<<

стр. 64
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

600 СЕЛЛЕРС
служит именем нек-рого предмета (называет или обозначает этот предмет) или
класса (множества,
совокупности) предметов. Нахождение денотата (предметного значения) для к.-л.
конкретного
имени даёт существ. информацию об этом имени, но не исчерпывает связанной с ним
семантич.
проблематики: денотат указывает объём обозначаемого данным именем понятия, но не
объясняет его
содержания. У имени имеется нек-рый смысл, определяемый набором характеризующих
его
признаков, причём понимание этого смысла не только не предполагает знания, но
даже
существования денотата данного имени. Имя, обозначая (называя) свой денотат,
выражает нек-рый
смысл; про этот смысл говорят, что он определяет денотат, являясь его концептом.
Очевидно, что
один и тот же денотат может определяться различными концептами. В то же время
одинаковый
смысл могут иметь различные имена, называемые в этом случае синонимами. Вводимое
т. о. на
множестве имён данного языка отношение синонимии является отношением
эквивалентности, т. е.
оно рефлексивно (каждое имя синонимично самому себе), симметрично (выражения «о
синонимично
е» и «в синонимично а» равносильны) и транзитивно (синонимы одного и того же
слова
синонимичны между собой).
Все эти семантич. понятия распространяются с «атомарных» объектов формализов.
языков — знаков
и имён на более сложные знакосочетания — предложения, выражающие высказывания,
для к-рых в
подходящих метаязыках определяется понятие истинности (и ложности), и далее — на
исчисления в
целом, для к-рых вводится понятие интерпретации.
Развитая в работах Тарского, Карнапа и др. система т. н. экстенсиональных (см.
Экстенсиональность) семантич. характеристик, описывающих элементы языка с т. зр.
объёма
понятий («обозначение», «наименование», «истина»), «надстраивается» над понятием
значения
(денотата) и образует, согласно Куйану, теорию референции (теорию обозначения).
Значительно
менее разработанная часть С.— теория смысла, трактующая интенсиональные (см.
Интенсиональность) свойства языков (знаковых систем), посвящена понятиям,
характеризующим
языки с т. зр. содержания понятий («смысл», «концепт», «осмысленность»,
«синонимия»,
«следование»). В то время как первая группа понятий вводится исходя из чисто
конвенциональной
идеи приписывания значений, вторая группа понятий призвана в нек-ром смысле
разъяснить суть
С.— то, что должно быть понято в языке безотносительно к используемым
обозначениям.
Язык С. формализов. языков в свою очередь может быть формализован. Систему
формализованной
С. разработал, в частности, амер. логик Дж. Кемени. На основе идей сов. логика
Д. А. Бочвара
формализованная С. строится средствами многозначной логики; к такого рода
исследованиям
привлекается и модальная логика. • См. к ст. Семиотика.
СЕМАНТИКА ОБЩАЯ, филос.-социологич. течение, родственное неопозитивизму.
Основоположник — А. Кожибский, гл. представители С. Хаякава, С. Чейз, А.
Рапопорт. Осн. центры
— Междунар. об-во общей семантики (Чикаго), Ин-т общей семантики (Лейквилл,
США). Спец.
орган — журн. «ETC» (с 1943, Чикаго).
С. о. исходит из факта связи человеч. поведения с языком, абсолютизируя
непосредств.
определяемость поведения словом. Сторонники С. о. требуют сведения к минимуму
опасности
подмены действит. структуры мира языковой, а реакции на предмет — реакцией на
слово. Этому
служат принципы С. о.: нетождественности (слово не тождественно вещи, а вещь —
самой себе);
«не-всего» (языковое выражение не даёт полной картины явления); саморефлексии
(анализ
языкового образования имеет дело лишь с ним самим, но не с действительностью).
Отсюда вытекают
абс. релятивизм и агностицизм: «объективный уровень» действительности не может
быть выражен
словами; «мы должны указывать пальцем и молчать, иначе мы никогда не достигнем
этого уровня»
(Korzybski A., Science and Sanity, Lancaster, 19452, p. 399). Этот вывод
усугубляется номиналистич.
теорией абстракции и теорией значения С. о., основанной на идеях чувств.
верификации и
операционализма. Значение сводится в С. о. к чувственно данному референту и
соответств. операции.
С. о. изучает влияние языка на мышление и поведение людей и формирование
«массовой культуры»,
патологию языка в её воздействии на поведение. Представители С. о. необоснованно
связывают
социальные противоречия и катастрофы с тем, что люди подменяют факты
«абстракциями» типа
«прогресс», «демократия», «свобода», «коммунизм», «труд», «капитал» и т. д. и
утверждают, что
«если бы знание семантики было всеобщим, то такая катастрофа едва ли могла бы
разразиться»
(Chase St., The Tyranny of Words, N. Y., 1938, p. 13—15).
• Б ? у т я н ?. ?., Теория познания общей семантики, Ер., 1959; Богомолов A.C.,
Бурж. философия США 20 в., М., 1974;
The use and misuse of language, Greenwich, 1962; Hayakawa S. J., Language in
thought and action, N. Y., 19642; Rapoport ?.,
Philosophie heute und morgen, Darmstadt, 1970.
СЕМИОТИКА (греч. ??????????, от ??????? — знак), семиология, общая теория (или
комплекс
науч. теорий), исследующая свойства знаковых систем, или систем знаков, каждому
из к-рых
определ. образом сопоставляется (придаётся) нек-рое значение. Примеры знаковых
систем: естеств.
(разговорные) языки, системы предложений науч. теорий, искусств. языки, системы
сигнализации в
обществе и в природе, системы состояний, входных и выходных сигналов различных
машин и
автоматов, программы и алгоритмы для них и языки-посредники для «общения» с ними
человека и т.
п. В качестве знаковых систем можно рассматривать «языки» изобразит. иск-в,
театра, кино и
музыки, а также любые сложные системы управления, рассматриваемые с позиций
кибернетики:
машины, станки, приборы и их схемы, живые организмы и отд. их подсистемы (напр.,
центр. нервная
система), производств. и социальные объединения и общество в целом.
В рамках С. как единого комплексного науч. направления возможна интерпретация
перечисленных
сложных систем как систем знаков, могущих в принципе служить для выражения нек-
рого
содержания, причём совместное рассмотрение чрезвычайно разнообразных знаковых
систем
оправдывается аналогиями в их строении (и принципах функционирования),
выражающимися
такими отношениями, как изоморфизм и гомоморфизм.
Семиотич. подход к изучению знаковых систем по существу проявился уже в логико-
математич.
работах Лейбница (кон. 17 в.), предвосхитившего своей концепцией «универсального
исчисления»
осн. принципы ма-тематич. логики и С. Швейц. лингвист Ф. де Соссюр (кон. 19 в.)
рассматривал
естеств. языки как знаковые системы, разрабатывая теорию значения знаков в
рамках науч.
дисциплины, названной им «семиологией». Осн. принципы С. были сформулированы в
явном виде
Пирсом (2-я пол. 19 в.), к-рый ввёл и самый термин «С.», и развиты в работах Ч.
Морриса, Р.
Карнапа, А. Тарского и др.
Для семиотич. подхода характерно выделение трёх уровней исследования знаковых
систем,
соответствующих трём аспектам семиотич. проблематики: 1) с и нт а к т и к а
посвящена изучению
синтаксиса знаковых систем, т. е. структуры сочетаний знаков и правил их
образования и
преобразования безотносительно к их значениям и функциям знаковых систем; 2)
семантика изучает
знаковые системы как средства выражения смысла — осн. её предмет представляют
интерпретации
знаков и знакосочетаний; 3) прагмати-к а изучает отношение между знаковыми
системами и теми,
кто воспринимает, интерпретирует и использует содержащиеся в них сообщения. Одна
из важней-
ших проблем С. состоит в выяснении того, в какой мере эти уровни исследования
взаимосводимы
друг к другу.
Структуралистская программа де Соссюра (отчасти предвосхищенная лингвистич.
идеями В. фон
Гумбольдта) легла в основу семиотич. исследований в конкретных науках. Первой
такой семиотич.
дисциплиной явилась намеченная ещё в его работах и интенсивно развивающаяся с
1920-х гг. в ряде
стран (Чехословакия, СССР, США, Дания и др.) структурная лингвистика. В наст.
время
разрабатываются как её синтак-сич. аспект (теория т. н. формальных грамматик,
основанная на
логико-математич. и отчасти теоретико-множеств. методологии), так и
семантический («модель
Смысл - Текст»), а также методологич. (напр., поиски т. н. языковых универсалий
в работах Н.
Хомского и его школы) аспекты и многочисл. прикладные направления (вероятностно-
статистич.
описания языковых структур; работы Ю. В. Кнорозова по дешифровке древних
письменностей и др.).
По примеру и образцу лингвистики выявление внутр. структур и их моделирование
получили
развитие в литературоведении («формальная школа» Ю. Н. Тынянова, В. Б.
Шкловского и Б. М.
Эйхенбаума, классич. монография В. Я. Проппа «Морфология сказки», работы Ю. М.
Лотмана и др.
по структурной поэтике, ряд работ ?. ?. Бахтина) и эстетике (как в прикладном
плане — семиотич.
изучение «языков» кино, театра и др. видов иск-ва, так и в общетеоретическом), в
психологии и
педагогике (швейц. школа Ж. Пиаже, работы Л. С. Выготского и др. сов.
психологов, а также
«установочная» концепция трудовой и общей педагогики А. К. Гастева), в
этнологии, антропологии и
культурологии (структурная антропология К. Леви-Строса), в социологии, эконо-
мич. науках и др.
Теоретич. (или формальная) С. представляет собой совокупность синтаксич. и
семантич.
исследований знаковых систем (относимых часто к металогике) применительно к
искусств.
формализов. языкам, т. е. ло-гич. и логико-математич. исчислениям,
рассматриваемым совместно с их
интерпретациями (семантика) или независимо от них (синтаксис): метаматематич.
исследования
Рассела, Уайтхеда, Гильберта, Гёделя, Г. Генцена, А. Чёрча и др., логико-
семантич. и теоретико-
модельные работы Фреге, Карнапа, Чёрча, Дж. Кемени, Тарского и его школы, А. И.
Мальцева и его
учеников и др., а также выполненные в рамках конструктивного направления (см.
Конструктивное
направление) работы сов. математиков А. А. Маркова, Н. А. Шанина и их учеников
по общей теории
исчислений. К теоретич. С. относятся также, наряду с программными работами Пирса
и Морриса,
работы Витгенштейна и Карнапа (посвящённые логико-филос. принципам моделирования
мира),
генетич. анализ ло-гико-познават. структур в работах школы Пиаже и более поздние
работы по
«структурной эпистемологии». На стыке общетеоретич. исследований по С. и
различных семиотич.
дисциплин разрабатываются многочисл. описания алгоритмич. языков и языков
программирования,
реализующие на достаточно высоком уровне абстракции (но в применении к
совершенно
конкретным знаковым системам) общие принципы С. и математич. логики (напр.,
получивший
широкое распространение в кибернетич. работах в СССР и за рубежом язык РЕФАЛ). В
рамках
теоретич. С. аспекты семиотич. исследований — синтактика, семантика и прагматика
— могут
пониматься как разделы этой науки (подобно тому как, напр., в теоретической
механике выделяются
кинематика, статика и динамика). Проблема взаимной редукции задач и результатов,
относящихся к
этим разделам С., получает здесь точную постановку.
СЕМИОТИКА 601
Практич. и филос. важность С. обусловлена тем, что она трактует различные
знаковые системы как
модели определ. фрагментов внеш. мира, строящиеся в ходе познават. и практич.
деятельности
людей. Типичным примером такого моделирования служит широкий круг кибернетич.
исследований,
объединяемый под общим наименованием «искусственный интеллект». См. также
Моделирование,
Синтаксис, Семантика, Прагматика.
• Витгенштейн Л., Логико-филос. трактат, пер. с нем., М., 1958; Карнап Р.,
Значение и необходимость, [пер. с англ.], М.,
1959; Труды по знаковым системам, в. 1—11, Тарту 1964—79; С те п а но в Ю.
С.,С.,М., 1971; С. и информатика, в. 16,
М., 1981; R с у - D e b о т е J., Semiotique, P., 1979. В. К. Финн.
«СЕМЬ МУДРЕЦОВ», др.-греч. представители ранней этич. рефлексии, выражаемой в
близких к
пословицам, кратких и, как правило, императивных «сентенциях» («гномах») на темы
«житейской
мудрости», но отличающихся от фольклорных пословиц: 1 (подчёркнутым авторским
характером, 2)
нефигуративностью и стремлением к отвлечённым формулировкам этич. принципов. Сам
тип «С. м.»
восходит к древней мифологеме, имеющей индоевроп. или др.-вост. корни (ср. «С.
м.» в Вавилоне и
Др. Индии). По-видимому, уже в 6 в. до н. э. название «С. м.» закрепилось за
группой историч. лиц
(гл. обр. политич. деятелей 1-й пол. 6 в. до н. э.). Состав «С. м.», так же как
и атрибуция отд.
изречений, в различных источниках варьируется (всего 17 имён в разных
комбинациях); неизменное
ядро составляют: Фалес, Биант из Приены, Питтак из Митилены, Солон Афинский. В
каноне «С. м.»,
составленном в 4 в. до н. э. Деметрием Фалерским (к-рому принадлежит самый
древний из
сохранившихся сборников изречений «С. м.»), к ним добавлены Клеобул из Линда,
Периандр из
Коринфа и Хилон из Лакедемона. Образцы «гном» из собрания Деметрия Фалерского
(авторство во
всех случаях условно): «мера — лучше всего» (Клеобул), «ничего слишком» (Солон),
«поручись — и
беда тут как тут» (Фалес), «что возмущает тебя в ближнем — того не делай сам»
(Питтак),
«большинство людей — дурны» (Биант), «наслаждения смертны, добродетели
бессмертны»
(Периандр); см. также «Познай самого себя». Год (582/581 до н. э.), в к-рый,
согласно Деметрию Фа-
лерскому, «семеро были названы мудрецами», совпадает с первым зарегистрированным
годом
Пифийских игр (в честь Аполлона в Дельфах): «состязание в мудрости», на к-ром
(предположительно) выбирались «С. м.», лучше всего объяснило бы странный синтез
древней ми-
фологемы и конкретных историч. лиц.
• Фрагменты: D К I, 61—66; Snell В., Leben und Meinungen der sieben Weisen,
Munch., 197l4; в рус. пер.— в кн.:
Изречения древнейших греч. мыслителей, выбранные из соч. Диогена Лаэрция,
Плутарха, Стобея и др., Харьков, 1887;
Диоген Лаэртский, О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов, кн. 1, М.,
1979.
СЕМЬЯ, основанная на браке или кровном родстве малая группа, члены к-рой связаны
общностью
быта, взаимной моральной ответственностью и взаимопомощью. В браке и С.
отношения,
обусловленные различием полов и половой потребностью, проявляются в форме
нравственно-
психологич. отношений. Как социальное явление С. изменяется вслед за развитием
экономич. базиса
общества; в то же время прогресс форм С. обладает относит. самостоятельностью.
Применяя понятие С. к первобытному обществу, Ф. Энгельс обозначал им круг лиц,
между к-рыми
были разрешены половые отношения. В указанном смысле можно говорить о
кровнородственной
семье, в к-рой брачные отношения имеют лишь одно ограничение — принадлежность к
разным
поколениям, о групповой семье, к-рая возникла в результате запрещения половых
связей не только
между родителями и детьми, но и между братьями и сестрами и имела эндогамную и
экзогамную
разновидности, наконец, о парной семье,
602 СЕМЬ
к-рая предполагала брачные отношения лишь одного мужчины с одной женщиной, но
эти отношения
были ещё непрочными и легко расторжимыми. Можно предположить существование
дислокальной
парной семьи, когда каждый из супругов жил в своей родовой группе.
На всех этих ступенях развития С. осн. формой трудовой и бытовой общности людей
был род, имев-
ший матриархальную или патриархальную организацию.
В качестве устойчивого социального объединения С. возникла в эпоху позднего
неолита с
разложением родового строя и появлением частной собственности, прибавочного
продукта и
классов. Первая историч. форма моногамной С.— патриархальная С., управляемая
отцом, стала
возможной благодаря закрепощению женщины, происшедшему в результате уменьшения
её
экономич. роли и сосредоточения богатства в руках собственника — мужяины.
Патриархальная С.
была строго моногамной лишь для женщины. Перед мужчиной же развитие рабства и
др. форм
зависимости и господства открыло новые возможности многоженства (наложничество
рабынь,
гетеризм, проституция). В странах Востока многоженство было возведено в ранг
законной формы
брака, но даже европ. патриархальная С. вклюяала в себя как родственников,
потомков одного отца с
их жёнами и детьми, так и домашних рабов, в т. я. наложниц (лат. слово familia
означает совокуп-
ность принадлежащих одному человеку рабов); поэтому Энгельс определяет её как
«промежуточную
форму» между многоженством и моногамией. Патриархальная С. являлась одновременно
производств. объединением и обычно была многочисленной. В классич. виде она
существовала на
первых этапах рабовладельч. формации, но различные её модификации сохранились у
мн. народов и
при феодализме.
С переходом к феодализму «...моногамия, развившаяся на развалинах римского мира
в процессе
смешения народов, облекла владычество мужчин в более мягкие формы и дала
женщинам, по
крайней мере с внешней стороны, более почетное и свободное положение, чем когда-
либо знала
классическая древность» (Энгельс Ф., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 21, с.
72). Распространение
мировых религий, прежде всего христианства, усилило идеологические узы,
скреплявшие С. На
«экономическом каркасе» брака появился «трогательно-сентиментальный покров».
Господствующий
класс, освобождённый от экономических забот, достиг такой стадии духовного и
нравственного
развития, при к-рой могли появиться «рыцарское отношение к женщине» и «рыцарская
любовь». Но
поскольку частная собственность оставалась основой браяно-семейных отношений,
эти ценности
возникли не в браке, а вне его, как его антиподы. Противоречие в С. между
«поработителем —
мужчиной и порабощённой женщиной» было дополнено не менее острым конфликтом
между
экономич. целями собственнич. моногамии и избирательностью полового влечения, к-
рая наиболее
сильно проявляет себя в чувстве любви. Ка-питалистич. индустриализация разрушила
— по крайней
мере в городах — характерную для феодализма связь между жизнью С. и произ-вом, а
из всех эконо-
мич. функций оставила у многих С. лишь функцию организации быта. Большинство С.
стало
состоять лишь из супругов и их детей (нуклеарная семья), а семейные отношения
приобрели менее
иерархич. и авторитарный характер. Женщины получили широкий доступ к работе на
пром.
предприятиях и в сфере услуг. Это в несравненно большей, чем при феодализме,
степени обеспечило
экономич. самостоятельность женщин и их независимость от мужчин, даже несмотря
на сохраняю-
щуюся в бурж. гос-вах дискриминацию в оплате жен. труда. Под влиянием революц.
борьбы
пролетариата женщинам во мн. странах были предоставлены гражд. права, в т. ч.
право на развод.
Среди классов и социальных групп, непосредственно не связанных с частной
собственностью, брак из экономич. института всё больше превращался в морально-
правовой союз
мужчины и женщины, основанный на любви и личном выборе. Произошло известное
перераспределение обязанностей мужа и жены в С. в ведении домашнего х-ва и
воспитании детей.
Развитие системы бытового обслуживания, досуга, детских учреждений позволило С.
полностью или
частично освободиться от ряда прежних обязанностей (т. н. редукция функций С.).
С. всё больше
сосредоточивалась на своей внутр. жизни, возрастала роль внутрисемейных
отношений в
обеспечении её стабильности и прочности. Ослабление контроля обществ. мнения (в
результате
урбанизации), а также экономич., правовых и религ. уз, скреплявших прежнюю С.,
резко увеличило
«нагрузку» на моральные узы.
В капиталистич. обществе действуют две противоречивые тенденции изменения С.: её
обновление,
«реконструкция» на основе пром. и культурного прогресса и дезорганизация. Первая
из этих
тенденций наиболее характерна для трудовых семей, вторая — для пара-зитич.
слоев. Экономич.,
политич. и моральные противоречия капитализма стимулируют отчуждение С. от
общества.
Закономерное сосредоточение С. на внутр., семейных проблемах принимает форму её
«самоизоля-
ции». В то же время возрастают возможности внутри-семейных коллизий и
уменьшаются шансы их
урегулирования без ущерба для единства С. Всё это ведёт к неустойчивости С.,
росту числа разводов.
В результате социалистич. преобразований семейные отношения освобождаются от
социальных
установлений старого общества (собственнического права, влияния церкви,
классовых, сословных и
нац. предрассудков и т. д.). Уничтожаются все формы дискриминации женщин и
одновременно
систематически расширяется сеть обществ. учреждений, призванных помогать С. в
воспитании детей
и ведении домашнего х-ва. Рост благосостояния и культуры населения ведёт к
формированию
социалистич. типа С.
Марксизм-ленинизм отвергает бурж. и анархистские утверждения, будто
обобществление средств
произ-ва в социалистич. и коммунистич. обществе должно обязательно
сопровождаться
«обобществлением» женщин и детей, разрушением С. В действительности коммуни-
етич. идеалом
отношений между полами является «...гражданский брак с любовью...» (Ленин В. И.,
ПСС, т. 49, с.
56). Социалистич. С. отличается от собственнической С. по мотивам брака и
характеру внутри-
семейных отношений. Подавляющее большинство браков в социалистич. обществе
заключается не
по экономич. расчёту или родительскому принуждению, а по личному выбору будущих
супругов. В
связи с этим внутрисемейная организация характеризуется при социализме гораздо
большими, чем в
любом другом обществе, равноправием супругов и сплочённостью семейной группы.
Всё большее
выражение получает тенденция к дроблению больших С. и раздельному жительству
старшего и
младшего поколений. Главными обществ. функциями С. при социализме становятся
обеспечение
потребностей мужчины и женщины в супружестве, отцовстве, материнстве и
воспитание детей.
Функция накопления частной собственности отмирает уже в ходе социалистич.
преобразований, а
хозяйственно-бытовая функция осуществляется не как цель, а как условие семейной
жизни.
Существенно изменяется и характер взаимоотношений между С. и обществом, гос-вом,
повышается
социальная активность С. Вместе с тем определ. число С. и в условиях социализма
не свободно от
феод.-религ., мещанских и др. пережитков. На прочность С., рождаемость и
семейное воспитание
негативное влияние оказали порождённые 2-й мировой войной дсмографич.
диспропорция,
разрушение жилищного фонда, экономич. трудности.
Возрастание в условиях зрелого социализма роли С. как фактора, упорядочивающего
воспроизводство населения и обеспечивающего первичную социализацию де-
тей обусловило активизацию теоретич. и практич. работы, направленной на
укрепление брачно-
семейных отношений. В 1968—70 были приняты Основы законодательства СССР и
союзных
республик и новые союзно-респ. кодексы о браке и семье. Конституция СССР
устанавливает, что С.
находится под защитой гос-ва. Забота о воспитании детей является одной из осн.
конституционных
обязанностей сов. граждан. В стране создаётся служба С., включающая подготовку
молодёжи к
семейной жизни, организацию помощи одиноким людям, желающим вступить в брак,
систему
консультаций по вопросам планирования материнства, психологии супружеских
отношений, ухода за
детьми и их воспитания.
Вопреки прогнозам нек-рых бурж. теоретиков, предсказывающих замену уже в
недалёком будущем
С. «свободным сожительством», марксизм-ленинизм исходит из того, что в ходе
строительства
коммунизма С. будет развиваться и совершенствоваться.
• Энгельс Ф., Происхождение С., частной собственности и гос-ва, Маркс К. и
Энгельс Ф., Соч., т. 21; Ленин В. И.,
[Письмо] Инессе Арманд 23 мая (5 июня) 1914, ПСС, т. 48; его же, [Письмо] от 4
(17) янв. 1915 г., там же, т. 49;
Ковалевский М., Очерк происхождения и развития С. и собственности, СПБ, 1895;
Морган Л. Г., Первобытное
общество, пер. с англ., М., 1900; X а р ч е в А. Г., Брак и С. в СССР, М.,
19792; Юркевич Н. Г., Сов. С., Минск, 1970; X а
р ч е в А. Г., Голод С. И., Проф. работа женщин и С., М., 1971; Дарский Л. Е.,
Формирование С., М., 1972; Семенов Ю.
И., Происхождение брака и С., М., 1974; Чуйко Л. В., Браки и разводы, М., 1975;
В а с и л ь е-в а Э. К., С. и ее функции,
М., 1975; Герасимова И. А. Структура С., М., 1976; Изменение положения женщины и
С., М., 1977; Демографич.
проблемы С., М., 1978; X а р ч е в А. Г. Мацковский М. С., Совр. С. и ее
проблемы, ?., 1978; С ы-с е н к о В. А.,
Устойчивость брака, М., 1981; Аннотированная библиография работ по проблемам С.
в СССР (1957—1971) в. 1—2, М.,
1972; С о о d e W. J., World revolution and family patterns, Chi., 1963;
Handbook of marriage and the family ed. H. T.
Christensen, Chi., 1964; A modern introduction to the family, ed. N. Bell and E.
Vogel, rev. ed., ?. ?., 1968· Sussman М. В.,
Sourcebook in marriage and the family' N.Y., 19683; Hill R., Family development
in three generations, Camb. (Mass.), 1970;
Rapoport R., R a p o-p or t R. N., Leisure and the family life cycle, L., 1975;
K einig R., Die Familie der Gegenwart. Ein
interkultureller Vergleich, Munch., 1977; Chombart de Lauwe P.-H., La vie
quotidienne des families ouvrieres, P., 1977s;
Contemporary theories about the family. Research-based theories, ed W. R. Burr
(e. a.), V. 1, N. Y.—L., 1979. А. Г. Xapчeв.
СЕН-ВИКТОРСКАЯ ШКОЛА, богословская школа при Сен-Викторском аббатстве (abbayc de
Saint-Victor) каноников-августинцев, существовавшем в Париже с 1113, междунар.
центр
ортодоксально-католич. философии в 12 в. Основатель С.-В. ш.— Гильом из Шампо
(ок. 1068—
1121), представитель крайнего реализма, противник Абеляра. Общая атмосфера С.-В.
ш. определена
традициями ср.-век. мистики, восходящими к Августину и отчасти к Псевдо-Дионисию
Ареопагиту,
но получившими новый импульс от Бернара Клерво-ского. Нек-рые деятели С.-В. ш.
выступали во
имя этих традиций против схоластич. рационализма как такового (трактат Вальтера
Сен-Викторского
«Против четырёх лабиринтов Франции», где под «лабиринтами» подразумеваются
системы Абеляра,
Жильбера Порре-танского, Петра Ломбардского и Петра Пуатевинского). Однако
виднейшие
мыслители С.-В. ш.— Гуго Сен-Вик-торский (ок. 1096—1141) и Ришар Сен-Викторский
(ум. 1173) —
стремились к созданию мистики и рационализма в духе ср.-век. платонизма на
основе принципов
Ансельма Кентерберийского (постановка вопроса о «необходимых логич. основаниях»
даже «таинств
веры», но при подчинении разума вере).
• Трахтенберг О. В., Очерки по истории зап.-европ. ср.-век. философии, М., 1957;
D um e ige G., Richard de St.-Victor et
l'idee chretienne de Гатоиг, Р., 1952; Grabmann M., Die Geschichte der
scholastischen Methode, Bd 2 B., 1957.
СЕНГОР (Senghor) Леопольд Седар (р. 9.10.1906, Жоаль, Сенегал), гос. деятель
Сенегала, философ,
поэт. С.— один из создателей негритюда. По С., негро-
СЕНГОР 603
афр. личности (в отличие от эллинско-европейской) присущи особые чувства
интуиции,
сопереживания, образности и ритмики (формула: «эмоция принадлежит негру, а разум
— эллину»), и
потому негро-афр. и эллино-европ. культуры принципиально различны. Позднее С.
отошёл от
субъективистских крайностей не-гритюда, рассматривая «африканизм» как культуру,
основанную на
ценностях солидаризма и гармонии в отношениях между человеком и миром. В
утверждении
культурной независимости Африки С. видит основу её самоопределения и в др.
сферах, но при этом
выступает и за синтез афр. культурных ценностей с научно-технич. ценностями зап.
цивилизации.
Эти взгляды подвергались критике за преувеличение роли субъективных и ценностных
факторов, за
несостоятельность расового распределения ценностей, за ограниченность
«культурной критики»
неоколониализма.
С. подчёркивает также специфику социального развития Африки, пытается обосновать
возможность
особого реформистского «афр. социализма». По С., формы распределения и труда,
присущие
традиционной общине, носят солидаристский характер и тем самым, исключив
классовые конфликты
и эксплуатацию, могут стать основой для создания гармонич. отношений в масштабах
всего
общества. С. пытается показать также особый солидаристский характер афр.
демократии, гос-ва и
партии.
Не принимая марксизма в целом — материалистич. понимания истории, учения о
классовой борьбе,
С. пытается эклектически соединить нек-рые его принципы (гуманизм, всестороннее
развитие
личности) с теорией «афр. социализма».
• Nation et voie africaine du socialisme, P., E1961]; Nigritude et humanisme,
P., 1964; On African socialism, N. ?.— L., 1964;
Prose and poetry, L., 1965; в рус. пер.— Песнь ночи и солнца, М., 1965.
• Ерасов Б. С., Тропич. Африка: идеология и проблемы культуры, М., 1972; M a p т
ы ш и н О. В., Социализм и нацио-
нализм в Африке, М., 1972; Мосейко А. Н., «Негритюд» и совр. философско-эстетич.
и теоретико-лит. борьба в странах
Тропич. Африки, в кн.: Теории, школы, концепции. Художеств. процесс и идеологич.
борьба, М., 1975.
СЕНЕКА Луций Анней (Lucius Annaeus Seneca) [ок. 5 до н. э., Кордуба (Кордова),—
65 н. э., Рим],
рим. философ, поэт и гос. деятель. В 49—54 воспитатель будущего имп. Нерона,
после его
вступления на престол в 54 в течение ряда лет оказывал решающее влияние на
управление империей,
затем впал в немилость и, обвинённый в участии в заговоре, был вынужден
покончить
самоубийством.
Из филос. соч. до нас дошли «Нраветв. письма к Луцилию», «О милосердии», «О
благодеяниях» и
ряд этич. соч. в форме, приближающейся к филос. диалогу, утешит. послания,
«Исследования о
природе». Мировоззрение С. отразилось и в написанных им трагедиях. Как и
Цицерон, С. был
эклектиком; в основе его филос. воззрений лежат идеи греч. стоицизма (сильное
влияние
Посидония), к-рые он сочетал с элементами др. направлений. Так, после
отстранения от власти С.
стал использовать эпикурейские аргументы против участия в гос. делах («О
душевном покое», «О
досуге») и неоднократно цитировал Эпикура. С влиянием киников связан характерный
для С. общий
тон его произведений, в к-ром эмоциональное увещевание, переходящее в проповедь,
преобладает
над аргументацией. Как и другие рим. стоики, С. рассматривал философию не
столько как систему
теоретич. взглядов, сколько как учение о достижении нраветв. идеала и счастья в
жизни; в стоич.
физике (т. е. в натурфилософии) его привлекали прежде всего её пантеистич.
аспекты, в к-рых С.
искал опору для душевного равновесия («О счастливой жизни» 15, 5, и др.). В духе
стоицизма С.
настаивает на телесности всего сущего, но в то же время склоняется к
представлению о божестве,
наделённом чертами лич-
604 СЕНЕКА
ности (особенно «О благодарениях» VI 23). Стоич. мировой пожар, по С.,—
возмездие за
накопившееся в мире зло. У С. встречаются крайне редкие в античности утверждения
о возможности
безграничного прогресса человеч. знания («Исследования о природе» VI 55, и др.).
С. пытается
преодолеть пропасть, к-рая в учении стоиков отделяет нраветв. мудреца
(появляющегося, по словам
С., раз в 500 лет) от безнравств. бе-зумцев, к числу к-рых относились все прочие
люди: С.
приписывает ценность деятельным попыткам приближения к идеалу, ведущим к
определ.
моральному прогрессу; в этом случае он говорил о восхождении души к богу
(«Письма» 65, 16). С.
признавал в принципе равенство всех людей, в т. ч. и рабов («Письма» 47, и др.),
в то же время с
презрением относился к производит. труду и даже к творч. деятельности,
ориентированной на ма-
териальные потребности людей («Письма» 88). Близость идей позднего стоицизма и
раннего
христианства привела к тому, что в 4 в. в христ. среде была создана апокрифич.
переписка С. с
апостолом Павлом.
• О провидении, Керчь, 1901; Трагедии, пер. С. Соловьева, М.— Л., 1932; Нраветв.
письма к Луцилию, М., 1977.
• Краснов П. Н., Л. А. С. Его жизнь и филос. деятельность, СПБ, 1895; Фаминский
В. И., Религ.-нравств. воззрения Л. А.
С. (философа) и отношение их к христианству, К., 1906; Holland F. С., Seneca,
L., 1920; M u n-scher K., Senecas Werke,
Lpz., 1922; K noch e U., Der Philosoph Seneca, Гг./M., 1933; M endeil C. W., Our
Seneca, New Haven—L., 1941; Bo vis A. d
e, La sagesse de Seneque, P., 1948; Trillltzsch W., Senecas Beweisruhrung, B.,
1962; G r i m a l P., Seneque ou la conscience de
l'Em-pire, P., 1978.
СЕН-СИМОН (Saint-Simon) Клод Анри д e P у в-руа (de Rouvroy) (17.10.1760,
Париж,—19.5.1825,
там же), граф, франц. мыслитель, социолог, социалист-утопист. Ученик Д'Аламбера.
Офицером
франц. армии участвовал в войне за независимость сев.-амер. колоний против
Великобритании, в
1783 вернулся во Францию. Великую франц. революцию С.-С. приветствовал с бурж.-
либеральных
позиций. В период Конвента проявлял лояльное отношение к якобинским властям,
затем был
сторонником пр-ва Директории и Консульства Наполеона Бонапарта.
Неудовлетворённый бурж. революцией, С.-С. замыслил «исправить» её результаты с
помощью науч.
социологич. системы, призванной служить орудием создания рационального общества.
Начав с идей
«социального физи-цизма», построенного на механистич. распространении
ньютоновского закона
всемирного тяготения на обществ.
явления, С.-С. разрабатывал затем концепцию «социальной физиологии», в к-рой
рационалистич.
воззрения 18 в. сочетались с историзмом в истолковании обществ. явлений.
Объясняя развитие
общества в конечном счёте сменой господствующих в нём филос.-ре-лиг. и науч.
идей, С.-С. полагал,
что определяющее значение в истории имеют «индустрия» (под к-рой он подразумевал
все виды
экономич. деятельности людей) и соответствующие ей формы собственности и классы.
Каждая
обществ. система, согласно С.-С., развивает постепенно и до конца свои идеи и
господств. формы
собственности, после чего эпоха созидательная, «органическая», сменяется
«критической»,
разрушит. эпохой, ведущей к построению более высокого обществ. строя. Т. о., в
социологич.
системе С.-С. сделал первый шаг по пути рассмотрения обществ. явлений как
различных сторон
закономерно развивающегося целостного организма. Понимание всемирной истории у
С.-С.
пронизано мыслью о прогрессе как поступат. движении человечества от низших
обществ. форм к
высшим по стадиям религ., метафизич. и положительного, или позитивного, науч.
мышления. Осн.
ступенями прогресса С.-С. считал переход от первобытного идолопоклонства к
политеизму и
основанному на нём рабству, а затем смену политеизма монотеизмом христ. религии,
что привело к
утверждению феод.-сословного строя. С 15 в., согласно С.-С., наступила новая
критич. эпоха: феод.
богословско-сословная система пришла к своему глубокому кризису, возникло науч.
мировоз-
зрение с его носителями — светскими учёными и инду-стриалами-промышленниками.
Франц.
революция была закономерным этапом утверждения этой прогрессивной историч.
смены, однако она
уклонилась от правильного пути построения науч. обществ. системы и оставила
страну в
неорганизованном состоянии. Это филос.-историч. построение лежит в основе
разработанного С.-С.
утопич. плана создания рационального обществ. строя как «пром. системы». С.-С.
доказывал, что
путь построения нового общества, выгодного для наибольшей массы людей, лежит
через расцвет
пром. и с.-х. произ-ва, через всемерное развитие производит. сил общества и
искоренение в нём
всякого паразитизма. Осн. чертами «пром. системы» С.-С. считал превращение
общества во
всеобщую ассоциацию людей, введение обязательного для всех производит. труда,
открытие равных
для всех возможностей применить свои способности и введение распределения «по
способностям»,
гос. планирование пром. и с.-х. произ-ва, превращение гос. власти в орудие
организации произ-ва,
постепенное утверждение всемирной ассоциации народов и всеобщий мир при стирании
нац. границ.
С.-С. не понимал противоположности интересов пролетариата и буржуазии, объединяя
их в единый
класс «индустриалов». В «пром. системе» С.-С. буржуазия, сохраняющая
собственность на средства
произ-ва, призвана обеспечить трудящимся рост обществ. богатства. Однако С.-С.
стремился найти
реальные пути уничтожения классовой эксплуатации пролетариата. В своём последнем
соч. «Новое
христианство» («Nouveau Christianisme», 1825) С.-С. «...прямо выступил как
выразитель интересов
рабочего класса и объявил его эмансипацию конечной целью своих стремлений»
(Маркс К., см.
Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 25, ч. 2, с. 154). Идеалистич. основы
мировоззрения С.-С. делали
невозможным для него решение этой задачи иначе, как путём мистич. преодоления
классовых
противоречий. Разработанная С.-С. религ. концепция «нового христианства»
призвана была
дополнить материальные стимулы «пром. системы» моральными требованиями новой
религии с её
лозунгом «все люди — братья».
С.-С. оказал большое влияние на передовую обществ. мысль и развитие социалистич.
идей во
Франции, Германии, Италии, России и ряде др. стран. Ученики С.-С.— Б. П.
Анфантен, С. А. Базар,
О. Родриг и др.— образовали школу сен-симонизма, к-рая систематизировала, а в
ряде вопросов
продолжила разработку учения С.-С., развивая его социалистич. тенденции. Однако
она вскоре
выродилась в религ. секту и в нач. 30-х гг. распалась. Учение С.-С. явилось
одним из идейных
источников науч. социализма.
• Oeuvres completes, v. 1—6, P., 1966; в рус. пер.— Собр. соч., М.—Л., 1923;
Избр. соч., т. 1—2, М.-Л., 1948. * Маркс К. и
Энгельс Ф., Нем. идеология, Соч., т 3 с. 496—512; Энгельс Ф., Развитие
социализма от уто-пии к науке, там же, т. 19, с.
193—96; е г о ж е, Анти-Дюринг, там же, т. 20; е г о ж е, Диалектика природы,
там же; Плеханов Г. В., Франц. утопич.
социализм XIX в., Избр. филос. произв., т. 3, М., 1957, с. 521—66; его же,
Утопич. социализм XIX в., там же, с. 586—
602; Волгин В. П., С.-С. и сен-си-монизм, М., 1961; 3 а с т е н к е ? ?. ?.,
Анри де С.-С., в сб.: История социалистич.
учений, М., 1962, с. 208—27; Кучеренко Г. С., Сен-симонизм в обществ. мысли XIX
в., М., 1975; G u г v i t с h G., Les
fondateurs francais de la sociologie contemporaine: Saint-Simon et P.-J.
Proud'hqn, P., 1956; M a-nuel E. E., The new world ??
Henri Saint-Simon, Camb. (Mass), 1956; Walch J., Bibliographie du Saint-
Simonisme, P., 1967; Ansart P., Sociojogie de Saint-
Simon, P., 1970.
H. E. Застенкер.
СЕНСУАЛИЗМ (франц. sensualisme, от лат. sensus — восприятие, чувство, ощущение),
направление
в теории познания, согласно к-рому чувственность является
гл. формой достоверного познания. В противоположность рационализму С. стремится
вывести всё
содержание познания из деятельности органов чувств. С. бли-зок эмпиризму,
признающему чувств.
опыт единств. источником достоверного знания.
В истории философии сформировались протиностоя-щие друг другу материалистич. и
идеалистич.
направ-
ления С. Материалистич. С. усматривает в чувств. деятельности человека связь его
сознания с внеш.
миром, а в показаниях его органов чувств — отражение этого мира. Идеалистич. С.
видит в чувств.
деятельности некую самосущую сферу сознания. Идеализм наметился уже в С.
Протагора:
провозглашая чувств. восприятие единств. источником наших знаний, он вместе с
тем утверждал, что
чувственность сообщает людям данные только относительно их собств. состояний, но
отнюдь не о
внеш. вещах, являющихся их причинами. Система последовательно материалистич. С.
была
сформулирована Эпикуром. Более умеренный С., состоящий в признании истинным не
каждого
чувств. восприятия, а только возникающего в сознании при опре-дел. условиях, был
разработан
стоицизмом, к к-рому (как и к Аристотелю) восходит классич. формула С.: «нет
ничего в разуме, чего
прежде не было бы в чувствах».
Видными представителями материалистич. С. в 17 в. являлись Гассенди, Гоббс и
Локк. Последний,
исходя из осн. положений С., предпринял попытку вывести из чувств. опыта всё
содержание человеч.
сознания, хотя и допускал, что уму присуща спонтанная сила, не зависящая от
опыта.
Непоследовательность локков-ского С. была использована Беркли, к-рый полностью
отбросил внеш.
опыт и стал рассматривать ощущения («идеи») как достояние только человеч.
сознания, т. е.
интерпретировал С. идеалистически. Однако беркле-анский субъективно-идеалистич.
С. не
выдерживал своего исходного принципа, вводя идею бога, деятельность к-рого,
согласно Беркли,
определяет возникновение всех «идей» человеч. духа. Сенсуализм Юма, основанный
на
агностицизме, послужил фундаментом субъективно-идеалистич. феноменализма, к-рый
составляет
основу таких направлений бурж. философии 19—20 вв., как позитивизм и
неопозитивизм.
Виднейшими представителями материалистич. С. бы-ли франц. материалисты 18 в.
Ламетри,
Гельвеций, Д идро, Тольбах, к-рые связывали ощущения как основу всех знаний с
объективным
миром — их источником. В созерцательном сенсуализме Кондильяка наметилась
агностическая и
позитивистская тенденция. Материа-листич. сенсуализм Фейербаха в
противоположность
умозрительно-спекулятивному идеализму, господствовавшему в нем. философии кон.
18 — нач. 19
вв., утверждал непосредств. достоверность чувств. познания. Однако С. франц.
материалистов и
Фейербаха страдал ограниченностью, связанной с непониманием специфи-ки
рациональной ступени
познания.
Диалектич. материализм, исходя из признания об-щественно-практич. природы
познания,
связывает воедино, чувственную и рациональную форму познанияя, раскрывает
диалектику их_
взаимодействия. • см. к ст. Теория познания.
СЕЧЕНОВ Иван Михайлович [1(13).8.1829, с. Тёплый Стан, ныне с. Сеченове
Горьковской обл.,—
2(15).11. 1905, Москва], рус. естествоиспытатель и исследователь проблем
психологии, теории
познания и методологии науки. Основоположник физиологич. школы и естеств.-науч.
направления в
психологии в России. Почётный чл. Петерб. АН (1904; чл.-корр. 1869). Под
влиянием филос. учения
рус. революц. демократов С. разработал и экспериментально обосновал новаторское
учение о
мозговых механизмах сознания и воли, впервые изложенное в работе «Рефлексы
головного мозга»
(1863). Развитое С. новое детерминистское понимание психики включало её
активность наряду с
обусловленностью жизненным воспитанием.
Опираясь на свои открытия в области физиологии нервной системы (прежде всего
открытие «центр.
торможения» — тормозного влияния нервных центров на поведение), выдвинул
положение о том,
что все акты
СЕЧЕНОВ 605
сознат. и бессознат. психич. жизни по своей структуре и динамике («способу
происхождения»)
являются рефлексами. Рефлекс трактовался при этом не как меха-нич. ответ
нервного центра на
внеш. стимул, а как «согласование движения с чувствованием». В работах С.
предвосхищалось
понятие об обратной связи как непременном регуляторе поведения, утверждался
принцип
саморегуляции и системной организации нервно-психич. деятельности.
Считая, что реальность ощущения коренится в реальности двигат. акта, С. развил
новый подход к
функциям органов чувств. согласно к-рому работа рецептора составляет лишь
сигнальную половину
целостного механизма, другую половину к-рого образует деятельность мышцы.
Сигналы мышечного
чувства служат источником информации о пространственно-временных характеристиках
среды и
дают достоверное, «прямое, идущее в корень» знание о внеш. мире. Мышца участвует
в процессах
предметного мышления. С этих позиций С. подверг критике учение Канта об
априорности понятий
пространства и времени.
Опираясь на новую рефлекторную теорию, С. в полемике с идеалистами предложил
план
преобразования психологии в объективную, строго детерминистскую науку, предметом
к-рой
является «происхождение (т. е. механизм совершения) психич. деятельностей» как
рефлекторных по
типу. Этот замысел означал изучение психич. регуляции поведения посредством ес-
теств.-науч.
понятий и методов. Исследованию развития сложных форм познават. активности
(включая
математич. и филос. мышление) из элементарных посвящена работа С. «Элементы
мысли» (1878), в
к-рой, как и в ряде статей («Впечатления и действительность», 1890, «Предметная
мысль и
действительность», 1892, и др.), он отстаивал учение о познаваемости мира в
противовес
агностицизму. Эти работы С. использовали рус. марксисты (Г. В. Плеханов) в
полемике со своими
филос. противниками. Учение С. оплодотворило развитие физиологии и психологии в
СССР в
послереволюц. период. Оно было воспринятой. П. Павловым, В. М. Бехтеревым, А. А.
Ухтомским, Л.
С. Выготским и их учениками, став основой объективного и системного анализа
жизнедеятельности
организма и его психич. функций.
:* Избр. филос. и психологии, произв., М., 1947. Коштоянц X. С.,
И. М. С., М., 1950 (лит.); Я p о-ш е в с к
и й М. Г., И. М. С., Л., 1968; е г о ж е, С. и мировая психология, мысль,
М., 1981.
СИГЕР БРАБАНТСКИЙ (Siger de Brabant) (ок. 1235 — ок. 1282, Орвието), ср.-век.
философ, один
из основателей зап.-европ. аверроизма. Проф. ф-та искусств Парижского ун-та. В
трактатах «О
разумной душе», «О вечности мира», «О необходимости и взаимосвязи причин» и в
комментариях к
«Физике», «Метафизике» и др. сочинениям Аристотеля сформулировал учение о
двойственной
истине: истина рационального знания может приходить в противоречие с истиной
религ. откровения.
Признавая существование бога как первопричины, С. Б. отрицал творение «из
ничего» и считал, что
мир «совечен» богу; бог не свободен в своём отношении к миру, в к-ром
господствуют им же
установленные закономерности, воплощённые, в частности, в движении небесных тел.
Человеч.
разум (интеллект), по С. В., представляет собой вечную и несотворённую
нематериальную
субстанцию, индивидуальная же человеч. душа смертна. Взгляды С. Б. и его
сторонников были
осуждены церковью (в 1270 и 1277), с их опровержением выступили Альберт Великий,
Фома
Аквинский, Р. Луллий. С. Б. был предан суду инквизиции, вызван к папскому двору,
где во время
следствия был убит своим секретарём. Взгляды С. Б. оказали влияние на
мировоззрение Данте,
падуанской школы аверроистов, Помпонацци, Пико делла Мирандолы.
606 СИГЕР
М в кв.: Mandonnet Р., Siger de Brabant..., v. l—2, Louvain, 1908—11;
SteenberghenF. van, Siger de Brabant, v. 1—2,
Louvain, 1931—42.
• III е в к и н а Г. В., С. Б. и парижские аверроисты 13 в., M., 1972; Быховский
Б. Э., С. В., М., 1979; Grabmann M., Der
lateinische Averroismus des 13. Jahrhunderts und seine Stellung zur christlichen
Weltanschauung, Munch., 1931; P a l m a G.,
La dottrina sull'unita dejl'intelletto in Si-gieri di Brabante, Padova, 1955.
СИГЕТИ (Szigeti) Йожеф (p. 19.3.1921, Ракошпалота), венг. философ, чл.-корр.
Венг. АН (1967). Чл.
ВСРП с 1945. В 1959—68 директор Ин-та философии Венг. АН. С 1971 зав. 1-й
кафедрой философии
в ун-те им. Лоранда Этвеша. Осн. работы по проблемам методологии, а также
истории философии и
эстетики.
• Otban a valosag feie, Bdpst, 1948; Irodalmi tanulmanyok, Bdpst, 1959; A magyar
szellemtortenet biralatahoz, Bdpst, 1964;
Bevezetes a marxista-leninista esztetikaba, Bdpst, 197l2; в рус. пер. — Дени
Дидро — выдающийся представитель
воинствующего материализма XVIII в., М., 1963.
СИЛЛОГИЗМ (греч. ???????????), форма дедуктивного умозаключения, в к-рой из двух
высказываний (посылок) субъектно-предикатной структуры следует новое
высказывание
(заключение) той же логич. структуры. Обычно С. наз. категорич. С., состоящий из
трёх терминов,
попарно связанных в высказываниях С. посредством одного из след, четырёх логич.
отношений:
«Всякое... есть...», «Ни одно... не есть...», «Некоторое... есть...»,
«Некоторое... не есть...»
(обозначаемых соответственно буквами А, Е, I, О). Напр.: «Ни один кит (М) не
есть рыба (Р), всякий
кит (М) имеет рыбообразную форму (S); следовательно, нек-рые имеющие
рыбообразную форму (S)
не есть рыбы (Р)». Высказывания, содержащие термин, не входящий в заключение С.
(средний тер-
мин, М), составляют посылки С. Посылка, содержащая предикат заключения (больший
термин, Р),
наз. большей посылкой. Посылка, содержащая субъект заключения (меньший термин,
S), наз.
меньшей посылкой. По положению среднего термина в посылках (в зависимости от
того, является ли
он субъектом или предикатом) С. подразделяют на четыре фигуры. В зависимости от
логич.
отношений, связывающих термины в высказываниях С., выделяют различные модусы.
См. также
Силлогистика.
СИЛЛОГИСТИКА (от греч. ????????????? — выводящий умозаключение; дедуктивный),
теория
дедуктивного вывода, оперирующая высказываниями субъектно-предикативной
структуры: S есть Р
(где S — логич. подлежащее, или субъект, Р — логич. сказуемое, или предикат). В
С. выясняются
общие условия, при к-рых из одного, двух или более высказываний — посылок
указанной структуры
— с необходимостью следует нек-рое новое высказывание — заключение, а также
условия, при к-
рых такое следование не имеет места. В случае следования заключения лишь из
одной посылки
имеется непосредств. силлогистич. вывод; в случае следования заключения из двух
посылок —
собственно силлогизм; в случае следования заключения из многих досылок —
полисиллогизм, или
сорит. Традиционно одна из осн. задач С. состояла в выяснении того, какие модусы
каждой из
четырёх фигур силлогизма являются правильными умозаключениями, а какие
неправильными. В
связи с этим были сформулированы как общие правила силлогизма, так и специальные
правила
фигур, а также предложены графич. интерпретации силлогистич. умозаключений,
служащие
средством наглядного их обоснования или опровержения.
С. была разработана Аристотелем и явилась исторически первой логич. теорией
дедуктивного
рассуждения. Она послужила отправным пунктом для разработки формальной логики. В
школе
перипатетиков, в работах рим., визант. и араб. мыслителей, в ср.-век. схола-
стич. логике, а затем и в
новое время С. детализировалась и уточнялась, оставаясь вместе с тем в целом в
рамках, очерченных
Аристотелем в его «Органоне», Вплоть до 17 в. С. считалась совершенной в своей
законченности и
чуть ли не единственно возможной логич. теорией, и в многочисл. школьных
пособиях дош-
ла до нашего времени, составляя традиц. логич. элемент гуманитарного
образования. Математич.
логика выработала более общую, чем С., логич. систему — исчисление предикатов и
строгие методы
самого логич. исследования. В свете этих достижений стали очевидными и частность
С. как теории
дедукции и несовершенства её традиц. построения. С помощью средств матема-тич.
логики С.
представима в виде формализов. теории, вписывающейся в общий ансамбль совр.
символич. логики.
Помимо теории классич. (аристотелевской) С., предложены также различные
обобщения и
расширения этой системы. До сих пор остаются мало исследованными вопросы
модальной С.,
поставленные ещё Аристотелем.
• Аристотель, Аналитики первая и вторая, пер. с греч.. Соч., т. 2, М., 1978;
Челпанов Г. И., Учебник логики, М., 1946;
Гильберт Д., Аккерман В., Основы теоре-тич. логики, пер. с нем., М., 1947;
Лукасевич Я., Аристотелевская С. с т. зр.
совр. формальной логики, пер. с англ., М., 1959; Субботин А. Л.. Теория С. в
совр. формальной логике, М., 1965; е г о ж
е, Традиц. и совр. формальная логика, М., 1969; Джиджян Р. 3., Расширенная С.,
Ер., 1977; Хилькевич А. П., Проблема
расширения традиц. С., Минск, 1981. А. Л. Субботин.
СИМВОЛ (от греч. ???????? — знак, опознават. примета), 1) в науке (логике,
математике и др.) —
то же, что знак. 2) В иск-ве — универсальная эстетич. категория, раскрывающаяся
через
сопоставление со смежными категориями художественного образа, с одной сторо-
роны, знака к
аллегории, — с другой. В широком смысле можно сказать, что С. есть образ, взятый
в аспекте своей
знаковости, и что он есть знак, наделённый всей органичностью и неисчерпаемой
многозначностью
образа. Предметный образ и глубинный смысл выступают в структуре С. как два
полюса,
немыслимые один без другого, но и разведённые между собой и порождающие С.
Переходя в С.,
образ становится «прозрачным»: смысл «просвечивает» сквозь него, будучи дан
именно как
смысловая глубина, смысловая перспектива. Принципиальное отличие С. от аллегории
состоит в том,
что смысл С. нельзя дешифровать простым усилием рассудка, он неотделим от
структуры образа, не
существует в качестве некой рациональной формулы, к-рую можно «вложить» в образ
и затем
извлечь из него. Здесь же приходится искать и специфику С. по отношению к
категории знака. Если
для чисто утилитарной знаковой системы многозначность есть лишь помеха, вредящая
рациональному функционированию знака, то С. тем содержательнее, чем более он
многозначен.
Сама структура С. направлена на то, чтобы дать через каждое частное явление
целостный образ мира.
Смысловая структура С. многослойна и рассчитана на активную внутр. работу
воспринимающего.
Смысл С. объективно осуществляет себя не как наличность, но как динамич.
тенденция; он не дан, а
задан. Этот смысл, строго говоря, нельзя разъяснить, сведя к однозначной лoгич.
формуле, a можно
пояснить, соотнеся его с дальнеишйми символич. сцеплениями, к-рые подведут к
большей
рациональной ясности, но не достигнут чистых понятий. Если мы скажем, что
Беатриче у Данте есть
С. чистой женственности, а Гора Чистилища есть С. духовного восхождения, то это
будет
справедливо; однако оставшиеся в итоге «чистая женственность» и «духовное
восхождение» — это
снова С., хотя и более интеллектуализированные, более похожие на понятия. С этим
постоянно
приходится сталкиваться не только читательскому восприятию, но и науч.
интерпретации.
Истолкование С. есть диалогич. форма знания: смысл С. реально существует только
внутри человеч.
общения, вне к-рого можно наблюдать только пустую форму С. «Диалог», в к-ром
осуществляется
постижение С., может быть нарушен в результате ложной позиции истолкователя.
Такую опасность
представляет собой субъективный интуитивизм, со своим «вчувствованием» как бы
вламывающийся
внутрь С., позволяющий себе говорить за него и тем самым превращающий диалог в
монолог.
Противоположная крайность — поверхностный рационализм, в погоне за мнимой
объективностью и
чётко-стью «окончат. истолкования» устраняющий диалогич. момент и тем
утрачивающий Суть С.
Хотя С. столь же древен, как человеч. сознание, его филос.-эстетич. осмысление
приходит
сравнительно поздно. Мифологич. миропонимание предполагает нерасчленённое
тождество
символич. формы и её смысла, исключающее всякую рефлексию над С. Новая ситуация
возникает в
антич. культуре после опытов Платона по конструированию вторичной, т. е.
«символич.» в собств.
смысле, филос. мифологии. Платону важно было отграничить С. прежде всего от
дофилос. мифа.
Эллииистич. мышление постоянно смешивают С. с аллегорией. Существенный шаг к
отличению С.
от рассудочных форм осуществляется в идеалистич. диалектике неоплатонизма.
Плотин
противопоставляет знаковой системе алфавита символику егип. иероглифа,
предлагающего нашей
интуиции целостный и неразложимый образ; Прокл возражает на платоновскую критику
традиц.
мифа указанием на несводимость смысла мифологич. С. к логич. или моралистич.
формуле.
Неоплатонич. теория С. переходит в христианство благодаря Псевдо-Дионисию Аре-
опагиту,
описывающему всё зримое как С. незримой, сокровенной и неопределимой сущности
бога, причём
низшие ступени мировой иерархии символически воссоздают образ верхних, делая для
человеч. ума
возможным восхождение по смысловой лестнице. В ср. века этот символизм
сосуществовал с
дидактич. аллегоризмом. Ренессанс обострил интуитивное восприятие С. в его
незамкнутой
многозначности, но не создал новой теории С., а оживление вкуса к учёной книжной
аллегории было
подхвачено барокко и классицизмом.
Только эстетич. теория нем. романтизма сознательно противопоставила
классицистич. аллегории С. и
миф как органич. тождество идеи и образа (Шеллинг). В многотомном труде Ф.
Крейцера
«Символика и мифология древних народов...» («Symbolik und Mythologie der alten
Volker», Bd 1—4,
1810—12, перераб. изд. Bd 1—6, 1819—23) давалась классификация типов С.
(«мистич. С.»,
взрывающий замкнутость формы для непосредств. выражения бесконечности, и
«пластич. С.»,
стремящийся вместить смысловую бесконечность в замкнутую форму). Как и Шеллинг,
противопоставляя С. аллегории, Крейцер подчёркивает в С. его «мгновенную
целокуп-ность» и
«необходимость», т. е. непосредственность воздействия и органичность структуры.
Для А. В. Шлеге-
ля поэтич. творчество есть «вечное символизирование». Нем. романтики опирались в
осмыслении С.
на зрелого Гёте, к-рый понимал все формы природного и человеч. творчества как
значащие и
говорящие С. живого вечного становления. В отличие от романтиков, Гёте связывает
неуловимость и
нерасчленимость С. не с мистич. потусторонностью, но с жизненной органичностью
выражающихся
через С. начал. Гегель, выступая против романтиков, подчеркнул в структуре С.
более рацио-
налистич., знаковую сторону («С. есть прежде всего нек-рый знак»), основанную на
«условности».
Науч. работа над понятием С. во 2-й пол. 19 в. в большой степени исходит из
философии Гегеля (И.
Фолькельт, Ф. Т. Фишер), однако романтич. традиция продолжала жить, в частности
в изучении
мифа у И. Я. Бахофена. В эстетич. сферу она возвращается к концу века благодаря
лит. теории
символизма, согласно к-рой истинный С., помимо неисчерпаемости смысла, передаёт
на
сокровенном языке намёков и внушения нечто невыразимое, неадекватное внеш.
слову. Осмысление
социально-коммуникативной природы С. сливалось в символизме (особенно немецком,
идущем от
традиции Р. Вагнера, и ещё более в русском) с утопич. проектами пересоздания
общества и
мироздания через «теургич.» творчество С. В 20 в. неокантианец Кассирер сделал
понятие С.
предельно ши-
СИМВОЛ 607
роким понятием человеч. мира: человек есть «животное символическое»; язык, миф,
религия, иск-во
и наука суть «символич. формы», посредством к-рых человек упорядочивает
окружающий его хаос.
Психоаналитик Юнг, отвергший предложенное Фрейдом отождествление С. с
психопатологич.
симптомом и продолживший романтич. традицию, истолковал всё богатство человеч.
символики как
выражение устойчивых фигур бессознательного (т. н. архетипов), в своей последней
сущности
неразложимых. Опасной возможностью юнговской символологии является полное
размывание
границ между С. и мифом и превращение С. в лишённую твёрдого смыслового устоя
стихию.
Марксистско-ленинская эстетика подходит к анализу проблем С. и аллегории как
частных
разновидностей художеств. образа, исходя из учения об иск-ве как спе-цифич.
форме отражения
действительности. См. Художественный образ.
• Губер А., Структура поэтич. С., в кн.: Труды Гос. Академии художеств. наук.
Филос. отд., в. 1, М., 1927; Лосев А. Ф.,
Диалектика художеств. формы, М., 1927; е г о ж е, Философия имени, М., 1927; его
же, Проблема С. и реалис-тич. иск-
во, М., 1976; Casslrer E., Philosophie der symbolischen Formen, Bd 1—3,
Darmstadt, 1953—542; Levin H., Symbolism and
fiction, Charlottesville, 1956; Bachelard G., La poetique de l'espace, P., 1957;
Symbolon. Jahrbuch Jur Symbolforschung, hrsg.
v. J. Schwabe, Bd 1—4, Basel — Stuttg., 1960—64; Burke K., Language as symbolic
action, Berk.— Los Ang., 1966; F г е n z е
1 E., Stoff-, Motiv- und Symbolforschung, Stuttg., 19662. С. С. Аверинцев.
СИМВОЛИЧЕСКАЯ ЛОГИКА, см. Логика.
СИМВОЛИЧЕСКИЙ ИНТЕРАКЦИОНИЗМ, см. Интеракционизм.
СИММЕТРИЯ (от греч. ????????? — соразмерность), понятие, характеризующее переход
объектов
в самих себя или друг в друга при осуществлении над ними оп-редел.
преобразований
(преобразований С.); в широком смысле — свойство неизменности (инвариантности)
нек-рых
сторон, процессов и отношений объектов относительно нек-рых преобразований. В
роли симметрич-
ных объектов могут выступать самые различные образования — вещи, процессы и
взаимодействия
материальной действительности, геометрич. фигуры, матема-тич. уравнения, живые
организмы,
произведения иск-ва и т. п. Примерами преобразований С. (к-рые могуг быть как
реальными, так и
мысленными) являются пространств. сдвиги, вращения, зеркальное отражение в
пространстве,
сдвиги и обращение времени, зарядовое сопряжение (замена частицы на античастицу)
и т. п., а также
их комбинации.
Идея С. выполняет важную методологич. функцию в математике, физике, химии,
биологии, является
конструктивным принципом в технике, а также играет существ. роль в теории иск-
ва. Широкое
применение понятия С. в различных сферах человеч. деятельности привело к
тенденции
рассматривать С. как самостоят. филос. категорию, противопоставляя ей
асимметрию.
Истоки понятия С. уходят корнями в антич. представление о гармонии, имевшее
преим. эстетич.
смысл соразмерности, уравновешенности, упорядоченности, красоты и совершенства.
В этой форме
С. выступала как натурфилос. космологич. принцип и канон художеств. творчества.
Специально-
науч. разработка понятия С. началась лишь в 19 в. в кристаллографии, где И. Гес-
сель (Франция), А.
Шёнфлис (Германия) и рус. учёные А. В. Гадолин и Е. С. Фёдоров создали учение о
пространств. С.,
в к-ром было выделено 230 возможных групп симметрии. Нем. математик Ф.Клейн,
рассматривавший различные геометрии как теории инвариантов определ. групп
преобразований,
внёс существ. вклад в формирование совр. понятия С., тесно связанного с понятием
инвариантности
и теорией групп. Теоремы Э. Нётер (Германия) позволили связать пространственно-
временную С.
(инвариантность) уравнений математич. физики с сохранением фундаментальных
физич. величин —
608 СИММЕТРИЯ
энергии, импульса, момента количества движения. Исследование взаимосвязи
принципов С. с
законами сохранения стало одним из магистральных направлений развития физики.
Новые аспекты физич. содержания С. в рамках теоретико-группового подхода были
вскрыты
специальной и общей теориями относительности, а также квантовой механикой и
квантовой теорией
поля. Идея С. лежит в основе мн. методологич. исследований содержания совр.
физики:
использование С. как средства унификации физики, трактовка физич. реальности с
помощью понятия
инвариантности и др.
Важную .роль С. играет также в химии и биологии, где, однако, нередко на
передний план выступает
асимметрия как определ. нарушение С., что особенно характерно для живых
организмов на
молекулярном и морфологич. уровнях их структурной организации. В ходе эволюц.
развития
материи от химич. формы движения до биологической обнаруживается общая тенденция
уменьшения степени С. и соответственно возрастания асимметрии.
В филос. плане С. выступает как особый вид структурной организации объектов. С
одной стороны,
С. понимается как единство тождества и различия, при этом объекты, являющиеся
исходным
пунктом и результатом преобразований С., будучи различными, рассматриваются как
эквивалентные
по ряду существ. признаков. С др. стороны, С. трактуется как единство сохранения
и изменения,
причём преобразования С., будучи изменениями объектов, понимаются как не
затрагивающие их
сохраняющиеся характеристики. Категории тождества и различия, сохранения и
изменения, нераз-
рывно связанные с категориями части и целого (структуры и элементов),
характеризуют диалектич.
взаимосвязи объекта и раскрывают философское содержание понятия С.
• Овчинников Н. Ф., Принципы сохранения, М., 1966; С., инвариантность,
структура, М., 1967; Вейль Г., С., пер. с англ.,
М., 1968; Вигнер Е., Этюды о С., пер. с англ., М., 1971; Шубников А. В., К о п ц
и к В. А., С, в науке и искусстве. ?.,
19722; Урманцев Ю. А., С. природы и природа С., М., 1974; Принцип С., М., 1978;
Узоры С., пер. с англ., М., 1980.
СИМПАТИЯ КОСМИЧЕСКАЯ (греч. ?????&???, лат. consensus, conjunctio), термин др.-
греч.
философии, означавший сочувствие, общность чувств. соответствие предметов или
явлений, их
взаимодействие, соучастие одного в происходящем с другим. Напр., тело
соучаствует в движениях
души (Аристотель), а земные явления зависят от влияний солнца и луны
(Посидоний). Представление
о С. к. связано со взглядом на мир как единый живой организм (милетская школа,
пифагореизм,
«Тимей» Платона). Термин впервые встречается в стоицизме, где характеризует
динамич.
взаимосвязь и взаимозависимость целого и частей каждого тела, а также
всеобъемлющего тела —
мира. Физич. основой С. к. является состоящее из огня и воздуха дыхание
(пневма),
распространяющееся одновременно к центру и к периферии тела. Дыхание полностью
проницает
весь мир и, связывая всё в одно непрерывное целое, создаёт С. к., на основе к-
рой стоики считали
возможным предсказание, т. к. определ. явление (состояние частей) в силу С. к. и
судьбы —
причинной цели всего существующего — необходимо вызывает др. явления.
• Rohr J., Der okkulte Kraftbegriff im Altertum, Lpz.. 1923; Reinhardt K.,
Kosmos und Sympathie, Munch., 1926; Sambursky
S., Physics of the Stoics, L., 1959; см. также лит. к статьям Посидоний,
Стоицизм.
СИМПЛИКИЙ (??????????) из К и л и к и и, др,-греч. философ-неоплатоник 1-й пол.
6 в.
Комментатор Аристотеля, последний представитель афинской школы неоплатонизма.
Учился в
Александрии и Афинах, сочетал спекулятивно-метафизич. интересы афинской школы со
сциентизмом александрийской. Последний греч. философ, в своих соч.
противостоявший христи-
анству. После эдикта Юстиниана (529), запретившего преподавание философии в
Афинах и
закрывшего пла-
тоновскую Академию, вместе с Дамаскием и пятью другими платониками эмигрировал в
Персию
(покровительство Хосрова I) в надежде возродить закрытую школу; в 533 вернулся в
Византию, где
написал большую часть своих комментариев. Основной из них — к «Метафизике» —
утрачен;
сохранились комм. к: 1) «О небе», 2) «Категориям», 3) «Физике», 4) «О душе», а
также 5)
«Руководству» Эпиктета (возможно, написанный уже в Александрии). До сих пор не
изданы комм. к
6) «Ораторскому иск-ву» Гермогена из Тарса и 7) «О школе Пифагора» Ямвлиха.
Тенденция к
согласованию Платона и Аристотеля, изначально свойственная неоплатонизму и
воспринятая им
через средний платонизм от Антиоха из Аскалона и Посидония, доведена у С. до
тезиса об абс.
гармонии их взглядов: любые противоречия (в т. ч. открытая полемика Аристотеля с
Платоном)
признаются мнимыми и относящимися к словесному выражению. Ненаучность этой
установки не
отразилась на исключительно высоком уровне комментариев к Аристотелю,
интеллектуальная
ясность, методич. строгость и герменевтич. трезвость к-рых ставят С., по традиц.
мнению, на 2-е
место после Александра Афродисийско-го. Уверенность С. в том, что учения вообще
всех греч.
философов по своей сути тождественны и выражают ту же самую мудрость, что и
Платон
(различение чувств. и умопостигаемого мира), обусловила его интерес к ставшим
уже большой
редкостью текстам досократи-ков. С. намеренно приводил пространные цитаты
(особенно в
бесценном комм. к «Физике») из Парменида, Зе-нона, Мелисса, Эмпедокла,
Анаксагора и Диогена
Апол-лонийского, составляющие почти все или наиболее существенные фрагменты этих
философов,
дошедшие до нас.
• Комм. 1—4 изданы в серии CAG, v. 7, В., 1894; v. 8, В., 1907; v. 9—10, В.,
1882—95, v. 11, В., 1882; комм. 5 — в кн.:
Theophrasti, Characteres..., emend. F. Dubner, P.,
• Praechter K., Simplicius, в кн.: RE, 1927, Hlbbd 5, col 204—13; H a do t I.,
Le Probleme du NeOplatonisme Alexandrin,
Hierocles et Simplicius, P., 1978.
СИНКРЕТИЗМ (от греч. ???????????? — соединение), 1) нерасчленённость,
характеризующая
неразвитое состояние к.-л. явления (напр., иск-ва на первоначальных стадиях
человеч. культуры,
когда музыка, пение, поэзия, танец не были отделены друг от друга;
нерасчленённость психич.
функций на ранних ступенях развития ребёнка и т. п.). 2) Смещение, неорганич.
слияние
разнородных элементов, напр. различных культов и религ. систем в поздней
античности — религ. С.
периода эллинизма; в философии — разновидность эклектики.
СИНТАКСИС (от греч. ???????? — построение, порядок) в логике, изучение чисто
формальной
части формализов. языка, т. е. неинтерпретированного исчисления. Объектами
такого изучения
служат алфавит рассматриваемого исчисления (формальной системы), правила
образования
выражений (формул) предметного языка (языка-объекта; см. Метаязык) исчисления и
правила
преобразования (правила вывода) в нём. В отличие от такого «ло-гич. С.» часто
говорят о «С. в узком
смысле», ограничивающемся «чисто синтаксической» (в обычном грамма-тич. смысле)
стороной
системы, т. е. не рассматривающем её правила преобразования. Элементарным С.
наз. изучение
синтаксич. (в обоих упомянутых смыслах) свойств к.-л. конкретной формальной
системы нек-рыми
спец. эффективными средствами, как это принято в метаматематич. (см. Метатеория)
исследова-
ниях. Теоретический С.—это общая теория всевозможных формальных систем (или
класса систем)
к.-л. определ. вида, на аппарат к-рой обычно никаких ограничений не
накладывается. Элементарный
и теоре-тич. С. оперируют обычным содержательно понимаемым языком (к-рый, в свою
очередь, сам
может быть формализован и служить предметом строгого формального исследования),
СИНТАКТИКА (от греч. ??????????? — строящий по порядку, приводящий в порядок),
раздел
семиотики, посвящённый рассмотрению и изучению чисто структур-НЫХ свойств
знаковых систем. с
т. зр. их синтаксиса (без-относительно к их интерпретациям, служащим предметом
изучения
семантики, и к проблемам восприятия и использования знаковых систем как
коммуникативных
средств в рамках прагматики).
СИНТЕЗ (от греч. ???????? — соединение, сочетание, составление), соединение
различных
элементов, сторон предмета в единое целое (систему), к-рое осуществляется как в
практич.
деятельности, так и в процессе познания. В этом значении С. противоположен
анализу (разложению
предмета на его составляющие), с к-рым он неразрывно связан. В философии и
различных науках
термин «С.» применяется также в нек-рых спец. значениях. Так, под С. иногда
понимают процесс
рассуждения, последоват. получения того, что должно быть доказано, из ранее
доказанных
утверждений (в противоположность анализу как процессу рассуждения от
доказываемого к уже
доказанному). Подобного понимания анализа и С., восходящего ещё к антич.
геометрии (Платон,
Евклид, Папп Александрийский), придерживается, напр., Я. Хинтикка (Финляндия).
Другое значение
термина «С.» связано с т. н. «синтетич. суждениями», к-рые соединяют в единое
целое и обобщают
фактуальную информацию об объектах.
В своём самом общем значении анализ и С. лежат не только в основе человеч.
деятельности, но в
своих элементарных формах определяют поведение высших животных, а в своих
различных технич.
реализациях используются в программах ЭВМ, в искусств. самоорганизующихся
системах и т. д.
Физиологич. основой поведения человека является аналитико-синтетич. деятельность
головного
мозга. С. как мыслительная операция произведен от предметного соединения частей
объектов в
целое и исторически формируется в процессе общественно-производств. деятельности
людей.
Законы превращения (интериоризации) предметных синтетич. действий в психич.
операции С.
исследуются в психологии.
С. как познават. операция имеет множество различных форм. Любой процесс
образования понятий
основан на единстве процессов анализа и С. Эмпирич. данные исследования того или
иного объекта
синтезируются при их теоретич. обобщении. В теоретич. науч. знании С. выступает
в форме
взаимосвязи теорий, относящихся к одной предметной области; как объединение
конкурирующих, в

<<

стр. 64
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>