<<

стр. 65
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

определ. аспектах противоположных теорий (напр., С. корпускулярных и волновых
представлений в
совр. физике); в форме построения дедуктивных (аксиоматич., гипотетико-
дедуктивных и т. д.)
теорий и др. Диалектич. метод восхождения от абстрактного к конкретному как
способ построения
теоретич. знания о сложных развивающихся объектах также представляет собой одну
из форм С.:
получаемое в результате конкретное знание об исследуемом, объекте есть С.,
единство его
многообразных абстрактных определений.
Для совр. науки характерны не только процессы С. внутри отд. науч. дисциплин, но
и между
разными дисциплинами — междисциплинарный С. (процессы С. сыграли важную роль в
формировании биофизики, биохимии, эконометрии и др.), а также между осн. сферами
совр. науч. и
технич. знания — естествознания, обществ.
и технич. наук. В 20 в. возник ряд т. н. интегра-тивных наук (напр.,
кибернетика, семиотика, теория
систем), в к-рых синтезируются данные о структурных свойствах объектов различных
дисциплин.
Исследование процедур С. науч. знания играет существ. роль при решении проблемы
единства
науки, в трактовке к-рой диалектич. материализм исходит из многообразия форм
СИНТЕЗ 609
науч. и технич. знания, объединяемых на осно-ве С. методологич. средств, понятий
и принципов раз-
личных областей знания.
• Маркс К. иЭнгельс Ф., Соч., т. 20; Л е н и н В. И., ПСС, т. 18, 29; M а м а р
д а ш в и л и М. К., Процессы анализа и С.,
«ВФ», 1958, № 2; Г о p с к и й Д. П., Проблемы общей методологии наук и
диалектич. логики, М., 1966; С. совр. науч.
знания, М., 1973; Ш в ы p е в В. С., Теоретическое и эмпирическое в науч.
познании, М., 1978; Bunge M., Scientific
research, v. 1—2, Hdlb.— N. ?., 1967; H i n t i k k a J., R ??? es U., The
method of analysis, Dordrecht — Boston, 1974.
СИНТЕТИЧЕСКОЕ, см. Аналитические и синтетические суждения.
СИРАЦКИЙ (Siracky) Андрей (р. 9.12.1900, Пстровац, Югославия), чехосл. философ и
социолог,
акад. Чехосл. АН (1972), акад. Словацкой АН (1955). Чл. КПЧ с 1951. В 1953—56
ректор ун-та им. Я.
А. Коменского в Братиславе. В 1955—61 пред. Словацкой АН. В 1969— 1972 гл.
редактор журн.
«Sociologia», с 1973 гл. редактор журн. «Filozofia». В 1975—78 директор Ин-та
философии и
социологии Словацкой АН. Осн. труды в области историч. материализма, этики и
социологии.
Иностр. чл. АН СССР (1976).
• Kultura a mravnost, Brat., 1949; KlerofaSisticka ideologia Pudactva, Brat.,
1955; Problemy a perspektivy socializmu, Brat.,
1972; Socialny svet oloveka, Brat., 1974.
СИСТЕМА (от греч. ??????? — целое, составленное из частей; соединение),
совокупность
элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом, к-рая образует
определ. целостность,
единство. Претерпев длит. историч. эволюцию, понятие С. с сер. 20 в. становится
одним из ключевых
филос.-методологич. и спец.-науч. понятий. В совр. науч. и технич. знании
разработка проблематики,
связанной с исследованием и конструированием С. разного рода, проводится в
рамках системного
подхода, общей теории С., различных спец. теорий С., в кибернетике,
системотехнике, системном
анализе и т. д.
Первые представления о С. возникли в антич. философии, выдвинувшей онтологич.
истолкование С.
как упорядоченности и целостности бытия. В др.-греч. философии и науке (Евклид,
Платон,
Аристотель, стоики) разрабатывалась идея системности знания (аксиома-тич.
построение логики,
геометрии). Воспринятые от античности представления о системности бытия
развивались как в
системно-онтологич. концепциях Спинозы и Лейбница, так и в построениях науч.
систематики 17—
18 вв., стремившейся к естественной (а не телео-логич.) интерпретации
системности мира (напр.,
классификация К. Линнея). В философии и науке нового времени понятие С.
использовалось при
исследовании науч. знания; при этом спектр предлагаемых решений был очень широк
— от
отрицания системного характера науч.-теоретич. знания (Кондильяк) до первых
попыток филос.
обоснования логико-дедуктивной природы систем знания (И. Г. Ламберт и др.).
Принципы системной природы знания разрабатывались в нем. классич. философии:
согласно Канту,
науч. знание есть С., в к-рой целое главенствует над частями; Шеллинг и Гегель
трактовали
системность познания как важнейшее требование диалектич. мышления. В бурж.
философии 2-й пол.
19—20 вв. при общем идеа-листич. решении осн. вопроса философии содержатся,
однако,
постановки, а в отд. случаях и решения нек-рых проблем системного исследования:
специфики
теоретич. знания как С. (неокантианство), особенностей целого (холизм,
гештальтпсихология),
методов построения ло-гич. и формализов. систем (неопозитивизм).
Адекватной общефилос. основой исследования С. являются принципы материалистич.
диалектики
(всеобщей связи явлений, развития, противоречия и др.). Важнейшую роль в этой
связи играет
диалектико-ма-териалистич. принцип системности, в содержание к-рого входят
филос.
представления о целостности объектов ми-
610 СИРАЦКИЙ
ра, о соотношении целого и частей, о взаимодействии С. со средой (являющееся
одним из условий
существования С.), об общих закономерностях функционирования и развития С., о
структурированности каждого системного объекта, об активном характере
деятельности живых и
социальных С. и т. п. Труды К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина содержат
богатейший материал по
филос. методологии изучения С.— сложных развивающихся объектов (см. Системный
подход).
Для начавшегося со 2-й пол. 19 в. проникновения понятия С. в различные области
конкретно-науч.
знания важное значение имело создание эволюц. теории Ч. Дарвина, теории
относительности,
квантовой физики, структурной лингвистики и др. Возникла задача построения
строгого определения
понятия С. и разработки оперативных методов анализа С. Интенсивные исследования
в этом
направлении начались только в 40—50-х гг. 20 в., однако ряд конкретно-науч.
принципов анализа С.
был сформулирован ранее в тектологии А. А. Богданова, в работах В. И.
Вернадского, в
праксеологии Т. Ко-тарбиньского и др. Предложенная в кон. 40-х гг. Л. Берталанфи
программа
построения «общей теории систем» явилась одной из попыток обобщённого анализа
системной
проблематики. Дополнительно к этой программе, тесно связанной с развитием
кибернетики, в 50—
60-х гг. был выдвинут ряд общесистемных концепций и определений понятия С. (в
США, СССР,
Польше, Великобритании, Канаде и др. странах).
При определении понятия С. необходимо учитывать теснейшую взаимосвязь его с
понятиями
целостности, структуры, связи, элемента, отношения, подсистемы и др. Поскольку
понятие С. имеет
чрезвычайно широкую область применения (практически каждый объект может быть
рассмотрен как
С.), постольку его достаточно полное понимание предполагает построение семейства
соответств.
определений — как содержательных, так и формальных. Лишь в рамках такого
семейства опреде-
лений удаётся выразить осн. системные принципы: целостности (принципиальная
несводимость
свойств С. к сумме свойств составляющих её элементов и невыводимость из
последних свойств
целого; зависимость каждого элемента, свойства и отношения С. от его места,
функций и т. д. внутри
целого), структурности (возможность описания С. через установление её структуры,
т. е. сети связей
и отношений С.; обусловленность поведения С. не столько поведением её отд.
элементов, сколько
свойствами её структуры), взаимозависимости С. и среды (С. формирует и проявляет
свои свойства в
процессе взаимодействия со средой, являясь при этом ведущим активным компонентом
взаимодействия), иерархичности (каждый компонент С. в свою очередь может
рассматриваться как
С., а исследуемая в данном случае С. представляет собой один из компонентов
более широкой С.),
множественности описания каждой С. (в силу принципиальной сложности каждой С. её
адекватное
познание требует построения множества различных моделей, каждая из к-рых
описывает лишь опре-
дел. аспект С.) и др.
Каждая С. характеризуется не только наличием связей и отношений между
образующими её
элементами, но и неразрывным единством с окружающей средой, во взаимодействии с
к-рой С.
проявляет свою целостность. Иерархичность, многоуровневость, структурность —
свойства не
только строения, морфологии С., но и ей поведения: отд. уровни С. обусловливают
определ. аспекты
её поведения, а целостное функционирование оказывается результатом
взаимодействия всех её
сторон и уровней. Важной особенностью большинства С., особенно живых, технич. и
социальных С.,
является передача в них информации и наличие процессов управления. К наиболее
сложным видам
С. относятся целенаправленные С., поведение к-рых подчинено достижению определ.
целей, и
самоорганизующисся С., способные в процессе функционирования видоизменять свою
структуру.
Для многих сложных живых и социальных С. характерно
наличие разных по уровню, часто не согласующихся между собой целей.
Существ. аспектом раскрытия содержания понятия С. является выделение различных
типов С. В
наиболее общем плане С. можно разделить на материальные и абстрактные. Первые
(целостные
совокупности материальных объектов) в свою очередь делятся на С. неорга-нич.
природы (физич.,
геологич., химич. и др.) и живые С., куда входят как простейшие биология. С.,
так и очень сложные
биология, объекты типа организма, вида, экосистемы. Особый класс материальных
живых С. об-
разуют социальные С., чрезвычайно многообразные по своим типам и формам (начиная
от
простейших социальных объединений и вплоть до социально-экономич. структуры
общества).
Абстрактные С. являются продуктом человеч. мышления; они также могут быть
разделены на
множество различных типов (особые С. представляют собой понятия, гипотезы,
теории, последоват.
смена науч. теорий и т. д.). К числу абстрактных С. относятся и науч. знания о
С. разного типа, как
они формулируются в общей теории С., спец. теориях С. и др. В науке 20 в.
большое внимание
уделяется исследованию языка как С. (лингвистич. С.); в результате обобщения
этих исследований
возникла общая теория знаков — семиотика. Задачи обоснования математики и логики
вызвали
интенсивную разработку принципов построения и природы формализов., логич. С.
(метало-гика,
метаматематика). Результаты этих исследований широко применяются в кибернетике,
вычислит.
технике и др.
При использовании других оснований классификации С. выделяются статичные и
динамичные С.
Для статичной С. характерно, что её состояние с течением времени остаётся
постоянным (напр., газ в
ограниченном объёме — в состоянии равновесия). Динамичная С. изменяет своё
состояние во
времени (напр., живой организм). Если знание значений переменных С. в данный
момент времени
позволяет установить состояние С. в любой последующий или любой предшествующий
моменты
времени, то такая С. является однозначно детерминированной. Для вероятностной
(стохастич.) С.
знание значений переменных в данный момент времени позволяет только предсказать
вероятность
распределения значений этих переменных в последующие моменты времени. По
характеру
взаимоотношений С. и среды С. делятся на закрытые — замкнутые (в них не
поступает и из них не
выделяется вещество, происходит лишь обмен энергией) и открытые — незамкнутые
(постоянно
происходит ввод и вывод не только энергии, но и вещества). По второму закону
термодинамики,
каждая закрытая С. в конечном счёте достигает состояния равновесия, при к-ром
остаются
неизменными все макроскопич. величины С. и прекращаются все макроскопич.
процессы (состояние
макс, энтропии и миним. свободной энергии). Стационарным состоянием открытой С.
является по-
движное равновесие, при к-ром все макроскопич. величины остаются неизменными, но
непрерывно
продол-жаются макроскопич. процессы ввода и вывода вещества.
В процессе развития системных исследований в 20 в. более чётко были определены
задачи и функции
разных форм теоретич. анализа всего комплекса системных проблем. Осн. задача
специализиров.
теорий С.— построение конкретно-науч. знания о разных типах и разных аспектах
С., в то время как
главные проблемы общей теории С. концентрируются вокруг логико-ме-тодологич.
принципов
анализа С., построения метатеории системных исследований.
• Маркс К. иЭнгельс Ф., Соч., т. 20; т. 26, ч. 2; т. 46, ч. 1; Л е н и н В. И.,
ПСС, т. 18, т. 29; Рапопорт А., Различные
подходы к общей теории С., пер. с польск., в кн.: Системные исследования.
Ежегодник 1969, M., 1969; Гвишиа-ни Д. М.,
Организация и управление, M., 19722; Огурцов А. П., Этапы интерпретации
системности знания, в кн.: Системные
исследования. Ежегодник 1974, М., 1974; Садов-с к и й В. Н., Основания общей
теории С., М., 1974; Захаров В. ?., ? о с
п е л о в Д. ?., Xазацкий В, Е., С.
управления, М., 1977; Уемов А. И., Системный подход и общая теория С., М., 1978;
Месарович М., Такаха-р а Я., Общая
теория С.: матем. основы, пер. с англ., М., 1978; Афанасьев В. Г., Системность и
общество, М., 1980; Кузьмин В.П.,
Принцип системности в теории и методологии К. Маркса, ?., 19802; Modern systems
research for the behavioral scientist. A
sourcebook, ed. by W. Buckley, Chi 1968; Bertalanffy L. ?., General system
theory. Foundations, development, applications, N.
Y., 19692; Z a d e h L A P o l a k E., System theory, ?. ?., 1969; Trends in
general systems theory, ed. by G. J. Klir, N. Y., 1972;
L a s z l o E., Introduction to systems philosophy, N. Y., 1972; Sutherland J.
W., Systems: analysis, administration and
architecture, N. Y., 1975; Mattessich R., Instrumental reasoning and systems
methodology, Dordrecht — Boston, 1978; см.
также лит. к ст. Системный подход. В. Н. Садовский
«СИСТЕМА ПРИРОДЫ, ИЛИ О ЗАКОНАХ МИРА ФИЗИЧЕСКОГО И МИРА ДУХОВНОГО»
(«Systeme de la nature ou Des loix du monde phisique ot du monde moral», Amst.,
1770), гл. труд
Гольбаха, содержащий систематич. изложение осн. филос. принципов франц.
материализма 18 в.
Книга состоит из двух частей. В первой части разрабатывается филос. учение о
материи,
объективной реальности, существующей независимо от человеч. сознания и способной
действовать
на наши органы чувств. Вечный, несотворимый материальный мир составляет
целостную систему,
бесконечную совокупность различных образований, взаимодействие к-рых образует
естеств. порядок
природы. В основе онтологич. целостности мира лежит движение, рассматриваемое в
качестве
атрибута материи. В целом представление о сущности движения носит в «С. п.»
механистич.
характер, однако здесь высказывается диалектич. догадка о единстве качеств.
состояний и форм
движения материи. Отвергая субъективный идеализм, гилозоизм и агностицизм,
учение Декарта о
«врождённых идеях» и концепцию субстанциональности души, «С. п.» защищает
материалистич.
теорию познания и идею мыслящей высокоорганизов. материи. Однако в ней
недооцениваются
творч. функция абстрактного мышления и роль обществ. практики как источника и
критерия
познания. Ключ к объяснению обществ. явлений Гольбах ищет во всеобщих законах
природы, к-рые,
с его т. зр., подсказывают человеку в качестве разумных норм поведения принципы
гуманистич. ути-
литаристской этики. Разрабатывая концепцию определяющей роли социальной среды,
«С. п.»
критикует феод. формы эксплуатации и связывает осуществление «царства разума» с
деятельностью
просвещённого монарха-законодателя. Вторая часть содержит опровержение
телеологич., онтологич.
и космологич. доказательств бытия бога, составлявших теоретич. основу франц.
деизма 18 в.
Развивая науч. методы критики религии, Гольбах приходит к атеистич. выводам. 13
авг. 1770 книга
была предана публичному сожжению по приговору париж. парламента. Рус. пер.:
«Система природы,
или о Законах мира физического и мира духовного», 1924, 1940; Избр. произв., т.
1, 1963.
СИСТЕМА СОЦИАЛЬНАЯ, сложноорганизованное, упорядоченное целое, включающее отд.
индивидов и социальные общности, объединённые разнообразными связями и
взаимоотношениями,
специфически социальными по своей природе. С. с. являются группы людей,
достаточно долгое
время находящихся в непосредств. контакте; организации с чётко оформленной
социальной
структурой; этнич. или нац. общности; гос-ва или группы взаимосвязанных гос-в и
т. п.; нек-рые
структурные подсистемы общества: напр., экономич., политич. или правовые системы
общества,
наука и т. д. В качестве С. с. может выступать отд. личность, если она
рассматривается с т. зр. тех её
характеристик, к-рые формируются и выявляются в процессах социального
взаимодействия. Каждая
С. с. в той или иной мере детерминирует действия входящих в неё индивидов и
групп и в определ.
ситуациях выступает по отношению к окружению как единое целое.
СИСТЕМА 611
Хотя сам факт системной организованности обществ. жизни в тех или иных формах
осознавался ещё
в античности, однако вплоть до возникновения марксизма природа связей,
образующих С. с.,
трактовалась либо идеалистически, напр. как результат решения людей (теории
«общественного
договора»), либо натуралистически, как продолжение и расширение биологич. связей
между
организмами. Так, у Фейербаха, по словам К. Маркса, человеч. сущность
«рассматривается ... только
как „род", как внутренняя, немая всеобщность, связующая множество индивидов
только природными
узами» (Маркс К. иЭнгельс Ф., Соч., т. 3, с. 3).
С позиций материалистич. понимания истории возникновение, функционирование,
развитие и смена
С. с. рассматривается как естеств.-историч. процесс. Исходными связями С. с.
являются производств.
отношения; по мере историч. развития формируются др. виды социальных отношений
(политич.,
идеологич. и пр.), что увеличивает количество и обогащает содержание социальных
связей между
людьми, а также служит основой для формирования новых типов С. с.
В ходе историч. развития, по мере интенсификации торг., экономич., политич.,
культурных
взаимосвязей и взаимозависимостей между отд. странами и регионами происходит
длительный и
противоречивый процесс формирования мировой С. с. Совр. стадия этого процесса —
эпоха перехода
человечества от капитализма к коммунизму.— характеризуется противоборством двух
противоположных С. с.: социализма и капитализма, осуществляющимся в условиях их
мирного
сосуществования.
«СИСТЕМА ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНОГО ИДЕАЛИЗМА» («System des transzendentalen
Idealismus», Tub., 1800), осн. соч. Шеллинга периода трансцендентального, или
эстетич., идеализма.
Состоит из введения и 6 главных разделов, в к-рых излагаются понятие и принципы
трансцендентального идеализма, система теоретич. философии (история самосознания
от «пер-вонач.
ощущения» до «продуктивного созерцания» и затем рефлексии), практич. философии
(самоопределе-
ние «Я» в акте воли, учение о нравств. и правовом миропорядке, история как
тождество свободы и
необходимости), принципы телеологии в природе и философия иск-ва как заключит.
раздел
философии (иск-во как «всеобщее орудие» философии, демонстрирующее реальное
разрешение её
антиномий и осуществление идеала). Хотя структура «С. т. и.», так же как и
способ выведения осн.
категорий, находится в зависимости от «Наукоучения» Фихте, однако во многом
Шеллинг отходит от
Фихте и сближается со Спинозой: философия отнюдь не сводится к «учению о науке»,
«Я» как само-
сознание — высшая форма выражения «Я» как природы; натурфилософия в «С. т. и.»
перестаёт быть
частью «учения о науке», как у Фихте, и выступает как одна из двух самостоят.
«первонаук
философии» — наряду с «трансцендентальной философией», к-рая исследует и
объективирует
развитие «Я» и систематич. изложением к-рой и является «С. т. и.». Рус. пер. И.
Я. Колу-бовского
(1936).
* см. к ст. Шеллинг.
СИСТЕМНЫЙ АНАЛИЗ, 1) в узком смысле — совокупность методологич. средств,
используемых
для подготовки и обоснования решений по сложным проблемам политич., воен.,
социального,
экономич., науч., тех-нйч. характера. 2) В широком смысле термин «С. а.» иногда
употребляют как
синоним системного подхода. Привлечение методов С. а. для решения указанных
проблем
необходимо прежде всего потому, что в процессе принятия решений приходится
осуществлять выбор
в условиях неопределённости, к-рая обусловлена наличием факторов, не поддающихся
строгой
количеств.
612 СИСТЕМА
оценке. Процедуры и методы С. а. направлены именно на выдвижение альтернативных
вариантов
решения проблемы, выявление масштабов неопределённости по каждому из вариантов и
сопоставление вариантов по тем или иным критериям эффективности.
Интенсивное расширение сферы использования С. а. тесно связано с
распространением программно-
целевого метода управления, при к-ром специально для решения важной проблемы
составляется
программа, формируется орг-ция (учреждение или сеть учреждений) и выделяются
необходимые
материальные ресурсы. Первой широкой программой такого рода явился план ГОЭЛРО,
разработанный в 1920 на основе указаний В. И. Ленина. Накопленный при этом опыт
был применён
при осуществлении индустриализации СССР, составлении пятилетних планов развития
нар. х-ва и т.
д.
В развитых капиталистич. странах, и прежде всего в США, применение С. а. в сфере
частного
бизнеса началось с 50-х гг. 20 в. Одновременно С. а. всё шире проникает и в
сферу управленч.
деятельности гос. аппарата, прежде всего при решении проблем, связанных с
развитием и технич.
оснащением вооруж. сил и с освоением космоса.
Основой С. а. считают общую теорию систем и системный подход. С. а., однако,
заимствует у них
лишь самые общие исходные представления и предпосылки. Его методологич. статус
весьма
необычен: с одной стороны, С. а. располагает детализированными методами и
процедурами,
почерпнутыми из совр. науки и созданными специально для него, что ставит его в
ряд с др.
прикладными направлениями совр. методологии, с другой — в рамках С. а.
применяются нестрогие,
основанные на интуиции качеств. суждения, оценки и методы, при этом, однако,
необходимость их
использования в каждом случае специально обосновывается. В С. а. тесно
переплетены элементы
науки и практики.
Важнейшие принципы С. а. сводятся к следующему: процесс принятия решений должен
начинаться с
выявления и чёткого формулирования конечных целей; необходимо рассматривать всю
проблему как
целое, как единую систему и выявлять все последствия и взаимосвязи каждого
частного решения;
необходимы выявление и анализ возможных альтернативных путей достижения цели;
цели отд.
подразделений не должны вступать в конфликт с целями всей программы.
Центр. процедурой в С. а. является построение обобщённой модели (или моделей),
отображающей
все факторы и взаимосвязи реальной ситуации, к-рые могут проявиться в процессе
осуществления
решения. Полученная модель исследуется с целью выяснения близости результата
применения того
или иного из альтернативных вариантов действий к желаемому, сравнит. затрат
ресурсов по каждому
из вариантов, степени чувствительности модели к различным нежелательным внеш.
воздействиям. С.
а. опирается на ряд прикладных математич. дисциплин и методов, широко
используемых в совр.
деятельности управления. Технич. основа С. а.— совр. вычислит. машины и
информац. системы. •
Гвишиани Д. М., Организация и управление, М., 19722; Никаноров С. П., С. а. и
системный подход, в
кн.: Системные исследования. Ежегодник 1971, М., 1972; Клиланд Д., Кинг В., С.
а. и целевое
управление, пер. с англ., М., 1974; Шеин А. Б., Методологич. статус С. а. в
сфере управления, в кн.:
Системные исследования. Ежегодник 1976, М., 1977; Наппельбаум Э. Л., С. а. как
программа науч.
исследований — структура и ключевые понятия, в кн.: Системные исследования.
Методологич.
проблемы. Ежегодник 1979, М., 1980; Ларичев О. И., Методологич. проблемы
практяч. применения
С. а., там же; см. также лит. к статьям Система, Системный подход.
СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД, направление методологии специально-науч. познания и социальной
практики, в основе к-рого лежит исследование объектов как систем. С. п.
способствует адекватной
постановке проблем в конкретных науках и выработке эффективной стратегии их
изучения.
Методологич. специфика С. п. определяется тем, что он ориентирует исследова-
ние на раскрытие целостности объекта и обеспечивающих её механизмов, на
выявление
многообразных типов связей сложного объекта и сведение их в единую теоре-тич.
картину.
Задачи адекватного воспроизведения в знании сложных социальных и биологич.
объектов впервые в
науч. форме были поставлены К. Марксом и Ч. Дарвином. «Капитал» Маркса послужил
классич.
образцом системного исследования общества как целого и различных сфер обществ.
жизни, а
воплощённые в нём принципы изучения органичного целого (восхождение от
абстрактного к
конкретному, единство анализа и синтеза, логического и исторического, выявление
в объекте
разнокачеств. связей и их взаимодействия, синтез структурно-функциональных и
генетич.
представлений об объекте и т. п.) явились важнейшим компонентом диалектико-
материалистич.
методологии науч. познания. Созданная Дарвином теория биологич. эволюции не
только ввела в
естествознание идею развития, но и утвердила представление о реальности
надорганиз-менных
уровней организации жизни — важнейшую предпосылку системного мышления в
биологии.
В 20 в. С. п. занимает одно из ведущих мест в науч. познании. Предпосылкой его
проникновения в
науку явился прежде всего переход к новому типу науч. задач: в целом ряде
областей науки центр.
место начинают занимать проблемы организации и функционирования сложных
объектов; познание
начинает оперировать системами, границы и состав к-рых далеко не очевидны и
требуют спец.
исследования в каждом отд. случае. Во 2-й пол. 20 в. аналогичные но типу задачи
возникают и в
социальной практике; в социальном управлении вместо превалировавших прежде
локальных,
отраслевых задач и принципов ведущую роль начинают играть крупные комплексные
проблемы,
требующие тесного взаимоувязывания экономич., социальных и иных аспектов
обществ. жизни
(напр., проблемы создания совр. производств. комплексов, развития городов,
мероприятия по охране
природы).
Изменение типа науч. и практич. задач сопровождается появлением общенауч. и
спец.-науч.
концепций, для к-рых характерно использование в той или иной форме осн. идей С.
п. Наряду с
распространением принципов С. п. на новые сферы науч. знания и практики с сер.
20 в. начинается
систематич. разработка этих принципов в методологич. плане. Первоначальномето-
дологич.
исследования группировались вокруг задач построения общей теории систем. Однако
развитие ис-
следований в этом направлении показало, что совокупность проблем методологии
системного
исследования существенно превосходит рамки задач общей теории систем. Для
обозначения этой
более широкой сферы методологич. проблем и применяют термин «С. п.», к-рый с 70-
х гг. прочно
вошёл в науч. обиход.
С. п. не существует в виде строгой методологич. концепции: он выполняет свои
эвристич. функции,
оставаясь не очень жёстко связанной совокупностью по-знават. принципов, осн.
смысл к-рых состоит
в соответствующей ориентации конкретных исследований. Эта ориентация
осуществляется двояко.
Во-первых, содержательные принципы С. п. позволяют фиксировать недостаточность
старых,
традиц. предметов изучения для постановки и решения новых задач. Во-вторых,
понятия и принципы
С. п. существенно помогают строить новые предметы изучения, задавая структурные
и ти-пологич.
характеристики этих предметов и т. о. способствуя формированию конструктивных
исследоват. про-
грамм.
Значение критич. функции новых принципов познания было убедительно
продемонстрировано ещё
Марксом, «Капитал» к-рого далеко не случайно носит подзаголовок «Критика
политич. экономии»:
именно пос-ледоват. критика принципов классич. политэкономии позволила раскрыть
узость,
недостаточность её исходной содержательно-концептуальной базы и расчис-
тить путь для построения нового предмета этой науки, адекватного задачам
изучения целостного
функционирования и развития капиталистич. экономики. Решение аналогичных задач
выступает
важным предварит. условием и при построении совр. системных концепций. Условием
разработки
эффективных мероприятий по защите окружающей среды явилась весьма последоват.
критика
прежнего подхода к развитию произ-ва, игнорировавшего системную связь общества и
природы.
Утверждение системных принципов в совр. биологии сопровождалось критич. анализом
односторонности узкоэволюционистского подхода к живой природе, не позволявшего
зафиксировать
важную самостоят. роль факторов биологич. организации. Т. о., эта функция С. п.
носит
конструктивный характер и связана прежде всего с обнаружением неполноты наличных
предметов
изучения, их несоответствия новым науч. задачам, а также с выявлением
недостаточности приме-
няемых в той или иной отрасли науки и практики принципов объяснения и способов
построения
знания. Эффективное проведение этой работы предполагает последоват. реализацию
принципа
преемственности в развитии систем знания.
Позитивная роль С. п. может быть сведена к след. осн. моментам. Во-первых,
понятия и принципы С.
п. выявляют более широкую познават. реальность по сравнению с той, к-рая
фиксировалась в
прежнем знании (напр., понятие биосферы в концепции В. И. Вернадского, понятие
биогеоценоза в
совр. экологии, оптим. подход в экономич. управлении и планировании).
Во-вторых, С. п. содержит в себе новую по сравнению с предшествующими схему
объяснения, в
основе к-рой лежит поиск конкретных механизмов целостности объекта и выявление
достаточно
полной типологии его связей. Реализация этой функции обычно сопряжена с большими
трудностями:
для действительно эффективного исследования мало зафиксировать наличие в объекте
разнотипных
связей, необходимо ещё представить это многообразие в операциональном виде, т.
е. изобразить
различные связи как логически однородные, допускающие непосредств. сравнение и
сопоставление.
В-третьих, из важного для С. п. тезиса о многообразии типов связей объекта
следует, что сложный
объект допускает не одно, а несколько расчленений. При этом критерием
обоснованного выбора
наиболее адекватного расчленения изучаемого объекта может служить то, насколько
в результате
удаётся построить «единицу» анализа (такую, напр., как товар в экономич. учении
Маркса или
биогеоценоз в экологии), позволяющую фиксировать целостные свойства объекта, его
структуру и
динамику.
Широта принципов и осн. понятий С. п. ставит его в тесную связь с др.
методологич. направлениями
совр. науки. По своим познават. установкам С. п. имеет особенно много общего со
структурализмом
и структурно-функциональным анализом, с к-рыми его связывает не только
оперирование понятиями
структуры и функции, но и акцент на изучение разнотипных связей объекта; вместе
с тем принципы
С. п. обладают более широким и более гибким содержанием, они не подверглись
слишком жёсткой
концептуализации и абсолютизации, как это имело место с нек-рыми линиями в
развитии указанных
направлений.
Непосредственно не решая филос. проблем, С. п. сталкивается с необходимостью
филос.
истолкования своих положений. Сама история становления С. п. убедительно
показывает, что он
неразрывно связан с фундаментальными идеями материалистич. диалектики и прежде
всего с филос.
принципом системности, получившим наиболее глубокую разработку в трудах
классиков марксизма-
ленинизма. Именно диалектич. материализм даёт наиболее адекватное филос.-
мировоззренч. истол-
СИСТЕМНЫЙ 613
кование С. п.: методологически оплодотворяя его, он вместе с тем обогащает
собств. содержание;
при этом, однако, между диалектикой и С. п. постоянно сохраняются отношения
субординации, т. к.
они представляют разные уровни методологии; С. п. выступает как конкретизация
принципов
диалектики применительно к исследованию, проектированию и конструированию
объектов как
систем.
• Проблемы методологии системного исследования, М., 1970; Блауберг И. В., Юдин
Э. Г., Становление и сущность С. п.,
М., 1973; Юдин Э. Г., С. п. и принцип деятельности, М., 1978; Уемов А. И., С. п.
и общая теория систем, М., 1978;
Блауберг И. В., Садовский В. Н., Юдин Б. Г., Филос. принцип системности и С. п.,
«ВФ», 1978, № 8; К у з ь м и н В. П.,
С. п. в совр. науч. познании, там же, 1980, № 1; е г о ж е, Принцип системности
в методологии диалектич. и историч.
материализма, там же, № 2; General systems theory, v. 1—22, N. Y., 1956—77;
Churchman G. W., The systems approach, N.
Y., [1968]; Trends in general! systems theory, N. ?., 1972; см. также лит. к ст.
Система.
И. В. Блауберг, Э. Г. Юдин.
СКАНДХА (санскр., букв. — агрегат, объединение), понятие инд. философии,
получившее
известность в связи с буддизмом, где означает объединение дхарм (психофизич. по
составу вспышек
безличного жизненного процесса) по одному принципу психофизич. деятельности.
Существует пять
С.: 1) рупа — всё материальное, точнее, всё, обладающее чувств. свойствами
(напр., пять органов
чувств. то что они воспринимают, то что возникает в момент их деятельности и т.
д.); 2) ведана —
ощущения-эмоции; 3) санджня — восприятия-представления; 4) санкхара — очень
важное и трудное
понятие: способности-наклонности, кармиче-ские (см. Карма) волевые импульсы,
элементы-двига-
тели; 5) виджняна — сознание в смысле разума. Совокупное функционирование этих
пяти наборов
дхарм, тождественное в целом человеч. «Я», заменяет в буддизме понятие души.
Представление о С.
восходит к самым ранним представлениям буддизма. В тантриз-ме С. превращаются в
космич. силы.
• см. к ст. Дхарта.
СКАЧОК, процесс перехода количественных изменений в качественные, начинающийся
по
достижении изменяющимся объектом границы меры. Содержанием С. является сложное
переплетение двух процессов — исчезновение (уничтожение) старого качества и
возникновение
нового, а также установление существенно нового единства качеств. и количеств.
характеристик
изменяющегося объекта. Сущность С. состоит в том, что силы и тенденции,
направленные на
нарушение устойчивости, целостности объекта, его качеств. определённости,
получают преобладание
над силами, способствующими сохранению этой устойчивости. Возникновение и
усиление этого
преобладания обусловлены как логикой изменения самого объекта — различием меры у
элементов,
подсистем и объекта в целом, приводящими в определ. точке к утрате устойчивости,
так и внеш.
воздействиями. С. осуществляются в бесконечно многообразных конкретных формах,
поэтому их
можно классифицировать по различным основаниям. Наиболее существенно различение
С. по
способу осуществления — на С. резко выраженные, «взрывного» характера и
постепенные С. См. ст.
Переход количественных изменений в качественные и лит. к ней. СКЕПТИЦИЗМ (от
греч. ?????????
— рассматриваю-щий, исследующий) античный, др.-греч. филос. направление,
основанное
Пирроном из Элиды в кон. 4 в. до н. э. Отправляясь от учения Демокрита о
недостоверности знания,
основанного на свидетельствах органов чувств. скептики, по Диогену Лаэртию, не
допускали
возможности достоверного знания и не верили в возможность рационального
обоснования норм
поведения. Скептики отвергали существование причины явлений, повторяя аргументы
элейской
школы, отвергали движение и возникновение; отрицали объектив-
614 СКАНДХА
ное («по природе») существование добра и зла (Диоген Лаэртий IX 97—99; 90; 100—
101). Объявив
видимость единств. критерием истины, скептики рассматривали всех философов др.
направлений как
догматиков и считали их глупцами. Учеником Пиррона был Тимон из Флиунта (ок.
325— 235 до н.
э.), едко высмеивавший в стихах философов, не разделявших идей С. (Диоген
Лаэртий IX 109—115).
Идеи С. были восприняты платоновской Средней Академией в лице Аркесилая и Новой
Академией в
лице Карнеада. Энесидем из Кноса (1 в. до н. э.?) возродил С. как самостоят.
направление, выдвинул
десять т. н. скептич. тропов — аргументы против возможности достоверного знания
(Диоген Лаэртий
IX 79—88), к к-рым Агриппа присоединил ещё пять (Диоген Лаэртий IX 88—99; Секст
Эмпирик,
Пирроновы основоположения I 164—177).
Учение антич. С. известно нам прежде всего из поздних компендиумов Секста
Эмпирика (2—3 вв.).
• Рихтер Р., С. в философии, пер. с нем., т. 1, СПБ, 1910; Лосев А. Ф.,
Культурно-историч. значение антич. С. и дея-
тельность Секста Эмпирика, в кн.: Секст Эмпирик, Соч., т. 1, М., 1975, с. 5—58;
Goedeckemeyer A., Die Geschichte des
griechischen Skeptizismus, Lpz., 1905; Patrick M. M., The Greek sceptics, N. ?.,
1929; W e i s с h e A., Cicero und die Neue
Akademie. Untersuchungen zur Entstehung und Geschichte des antiken Skeptizismus,
Munster, 1961.
СКИННЕР (Skinner) Беррес Фредерик (р. 20. 3. 1904, Саксуэханна, шт.
Пенсильвания, США), амер.
психолог, лидер совр. бихевиоризма. Выступил против нео-биховиоризма, считая,
что психология
должна ограничиться описанием внешне наблюдаемых закономерных связей между
стимулами,
реакциями и подкреплением этих реакций. Выдвинул концепцию «оперантного» (от
«операция»)
научения, согласно к-рой организм приобретает новые реакции благодаря тому, что
сам подкрепляет
их, и только после этого внеш. стимул вызывает реакции.
С. изучал оперантное поведение первоначально на животных, предложив ряд
оригинальных методик
и приборов. Исходя из идеи об идентичности механизмов поведения животных и
человека, С.
распространил свою концепцию на усвоение речи, психотерапию и обучение в школе,
став
инициатором программированного обучения, в трактовке к-рого у С. сильны элементы
механицизма.
С. выступал с утопич. проектами переустройства общества на основе идей
оперантного
бихевиоризма об управлении человеч. поведением, что вызвало резкую критику этих
идей со
стороны прогрессивных учёных в разных странах, в т. ч. в США.
• The behavior of organisms, N. ?., [1938]; Science and human behavior, N. Y.,
[1956]; Verbal behavior, ?. ?., [1957]; Waiden
two, N. Y., 1963; Beyond freedom and dignity, ?. ?., 19728; About behaviorism,
N. Y., 1974; Particulars of my life, N. Y.,
1976; Reflexions on behaviorism and society, N. Y., 1978; The shaping of a
behaviorist, N. Y., 1979.
• Тихомиров О. К., Структура мыслит, деятельности человека, М., 1969; Ярошевский
М. Г., Психология в XX столетии,
М., 1971; Выхристюк - Андреева И. С., Галинская И. Л., Уроки одной полемики
(критич. анализ скиннеровской
концепции человека), «ФН», 1982, № 1.
СКОВОРОДА Григорий Саввич [22.11(3.12).1722, с. Чернухи Полтавской губ.,—
29.10(9.11).1794, с.
Ивановка, ныне Сковородиновка Харьковской обл.], укр. философ, поэт, педагог.
Учился в Киево-
Могилянской академии. С 1759 ок. 10 лет преподавал гуманитарные дисциплины в
Харьковском
коллегиуме. С 70-х гг. вёл образ жизни странствующего нищего философа; соч. его
при жизни
распространялись в рукописях.
С. был тесно связан с традициями демократич. укр. культуры, из к-рой черпал
образцы нар.
антиклери-кальной сатиры. Как крест. просветителю ему свойственно критич.
отношение не только к
феодальной, но и к раннебурж. идеологии с её культом материального довольства и
преуспевания.
Филос. учение С., изложенное в его диалогах и трактатах, исходит из идеи трёх
«миров»:
макрокосма, или Вселенной, микрокосма, или человека, и третьей, «символич».
реальности,
связующей большой и малый мир, идеаль-
но их в себе отражающей; её наиболее совершенный образец есть, по С., Библия.
Каждый из этих
миров состоит из «двух натур»: видимой («тварь», сотворённый мир) и невидимой
(«бог»). В
обнаружении невидимой натуры через видимую состоит, по учению С., осн. проблема
че-ловеч.
существования, к-рая решается в подвиге самопознания, в обнаружении
«внутреннего»,
«сердечного», «единого» человека. Бог понимается не только как заинтересованная
в человеке
личность, но и как безусловное условие реальности, безличная и умозрит. «форма»,
законоустрояющая «материю», что даёт возможность говорить о тенденции С. к
пантеизму. При
постоянном интересе к библейской проблематике для С. характерно и напряжённое
внимание к
антич. филос. наследию (прежде всего традиции платонизма). Этич. пафос,
воспринятый из ветхо- и
новозаветных книг, сочетается с пропагандой принципов стоич. морали. Эта
двойственность
симпатий отражена и в стиле филос. соч. С., где пророч. интонации причудливо
уживаются с
приёмами сократич. диалога. В истолковании Библии буквалистскому осмыслению
ветхозаветных
сюжетов С. противопоставляет символич. метод александрийской школы (Ориген,
Климент
Александрийский). Видимо, через Оригена С. воспринял и антич. представление о
безначальности и
бесконечности «тварного мира».
Социальные и педагогич. взгляды С. основаны на учении о «сродности», «сродном
труде».
«Сродность» каждого человека к определ. виду деятельности, физической или
духовной, выявляется
через самопознание; человек, распознавший свою «сродность», становится воистину
счастлив.
Согласно С., только через духовное устроение отд. личности можно прийти к идеалу
совершенного
человеч. общества. Т. к. не всякий человек способен к творч. усилию
самопознания, возникает
проблема социальной педагогики. Идеальный педагог у С. напоминает сократовскую
«родовспомогатеяьницу»: задача наставника — не внушение, не интеллектуальный
диктат, а
неназойливая, деликатная помощь ученику, занятому поиском истинного призвания,
«сродности».
Демократизм стиля, диалогич., «многоголосая» форма выражения идей ещё при жизни
С.
способствовали широкой популярности соч. и личности странствующего философа.
• Соч., Хар., 1894; Повне зiбрання твopiв, т. 1—2, К., 1973; Соч., т. 1—2, М.,
1973.
• Э p н В. Ф., Г. С. С., М., 1912; Б а г а л i й Д., Украiнсь-кий мандрований
фiлософ Г. С., [Хар.], 1926; Попов П. М.,
Григорiй С., К., I960; Редько М. П., Свiтогляд Г. С. С., Львiв, 1967; Табачников
И. А., Григорий С., М., 1972; Махновець
Л., Григорiй С., К., 1972; Лощиц Ю. М., С., М., 1972.
СКОТИЗМ, ср.-век. филос. школа 14—15 вв., возникшая в кругу учеников и
последователей Дунса
Скота. В качестве францисканского направления в схоластике С. противостоял
томизму — офиц.
доктрине доминиканского ордена. Отличит. чертой С. было принятие двух
фундаментальных
положений Дунса Скота: об однозначности бытия и о формальном различии; введение
последнего в
качестве осн. инструмента теоретич. анализа привело ко множеству формальных
логич. дистинкций
и необычайному усложнению языка. Одна из центр. проблем С.— проблема
индивидуации. Наиболее
значит. представители — Антуан Андре, один из ближайших учеников Дунса Скота,
Франсуа
Мейрон, Гийом Алнвик, Иоанн из Рединга, Иоанн из Рины. * Boehner Ph., Medieval
logic, [Manchester,
1952]; Gilson E., History of Christian philosophy in the Middle Ages, N. Y.,
1955.
СЛАВЯНОФИЛЫ, представители одного из направлений рус. обществ. и филос. мысли
40—50-х гг.
19 в., выступившие с обоснованием самобытного пути историч. развития России,
принципиально
отличного от пути западноевропейского. Самобытность России, по мнению С., в
отсутствии в её
истории классовой борьбы, в рус. поземельной общине ц артелях, в православии как
един-
ственно истинном христианстве. Те же особенности развития С. усматривали и у
зарубежных славян,
особенно южных, симпатии к к-рым были одной из причин названия самого
направления (С., т. е.
славянолюбы), данного им западниками.
Взгляды С. сложились в идейных спорах, обострившихся после напечатания
«Философического
письма» Чаадаева. Гл. роль в выработке взглядов С. сыграли литераторы, поэты и
учёные А. С.
Хомяков, И. В. Киреевский (написанные в 1839 и не предназначавшиеся для печати
статьи Хомякова
«О старом и новом» и И. В. Киреевского «В ответ А. С. Хомякову»), К. С. Аксаков,
Ю. Ф. Самарин.
Видными С. были П. В. Киреевский, А. И. Кошелев, И. С. Аксаков, Д. А. Валуев,
Ф.В. Чижов,
И.Д.Беляев, А. Ф. Гильфердинг, позднее—В. И. Ламанский, В.А.Черкасский. Близкими
к С. по
общественно-идейным позициям в 40—50-х гг. были писатели В. И. Даль, С. Т.
Аксаков, А. Н.
Островский, А. А. Григорьев, Ф. И. Тютчев, H. M. Языков. Большую дань взглядам
С. отдали
историки, слависты и языковеды Ф. И. Буслаев, О. М. Бодянский, В. И. Григорович,
И. И.
Срезневский, М. А. Максимович.
Средоточием С. в 40-х гг. была Москва, лит. салоны А. А. и А. П. Елагиных, Д. Н.
и Е. А.
Свербеевых, ?. ?. и К. К. Павловых. Здесь С. общались и вели споры с
западниками. Мн.
произведения С. подвергались цензурным притеснениям, нек-рые из С. состояли под
надзором
полиции, подвергались арестам. Постоянного печатного органа С. долгое время не
имели, гл. обр. из-
за цензурных препон. Печатались преим. в журн. «Москвитянин»; издали неск. сб-
ков статей в 40-х
— нач. 50-х гг. После нек-рого смягчения цензурного гнёта С. в кон. 50-х гг.
издавали журн. «Рус.
беседа» (1856—60), «Сельское благоустройство» (1858—59) и газеты «Молва» (1857)
и «Парус»
(1859).
В 40—50-х гг. по важнейшему вопросу о пути историч. развития России С.
выступали, в противовес
западникам, против усвоения Россией форм зап.-европ. политич. жизни. В то же
время они считали
необходимым развитие торговли и пром-сти, акционерного и банковского дела, стр-
ва жел. дорог и
применения машин в сел. х-ве. С. выступали за отмену крепостного права «сверху»
с
предоставлением крест. общинам зем. наделов за выкуп. Самарин, Кошелев и
Черкасский были среди
активных деятелей подготовки и проведения крест. реформы 1861. С. придавали
большое значение
обществ. мнению, под к-рым имелось в виду мнение просвещённых либерально-бурж.
слоев,
отстаивали идею созыва Земского собора из выборных представителей всех обществ.
слоев, но
возражали против конституции и к.-л. формального ограничения самодержавия. С.
добивались
устранения цензурного гнёта, установления гласного суда с участием в нём
выборных
представителей населения, отмены телесных наказаний и смертной казни.
Филос. воззрения С. разрабатывались гл. обр. Хомяковым, И. В. Киреевским, а
позже Самариным и
представляли собой своеобразное религ.-филос. учение. Генетически филос.
концепция С. восходит к
вост. патристике, в то же время во многом связана с зап.-европ. иррационализмом
и романтизмом 1-й
пол. 19 в. Односторонней аналитич. рассудочности, рационализму, как и
сенсуализму, к-рые, по
мнению С., привели на Западе к утрате человеком душевной целостности, они
противопоставили
понятия «волящего разума» и «живознания» (Хомяков): С. утверждали, что полная и
высшая истина
даётся не одной способности логич. умозаключения, но уму, чувству и воле вместе,
т. е. духу в его
живой цельности. Целостный дух, обеспечивающий истинное и полное познание,
неотделим, по мне-
нию С., от веры, от религии. Истинная вера, при-
СЛАВЯНОФИЛЫ 615
шедшая на Русь из его чистейшего источника — вост. церкви (Хомяков),
обусловливает, по их
мнению, особую историч. миссию рус. народа. Начало «соборности» (свободной
общности),
характеризующее, согласно С., жизнь вост. церкви, усматривалось ими и в рус.
общине. Рус.
общинное крест. землевладение, считали С., внесёт в науку политэкономии «новое
оригинальное эко-
номич. воззрение» (И. С. Аксаков). Православие и община в концепции С.—
глубинные основы рус.
души. В целом филос. концепция С. противостояла идеям материализма.
Историч. воззрениям С. была присуща в духе роман-тич. историографии идеализация
старой,
допетровской Руси, к-рую С. представляли себе гармонич. обществом, лишённым
противоречий, не
знавшим внутр. потрясений, являвшим единство народа и царя, «земщины» и
«власти». По мнению
С., со времён Петра I, произвольно нарушившего органич. развитие России, гос-во
стало над
народом, дворянство и интеллигенция, односторонне и внешне усвоив зап.-европ.
культуру,
оторвались от нар. жизни. Идеализируя патриархальность и принципы
традиционализма, С.
понимали народ в духе нем. консервативного романтизма. В то же время С.
призывали
интеллигенцию к сближению с народом, к изучению его жизни и быта, культуры и
языка.
С. оказали влияние на многих видных деятелей нац. возрождения и нац.-освободит.
движения слав.
народов, находившихся под гнётом Австр. империи и султанской Турции (чехи В.
Ганка, Ф.
Челаковский, одно время К. Гавличек-Боровский; словаки Л. Штур, А. Слад-кович;
сербы П. Негош,
М. Ненадович, М. Миличевич; болгары Р. Жинзифов, П. Каравелов, Л. Каравелов и
др.). Заметно
сказалось воздействие идей С. в идеологии и деятельности Славянских к-тов в
России начиная с
1858, в организации широкой обществ. помощи юж. славянам в их борьбе за
освобождение, особенно
в 1875-78.
Эстетич. и лит.-критич. взгляды С. наиболее полно выражены в статьях Хомякова,
К. С. Аксакова,
Самарина. Критикуя суждения В. Г. Белинского и «натуральную школу» в рус.
художеств. лит-ре
(статья Самарина «О мнениях „Современника", исторических и литературных», 1847),
С. в то же
время выступали против «чистого иск-ва» и обосновывали необходимость собств.
пути развития для
рус. лит-ры, иск-ва и науки (статьи Хомякова «О возможности рус. художеств.
школы», 1847; К. С.
Аксакова «О рус. воззрении», 1856; Самарина «Два слова о народности в науке»,
1856; А. Н. Попова
«О совр. направлении искусств пластических», 1846). Художественное творчество,
по их мнению,
должно было отражать определённые стороны действительности, которые отвечали их
теоретическим установкам,— общинность, патриархальную упорядоченность народного
быта,
«смирение» и религиозность русского человека.
В годы революц. ситуации 1859—61 произошло значит. сближение взглядов С. и
западников на
почве либерализма. В пореформенный период славянофильство как особое направление
обществ.
мысли перестало существовать. Продолжали свою деятельность И. С. Аксаков,
Самарин, Кошелев,
Черкасский, значительно расходившиеся во взглядах между собой. Под влиянием С.
сложилось
почвенничество. Нек-рые консервативные черты учения С. развивались в 70—80-х гг.
в духе
национализма и панславизма т. н. поздними С.— Н. Я. Данилевским и К. Н.
Леонтьевым. Идеи С.
своеобразно преломились в религ.-филос. концепциях кон. 19 — нач. 20 вв. (Вл.
Соловьёв, Бердяев,
Булгаков, Карсавин, Флоренский, евразийцы и др.). С критикой идеологии С.
выступали революц.
демократы Белинский, Герцен, Огарёв, Чернышевский, Добролюбов.
616 СЛУЖАЩИЕ
* ?ыпин А. Н., Характеристики лит. мнений от двадцатых до пятидесятых гг., СПБ,
19068; ? л е х а н о в ?. В.
Западники и С., Соч., т. 23, М.— Л., 1926; Дмитриев С. С., С. и славянофильство,
«Историк-марксист», 1941, № 1; Лит.
критика ранних С., «Вопр. лит-ры», 1969, .№ 5, 7, 10, 12; Янковский Ю. З., Из
истории рус. обществ.-лит мысли 40—50-
х гг. 19 столетия, К., 1972; Попов В. П., Социальная природа и функции раннего
славянофильства в кн.: Проблемы
гуманизма в рус. философии, Краснодар, 1974; Лит. взгляды и творчество С. 1830—
1850 гг., М., 1978; Riasanovsky N. V.,
Russland und der Westen. Die Lehre der Slawophuen, Munch., 1959; Christoff P.
K.. An introduction to nineteenth-century
Russian Slavophilism, v. 1 —A. S. Xomjakov, s'-Gravenhage, 1961; см. также лит.
к статьям Киреевский, Хомяков. С. С.
Дмитриев.
СЛЕДСТВИЕ, см. Причина и следствие.
СЛУЖАЩИЕ, работники нефизич. и умств. труда, получающие зарплату или (в
капиталистич.
странах) жалованье. Подразделяются на ряд крупных проф. групп: адм.-управленч.
кадры,
инженерно-технич. работники и др. специалисты, торг., конторские работники и т.
д. Профессии С.
приобретают массовый характер на стадии зрелого пром. капитализма, т. е. с
последней трети
прошлого века, как результат разделения обществ. труда, постепенной передачи
капиталистами
функций управления наёмным работникам, роста бюро-кратич. аппарата бурж. гос-ва.
Увеличению
числа С. способствует развитие транспорта, связи, торговли и кредита, расширение
системы
образования, мед. обслуживания, рост сферы услуг.
Первоначально С. занимали сравнительно привилегированное положение по отношению
к другим
слоям трудящихся. По мере развития капитализма категория С. становилась всё
более
многочисленной и дифференцированной. Осн. их масса постепенно утрачивала
привилегированное
положение, верхушка же, напротив, сближалась, а отчасти прямо сливалась с
буржуазией. Поэтому
марксизм отвергает апологетич. бурж. теории «класса С.» (см. «Среднего» и
«нового среднего клас-
са» теории), рассматривая С. как категорию, различные части к-рой занимают
неодинаковое
положение в социальной структуре капиталистич. общества, что находит выражение в
их условиях
труда и жизни. Положение значит. части С. можно определить как промежуточное.
Специалисты,
работающие по найму, в наибольшей мере сохраняют особенности и черты
привилегированности,
хотя и среди них проявляется значит. дифференциация. Труд мн. простых С.
(почтово-теле-графных,
конторских) вследствие растущей механизации, автоматизации и капиталистич.
«рационализации»
всё более сближается по своим условиям и характеру с трудом рабочих. Произошло
выравнивание
зарплаты большинства С. и рабочих (вследствие быстрого роста численности С. и
ухудшения их
положения на рынке рабочей силы, распространения в этих профессиях жен. труда,
обесценения
старых квалификаций и т. д.). Доходы управленч. верхушки, наоборот, в огромной
степени возросли.
Рядовые С. всё больше испытывают на себе последствия роста дороговизны,
инфляции, безработицы.
Но эти сдвиги в социально-экономич. положении не сразу получают отражение в их
сознании,
обычно пропитанном мелкобурж. взглядами и предрассудками. Для С. типичны, в
частности,
представления о своём превосходстве над рабочими физич. труда, что объясняется
как спецификой
труда, так и известной разобщённостью на предприятиях между рабочими и С. Однако
по мере
изменений в положении С. действие факторов, тормозящих развитие их сознания,
ослабляется. По
данным социальных исследований, около половины конторских и торг. работников в
странах Запада
относят себя к рабочему классу. Сдвиги в сознании С. получают отражение в
деятельности их проф.
орг-цйй, зародившихся ещё в кон. 19 в. и получивших значит. развитие после 2-й
мировой войны.
Коммунистич. партии видят в С. близкого союзника пром. рабочего класса,
отстаивают их
жизненные требования и стремятся вовлечь их в общую борьбу рабочего класса, всех
трудя-
щихся.

Социализм вносит коренные изменения в социальное положение С. В дореволюц.
России среди С.
преобладали мелкобуржуй бурж. элементы (чиновничья бюрократия, земские,-С. и т.
п.). «Менее
пролетарские», по выражению Ленина, слои С. проявили колебания в ходе
социалистич. революции.
Часть старых кадров мел-кобурж. С. оказала сопротивление Сов. власти (саботаж и
т. п.). Вместе с
тем значит. часть низших С. выступила на стороне революции. Партия большевиков
привлекала их
пролетарские слои к осуществлению задач социалистич. преобразования (участие в
рабочем
контроле, в проведении национализации и т. д.). По мере движения к социализму
классовый состав
С. менялся, пополняясь выходцами из рядов рабочих и крестьян. Увеличение
численности С. и их
доли в самодеятельном населении сопровождается сдвигами в соотношении
неспециалистов и
специалистов: в Сов. Союзе в 1940 первых было в 4 раза больше, чем вторых, с
1970-х гг., напротив,
преобладали уже специалисты. В странах социалистич. содружества С. пользуются
всеми
социальными завоеваниям-и. Уровень их материального благосостояния растёт по
мере роста
материального благосостояния всего народа. Они являются активными строителями
нового
общества. Для социалистич. стран характерен высокий уровень проф. организации С.
Передовая их
часть состоит в рядах марксистско-ленинских партий.
• M a p к с К., Капитал, т. 1—3, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 23—25; Энгельс
Ф., Обществ, классы — необходимые и
излишние, там же, т. 19; Ленин В. И., Из экономич. жизни России, ПСС, т. 6; е г
о ж е, Трудовики и рабочая демократия,
там же, т. 21; его же, Гос-во и революция, там же, т. 33; его же, Удержат ли
большевики гос. власть?, там же, т. 34; е г о
же, Как нам реорганизовать Рабкрин, там же, т. 45; Проблемы изменения социальной
структуры сов. общества, М., 1968;
С е н я в с к и и С. Л., Изменения в социальной структуре сов. общества. 1938—
1970, М., 1973; ? е с ч а н-с к и й В. В.,
С. в бурж. обществе, М., 1975. А. Б. Вебер.
СЛУЧАЙНОСТЬ, см. Необходимость и случайность.
СМЕРТЬ, естеств. конец всякого живого существа.Человек, в отличие от всех др.
живых существ.
сознаёт свою смертность; с т. зр. осознания смысла С. как завершающего момента
человеч. жизни С.
и рассматривалась философией.
Отношение к С. во многом определяет формы религ. культов, что особенно заметно
при
рассмотрении культур древнего мира. Напр., для древних египтян земное
существование человека
выступает как подготовка к загробному бытию — отсюда важный для всего строя
егип. жизни культ
мёртвых, построение и украшение гробниц, необычайно развитое иск-во
бальзамирования и т. д.
Характерен также культ предков: древние японцы, напр., верили в то, что человек
после С.
продолжает существовать в своих живущих потомках и только при отсутствии таковых
умирает
окончательно. По мере ослабления родств. и общинных связей С. всё более
переживается не столько
как С. предка, сколько как собств. С., и культ предков держится уже не на непо-
средств. живом
чувстве, а скорее на традиции. Однако даже в новое время возникали попытки
преодолеть трагизм С.
с помощью возрождённого культа предков (ср., напр., идею воскрешения мёртвых
отцов средствами
науки у ?. ?. Фёдорова).
В большинстве древних культур отношение к С. носит эпич. характер (важное
исключение
составляет аккадский эпос о Гильгамеше); иное, трагич. отношение к С. возникает
позднее и
характерно для новых религий — буддизма в Индии, зороастризма в Иране, иудаизма
(особенно у
др.-евр. пророков), даосизма в Китае, религ.-филос. движения в Греции 7—4 вв. до
н. э. Эти
духовные явления свидетельствовали об обострившемся чувстве личного бытия. В
античности одной
из попыток преодолеть страх С. и дать ей разумное истолкование было учение
Сократа, к-рый,
согласно Платону, считал, что «те, кто подлинно предан философии, заняты, по
сути вещей, только
одним — умиранием и смертью» («Федон» 64 а). Платон развил осн. тезис Сократа,
но
к-рому С. есть отделение души от тела, освобождение её из «темницы», где она
пребывала в своей
земной жизни. Это представление о С. как освобождении «божественной,
бессмертной,
умопостигаемой, единообразной, неразложимой, постоянной и неизменной в самой
себе...» души от
«...человеческого, смертного, непостижимого для ума, многообразного, разложимого
и тленного, не-
постоянного и неверного самому себе...» тела («Федон» 80 Ь) восходит к орфикам и
пифагореизму.
Учение Сократа, Платона и Аристотеля о бессмертии души смягчает трагизм С.,
впоследствии оно,
хотя и в преобразованной форме, воспринимается христианством и на мн. века
становится
определяющей традицией в европ. духовной жизни. Другое понимание С. складывается
в философии
стоицизма и особенно Эпикура. Цель их размышлений та же, что и у Сократа:
освободить человека
от страха С. Стоики указывают на всеобщность и естественность С., Эпикур
приводит простой
довод: С. для человека реально не существует, он с нею «не встречается», а
потому ему нечего её
страшиться. Несмотря на то, что по своему содержанию сократов-ско-платоновское и
эпикуровское
учения противоположны, их объединяет специфически греч. рационализм в самом
подходе к факту
С.: опору для человека в час С. греч. философия ищет или в вечности (учение о
бессмертии души и её
переселении), или же в сознании роковой неизбежности самого круговорота бытия,
его не-
отменимости.
В этом отношении противоположность греч. переживанию факта С. представляет др.-
евр.
мировоззрение, нашедшее выражение в ветхозаветной лит-ре. С одной стороны, здесь
в характерном
для древних культур духе отношение к С. не является чем-то трагическим и С.
воспринимается как
естеств. завершение пути. Но поскольку человек понимается здесь не как
природное, а как
сверхприродное существо, ведущее диалог с богом, постольку появляется и новое
отношение к С.:
последнюю рассматривают как кару, постигшую человека за грехи, совершённые его
предком —
Адамом. С. как естеств. конец живого существа для этого мировоззрения есть нечто
в высшей
степени бессмысленное, и эта бессмысленность преодолевается верой в то, что «для
бога всё
возможно», в т. ч. и вторжение в природный порядок и ход вещей (вера в конец
света, в приход мес-
сии). В христианстве появляется острое переживание собств. личного бытия, а
потому драматич.
переживание конца этого бытия; одним из гл. мотивов христианства становится вера
в спасение — в
преодоление С. богочеловеком Христом, через к-рого становится возможным спасение
всего рода
человеческого.
В новое время возобновился диалог между имманен-тизмом (пантеизмом) и
трансцендентизмом,
характерным гл. обр. для протестантского мышления (Лютер, Кант, Кьеркегор).
Пантеистич.
мировоззрение, уходящее своими корнями в эллинистич. философию, в неоплатонизм
(Бруно),
воскресило характерный для греков рационализм в решении проблемы С. Пантеистич.
традиция,
идущая через Спинозу, Гёте и Гегеля, отрицает трансцендентность бога и вместе с
ней — онтоло-гич.
смысл С. как перехода из имманентного в трансцендентный мир, а тем самым
онтологич. смысл
личности как моста между сверхприродным и природным мирами. Отсюда характерное
для
пантеизма перемещение центра тяжести с воли и веры на разум и понимание — именно
в этом
пункте пантеизм непосредственно смыкается с Просвещением. По словам Спинозы,
«человек
свободный ни о чем так мало не думает, как о смерти, и его мудрость состоит в
размышлении не о
смерти, а о жизни» (Избр. произв., т. 1, М., 1957, с. 576).
В 18—19 вв. развитый пантеистич. философией принцип имманентизма с его
перенесением
смыслового центра на посюсторонний мир трансформировался Просве-
СМЕРТЬ 617
щением в идею прогресса, развитую в двух вариантах — позитивистском (Конт,
Спенсер) и
идеалистическом (Фихте, Гегель). Кризис идеи прогресса привёл к возрождению
антич. принципа
«вечного возвращения» — у Шопенгауэра, Ницше, Шпенглера. Это направление, с
самого начала
отправлявшееся от позитивистских предпосылок, тяготело к «дионисийству» с его
культом эроса и
С., выступавшей в конечном счёте как завершающий момент вакхич. восторга и
окончат. слияния с
тёмной праосновой бытия. Ницшеанское мироощущение воспроизводится впоследствии —
в разных
вариантах — Шпенглером, Ортегой-и-Гасетом, Сартром, Камю и др. Другая ветвь
позитивистского
направления развивается фрейдизмом, в основе к-рого лежит та же интуиция внутр.
связи эроса и С.
Противоположное этому направление представлено диалектической теологией (Барт,
Бультман,
Тиллих), рус. и нем. вариантами экзистенциализма (Шестов, Бердяев, ранний
Хайдеггер, Ясперс), а
также Марселем, Бубером и др. Опираясь на Кьеркегора, представители этого
направления пытаются
вернуться к раннему христианству (а Шестов и Бубер к Ветхому завету) с его
трансцендентизмом,
позволявшим человеку переживать свою С. как религ. таинство соединения
несоединимого —
трансцендентного (божественного) и имманентного (человеческого). Хотя С. и
выступает как нечто
абсурдное для человека, руководящегося разумом «мира сего», но это не абсурд
Камю: он возникает
не от бессмысленности бытия, а от трансцендентности и сокрытости его смысла от
человека.
В марксистской философии конечность индивида рассматривается как диалектич.
момент
существования человечества, восходящего в своём поступат. развитии к более
совершенным
обществ. формам выявления «сущностных сил» человека. «Смерть, — писал К. Маркс,
— кажется
жестокой победой рода над определенным индивидом и как будто противоречит их
единству; но
определенный индивид есть лишь некое определенное родовое с у щ е с т -в о и как
таковое смертен»
(Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 42, с. 119). Для марксистской философии трагизм
С. снимается
именно тем, что индивид как носитель всеобщего остаётся жить в роде. Само
стремление связать
бытие личности с миром трансцендентного, с богом, марксистская философия
объясняет как раз
отрывом личности от общественного целого, к к-рому она принадлежала до того, и к
попыткам
заменить реальный общественно-родовой смысл её бытия смыслом иллюзорным.
Марксизм-
ленинизм — философия оптимистическая: человек и после С. остаётся жить в
результатах своего
творчества,— в этом марксизм и видит его дей-ствит. бессмертие.
* Совр. экзистенциализм. Критич. очерки, М., 1966; J о 1 i-vet R., Le Probleme
de la mort chez M. Heidegger et J.-P. Sartre,
[P., 1950]; M or i n E., L'homme et la mort dans l'histoire, [P.], 1951;
Pfannmuller G., Tod, Jenseits und Unsterblichkeit in der
Religion, Literatur und Philoso-;hie der Griechen und Romer, Munch.—Basel, 1953;
R a h n e r K., ur Theologie des Todes,
Freiburg—Basel — W., 19592; F e i-f e l H. (ed.), The meaning of death, N. У.,
1959; С h o r o n J., Death and Western thought,
N. Y., 1963; JankelevitchV., La mort, P., 1967. П. П. Гайденко.
СМИРНОВ Георгий Лукич (р. 14.11.1922, хутор Антонов Октябрьского р-на
Волгоградской обл.),
сов. философ и парт. деятель, чл.-корр. АН СССР (1981). Чл. КПСС с 1943. Окончил
в 1950
Саратовскую парт. школу, в 1952 историч. ф-т Волгоградского педагогич. ин-та, в
1957 Академию
обществ. наук при ЦК КПСС по кафедре диалектич. и историч. материализма. В 1942—
47 на
комсомольской, с 1947 на парт. и препо-дават. работе. В 1962—65 член редколлегии
и ред. по отделу
философии журн. «Коммунист». С 1957 на от-ветств. работе в аппарате ЦК КПСС, с
1969 зам. зав., с
1974 первый зам. зав. Отделом пропаганды ЦК КПСС.
618 СМИРНОВ
Осн. работы в области историч. материализма и науч. коммунизма — социально-
классовая структура
общества, динамика развития и роль рабочего класса; развитие личности, в
особенности
формирование социали-стич. типа личности; вопросы коммунистич. воспитания,
теория и практика
пропаганды. Кандидат в чл. ЦК КПСС с 1970.
• Развитие рабочего класса СССР и его роль в строительстве коммунизма, в кн.:
Изменение классовой структуры
общества в процессе строительства социализма и коммунизма, М., 1961; Коммунизм—
дело каждого, М., 1961;
Формирование коммунистич. обществ. отношений, М., 1962; Демократия, свобода и
ответственность личности, М.,
1968; XXIV съезд КПСС и формирование нового человека, М., 1972; Советский
человек, М. 19803.
СМОЛЛ (Small) Албион Вудбери (11.5.1854, Бак-филд, — 24.3.1926, Чикаго), амер.
социолог.
Взгляды С. формировались под воздействием социального дарвинизма и психологизма
Л. Уорда и
были эклектичны. Осн. единицей социологич. анализа С. считал категорию интереса,
рассматривая
социальную жизнь как результат взаимодействия шести классов интересов,
ориентированных на
здоровье, благосостояние, общение, познание, красоту и справедливость.
Социология, по С., должна
иметь практич. выход в «социальной технологии», призванной способствовать
постепенному улуч-
шению социальных институтов. Отсюда проистекал бурж. политич. реформизм С.
С. считается одним из основателей амер. социологии. Он был руководителем первого
в мире
социологич. ф-та Чикагского ун-та (с 1892), основал журн. «American Journal of
Sociology» (1895),
был одним из основателей Амер. социологического об-ва и совместно с Дж.
Винсентом издал первый
амер. учебник по социологии (1894).
• An introduction to the study of society, N. Y., 1894 (совм. с G. E. Vincent);
General sociology, Chi.— L., 1905; The meaning
of social science, Chi., 1910.
* ??н И. С., Позитивизм в социологии, Л., 1964; История бурж. социологии 19 —
нач. 20 вв., М., 1979, гл. 4.
СМЫСЛ в философ и и и традиц. логике, то же, что значение. В логич. семантике
термины «С.» и
«значение» также часто рассматриваются как синонимы, но в наиболее
распространённой теории
значения имён Г. Фреге — А. Чёрча, лежащей в основе большинства совр. металогич.
(см.
Металогика) концепций, эти понятия различают: значением (предметным значением,
денотатом)
нек-рого имени наз. обозначаемый (называемый) этим именем предмет или класс
предметов (объём
именуемого понятия), а С. имени (концепт его денотата) — содержание того же
понятия, т. е. то,
понимание чего является условием адекватного восприятия, усвоения данного имени.
Напр.,
значением выражений «Вечерняя звезда» и «Утренняя звезда» является один и тот же
предмет —
планета Венера, в то время как их С. (мысленное содержание) — различев. С.
однозначно определяет
свой денотат, но не наоборот; имена (и вообще языковые выражения) наз.
синонимами, если они
имеют один и тот же С. См. также Семиотика.
СМЭТС (Smuts) Ян Христиан (24.5.1870, Бовенплатс, Капская пров.,— 11.9.1950,
Ирене, близ г.
Претория), философ-идеалист; южноафр. политич. деятель, брит. фельдмаршал.
Премьер-мин. ЮАС
в 1919—24 и в 1939— 1948. Один из авторов устава Лиги Наций. В политич. соч.
пропагандировал
реакц. расистские теории. В полемике с дарвинизмом разработал филос. концепцию
холизма,
согласно к-рой в основе эволюционных процессов лежит активность нематериальных и
непозна-
ваемых «целостностей». Усматривал в них источник высших моральных ценностей
людей.
Концепция С. близка к теориям «творческой эволюции» Бергсона и эмерджентной
эволюции Ллойд
Моргана и Александера.
• Holism and evolution, N. ?., 1926; Plans for a better world, L., 1942.
• Богомолов А. С., Идея развития в бурж. философии XIX и XX вв., М., 1962, с.
320—35; Graf ford F. S., Jan Smuta. A
biography, N. Y.. 1945.
СНОВИДЕНИЯ, субъективно переживаемые психич. явления, периодически возникающие
но время
естественного сна. Интерес к С. характерен для всех эпox человеч. культуры
(убеждение в том, что С.
имеют жизненно практич. смысл и подлежат истолкованию), однако подход к ним
существенно
менялся на протяжении истории. В С. видели откровение богов или вторжение
демонов, один из
способов контакта с «невидимым» миром. Древнейший дошедший до нас сонник (ок.
2000 до н. э.,
Др. Египет) содержит истолкование 200 снов и описание магич. ритуалов для
«защиты» спящего от
вредоносных духов. Толкование С. с целью указания путей лечения играло большую
роль в
древнейшей медицине, ещё не отделившейся от религ.-магич. практики (храмовый сон
— т. н.
инкубация).
Первые опыты рационального истолкования С. принадлежат др.-греч. философам
(Демокрит и др.).
Согласно Платону, С. могут служить источником творч. вдохновения. Основателем
психологич.
подхода в объяснении С. явился Аристотель, к-рый рассматривал их как продолжение
деятельности в
состоянии сна. Систематизатором греч., егип., вост. толкований символики С.
выступил во 2 в. н. э.
Артемидор; его «Онейрокритика» послужила источником бесчисленных позднейших
сонников. В ср.
века преобладало религ.-моралистич. истолкование С., восходившее к библейским
представлениям.
В эпоху Возрождения истолкование С. тесно переплеталось с оккультизмом; рост
рационализма вы-
теснил интерес к С. на периферию культуры. В 19 в. этот интерес постепенно
возрождался с
развитием эм-пирич. исследований в области психологии, особенно в связи с
проблемой
бессознательного. В то же время этнологи раскрыли большую роль С. в примитивных
культурах, их

<<

стр. 65
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>