<<

стр. 66
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

связь с мифами, а также универсальный характер ряда образов и символов С.
Начиная с эпохи
романтизма, подчёркивалось значение С. в психологии творческого процесса. Первая
попытка
создать систе-матич. психологич. теорию С. была предпринята Фрейдом в 1900
(«Толкование С.»,
рус. пер. 1913). Фрейдом и его школой психоанализа был накоплен большой
клинический материал,
характеризующий типы и закономерности протекания С., связь их с архаическим или
инфантильным
мышлением, с невротич. симптомами, фантазиями и т. д. Однако в истолковании
сновидений Фрейд
преувеличивал роль сексуальных мотивов, а также ранних детских воспоминаний. С.,
по Фрейду,—
это иллюзорное осуществление вытесненных (см. Вытеснение) желаний. В глубинной
психологии, а
также в психотерапии придаётся особое значение анализу С. как методу
проникновения в бессознат.
психич. процессы; при этом подчёркиваются компенсаторные функции С. как
восполнения действит.
жизни (А. Адлер), С. рассматриваются как предвестники будущих тенденций развития
личности
(Юнг), как отражение бессознат., коллективного «родового» опыта и т. п.
Целостной общепринятой теории С. пока не существует. Изучение С. ведётся в
разных направлениях
— этнографией, историей культуры, медициной (С. как средство диагностики),
экспериментальной
психологией и др.
СНЯТИЕ (нем. Aufheben), преобразование, в к-ром наличные формы или принципы
устраняются,
отрицаются, но вместе с тем сохраняют, удерживают своё значение как подчинённые
моменты новой
целостности или системы. С. — одно из важнейших понятий философии Гегеля,
связанное с его
диалектич. концепцией развития. Указывая на двоякий смысл термина Aufheben
(сохранить,
удержать и в то же время устранить, прекратить, положить конец), Гегель
подчёркивал, что снятое
есть всегда нечто опосредствованное процессом развития. С., по Гегелю,— это
низведение нек-рого
реального основания (предмета, системы, структуры) до момента более развитого
целого. Т. о., С.
характеризует возникновение нового единства, более высокую ступень развития.
Указанное
толкование Гегель относил прежде все-
го к сфере духа и познания; в его идеалистич. трактовке духовная субстанция
осуществляет и
преодолевает себя, сохраняя преодоленные формы как орудия своей деятельности.
В марксистской филос. лит-ре термин «С.» употребляется как характеристика
развивающегося
объекта в рамках отрицания отрицания закона и отождествляется с понятием
диалектич.
отрицания.
• Гегель Г. В. Ф., Феноменология духа, Соч.. т. 4, ? 1959, с. 2,6,11, 14
— 15, 19, 24—25, 28; е г о ж е, Наука Логики,
т. 1, М., 1970, с. 168 — 69, 306; т. ,3, М., 1972, с. 286; его же,
Энциклопедия филос. наук, т. 1 - Наука Логики, М.,
1974, с. 237—38.
СОБСТВЕННОСТЬ, исторически определённый обществ. способ присвоения людьми
предметов
производительного и непроизводительного потребления. С. всегда связана с вещью
(объектом
присвоения), но она не сама вещь, а отношение между людьми по поводу вещи.
Необходимо различать материальные и идеологич. отношения С. Как материальное
отношение С.—
это производств. (экономич.) отношения, взятые в их целостности. «...Определить
буржуазную
собственность,— писал К. Маркс,— это значит не что иное, как дать описание всех
общественных
отношений буржуазного производства» (M a p к с К. и Э н г е л ь с Ф., Соч., т.
4, с. 168). В качестве
экономич. категории С. представляет собой обществ. отношения непосредств.
производства и
неотделимые от них обществ. отношения распределения, обмена (обращения) и
потребления.
«Всякое производство есть присвоение индивидом предметов природы в рамках
определенной
формы общества и посредством нее. В этом смысле будет тавтологией сказать, что
собственность
(присвоение) есть условие производства» (Маркс К., там же, т. 46, ч. 1, с. 23).
Как идеологич. отношение С. в классовом обществе есть, по мысли Маркса, юридич.
выражение
производств. отношений (см. там же, т. 13, с. 7). В качестве юридич. категории
С. представляет собой
отношения владения, пользования и распоряжения объектом С., отражающие обществ.
отношения
производства, распределения, обмена и потребления и закрепляемые в нормах права.
По традиции, восходящей к работам Г. В. Плеханова, идеологич. отношения С.
обозначаются также
понятием «имуществ. отношения». В отличие от юридич. выражения производств.
отношений
имущественные отношения могут выражать производственные отношения не только
через нормы
права, но и нормы морали, принимать форму обычаев, правил простой справедливости
и т. п.
Маркс резко критиковал Прудона за его попытку представить бурж. С. среди
экономич. категорий в
виде некоего независимого отношения, за его смешение экономич. и юридич. аспекта
С. «Стремиться
дать определение собственности, — писал Маркс, — как независимого отношения, как
особой
категории, как абстрактной и вечной идеи значит впадать в метафизическую и
юридическую
иллюзию» (там же, т. 4, с. 168). Маркс считал, что Прудон «...совершает нечто
худшее, чем
методологическую ошибку: он обнаруживает непонимание той связи, которая
соединяет все формы
буржуазного производства...» (там же, т. 27, с. 406). Значительно позже, вновь
возвращаясь к данной
проблеме, Маркс обращал внимание на важность чёткого разграничения двух аспектов
С. Он писал:
«на вопрос: что она такое? — можно было ответить только критическим анализом
"политической э к
о н о м и и", охватывающей совокупность этих отношений собственности не в их
юридическом
выражении как волевых отношений, а в их реальной форме, то есть как
производственных
отношений» (там же, т. 16, с. 26).
СОБСТВЕННОСТЬ 619
Сущность всей совокупности производств. отношений (осн. производств. отношение)
составляет
форма С. на средства производства — отношение между людьми по поводу средств
производства.
Будучи обществ. способом присвоения людьми средств производства, С. на средства
производства
обусловливает собой обществ. способ присвоения людьми производимой продукции.
Она составляет
внутреннюю основу всей совокупности производств. отношений, так или иначе
проявляется в этих
отношениях. Причём экономич. отношения присвоения предметов производит. и
непроизводит.
потребления не существуют вне и помимо экономич. отношений фаз обществ.
воспроизводства,
составляя их реальное содержание, к-рое закрепляется в классовом обществе
юридич. принципами и
нормами владения, пользования, распоряжения.
Социальное равенство людей в их взаимном отношении к средствам производства, т.
е. присвоение,
единственным критерием к-рого является живой труд, утверждает себя как обществ.
С.—
производств. отношения сотрудничества и взаимопомощи. Социальное неравенство
людей, позволяя
одним (собственникам) присваивать труд других (несобственников), утверждает себя
как частная
С.— производств. отношения господства и подчинения. Первая составляет
материальную основу
единства и солидарности людей (неантагони-стич. общество), вторая — разделения
людей на враж-
дебные классы и классовой борьбы (антагонистич. общество).
Непосредств. закрепление, определяющее историч. специфику производств.
отношений, а вместе с
ними и всей системы обществ. отношений, форма С. на средства производства
находит в обществ.
способе соединения работника (рабочая сила) со средствами производства. «Тот
особый характер и
способ, — писал Маркс, — каким осуществляется его соединение, отличает различные
экономические эпохи общественного строя» (там же, т. 24, с. 43—44). В
соответствии с особым
характером и способом такого соединения выделяются историч. типы (формы) С. на
средства
производства и, следовательно, историч. типы (формы) производств. отношений,
составляющих
сущность определ. общественно-экономич. формаций. Так, соединение в процессе
производства
работника со средствами производства путём прямого внеэкономич. принуждения его
к труду в виде
бесправного «говорящего орудия» закрепляет рабовладельч. тип С. Экономич.
принуждение к труду
формально свободного, но также лишённого средств производства работника,
вынужденного
продавать свою рабочую силу, определяет капиталистич. тип С. В условиях
реального социализма —
первой фазы коммунистич. общественно-экономич. формации — обществ. С. на
средства
производства существует в двух основных формах: государственной (общественной) и
колхозно-
кооперативной. В ходе коммунистич. строительства формируется единая общенародная
С.,
становление к-рой составляет экономич. основу складывания бесклассовой структуры
общества. На
26-м съезде КПСС было высказано положение о том, что в главном и основном
становление
бесклассовой структуры общества произойдёт в историч. рамках зрелого социализма.
* M a p к с К., [Письмо] П. В. Анненкову, 28 декабря [1846 г.], M a p к с К и
Энгельс Ф., Соч., т. 27; е г о же, Нищета
философии, там же, т. 4; е г о ж е, Экономич. рукописи 1857—1859 гг., там же, т.
46 (ч. 1—2); его же, К критике
политич. экономии, там же, т. 13; его ж е, О Прудоне (письмо И. Б. Швейцеру),
там же, т. 16; Энгельс Ф., Анти-Дюринг,
там же, т. 20; Ленин В. И., Что такое «друзья народа» и как они воюют против
социал-демократов?, ПСС, т. Г, его же,
Империализм, как высшая стадия капитализма, там же, т. 27; е г о ж е, Гос-во и
революция, там же, т. 33; е г о ж е,
Очередные задачи Советской власти, там же, т. 36; е г о ж е, О кооперации, там
же, т. 45; Материалы XXVI съезда
КПСС, М., 1981; Методологич. проблемы обществ. наук, М., 1979.
Ю. К. Плетников.
620 СОВЕСТЬ
СОВЕСТЬ, категория этики, характеризующая способность личности осуществлять
нравственный
самоконтроль, самостоятельно формулировать для себя нравственные обязанности,
требовать от себя
их выполнения и производить самооценку совершаемых поступков; одно из выражений
нравственного самосознания личности. С. проявляется как в форме рационального
осознания
нравственного значения совершаемых действий, так и в форме эмоциональных
переживаний (напр.,
«угрызений С.»). См. также Мораль, Этика.
СОВЕТСКИЙ НАРОД, новая историческая, социальная и интернациональная общность
людей,
имеющих единую территорию, экономику, единую по социали-стич. содержанию и
многообразную
по нац. особенностям культуру, федеративное общенародное государство и общую
цель —
построение коммунизма; возникла в СССР в результате социалистич. преобразований
и
возникновения прочного социально-политич. и идейного единства всех классов и
слоев, наций и
народностей. С. н. представляет собой многонац. коллектив тружеников города и
деревни,
объединённый общностью социалистич. строя, марксистско-ленинской идеологией,
коммунистич.
идеалами рабочего класса, принципами интернационализма. У С. н. единые высшие
органы гос.
власти и гос. управления СССР, Конституцией СССР для всех сов. людей установлено
единое
союзное гражданство. Общим языком межнац. общения в СССР является рус. язык, что
является
выражением той роли, к-рую играет рус. народ в братской семье народов СССР.
В образовании С. н. важнейшая роль принадлежит КПСС — партии, интернац. по своей
идеологии,
политике, составу и строению. Объединяя в своих рядах наиболее сознат. часть
дружеств. классов и
групп, наций и народностей, КПСС выражает жизненные интересы всего С. н.,
цементирует
общность сов. людей во всех сферах жизни.
Материальная и духовная общность сов. людей получила всестороннее развитие в
условиях зрелого
социализма. Усиление социальной однородности сов. общества, его социально-
политич. единства,
перерастание государства диктатуры пролетариата в общенар. гос-во привели к ещё
большему
укреплению союза и дружбы всех классов и социальных групп, наций и народностей
СССР, у
представителей к-рых становится всё больше общесоветских, интернациональных
черт. В условиях
зрелого социализма и строительства коммунизма усилилась интернац. экономич.
общность, достигла
высокого уровня общесоюзная экономика — целостный нар.-хоз. комплекс, включающий
нар. х-во
всех республик и развивающийся по единому гос. плану в интересах всей страны и
каждой
республики.
На основе экономич. и социально-политич. общности социалистич. наций и
народностей растёт их
духовная общность, происходит дальнейшее сближение нац. культур. Усиление
интернац. черт в нац.
культуре и характере говорит не о том, что национальное якобы приносится в
жертву
интернациональному, а о том, что меняется, обогащается само понятие
национального. Величайшим
результатом революц. переустройства общества явилось рождение нового духовного и
психологич.
облика сов. людей, к-рые, сохраняя свои нац. особенности, в главном имеют
интернационалистские
черты. Нац. общность находится в органич. единстве с более высокой, интернац.
общностью, и
представители любой нации и народности СССР считают себя прежде всего сов.
людьми, что нашло
выражение в возникновении чувства общенац. гордости сов. человека. С. н. как
новая социальная и
интернац. общность стал важнейшим фактором дальнейшего прогресса развитого
социализма в
СССР и прообразом будущих более широких интернац. общностей людей. См. также
Дружба наро-
дов, Нация, Национальный вопрос.
• Маркс К., Энгельс Ф., Немецкая идеология, Соч., т. 3; и х ж е, О Польше,
там же, т. 4; Л е н и н В. И.,
К ев-
рейским рабочим, ПСС, т. 10; его же, Положение и задачи социалистич.
Интернационала, там же, т. 26; е г о ж е, Тезисы
ко II конгрессу Коммунистич. Интернационала, там же, т. 41; Материалы XXIV
съезда КПСС, М., 1971; Материалы
XXV съезда КПСС, М., 1976; Материалы XXVI съезда КПСС, М., 1981; Дорогами
дружбы, М., 1972; Советский народ
— строитель коммунизма, т. 1—2, Фрунзе, 1977; Развитие советского народа — новой
исторической общности, М.,
1980.
СОВИ (Sauvy) Альфред (31.10.1898, Вильнёв-де-ла-Рао), франц. демограф, социолог
и экономист,
обществ. деятель. Основатель Нац. ин-та демографич. исследований (1946) и журн.
«Population». С.—
автор более 20 книг по демографии, социологии и обществ.-политич. проблемам. В
работе «Общая
теория населения» (v. 1—2, 1952—54, рус. пер., т. 1—2, 1977) исследовал
соотношение социальных и
биологич. процессов в воспро-из-ве населения и воздействие демографич. процессов
на
общественное, в т. ч. экономич., развитие. В этой и др. работах — «От Мальтуса
до Мао Цзедуна»
(«De Mal-thus а Мао Tse Toung», 1958), «Мальтус и два Маркса» («Malthus et les
deux Marx», 1963),
«Мифология нашего времени» («Mythologie de notre temps», 1965) подверг резкой и
аргументированной критике мальтузианство, выявил зависимость самого определения
«оптимум на-
селения» от технич. прогресса и социально-экономич. строя общества, исследовал
соотношение
демографич. и экономич. инвестиций. Осуждая «мальтузианский культ богатства»,
воплощённого в
наличных материальных ценностях, С. подчёркивает, что подлинное богатство
заключается в
развитии человеч. потенциала общества (в особенности в науч. знании, технич.
опыте и производств.
квалификации людей); по его мнению, технич. прогресс в целом ведёт к увеличению,
а не со-
кращению занятости населения. Согласно С., демография выступает как
«очеловеченная»
политэкономия и социология, измеряющая обществ. проблемы не в их денежном
выражении, а в
людях. С. принадлежит также много работ по социальной психологии, проблемам
обществ. мнения,
гос. устройства, экономич. истории Франции и актуальным проблемам внутр. и внеш.
политики. В
кн. «Нулевой рост?» («Croissance zero?», 1973), «Конец богатых» («La fin des
riches», 1975) и «Стои-
мость и ценность человеч. жизни» («Cout et valeur de la vie humaine», 1977) С.
выступает с критикой
экологич. пессимизма и призывает к устранению экономич. контрастов между
развитыми и
развивающимися странами. Вместе с тем для С. характерно типичное для реформистов
одностороннее истолкование марксизма, а в последних работах увлечение
мелкобуржуазно-
радикальными взглядами. По своим политич. взглядам С. близок к «демократич.
социализму» и в кн.
«План Сови» («Le plan Sauvy», I960), «Социализм в условиях свободы» («Le
socialisme en liberte»,
1974) и др. придерживается концепции т. п. «смешанного общества» по образцу
Швеции. С,—
активный сторонник мирного сосуществования двух систем, а также экономического и
культурного
сотрудничества между Францией и СССР.
• Richesse et population, P., 19432; L'Europe et sa population, P., [19541; La
nature sociale, P., 1957; La montee des jeunes, P.,
1959; La bureaucratic, P., 19612; L'opinion publique, nouv. ed., P., 1964; La
machine et le ctiomage, P., 1980; в рус. пер.—
Отношение между демографией я социальными науками в капиталистам, странах, «ВФ»,
1957, № 6; Постарение
населения и омоложение обществ. институтов, в-кн.: Какое будущее ожидает
человечество?, Прага, 1964.
* Араб-Оглы Э. А., Нек-рые проблемы народонаселения, «ВФ», 1957, Ns 6;
Марксистская и бурж. социология сегодня,
М., 1984, с. 7—60; Рубин Я. И., Теории народонаселения, М., 1972; его же,
Проблемы народонаселения как объект
ндейно-политич. борьбы, Минск, 1976.
СОДЕРЖАНИЕ И ФОРМА, филос. категории, во взаимосвязи к-рых содержание, будучи
определяющей стороной целого, представляет единство всех составных элементов
объекта, его
свойств, внутр. процессов, связей, противоречий и тенденций, а форма есть способ
существования и
выражения содержания. Термин «форма» употребляется также для обозначения внутр.
организации
содержания и связан, т. о., с понятием струк-
туры. Отношение С. и ф. характеризуется единством, доходящим до их перехода друг
в друга,
однако это единство является относительным. Во взаимоотношении С. и ф.
содержание представдяет
подвижную, динамичную сторону целого, а форма охватывает систему устойчивых
связей предмета.
Возникающее в ходе развития несоответствие С. и ф. в конечном счёте разрешается
«сбрасыванием»
старой и возникновением новой формы, адекватной развившемуся содержанию.
Категории С. и ф. появляются в др.-греч. философии: первую развитую концепцию
формы создала
др.-греч. атомистика, в к-рой форма выражала одну из важнейших определённостей
атомов и
означала пространственно организованную структуру тела. В истории философии в
качестве
категории содержания выступало понятие «материя», означающее вещественное
первоначало —
сохраняющийся субстрат (основу) всех изменений. У Платона понятие формы
обозначало реальную
определённость тела как некоей целостности, обладающей самостоятельным,
независимым от мира
природных вещей существованием. С идеалистич. позиций решая проблему отношения
мира форм
(идей) к миру материальных вещей, Платон исходил из того, что чувств. вещи
возникают из
взаимодействия формы и «материи», причём форме принадлежит определяющая,
активная роль.
Наиболее развитую античную концепцию С. и ф. построил Аристотель, к-рый
утверждал, что форма
есть определённость самих материальных вещей, а телесная вещь есть единство
формы и «материи»,
оформленная «материя». Однако, говоря о мире в целом, он допускал существование
неоформленной
«материи» и нематериальной формы, обладающей независимым от «материи»
существованием и
восходящей к «форме форм», т. е. к богу.
В новое время первый шаг к преодолению идеализма в понимании «материи» и формы
сделал Бруно;
его идеи развивали Ф. Бэкон, Декарт, Бойль, Гоббс. Если Декарт и его
последователи свели всё
богатство природных тел к протяжённости и её свойствам, то Бэкон, исходя из
многокачественности
«материи», выдвигал идею о её примате над формой и об их единстве.
Кант выдвинул тезис, согласно к-рому форма есть принцип упорядочивания,
синтезирования
«материи», понимаемой как чувственно данное многообразие. Переосмыслив традиц.
проблему
соотношения «материи» и формы, Кант выдвинул на первый план новый аспект-вопрос
о С. и ф.
мышления. Для более адекватного выражения сущности отношения между «материей» и
формой
Гегель вводит категорию «содержание», к-рая включает форму и «материю» как
снятые моменты: со-
держание объемлет собой как форму, так и «материю». По Гегелю, отношение между
С. и ф. есть
взаимоотношение диалектич. противоположностей, т. е. их взаимопревращение.
К. Маркс и Ф. Энгельс углубили введённое Гегелем различие содержания и
материального субстрата
вещи («материи»): содержанием, согласно классикам марксизма, является не сам по
себе субстрат, а
его внутр. состояние, совокупность процессов, к-рые характеризуют взаимодействие
образующих
субстрат элементов между собой и со средой и обусловливают их существование,
развитие и смену; в
этом смысле само содержание выступает как процесс.
Диалектико-материалистич. понимание формы предполагает рассмотрение её как
развивающейся и
становящейся структуры: необходимо, по мысли Маркса, «... генетически вывести
различные
формы...» и понять «...действительный процесс формообразования в его различных
фазах» (Маркс К.
и Энгельс Ф., Соч., т. 26, ч. 3, с. 526), с учётом обвективной субординации С. и
ф.
СОДЕРЖАНИЕ 621
Развивая марксистский анализ особенностей развитии как борьбы С. и ф.,
составными моментами к-
рой являются ииаимолереход С, и ф. и «наполнение» старой формы новым
содержанием, В. И. Ленин
сформулировал важное положение о том, что «...всякий кризис, даже всякий перелом
в развитии,
неизбежно ведет к несоответствию старой формы с новым содержанием» (ПСС, т. 27,
с. 84).
Разрешение противоречий между С. и ф. может протекать по-разному — от полного
отбрасывания
старой формы, переставшей соответствовать новому содержанию, до использования
старых форм,
несмотря на существенно изменившееся содержание. Но в последнем случае и форма
не остаётся
прежней, новое содержание «... может и д о л ж н о проявить себя u любой форме,
и новой и старой,
может и должно переродить, победить, подчинить себе все формы, не только новые,
но и старые...»
(там же, т. 41, с. 89).
Применительно к мышлению проблема взаимоотношения С. и ф. рассматривается в
диалектич.
материализме на основе принципа, согласно к-рому мышление отражает объективный
мир как
содержанием, так и формой. Содержание мышления — это результат отражения в
совокупной
духовной культуре человечества природных и социальных явлений. В содержание
мышления входят
все многообразные определения действительности, воспроизводимые сознанием, в
т.ч. её всеобщие
связи и отношения; эти последние при определ. условиях приобретают специфически
логич.
функции, выступают в качестве форм мышления. Категориальная структура мышления
развивается
но мере развития познания, и чем полнее, глубже и всестороннее содержание
мышления, тем в более
развитых и конкретных формах оно выражается.
• Маркс К. иЭнгельсФ., Соч., т. 1, с. 158—59, 280— 368; т. 2, с. 143; Лекторский
В. А., Проблема субъекта и объекта в
классич. и совр. бурж. философии, М., 1965; е г о ж е, Субъект, объект,
познание, М., 1980; M а м а p д а ш в и-л и М. К.,
Формы и содержание мышления, М., 1968; Н а у-менко Л. К., Монизм как принцип
диалектич. логики, А.-А., 1968;
Кураев В. И., Диалектика содержательного и формального в науч. по.чнании, М.,
)1977; Основы марксистско-ленинской
философии, М., 19805; Материалистич. диалектика. Краткий очерк теории, М., 1980.
В. И. Кураев.
СОЗЕРЦАНИЕ, чувственная ступень познания (см. Отражение, Теория познания). В
идеалистич.
филос. традиции можно выделить два осн. понимания С., причём оба они
непосредственно связаны с
понятием интуиции. Первое из них восходит к Платону, у к-рого С. выступало как
внечувственное
познание идей и составляло основу познания «по истине». Второе развивалось
Кантом, к-рый
противопоставлял С. как мышлению, так и ощущению и трактовал его как
представление о
единичном предмете, к-рое должно подвергаться в познании категориальной
переработке. В
феноменологии Гуссерля рассматриваются оба вида С.— «эмпирическое» (сознание об
индивидуальном предмете) и «эйдетическое», предметом к-рого является сущность
(«эй-дос»).
Домарксистский материализм истолковывал познание как С., пассивный процесс
восприятия внеш.
мира, действующего на органы чувств человека. «Главный недостаток всего
предшествующего
материализма — включая и фейербаховский — заключается в том, что предмет,
действительность,
чувственность берётся только в форме объекта, или в форме созерцания, а не как
человеческая
чувственная деятельность, практика, не субъективно» (Маркс К., см. Маркс К. и
Энгельс Ф., Соч., т.
3, с. 1). Марксизм показал, что познание есть не пассивное С., а активная
деятельность, неразрывно
связанная с преобразованием мира.
• см. к ст. Теория познания.
СОЗНАНИЕ, одно из осн. понятий философии, психологии и социологии, обозначающее
высший
уровень
622 СОЗЕРЦАНИЕ
психич. активности человека как социального существа. Своеобразие этой
активности заключается в
том, что отражение реальности в форме чувствит. и умств. образов предвосхищает
практич. действия
человека, придавая им целенаправленный характер. Это обусловливает творч.
преобразование
действительности первоначально в сфере практики, а затем и во внутр. плане в
виде представлений,
мыслей, идей и др. духовных феноменов, образующих содержание С., к-рое
запечатлевается в
продуктах культуры (включая язык и др. знаковые системы), приобретая форму
идеального и высту-
пая как знание. С. включает также аксиологич., ценностный аспект, в к-ром
выражается
избирательность С., его ориентация на выработанные обществом и принятые
субъектом С. ценности
— философские, научные, политические, нравственные, эстетические, религиозные и
др. С. включает
отношение субъекта как к этим ценностям, так и к самому себе, выступая тем самым
в виде
самосознания, к-рое также имеет социальную природу. Познание человеком самого
себя становится
возможным благодаря его способности соотносить свои установки и ориентации с
жизненными пози-
циями других людей, умению встать на эти позиции в процессе общения. На
диалогич. характер С.
указывает и термин: «со-знание», т. е. знание, к-рое приобретается совместно с
другими.
Многоплановость С. делает его предметом изучения многих наук. Для философии
главным является
вопрос об отношении С. к бытию (см. Основной вопрос философии). Представляя
собой свойство
высокоорганизованной материи — мозга, С. выступает как осознанное бы-тие,
субъективный образ
объективного мира, субъек-| тивная реальность, а в гносеологич. плане
— как идеальное в
противоположность материальному и в единстве с ним.
При социологич. подходе С. рассматривается прежде всего как отображение в
духовной жизни
людей интересов и представлений различных социальных групп, классов,
наций, общества в
целом. Будучи отображением материального бытия, С. выступает в различных'
относительно
самостоят. формах.
В психологии С. трактуется как особый, высший уровень организации психич. жизни
субъекта, выде-
ляющего себя из окружающей действительности, отражающего эту действительность в
форме
психич. образов, к-рые служат регуляторами целенаправленной деятельности.
Важнейшей функцией
С. является мысленное построение действий и предвидение их последствий, контроль
и управление
поведением личности, её способность отдавать себе отчёт в том, что происходит
как в окружающем,
так и в своём собств. духовном мире. С. есть отношение субъекта к среде, что
означает включение в
акт С. как всей жизни субъекта в её уникальности и неповторимости, так и
непосредств. переживание
им системы своих отношений к реальности.
Идеализм исходит из того, что С. развивается имманентно, спонтанно и может быть
понято исключи-
тельно из самого себя. В противоположность этому историко-материалистич. учение
исходит из того,
что невозможно анализировать С. изолированно от других явлений обществ. жизни.
«Сознание... с
самого начала есть общественный продукт и остаётся им, пока вообще существуют
люди» (Маркс К.
и Энгельс Ф., Соч., т. 3, с. 29). Мозг человека заключает в себе выработанные
историей человечества
потенции, передающиеся по наследству задатки, к-рые реализуются в условиях
обучения, воспитания
и всей совокупности социальных воздействий. Мозг становится органом С. только
тогда, когда
человек вовлекается в обществ.
жизнь, усваивает исторически выработанные формы культуры.
С.— сложное системное образование, имеющее различные уровни. Знание об этих
уровнях
выражается в представлениях о степени отчётливости или ясности С. Обычно эти
степени
диагностируются у нормального
человека по его самоотчётам и по характеру ориентации в окружающей
действительности. Это
выражено, в частности, в переходах от сосредоточенности на объектах мысли и
действий, о к-рых
имеются отчётливые знания, к потере или подмене предмета мысли. С. неотделимо от
внимания,
свойства к-рого изучаются экспериментальной психологией (объём, распределение,
переключение и
др.).
В фокусе С. находится (благодаря сосредоточенности внимания) огранич. круг
объектов, тогда как
др. объекты, будучи за пределами этого круга, представляют периферию С.
Нейрофизиологич.
основа этого феномена получила своё объяснение в учении А. А. Ухтомского о
доминанте.
Наблюдаются также различные степени ясности С.— от состояний, характеризуемых
как озарение,
инсайт, интуитивное прозрение, до т. н. просоночных состояний. С. находится в
сложном соотно-
шении с различными формами неосознаваемой психич. деятельности. Среди них
выделяются в
качестве особой формы т. п. сверхсознание (К. С. Станиславский),
«надсознательный» уровень
психич. активности, присущий процессам творчества, когда нова-я идея отчётливо
выступает в С.
после того, как она уже порождена личностью и вошла в её внутр. строй.
История взглядов на С. На ранних ступенях развития философии ие было строгого
расчленения С. и
неосознанного, идеального и материального в трактовке психич. явлений. Так,
основа сознательных
действий человека обозначалась Гераклитом термином «логос» (под к-рым понимались
слово, мысль
и сущность самих вещей). Ценность человеч. разума определялась степенью его
приобщённости к
этому логосу — объективному миропорядку. Равным образом и в учениях др. греч.
мыслителей
психич. процессы идентифицировались с материальными (воздух, движение атомов и
др.). Впервые
грань между присущими человеку процессами С. и материальными явлениями была
намечена
софистами, а затем Сократом, акцентировавшим своеобразие актов С. сравнительно с
материальным
бытием вещей. Объективное содержание этих актов было возведено Платоном в особый
мир идей,
противоположный всему материальному. Платон считал, что как для всего космоса
бестелесный
разум является перводвигателем, источником гармонии, силой, способной адекватно
мыслить самое
себя, так и в каждой индивидуальной душе человека ум созерцает самого себя и
вместе с тем явля-
ется активным началом, регулирующим человеч. поведение.
Важную роль в формировании взглядов на С. как особую форму психического, в
отличие от др. его
форм, сыграли достижения естествознания и медицины. Они I позволили отграничить
С. как
способность человека иметь знание о собств. умств. и волевых актах от др.
проявлений
психического (Гален). С. соотносилось со своеобразием функционирования
организма, в к-ром
материальный носитель психики — пневма — локализовалась в различных частях
тела.
В антич. философии С. сопричастно разуму, к-рый космичен и предстаёт как
обобщение действит.
мира, как синоним универс. закономерности. В ср. века С. трактуется как
надмировое начало (бог), к-
рое существует до природы и творит её из ничего. При этом разум толкуется как
атрибут бога, а за
человеком оставляется лишь крохотная «искорка» всепроникаю-щего пламени божеств.
разума.
Вместе с тем в недрах христианства возникает идея спонтанной активности души,
причём в понятие
о душе включалось и С. По Августину, всё знание заложено в душе, к-рая живёт и
движется в боге.
Основанием истинности этого знания является внутр. опыт: душа поворачивается к
себе, постигая с
предельной достоверностью со'бств. деятельность. В дальнейшем понятие о внутр.
опыте стало
основным для т. н. интроспективной концепции С. Для Фомы Ак-винского внутр. опыт
— это
средство самоуглубления и общения с всевышним в форме сознат. разума. Бессо-
знат. душа была оставлена за растениями и животными, у человека же все психич.
акты, начиная с
ощущения, наделены признаками сознательности. Было введено понятие об интенции
как особой
операции С., выраженной в его направленности на внеположный С. объект
(интенциональный образ).
Материалистич. традиции в эпоху средневековья развивали арабоязычные мыслители —
Рази и Ибн
Сина, а также Иоанн Дунс Скот, выдвинувший учение о том, что материя мыслит.
На разработку проблемы С. в философии нового времени наибольшее влияние оказал
Декарт, к-рый,
выдвигая на первый план_момент самосознания, рассмат-ривал С. как внутр.
созерцание субъектом
содержания собств. внутр. мира, как непосредств. субстанцию, открытую лишь для
созерцающего её
субъекта и противостоящую пространств. миру. Душа, по Декарту, только мыслит, а
тело только
движется. Этот взгляд оказал огромное влияние на все последующие учения о С., к-
pое
отождествлялось со способностью субъекта иметь знание о собств. психич.
состояниях. В противовес
Де-карту было выдвинуто учений о бессознат. психике (Лейбниц). Франц.
материалисты 18 в.
(особенно Ла-метри и Кабанис), опираясь на достижения передовой физиологии и
медицины,
обосновали положение о том, что С. является особой функцией мозга, отличной от
др. его функций
тем, что благодаря ей человек способен приобретать знания о природе и самом
себе. Вместе с тем
домарксистские материалисты не смогли раскрыть обществ. природу и активный
характер человеч.
С.
Новая эпоха в объяснении генезиса и строения С. была открыта нем. классич.
идеализмом,
показавшим различные уровни организации С., его активность, историзм, диалектику
чувственного и
логического, инди-видуального и социального. Подвергнув критике интроспективную
психологию,
нем. классич. философия раскрыла зависимость чувств. восприятий и содержания С.
индивидуального субъекта от независимых от него форм и структур познания (учение
Канта о транс-
цендентальной апперцепции). Гегель вплотную подошёл к проблеме социально-
историч., природы С.
и утвердил принцип историзма в понимании С. Он исходил из того, что С. личности
(субъективный
дух), будучи необходимо связано с объектом, определяется историч. формами
обществ. жизни;
однако последние идеалистически толковались им как воплощение объективного духа.
Позитивное
знание о С. существенно обогатилось благодаря достижениям нейрофизиологии (в
частности,
учению Сеченова и его последователей о рефлекторной деятельности мозга) и
экспериментальной
психологии! (исследования закономерной связи феноменов С. в работах Э. Вебера,
Фехнера, Вундта,
Джемса и др.). Ограниченность интроспективной трактовки С. привела к
направлениям,
игнорировавшим его ведущую роль 1 в поведении человека (фрейдизм, бихевиоризм).
Диалектич. материализм рассматривает С. как функцию мозга, как отражение
объективного мира,
необхо-димую сторону практич. деятельности человека. С. воз-никает,
функционирует и
развивается в процессах] взаимодействия человека с реальностью, на основе
его чувственно-
предметной деятельности, обществ.-историч. практики. Отражая в своём
содержании объектив-
ный мир, С. детерминируется природной и социальной реальностью. Предметы, их
свойства и
отношения существуют в нём в форме образов — идеально; идеальное выступает как
продукт
деятельности мозга, как субъективный образ ооъективного мира.
Активность С. Сознание и деятельность. Отвергая идеалистич. трактовку С. как
имманентной,
идущей из глубин духа активности субъекта, диалектич. материализм вместе с тем
вскрывает и
несостоятельность концепции метафизич. материализма, трактующего С. как
отрешённое от
практики созерцание. Под актив-
СОЗНАНИЕ 623
ностью С. имеется в виду его избирательность и целенаправленность, к-рая
выражается в
генерировании новых идей, в актах продуктивного воображения, в управлении
практич.
деятельностью.
Высшим уровнем регуляции деятельности на основе принятых человеком ценностей,
нравств. норм
является её сознательность. Она предполагает, что эти нормы стали интегральным
компонентом
жизни личности. Войдя в систему её убеждений, они реализуются с ясным и
отчётливым
пониманием конечных целей и возможных последствий действий. Сознательность
предполагает
также способность человека анализировать мотивы собств. поведения и выбирать
наиболее
рациональный способ достижения поставленных им целей согласно принятым в
обществе нравств.
нормам. Исходным пунктом отношения человека к реальному миру является
целеполагающая
деятельность. Именно в обеспечения целеполагающей творч. деятельности,
направленной на
преобразование мира с учётом интересов человека и общества, состоит осн.
жизненный смысл и
историч. необходимость возникновения и историч. развития С., к-рое даёт человеку
возможность
правильно отражать существующее, предвидеть будущее и на этой основе по-
средством практич.
деятельности творить мир. Именно этим смыслом наполнено положение: «Сознание
человека не
только отражает объективный мир, но и творит его... Мир не удовлетворяет
человека, и человек
своим действием решает изменить его» (Ленин В. И., ПСС, т. 29, с. 194, 195).
Биологич. предпосылки и условия зарождения С. Формированию С. человека
предшествовал
длит. период психологич. развития животных, у к-рых имеются зачатки интеллекта
как особой
формы рассудочной деятельности, остающейся, однако, неосознанной. Она появляется
на высоком
уровне организации живой материи и связана с развитием нервной системы в
условиях
приспособления организма к изменяющейся внеш. среде. Психич. деятельность
животных обуслов-
лена биологич. закономерностями и служит регулятором их адаптивного поведения,
тогда как С.
человека направлено на преобразование мира. Становление человека связано с
переходом от
присвоения готовых предметов к труду, в процессе к-рого произошло преобразование
инстинктивной
в своей основе деятельности животных и формирование механизмов сознат.
деятельности человека.
Зарождаясь и развиваясь в труде, С. в нём прежде всего и воплощается, создавая
мир очеловеч.
природы — культуру. С. могло возникнуть лишь как функция сложно организованного
мозга, к-рый
формировался по мере совершенствования структуры деятельности и социальных
отношений, а
также связанной с этим знаковой коммуникации (см. Ф. Энгельс, в кн.: К. Маркс и
Ф. Энгельс, Соч.,
т. 20, с. 490). С помощью орудий труда человек вовлекал предметы в сферу новых
форм своего
взаимоотношения с действительностью. Применение орудий и системы речевых знаков
в виде
жестов и звуков, т. е. переход к опосредствованной не только практич., но и
символич. деятельности
в условиях первобытного человеч. стада, а затем и родового общества видоизменил
всю структуру
человеч. активности, а тем самым и С. Логика чувственно-предметной деятельности,
воспроизводимая в содержании актов коммуникации, диктуемых необходимостью
совместного
труда, превращалась во внутр. план мыслит. деятельности. Орудием этой внутр.
деятельности
выступила социально детерминированная система знаков — язык. Благодаря языку С.
формируется и
развивается как духовный продукт жизни общества, осуществляется преемственность
человеч.
деятельности и общения. Общественное и личное С. Понятие С. охватывает как
индивидуальное
(личное), так и общественное С. Обществ. С., будучи отражением обществ. бытия
людей,
624 СОЗНАТЕЛЬНОСТЬ
реального образа их жизни, развивается по законам, независимым от С. отд. людей,
но реализуемым
в процессе их деятельности. Обществ. С. воплощается в различных формах — в
языке, в науке и
философии, в искусстве, в политич. и правовой идеологии, в нравственности, в
религии и мифах, в
народной мудрости, в социальных нормах и воззрениях социальных групп, классов,
наций и
человечества в целом. Оно обладает сложной структурой и различными уровнями,
начиная от
обыденного, массового С. и кончая высшими формами теоретич. мышления, Обладая
относит.
самостоятель-ностью, оно оказывает обратное воздействие на обществ.
бытие. Подобно тому как общество не есть «сумма составляющих его людей», так и
обществ. С. не
есть «сумма» сознаний отд. личностей. Обществ. С. есть качественно особая
духовная система, к-рая
живёт своей относительно самостоят. жизнью. Между личным и обществ. С.
происходит постоянное
взаимодействие. Исторически выработанные обществом нормы С. становятся личными
убеждениями
индивида, источником нравств. предписаний, эстетич. чувств и представлений. В
свою очередь,
личные идеи и убеждения приобретают благодаря творч. активности их носителей
характер обществ.
ценности, значение социальной силы, когда они входят в состав обществ. С. См.
также Об-
щественное бытие и общественное сознание.
• Маркс К. и Энгельс Ф., Святое семейство, Соч., т. 2; Маркс К., Тезисы о
Фейербахе, там же, т. 3; Э н-г е л ь с Ф.,
Людвиг Фейербах и конец классич. нем. философии, там же, т. 21; Л е н и н В. И.,
Материализм и эмпириокритицизм,
ПСС, т. 18; его же, Филос. тетради, там же, т. 29; Сеченов И. М., Избр. филос. и
психологич. произв., М., 1947; Хасхачих
Ф. И., Материя и С., М., 1952; Рубинштейн С. Л., Бытие и С., М., 1957; Выготский
Л. С., Развитие высших психич.
функций, М., 1960; С п и p к и н А. Г., Происхождение С., М., I960; его ж е, С.
и самосознание, М., 1972; Шорохова Е.
В., Проблема С. в философии и естествознании, М., 1961; Проблемы С., М., 1966;
Георгиев Ф. И., С., его происхождение
и сущность, М., 1967; Б а с с и н Ф. В., Проблема «бессознательного», М., 1968;
У ледов А. К., Структура обществ. С.,
М., 1968; Тугаринов В. П., Философия С., М., 1971; Лекторский В. А., Субъект,
объект, познание, М., 1980; Основы
марксистско-ленинской философии, M., 19806; Материалистич. диалектика. Краткий
очерк теории, М., 1980; Демин М.
В., Анализ структуры С., М., 1980; Леонтьев А. Н., Проблемы развития психики,
M., 19814; Conference on problems of
consciousness. Transactions 1 st-5th conference, N. Y., 1951—55; BeloffJ., The
existence of mind, L., 1962; Prey G., Sprache
— Ausdruck des Bewu?-seins, Stuttg., 1965; Brain and mind. Modern concepts of
the nature of mind, by H. Kuhlenbeck [a. oj,
N. У., 1965; R o-thacker E., Zur Genealogie des menschlichen Bewu?seins, Bonn,
1966. А. Г. Спиркин, М. Г. Ярошевский.
СОЗНАТЕЛЬНОСТЬ И СТИХИЙНОСТЬ, категории историч. материализма, характеризующие
протекание процессов обществ. жизни. Сознательным называется то, что
осуществляется людьми в
соответствии с заранее поставленной целью. Высшая форма сознат. деятельности
основывается на
познании и использовании законов природы и общества. Стихийным называется то,
что
осуществляется непреднамеренно, не контролируется людьми.
В самом общем виде С. и с. выражают противоположность между процессами в природе
и обществе.
В природе действуют стихийные силы, в обществе действуют люди, одарённые
сознанием, волей,
преследующие определённые цели. Однако, хотя каждый человек действует
сознательно, обществ.
жизнь в целом не представляет собой изначально сознат. процесс. Если люди
действуют лишь в
своих непосредств. интересах и т. к. такие интересы весьма часто бывают
противоречивыми, то
может возникнуть несоответствие между ближайшими и более отдалёнными
результатами их
деятельности. В таких случаях конечные последствия сознат. деятельности людей
оказываются
стихийными.
В досоциалистич. обществ. формациях в экономич. жизни по преимуществу
господствовала
стихийность, ибо условия произ-ва заставляли людей руководствоваться лишь своими
ближайшими
интересами. В условиях гос.-монополистич. капитализма всё более пробивает себе
дорогу
объективная необходимость регули-
рования произ-ва (программирование экономики, прогнозирование развития общества
в ряде стран).
Однако усиление вмешательства бурж, гос-ва в экономику не может преодолеть
стихийные силы
экономич. развития в условиях капитализма.
Политич. борьба ведётся более или менее сознательно, но также не всегда приносит
ожидаемые
результаты, приводя нередко к расхождению между целями и результатами
деятельности отдельных
классов. Стихийность обществ. движений есть большей частью показатель их
неразвитости,
недостаточной организованности, отсутствия руководства политич. партии.
Классовая борьба в своих
развитых формах всегда выступает как борьба сознательная. С др. стороны,
стихийность движения
может выступать и как показатель его жизненности, неудержимого напора масс (см.
В. И. Ленин,
ПСС, т. 34, с. 217).
Победа социализма, благодаря уничтожению капита-листич. конкуренции и совпадению
интересов
отд. тружеников с интересами всего социалистич. общества, означает коренной
перелом в ходе
обществ. развития. Это ведёт к постепенному подчинению обществу стихийных сил
экономич.
развития. При социализме общество имеет возможность учитывать не только
ближайшие, но и более
отдалённые последствия своей деятельности, что находит отражение в перспективном
прогнозирова-
нии и планировании. Экономич. законы социализма требуют сознат. руководства
жизнью общества.
Однако, когда люди нарушают требования законов, результатом их деятельности
могут быть и
непредвиденные стихийные последствия. Кроме того, обществ. законы отражают лишь
осн.
тенденции развития. Поэтому и при социализме не всегда возможно учесть все
отдалённые
общественные последствия деятельности людей.
Вместе с тем следует учитывать, что существуют и такие стихийные явления, к-рые
выражают
процесс рождения нового. Переход от стихийности к сознательности предполагает
соединение
сознат. руководства развитием социалистич. общества со стороны его руководящих
органов с
творческой деятельностью, инициативой масс.
* Энгельс Ф., Анти-Дюринг, отдел 2, 3, Маркс К., нгельс Ф., Соч., т. 20; Ленин
В. И., Что делать?, ПСС, т. 6; его же,
Доклад о текущем моменте 24 апреля (7 мая). [Седьмая (Апрельская) Всеросс.
конференция РСДРП(б)], там же, т. 31; е г
о ж е, Русская революция и гражданская война, там же, т. 34; ПРИПИСНОВ В. И.,
Проблема субъективного фактора в
историч. материализме, Душанбе, 1966- Глезерман Г. Е., Историч. материализм и
развитие социалистич. общества, M.,
19732; Творч. природа социалистич. обществ. сознания, М., 1980.
СОКРАТ (????????) (ок. 470—399 до н. э.), др.-греч. философ. Жил в Афинах. В
конце жизни был
привлечён к суду за «введение новых божеств и развращение юношества». Приговорён
к смерти;
отказавшись спастись бегством, принял в тюрьме яд.
С. никогда ничего не писал, и сведения о его воззрениях историки философии
черпают из вторичных
источников — гл. обр. из «сократических» соч. Платона и Ксенофонта (карикатурный
образ С. был
выведен Аристофаном в «Облаках»). Анализ этих источников показывает, что никакой
филос.
«системы» у С., по-видимому, не было. По своему облику С. не был похож на
философа в традиц.
понимании; он, скорее, был нар. мудрецом, образ жизни и поведение к-рого
производили не меньшее
впечатление, чем содержание его высказываний. Проводя большую часть времени на
площадях, в
палестрах и т. д., С. вступал в беседы с любым, кто желал говорить с ним. Стиль
и характер этих
бесед ярко отражены в диалогах Платона (особенно ранних). Как Платон, так и
Ксенофонт
свидетельствуют, что С. отрицательно относился к натурфилос. спекуляциям
предшествующей
эпохи, считая достойными внимания лишь чисто человеч. проблемы. В то же время
для него был
неприемлем гносеологич. и этич. релятивизм софистов, с к-рыми, судя по диалогам
Платона, он не-
однократно вступал в споры. Обсуждая смысл различных нравств. понятий (благо,
мудрость,
справедливость и т. д.), С., по словам Аристотеля, впервые начал использовать
индуктивные
доказательства и давать общие определения (см. «Метафизика» XIII 4.1078 b 17—
32). В этике С.
придерживался строгого рационализма, утверждая, что добродетель тождественна
знанию и что
человек, знающий, что такое добро, не станет поступать дурно. Политич. взгляды
С. основывались на
убеждении, что власть в гос-ве должна принадлежать «лучшим», т. е. нравственным,
справедливым и
опытным в искусстве управления гражданам; исходя из этого, он подвергал суровой
критике
недостатки современной ему афинской демократии.
Важнейшая заслуга С. в истории философии состояла в том, что в его практике
диалог сделался осн.
методом нахождения истины. Если ранние мыслители догматически постулировали осн.
принципы
своих учений, то С. стремился критически обсудить все возможные т. зр., заранее
не присоединяясь
ни к одной из них. Антидогматизм С. выражался, в частности, в его отказе от
претензий на обладание
позитивным знанием; в силу этого он считал себя не учителем мудрости, а всего
лишь человеком,
способным пробуждать в других стремление к истине (см. Майевтика, «Познай самого
себя»). Образ
С., нарисованный Платоном с замечат. художеств. мастерством, вошёл в сознание
последующих
поколений как высочайший пример кристально честного, независимого мыслителя,
ставящего
искание истины выше всех др. побуждений.
• Источники: Творения Платона, т. 1—2, М., 1899—1903; Ксенофонт Афинский,
Сократич. соч., М.— Л., 1935; Платон,
т. 1—2, М., 1968—70.
• Жебелев С. А., С., Берлин, 1923; Лосев А. Ф., История антич. эстетики.
Софисты, С., Платон, М.,
1969; Рожанский И. Д., Загадка С., в сб.: Прометей, в. 9, М., 1972; Кессиди Ф.
X., С., М., 1976; Н е ? с
е-сянц B.C., С., М., 1977; Gigon O., Sokrates. Sein Bild in Dichtung und
Geschichte, Bern, 1947;
Magalhaes-Vil-hena V. de, Le Probleme de Socrate, P., 1952; Maier H., Sokrates.
Sein Werk und seine
geschichtliche Stellung, Aalen, 19642.
СОКРАТИЧЕСКИЕ ШКОЛЫ, условное обозначение ряда филос. направлений, восходящих к
ученикам Сократа; нек-рые из них излагали свои воззрения в форме «сократических»
диалогов; гл.
собеседником в них, как и в диалогах Платона, был Сократ. Известны четыре таких
направления: 1)
киники, воспринявшие ряд идей Антисфена, но окончательно сложившиеся как школа в
результате
деятельности Диогена Синопского: Кратет, Менедем и автор сатир Менипп; 2)
киренская школа,
основанная Аристиппом из Кирены: Арета, Ге-гесий, Анникерид, Феодор; 3)
мегарская школа,
основанная Евклидом из Мегары: Евбулид, Стилпон и Диодор Крон; 4) элидо-
эретрийская школа,
основанная Фе-доном из Элиды (по имени его назван один из диалогов Платона); его
ученик
Менедем перенёс местопребывание школы в Эретрию на Эвбее. К С. ш. относится и
Академия
Платона.
• Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов, М.,
1979; G u t h r i е W. К. С., A history of
Greek philosophy, v. 3, Camb., 1971.
СОКРАТИЧЕСКИЙ МЕТОД, см. Майевтика.
СОЛИПСИЗМ (от лат. solus — один, единственный и ipse — сам), крайняя форма
субъективного
идеализма, в к-рой несомненной реальностью признаётся только мыслящий субъект, а
всё остальное
объявляется существующим лишь в сознании индивида. С. находится в противоречии
со всем
жизненным опытом, с данными науки и практич. деятельностью. В последоват. виде
С. встречается
крайне редко, у отдельных мыслителей (напр., у французского философа и врача 17
в. К. Брюне).
Сторонники этого направления стремятся, как правило, избежать последовательного
С. путём
синтеза субъективного и объективного идеализма, тем самым
СОЛИПСИЗМ 625
свидетельствуя о несостоятельности своих основоположений. Так, субъективный
идеалист Беркли,
пытаясь уйти от обвинения в С., заявлял, что все вещи существуют как «идеи» в
божеств. уме, к-рый
«внедряет» ощущение в сознание людей; он, т. о., переходил на позиции
объективного идеализма
платонистского типа. К С. вёл и субъективный идеализм Фихте, хотя сам он
подчёркивал, что
абсолютное «Я», положенное в основу его наукоучения, не есть индивидуальное «Я»,
а совпадает в
конечном счёте с самосознанием всего человечества. Отчётливо проявилась
тенденция к С. в фи-
лософии махизма (эмпириокритицизма) (см. В. И. Ленин, «Материализм и
эмпириокритицизм», в кн.:
ПСС, т. 18, с. 92—96). Ещё более явно, чем в эмпириокритицизме, к С. вела
имманентная философия
(Шуппе, Р. Шуберт-Зольдерн).
Термин «С.» употребляется иногда в этич. смысле как крайний эгоизм, эгоцентризм
(т. н. практич. С.,
по терминологии экзистенциалиста Марселя). Ярким представителем этой формы С.
был Штирнер.
СОЛОВЬЁВ Владимир Сергеевич [16(28).1.1853, Москва,—31.7(13.8).1900, с. Узкое,
ныне в черте г.
Москвы], рус. религ. философ, поэт, публицист и критик. Сын историка С. М.
Соловьёва. После речи
против смертной казни в марте 1881 (в связи с убийством Александра II
народовольцами) С. был
вынужден оставить преподават. работу. В 80-х гг. выступал преим. как публицист,
проповедуя
объединение «Востока» и «Запада» через воссоединение церквей, борясь за свободу
совести, против
нац.-религ. дискриминации. В 90-х гг. занимался филос. и лит. работой; переводил
Платона, вёл
филос. отдел в энциклопедич. словаре Брокгауза и Ефрона.
В своей философии, отвергающей материализм рево-люц.-демократич. мысли, С.
предпринял
наиболее
значит. в истории рус. идеализма попытку объединить в «великом синтезе» христ.
платонизм, нем.
классич. идеализм (гл. обр. Шеллинга) и науч. эмпиризм. Эта заведомо
противоречивая метафизич.
система, подвергавшаяся беспрерывной перестройке, должна была послужить умозрит.
«оправданием» жизненно-нравств. поисков и мифопоэтич. мечтаний С. Полагая, что
«нравственный
элемент... не только может, но и должен быть положен в основу теоретической
философии» (Собр.
соч., т. 9, СПБ, 1913, с. 97), С. связывал филос. творчество с позитивным
разрешением жизненного
вопроса «быть или не быть правде на земле», понимая правду как реализацию христ.
идеала (за
социалистич. учениями С. признавал лишь относительную общест-венно-историч.
правду). В кон. 70-
х и в 80-е гг. в обстановке поисков путей преобразования России С. в противовес
как радикально-
демократич., так и позднесла-вянофильскому и официально-охранительному
направлениям выступил
с социальных позиций, близких к либеральному народничеству. Умеренно-
реформистские политич.
взгляды сочетались у него с мистико-макси-малистской проповедью «теургического
делания»,
призванного к «избавлению» материального мира от разрушит. воздействия времени и
пространства,
преобразованию его в «нетленный» космос красоты, и с историософской теорией
христ.
«богочеловеческого процесса» как совокупного спасения человечества («Чтения о
Богочеловечестве», 1877—81). Ища практич. путей для решения этой «вселенской»
задачи, С. в
дальнейшем приходит к теократич. утопии, политич. следствием к-рой оказывается
союз между
римским папой и рус. царём как правовая гарантия «богочеловеческого дела» (см.,
напр., «История и
будущность теократии», 1887). Крах этой утопии запечатлен в филос. исповеди С.
«Жизненная драма
Платона» (1898) и в «Трех разговорах...» (1900). Конец жизни С. отмечен приливом
ка-
тастрофических предчувствий и отходом от прежних
626 СОЛОВЬЁВ
филос. конструкций в сторону христианской эсхатологии.
Космич. тема решалась у С. нетрадиционно для христианства — на почве
платоновского мифа об
эро-тич. восхождении; в трактате «Смысл любви» (1892—94) С. развивает мысль о
том, что
совершенная половая любовь способна восстановить целостность человека и мира и
ввести их в
бессмертие. Пантеистически и эволюционистски окрашенной космологии С. созвучны
косми-чески-
преобразоват. идеи ?. ?. Фёдорова и К. Э. Циолковского.
Некоей гармонизации этих двух исходных тем — космической и социальной — призвана
служить
метафизика С.: собственно филос. доктрина «всеединства» и ре-лиг.-поэтич. учение
о Софии.
Предприняв вслед за ранними славянофилами пересмотр «зап. философии» как
отвлечённой
рассудочности и негативной метафизики, С. противополагает ей в сфере гносеологии
«цельное
знание» (интуитивное образно-символич. постижение мира, осн. на нравственном
усилии личности),
а в сфере онтологии — «положит. всеединство», свободное объединение в абсолюте
всех
оживотворённых элементов бытия как божеств. первообраз и искомое состояние мира.
Это
всеединство не только мыслилось философом, но и романтически представало перед
ним в лице Со-
фии — «вечной женственности»; стихи «софийного цикла», а также эстетич.
концепция С. оказали
влияние на поэзию и теорию рус. символизма, мн. представители к-рого видели в С.
олицетворение
переломной эпохи (см. А. А. Блок, «Рыцарь-монах», «Владимир Соловьев и наши
дни», Собр. соч., т.
5, 1962, с. 446—54 и т. 6, 1962, с. 154—59; А. Белый, «Арабески», М., 1911, с.
387—94).
С. стоит у истоков «нового религиозного сознания» нач. 20 в.: богоискательства и
религ. философии
Н. А. Бердяева, С. Н. Булгакова, С. Н. и E. H. Трубецких, П. А. Флоренского, С.
Л. Франка и др.
• Собр. соч., т. 1 — 10, СПБ, 1911 —142; Письма, т. 1—4, СПБ, 1908—23;
Стихотворения и шуточные пьесы, вступ. ст.,
сост. и примеч. З. Г. Минц, Л., 1974.
• О Владимире С., Сб. 1, М., 1911; Трубецкой Е., Миросозерцание Вл. С. С., т. 1
— 2, М., 1913; М о ч у л ь-ский К. В., В.
С. С., Париж, 1936; История философии в СССР, т, 3, М., 1968, гл. X; С п и p о в
В. В., Философия истории Вл. С. в ее
развитии и преемственности, в сб.: Из истории рус. философии 19 — нач. 20 века,
М., 1969; Madeу J., W. S. Solowjew
und seine Lehre von der Weltseele, Dusseldorf, 1961; G l e i x n e r H., V.
Solov'evs Konzeption vom Verhaltnis zwischen
Politik und Sittlichkeit..., Fr./M., 1978.
P. А. Галъцева, И. Б. Роднянская.
СОМЕРВИЛЛ (Somerville) Джон (р. 13.3.1905), амер. философ, социолог и обществ.
деятель.
Первоначально сторонник прагматизма, С. после 2-й мировой войны примкнул к
филое.
натурализму, а впоследствии в решении ряда вопросов перешёл на позиции диалек-
тич. и историч.
материализма. С.— президент и один из создателей в США «Об-ва по изучению
диалектич.
материализма». Редактор журн. «Soviet studies in philosophy» (с 1962). В
результате двухлетнего
пребывания в СССР (1935—37) С. написал первую амер. книгу о сов. филос. науке
(«Soviet
philosophy», 1946). Разрабатывает проблемы гуманизма, свободы и демократии. Осн.
внимание
уделяет вопросам войны и мира, политике мирного сосуществования. В кн.
«Философия мира» («The
philosophy of peace», 1949) выступил против империалистич. политики «холодной
войны» и гонки
вооружений, а также с разоблачением фаш. идеологии. Нек-рые работы С. посвящены
вопросам
истории, методологии и логики науки. С. активно участвует в междунар. филос. и
социологич.
конгрессах.
• Methodology in social science, N. ?., [1938]; The way of science, its growth
and method, N. Y., [1953]; The communist trials
and the American tradition, N. Y., [1956]; The philosophy of marxism: an
exposition, N. Y., 1967; в рус. пер.— Избранное,
?., 1960; Марксизм, мир и научно-технич. революция, в кн.: Совр. прогрессивная
филос. и социологич. мысль в США,
М., 1977.
• Черкасов И. И., Из истории марксистской филос. мысли в США, М., 1977; Кувакин
В. А., Марксистская филос. мысль
в США, (70 гг. XX в.) М., 1980 (библ.).
СОРИТ (греч. ????????, ???????, от ????? — куча), вид сложносокращённого
силлогизма,
представляющий собой цепь силлогизмов, в к-рой опущены определённые посылки.
Существуют два
вида С.: (1) когда опускаются меньшие посылки силлогизмов и умозаключение идёт
от подчиненного
понятия к подчиняющему (аристотелевский С.); (2) когда опускаются большие
посылки и
умозаключение идёт от подчиняющего понятия к подчинённому (гоклениевский С.).
Пример формы
С. вида (1): «Всякое S есть А, всякое А есть В, всякое В есть Р, следовательно,
всякое S есть Р»; С.
вида (2): «Всякое А есть Р, всякое В есть А, всякое S есть В, следовательно,
всякое S есть Р». В С.
каждый термин (кроме субъекта и предиката заключения) входит в посылки дважды:
сначала — как
предикат, а в след. посылке — как субъект; либо сначала — как субъект, а в след.
посылке — как
предикат. См. также Силлогистика.
СОРОКИН (Sorokin) Питирим Александрович (21.1. 1889, Жешарт, ныне Коми АССР,—
10.2.1968,
Уинчестер, шт. Массачусетс, США), русско-амер. социолог. Лидер правого крыла
партии эсеров.
После Февральской революции 1917 секретарь А. Ф. Керенского и гл. ред. газ.
«Воля народа» (1917).
С 1920 проф. Петроградского ун-та. С 1922 в эмиграции. С 1923 в США. С.
рассматривал историч.
действительность как иерархию в разной мере интегрированных культурных и
социальных систем. В
основе идеалистич. концепции С.— идея о приоритете сверхорганич. системы
ценностей, значений,
«чистых культурных систем», носителями к-рых являются индивиды и институты.
Историч. процесс,
по С., есть циклич. флуктуация типов культур, каждый из к-рых — специфич.
целостность и имеет в
основе неск. главных филос. посылок (представление о природе реальности, методах
её познания). С.
выделяет три осн. типа культуры: чувственный (sensate) — в нём преобладает
непосредств.
чувственное восприятие действительности; идеациональный (ideational), в к-ром
преобладает
рациональное мышление; идеалистический (idealistic) — здесь господствует
интуитивный вид позна-
ния. Каждая система «истин» воплощается в праве, искусстве, философии, науке,
религии и
структуре обществ. отношений, радикальное преобразование и смена к-рых
происходят в результате
кризисов, войн, революций. Кризис совр. «чувственной» культуры С. связывал с
развитием
материализма и науки и выход из него видел в будущей победе религ. «идеалистич.»
культуры. С,—
один из родоначальников бурж, теорий социальной мобильности и социальной
стратификации.
* Преступление и кара, подвиг и награда, СПБ, 1914; Проблема социального
равенства, П., 1917; Система социологии, т.
1—2, П., 1920; The sociology of revolution, Phil,—L., 1925; Social mobility, N.
Y.— L., 1927, новое изд.— Social and
cultural mobility, Glencoe, 1959; Society, culture and personality, N. Y.— L.,
[1947]; Fads and foibles in modern sociology and
related sciences, Chi., 1956; Social and cultural dynamics, v. l—4, N. Y., 1962;
Sociological theories of today, N. Y.—L., 1966.
• Ленин В. И., Ценные признания Питирима С., ПСС, т. 37; его же, О значении
воинствующего материализма, там же, т.
45; Голосенко И. А., Философия истории П. С., «Новая и новейшая история», 1966,
N« 4; Социологич. мысль в России,
Л., 1978; История бурж. социологии первой половины 20 в., М., 1979; Allen P. J.
(ed.), P. A. Sorokin in review, Durham,
1963; С о w e l l F. R., Values in human society. The contributions of P. A.
Sorokin in sociology, Boston, 1970.
• Маркс К., Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т.
8; Энгельс Ф., Анти-Дюринг, там
же, т. 20; Ленин В. И., Аграрная программа русской социал-демократии, ПСС, т. 6;
е г о ж е, О государстве, там же, т.
39; Ключевский В. О., История сословий в России, Соч., т. 6, М., 1959; Г у p е в
и ч А. Я., Категории средневековой
культуры, [М., 1972].
СОСТОЯНИЕ, категория науч. познания, характеризующая способность движущейся
материи к
проявлению в различных формах с присущими им существ.
СОСТОЯНИЕ 627
свойствами и отношениями. «...Всё и вся бывает как "в себе", так и "для других"
в отношении к
другому, превращаясь из одного состояния в другое» (Л е-н и н В. И., ПСС, т. 29,
с. 97). С помощью
категории С. выражается процесс изменения и развития вещей и явлений, к-рый в
конечном итоге
сводится к изменению их свойств и отношений. Совокупность таких свойств и
отношений
определяет С. вещи или явления. Поэтому характеристика С. вещей и их систем
имеет важнейшее
значение для раскрытия их сущности.
Категория С. сложилась в антич. философии. У Аристотеля она выступает в качестве
одной из
важнейших категорий, тесно связанной с сущностью н отношением. В новое время в
ньютоновской
механике С. рассматривалось как экстенсивная (количеств.) характеристика
движения.
В совр. науке С. служит интегральной характеристикой различных систем. Через
понятие С.
определяются исходные принципы и понятия теории информации и кибернетики. Напр.,
информация
связана с устранением неопределённости в С. системы и определяется разнообразием
её возможных
С.
• Свечников Г. А., Причинность и связь С. в физике, М., 1971.
СОФИЗМ (от греч. ??????? — хитрая уловка, измышление), логически неправильное
(мнимое)
рассуждение (вывод, доказательство), выдаваемое за правильное. Отсюда «софист» в
одиозном
значении — лицо, к-рое строит ложные умозаключения и ищет корысти от такой
мнимой
аргументации. Разнообразные примеры С. приводит в своих диалогах Платон
(«Евтидем» и др.).
Логич. анализ С. и их классификацию дал Аристотель в соч. «О софистич.
опровержениях» (см. Соч.,
т. 2, М., 1978). Примером древнего С. является С. «Рогатый»: «То, что ты не
потерял, ты имеешь; ты
не потерял рога; следовательно, ты их имеешь». Ошибка здесь состоит в
неправомерном заключении
от общего правила к частному случаю, к-рый это правило по существу не
предусматривает.
Распространёнными С. являются, напр., рассуждения, построенные на произвольно
выбранных,
выгодных для софиста альтернативах, с помощью к-рых, вообще говоря, можно
доказывать что
угодно. С. иногда называют рассуждения, к-рые по существу являются парадоксами
(напр., «Лжец»,
«Куча»). Однако эти понятия следует различать: в отличие от парадоксов в С. не
проявляются
действительные логич. трудности. С. возникают в результате заведомо
некорректного применения
логич. и семантич. правил и операций.
* Д ж е в он с В. С., Элементарный учебник логики дедуктивной и индуктивной,
пер. с англ., СПБ, 1881; Минто В.,
Дедуктивная и индуктивная логика, пер. с англ., М., 18983.
СОФИСТИКА (от греч. ????????? — умение хитроумно вести прения), 1) филос.
течение в Др.
Греции, созданное софистами. 2) Рассуждение (вывод, доказательство), основанное
на
преднамеренном нарушении законов и принципов формальной логики, на употреблении
ложных
доводов и аргументов, выдаваемых за правильные (см. Софизм). Будучи
разновидностью метафизич.
мышления, С. коренится в абсолютизации относительности познания. Спекулируя на
фактах
изменчивости, противоречивости и сложности объектов познания, С. отрицает абс.
моменты в
процессе постижения истины: «Для субъективизма и софистики релятивное только
релятивно и
исключает абсолютное» (Ленин В. И., ПСС, т. 29, с. 317). В своих построениях С.
использует
различные логич. ошибки, подмену понятий, неверные формы вывода, а также
словесные уловки и
ухищрения, многозначность понятий и терминов. Нарушая требования формальной
логики, С. ведёт
к утрате мышлением конкретности и определённости и к субъективистскому
применению «гибкости
понятий»: «эта гибкость, приме-
628 СОФИЗМ
нённая субъективно,— эклектике и софистике» (там же, с. 99). Марксизм-ленинизм
противопоставляет С. диа-лектич. принципы объективности, всесторонности и
конкретности анализа
природных и социальных явлений.
• Маркс К. и Энгельс Ф., Нем. идеология, Соч., т. 3; Ленин В. И., К вопросу о
диалектике, ПСС, т. 29; его ж е, Политич.
софизмы, там же, т. 10; ? а р а м о н о в Н. 3., Критика догматизма, скептицизма
и релятивизма, М., 1973; 3 а-б о т и н П.
С., Преодоление заблуждения в науч. познании, М., 1979.
СОФИСТЫ, условное обозначение группы др.-греч. мыслителей сер. 5— 1-й пол. 4 вв.
до н. э.
Первоначально греч. слово ???????? было синонимично слову ????? («мудрый») и
обозначало
человека, авторитетного в различных вопросах частной и обществ. жизни. С сер. 5
в. до н. э. С. стали
называть появившихся тогда платных преподавателей красноречия и всевозможных
знаний,
считавшихся необходимыми для активного участия в гражд. жизни коллектива. С.
навлекли на себя
нападки со стороны консервативных обществ. групп (обвинение в нечестии против
Протагора; изоб-
ражение Сократа в виде типичного С. в комедии Аристофана «Облака» и т. п.). Осн.
соч. С. до нас не
дошли, и об их взглядах можно судить гл. обр. по той полемике, которую вели с
ними Платон и
Аристотель и находившиеся под их влиянием позднейшие авторы.
К старшим С. (2-я пол. 5 в. до н. э.) причисляют Протагора, Горгия, Гиппия,
Продика, Антифонта,
Крития. К следующему поколению — младшим С. относят Ликофрона, Алкидаманта,
Трасимаха.
Неизвестному С. принадлежит дошедшее до нас соч. «Двоякие речи». Рассуждения
неизвестного С.
дословно приводит Ямвлих в «Протрептихе». Натурфилос. проблемы интересовали С.
меньше, чем
мыслителей предшествовавших поколений,— чаще всего они принимали идеи ионийской
философии.
Общей чертой учений С. был релятивизм, нашедший классич. выражение в положении
Протагора
«человек — мера всех вещей». Этому способствовал самый характер деятельности С.:
они должны
были научить обратившегося к ним молодого человека убедительно защищать любую т.
зр., какая
только могла понадобиться ему в его делах. Основой такого обучения было
представление об
отсутствии абс. истины и объективных ценностей. Сопоставление противоречивых
норм, господст-
вовавших у различных народов, быстрый распад традиц. идеологии в греч. городах
расшатывали
представление о едином божеств. нравств. законе. Относительность понятий добра и
зла «Двоякие
речи» доводят почти до карикатуры: «Болезнь есть зло для больных, для врачей же
благо. Смерть
есть зло для умирающих, а для продавцов вещей, нужных для похорон, и для
могильщиков —
благо». Важнейшую роль в мировоззрении С. играло противопоставление природы, как
элемента
относительно постоянного, человеч. закону или установлению — изменчивому и
произвольному.
С. неизбежно впадали в противоречие с традиц. ре-лиг. верованиями. Так, Протагор
утверждал, что
не знает, существуют ли боги (см. Диоген Лаэртий IX 51). Трасимах полагал, что
боги не обращают
внимания на людей (см. DK, В 8). Близкие к С. Диагор Мелосскйй и Феодор
Киренский прямо
отрицали существование богов. Продик видел истоки религии в почитании хлеба и
вина, солнца,
луны и рек — всего, что приносит пользу людям (см. там же, В 5). Критий,
возглавивший олигархич.
правительство «30 тиранов» в Афинах после поражения Афин в Пелопоннесской войне
в 404 до н. э.,
объявил религию выдумкой, предназначенной для того, чтобы заставлять простых
людей соблюдать
законы (см. Секст Эмпирик, Против ученых IX 54).
Протагор сделал первые попытки систематизировать приёмы умозаключения. Ликофрон
размышлял
над тем, что связка даже в простейших суждениях отож-
дествляет единое с многим, и требовал отказа от ее употребления (см. Аристотель,
Физика I 2, 185 b
25с). Протагор, согласно традиции, положил начало словесным состязаниям, в к-рых
многие С.
прибегали к логич. передержкам и парадоксам, получившим уже в древности название
софизмов.
Горгий и др. С. развили начатое в Сицилии Кораком и Тисием преподавание
ораторского искусства и
перенесли его, в частности, в Афины. С. сделали важный шаг на пути к созданию
науки о языке.
Протагор занимался категориями словоизменения и синтаксисом предложения. Продик
заложил
основы учения о синонимах (см. Платон, Кратил 384 b; Протагор 337 а—с).
С. высказывали идеи равенства всех людей. Так, Алкидамант заявлял, что «бог
сделал всех
свободными, природа никого не сделала рабом» (схолии к Аристотелю, Риторика 1373
b). Антифонт
и Ликофрон отвергали преимущества знатного происхождения.
Взгляды С. не отличались единством даже по осн. вопросам. В то время как «Аноним
Ямвлиха»
считает законы основой нормального существования людей, Антифонт объявляет гос.
установления
злом (см. DK, В 44). Ликофрон отводил закону роль гаранта личных прав граждан
(см. Аристотель,
Политика III 9, 1280 b 8 слл.), а Трасимах, по Платону, утверждал, что правители
везде навязывают

<<

стр. 66
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>