальным и политич. строем данного общества. С. личности
всегда
представляет собой лишь часть С., к-рой располагает данное общество в целом. И в
этом смысле, как
отмечал Ленин, опровергая анархич. ин-дивидуалистич. концепции С. личности,
«жить в обществе и
быть свободным от общества нельзя» (ПСС, т. 12, с. 104).
В антагонистич. обществе разделение труда, частная собственность на средства
произ-ва и раскол
общества на антагонист-ич. классы обусловливают господство партикулярных
интересов и стихийно
действующих процессов, выходящих из-под контроля людей. В таких условиях С.
господствующего
класса распоряжаться собственностью, материальными богатствами и зна-
СВОБОДА 595
ниями оборачивается для эксплуатируемого класса несвободой, необходимостью
трудиться ради
обогащения других и выполнять чужую волю; во взаимоотношениях между отд.
личностями
индивидуальная С. одних подрывается произволом других поступать по своему
усмотрению. Мерой
индивидуальной С. становятся размеры частной собственности, обусловливающие в
значит. степени
возможность распоряжаться материальными я духовными благами. При этом ущемляется
не только
С. подавляющей массы людей, одновременно происходит колоссальная растрата
материальных и
людских ресурсов данного общества. Стремясь экспроприировать в свою пользу по
возможности всю
С., к-рой потенциально обладало общество в целом, правящий класс в антагонистич.
обществе всегда
максимально регламентировал поведение остальных людей различными кастовыми,
сословными,
иерархич., правовыми и др. социальными нормами. Такие возведённые в закон
ограничения в
поведении большинства людей становятся условием С. и произвола
привилегированного
меньшинства.
На протяжении всей истории человечества борьба людей против социальных
ограничении своей
С., в какие бы идеологич. формы она ни облекалась, была могучей движущей силой
обществ.
прогресса. Требования С. и равенства были взаимно обусловлены, хотя обос-
новывались идеологами
различных классов по-разному. Накануне бурж. революции в Зап. Европе и Сев. Аме-
рике они были
провозглашены как естественное право всех людей в равной мере пользоваться
достижениями
цивилизации и распоряжаться плодами своего труда и своей судьбой.
История капиталистич. общества опровергла бурж. доктрины С., в частности
популярную в 19 в.
либеральную концепцию А. Смита, И. Бентама, Т. Джефферсо-на и Дж. С. Милля, к-
рые полагали,
будто макс. ограничение сферы деятельности гос-ва, свободное распоряжение людьми
своей частной
собственностью и преследование каждым своих разумных интересов будут
сопровождаться
всеобщим благосостоянием и расцветом индивидуальной С. всех членов общества.
Даже в самых
развитых капиталистич. странах С. личности в значит. мере остаётся формальной, а
те реальные пра-
ва и демократич. свободы, к-рых нар. массы добились в ходе упорной борьбы (С.
слова, совести, орг-
ций, собраний и др.), подвергаются постоянным посягательствам со стороны
реакции.
Лозунг «С.» широко используется идеологами буржуазии в пропагандистских целях,
поскольку он
обладает неотразимой привлекательностью в глазах широких нар. масс. Именно этим
объясняется,
напр., применение лозунга «свободный мир» для обозначения капиталистич. Запада и
т. п. Как
отмечал Ленин, «пока не уничтожены классы, при всяком рассуждении о свободе и
равенстве должен
быть поставлен вопрос: свобода для какого класса? и для какого именно
употребления? равенство
какого класса с каким? и в каком именно отношении?» (там же, т. 41, с. 425).
Многие бурж. идеологи,
напр. М. Фридман, Г. Уоллич, Ч. Уайтепкер и др., ныне открыто противопоставляют
С. равенству.
Наряду с этим на Западе широкое распространение получают различные технократич.
и
бихевиористские концепции (см. Технократия, Бихевиоризм), умаляющие и даже
откровенно
отрицающие всякую С. личности, напр. теория амер. социального психолога Скин-
нера и его
последователей, оправдывающие манипуляцию сознанием и поведением людей. В
условиях кризиса
бурж. индивидуализма, когда гос.-монополистич. бюрократия ущемляет С. личности и
попирает её
достоинство, такие концепции импонируют, с одной стороны, тем представителям
правящего класса,
к-рые стремятся к подавлению демократич. прав и усилению
596 СВОБОДА
бюрократия, контроля над массами, а с другой — разделяются представителями
либеральной
интеллигенции и радикально настроенной молодёжи, к-рые настолько изверились в
традиционных
ценностях бурж. цивилизации, что склонны считать фикцией всякую С. личности. В
историч.
перспективе, однако, расширение С.— это диалектич. и необратимый процесс,
развивающийся в
направлении последовательного социального и нац. освобождения человечества.
Объективные условия подлинной С. реализуются только в результате ликвидации
антагонистич.
отношений между людьми. Когда на смену стихийным процессам в обществе приходит
планомерное
развитие, в значит.
мере исключающее непредвиденные экономич. и социальные последствия, обществ.
деятельность
людей становится подлинно свободным и сознательным историч. творчеством. В
коммунистич.
обществе, писал Энгельс, «объективные, чуждые силы, господствовавшие до сих пор
над историей,
поступают под контроль самих людей. И только с этого момента люди начнут вполне
сознательно
сами творить свою историю, только тогда приводимые ими в движение общественные
причины
будут иметь в преобладающей и все возрастающей мере и те следствия, которых они
желают. Это
есть скачок человечества из царства необходимости в царство свободы» (Маркс К. и
Энгельс Ф.,
Соч., т. 20, с. 295). Одновременно с этим каждый член общества приобретает
реальные возможности
для всестороннего и полного развития заложенных в нём способностей и талантов,
для свободного
доступа к накопленному человечеством опыту, знаниям и остальным духовным
ценностям, обладая
при этом свободным временем для овладения ими.
Социалистич. революция положила начало этому процессу освобождения людей во всех
сферах
жизни общества. Он протекает ускоряющимися темпами вместе с бурным ростом
производит. сил,
развитием научно-технич. революции, совершенствованием обществ.
отношений, всеобщим культурным подъёмом. Реальные права и С. личности
гарантированы в Кон-
ституции СССР и других социалистич. стран. В коммунистич. обществе С. воплотится
в создании
всех необходимых условий для всестороннего гармонич. развития личности. Как
отмечал Маркс, при
коммунизме, по ту сторону царства необходимости (т. е. за пределами собственно
материального
произ-ва), «...начинается развитие человеческих сил, которое является самоцелью,
истинное царство
свободы, которое, однако, может расцвести лишь на этом царстве необходимости,
как на своем
базисе» (там же, т. 25, ч. 2, с. 387).
• Маркс К. и Энгельс Ф., Нем. идеология, Соч., т. 3; Э н г е л ь с Ф., Анти-
Дюринг, там же, т. 20, отд. 1, гл. 2, отд. 2, гл. 2,
отд. 3; е г о ж е, Людвиг Фейербах и конец классич. нем. философии, там же, т.
21, гл. 4; е г о ж е, Происхождение
семьи, частной собственности и гос-ва, там же, гл. 5; Л е-нин В. И., Что такое
«друзья народа», и как они воюют против
социал-демократов?, ПСС, т. 1; его же, Материализм и эмпириокритицизм, там же,
т. 18, гл. 3; е г о ж е, Гос-во и ре-
волюция, там же, т. 33; Программа КПСС (Принята XXII съездом КПСС), М., 1976;
Материалы XXIV съезда КПСС, М.,
1971; Материалы XXV съезда КПСС, М., 1976; Материалы XXVI съезда КПСС, М., 1981;
Брежнев Л. И., О Конституции
СССР, М., 1977; Конституция (Основной Закон) СССР, М., 1977; М и л л ь Д ж. С
т., О С., пер. с англ., СПБ, 1901; Г е-
гель Г. В. Ф., Соч., т. 8, М.—Л., 1935; Ламонт К., С. должна быть свободной на
деле, пер. с англ., М., 1958; А п-текер Г.,
О сущности С,, пер. с англ., М., 1961; Д а в ы-д о в Ю. Н., Труд и С., М., 1962;
Г о б б с Т., О С. и необходимости, Избр.
произв., т. 1, М., 1964; Коммунисты и демократия (Материалы обмена мнениями),
Прага, 1964; Николае-ва Л. В., С.—
необходимый продукт историч. развития, М., 1964; Н и p и н г С., С.: обещание и
угроза, пер. с англ., М., 1966;
Ойзерман Т. И., Марксистско-ленинское понимание С., М., 1967; Давидович В.,
Грани С., М., 1969; Шахназаров Г. X.,
Социалистич. судьба человечества, М., 1978; С чего начинается личность, М.,
1979; С к в о р-ц о в Л. В., Социальный
прогресс и С., М., 1979; Fromm E., Escape from freedom, N. ?.— Toronto, 1941;
Sartre J.-P., L'existentialisme est un
humanisme, P., 1946; D o b z h a nsky T h. G., Biological basis of human
freedom, N. ?., 1956; Adler M. J., Idea of freedom, v.
1—2, N. ?., 1958; G u r v i t с h G., Determinismes sociaux et liberte humaine,
P., 1963'; Skinner B. F., Beyond freedom and
dignity, N. Y.,
19727; его же, About behaviorism, N. ?., 1974; К а р-1 a n ?. ?., On freedom and
human dignity, Morristown (N. J.), 1973. Э.
А. Араб-Оглы.
СВОБОДА ВОЛИ, филос. понятие, обозначающее фи-лос.-этич, проблему —
самоопределяем или
детерминирован человек в своих действиях, т. е. вопрос об обусловленности
человеч. воли.
Ожесточённые споры, ведущиеся вокруг С. в. со времён Сократа, вызваны особой
жизненной
значимостью этой проблемы, ибо от её решения зависит признание ответственности
человека за свои
поступки. Если каждое действие строго предопределено и не может быть иным, чем
оно есть, то его
нельзя вменить в вину или поставить в заслугу. Но, с др. стороны, представление
о воле как ничем
заранее не обусловленной «конечной причине» морального действия предполагает
разрыв
причинного ряда природных явлений, что противоречит потребности науч.
объяснения.
В соответствии с двумя сторонами этой антиномии в истолковании С. в. выявились
гл. обр. две
филос. позиции: детерминизм, отстаивающий причинную обусловленность воли, и
индетерминизм,
отвергающий её. Сообразно факторам (физическим, психическим и др.), признаваемым
причиной
волевых актов, среди филос. детерминистич. концепции принято различать «гео-
метрич.», или
механич., детерминизм (Спиноза, Гоббс) и менее строгий — детерминизм
психический, или пси-
хологический (Т. Липпс). Примером наиболее последовательного индетерминизма
могут служить
учения И. Г. Фихте и ?. ?. Мен де Бирана.
Однако в истории философии распространены скорее смешанные, эклектич. доктрины
С. в.,
сочетающие противоположные позиции. Таков дуализм Канта. Как разумное существо,
принадлежащее интеллигибельному (умопостигаемому) миру, человек, по мысли Канта,
обладает С.
в. Но в эмпирич. мире, где господствует естеств. необходимость, он несвободен в
своём выборе, а
воля его причинно обусловлена. Следы подобной двойственности носит и концепция
Шеллинга: с
одной стороны, он определяет свободу как внутр. необходимость, с другой —
признаёт
самополагающий характер первоначального акта выбора. Гегель, провозглашая С. в.,
по существу
наделяет ею не человека, а «мировой дух», воплощающий «чистое» понятие С. в.
В идеалистич. философии кон. 19—20 вв. среди тенденций в истолковании С. в.
преобладает
волюнтаристский и персоналистич. индетерминизм, а также распространена
позитивистская
установка обходить эту проблему. У Бергсона, напр., обе эти тенденции
переплетаются. В своей
защите С. в. он ссылается на органич. цельность и уникальность душевных
состояний, не
поддающихся разложению на отд. элементы и постольку, согласно Бергсону, причинно
не
обусловленных. Виндельбанд рассматривает волевые акты в одних случаях как
причинно
обусловленные, в других — как свободные. Проблема С. в. стоит в центре внимания
атеи-стич.
экзистенциализма (Сартр, Камю), к-рый усматривает в человеке носителя абс.
свободы, противо-
стоящего внеш. миру, сводя по существу С. в. к своеволию.
В теистич. религ. учениях проблема С. в. ставится в плане самоопределения
человека по отношению
к богу, причём само понятие С. в., без к-рого невозможна религ. этика,
сталкивается с понятием
«благодати» и непреложного божеств. предопределения. Попытки разрешить
возникающие здесь
противоречия порождали различные, часто противоположные течения религ. философии
(напр.,
томизм и молинизм в католицизме, кальвинизм и арминианство в протестантизме).
Крайние
религиозно-детерминистские варианты учений о предопределении, ставящие человеч.
личность в
абс. зависимость от сверхъестеств. силы, божеств. воли, составляют совместно с
натуралистич.
детерминизмом и с языческой верой в судьбу осн. набор концепций фатализма.
В марксистской философии проблема С. в. рассматривается в рамках общего понятия
свободы. * Энгельс Ф., Анти-
Дюринг, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 20; Г у т 6 е р л е т К., С. в. и её
противники, пер. с нем., М., 1906; Соловьев В.
С., С. в.— свобода выбора, в кн.: Энциклопедии, словарь, т. 29 (57-й полутом)
СПБ, 1900, с. 163—69; Лосский И.О., С.
в., Париж, [1927]; Дробницкий О. Г., Понятие морали, ?., 1974; Новиков К. А., С.
в. и марксистский детерминизм, М.,
1981; R i coeur P., Le volontaire et l'mvolontaire, P 1949 (Philosophie de la
volonti, t. 1).
СВОБОДНОЕ ВРЕМЯ, часть внерабочего времени (в границах суток, недели, года),
остающаяся у
человека (группы, общества) за вычетом разного рода непреложных, необходимых
затрат. Границы
С. в. определяются на основе различения в составе общего времени
жизнедеятельности людей
собственно рабочего (включая дополнит. труд с целью заработка) и внерабочего
времени и
выделения в составе последнего различных элементов занятого (несвободного)
времени.
В жизни совр. общества явление С. в. отличается большой сложностью, отражает
существ.
характеристики того или иного типа общества, наполняется различным, подчас
весьма
противоречивым, содержанием. В развитых капиталистич. странах наряду с положит.
тенденцией
увеличения С. в. неизменно присутствуют негативные тенденции заполнения сферы
досуга явле-
ниями антикультуры (наркомания, преступность и т. п.), т. н. «массовой
культурой» и др. занятиями,
свойственными «потребительскому обществу». Применительно к условиям социализма
можно
говорить прежде всего о двух осн. функциях С. в.: функции восстановления сил
человека,
поглощаемых сферой труда и иных непреложных занятий, и функции духовного
(идейного,
культурного, эстетич. и т. п.) и физич. развития человека, приобретающей всё
большее значение.
Именно её имея в виду, К. Маркс говорил, что время «...остается свободным для
удовольствий, для
досуга, в результате чего открывается простер для свободной деятельности и
развития. Время — это
? p о с т о p для развития способностей...» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 26,
ч. 3, с. 264).
Как социально-историч. категория С. в. характеризуется тремя осн. параметрами:
объёмом
(величиной), структурой и содержанием. Величина С. в. зависит в первую очередь
от
продолжительности времени труда, характерной для того или иного общества, т. е.
от общей
величины внерабочего времени. Социалистич. общество последовательно стремится
сократить
величину рабочего дня. Вместе с тем на совр. этапе развития объём С. в. в
значит. степени
определяется временем, затрачиваемым на нек-рые непреложные затраты в рамках
внерабочего
времени, в первую очередь на бытовые нужды и транспорт. Поэтому гл. путями
увеличения объёма
С. в. являются развитие и совершенствование служб быта, внедрение в практику
более рациональных
принципов гор. и пром. стр-ва, расселения и т. д.
В зависимости от аспекта рассмотрения и задач анализа в структуре С. в. обычно
выделяют
неодинаковое (до неск. десятков) количество элементов. Приняв за основание
классификации
характер осуществляемой человеком в С. в. деятельности с т. зр. её влияния на
развитие человеч.
личности, можно получить ряд наиболее широких составных частей, образующих
структуру С. в. Это
— активная творч. (в т. ч. обществ.) деятельность; учёба, самообразование;
культурное (духовное)
потребление, имеющее индивидуальный (чтение газет, книг и т. п.) и публично-
зрелищный (посе-
щение кино, театров, музеев и т. д.) характер; физич. занятия (спорт и т. п.);
любительские занятия
типа хобби; занятия, игры с детьми; товарищеские встречи, общение с др. людьми;
пассивный отдых;
затраты времени, совпадающие с явлениями антикультуры (напр., злоупотребление
алкоголем). Т. о.,
при одном и том
СВОБОДНОЕ 597
же объёме С. в. его структура может быть более или менее прогрессивной. Гл. пути
совершенствования структуры С. в. в условиях социализма - увеличение объёма С.
в., создание
мощной материально-технической базы досуга, повышение эффективности
организаторской и
идеологической работы с трудящимися и т. д.
Конкретные занятия человека и их качество в рамках той или иной деятельности в
С. в. составляют
его содержание. Обеспечение содержания С. в., соответствующего целям
коммунистич.
строительства,— длительный процесс, связанный с дальнейшим изменением положения
личности в
сфере экономич., политич., духовной жизни общества, в частности — с более
широким
привлечением трудящихся к политич. творчеству, управлению социальными
процессами, с
расцветом общей культуры масс и т. п.
• Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 25, ч. 2; Ленин В. И., Гос-во и революция,
ПСС, т. 33; С т p у м и-л и н С. Г., Рабочий
день и коммунизм, М., 1959; ? ? у д е н-с к и й Г. А., Время и труд, М., 1964; е
г о ж е, Проблемы рабочего и
внерабочего времени, М., 1972; Грушин Б. А., С. в. Актуальные проблемы, М.,
1967; Гордон Л. А., Клопов Э. В.,
Человек после работы, М., 1972; Орлов Г. П., С. в. как социологич. категория,
Свердловск, 1973; Гордон Л. А., Клопов
Э. В., Оникои Л. А., Черты социалистич. образа жизни: быт городских рабочих
вчера, сегодня, завтра, М., 1977. Б. А.
Грушин.
СВОБОДОМЫСЛИЕ, вольнодумство, отрицание религ. догматики и церк. обрядности с
рациона-
листич. позиций, отстаивание свободы разума и науки от религии. С. встречается
уже в ср. века
(теория двойственной истины, Помпонацци, Эразм Роттердамский и др.). Как течение
обществ.
мысли С. формируется в кон. 17 — нач. 18 вв. Термин «С.» впервые употребил англ.
философ-деист
А. Коллинз в своём «Рассуждении о С.» («Dicourse on freethinking», 1713).
Наиболее последовательно
идеи С. были развиты представителями франц. Просвещения. В России С.
характеризовало взгляды
Ломоносова, Радищева, части декабристов.
Со 2-й пол. 19 в. под воздействием бурного развития наук С. становится крупным
идейным течением
среди естествоиспытателей и части прогрессивно настроенных деятелей бурж.
культуры. В это время
возникают бурж. союзы свободомыслящих, ассоциации учёных (напр., «Союз монистов»
Э.Геккеля в
1906), к-рые издают газеты, журналы, альманахи, созывают конгрессы нац. об-в и
т. п. Крупнейшими
совр. междунар. орг-циями свободомыслящих являются «Всемирный союз
свободомыслящих» (осн.
в 1880 в Брюсселе, 38-й конгресс состоялся в 1978) и «Междунар. гуманистич. и
этич, союз» (осн. в
1952 в Амстердаме, последний конгресс в 1976). Их филос. и политич. позиции
характеризуются
эклектизмом, представляют собой пёстрый конгломерат различных взглядов и
убеждений,
объединённый общим неприятием религии и религ. морали. Ряд принципиальных
установок
движения свободомыслящих в совр. условиях усиления позиций науч. социализма,
роста социальной
активности различных слоёв населения устарел. Это находит выражение в кризисе
С., отказе от
традиц. позиций в оценке путей преодоления религии, поиске наиболее
прогрессивными
представителями движения свободомыслящих союза с марксистами и т. п.
Свободомыслящие ведут пропаганду своих взглядов через многочисл. издания.
Наиболее крупные из
них: «Freethinker» (Великобритания), «Geist und Gesellschaft» (Австрия),
«Freidenker» (ФРГ),
«Freidenker» (Швейцария), «Ragione» (Италия), «American Rationalist» (США), «Lee
cahiers
rationalistes» (Франция).
• Рассел Б., Почему я не христианин, пер. с англ., М., 1958; Гольдберг H. M., С.
и атеизм в США (XVIII— ?I? вв.), М.—
Л., 1965; От Эразма Роттердамского до Бертрана Рассела, м., 1969; Кичанова И.
М., Пути и перепутья
598 СВОБОДОМЫСЛИЕ
бурж. атеизма, М., 1976; Tribe D., 100 years of freethought, L., 1967; Ruoertson
J. M., A history of treethought, ancient and
modern..., v. 1 — 2, L., 19694.
СВОЙСТВО, филос. категория, выражающая такую сторону предмета, к-рая
обусловливает его
различие или общность с другими предметами и обнаруживается в его отношении к
ним. Всякое С.
относительно: С. не существует вне отношений к др. С. и вещам. С. вещей
внутренне присущи им,
существуют объективно, независимо от человеч. сознания. Для объективного
идеализма характерен
отрыв С. от вещи, т. е. понимание С. как общего, существующего независимо от
единичных вещей и
включаемого в сферу сознания. Субъективный идеализм отождествляет С. с
ощущениями и тем
самым отрицает его объективный характер. В. И. Ленин убедительно показал, что
отождествление С.
вещей с ощущениями противоречит осн. фактам современного естествознания и
неминуемо ведёт к
солипсизму (см. «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т. 18).
Различие типов исследуемых С. во многом определяет дифференциацию наук. В
зависимости от
того, каким образом изменяются С., их можно разделить на два вида: С., не
обладающие
интенсивностью и потому не могущие её менять (напр., «экономический»,
«исторический» и т. д.);
С., обладающие в предмете определ. интенсивностью, к-рая может быть большей или
меньшей
(напр., масса, температура, скорость). Если гуманитарные науки имеют дело гл.
обр. со С. первого
вида, то естеств. науки стремятся исследовать прежде всего С. второго вида. В
совр. науке
усиливается тенденция к преодолению этого различия (возникновение аффинной
геометрии и
топологии, проникновение статистических и математических методов в гуманитарные
науки).
* Уёмов А. И., Вещи, свойства и отношения, М., 1963; Лукьянов И. Ф., Сущность
категории «С.», М.,
1982. СВЯЗЬ, взаимообусловленность существования явлений, разделённых в
пространстве и (или)
во времени. Понятие С.— одно из важнейших науч. понятий: с выявления устойчивых,
необходимых
С. начинается чело-веч. познание, а в основании науки лежит анализ С. причины и
следствия —
универсальной С. явлений действительности, наличие к-рой делает возможными
законы науки.
В истории познания принцип всеобщей взаимной С. предметов и явлений выступал как
один из осн.
принципов диалектики. Однако вплоть до 20 в. главным предметом обсуждения был
именно принцип
всеобщей взаимосвязи, а не понятие С. само но себе, не его ло-гич. структура.
Наука оперировала
сравнительно узким набором типов С.: внутренние и внешние, необходимые и
случайные,
существенные и несущественные. Важный шаг в развитии представлений о С. был
сделан в 19 в.,
когда на основе критики механицизма была выявлена специфика С., присущих
различным формам
движения материи (напр., химич. и биологич. С.), их несводимость к С. механич.
движения. В
филос.-методологич. плане эта проблема была сформулирована в нем. классич.
философии, а её
обстоят. анализ с позиций материалистич. диалектики дали Ф. Энгельс и В. И.
Ленин.
Развитие науки в 20 в. сопровождается постоянным расширением типологии С.,
становящихся
предметом изучения. Многообразие совр. представлений о С. находит отражение в
множестве их
классификаций. С филос.-методологич. т. зр. определяющее значение имеет
классификация С. по
формам движения материи. Важным является различение С. но формам детерминизма:
если классич.
наука оперировала преим. однозначно-детерминистскими, жёсткими С., то в ряде
областей совр.
познания изучение статистич. совокупностей опирается на вероятностные и
корреляционные С.
Различают также С. но их силе (жёсткие, когда данное явление строго связано с
нек-рым другим, как,
напр., органы тела, и корпускулярные, когда С. между
явлениями из нек-рой совокупности устанавливается
статистически, как, напр., С. особей в нек-рой популяции); но характеру
результата, к-рый даёт С. (С.
порождения, когда одпо явление выступает как непосредств. причина другого, С.
преобразования и т.
д.); по направлению действия (прямые и обратные С.); по типу процессов, к-рые
определяет данная
С. (С. функционирования, С. развития, С. управления); но субстрату, или
содержанию, к-рое является
предметом С. (С., обеспечивающие перенос вещества, энергии или информации),
и т. д.
* Энгельс Ф., Диалектика природы, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 20; Л е н и н
В. И., К вопросу о диалектике, ПСС, т.
29; Н о в и н с к и й И. И., Понятие С. в марксистской философии, М., 1961;
Блауберг И. В., Юдин Э Г , Становление и
сущность системного подхода, М., 1973.
«СВЯТОЕ СЕМЕЙСТВО, или Критика критической критики. Против Бруно Бауэра и
компании»,
первое совместное произв. К. Маркса и Ф. Энгельса. Написано в Париже в сент.—
нояб. 1844 и
издано во Франкфурте-на-Майне в кон. февр. 1845.
Осн. содержание книги — критика субъективного идеализма младогегельянцев и в
конечном счёте
гегелевского идеализма и идеализма вообще. В параграфе «Тайна спекулятивной
конструкции»
Маркс вскрывает гносеологич. корни идеализма, в параграфе «Критич. сражение с
франц.
материализмом» прослеживает историю материализма, борьбу материализма и
идеализма в истории
философии 17 — нач. 19 вв., подчёркивает внутр. связь материализма с идеями
социализма и
коммунизма. Критикуя идеалистич. гегелевскую диалектику, Маркс разрабатывает ряд
проблем
материа-листич. диалектики: закон единства и борьбы противоположностей,
соотношение
единичного, особенного и всеобщего и др.
«С. с.» относится к периоду становления материали-стич. понимания истории. Здесь
Маркс развивает
идеи, выработанные в «Экономическо-философских рукописях» (определяющая роль
материального
произ-ва, проблема отчуждения) и разрабатывает ряд новых положений (роль масс и
личностей в
истории, подходы к идее производств.
отношений). Он определяет историю как деятельность преследующего свои цели
человека, а ма-
териальное производство как материнское лоно истории.
В «С. с.» Маркс формулирует важную закономерность возрастания роли масс но мере
углубления
революц. преобразований и развивает дальше высказанную ещё в «Немецко-
французском
ежегоднике» идею о всемирно-историч. роли пролетариата: «вместе с
основательностью
исторического действия будет ...расти и объём массы, делом которой оно
является»; «пролетариат
приводит в исполнение приговор, который частная собственность, порождая
пролетариат, выносит
себе самой...»; «дело не в том, в чём в данный момент видит свою цель...
пролетариат. Дело в том,
что такое пролетариат... и что он, сообразно своему б ы-т и ю, исторически
вынужден будет делать»
(Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 2, с. 90,39, 40). Впервые полностью «С. с.»
опубл. Ф. Мерингом в
1902. Первый полный рус. пер. издан группой «Освобождение труда» в 1908.
• Маркс К. иЭнгельс Ф., Соч., т. 2, с. 3—230, т. 31, с. 245; Ленин В. И.,
Конспект книги Маркса и Энгельса «С. с.», ПСС,
т. 29; Карл Маркс. Биография, M., 19732, гл. 2; Корню О., Карл Маркс и Фридрих
Энгельс, пер. с нем., т. 2, М., 1961, гл.
3; О й з е p м а н Т. И., Формирование философии марксизма, [M., 19742], ч. 2,
гл. 1; Марксистская философия в 19 в., кн.
1, М., 1979, гл. 4.
СЕКСТ ЭМПИРИК (?????? 6 ??????????) (2-я пол. 2 в.— нач. 3 в.), др.-греч.
философ,
систематизировавший идеи скептицизма, врач по профессии. Его «Пир-роновы
основоположения» и
трактат «Против учёных» (в него входят разделы «Против логиков», «Против
физиков», «Против
этиков», «Против грамматиков», «Против риторов», «Против геометров», «Против
арифметиков»,
«Против астрологов» и «Против музыкантов»,
т. е. против теории музыки) — гл. источник наших сведений об антич. скептицизме.
В поисках предшественников скептицизма С. Э. обращается к учениям древних
философов, начиная
с Ксе-нофана, и ищет у них элементы скептич. взгляда на мир («Против учёных» VII
48—260). По С.
Э., «начало и конец скепсиса лежат в надежде на невозмутимость», к-рая
достигается воздержанием
от суждений («Пирро-новы основоположения» I 12,8). В отличие от философов
Средней и Новой
Академии Аркесилая и Карнеада, к-рым С. Э. приписывает категорич. утверждение о
недоступности
истины, и в отличие от др. филос. школ, к-рым С. Э. приписывает претензию на
обладание истиной и
к-рые он характеризует как догматические, С. Э. утверждает, что скептики ищут
истину. Согласно С.
Э., «ни одно из борющихся положений не стоит выше другого, как более
достоверное, ибо все они
равны в отношении достоверности и недостоверности» («Пирроно-вы основоположения»
I 10). С. Э.
систематизировал выдвигавшиеся его предшественниками т. н. скептич. тропы, т. е.
аргументы в
пользу воздержания от суждений. Доводя скептицизм до его логич. завершения, С.
Э. не считал
бесспорными также и все скептич. аргументы против возможности знания («Пирроновы
основоположения» I 206).
* в рус. пер.: Соч., вступ. ст. и пер. А. Ф. Лосева, т. 1—2 М., 1975—76.
• см. к ст. Скептицизм.
СЕКУЛЯРИЗАЦИЯ (от позднелат. saecularis — мирской, светский), первоначально
отторжение или
передача церк. земель и имущества в светское (гос.) владение; с кон. 19 в. в
бурж. социологии всякая
форма эмансипации от религии и церк. институтов. В марксистской лит-ре под С.
понимаются
различные историч. этапы высвобождения от религ. влияния всех сфер
жизнедеятельности общества
и личности. С.— это процесс лишения религ. институтов социальных функций,
сокращение
культовой практики, вытеснение религ. представлений, замена их различными
светскими взглядами,
утверждение в обществ. и индивидуальном сознании материалистич. и атеистич.
мировоззрения.
Близкими к понятию С. являются «лаицизация», «обмирщение», «десакрализация»,
«преодоление
религии», в к-рых раскрываются различные стороны процессов С.
В основе совр. этапа С. лежит кризис религии, выступающий составной частью
общего кризиса
капитализма и утверждения социализма. Бурж. социология и религ. апологетика в
своём стремлении
принизить масштабы С. извращают её подлинный смысл: или отрицают, или сводят к
изменениям
сознания и интенсивности культовой практики в рамках религии. С. предстаёт в ней
в качестве одной
из форм модернизации религии, «закономерной» эволюции религ. сознания, перехода
религиозности
с институционального на индивидуальный уровень и т. п. В бурж. мире процессу С.
противостоят как
природа капиталистич. общества, питающего потребность в религ. иллюзиях, так и
бурж. гос-во и
средства массовой информации, поддерживающие деятельность религ. орг-ций. В
социалистич.
обществе процесс С. выступает ведущей тенденцией развития общества и
индивидуального
сознания.
• К обществу, свободному от религии. Процесс С. в условиях социалистич.
общества, Сб. ст., М., 1970; Угринович Д. М.,
Введение в теоретич. религиоведение, М., 1973; К p ж е н е к Ф., О марксистском
понимании процесса С., в сб.: Вопросы
науч. атеизма, в. 26, М., 1980; M u n b у D. L., The idea of a secular society
and its significance for Christians, N. Y.— L.,
1963; Martin D., The religious and the secular; studies in secularization, N.
Y.— L., 1969.
СЕЛЗАМ (Selsam) Говард (28.6.1903, Харрисберг, Пенсильвания,—7.9.1970, Нью-
Йорк), амер.
философ-марксист. Один из основателей Амер. ин-та марксистских исследований. С.
активно и
последовательно отстаивал
СЕЛЗАМ 599
учение диалектич. и историч. материализма, выступал с критикой амер. прагматизма
(см.
«Прагматизм — философия амер. империализма», в сб.: «Прогрессивные деятели США в
борьбе за
передовую идеологию», 1955), неопозитивизма и др. идеалистич. направлений в
совр. бурж.
философии. В кн.«Что такое философия?» («What is philosophy?», 1938) изложил гл.
положения
марксистской философии. В работе «Философия в революции» (1957, рус. пер. 1963)
показал
революционизирующую роль философии марксизма в совр. мире. Центральное место в
работах С.
занимает этич. проблематика. В кн. «Этика и прогресс. Новые ценности в ре-волюц.
мире» («Ethics
and progress», New values in a revolutionary world», 1965) С., анализируя
проблему человеч. свободы,
понятие историч. прогресса, показал классовую обусловленность морали и подверг
критике
кантианскую и экзистенциалистскую этику. С. был одним из редакторов «Хрестоматии
по
марксистской философии» («Reader in Marxist philosophy, from the writings of
Marx, Engels and Lenin»,
1963). Работы С. переведены на многие иностранные языки и изданы в
ряде стран. Lenin's notebooks, «Mainstream», 1962, v. 15, № 4; On truth,
«Science and Society», 1963, v. 27, № 4; в рус.
пер.— Марксизм и мораль, ?., 1962.
• Черкасов И. И., Из истории марксистской филос. мысли в США, М., 1977.
СЕЛЛЕРС, С е л л а р с (Seilars) Рой Вуд (9.7.1880, Эгмондвилл, Онтарио,
Канада,—5.9.1973, Анн-
Арбор, Мичиган, США), амер. философ. Один из основателей критич. реализма.
Ранняя гносеологич.
концепция С., утверждавшая символич. характер познания, содержала элементы
агностицизма. В
дальнейшем С. перешёл на позиции материализма; свою концепцию называл «эво-люц.
натурализмом». Вёл активную полемику с идеалистич. филос. направлениями,
критиковал теорию
пси-хофизиологич. дуализма и телеологич. интерпретации эволюц. процесса.
Разрабатывал
концепцию «уровней организации» природы, согласно к-рой появление качественно
нового связано с
переходом к её более высоким, несводимым к низшим уровням. В этике подчёркивал
конкретно-
историч. и социально обусловленный характер моральных оценок и нравств.
ценностей. Отвергая
теологию и церк. догмы, С. придерживался позиции т. н. религ. гуманизма.
* Critical realism, ?. ?., 1969; Reflections on American philosophy from within,
Notre Dame — L., 1969; The principles,
perspectives and problems of philosophy, N. Y., 1970; в рус. пер.— Три ступени
материализма, «ВФ», 1962, № 8.
• Богомолов А. С., Бурж. философия США XX в., М., 1974, с. 205—17; Б ы х о в с к
и й Б. Э., Памяти Р. В. С., «??»,
1974, № 4; М е 1 с h е r t N. P., Realism, materialism and the mind. The
philosophy of R. W. Seilars, Springfield, 1968.
СЕМАНТИКА (от греч. ?????????? — обозначающий), раздел логики (или металогики) и
семиотики, посвящённый анализу комплекса связанных между собой понятий,
центральными из к-
рых являются понятия значения и смысла. Вся проблематика С. выражается вопросами
вида: что
означает то или иное понятие (термин) или высказывание, суждение (запись, текст,
формула), как их
следует понимать? Подобные вопросы возникают прежде всего по отношению к
общелогич. по-
нятиям («предмет», «множество», «соответствие», «ло-гич. следование» и т. п.), а
на этой базе — к
собственно семантич. понятиям и терминам («истина», «определение»,
«выполнимость»,
«обозначение», «наименование», «осмысленность»), а также к самим понятиям
«значение», «смысл»
и «интерпретация».
В формализов. языках объектом, по отношению к к-рому ставится вопрос о его
значении и смысле,
оказывается отд. знак, знакосочетание или к.-л. др. фрагмент текста. Согласно
концепции,
восходящей к Дж. С. Миллю и Фреге, знак, играющий в формализов. языке роль терма
(аналога
грамматич. подлежащего, дополнения или субъекта нек-рого предложения),

<<

стр. 63
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>