<<

стр. 70
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

фактически абсолютизировать односторонний подход к объекту. В действительности
же струк-
турный и историч. подходы не исключают друг друга, поскольку каждый из них
ориентирует на
исследование особого типа связей. Поэтому, с одной стороны, вполне правомерна
постановка
вопроса о самостоят. изучении для определ. целей либо С. объекта (напр., в ряде
задач экологии,
языкознания, социологии), либо его истории (когда непосредств. предметом
исследования выступают
процессы развития объекта). С др. стороны, структурное и историч. исследование
не разделены
между собой принципиальным барьером: изучение С. на нек-ром этапе неизбежно
приводит к
необходимости познания и законов её изменения, т. е. истории данной С., а
изучение истории
приобретает строгий науч. характер лишь постольку, поскольку в нём удаётся
раскрыть С.
развивающегося объекта и С. самого процесса развития. Именно такой характер
органич.
взаимосвязи историч. и структурного подходов носило изучение К. Марксом законов
истории
общества.
Диалектич. материализм рассматривает категорию С. как одну из важных в совр.
познании, но
раскрываю- щую свой эвристич. смысл лишь в тесной связи со всей системой
категорий диалектики.
См. также Социальная структура.
• С в и д е ? с к и й В. И., О диалектике элементов и С в объективном
мире и в познании, М., 1962; Вальт Л.О.,
Соотношение С. и элементов, «ВФ», 1963, № 5; Овчинников ?. ?., С. и
симметрия, в кн.: Системные исследования.
Ежегодник 1969, М., 1969; Б л а у б е ? г И. В., Юдин Э. Г., Становление и
сущность системного подхода, М. 1973
гл 4, § 3.
СТРУКТУРАЛИЗМ, науч. направление в гуманитарном знании, возникшее в 20-х гг. 20
в. и
получившее позднее различные филос. и идеологич. интерпретации. Возникновение С.
как
конкретно-науч. направления связано с переходом ряда гуманитарных наук от преим.
описательно-
эмпирич. к абстрактно-теоретич. уровню исследования; основу этого перехода
составило
использование структурного метода, моделирования, а также элементов формализации
и
математизации. Лежащий в основе конкретно-науч. С. структурный метод
первоначально был
разработан в структурной лингвистике, а затем распространён на
литературоведение, этнографию и
нек-рые др. гуманитарные науки. Поэтому С. в широком смысле фактически
охватывает целый ряд
областей знания. В более узком смысле под С. имеют в виду комплекс науч. и
филос. идей,
связанных с применением структурного метода и получивших наибольшее
распространение в 60-х
гг. во Франции (франц. С.). Его осн. представители — Леви-Строс, Фуко, Деррида,
Лакан, Р. Барт, а
также итал. искусствовед У. Эко. Особое течение в С.— т. н. генетич.
структурализм Л. Гольдмана.
Основу структурного метода образует выявление структуры как совокупности
отношений,
инвариантных при нек-рых преобразованиях. В такой трактовке понятие структуры
характеризует не
просто устойчивый «скелет» к.-л. объекта, а совокупность правил, по к-рым из
одного объекта можно
получить второй, третий и т. д. путём перестановки его элементов и нек-рых др.
симметричных
преобразований. Т. о., выявление единых структурных закономерностей нек-рого
множества
объектов достигается здесь не за счёт отбрасывания различий этих объектов, а
путём выведения
различий как превращающихся друг в друга конкретных вариантов единого
абстрактного
инварианта.
Поскольку при таком подходе центр тяжести падает на операции преобразования,
применяемые к
объектам самой различной природы, характерную черту структурного метода
составляет
перенесение внимания с элементов и их «природных» свойств на отношения между
элементами и
зависящие от них реляционные, т. е. си-стемоприобретённые, свойства (в С. это
формулируется как
методологич. примат отношений над элементами в системе). Можно указать след.
осн. процедуры
структурного метода: 1) выделение первичного множества объектов («массива»,
«корпуса» текстов,
если речь идёт об объектах культуры), в к-рых можно предполагать наличие единой
структуры; для
изменчивых объектов гуманистики это означает прежде всего фиксацию их во времени

ограничение сосуществующими объектами и временное отвлечение от их развития
(требование
методологич. примата синхронии над диахронией); 2) расчленение объектов
(текстов) на
элементарные сегменты (части), в к-рых типичные, повторяющиеся отношения
связывают
разнородные пары элементов; выявление в каждом элементе существенных для данного
отношения
реляционных свойств; 3) раскрытие отношений преобразования между сегментами, их
систе-
матизация и построение абстрактной структуры путём непосредств. синтезирования
или формально-
логич. и математич. моделирования; 4) выведение из структуры всех теоретически
возможных
следствий (конкретных вариантов) и проверка их на практике.
Вычленение структурного аспекта в гуманитарных дисциплинах осуществляется, как
правило, на
нек-рой знаковой системе, благодаря чему конкретно-науч. С.
СТРУКТУРАЛИЗМ 657
тесно переплетается с семиотикой. Характерную черту С. составляет стремление за
сознат.
манипулированием знаками, словами, образами, символами обнаружить неосознаваемые
глубинные
структуры, скрытые механизмы знаковых систем. С т. зр. С. именно переход к
изучению таких
структур бессознательного обеспечивает науч. объективность исследования,
позволяя либо отвлечься
от понятия субъекта, либо постичь его как вторичное, производное от этих
структур образование.
Объект исследования конкретно-науч. С.— культура как совокупность знаковых
систем, важнейшая
из к-рых — язык, но в к-рую входят также наука, иск-во, религия, мифология,
обычаи, мода, реклама
и т. д. Именно на этих объектах структурно-семиотич. анализ позволяет обнаружить
скрытые
закономерности, к-рым бессознательно подчиняется человек. Этим закономерностям
соответствуют
глубинные пласты культуры, по-разному определяемые в разных концепциях (понятия
«эпистема» и
«дискурсивные формации», характеризующие глубинные уровни знания у Фуко, понятие
«письмо» у
Барта и Деррида, «ментальные структуры» у Леви-Строса и т. д.), но во всех
случаях рассматри-
ваемые в качестве опосредующих отношение человеч. сознания и мира. Сознание и
самосознание
человека, игнорирующие это опосредование, оказываются, по С., источником иллюзий
относительно
свободной и суверенной деятельности человеч. «Я». В связи с этим в С.
пересматривается ряд
традиц. понятий гуманис-тики — таких, как автор, творчество, произведение и др.
Выступая против
традиц. «истории идей», С. делает упор на качеств. преобразования культуры,
основанные на
радикальных перестройках глубинных структур. Одновременно на др. уровне
абстракции в С.
развиваются поиски широких типологич. обобщений, общечеловеч. универсалий,
всеобщих схем и
законов деятельности интеллекта.
Конкретно-науч. С. показал свою плодотворность в изучении культуры первобытных
племён, в
фольклористике и др. областях. В то же время он вызвал острые дискуссии в
конкретно-науч. и
филос. плане.
Филос. интерпретации С. можно разделить на две осн. линии — филос. идеи самих
учёных-
структуралистов и структуралистскую идеологию, распространившуюся в 60-х гг. во
Франции.
Филос. идеи структуралистов формулировались в процессе осмысления перехода
гуманитарного
знания на абстрактно-теоретич. уровень и его сближения с естествознанием. Это
осмысление,
осуществляясь в значит. мере в рамках картезианско-кантианской традиции (но
испытывая также
влияние позитивизма и фрейдизма), привело к выдвижению дуа-листич. концепций —
«кантианства
без трансцендентального субъекта» Леви-Строса, «историч. априори» Фуко.
Преувеличение роли
бессознат. механизмов знаковых систем и культуры в целом в соединении со слишком
широкими
обобщениями привносит в концепции С. элементы эклектики, хотя в своих исходных
принципах они
в общем воспроизводят с нек-рыми модификациями кантовский дуализм формы (в
данном случае
бессознат. структур) и содержания (эмпирич. данных). Их специфич.
«антисубъектная» тенденция в
сильной степени связана с борьбой против экзистенциализма и др. субъективистских
течений,
отрицающих возможность объективного познания человека. В то же время, выступая
не в виде
теоретически развёрнутых систем, а в виде отд. высказываний, филос. гипотез,
концепции С. нередко
оказываются склонными к компромиссу с экзистенциализмом, с феноменологией и т.
п.
Структуралистская идеология воплощает в себе ещё один шаг к абсолютизации нек-
рых конкретно-
науч. положений С., а также перенос их в плоскость глобаль-
658 СТРУКТУРНО
ного осмысления проблем совр. общества. На этом уровне С. представляется в виде
некоего совр.
мировоззрения, основанного на противопоставлении структуры человеку и истории
(т. и. концепция
«смерти человека», получившая особенно широкое распространение среди критиков
С.). В этом
противопоставлении в превращённой форме отражаются противоречия между личностью
и
структурами гос.-монополистич. капитализма. Вместе с тем подмена конкретных
обществ. структур
«структурой вообще», символизирующей некое антигуманное начало, мистифицирует
реальные
обществ. проблемы и используется как технократизмом, так и анархизмом.
Представители экзистенциализма, персонализма, феноменологии подвергли С. в целом
острой
критике как сциентистское (см. Сциентизм), «антигуманистич.» течение. Эта
критика, исходившая
из позиций абстрактного гуманизма и субъективистского иррационализма, была в
значит. мере
нацелена против самой идеи науч. исследования обществ. явлений. В отличие от
нигилис-тич.
критики, часто не разграничивавшей конкретно-науч. и филос. уровни в С.,
марксисты во Франции,
СССР и др. странах подчёркивают как правомерность, так и ограниченность
структурного метода как
одного из спец.-науч. методов, давая вместе с тем отпор попыткам
противопоставить структурный
метод материалис-тич. диалектике или подменять первым вторую.
• Грецкий М. Н., Франц. С., М., 1971; его же, С.: осн. проблемы и уровни их
решения, «ФН». 1974, № 4; Сэв Л., О С.,
«Проблемы мира и социализма», 1971. № 5—6; Блауберг И. В., Юдин Э. Г.,
Становление и сущность системного
подхода, М., 1973, гл. 4; Сахарова Т. А., От философии существования к С., М.,
1974; Филиппов Л. Н., С. (филос.
аспекты), в кн.: Бурж. философия XX в., М., 1974; С.: «за» и «против». Сб.
переводов, М., 1975; Автономова Н. С.,
Филос. проблемы структурного анализа в гуманитарных науках, М., 1977; Митина С.
М., Генетич. С. Критич. очерк, М.,
1Я81; froblemesdu slructuralisme, «Les Temps modernes», 1966, № 240;
Suucturalisme et marxisme, «La Pens?e», 1967, J4i
135; Piaget J., Le structuralisme, P., 1968s; Structuralism: a reader, L., 1970;
см. также лит. к статьям Лееи-Строс, Лакан,
Фуко, Деррида. M. H. Грецкий.
СТРУКТУРНО-ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ, один из принципов системного исследования
социальных явлений и процессов как структурно расчленённой целостности, в к-рой
каждый элемент
структуры имеет определ. функциональное назначение. В марксистской социологии
структурными
образованиями общества выступают обществ.-экономич. формация; материальное и
духовное
производство; базис и надстройка; экономич., социальные, политич. отношения; со-
циально-
экономич., политич. и культурные институты и т. д. Понятие функции имеет при
этом два значения:
служебная роль («назначение») одного из элементов социальной системы по
отношению к другому
или к системе в целом (напр., функции гос-ва, права, иск-ва, образования и т.
д.); зависимость в
рамках данной системы, при к-рой изменения в одной части оказываются
производными (функцией)
от изменений в другой её части (напр., изменения в соотношении гор. и сел.
населения как функция
индустриализации; повышение удовлетворённости работой как функция
содержательности труда и т.
д.). В этом смысле функциональная зависимость может рассматриваться как вид
детерминизма.
Исследование функциональных связей и зависимостей как первого, так и второго
типа является
одной из задач спец. социологич. теорий, основывающихся на синтезе теоретич.
анализа и эмпирич.
исследований .
С.-ф. а. в марксистской социологии органически связан с принципом историзма,
социально-
экономич. детерминизма, рассмотрения явлений в их внутр. противоречивости и др.
принципами, в
своей совокупности образующими диалектико-материалистич. методологию изучения
социальных
явлений.
Структурно-функциональное направление в совр. бурж. социологии основывается на
противопоставлении функционализма и историзма. В рамках этого направле-
ния (Парсонс) развивается абстрактная теория социальных систем, обладающих
четырьмя осн. функ-
циями: адаптивной, целедостигающей, интегративной и функцией регулирования
скрытых
напряжений системы. При этом в качестве осн. структурных образований социальной
системы
рассматриваются не социально-экономич. структуры, а ценности и нормы. Гл.
механизмом,
обеспечивающим нормальное функционирование системы, оказывается процесс
социализации
индивидов, в ходе к-рого усваиваются существующие в обществе нормы и ценности, а
различные
формы девиантного (отклоняющегося) поведения регулируются при помощи социального
контроля.
Такой подход игнорирует противоречивость общества, процессы классовой
дифференциации и
классовой борьбы. С.-ф. а. в совр. бурж. социологии абсолютизирует процессы
стабильности,
равновесия и устойчивости в обществе, преувеличивает роль ценностных и
нормативных механизмов
регуляции человеч. деятельности и направлен гл. обр. на исследование механизмов,
обеспечивающих
согласие в обществе. В идеологич. плане подобные концепции выступают как прямая
или косвенная
апология бурж. обществ. отношений.
* Mapкс К., Предисловие [«К критике политич. экономии»], Маркс К. и Энгельс Ф.,
Соч., т. 13; Андреева Г. М., Совр.
бурж. эмпирич. социология, М., 1965; Парсонс Т., Общетеоретич. проблемы
социологии, в кн.: Социология сегодня, пер.
с англ., М., 1965; С.-ф. а. в совр. социологии, в. 1, ч. 1—2, «Информац.
бюллетень Научного Совета АН СССР по
проблемам конкретных социологич. исследований», 1968, № 6; 3 д ? а в о м ы с л о
в А. Г., Методология и процедура
социологич. исследований, М., 1969; Проблемы методологии системного
исследования, М., 1970; Очерки методологии
познания социальных явлений, М., 1970; Кузьмин В. П., Принцип системности в
теории и методологии К. Маркса, ?.,
19802; Parsons Т., The social system, Glen-сое, [1952]; M e r t o n R. K.,
Social theory and social structure, Glencoe, 1957.
СТУДЕНЧЕСТВО, учащиеся высших уч. заведений. Термин «С.» обозначает собственно
студентов
как со-циально-демографич. группу и определ. обществ. положение, роль и статус;
особую фазу
социализации (студенч. годы).
С. как особая группа возникло в Европе в 12 в. одновременно с первыми
университетами. Ср.-век. С.
было крайне неоднородно как в социальном, так и в возрастном отношениях. С
развитием
капитализма и повышением социальной значимости высшего образования роль С. в
жизни общества
возрастает. В. И. Ленин в 1903 писал, что С. «...является самой отзывчивой
частью интеллигенции, а
интеллигенция потому и называется интеллигенцией, что всего сознательнее, всего
решительнее и
всего точнее отражает и выражает развитие классовых интересов и политических
группировок во
всем обществе. Студенчество не было бы тем, что оно есть, если бы его
политическая группировка не
соответствовала политической группировке во всем обществе,—"соответствовала" не
в смысле пол-
ной пропорциональности студенческих и общественных групп по их силе и
численности, а в смысле
необходимой и неизбежной наличности в студенчестве тех групп, какие есть в
обществе» (Ленин В.
И., ПСС, т. 7, с. 343).
Науч.-технич. революция повлекла за собой крупные сдвиги в положении и составе
С. Потребность в
образованных кадрах повсеместно вызывает быстрый рост абс. числа студентов, а
также их
удельного веса в общей массе населения и особенно в молодёжных возрастных
группах. В связи с
укрупнением высших уч. заведений усиливается концентрация С., студенч. городки
становятся всё
более многолюдными. Растущая массовость высшего образования подрывает его былую
элитарность,
делает С. более демократическим по социальному происхождению. Определ. сдвиги
происходят и в
половозрастной структуре С., в частности увеличивается количество женщин.
Несмотря на различия своего социального происхождения и, следовательно,
материальных
возможностей, С. связано общим видом деятельности и образует в
этом смысле определ. социально-проф. группу. Общая деятельность в сочетании с
терр.
сосредоточением порождает у С. известную общность интересов, групповое
самосознание,
специфич. субкультуру и образ жизни, причём это дополняется и усиливается
возрастной
однородностью, к-рой не имеют др. социально-проф. группы. Социально-психологич.
общность
объективируется и закрепляется деятельностью целого ряда политич., культ.-
просвет., спортивных и
бытовых студенч. орг-ций. Однако С. социально неоднородно и нет никаких
оснований считать его
обществ. классом, как это предлагают нек-рые зап. социологи.
В капиталистич. странах, несмотря на значит. рост численности С., высшее
образование остаётся
классовым. Растущая стоимость высшего образования, инфляция, недостаточность
числа и размеров
стипендий, неподготовленность высших уч. заведений к наплыву студентов и т. д.
особенно тяжело
сказываются на представителях беднейших слоев общества. Численность детей
рабочих и крестьян в
вузах значительно меньше, чем выходцев из ср. слоев; во многих странах, в т. ч.
развивающихся,
содержание образования не соответствует запросам жизни, архаич. система высшего
образования (в
частности, односторонний крен в сторону гуманитарных дисциплин) не обеспечивает
подготовки
специалистов того профиля, к-рый требуется нар. х-ву. В др. странах (напр., в
США) перенасыщение
рынка рабочей силы вызывает высокую безработицу среди квалифициров. кадров. Это
сказывается
на положении и настроениях С., побуждает его к протесту.
В социалистич. странах С. представляет важный, наиболее образованный отряд
молодёжи.
Подготовит. курсы, рабфаки и сами правила приёма направлены на то, чтобы
облегчить поступление
в вузы представителей рабоче-крестьянской молодёжи и обеспечить равенство
социальных
возможностей всех классов и социальных групп. Высокая социальная активность С.
выражается в
том, что помимо овладения науч. знаниями С. активно участвует в трудовой и
общественно-политич.
жизни страны (летний трудовой семестр, комсомольская работа и т. д.).
Коммунистич. партии уде-
ляют большое внимание совершенствованию системы образования и идейно-политич.
воспитанию С.
• Рубин Б. Г., Колесников Ю. С., Студент глазами социолога, Ростов н/Д., 1968;
Кон И. С., С. на За-
паде как социальная группа, «ВФ», 1971, К» 9; Молодежь и образование, М., 1972;
Турченко В. Н.,
Научно-технич. революция и революция в образовании, М., 1973; Лисов-ский В. Т.,
Дмитриев А. В.,
Личность студента, Л., 1974; Новинская М. И., С. США, М., 1977; P у б и-н а Л.
Я., Сов. С.:
социологич. очерк, М., 1981. И. С. Кон.
СУАРЕС (Suarez) Франсиско (5.1.1548, Гранада,— 25.9.1617, Лиссабон), исп. теолог
и философ,
представитель поздней (т. н. второй) схоластики; иезуит. С. во многом
видоизменил учение Фомы
Аквинского, сближаясь в ряде моментов с Дунсом Скотом. Отрицая реальное различие
между
сущностью и существованием, С. считал, что единичное обладает приматом по
отношению к
общему; отд. вещь не есть ни форма, ни материя, но первична по отношению к ним,
тождественна
«бытийственности». В спорах о соотношении свободы воли и божеств.
предопределения,
обострившихся в полемике с концепциями протестантизма, С. перенёс акцент с
предопределения на
божеств. предвидение: бог не обусловливает свободный выбор человека, но
предвидит его и в
соответствии с этим предзнанием пути человека к богу сообщает благодать. Учение
С. вызвало
оппозицию со стороны офиц. кругов церкви, но впоследствии получило значит.
распространение
среди католич. теологов. Осн. филос. соч. С. «Метафизич. рассуждения»
(«Disputationes
Metaphysicae», v. l—2, 1597) пользовалось большим влиянием (в частности, в ун-
тах 17 в.) и оставило
заметный след в творчестве даже нек-рых антисхоластич. философов, в т. ч. Де-
СУАРЕС 659
карта и Лейбница. По политич. взглядам С.— тирано-мах: правитель, ставший
тираном и тем
нарушивший божеств. принцип власти, понимаемый как справедливый договор между
народом и
правителем, достоин смерти. Трактаты С., излагающие принципы естественного
права, оказали
значит. воздействие на Греция.
• Opera omnia, v. 1 — 28, P., 1856—78.
•Scorraille B. de, F. Snarcz, v. l—2, P., 1912—13; McCormick J. F., A suarezian
bibliography, в кн.: Proceedings of the 10
annual conference of the Jesuit educational association, Chi., 1931; Mugica P.,
Bibliografia suareciana, Granada, 1948.
СУБЛИМАЦИЯ (позднелат. sublimatio, от лат. subli-mo — высоко поднимаю, возношу)
в
психологии, психич. процесс преобразования и переключения энергии аффективных
влечений на
цели социальной деятельности и культурного творчества. Понятие С. было введено
Фрейдом в 1900;
в разработанной им концепции психоанализа С. рассматривается как один из видов
трансформации
влечений (либидо), противоположный вытеснению. В социальной психологии С.
связывается с
процессами социализации. Проблемам С. уделяется значит. внимание в психологии
творчества,
детской психологии, психологии спорта и др.
СУБСТАНЦИЯ (лат. substantia — сущность, нечто, лежащее в основе), объективная
реальность,
рассматриваемая со стороны её внутр. единства; материя в аспекте единства всех
форм ее движения;
предельное основание, позволяющее сводить чувств. многообразие и изменчивость
свойств к чему-то
постоянному, относительно устойчивому и самостоятельно существующему. В
соответствии с общей
направленностью определ. филос. концепции вычленяются одна С. (монизм), две С.
(дуализм) или
множество С. (плюрализм). В истории философии С. интерпретировалась по-разному:
как субстрат,
как конкретная индивидуальность, как сущ-ностное свойство, как то, что способно
к самостоят.
существованию, как основание и центр изменений предмета, как логич. субъект.
Уже в антич. философии вычленялись различные С., к-рые трактовались как
материальный субстрат
и первооснова изменений вещей (напр., атомы Демокрита, четыре стихии Эмпедокла).
Аристотель
отождествлял С. с первой сущностью, характеризуя её как основу, неотделимую от
вещи, её
индивидуальности. Трактовка Аристотелем формы как первопричины, обусловливающей
определённость предмета, послужила истоком не только различения духовной и
телесной С., но и
спора о т. н. субстанциальных формах, пронизывающего всю ср.-век. философию (см.
Номинализм,
Реализм).
В философии нового времени выделяются две линии анализа С. Первая, связанная с
онтология,
пониманием С. как предельного основания бытия, была начата в эмпиризме Ф. Бэкона
на пути
качеств. описания субстанциальных форм и отождествления С. с формой конкретных
вещей. Этой
качеств. трактовке субстанции Декарт противопоставлял учение о двух С.:
материальной (для к-рой
характерны протяжённость и количеств.
измеримость) и духовной (мыслительной). Противоречия дуализма в объяснении
взаимоотношения
С. были преодолены Спинозой на основе пантеистич. монизма: для него мышление и
протяжённость
— не две С., а два атрибута единой С. Лейбниц в своей монадологии вычленял
множество простых и
неделимых С., обладающих самостоятельностью, активностью и изменчивостью.
Вторая линия анализа С. — гносеологическое осмысление понятия С., его
возможности и
необходимости для науч. знания. Она была начата Локком в его анализе С. как
одной из сложных
идей и критике эмпирически-индуктивного обоснования идеи субстанции. Беркли
вообще отрицал
понятие материальной С., допуская лишь существование духовной С. Юм, отвергая
660 СУБЛИМАЦИЯ
существование как материальной, так и духовной С., видел в идее С. лишь
гйпотетич. ассоциацию
восприятий в нек-рую целостность, присущую обыденному, а не науч. знанию. Кант,
развивая
гносеологич. анализ понятия С., указывал на необходимость этого понятия для
науч.-теоретич.
объяснения явлений. Категория С., по Канту,— «...условие возможности всякого
синтетического
единства восприятий, т. е. опыта...» (Соч., т. 3, М., 1964, с. 254). В отличие
от недиалектич. пони-
мания С. как неизменного, веществ. субстрата, Кант рассматривал С. как нечто
внутренне
изменчивое (см. там же, с. 257).
Этот подход был развит Гегелем, к-рый выделял внутр. противоречивость С., её
саморазвитие.
Однако диалектич. трактовка С. как субъекта, развёртывающего своё содержание, не
была
последовательно осуществлена Гегелем, ибо для него С.— ступень развития «идеи»,
а не бытия.
Для совр. бурж. философии характерно негативное отношение к категории С. и её
роли в познании. В
различных течениях неопозитивизма понятие С. рассматривается как рудимент
обыденного
сознания, проникшего в науку, как неоправданный способ удвоения мира и
натурализации
восприятий. С одной стороны, критика понятия С. смыкается с критикой
материализма, а с другой —
с отрицанием понятия причинности и причинного объяснения, с попытками заменить
их описанием
(Дюэм) или «функциональным отношением» (Кассирер). В лингвистич. философии
понятие С. рас-
сматривается как исходный принцип натуралистич. метафизики, а его возникновение
объясняется
специ-фич. структурой европ. языков, для к-рых характерно противопоставление
субъекта и
предиката суждения. Наряду с этой линией истолкования понятия С. существует ряд
направлений
идеалистич. философии, к-рые сохраняют традиционную трактовку С. (неото-мизм,
неореализм).
Диалектико-материалистич. учение о С. было развито К. Марксом в его анализе
капиталистич. произ-
ва и форм стоимости (в «Капитале» абстрактный труд рассматривается как С.
меновой и др. форм
стоимости). С т. зр. диалектич. материализма категория С.— одна из универсально-
логич.
характеристик материи как активной причины её изменений, форма причинного
объяснения
объективного мира. В противоположность феноменалистскому отрицанию категории С.
марксизм
подчёркивает её необходимость для науч.-теоретич. анализа действительности.
Именно это
требование выдвигал В. И. Ленин: «С одной стороны, надо углубить познание
материи до познания
(до понятия) субстанции, чтобы найти причины явлений. С другой стороны,
действительное
познание причины есть углубление познания от внешности явлений к субстанции»
(ПСС, т. 29, с.
142—43).
• История марксистской диалектики, М., 1971, гл. 10; Ильенков Э. В., Диалектич.
логика, М., 1974; О p ы н б ек о в М.
С., Проблема С. в философии и науке, А.-А., 1975; Диалектика науч. познания, М.,
1978; Heidmann К., Der
Substanzbegriff von Abalard bis Spinoza, B., 1890; Hessen J., Das
Substanzproblem in der Philosophie der Neuzeit, B.— Bonn,
1932. А. П. Огурцов.
СУБСТРАТ (от позднелат. substratum — основа, букв.— подстилка), общая
материальная основа яв-
лений; совокупность относительно простых, качественно элементарных материальных
образований,
взаимодействие к-рых обусловливает свойства рассматриваемой системы или
процесса. В самом
общем смысле С. всех существующих форм изменений и процессов в мире является
движущаяся
материя. Будучи неисчерпаема и бесконечна в структуре, пространстве и времени,
она выступает
субстанциальной основой всех свойств, связей, взаимодействий и законов
действительности.
Понятие С. близко к понятию субстанции, к-рая традиционно понималась в качестве
абс. С. всех из-
менений. В метафизич. системах допускалось существование абсолютно неделимого и
элементарного С., толкуемого в качестве самого нижнего, фундаментального слоя
реальности. В
материалистич. учениях подобным С. признавались неделимые атомы, в идеалистич.
системах —
абс. идея, дух, нематериальная энергия (энергетизм), «элементы мира»
(эмпириокритицизм) и т. п.
С. всех известных физич. процессов выступают элементарные частицы и поля,
фундаментальные
взаимодействия к-рых (гравитационные, электромагнитные, слабые и сильные)
обусловливают
физико-химич. формы движения. С. химич. реакций являются атомы, остающиеся
устойчивыми при
образовании и превращениях различных веществ. С. биологич. процессов в живых
организмах
служат молекулы нуклеиновых кислот (ДНК и РНК) и белковых веществ. выступающие в
качестве
элементарных «единиц» жизни как формы движения материи. С. социальных форм
движения явля-
ется человек, целенаправленная деятельность к-рого лежит в основе всех
социальных изменений.
Всякий конкретный С. выражает качеств. неделимость нек-рых материальных объектов
и систем по
отношению к определ. формам движения и процессам. Вместе с тем эти материальные
объекты
обладают структурой, к-рая может проявиться при взаимодействиях большей энергии.
Различные
виды С. характеризуют качеств. неоднородность в системной организации материи,
многообразие
структурных уровней в различных формах движения и законах изменения тел.
Теоретич. познание С. различных конкретных процессов означает раскрытие их
структуры, законов
структурных отношений, определение тех материальных объектов, взаимодействие к-
рых
детерминирует свойства исследуемых явлений.
Восходящее развитие материи на Земле, приведшее к возникновению биосферы и
человеч. общества,
было связано с усложнением форм материального С. химич., биологич. и социальных
форм
движения. Благодаря развитию науки и техники созданы сложные технич. системы
(напр., ЭВМ), к-
рые выполняют функции материального С. для процессов сбора, переработки и
синтеза
разнообразной информации.
См. также статьи Материя, Субстанция и лит. к ним.
СУБЪЕКТ (от лат. subjectus — лежащий внизу, находящийся в основе, от sub — под и
jacio —
бросаю, кладу основание), носитель предметно-практич. деятельности и познания
(индивид или
социальная группа), источник активности, направленной на объект. Термин «С.»
употреблялся в
истории философии в различных смыслах. Напр., Аристотель обозначает им и
индивидуальное
бытие, и материю — неоформленную субстанцию; ср.-век. схоластика понимает под С.
нечто
реальное, существующее в самих вещах (тогда как объект существует для неё лишь в
интеллекте).
Совр. трактовка понятия С. берёт начало от Декарта, у к-рого резкое
противопоставление С. и
объекта выступило исходным пунктом анализа познания и, в частности, обоснования
знания с т. зр.
его достоверности; истолкование С. как активного начала в познават. процессе
открыло путь к
исследованию условий и форм этого процесса, его субъективных предпосылок.
Следующий важный
шаг на этом пути был сделан Кантом, к-рый раскрыл нек-рые существенные законы
внутр. органи-
зации С., делающие возможным достижение всеобщего и необходимого знания (учение
о категориях
как формах регуляции мышления и о категориальном синтезе, представление С. как
родового, т. е.
вмещающего в себя весь историч. опыт познания). В идеалистич. форме тезис о
социально-историч.
природе С. был развит Гегелем, для к-рого познание есть надиндивидуальный
процесс,
развёртывающийся на основе тождества С. (под к-рым понимается абс. дух) и
объекта. Домарксист-
ский материализм толковал С. в духе психологизма — как изолированного индивида,
познават.
способности к-рого имеют биологич. природу и к-рый лишь пассив-
но отображает внеш. действительность. Диалектич. материализм радикально
расширяет понимание
С., непосредственно связывая его с категорией практики. Поэтому здесь С.
выступает как С.
предметно-практич. деятельности, а не одного лишь познания. Это по-новому
объясняет и
социально-историч. природу С.: с т. зр. марксизма индивид выступает как С. с
присущим ему
самосознанием постольку, поскольку он в определ. мере овладел созданным
человечеством миром
культуры — орудиями предметно-практич. деятельности, формами языка, логич.
категориями,
нормами эстетич. и нравств. оценок и т. д. Активная деятельность С. явля- ется
условием, благодаря
к-рому тот или иной фраг- мент объективной реальности выступает как объект,
данный С. в формах
его деятельности. Материалистич. раскрытие творч. природы С. позволило марксизму
показать, что
подлинным С. истории являются нар. массы как осн. сила, творящая и революционно
преобразующая
мир культуры и социальное бытие.
• Маркс К., Тезисы о Фейербахе, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 3; Ленин В. И.,
Филос. тетради, IICC, т. 29; Копнин П.
В., Гносеологич. и логич. основы науки, М., 1974; Лекторский В. А., С., объект,
познание, М., 1980; Любутин К. Н.,
Проблема С. и объекта в нем. классич. и марксистско-ленинской философии М 1981.
СУБЪЕКТИВИЗМ, мировоззренч. позиция, игнорирующая объективный подход к
действительности, отрицающая объективные законы природы и общества. С.— один из
осн.
гносеологич. источников идеализма. Сущность С. состоит в абсолютизации активной
роли субъекта в
различных областях деятельности, и прежде всего в процессе познания. С. как
позиция, не
сообразующаяся с природой объектов, ведёт в конечном счёте к отрыву от
действительности, к
«субъективной слепоте», агностицизму и релятивизму (см. В. И. Ленин, ПСС, т. 29,
с. 322).
Представителями С. в истории философии были Беркли, Юм, Фихте; элементы С.
характерны для
филос. учения Канта. В бурж. философии 19—20 вв. С. выступает в качестве одного
из осн.
принципов таких направлений, как неокантианство, эмпириокритицизм, философия
жизни,
прагматизм, неопозитивизм, экзис тенциализм. Отвергая С., марксистская философия
утверждает
активную роль субъекта в практике и познании, но исходит при этом из признания
диалек-тич.
взаимосвязи субъекта и объекта. С. лежит в основе различных извращений
марксизма-ленинизма.
Правый ревизионизм, исходя из субъективистского понимания практики, пытается
эклектически
совместить принципы философии марксизма с субъективистскими филос. концепциями
(напр.,
экзистенциализмом и прагматизмом). Ревизия марксизма, осуществляемая «слева»,
состоит в
подмене его творч. теории системой субъективистски толкуемых догм, служащих
обоснованием
волюнтаризма. С. в политике характеризуется тем, что политич. решения
принимаются на основе
произвольных, ненауч. установок. Политич. С. находит своё выражение в
пренебрежит. отношении к
обществ. закономерностям, в вере во всесилие адм. решений. Подлинно науч.
политика сочетает
строгую объективность в подходе к действительности с признанием активности и
инициативы масс,
классов и отд. личностей, что служит гарантией против любых форм С.
СУБЪЕКТИВНАЯ СОЦИОЛОГИЯ (этико-социологи-ческая школа), теоретич. воззрения на
обществ.-историч. процесс ряда представителей народничества. С. с.
сформировалась в кон. 60-х —
нач. 70-х гг. 19 в. и изложена в трудах П. Л. Лаврова и Н. К. Михайловского, к
взглядам к-рых
примыкали С. Н. Южаков, С. Н. Кривенко и др. Не будучи народником, эти взгляды
разделял и Н. И.
Кареев.
Филос. база С. с.— позитивизм. Однако в применении позитивистских принципов
в социологии
рус.
СУБЪЕКТИВНАЯ 661
мыслители были в значит. степени оригинальны и выступали против как органич.
школы (Спенсер),
так и социал-дарвинизма (Гумплович). В духе неокантианства С. с. принципиально
разграничивала
естеств.-науч. и социологич. знания и в силу этого — объективный и субъективный
методы
исследования. Согласно С. с., личность, а не группа, класс, есть осн. «единица»
обществ. структуры,
равно как и историч. развития. Субъективные «помыслы» и цели личности определяют
её
социальную деятельность. Изучение последней осуществляется социологом по
принципу
«сопереживания», «когда наблюдатель ставит себя в положение наблюдаемого»
(Михайловский Н.
К., ПСС, т. 3, СПБ, 1909, с. 402). Кроме того, С. с. включала в себя этич.
аспект — оценку
исследователем социальных фактов с т. зр. своего обществ. идеала, нравств.
позиций.
С. с. включала общую схему историч. процесса, «теорию прогресса». У Лаврова
история интерпрети-
руется как вековечная борьба передового образованного меньшинства за прогресс,
к-рый в его глазах
был синонимом гармонич. развития личности. У Михайловского история описывается
как
постепенный рост разделения труда, осуществляющийся в ущерб личности,
«неделимого». Обе
«формулы прогресса» по многом построены на антропологич. понятии «нормативного»
человека, к
к-рому должно стремиться общество усилиями его авангарда — интеллигенции.
Представители С. с.
учитывали объективные факторы истории (традиции, материальные потребности людей,
социальные
институты и пр.), но рассматривали их лишь как материал для переработки в руках
творч. «критич.
личности».
Кроме общих философско-историч. схем, теоретики С. с. разрабатывали ряд
конкретных проблем:
взаимоотношения индивида и общества, роль личности в истории, значение революц.
партии в
обществ. борьбе («Историч. письма» Лаврова), механизм связи лидера и массы
(«Герои и толпа»
Михайловского) и др. Своеобразным ответвлением С. с. явился «экономич.
романтизм» (В. П.
Воронцов, ?. ?. Даниельсон и др.), означавший применение принципов социологич.
субъективизма к
политэкономии. Положения С. с. отразили особенности росс. пореформенного
развития, когда
движение передовой интеллигенции против царизма ещё не могло найти массовой
поддержки. В этих
условиях идеи С. с. об «активности» индивида, о роли «критически мыслящих
личностей»
объективно сыграли позитивную роль в освободит. движении.
В теоретико-методологич. плане воззрения С. с. были подвергнуты критике В. И.
Лениным, охаракте-
ризованы им как «...шаг назад от Чернышевского...» (ПСС, т. 24, с. 335).
• Ленин В. И., Народники о Н. К. Михайловском, ПСС, т. 24; Плеханов Г. В., К
вопросу о развитии мо-нистич. взгляда
на историю, Избр. филос. произв., т. 1, М., 1958; История философии в СССР, т.
3, М., 1968; Социологич. мысль в
России, Л., 1978; см. также лит. к ст. Народничество.
СУБЪЕКТИВНЫЙ ДУХ, категория философии Гегеля, обозначающая этап становления
отчуждённого существования абсолютной идеи в природе, когда преодолевается
противоречие
«дремлющего в природе» духовного содержания и природной формы, т. е. бытия вне
идеи, и
создаётся дух, т. е. человек и человечество как носители идеи.
Дух проходит три стадии развития: С. д., объективный дух и абсолютный дух. С.
д., или
индивидуальная душа, замкнутая в своих состояниях и связанная с содержанием, к-
рое ей «даётся»,
рассматривается Гегелем на трёх уровнях: антропология раскрывает душу как
чувствующую
субстанцию тела; феноменология исследует превращение души в сознание по ступеням
сознание —
самосознание — разум; психология показывает теоретич. и практич. способности
духа.
662 СУБЪЕКТИВНЫЙ
В ходе своего развития С. д. активно усваивает «данное» ему содержание, осознаёт
себя как субстан-
цию своего тела и переживаний и, наконец, как разумный дух, обладающий свободной
волей.
Разумная воля — субъективно свободная, но ограниченная другими духовными и
телесными
сущностями,— переходит к свободной деятельности, создающей право, мораль,
нравственность и
гос-во, становясь тем самым объективным духом. * см. к ст. Гегель.
СУБЪЕКТИВНЫЙ ИДЕАЛИЗМ, одна из осн. разновидностей идеализма; в отличие от
объективного идеализма, отрицает наличие к.-л. реальности вне сознания субъекта
либо
рассматривает её как нечто полностью определяемое его активностью. См. в ст.
Идеализм.
СУБЪЕКТИВНЫЙ ФАКТОР в истории, деятельность субъекта — масс, классов, партий,
отд.
людей, включающая различные уровни и формы (идеологическую, политическую,
организаторскую)
и направленная на изменение, развитие или сохранение объективных обществ.
условий. Категория С.
ф. сопредельна с категорией объективного фактора или объективных условий. Их
взаимодействие
раскрывает положение ис-торич. материализма о том, что историю творят люди,
народы, классы. С.
ф. всегда действует в рамках объективных отношений и условий, в значит. мере
являющихся
кристаллизовавшейся формой предшествовавшей деятельности людей. Объективные
условия
определяют в целом характер, структуру и направление действий С. ф. «Человек в
своей
практической деятельности имеет перед собой объективный мир, зависит от него, им
определяет
свою деятельность» (Ленин В. И., ПСС, т. 29, с. 169—70). Действия С. ф. без
учёта объективных
условий и закономерностей их развития вступают в противоречие с жизнью,
действительностью. Но
неправильно все многообразные стороны, формы и черты С. ф. выводить
непосредственно из
объективных условий, ибо С. ф. обладает относит. самостоятельностью развития.
Категория С. ф.
выражает механизм воздействия людей на объективные условия, раскрывает движущие
силы
истории, значение практики в изменении действительности, объясняет процесс
обратного влияния
надстроечных, идеологич. и психологич. явлений на базис. В практич. деятельности
объективная и
субъективная стороны историч. процесса выступают как взаимопроникающие и
взаимодействующие
стороны одного и того же явления. Возрастание роли С. ф. в истории составляет
важнейшую сторону
историч. процесса. В период крупных поворотов в истории С. ф. приобретает
решающее значение в
преобразовании обществ.
отношений, если его действия соответствуют объективным тенденциям социального
развития. Успех
восстания, революции при наличии необходимых объективных предпосылок обусловлен
С. ф.,
такими его сторонами, как политич. сознательность и зрелость, решимость и воля,
организованность
и способность класса под руководством революц. партии пойти на смелые решения и
действия. В
истории бывают периоды, когда объективные условия созрели для коренных изменений
в обществе,
а сил у прогрессивных классов недостаточно, чтобы произвести эти изменения.
«...Тогда общество,—
по словам В. И. Ленина,— гниет, и это гниение затягивается иногда на целые
десятилетия» (там же,
т. 11, с. 367). Действия консервативных и реакц. классов тормозят развитие
общества. В ходе
социалис-тич. революции и после её победы значение С. ф. в истории резко
возрастает.
Коммунистич. обществ. формация возникает и развивается в результате сознат. и
творч.
деятельности нар. масс под руководством марксистско-ленинской партии,
деятельность к-рой являет-
ся важнейшей составной частью С. ф. Социализм вносит коренное изменение в
соотношение между
сознательностью и стихийностью. «Коммунизм отличается от всех прежних движений
тем, что
совершает переворот в самой основе всех прежних отношений производства
и общения и впервые сознательно рассматривает все стихийно возникшие предпосылки
как создания
предшествующих поколений, лишает эти предпосылки стихийности и подчиняет их
власти
объединившихся индивидов» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 3, с. 70—71).
* Б p о н с к и й ?., Кесарев ?., Объективный и субъективный факторы истории,
[Челябинск], 1965; ? ? и п и с-нов В. И.,
Проблема С. ф. в историч. материализме, Душан-бе, 1966; Антонян М. О.,
Соотношение объективных условий и С. ф.
при социализме, Ер., 1967; Чагин В. А., Ленин о роли С. ф. в истории, [Л.],
1967; его же. С. ф. Структура и
закономерности, М., 1968; Романенко М. В., Диалектика объективного и
субъективного в условиях развитого
социализма, М., 1981.
СУДЬБА, в мифологии, в иррационалистич. филос. системах, а также в обывательском
сознании
неразумная и непостижимая предопределённость событий и поступков человека. Идею
С.,
абсолютизирующую в явлении детерминации только один аспект — аспект несвободы,
следует чётко
отличать не только от науч. представления о каузальной детерминации
(причинность), но и от религ.
представления о телеология, детерминации («провидение», предопределение).
Обусловленность след-
ствия причиной может быть познана умом человека, и даже цели «провидения»
предполагаются
ясными, по крайней мере, для ума «самого бога». Напротив, в понятие С. обычно
входит не только
непознаваемость для человеч. интеллекта — она «слепа» и «темна» сама по себе. В
др.-греч.
мифологии С. персонифицируется (триада женских образов — Мойры, у римлян —
Парки) как бы на
границе личного и безлично-родового; богини С. имеют личный произвол, но у них
нет отчётливой
«индивидуальности». Недаром верящие в С. всегда пытались лишь «угадать» её в
каждой отдельной
ситуации, но не познать её; в ней принципиально нечего познавать.
Идея С. как противоположность идеи свободы социальна и постольку исторична.
Первобытное
общество предполагает тождество свободы и несвободы для своих членов, не
отделивших ещё своей
личной сущности от родового бытия. Поэтому С. не отделяется здесь принципиально
ни от естеств.
причинности, ни от «воли духов». Лишь становление гос-ва и цивилизации разводит
эти понятия.
Для ранней античности бытие человека органически определено его «долей» в
полисном укладе (С.
как «доля» — таково значение слова «мойра»). В антич. жизни огромную роль играли
различные
способы гадания и предсказания С., связь к-рых с мировоззрением полисного мира
подметил ещё
Гегель (см. Соч., т. 3, М., 1956, с. 68—69). Концепция «мойры» не лишена этич.
смысла; С.
понимается как слепая, тёмная, безличная справедливость, не заинтересованная в
к.-л. частном бытии
и спешащая растворить его во всеобщем, осуществляя «возмездие». Беспощадна
антич. С. даже к
богам, что в конце концов утешительно, ибо подданные Зевса знают, что и для его
произвола есть
предел (ср. трагедию Эсхила «Прометей Прикованный»). С кризисом полисного уклада
вместо
«мойры» на первый план выходит «тюхе», т. е. С. как удача, случайность. В эпоху
эллинизма человек
ожидает получить не то, что ему «причитается» по законам традиц. уклада, но то,
что ему
«выпадает» по законам азартной игры: обстоятельства делают солдат царями, ставят
жизнь народов в
зависимость от случайных придворных событий. С торжеством Рим. империи С.
осмысливается как
всеохватывающая и непреложная детерминация, отчуждённая от конкретного бытия
человека,—
«фатум». От «фатума» так же..девозможно уйти, как от администрации Рима, и так
же мало, как
вяасть цезарей, он считается с органичной жизнью человека или народа. Со времён
Посидония идея
С. всё ещё связывается с теорией и практикой астрологии: человеч. несвобода
доходит уже не до
рубежей империи, но до звёздных сфер. Христианство противопоставило идее С. веру
в осмысленное
действие «провидения». Поскольку, однако, иррациональность человеч. отноше-
ний и мистификация власти сохраняли свою силу, идея С. не умерла. Несмотря на
все нападки
теологов, в течение средневековья держался авторитет астрологии; интерес к ней
сильно оживил
Ренессанс со своим тяготением к натуралистич. магизму. В новое время развитие
естеств.-науч.
мировоззрения оттесняет идею С. в сферу обывательских представлений.
Своеобразное возрождение
понятия С. происходит в кон. 19 в. в философии жизни. Слово «С.» начинает
связываться с
требованием иррациональной активности, что получило свою предельную
вульгаризацию в
идеологии нацизма, превратившего понятие С. в инструмент официозной пропаганды.
СУЖДЕНИЕ, 1) то же, что высказывание. 2) Умственный акт, выражающий отношение
говорящего
к содержанию высказываемой мысли посредством утверждения модальности, сказанного
И
сопряжённый обычно с психологич. состояниями сомнения, убеждённости или веры. С.
в этом
смысле, в отличие от высказывания, всегда модально и носит оценочный характер.
Если сказанное оценивается только по истинностному значению (модус утверждения:
«А —
истинно» или «А — ложно»), С. наз. ассерторическим. Если утверждается
возможность (истинности)
сказанного [модус утверждения: «А — возможно (истинно)» или «возможно, что А
(истинно)»], С.
наз. проблематическим. Когда же утверждается необходимость (истинности)
сказанного [модус
утверждения: «А необходимо (истинно)» или «необходимо, что А (истинно)»], С.
наз.
аподиктическим. Допустимы, конечно, и иные оценки сказанного, напр. «Л —
прекрасно» или «Л —
неудачно», но такого рода С. пока не нашли формального выражения в к.-л. логич.
теории.
В классич. логике единств. способ оценки сказанного сводится к первому
рассмотренному выше
случаю, но сказанное и ассерторич. утверждение сказанного (как показывают табл.
1 и 2), с т. зр. этой
логики,—
Табл. 1
А

А истинно

истина
ложь

истина
ложь

Табл. 2
не-А

А ложно

ложь
истина

ложь истина

неразличимы. Поэтому в классич. логике термины «С.» и «высказывание» синонимичны
и как
самостоят. объекты исследования С. не выделяются. Предметом спец. изучения С.
фактически
становятся только в модальной логике.
• Зигварт X., Логика, пер. с нем., т. 1, СПБ, 1908; Ч ё ? ч А., Введение в
математич. логику, пер. с англ., т. 1, М., I960, §
04; Фейс Р., Модальная логика, пер. [с англ.], М., 1974.
СУММА (лат. summa — итог), созданный схоластикой жанр филос. лит-ры; до кон. 12
в. краткий
компендий, затем огромный по объёму и строгий по композиции обзорно-итоговый
труд,
приводящий к сложному единству многообразие тем. Наиболее важные приме-ры: «С. о
тварях»
(после 1240) и «С. теологии» (после 1270) Альберта Великого, «С. против
язычников» и «С.
теологии» Фомы Аквинского, «С. логики» Оккама (1320-е гг.?). Значение жанра С.
окончательно
утрачивается после заката т. н. второй схоластики 16 в.; её черты живут в
подчёркнуто жёстком
построении таких враждебных схоластике филос. трудов нового времени, как, напр.,
«Этика»
Спинозы.
«СУММА ПРОТИВ ЯЗЫЧНИКОВ» («Summa contra gentiles»), иногда наз. также «Сумма
филосо-
фии» («Summa philosophiae»), один из осн. филос.-
СУММА 663
теологич. трудов Фомы Аквинского. Написан по-латыни в 1259—64, 1-е изд.— Roma,
1475. Состоит
из 4 книг. Тема 1-й кн.— сущность бога, 2-й — природа сотворённых сущностей
(проблемы формы и
материи, акта и потенции), 3-й — путь созданий бога к конечной цели
(аристотелианская этика и
учение о провидении); 4-я кн. посвящена догматам христианства (троичность
божества,
боговоплощение, церк. таинства, воскресение плоти), к-рые не могут быть открыты
средствами
предоставленного себе разума, т. е. идеалис-тич. умозрения, и сообщаются в
откровении. По пре-
данию, «С. п. я.» была написана как руководство для миссионеров, обращающихся к
мусульманам
(«язычникам»), отсюда стремление идти от «естественной теологии», т. е. наиболее
общих религ. и
филос. положений — общих для христианства, ислама и иудаизма, а также
воздержание от участия в
полемике между отд. направлениями схоластики.
«СУММА ТЕОЛОГИИ» («Summa theologiae» или «Summa theologica»), осн. теологич.-
филос. труд
Фомы Аквинского. Написан по-латыни в 1267—73, не окончен (дополнен прибавлением,
составленным Регинальдом из Приверно из комм. Фомы к «Сентенциям» Петра
Ломбардского).
Первые издания (частичные, дополняющие друг друга): Strassburg, 1463; Mainz,
1471; Padua, 1473, и
др. В 1-й ч. говорится о боге и его творении и в связи с этим —об отношении
теологии к философии,
о времени и вечности и др., во 2-й — о вопросах филос. антропологии (т. н. «1-я
2-й») и этики (т. н.
«2-я 2-й»), в 3-й — об ипостаси Христа, его деле, церкви и таинствах. Всего в
«С. т.» ок. 3000 статей,
построенных по одной и той же схеме диспута: формулируется противный тезис,
приводятся доводы
в его пользу, затем проблема решается при помощи центр. аргумента (вводимого
словами: «но
против этого...»), и в заключение отводятся доводы, обосновывающие отвергаемое
положение.
СУТРА (санскр., букв.— нить, отсюда — путеводная нить, линия поведения, правило,
данное в виде
изречения, руководство, план), в др.-инд. филос. лит-ре афористич. высказывание,
содержащее
утверждение филос. характера (определение понятия или формулировку к.-л.
простого правила), а
также совокупность отд. С., образующих некое целостное единство, т. е. трактаты,
излагающие
законченную умозрит. концепцию (букв.— то, что сшито). С. как краткое изречение
стала обычной
формой умозаключений в послеведий-ский период, когда возникла потребность в
систематизации и
передаче огромного мыслит. материала. Основополагающие тексты каждой из систем
инд. фило-
софии представлены именно С. («Брахма-C.», или «Ве-данта-С.», «Йога-C.», «Ньяя-
С.», «Миманса-
С.», «Вай-шешика-С.» и т. п.). Нередко С. рассматривалась лишь как исходный
материал,
подлежащий дальнейшей интерпретации в комментариях и подкомментариях разного
типа (вакья,
карика, вритти, бхашья и др.). Развитие систем индийской философии
осуществлялось в дальнейшем
путём оригинальных комм. к С. (среди их авторов были Шанкара, Рамапуджа, Мадхва,
Шабара,
Кумарила, Прабхакара, Прашастапада, Удаяна, Ватсьяна, Вачаспати, Ишваракришна,
Гауда-пада и
др.).
СУФИЗМ [от араб. суфи, букв.— носящий шерстяные одежды (суф — шерсть, грубая
шерстяная
ткань, отсюда — власяница как атрибут аскета); по мнению Биру-ни, от греч.
?????— мудрец
(вероятно, искусств. этимология)], мистич. течение в исламе (как шиизме, так и
суннизме),
зародившееся в 8 в. на терр. совр. Ирака и Сирии. В разные эпохи С. был
распространён от сев.-зап.
Африки до сов. окраин Китая и Индонезии. В целом для С. характерны след. черты:
сочетание
идеалистич. метафизики (ирфан) с особой аскетич.
664 СУММА
практикой; учение о постепенном приближении прозелита (мурид) через мистич.
любовь к познанию
бога и конечному слиянию с ним; значит. роль старца-наставника (муршид, пир),
ведущего прозелита
по мистич. пути (тарикат) до момента слияния с богом. Отсюда стремление суфиев к
интуитивному
познанию, «озарениям», экстазу, достигаемому путём особых танцев или
бесконечного повторения
молитвенных формул, «умерщвление плоти» мурида по указаниям старца.
Основы учения С. заложены в 9 в. египтянином Зу-н-Нуном аль-Мисри и багдадцем
Абу Абдаллахом
аль-Мухасиби, создателем теории самонаблюдения над соотношением поступков
человека и его
сокровенных намерений с целью установления высшей искренности перед богом
(противопоставлялось лицемерию и показному благочестию духовенства). Мухасиби
приписывают
учение о хал — мгновенном озарении, экстатич. состоянии суфия на пути к богу.
Школа маламатийа
(Нишапур, 9 в.) создала учение о сочетании внутр. очищения с умышленным показным
неблагочестием (напр., питьё вина), вызывающим упрёки посторонних, что должно
смирить
гордыню. Представитель багдадской школы Джунайд (ум. 909) создал учение о фана—
мистич.
растворении суфия в боге, ведущем к сверхбытию (бака) — вечности в абсолюте.
Джунайд предло-
жил считать первым этапом мистич. пути шариат — об-щемусульм. религ. закон,
вторым —
суфийский путь тарикат и третьим — хакикат — мистич. постижение истины в боге.
Для Джунайда
одна из основ ислама таухид — не словесное доказательство единственности бога,
как в богословии,
а сама аскетич. жизнь суфия в трансцендентном единении с богом. Другой
основоположник суфизма
Абу Язид (ум. 874) создал учение о тройной градации сознания бытия («Я», «Ты»,
«Он-самость»).
Абу Абдаллах Хусейн ибн Мансур аль-Хал-ладж утверждал возможность реального
единения духа
суфия с богом и в моменты экстаза восклицал: «Я есть истинный» (т. е. бог); за
это он был признан
еретиком и казнён в 922. В 10—11 вв. суфийское учение о тари-кате приобретает
законченную
форму, появляются положения о «стоянках» на мистич. пути, о тройной градации
истинного знания,
завершающейся слиянием познающего и познаваемого (бога). В результате
реформаторской
деятельности Газали С. получает известное признание со стороны ортодоксального
мусульм. духо-
венства, к-рое до 11—12 вв. преследовало С. (хотя спор о «допустимости» С. в
исламе продолжается
и в 20 в.). Сухраварди развивает учение об ишрак (мистич. озарении), Ахмед
Газали (ум. 1126), Айн
аль-Кузат Хамада-ни (ум. 1132) и Ибн аль-Араби (ум. 1240) — о вахдат алъ-вуджуд
(единстве
бытия): дух суфия должен «сбросить цепи множественности», присущей материи, и
прийти к
единению с абсолютом.
На протяжении 12 столетий существования С. различные стороны его учений и его
организац. формы
использовались различными классовыми группировками. В кон. 19 — нач. 20 вв.
бурж. реформаторы
в странах Востока и модернизаторы ислама повели борьбу с суфийскими орденами,
связанными с
феод. реакцией. В совр. условиях С. на Востоке продолжает играть довольно
значит. роль.
* Бертельс Е. Э., С. и суфийгкая лит-pa, М., 1965 (лит.); Петрушевский И. П.,
Ислам в Иране в 7— 15 вв., Л., 1966, с.
310—50; Религия и обществ. мысль стран Востока, М., 1974, с. 320—35 (лит.);
Ritter H., Das Meer der Seele, Leiden, 1955;
Trimingham J. S., The Sufi orders in Islam, Oxf., 1971.
СУХРАВАРДИ Шихабаддин (1155, Сухравард, ок. Зенджана,— 1191, Халеб), мусульм.
теолог,
суфий. Прозвище — аль-Мактуль (букв. — убитый). Развил учение о мистич. озарении
— ишрак, к-
рое легло в основу целого направления в суфизме. В концепции С. намеченные у
аль-Халладжа, Ибн
Сины и Газали идеи ишрак сочетаются с воззрениями герметизма и зороастризма
(ангелология и др.),
что вызвало обвинения
С. в неправоверии. Оказал большое влияние на последующее развитие мусульм. мысли
(Шахразури,
Дав-вани, Мулла Садра, Хади Сабзивари, индо-мусульм. теологи 16—18 вв.).
• Opera metaphysica et mystica, ed. H. Corbin, v. l, Istanbul, 1945, v. 2,
Teheran —P., 1952; Мантик ат-талвихат, Тегеран,
1955.
• Die Philosophie der Erleuchtung nach Suhrawardi, ubers, und erlautert v. M.
Horten, Halle/Saale, 1912; Three treatises on my-
sticism, ed. and transl. by O. Spies and S. K. Khatak, Stuttg., 1935; Corbin H.,
Les motifs zoroastriens dans la philoso-phie de
Sohrawardi, Teheran, 1946; Сами аль-Кайяли, С., Бейрут, 1955.
СУЩЕЕ, категория онтологии, обозначающая 1) совокупность многообразных
проявлений бытия; 2)
любую вещь или субъект в аспекте их причастности к бытию; 3) онтологич. абсолют.
В ряде
идеалистич. концепций понятие С. употребляется как синоним бытия.
В нек-рых учениях рус. идеалистич. философии кон. 19 — нач. 20 вв. (В. С.
Соловьёв, Н. А. Бердяев)
С. употребляется как более адекватное обозначение абсолюта, чем понятие «бытие»
(толкуемое как
логич. абстракция, превращающая абсолют в идеальный объект). Считая, что
категория С. позволяет
избежать объективации и отождествления высшего бытия с мыслью, представители
этих учений
пытаются представить абсолют как живое единство объективности и субъективности.
В философии Хайдеггера С. (вещи и люди) противопоставляется бытию, лежащему в
основе и за
пределами С. Соответственно выделяются разные сферы исследования: оптическая
(занимающаяся
С.) и онтологическая (направленная на бытие). По Хайдеггеру, попытки истолковать
бытие через
отождествление его с С. являются неподлинным способом философствования и — в
широком смысле
— способом существования целой эпохи — «метафизической». В марксистско-ленинской
философии
понятие С. не употребляется. См. ст. Бытие и лит. к ней.
СУЩЕСТВОВАНИЕ [позднелат. ex(s)istentia, от лат. ex(s)isto — существую], в
диалектико-
материалистич. философии синоним бытия. В истории философии понятие «С.»
употреблялось
обычно для обозначения внеш. бытия вещи, к-рое, в отличие от сущности вещи,
постигается не
мышлением, а опытом. Схоластика усматривала в дуализме сущности и С. коренную
раздвоенность
природного (сотворённого) универсума, снимаемую лишь в боге: С. вещи не выводимо
из её
сущности, но детерминировано в конечном счёте творч. волением бога.
Англ. эмпиризм 17—18 вв. (Локк, Юм) признаёт реальность единичных фактов, С. к-
рых ниоткуда
невыводимо и к-рые фиксируются в чувств. опыте— источнике всякого знания.
Рационализм нового
времени (Декарт, Спиноза, Фихте, Гегель) в своём истолковании С. исходит из
учения о тождестве
мышления и бытия: С. по существу трактуется здесь как нечто разумное,
рациональное. Попыткой
примирить обе точки зрения были учения Лейбница и Канта. Лейбниц признаёт два
рода истин:
вечные истины разума и истины факта; однако различие между первыми и вторыми,
согласно
Лейбницу, существует только для конечного человеч. разума, в божеств. разуме оно
снимается. Кант
признаёт онтологич. значение С. непознаваемой «вещи в себе», к-рое принципиально
невыводимо
логически, т. к. невозможно логически вывести С. ни одного чувств. явления (ибо
рассудок даёт
лишь формальную связь, а материал для него поставляет чувственность).
Принципиально новый категориальный смысл С. получает у Кьеркегора. Он
противопоставляет
рационализму (в частности, Гегеля) понимание С. как человеч. бытия, к-рое
постигается
непосредственно. С., до Кьер-кегору,— единично, личностно, конечно. Конечное С.
имеет свою
судьбу и обладает историчностью, ибо понятие истории, согласно Кьеркегору,
неотделимо от
конечности, неповторимости С., т. е. от судьбы.
В 20 в. кьеркегоровское понятие С. возрождается в экзистенциализме (Ясперс,
Хайдеггер, Сартр,
Марсель и др.), где оно занимает центр. место. С. (т. е. экзистенция; отсюда сам
термин
«экзистенциализм») трактуется в экзистенциализме как нечто соотнесённое с
трансцен-денцией, т. е.
выходом человека за собств. пределы. Непостижимая для мышления связь С. с
трансценден-цией, его
конечность обнаруживаются, согласно экзистенциализму, в факте самого С. Однако
конечность,
смертность С.— не просто эмпирич. факт прекращения жизни, а начало, определяющее
структуру С.,
пронизывающее собой всю человеч. жизнь. Отсюда характерный для экзистенциализма
интерес к т.
н. пограничным ситуациям (страдание, страх, тревога, вина), в к-рых выявляется
природа С.
Выступая против всех форм идеализма, марксистская философия рассматривает С. как
объективную
реальность многообразных форм материи и как социаль-но-историч. бытие,
определяющее
положение человека в обществе.
СУЩНОСТЬ И ЯВЛЕНИЕ, филос. категории, отражающие всеобщие формы предметного мира
и
его познание человеком. Сущность — это внутр. содержание предмета, выражающееся
в единстве
всех многообразных и противоречивых форм его бытия; явление — то или иное
обнаружение
(выражение) предмета, внеш. формы его существования. В мышлении категории С. и
я. выражают
переход от многообразия наличных форм предмета к его внутр. содержанию и
единству — к по-
нятию. Постижение сущности предмета составляет задачу науки.
В антич. философии сущность мыслилась как «начало» понимания вещей и вместе с
тем как
источник их реального генезиса, а явление — как видимый, иллюзорный образ вещей
или как то, что
существует лишь «по мнению». Согласно Демокриту, сущность вещи неотделима от
самой вещи и
производна от тех атомов, из к-рых она составлена. По Платону, сущность («идея»)
несводима к
телесно-чувств. бытию, т. е. совокупности конкретных явлений; она имеет
сверхчувств.
нематериальный характер, вечна и бесконечна. У Аристотеля, в отличие от Платона,
сущность
(«форма вещей») не существует отдельно, помимо единичных вещей; с другой
стороны, сущность, по
Аристотелю, не выводится из той «материи», из к-рой строится вещь. В ср.-век.
философии сущность
резко противопоставляется явлению: носителем сущности выступает здесь бог, а
земное
существование рассматривается как неистинное, иллюзорное. В философии нового
времени
противопоставление С. и я. приобретает гно-сеологич. характер и находит своё
выражение в кон-
цепции первичных и вторичных качеств.
Кант, признавая объективность сущности («вещи в себе»), считал, что сущность
принципиально не
может быть познана человеком в её самобытном существовании. Явление, согласно
Канту, есть не
выражение объективной сущности, а лишь вызванное последней субъективное
представление.
Преодолевая метафизич. противопоставление С. и я., Гегель утверждал, что
сущность является, а
явление есть явление сущности. Вместе с тем в диалектич. идеализме Гегеля
явление истолко-
вывалось как чувственно-конкретное выражение «абс. идеи», что влекло за собой
неразрешимые
противоречия.
В бурж. философии 20 в. категории С. и я. получают идеалистич. истолкование:
неопозитивизм
отвергает объективность сущности, признавая реальными только явления, «чувств.
данные»;
феноменология рассматривает явление как самообнаруживающееся бытие, а сущность —
как чисто
идеальное образование; в экзистенциализме категория сущности вытесняется
понятием
существования, явление же трактуется в субъективистском духе.
СУЩНОСТЬ 665
Подлинное содержание взаимоотношений С. и я. впервые было раскрыто марксистской
философией.
С. и я,— универсальные объективные характеристики предметного мира; в процессе
познания они
выступают как ступени постижения объекта. Категории С. и я. всегда неразрывно
связаны: явление
представляет собой форму проявления сущности, последняя раскрывается в явлении.
Однако
единство С. и я. не означает их совпадения, тождества: «...если бы форма
проявления и сущность
вещей непосредственно совпадали, то всякая вауна была бы излишня...» (Маркс К.,
см. Маркс К, и
Энгельс Ф,, Соч., т. 25, ч. 2, о. 384).
Явление богаче сущности, ибо оно включает в себя не только обнаружение внутр.
содержания,
существ. связей объекта, но и всевозможные случайные отношения, особенные черты
последнего.
Явления динамичны, изменчивы, в то время как сущность образует нечто
сохраняющееся во всех
изменениях. Но будучи устойчивой по отношению к явлению, сущность также
изменяется: «...не
только явления преходящи, подвижны, текучи..., но и сущности вещей...» (Ленин В,
И., ПСС, т. 29, с.
227). Теоретич. познание сущности объекта связано с раскрытием законов его
развития: «...закон и
сущность понятия однородные..., выражающие углубление познания человеком
явлений, мира...»
(там же, с. 136). Характеризуя развитие человеч. познания, В. И. Ленин писал:
«Мысль человека
бесконечно углубляется от явления к сущности, от сущности первого, так сказать,
порядка, к
сущности второго порядка и т. д. б е з конца» (там же, с. 227).
• Ильенков Э. В., Диалектика абстрактного и конкретного, в «Капитале» К. Маркса,
М., I960; Богданов Ю.A С. и я., р.,
1963; Науменко Л. К., Монизм как принцип диалектич. логики, А.-А., 1968; История
марксистской диалектики, М.,
1971, разд. 2, гл. 9; Материали-стич. диалектика. Краткий очерк теории, М.,
1980; Основы марксистско-ленинской
философии, ?., 19805. А. А. Сорокин.
«СУЩНОСТЬ ХРИСТИАНСТВА» («Das Wesen des Christentums», Lpz., 1841), осн. соч.
Фейербаха.
Первые две главы образуют «Введение». В гл. 1 («Общая сущность человека»)
Фейербах
усматривает суть человека в его способности понять себя в отношении к своему-
другому, вобрать в
себя «Я» и «Ты» и тем самым осознать себя как род (в то время как животное
осознаёт себя как
индивид). Способности человека (разум, любовь, сила воли) могут быть названы
божественными в
том смысле, что они носят всеобщий родовой характер; они абсолютны, а не
относительны, как
индивидуальный мир любого тела и существа. В гл. 2 («Общая сущность религии»)
Фейербах
показывает, что религ. объект, или божеств. сущность, в действительности
представляет собой
человеч. сущность, освобождённую от индивидуальной ограниченности, «очищенную»,
объективную. Но в процессе объективации эта сущность противопоставляется
индивиду, становится
«идолом», индиндивидуальным существом; отвлеченным, родовым свойствам
приписывается
«отвлечённое», самостоят., «отчуждённое» существование. Поскольку же
самопознание человеком
своей сущности исторически развивалось, каждая новая религия относилась к
предыдущей как к
«идолопоклонству» (см. Избр. филос. произв., т. 2, М., 1955, с. 43). В 1-й ч.
работы («Истинная, т. е.
антропологич. сущность религии») Фейербах последовательно раскрывает
антропологич. смысл
различных атрибутов религии. Всеобщность бога совпадает со всеобщностью рассудка
(гл. 3), мо-
рального закона (гл. 4), любви как сокровенного выражения человеч. личности (гл.
5), страдания (гл.
6). Фейербах выявляет человеч. основу в христ. учениях о троичности бога, о
богоматери (гл. 7), о
логосе (гл. 8), о сотворении мира богом (гл. 9—12), считая, что «человек есть
начало, человек есть
середина, человек есть
666 СУЩНОСТЬ
конец религии» (там же, с. 219). Во 2-йч. («Ложная, т. е. богословская сущность
религии») Фейербах
последовательно показывает ложность, противоречивость, неестественность и
извращённость осн.
догматов теологии и религ. морали. «Личность бога есть не что иное, как
отделённая,
объективированная личность человека» (там же, с, 263), однако в процессе
отчуждения в религии ей
приписываются сверхъестеств. качества, а индивиду предписываются извращённые
способы
отношения к богу и миру. В «Заключении» Фейербах выдвигает идею т. н. религии
любви, призывая
поставить на первое место любовь к человеку, а не к богу, т. к. только «человек
человеку бог», Книга
завершается обширным приложением («Объяснения, примечания и цитаты»), где свою
т. зр.
Фейербах подтверждает обширными выписками из трудов христ. богословов.
Концепция религ. отчуждения Фейербаха явилась материалистич. переосмыслением
гегелевского
понимания отчуждения, «С. х.» внесла вклад не только в развитие атеизма,
вскрывая гносеологич, и
социальво-пси-хологич, корни религии, но в развитие филос, материализма в целом,
оказала влияние
на формирование взглядов К. Маркса и Ф, Энгельса, к-рые способствовали переводу
этой книги на
европ. языки, Вместе с тем идеалистич. понимание истории, обусловившее
ограниченность
материализма Фейербаха, не позволило ему рассмотреть религию в социальном
аспекте как
порождение обществ. бытия и заставляло его искать корни религии в индивидуальной
психологии,
* Рус. пер.: П. Н. Рыбникова, Лондон. 1861 (нелег. изд.); Д. Ульриха,
1906; Я. В. Швырова, 1907; Ю. М.
Антонов-ского, 1926; в кн.: Фейербах Л., Избр.филос. произв.,
* см. к ст. Фейербах.
СХОДСТВО, отношение, родственное равенству. При наличии у пары объектов хотя бы
одного
общего признака можно говорить о С. объектов этой пары. Ввиду многообразия
признаков на одной
паре могут индуцироваться разные отношения С-, а ввиду повторяемости признаков —
одно
отношение С. на разных парах. Отношения С, на разных парах интенсионально (см.
Интенсиональность) совпадают, если они определены одним и тем же признаком, Если
этот признак
— чётко определённое свойство, присущее каждому элементу рассматриваемых пар, то
отношение
С. всегда рефлексивно, симметрично и транзитивно, т. е. совпадает с отношением
равенства

<<

стр. 70
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>