<<

стр. 71
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

(эквивалентности ) на множестве объектов, входящих во все такие пары. Если же
этот признак —
отношение, то С. по отношению, вообще говоря, является более общим отношением,
чем равенство:
оно рефлексивно, но не обязательно транзи-тивно или даже симметрично. Обобщённые
отношения
С. играют важную роль в психометрике, в метрологии, в классификациях, основанных
на количеств.
оценке С. иди на нечётких признаках, в экономико-статистич. методах экспертных
оценок и др.
Важным частным случаем С. является отношение неразличимости, возникающее вообще
всюду, где
точность результата оценки зависит от пороговой точности средств различения.
* Психологич. измерения. Сб. переводов, М., 1967; Бон-гард М. М., Проблемы
узнавания, М., 1967; Шpей-дер Ю. А.,
Равенство, С., порядок, М., 1971; Новосё-лов М. М., Категория тождества и ее
модели, в кн.: Кибернетика и диалектика,
М., 1978; см. также ст. Равенство и лит. к ней.
СХОЛАСТИКА (лат. scholastiea, от греч. ???????????— школьный, учёный), тип
религ. философии,
характеризующийся принципиальным подчинением примату теологии, соединением
догматич.
предпосылок с рацио-налистич. методикой и особым интересом к формально-логич.
проблематике;
получил наиболее полное развитие и господство в Зап. Европе в ср. века.
Истоки С. восходят к позднеантич. философии, прежде всего Проклу (установка на
вычитывание
ответов на все вопросы из текстов Платона, энциклопедии, суммирование
разнообразной
проблематики, соедине-
ние мистич. предпосылок с рассудочными выводами). Христ. патристика подходит к
С. по мере
завершения работы над догматич. основами церк. доктрины (Иоанн Дамаскин). Ранняя
С. (11—12
вв.) сложилась в условиях подъёма феод. цивилизации и папской власти; она стоит
под влиянием
августиновского платонизма (Ан-сельм Кентерберийский). Впервые выявляются
противоположные
позиции в споре об универсалиях — реализм (Гильом из Шампо) и номинализм
(Росцеллин), а также
промежуточная позиция — концептуализм (Абеляр). В этот период С. нередко
выступает как
оппозиц. течение; не только доктрины отд. «еретиков», но принцип схоластич.
рационализма как
таковой вызывает нападки со стороны поборников чистоты веры (Петра Дамиа-ни,
Ланфранка,
Бернара Клервоского и др.). Зрелая С. (12—13 вв.) развивалась в ср.-век. ун-тах;
её обще-европ.
центром был Парижский ун-т. Платонизм (переживший смелое натуралистич.
истолкование в фило-
софии шартрской школы, во многом предвосхитившей тенденции Возрождения)
постепенно
вытесняется арис-тотелизмом, в интерпретации к-рого происходит размежевание
между «еретич.»
аверроизмом, отрицавшим реальность личной души и учившим о единой безличной
интеллектуальной душе во всех существах (Сигер Брабантский), и
ортодоксальным
направлением С., подчинявшим онтологию Аристотеля христ. представлениям о
личном боге,
личной душе и сотворённом космосе (Альберт Великий и особенно Фома Аквин-
ский). Поздняя С.
(13—14 вв.) испытала воздействие обострившихся идейных противоречий эпохи
развитого
феодализма. Иоанн Дунс Скот противопоставил интеллектуализму системы Фомы
Аквинского свой
волюнтаризм, отказ от завершённой системы и острый интерес к индивидуальному
бытию.
Оппозиц. представители этого периода (Оккам, отчасти Никола Орем) всё
энергичнее настаивают на
теории двойственной истины, разрушавшей схоластич. «гармонию» веры и разума.
Возрождение
оттеснило С. на периферию умств. жизни. Частичное оживление традиций С.
произошло в т. н.
второй С. (16—17 вв.), развивавшейся в период Контрреформации, гл. обр. в
Испании (Ф. де
Витория, Ф. Суарес, Г. Васкес, М- Молина). Просвещение нанесло второй С.
решающий удар. В кон.
19—20 вв. традиции С. возрождаются в неотомизме (см. также Неосхоластика).
С. возникла в условиях, когда церковь выступала в виде «...наиболее общего
синтеза и наиболее
общей санкции существующего феодального строя» (Э н-г е л ь с Ф., см. Маркс К. и
Энгельс Ф.,
Соч., т. 7, с. 361) и религия представала одновременно и как уни-верс. форма не
собственно религ.
содержания. Подчинение мысли авторитету догмата (формула Петра Дамиа-ни
«философия есть
служанка богословия») присуще ортодоксальной С. наравне со всеми др. типами пра-
воверно-церк.
мировоззрения; специфично для С. то, что сам характер отношений между разумом и
догматом
мыслился при несомненной авторитарности довольно рассудочным. Как Священное
писание и свя-
щенное предание, так и наследие антич. философии, активно использовавшееся С.,
выступали в ней в
качестве замкнутого нормативного текста. Предполагалось, что всякое знание имеет
два уровня —
сверхъ-естеств. знание, даваемое в «откровении», и естественное, отыскиваемое
человеч. разумом;
норму первого содержат тексты Библии, сопровождаемые авторитетными комментариями
отцов
церкви, норму второго — тексты Платона и особенно Аристотеля, окружённые
авторитетными комм.
позднеантич. и араб. философов. Потенциально в тех и др. текстах уже дана
«вечная истина»; чтобы
актуализировать её, надо вывести из текстов полноту их логич. следствий при
помощи цепи
правильно построенных умозаключений (ср. характерный для зрелой С. жанр суммы —
итогового
энцик-лопедич. соч.). Мышление С. постоянно идёт путём дедукции и почти не знает
индукции; его
осн. форма —
силлогизм. В известном смысле вся С. есть философствование в формах
интерпретации текста. В
этом она противоположна новоевроп. науке с её стремлением открыть истину
через анализ опыта,
а также мистике с её стремленном «узреть» истину в акстатич. созерцании. Обиход
С., в к-ром
«таинства веры» превращались в ходовые образцы логич. задач, вызывал уже в цр.
века протесты не
только представителей вольнодумства, но и ревнителей веры («нелепо спорить о
Троице на
перекрестках и превращать предвечное рождение бога-Сына... в поприще публичного
состязания» —
восклицал в кон. 12 в. Пётр из Блуа). Осознание того, что авторитеты
противоречат друг другу
[афоризмы типа «У авторитета — восковой нос» (к-рый можно повернуть, куда
угодно), «аргумент
от авторитета — слабейший» были распространены среди самых ортодоксаль-ных
схоластов],
явилось одним из важных импульсов для становления С. Сопоставление
взаимоисключающих
текстов было введено гонимым Абеляром (в соч. «Да и нет»), но вскоре стало
общепринятой формой:
противоречия теологич. и филос. предания подлежат систематизации и должна быть
установлена
иерархия авторитетов. Специфика схоластич. рационализма не может быть
понята вне его связи с
традицией юридич. мышления (рим. право было в Зап. Европе одной из наиболее
жизнестойких
частей антич. наследия). В С. имеет место юридич. окраска онтологич.
категорий и онтологизация
юридич. категорий; бытие мира и человека, соотносимое с бытием бога, описывается
как
совокупность правовых отношений или их аналогов; сами приёмы выведения частного
из общего,
заключений по аналогии и т. п. напоминают разработку юридич. казусов.
Ориентация на жёстко фиксированные правила мышления помогла С. сохранить
преемственность
интеллектуальных навыков, необходимый понятийно-терми-нологич. аппарат через
реставрацию
антич. наследия в предельно формализованном виде (даже резко критиковавшие С.
мыслители
нового времени вплоть до эпохи Просвещения и нем. классич. идеализма
включительно принуждены
были широко пользоваться схоластич. лексикой). Утверждая догматич. сумму
представлений, С. не
способствовала развитию естеств. наук, однако её структура оказалась
благоприятной для таких,
напр., областей знания, как логика; достижения схоластов в этой сфере
предвосхищают совр.
постановку мн. вопросов, в частности математич. логики (см. Логика). Гуманисты
Возрождения и
особенно философы Просвещения в борьбе со ср.-век. традициями выступили против
С.,
подчёркивая всё мёртвое в ней и превратив само слово «С.» в бранную кличку
бесплодного и
бессодержат. умствования, пустой словесной игры. • Э й к е н Г., История и
система ср.-веч.
миросозерцания, пер. с нем., СПБ, 1907; Штёкль А·, История ср.-век. философии,
пер. с нем., М.,
1912; Трахтенберг О. В., Очерки по истории зап.-европ. ср.-век. философии, ?.,
1957; Стяжкин Н. И.,
Формирование математич. логики, М-, 1967; Gilson E., L'esprit de la Philosophie
medievala, P., 19442;
Copleston F., A history of philosophy, v. 2—3, L., 1951—53; Grabmann M., Die
Geschichte der schola-
stischen Methode, Bd 1—2, B., 1957. С. С. Аверинцев.
СЦИЕНТИЗМ (от лат. scientia — знание, наука), мировоззренч. позиция, в основе к-
рой лежит
представление о науч. знании как о наивысшей культурной ценности и достаточном
условии
ориентации человека в мире. Идеалом для С. выступает не всякое науч. знание, а
прежде всего
результаты и методы естеств.-науч. познания. В качестве осознанной ориентации С.
утверждается в
бурж. культуре в кон. 19 в., причём одновременно возникает и противоположная
мировоззренч.
позиция — антисциентизм. Последний подчёркивает ограниченность возможностей
науки, а в своих
крайних формах толкует её как силу, чуждую и враждебную подлинной сущности
человека. С.
выдвигает нау-
СЦИЕНТИЗМ 667
ку в качестве абс. эталона всей культуры, тогда как антисциентизм всячески
третирует науч. знание,
возлагая на него ответственность за различные социальные антагонизмы.
Конкретными
проявлениями С. служат концепции науки, развиваемые в рамках совр. школ
неопозитивизма,
технократич. тенденции, свойственные нек-рым слоям бюрократии и науч.-технич.
интеллигенции в
совр. бурж. обществе, а также устремления ряда представителей гуманитарного
знания, пытающихся
развивать социальное познание строго по образцу естеств. наук. Позиции
антисциентизма защищают
нек-рые направления современной буржуазной философии (прежде всего
экзистенциализм), а также
нек-рые представители буржуазной гуманитарной интеллигенции.
Марксистская философия отвергает обе эти формы абсолютизации социальной роли
науки.
Подчёркивая исключит. роль науки в обществ. жизни, марксизм-ленинизм
рассматривает её в связи с
др. формами обществ.
сознания и раскрывает сложный, многообразный характер этой связи. С этой т. зр.
наука выступает
как необходимый продукт развития человеч. культуры и вместе с тем — как один из
гл. источников и
стимуляторов историч. прогресса самой культуры. В марксистско-ленинской
философии оценка
социальной роли науки даётся в реальном контексте конкретных социальных систем,
обусловливающих существенно разную, нередко противоположную роль науч. знания в
жизни
общества. См. также Наука.
• Швырев В. С., Юдин Э. Г., Мировоззренч. оценка науки: критика бурж. концепций
С. и антисциентизма, М., 1973;
Человек — наука — техника, [М., 1973]; Бурж. философия XX в., М., 1974; Юдин 3.
Г., Юдин В. Г., Наука и мир
человека, М., 1978; Социализм и наука, М., 1981; ?е-дотова В. Г., Критика
социокультурных ориентации в совр. бурж.
философии. С. и антисциентизм, М., 1981.
СЧАСТЬЕ, понятие морального сознания, обозначающее такое состояние человека, к-
рое
соответствует наибольшей внутр. удовлетворённости условиями своего бытия,
полноте и
осмысленности жизни, осуществлению своего человеч. назначения. С. является
чувственно-
эмоциональной формой идеала. Понятие С. не просто характеризует определённое
конкретное
объективное положение или субъективное состояние человека, а выражает
представление о том,
какой должна быть жизнь человека, что именно является для него блаженством.
Поэтому понятие С.
имеет нормативно-ценностный характер. В зависимости от того, как истолковывается
назначение и
смысл человеч. жизни, понимается и содержание С. Это понятие имеет историч. и
классово определ.
характер. В истории морального сознания С. считалось одним из прирождён. прав
человека, но на
практике в классово антагонистич. обществе всегда получалось так, что стремление
угнетённых
классов к С., как отмечал Ф. Энгельс, безжалостно и на «законном основании»
приносилось в жертву
такому же стремлению господствующих классов.
Критикуя бурж.-индивидуалистич. понимание С., классики марксизма-ленинизма
подчёркивали, что
стремление человека исключительно к личному С. в отрыве от обществ. целей
вырождается в эгоизм,
к-рый попирает интересы других и морально калечит личность. К. Маркс отверг
также уравнит.
представления «казарменного коммунизма», к-рые он характеризовал как возврат «к
неестественной
про-
стоте бедного, грубого и не имеющего потребностей человека...» (Маркс К. и Э н г
е л ь с Ф., Соч., т.
42, с. 115). Характеризуя своё личное понимание С., Маркс сказал, что видит его
в борьбе (см. там
же, т. 31, с. 492). Такое понимание С. противоположно всем обывательским
представлениям о нём.
Это не идиллическое состояние удовлетворённости существующим положением, а,
напротив,
постоянное стремление к лучшему будущему и преодоление препятствий на пути к
нему, не
достижение собств. благополучия, а полное развитие и использование своих
способностей в соз-нат.
деятельности, подчинённой достижению общих целей. Сознат. служение людям,
революц. борьба за
переустройство общества, за осуществление идеалов коммунизма — создание условий
для
всестороннего развития личности, за лучшее будущее для всего человечества
наполняют жизнь
человека тем высшим смыслом и дают то глубокое удовлетворение, к-рые приносят
ему ощущение
С.
• Татаркевич В., О С. и совершенстве человека, пер. с польск., М., 1981.
СЮНЬ-ЦЗЫ (учитель Сюнь), Сюнь К у а н, Сюнь Цин (ок. 313 — ок. 235 или ок. 298 —
ок. 238 до
н. э.), представитель раннего конфуцианства, завершивший классич. этап его
развития (нек-рыми
исследователями причисляется одновременно и к легизму). Род. в царстве Чжао.
Получил
всестороннее образование, приглашался ко дворам правителей др.-кит. царств Ци,
Цинь, Чжао и др.,
в возрасте 50 лет, вероятно, в 264 до н. э., стал наставником в академии Цзися,
Был начальником
уезда Ланьлин, где создал свою многочисл. школу; самыми выдающимися его
учениками были
противники конфуцианства: легист Хань Фэй и будущий первый министр гос-ва и
империи Цинь —
Ли Сы (ум. в 208 до н. э.). Там же, в конце жизни, С.-ц. создал свой знаменитый
трактат; в нём 23
главы принадлежат С.-ц., три написаны им вместе с учениками. Шесть глав написаны
уже после его
смерти.
С.-ц. переработал учение Конфуция, дополнив его идеями легизма и синтезировав с
материалистич. и
атеистич. тенденциями. В основе его учения лежит тезис, что «человек по своей
природе зол», а
добродетельным он становится в результате практич. деятельности. Это отличает
С.-ц. как от
Конфуция, так и от Мэн-цзы. Для преодоления изначального зла человек должен быть
подвергнут
обучению и воспитанию при помощи классич. текстов и принципов морали и
контролироваться
посредством наказаний и норм ритуала. С.-ц. сравнивал правителя с лодкой, а
народ с водой, к-рая
может и нести лодку и опрокинуть её, подчёркивая тем необходимость для правителя
добиваться
расположения народа. С.-ц. отрицал существование духов и демонов, отбрасывал
веру в
сверхъестественное, выступал против ряда распространённых в его время религ.
обрядов; подверг
критич. рассмотрению концепции др. философов, особенно Мо-цзы, а также Чжуан-
цзы, Мэн-цзы,
легистов и др. Учение С.-ц. — наиболее систематизиров. изложение конфуцианства,
оно оказало
значит. влияние на последующих кит. мыслителей, особенно ханьского периода (3 в.
до н. э.— 3 в. н.
э.).
• Феоктистов В. Ф., Филос. и обществ.-политич. взгляды С.-ц. Исследования и
пер., М., 1976; Watson В., Basic writings of
Mo Tzu, Hsun-tzu and Han Fei Tzu, N. Y. 1967.

?
ТАВТОЛОГИЯ (греч. ??????????, от ????? — то же самое и ????? — слово) в логике,
1) крайний
случай логич. ошибки «предвосхищение основания» (лат. peti-tio principii), а
именно: когда нечто
определяется или доказывается тем же самым (лат. idem per idem). 2) В двузначной
классич. логике
термин «Т.» употребляется наравне с термином логический закон для обозначения
общезначимых —
всегда-истинных, или тождественно-истинных — формул, инвариантных к возможному
фактич.
содержанию (значениям) входящих в них переменных, т. е. к действит. «положению
дел» в мире.
Поэтому в этой логике, следуя Лейбницу, Т. наз. истинами «во всех возможных
мирах» или «вечны-
ми истинами», «необходимыми истинами», истинами в силу постулатов классич.
логики и пр.
Примером такой Т. может служить формула, выражающая исключённого третьего
принцип. 3) В
многозначной логике Т. наз. формулы, к-рые при любом наборе из принятой
«обобщённой» системы
значений переменных сохраняют одно и то же выделенное (отмеченное) значение. Т.
в этом смысле
используются, в частности, в доказательствах независимости аксиом.
• Витгенштейн Л., Логико-филос. трактат, пер. с нем., М., 1958; Чёрч А.,
Введение в математич. логику, пер. с англ., т. 1,
М., 1960.
ТАЙЛОР, Т э й л о p (Tylor) Эдуард Бернетт (2.10. 1832, Лондон, — 2.1.1917,
Уэллингтон,
Сомерсетшир), англ. этнограф, исследователь первобытной культуры. Вместе со
Спенсером был
основоположником эволюционистской школы в истории культуры и в этнографии.
Взгляды Т. сложились под влиянием эволюц. теории Конта и его англ.
последователей. Т.
рассматривал историю культуры как процесс постулат. развития («наука о культуре
есть наука о
реформах»), выражающийся в совершенствовании форм тех или иных орудий, видов
иск-ва,
верований и культов. Т. ввёл в науку понятие «пережитков» (survivals), к-рые
считал «живым
свидетельством или памятником прошлого», и на этой основе определял
историч.связь явлений
культуры, вскрывал историч. корни многих непонятных или обретавших новый смысл
обычаев и
обрядов.
В историю науки Т. вошёл прежде всего как создатель анимистич. (см. Анимизм)
теории
происхождения религии. Он видел источник религии в психич. деятельности
индивидов, сводя
последнюю к сознат. рациональной деятельности. Т. ввёл в историю религии идею
развития, генетич.
связи между первобытными и развитыми религиями. Есть основания думать, что позже
Т. начал
осознавать ограниченность эволюционистского метода.
• в рус. пер.: Первобытная культура, М., 1939; Введение к изучению человека и
цивилизации. (Антропология), П.— М.,
19244.
• Токарев С. А., История зарубежной этнографии, М., 1978.
ТАЙЦЗИ, одно из осн. понятий др.-кит. философии. Многозначность иероглифа «цзи»
(«в высшей
степени», «крайний», «конёк крыши», «крайняя оконечность», «полюс», «доводить до
предела»)
ведёт к разным его переводам. Наиболее распространённый из них —«великий
предел». Впервые
появляется в «Сицы-чжуани» (см. «Ицзин»), где представлен космогония, процесс
изменений и
развития, исходящий из Т. В комментарии к этому месту Т. характеризуется как
«великое начало»,
«великое единство», как изначальный хаос, существовавший до того, как из него
выделились небо и
земля. Великий предел — это «наименование, не имеющее имени; его нельзя обрести
и назвать»; это
то небытие, из к-рого рождается бытие; он «порождает две изначаль-
ные сущности», продолжающие и завершающие процесс образования Вселенной. Понятие
Т.
особенно широко разрабатывалось в неоконфуцианстве. Чжоу Дунъи в трактате «Т. ту
шо»
(«Объяснение диаграммы Великого предела») подчёркивал, что сам «великий предел»
является
беспредельным. Чжу Си выдвинул концепцию существования Т. во всех людях и всех
вещах, взятых
и в отдельности и вместе, и отождествил его с понятием идеального ли, в данном
случае высшего
закона Вселенной, регулятора всей её деятельности.
• см. к статьям «Ицзин», Чжу Си.
ТАПАС (от санскр. тана — жар, разогревание, пыл), специфич. и характерная форма
инд. аскетизма,
отличит.
особенностью к-рой являются активные способы подавления плоти (изнурит. позы,
истязания огнём,
водой и т. п.), повышенное телесно-эмоциональное напряжение. Восходит в целом к
добрахманистско-ведий-скому слою культуры, но, будучи чрезвычайно рано
синтезировано с
брахманизмом, становится неотъемлемой частью брахманистско-индуистских систем,
входит
отчасти в джайнизм и поздний буддизм. Исходит из представления о единстве всех
сил человека
(телесных, душевных, духовных), так что подавление деятельности чувств. сферы
человеч. бытия
рассматривается как путь к её трансформации и спиритуализации и, т. о., усилению
духовного бытия,
приводящему к возвышению над обычным состоянием психики. Т. близок практикам
йоги и
тантризма.
• О m a n J. С., The mystics, ascetics and saints of India L., 1905; Wood E.,
The occult training of the Hindus, L., 1931.
ТАРД (Tarde) Габриель (12.3.1843, Сарла,— 13.5. 1904, Париж), франц. социолог и
криминолог, один
из основателей психологич. направления в зап. социологии. По Т., обществ.
развитие сводится к
интериндивидуальным процессам, а социология по существу тождественна
«интерпсихологии».
Соответственно и прогресс социологии он видел в её дальнейшей психологизации
(см.: «Новые идеи
в социологии», № 2, СПБ, 1914, с. 69—78).
Осн. социальными процессами Т. считал «изобретение» (понимавшееся им очень
широко: от технич.
усовершенствований до новых обществ.-политич. идей и нравств. ценностей) и
подражание, к к-рым
впоследствии добавил «оппозицию» (социальный конфликт). Изобретения — единств.
источник
социального прогресса — возникают как творения отд. личностей и внедряются в тех
случаях, когда
они в основном согласуются с остальными особенностями данного общества и
культуры. Поэтому из
множества изобретений лишь нек-рые принимаются и распространяются. Осн.
социальное значение
имеет подражание (существующее в форме обычаев и моды), благодаря к-рому
возникают групповые
и обществ. ценности и нормы, а индивиды, усваивая их, социализируются, т. е.
получают возмож-
ность приспособиться к условиям обществ. жизни. Наиболее характерно, по Т.,
подражание
«низших» социальных слоев «высшим». Социальный конфликт («оппозиция») —
результат
взаимодействия сторонников противоположных изобретений.
Особое значение Т. придавал воздействию таких средств коммуникации, как телефон,
телеграф,
массовый выпуск книг и особенно газет. Последние являются важным фактором
социального
контроля. Различая психологию индивида и психологию толпы, где чело-веч.
индивидуальность
подавляется (человек становит-
ТАРД 669
ся чрезмерно возбудим, теряет интеллектуальность, подчиняется поведению толпы),
Т. выделяет как
бы промежуточное звено — публику, к-рая формируется именно с помощью средств
массовой
коммуникации и, не будучи, как толпа, физически объединена, обладает общим
самосознанием.
Ряд мыслей, высказанных Т., имел позитивное значение для развития социальной
психологии,
однако социологич. основания его концепции несостоятельны, т. к. базируются на
филос. идеализме
и психологич. редукционизме. Влияние Т. сказалось в большей степени на амер.
социологии и
социальной психологии (Э. Росс, Ч. Эллвуд, Д. Болдуин, Ч. Кули), чем на
французской. Его
концепции повлияли на теории «массового общества», исследования массовых
коммуникаций и
распространения инноваций.
• в рус. пер.: Законы подражания, СПБ, 1892; Социальная логика, СПБ, 1901;
Обществ, мнение и толпа, М., 191)2; Лич-
ность и толпа, СПВ, 1903; Социальные законы, СПБ, 19062.
• Плеханов Г. В,, Письма без адреса, Избр. филос. произв., т. 5, М., 1958, с.
294—95, 302; История бурж. социологии 19
— нач. 20 вв., М., 1979, гл. 5; M i l e t J., G. Tarde et la philosophic de
l'hietoire, P., 1970.
ТАРСКИЙ (Tarski) Альфред (p. 14.1.1902, Baршава), польск. логик и математик,
один из гл.
представителей львовско-варшавркой школы. С1939 в США. Внёс значит. вклад в
разработку
методов решения проблемы разрешения, в теорию моделей, в теорию определимости
понятий, в
развитие аягебраич. методов изучения исчисления предикатов, в теорию логик с
формулами
бесконечной длины, в многозначную логику и др, разделы мате-матич. логики и
оснований
математики. Основоположник формальной семантики. В работе «Понятие истины в
формализованных языках» Т. дал определение клас-сич. понятия истины для большой
группы
формализованных языков. Т. принадлежит ряд исследований в области методологии
дедуктивных
наук. Работы Т. по семантике и металогике оказали большое влияние на развитие
семиотики и
дослужили образцом применения формальных методов для анализа содержат. проблем и
теорий,
* Undecidable theories, ?. ?·, 1954 (соавтор); Logic, seman-tics,
metamathematics, Oxf., 1956; в рус. пер.— Введение в
логику и методологию дедуктивных наук, М., 1948; Истина и доказательство, «ВФ»,
1972, № 8.
• Чудинов 9. М., Природа науч. истины, М., 1977, гл. 1,
ТВОРЧЕСТВО, деятельность, порождающая нечто качественно новое, никогда ранее не
бывшее. Т.
может рассматриваться в двух аспектах: психологическом и философском. Психология
Т. исследует
процесс, психологич. «механизм» протекания акта Т. Философия рассматривает
вопрос о сущности
Т., к-рый по-раз-ному ставился в равные историч. эпохи.
Так, в антич. философии Т. связывается со сферой конечного, преходящего и
изменчивого бытия
(«быва-ния»), а но бытия бесконечного и вечного, созерцание к-рого ставится выше
всякой
деятельности, в т. ч. и Т. В понимании художеств. Т., особенно начиная с
Платона, развивается
учение об Эросе как о своеобразной устремлённости («одержимости») человека к
достижению
высшего («умного») созерцания мира. Воззрения на Т. в ср.-век. философии связаны
с пониманием
бога как личности, свободно творящей мир. Т. предстаёт, т. о., как волевой акт,
вызывающий бытие
из небытия. Августин и в человеч. личности подчёркивает значение воли; человеч.
Т. выступает у
него прежде всего как Т. истории.
Пафосом безграничных творч. возможностей человека проникнута эпоха Возрождения.
Т. осознаётся
прежде всего как художеств. Т., сущность к-рого усматривается в творч.
созерцании. Возникает
культ гения, интерес к самому акту Т. и к личности художника, характерная именно
для нового
времени рефлексия по поводу творч. процесса.
670 ТАРСКИЙ
В 18 в. Кант специально анализирует творч. деятельность в учении о продуктивной
способности
воображения. Последняя есть единство сознат. и бессознат. дея-тельностей,
поэтому гении творят как
бы в состоянии наития, бессознательно, подобно тому как творит природа, с той
разницей, что этот
объективный, т. е. бессознат., процесс протекает всё же в субъективности
человека и, стало быть,
опосредствован его свободой. Согласно Шеллингу и йенским романтикам, Т., и
прежде всего Т.
художника и философа,— высшая форма человеч. деятельности; здесь человек
соприкасается с аб-
солютом.
В идеаяистич. философии кон. 19 — 20 вв. Т. рассматривается по преимуществу в
его
противоположности механически-технич. деятельности. В философии жизни наиболее
развёрнутая
концепция Т. дана Бергсоном: Т. как непрерывное рождение нового составляет
сущность жизни; оно
есть нечто объективно совершающееся (в природе — в виде процессов рождения,
роста, созревания,
в сознании — в виде возникновения новых образов и переживаний) в
противоположность
субъективной деятельности конструирования, лишь комбинирующей старое.
В экзистенциализме носителем творческого начала считается личность, понятая как
экзистенция, т. е.
как нек-рое иррациональное начало свободы, экстатический прорыв природной
необходимости и
разумной целесообразности, выход за пределы природного и социального, вообще
«посюстороннего»
мира. В таких филос. направлениях 20 в., как прагматизм, инструментализм и
близкие к ним
варианты неопозитивизма, Т. рассматривается с односторонне прагматист-ской т.
зр. прежде всего
как изобретательство, цель к-рого — решать задачу, поставленную определ.
ситуацией (Дьюи). Др.
вариант интеллектуалистич. понимания Т. представлен отчасти неореализмом,
отчасти
феноменологией (Александер, Уайтхед, Гуссерль, Н. Гартман и др.). Основой Т.
оказывается не
деятельность, как в инструментализме, а скорее интеллектуальное созерцание, так
что это
направление в трактовке Т. оказывается ближе всего к платонизму.
П. П. Гайденко.
Марксистское понимание Т., противостоящее идеа-лиотич. и метафизич. концепциям,
исходит из
того, что Т,— это деятельность человека, преобразующая природный и социальный
мир в
соответствии с целями и потребностями человека и человечества на основе
объективных законов
действительности. Т. как созидат. деятельность характеризуется неповторимостью
(по характеру
осуществления и результату), оригинальностью и общественно-историч. (а не только
индивидуальной) уникальностью, Человеч. сознание, по словам В. И. Ленина, «...не
только отражает
объективный мир, но и творит его» (ПСС, т. 29, с. 194).
Диалектич. материализм отвергает т. зр., согласно к-рой природа тоже творит. В
природе происходит
процесс развития, а не Т., к-рое всегда предполагает бытие и действие творца —
субъекта творч.
деятельности. По-видимому, какие-то биологич. формы и предпосылки Т. имеются и у
высших
животных, но своё специфич. выражение оно находит лишь у человека как
общественно развитого
существа.
Одним из необходимых условий развития науч. и художеств. Т. является свобода
критики, творч,
дискуссий, обмена и борьбы мнений. Выдвижение новых идей предполагает выход за
рамки
сложившихся и уже ставших привычными теорий и связанных с ними методов, критич.
отношение к
традиции. Ленин писал, что для Т. «... необходимо обеспечение большего простора
личной
инициативе, индивидуальным склонностям, простора мысли и фантазии...» (там же,
т. 12, с. 101).
Одним из важнейших принципов коммунизма является обеспечение полного развития
личности как
гл. предпосылки Т., создание условий для свободного творч. труда. А. Г. Спиркин.
В психологии Т. изучается как психологический процесс созидания нового и как
совокупность
свойств личности, к-рые обеспечивают её включённость в этот процесс.
Т. как процесс рассматривалось первоначально исходя из самоотчётов деятелей иск-
ва и науки
(описание «вдохновения», «мук Т.» и т. п.). Нек-рые крупные естествоиспытатели
(Г. Гельмгольц, А.
Пуанкаре, У. Кен-нон и др.) выделили в этих самоотчётах неск, стадий в процессе
Т.— от
зарождения замысла до момента (к-рый нельзя предвидеть), когда в сознании
возникает новая идея.
Англ. учёный Г. Уоллес (1924) расчленил творч. процесс на 4 фазы: подготовку,
созревание (идеи),
озарение и проверку. Так как гл. звенья процесса (созревание и озарение) не
поддаются сознательно-
волевому контролю, это послужило доводом в пользу концепций, отводивших решающую
роль в Т.
подсознат. и иррациональному факторам. Однако экспериментальная психология
показала, что бес-
сознательное и сознательное, интуитивное и рассудочное в процессе Т. дополняют
друг друга.
Совокупность психич. свойств, характерных для творч. личности, стала объектом
конкретно-науч.
изучения с изобретением тестов и методик их обработки и анализа. Положение
Гальтона о наследств.
характере способности к Т. было подвергнуто в дальнейшем критике в психологич.
науке (работы
швейц. учёного А. Де-кандоля и др.), как и сближение гениальности с психич.
расстройством у
Ломброзо и др. Интерес к исследованию психологич. аспектов Т. (особенно
научного) резко
обострился в сер. 20 в. под воздействием науч.-технич. революции. Это вызвало
кризис прежних
методик изучения личности, в частности тра-диц. тестов, к-рые часто давали
низкую оценку умст-
венных способностей в случаях, когда испытуемые проявляли оригинальность,
нестандартность
мышления. Разрабатываются новые системы тестов для определения (с помощью
факторного анализа
и др. статистич. методов) творч. признаков личности. Особая роль придаётся
воображению, гибкости
ума, дивергентному (т. е. расходящемуся в различных направлениях) мышлению, а
также внутр.
мотивации Т. Разрабатываются методики стимуляции группового Т., среди к-рых
наибольшую
популярность в США приобрели «брейн-шторминг» и синектика. Первый исходит из
того, что
контрольные механизмы сознания, служащие адаптации к внеш. среде, препятствуют
выявлению
творч. возможностей ума; нейтрализация этих барьерных механизмов достигается
разделением двух
этапов процесса Т.— генерирования идей и их критич. оценки (индивиды, входящие в
группу,
сначала производят возможно больше идей в связи с к.-л. проблемой, а затем из
общей массы
суждений и догадок отбираются наиболее оригинальные и перспективные). Синектика
ставит целью
актуализацию интуитивных и эмоциональных компонентов умств. деятельности в
условиях груп-
пового Т.
Успехи кибернетики, передача технич. устройствам поддающихся формализации умств.
операций
резко повысили интерес к творч. действиям личности, слособ-ностям, к-рые не
могут быть
формализированы. Предпринимаются также попытки технич. моделирования процесса
поиска и
открытия нового знания (см. Эвристика).
* Грузенберг С. О., Гений и Т., Л., 1924; Науч. ,, М., 1969;
Проблемы науч. Т. в совр. психологии, ?., 1971,
Художеств и науч. Т., Л., 1972; Creativity and its cultivation, N.Y., 1959;
Scientific creativity, N.Y.— L., 1963.
М. Г. Ярошевский.
ТЕЗИС (греч. ???? — положение, утверждение), 1) основополагающее утверждение в
нек-рой
концепции или теории. 2) В философии Гегеля — исходный момент в процессе
диалектич. развития,
составляющий вместе с антитезисом и синтезом триаду. 3) В логике Т. принято
называть
утверждения, подлежащие аргументации или доказательству. В этом смысле термин
«Т.» использует-
ся как синоним термина «теорема» (в отличие от аксиом, определений или
постулатов). Вместе с тем
в логике и математике Т. называют и такие утверждения, к-рые, не являясь
логически или
математически строгими утверждениями, не могут быть дедуктивно доказаны, но
необходимы для
уяснения вполне строгих (с логич. или математич. т. зр.) понятий; подобные
утверждения можно
сравнить с естеств.-науч. гипотезами.
«ТЕЗИСЫ О ФЕЙЕРБАХЕ», название небольшой рукописи К. Маркса, состоящей из 11
тезисов, к-
рые он набросал в своей записной книжке в Брюсселе весной (вероятно, в апр.)
1845. Написание
тезисов связано с замыслом «Немецкой идеологии», к-рый возник у Маркса и Ф.
Энгельса в это
время. Они представляют собой набросок идей, подлежавших разработке в 1-й гл.
«Немецкой
идеологии» («Фейербах»). По определению Энгельса, это — «...первый документ,
содержащий в себе
гениальный зародыш нового мировоззрения» (Маркс К. и Э н г е л ь с Ф., Соч., т.
21, с. 371).
Центр. идея тезисов — решающая роль материальной революц. практики в жизни
общества.
Практика есть исходный пункт, основа, критерий и цель познания. Введение Марксом
категории
практики в теорию познания означало подлинную революцию в гносеологии и явилось
одним из
главных элементов революц. переворота в философии.
Определяя своё мировоззрение как новый материализм, Маркс подвергает критике и
прежний
материализм за его созерцательность, и идеализм за сведение практики к чисто
теоретич.
деятельности. В противоположность идеализму Маркс подчёркивает: чтобы изменить
действительность, недостаточно чисто теоретич. критики, необходима практически-
критическая,
революц. деятельность, необходимо изменить не только сознание, но и бытие.
Только в процессе
революц. практики человек изменяет как окружающую его действительность, так и
самого себя.
В противоположность метафизич. и антиисторич. представлениям Фейербаха о
человеке как
абстрактном изолированном индивиде Маркс формулирует одно из важнейших положений
историч.
материализма: сущность человека есть совокупность всех обществ. отношений .
С позиций последовательного, пролет. атеизма Маркс решает вопрос об условиях
преодоления
религии. Он подчёркивает, что религия вырастает из противоречий её земной
основы, из социальных
антагонизмов, и для устранения религии необходимо революционизировать
существующее
общество. Впоследствии эта мысль была развита и получила классич. формулировку в
1-м т.
«Капитала».
Созерцательности и метафизичности предшествующего материализма Маркс
противопоставляет
революц. практику, новый, диалектич. материализм как филос. основу коммунизма.
Принцип нового
мировоззрения он формулирует в заключит. тезисе: «Философы лишь различным
образом объясняли
мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его» (Маркс К. иЭнгельс Ф., там
же, т. 3, с. 4). Не
интерпретировать мир так или иначе, чтобы примириться с существующим, а
действительно познать
его, чтобы изменить мир,— таков подлинный смысл этого тезиса.
«Т. о Ф.» были впервые опубликованы Энгельсом, с нек-рыми ред. изменениями, в
1888 в
приложении к отд. изданию его работы «Людвиг Фейербах и конец классической
немецкой
философии». Первонач. вариант Маркса был опубликован в 1924 в «Архиве К. Маркса
и Ф.
Энгельса», кн. 1.
• Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 3, с. 1—5, т. 21, с. 370—371, т. 42, с. 261 —
266; Ленин В. И., ПСС (см. Справочный
том, ч. 2, с. 347); Карл Маркс. Биография, М., 1973», гл. 3; Б а г а т у ? и я
Г. А., «Т. о Ф.» и «Нем. идеология», «Научно-
информац. бюллетень сектора произведе-
ТЕЗИСЫ 671
ний К.Маркса и Ф. Энгельса», 1965, № 12; Корню О., Карл Маркс и Фридрих Энгельс,
пер. с нем., т. 3, М., 1968; гл. 4;
Ойзерман Т. И., Формирование философии марксизма, [М., 1974 '], ч. 2, гл. 1;
Марксистская философия в 19 в., кн. 1, М.,
1979, гл. 5.
ТЕИЗМ (от греч. ???? — бог), религ. мировоззрение, исходящее из понимания абс.
бытия как
бесконечной божеств. личности, трансцендентной миру, сотворившей его в свободном
акте воли и в
дальнейшем распоряжающейся им (в ортодоксальном христианстве бог понимается как
«триединство» трёх таких личностей). Признание трансцендентности бога мыслится в
Т. как
источник бытия всех вещей, отличный, однако, от всех вещей (хотя в теологии
католицизма, напр.,
постулируется «аналогия бытия» между бытием бога и бытием вещей). В этом Т.
противостоит как
монистич. мистике тождества бога и мира, так и пантеистич. концепции эманации,
т. е. природно-
необходимого «истечения» мира из полноты божества. Признание продолжающейся
сознат.
активности бога в мире отделяет Т. от деизма — отсюда характерные для Т.
представления о
божеств.
провидении (см. Провиденциализм) и чуде. В наиболее чистом виде Т. развивался в
рамках трёх
генетически связанных религий — иудаизма, христианства и ислама. Термин впервые
употреблён
англ. философом Р. Кедвортом.
Марксизм-ленинизм в своей критике Т. как разновидности религ. мировоззрения
основывается на об-
щих принципах критики всякого религ. сознания. См. Религия.
ТЕЙЛОРИЗМ, система организации труда и управления произ-вом, возникшая в США на
рубеже
19—20 вв. Характеризуется использованием достижений науки и техники в целях
извлечения
максимума прибавочной стоимости путём усиления эксплуатации рабочего класса.
Названа по имени
амер. инж. Ф. У. Тейлора (F. W. Taylor; 1856—1915). Т. представляет собой
совокупность
разработанных им и его последователями методов организации и нормирования труда
и управления
производств. процессами, подбора, расстановки и оплаты рабочей силы,
направленных на существ.
повышение интенсивности и производительности труда. Т. предусматривает детальное
исследование
трудовых процессов и установление жёсткого регламента их выполнения. Позже Т.
послужил
основой для совр. систем организации труда, применяемых в капитали-стич.
странах.
В. И. Ленин называл систему Тейлора «"научной" системой выжимания пота» (ПСС, т.
23, с. 18),
системой порабощения человека машиной (см. там же, т. 24, с. 369). Вместе с тем
Ленин указывал,
что эта система «...соединяет в себе утонченное зверство буржуазной эксплуатации
и ряд богатейших
научных завоеваний в деле анализа механических движений при труде, изгнания
лишних и неловких
движений, выработки правильнейших приемов работы, введения наилучших систем
учета и контроля
и т. д.» (там же, т. 36, с. 189— 190). Обращая внимание на противоречивость и
двойств. характер
системы Тейлора, Ленин рекомендовал выявить содержащиеся в ней рациональные
элементы и
творчески их использовать. Ленинский анализ Т. и его рекомендации по
использованию этой
системы сыграли большую роль в разработке основ науч. организации труда в СССР.
• Ленин В. И., «Научная» система выжимания пота, ПСС, т. 23; его же, Система
Тейлора — порабощение человека
машиной, там же, т. 24; его же, Очередные задачи Сов. власти, там же, т. 36;
Тейлор Ф. У., Науч. организация труда, M.,
19252; Мошенский М. Г., Ленинский анализ и современность, «Социалистич. труд»,
1970, № 4.
ТЕЙХМЮЛЛЕР (Teichmuller) Густав (19.11.1832, Брауншвейг,—22.5.1888, Дерпт, ныне
Тарту),
философ-идеалист. Филос. взгляды Т. сложились под определяющим влиянием Лейбница
через
посредство Лотце и
672 ТЕИЗМ
Гербарта. В целом учение Т. представляет собой своеобразный вариант христ.
персонализма,
противостоящий как позитивизму и эволюционизму, так и традиц. платонизму. По Т.,
сущность
бытия — личное «субстанциальное Я», открывающееся в самосознании, но действующее
и
бессознательно. С позиций идеалистич. телеологии выступал против дарвинизма,
обвиняя его в
абсолютизации случайности и непрерывности. Значит. часть работ Т. посвящена
истории филос.
понятий. Оказал влияние на Ф. Ницше, Р. Эйкена, в России — на А. А. Козлова, Б.
А. Боброва и др.
М Die Keligionsphilosophie, Breslau, 1886; Studien zur Geschichte der Begriffe,
Hildesheim, 1966; Neue
Studien zur Geschichte der Begriffe, Bd 1—3, Hildesheim, 1965; в рус. пер.—
Дарвинизм и философия,
Юрьев, 1894; Бессмертие души. Филос. исследование, Юрьев, 1895.
* Козлов А., Г. Т., «Вопросы философии и психологии», 1894, кн. 24—25;
Szylkarski W., Teichmullers philosophische
Entwicklungsgang, Kaunas, 1938.
ТЕЙЯР ДЕ ШАРДЕН (Teilhard de Chardin) Пьер (1.5.1881, замок Сарсена, близ
Клермон-Феррана,
Овернь,— 10.4.1955, Нью-Йорк), франц. философ, учёный (геолог, палеонтолог,
археолог,
антрополог) и ка-толич. теолог. Член ордена иезуитов (1899), священник (1911).
Один из
первооткрывателей синантропа близ Пекина (1929). Т. видел своё жизненное
призвание в ра-
дикальном обновлении христ. вероучения, в коренном преобразовании религии в
соответствии с
совр. наукой. За религ. инакомыслие, отвергавшее ортодоксальные церк. догмы, Т.
был лишён права
преподавания, публикации своих филос.-теологич. сочинений и изгнан церк.
властями из Франции.
Более 20 лет прожил в Китае. С целью палеонтологич. изысканий объездил все
континенты. После
повторного изгнания из Франции жил в США.
Осн. пороком ортодоксальной томистской теологии Т. считал её статичность, к-рую
стремился
преодолеть на основе теории эволюции. Отвергая ветхозаветный миф о творении
богом
первочеловека — родоначальника всего человечества, Т. считал, что человек —
наиболее
совершенный результат многотысячелетней эволюции органич. мира, в свою очередь
развившегося
на основе эволюции нсорганич. мира. Т. различает три последовательные,
качественно различные
стадии эволюции: «преджизнь» (литосфера),«жизнь» (биосфера) и «феномен человека»
(ноосфера).
Отвергая как дуализм, так и материализм и спиритуализм, Т. определял свою филос.
позицию как
«монизм». Единство материи и сознания основано на том, что материя есть
«матрица» духовного
начала. Физической («тангенциальной») энергии, убывающей по закону энтропии,
противостоит
духовная («радиальная») энергия, возрастающая в процессе эволюции. Духовное
начало имманентно
всему сущему: как источник целостности оно свойственно в скрытом виде уже
молекуле и атому. В
живой материи сознание обретает психич. форму. В человеке оно становится
«самосознанием»
(человек «знает, что он знает»).
Движущей силой эволюции является, согласно Т., целеустремлённое сознание
(«ортогенез»).
Эволюция принимает у Т. телеологич. форму: её конечная при-тягат. сила — вершина
прогресса —
пункт «Омега» (символич. обозначение Христа). «Космогенез» превращается у Т. в
«христогенез».
Появление человека, по Т.,— не завершение эволюции, а ключ к возрастающему
совершенствованию
мира. Очеловечение сына божия (Т. оспаривает рождение Иисуса девой Марией)
выражает
исключит. роль человека в дальнейшей эволюции. Существующий мир несовершенен.
Человеч.
страдания (символизируемые распятием Христа) — стимул активного содействия
человека
совершенствованию бытия. Самосознание — источник «персонализации» — влечёт за
собой
стремление к «социализации», понимаемой Т. как единодушие.
Социальные воззрения Т. носят гуманистич. характер, но крайне утопичны. Обществ.
прогресс
основывается у него на моральном начале — всеобщей любви,
нравств. побуждения облекаются в религ. оболочку; стремление «вперёд» сочетается
со стремлением
«ввысь». Социальный идеал Т. отождествляется со «вторым пришествием» Христа. Т.
о., теология у
Т. перерастает в христологию.
Учение Т. получило широкое распространение в кругах интеллигенции как во
Франции, так и в др.
странах. Тейярдизм стал наиболее влиятельной теологией, противостоящей
неотомизму.
* Oeuvres, v. l —13, P., 1955—76; в рус. пер.— Феномен человека, М., 1965.
• Плужанский Т., Нек-рые черты воззрений Тейяр де Ш., в кн.: От Эразма
Роттердамского до Б. Рассела, М., 1969;
Бабосов E. M., Тейярдизм: попытка синтеза науки и христианства, Минск, 1970;
Пасика В. М., Теология и наука в
интерпретации тейярдизма, в кн.: Наука и теология в XX в., М., 1972; Сахарова Т.
А., От философии существования к
структурализму, М., 1974, с. 178—95; P i u-zau ski Т., Marksizm a fenomen
Teilharda, [Warsz.j, 1967; Cuenot C., P. Teilhard
de Chardin, [P., 1958]; С u y-p e i s H., Vocabulaire Teilhard de Chardin, P.,
1963; B a u d-r у G. -H., Pierre Teilhard de
Chardin. Bibliographie (1881 — 1972), Lille, 1972.
ТЁКЕИ (Tokei) Ференц (р. 3.10.1930, Будапешт), венг. философ и литературовед,
чл.-корр. Венг. АН
(1973). В 1969—72 директор Ин-та философии Венг. АН; с 1979 руководитель Отдела
востоковедения Венг. АН. Осн. работы по проблемам истории, истории лит-ры и
философии Китая,
историч. материализма. Гос. пр. (1970).
• A kinai elegia szuletese. K'iu Juan es kora, Bdpst, 1959; A kinai irodalom
rovid tortenete, Bdpst, 1960 (совм. с P. Miklos);
Kinai filozofia, kot. 1—3, Bdpst, 1962—67; Az"azsiai termelesi mod"kerdesehez,
Bdpst, 1975; Mufajelmelet kinaban a III— VI
szazadban. (Liu Hie elmelete a koltoi mufajokrol), Bdpst, 1967; Antikvitas es
feudalizmus, Bdpst, 1969; Vazlatok a kinai
irodalomrol, Bdpst, 1970; Sinologiai muhely, Bdpst, 1974; A szo-cializmus
dialektikajahoz, Bdpst, 1974; A tarsadalmi formak
marxista elmeletenek nehany kerdese. Tanulmanyok, Bdpst, 1977; в рус. пер.— К
теории обществ. формаций, М., 1975.
ТЕЛЕЗИО (Telesio) Бернардино (1509, Козенца,— 2.10.1588, там же), итал.
натурфилософ эпохи
Возрождения. Окончил Падуанский ун-т (1535). Осн. соч.— «О природе вещей
согласно её
собственным началам» («De rerum natura iuxta propria principia», 1565; pac-шир.
изд., libri l—9, 1586;
совр. изд., 1965, 1976).Противник схоластич. аристотелизма, основал академию
(Academia Telesiana,
или Cosentina) с целью опытного изучения природы на основе её законов.
Натурфилософия Т.
опирается на традиции антич. гилозоизма. Противоположные стихии тепла и холода,
по Т.,— глав-
ные движущие начала всего, воздействующие на пассивную материю. Тепло — источник
всякой
органич. жизни, а также тонкоматериального жизненного «духа» (spiritus),
присущего животным и
человеку, у к-рого наряду с этим имеется бессмертная душа, вложенная в него
богом. В теории
познания Т. развивал т. зр. сенсуализма. Основой этики считал стремление всего
сущего к
самосохранению. Своей ориентацией на опытное познание Т. оказал большое влияние
на Кампа-
неллу, а также на Бруно, Декарта и Ф. Бэкона.
• Горфункель А. X., Философия эпохи Возрождения, М., 1980; Fiorentino F., В.
Telesio..., v. l—2, Fj-renze, 1872—74;
Gentile G., B. Telesio, Bari, 1911; T r o i-lo E., B. Telesio, Roma, 19242; Van
Deusen N. C., Telesio: the first of the moderns, N.
?., 1932; Abbagnano ?., В. Telesio, Mil., 1941.
ТЕЛЕОЛОГИЯ (от греч. ????? род. падеж ?????? — результат, завершение, цель и
????? — слово,
учение), идеалистич. учение о цели и целесообразности. В противовес
детерминизму, а иногда в
«дополнение» к нему, Т. постулирует особый вид причинности: целевой, отвечающей
на вопрос —
для чего, ради какой цели совершается тот или иной природный процесс. Этот
принцип «конечных
причин» (causa finalis), согласно к-рому идеально постулируемая цель, конечный
результат,
оказывает объективное воздействие на ход процесса, принимал разные формы в
различных
концепциях Т. Во всех случаях, однако, сохраняется главное для Т.— идеалистич.
антропоморфизация природных процессов, приписывание цели природе, перенос на неё
способности к целеполаганию, к-рая в действительности присуща лишь человеч.
деятельности.
Эта черта Т. в наиболее явной форме выражается в концепции «внеш.
целесообразности»,
устанавливаемой якобы богом, в антропоцентрич. и утилитарной Т., согласно к-рой
мир создан «ради
целей человека» (Вольф и др.). Однако она присуща и имманентной Т. (т. е.
приписывающей внутр.
цель развитию природы), основы к-рой были сформулированы Аристотелем,
утверждавшим, что как
деятельность человека содержит в себе актуальную цель, так и предметы природы
включают
бесконечную по содержанию цель своего «стремления» (потенциальную цель),
реализующуюся в
процессе развития предмета. Эта внутр. цель является, по Аристотелю, причиной
движения от
низших ступеней природы к высшим; она трансформируется в нек-рый абсолют —
энтелехию — как
завершение развития. Идеи имманентной Т. в новое время развивались Лейбницем в
его
монадологии и учении о предустановленной гармонии; они получили своё последо-
ват. воплощение
в учении Шеллинга о «мировой душе», в объективном идеализме Гегеля.
В своеобразной форме идеи Т. развивал Кант. Сознавая недостаточность концепции
механич.
детерминизма в объяснении сложных процессов (прежде всего органич. жизни и
человеч.
деятельности), он постулировал особый вид причинности, позволяющий познать эти
процессы как
«цели природы». По Канту, однако, «целесообразность природы есть... особое
априорное понятие,
которое имеет свое происхождение исключительно в рефлектирующей способности
суждения»
(Соч., т. 5, М., 1966, с. 179). Кант подвергает сомнению объективный смысл
«целей природы»,
телеологич. «конечных причин», рассматривая их значение лишь в качестве
регулятивного, эвристич.
принципа.
В различных вариантах осн. формы Т. распространены в науке (витализм,
неовитализм и др.) и фило-
софии (Шопенгауэр, Э. Гартман, неотомизм и др.).
В объяснении органич. целесообразности биологич. начиная с Дарвина и вплоть до
совр.
молекулярной биологии и биокибернетики, полностью преодолевает и «снимает» Т.
Объективные
процессы, послужившие определ. основанием для «телеологич. мышления», получили
науч.
объяснение в рамках диалектико-материа-листич. концепции детерминизма, вобравшей
в себя всё
ценное из истории мысли. Именно поэтому всякие попытки «возрождения» Т. (в
частности, со
ссылками на кибернетику), создания «материалистич. Т.» имеют сугубо отрицат.
значение. Сходные
с ней по названию концепции, обозначаемые как «телеономия» или «квазителеология»
и пр., по
существу не имеют ничего общего с Т.; они описывают причинные отношения,
выражаемые на языке
кибернетики с помощью понятий программы и обратной связи, с целью зафиксировать
наблюдаемую
в сложных системах предетерминирован-ность результата действия (и соответственно
направлен-
ность последнего), а также тот способ объяснения этих систем через отношение
целесообразности, к-
рый традиционно квалифицировался как «телеологический». Но это уже особый науч.
подход — т. н.
целевой подход как часть общего функционального анализа сложных органич. систем.
• Энгельс Ф., Диалектика природы, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 20; Бунге М.,
Причинность, пер. с англ., М., 1962;
Фролов И. Т., Генетика и диалектика, М., 1968; его же, Органич. детерминизм, Т.
и целевой подход в исследовании,
«ВФ», 1970, № 10; На пути к теоретич. биологии, пер. с англ., М., 1970; Theiler
W., Zur Geschichte der teleologischen
Naturbetrachtung bis auf Aristoteles, Z.—Lpz., 1925; Hartmann N., Teleologisches
Denken, B., 1951; S с h m i t z J., Disput
uber das Teleologische Denken, Mainz, 1960; см. также лит. к ст.
Целесообразность.
И. Т. Фролов.
ТЕЛОС (греч. ????? — завершение, цель), термин др.-греч. философии,
предназначение отд. вещей,
человека
ТЕЛОС 673
или мира в целом. Представление о Т. формировалось в качестве антитезы учениям
натурфилософов
6—5 вв. до н. э., считавших достаточными причинио-следств. объяснения устройства
мира. Уже
Платон в «Федоне» (97Ь—99с), не употребляя слова Т., критикует Анаксагора за то,
что тот не
объясняет смысла и назначения устройства Вселенной, ограничиваясь механич.
объяснениями. Одно
из осн. положений философии Аристотеля — «природа ничего не делает напрасно» («О
душе» 432 b
22 и др.). При этом Аристотель рассматривал Т., т. е. цель существования вещей и
Вселенной в це-
лом, не как нечто заданное извне, а как имманентное свойство их природы. В
стоицизме внутренне
присущий миру Т. управляет космосом и является руководящим принципом поведения
мудреца.
• HolwerdaD., ?????, «Mnemosyne», 1963, ?. 16, .№ 4> ?, 337—63; см. также ст.
Телеология и лит. к ней.
ТЕМПЕРАМЕНТ (от лат. temperamentum — надлежащее соотношение частей),
характеристика
индивида со стороны динамич. особенностей его психич. дея-тельности, т. е.
темпа, ритма,
интенсивности отд. психич. процессов и состояний. В структуре Т. можно выделить
три гл.
компонента: общую активность индивида, его двигат. проявления и его
эмоциональность.
В истории учения о Т. можно выделить три осн. системы взглядов на факторы,
обусловливающие
проявления Т. в поведении. Древнейшими из них являются гуморальные теории,
связывающие Т. со
свойствами тех или иных жидких сред организма, напр. в учении Гиппократа — с
соотношением
между четырьмя жидкостями (греч. ?????? — смесь, сочетание, в лат. пер.
temperamentum),
циркулирующими в человеч. организме,—кровью, жёлчью, чёрной жёлчью и слизью
(лимфой,
флегмой). Гипотетич. преобладание этих жидкостей в организме и дало названия
осн. типам Т.:
сангвиник, холерик, меланхолик и флегматик. В новое время психологич.
характеристика этих типов
Т. была систематизирована Кантом («Антропология», 1798, рус. пер. 1900):
сангвинич. Т. отличается
быстрой сменой эмоций при малой их глубине и силе; холерический — горячностью,
вспыльчивостью, порывистостью поступков; меланхолический — глубиной и
длительностью
переживаний; флегматический — медлительностью, спокойствием и слабостью внеш.
выражения
чувств. Однако в своих толкованиях Кант допустил смешение черт Т. и характера.
Попытка разработать морфологич. теорию Т. принадлежит нем. психопатологу Э.
Кречмеру (1888—
1964), к-рый определял Т. через осн. конституциональные типы телосложения.
Напр., астенич. типу
конституции соответствует, по Кречмеру, шизоидный (шизотимич.) Т. (замкнутость,
уход во внутр.
мир, несоответствие реакций внеш. стимулам, контрасты между судорожной
порывистостью и
скованностью действий), пикническо-му типу — циклоидный (циклотимич.) Т.
(соответствие
реакций стимулам, открытость, мягкость и закруглённость движений и т. п.). В
концепции амер.
психолога У. Шелдона выделяется три осн. типа соматич. конституции (эндоморфный,
мезоморфный, эктоморфный), к-рым соответствуют три типа Т. Как И Кречмер, Шел-
дон проводит
мысль о фатальной соматич. обусловленности самых разнообразных психич. черт
личности, в т. ч.
таких, к-рые целиком определяются условиями воспитания и социальной средой.
Теоретич. и экспериментальное обоснование ведущей роли центр. нервной системы в
динамич.
особенностях поведения впервые дал И. П. Павлов. При разработке проблем
типологии Т. сов.
психологи (Б. М. Теплов, В. Д. Небылицын, В. С. Мерлин) исходят из того, что
свойства нервной
системы — первичные и самые глубокие параметры психофизиологии, организации
индивида.
674 ТЕМПЕРАМЕНТ
* Кречмер Э., Строение тела и характер, пер. с нем., М.—Л., 19302; Теп лов Б.
М., Проблемы индивидуальных различий,
М., 1961; Небылицын В. Д., Осн. свойства нервной системы человека, М., 1966;
Очерк теории Т., Пермь, 19732; Sheldon
W. H., The varieties of temperament, N. Y.—L., [1942l; Guilford J. P., Zimmer-
man W. S., Fourteen dimensions of
temperament, [Wash.], 1956; Diamond S., Personality and temperament, N. Y.,
1967.
ТЕНДЕНЦИЯ (позднелат. tendentia — направленность, от лат. tendo — направляю),
направление
развития к.-л. явления или процесса. Т. служит формой проявления законов, к-рые
вообще «...не
имеют иной реальности, кроме как в приближении, в тенденции...» (Маркс К. и
Энгельс Ф., Соч., т.
39, с. 355). В одном и том же явлении могут содержаться различные и даже
противоположные друг
другу Т. В сходных или родственных по происхождению системах нередко наблюдаются
и сходные
Т. развития (напр., в термодинамически замкнутых системах проявляются Т. к росту
энтропии; в
биологич. популяциях — Т. к эколо-гич. приспособлению через отбор). Выделение
главной,
господствующей Т.— важнейший момент как историч., так и структурно-
функционального анализа
любого развивающегося объекта. Основой постижения ведущих Т. становления объекта
выступает
диалектика возможности и действительности.
ТЁННИС (Tonnies) Фердинанд (26.7.1855, Рип, близ Ольденсворта,—11.4.1936, Киль),
нем.
социолог. Один из родоначальников проф. социологии в Германии, читал лекции в
ун-те в Киле в
1881—1933 до отстранения от должности нацистами.
Важнейшая работа Т.—«Общность и общество» («Gemeinschaft und Gesellschaft»,
1887).
Рассматривая обществ. отношения как волевые, Т. подразделяет их в зависимости от
выраженного в
них типа воли: естеств. инстинктивная воля направляет поведение человека как бы
сзади,
рассудочная воля предполагает возможность выбора и сознательно поставленную цель
действия.
Примером первой может служить материнская любовь, примером второй — торговля.
Естеств. воля
порождает общность (общину), рассудочная — общество. В общности господствуют
инстинкты,
чувство, органические отношения; в обществе — расчётливый разум, механические
отношения. В
ходе истории отношения первого типа всё больше уступают место отношениям второго
типа. Позже,
во «Введении в социологию» («Einfuhrung in die Soziologie», 1931), T. усложнил
эту типологию,
совместив её с делением на отношения «господства» и «товарищества», группы и
объединения.
Несмотря на психологизм концепции Т. (обществ. отношения классифицируются по
типам воли), она
содержала ряд ценных моментов. Т. одним из первых поставил задачу создания
логически строгой
системы социологич. понятий. За противопоставлением общности и общества стоит
проблема
перехода от феодально-патриархальных отношений (и вообще отношений личной
зависимости и
традиционных форм культуры) к отношениям капиталистическим. Большое науч.
значение имели
многочисл. эмпирич. исследования Т. Отрицательно относясь к идее революции, Т.
тем не менее
признавал большое науч. значение трудов К. Маркса, переписывался с Ф. Энгельсом.
Т. был по-
следовательным демократом и антифашистом, открыто выступал против расизма,
называя его «совр.
варварством».
* Die Sitte, Fr./M., 1909; Marx. Leben und Lehre, Jena, 1921-ritik der
offentlichen Meinung, B., 1922; Soziologische Studien
und Kritiken, Bd 1—3, Jena, 1925—29; Das Eigentum, W,— Lpz., 1926;
Fortschritt und soziale Entwicklung.
Gesehichtsphi-loeophleohe Ansichten, Karlsruhe, 1926; Geist der Neuzeit, Lpz.,
• История бурж. социологии XIX —нач. XX в., М. 1979 гл. 8; F. Tonnies, ed. W. I.
Cahnman, Leiden, 1973.
ТЕОДИЦЕЯ (франц. theodicee, от греч. ??? — бог и ???? — справедливость),
«оправдание бога»,
общее обозначение религ.-филос. доктрин, стремящихся согласовать идею «благого»
и «разумного»
божеств. управления
миром с наличием мирового зла, «оправдать» это управление перед лицом тёмных
сторон бытия.
Термин введён Лейбницем в одноим. трактате (1710, см. «Теоди-цея»).
Историч. формы Т. целесообразно рассматривать в свете идеи о расширении
«ответственности» бога
за мировое бытие. Так, в политеизме, особенно в его первобытноанимистич. формах
или в греко-рим.
мифологии, наличие множества богов ограничивает личную ответственность каждого
из них, а их
постоянные раз-доры отодвигают на задний план мысль об их общей ответственности.
Однако и от
таких божеств можно требовать того, что требуется от любого старейшины и судьи,
т. е.
справедливого распределения наград и наказаний. Поэтому первая и самая общая
форма критики
божеств. «управления» миром есть вопрос: почему дурным хорошо, а хорошим дурно?
Наиболее
примитивная форма Т.: в конце концов хорошему будет хорошо, а дурному — дурно.
Новый вопрос:
когда же наступит это «в конце концов»? Вот добрый умер в безнадёжности, а злой
— в
безнаказанности: где обещанное возмездие? Выводя перспективу возмездия из
ограниченных
пределов жизни одного человека в бесконечные дали времени, Т. относила возмездие
не к индивиду,
а ко всему роду в целом (что представлялось справедливым ст. зр. патриархальной
морали). Однако
этот ход мысли перестал удовлетворять, когда идея личной ответственности
восторжествовала над
безличными родовыми связями: новые формы Т. апеллируют уже не к вечности рода, а
к вечности
индивида в перспективе эсхатологии. Таковы учение о перерождении у орфи-ков, в
брахманизме,
буддизме и т. д., предполагающее причинно-следств. связь между заслугами и
винами предыдущей
жизни и обстоятельствами последующего рождения (см. Карма, Сансара), и доктрина
о возмездии за
гробом, характерная для др.-егип. религии, позднего иудаизма, особенно для
христианства и ислама,
однако играющая роль и в различных политеистич. верованиях, в буддизме махаяны и
т. п. У
представителей антич. идеализма мироправление богов заранее ограничено
предвечным началом —
косной материей, к-рая сопротивляется устрояющей силе духа и ответственна за
мировое
несовершенство. Этот выход, однако, невозможен для библейского теизма с его
учением о создании
мира из ничего и о безусловной власти бога над своим созданием: если
полновластная воля бога
предопределяет все события, в т. ч. и все акты человеч. выбора, то ие есть ли
всякая вина — вина
бога? Концепция предопределения в исламе и у Кальвина в христианстве не
оставляет места для
логически построенной Т.; последняя развивалась исходя из принципа свободы воли:
свобода
сотворённых богом ангелов и людей для своей полноты включает возможность
морального зла, в
свою очередь порождающего зло физическое. Эта аргументация составляет основу
христ. Т. от
новозаветных текстов до религ. философии 20 в. (напр., у Н. А. Бердяева). Менее
специфична для те-
изма эететико-космологич. Т., утверждающая, что частные недостатки мироздания,
запланированные
художническим расчётом бога, усиливают совершенство целого. Этот тип Т, (или
космодицеи —
«оправдания мира») встречается уже у Плотина и доведён до предельной
систематичности у
Лейбница: наилучший из возможных миров есть мир с наибольшим разнообразием
ступеней
совершенства существ; бог, по «благости» своей желающий наилучшего мира, не
желает зла, но
допускает его постольку, поскольку без него не может осуществиться желаемое
разнообразие. Т.
была подвергнута критике мн. мыслителями нового времени. Гольбах опроверг
аргументы Т. в
«Системе природы» (1770). Оценка Лейбницем данного мира как наилучшего была
высмеяна
Вольтером в романе «Кандид, или Оптимизм» (1759), а растворение мук и вины
индивида в
гармонии мирового целого отвергнуто ?. ?. Достоевским в «Братьях Карамазовых».
Последовательно атеистич. мировоззрение отвергает проблему Т., «оправдания
бога», как лишённую
к.-л. смысла.
«ТЕОДИЦЕЯ», сокращённое назв. самого крупного фи-лос. соч. Лейбница, в к-ром
нашли
отражение идеи рационалистич. идеализма. Написано на франц. яз. ок. 1710 под
влиянием бесед и
переписки с прусской королевой Софией Шарлоттой. Полное назв.: «Опыты теодицеи о
благости
божией, свободе человека и происхождении зла» («Essais de theodjcee sur la Bonte
de Dieu, la liberte de
I'homme et l'origine du mal»). Соч. имеет полемич. характер и служит ответом
Лейбница на критику
филос. и теологич. оснований его системы, содержащуюся в произв, Бейля. Лейбниц
формулирует в
«Т.» осн. принципы «естественной» и «рациональной» (т. е. филос.) теологии,
призванной, по его
мнению, служить априорным основанием науки о нравственности. В рамках «естеств,
теологии» он
решает и центр. вопрос теодицеи об оправдании бога за существующие в мире зло,
считая зло, будь
то зло «физическое» (страдания людей) или «моральное» (нравств. пороки и
преступления),
необходимым «теневым» элементом совершеннейшего порядка вещей, не созданным, но
лишь
«попущенным» всеблагим богом, чтобы подчеркнуть и оттенить добро. Другой
важнейший вопрос
«Т,»— об оправдании человеч. свободы (в к-рой полагается источник морального
зла) — решается
Лейбницем через различение трёх видов необходимости: «метафизической»,
«моральной» и
«физической»; только первая, по Лейбницу, исключает всякую альтернативность и
случай-ность, а
две другие (относящиеся к действит. миру и человеч. поведению) совместимы с
выбором, случай-
ностью и свободой. Настаивая на обязат, причинной обусловленности всех явлений,
в т. ч,
моральных, Лейбниц вместе о тем преодолевает традиционное отождествление
причинной связи с
необходимостью; выступает с критикой этического и метафизического дуализма.
Композиция «Т.» весьма сложна. В предисловии Лейбниц формулирует задачи
исследования и
намечает пути их решения с помощью своей теории предустанов-ленной гармонии. В
«Предварит.
рассуждениях о гармонии веры с разумом» содержится аргументация в пользу
оправдания веры
«естеств. светом» разума, Далее идёт осн. раздел, состоящий из трёх частей, В 1-
й части
рассматриваются общие вопросы теодицеи, во 2-й — проблемы оправдания морального
зла, в 3-й -
вопросы оправдания физич. зла. В трёх приложениях в конце соч. фактически
повторяется в более
сжатой форме то, что сказано в осн. тексте.
Впервые издано в Амстердаме в 1710; нем. пер. 1726, 1883, 1925; англ. пер, E.
Huggard, 1951. Рус.
пер. в журн. «Вера и разум», 1887, № 13, 15-18; 1888, № 3; 1889, № 1, 2, 8, 14,
15; 1890, № 12, 14, 19,
28; 1891, № 1, 5, 6, 13, 14, 18, 21, 23; 1892, № 2-4, 6, 7, 11,
ТЕОЛОГИЯ (греч. ???????, от eo? - бог и ?????; — слово, учение), богословие,
совокупность
религ. доктрин о сущности и действии бога, достроенная в формах идеалистич.
умозрения на основе
текстов, принимаемых как божеств. откровение. Одна из предпосылок Т,— концепция
личного бога,
сообщающего непреложное знание о себе через своё «слово», почему Т. в строгом
смысле возможна
только в рамках теизма или хотя бы в русле теистич. тенденций. Вторая
предпосылка Т.— наличие
достаточно развитых форм идеалистич. философии; осн. филос. истоки традиц. Т.
христианства,
иудаизма и ислама — учения Платона, Аристотеля и неоплатонизма. Хотя Т. не может
обойтись без
филос. понятийного аппарата (ср. неоплатонич. термин «единосущный» в христ.
«символе веры»),
она по сути своей отлична от философии, в т, ч. и от религ. философии, В
пределах Т. как таковой
филос. мышление подчинено
ТЕОЛОГИЯ 675
гетерономным основаниям; разуму отводится служебная герменевтич.
(истолковательная) роль, он
только принимает и разъясняет «слово божие». Т. авторитарна; в этом смысле она
отлична от всякой
автономной мысли, в т. ч. философии. В патристике складываются как бы два
уровня: нижний —
филос. спекуляция об абсолюте как о сущности, первопричине и цели всех вещей
(то, что называл Т.
ещё Аристотель — синоним «первой философии», или метафизики); верхний уровень —
не
постигаемые разумом «истины откровения». В эпоху схоластики эти два вида Т.
получили обозна-
чение «естеств. Т.» и «богооткровенной Т.». Такая структура Т. наиболее
характерна для традиц.
доктрин. Перенос акцента на мистико-аскетич. «опыт», запечатленный в предании,
определяет облик
православной Т.: единое предание не позволяет ни «естеств. Т.», ни библеистике
вычлениться из
своего состава. Протестантская Т. иногда тяготела к отказу от понятия «естеств.
Т.»; в 20 в. такие
тенденции стимулировались влиянием экзистенциализма, а также стремлением вывести
Т. из
плоскости, в к-рой возможно столкновение с результатами естеств.-науч.
исследований и с филос.
обобщениями этих результатов. Именно по вопросу о понятии «естеств. Т.» резко
разошлись
ведущие представители диалектической теологии — К. Барт и Э. Бруннер.
Догматич. содержание Т. понимается как вечное, абсолютное, не подлежащее какому
бы то ни было
ис-торич. изменению. В наиболее консервативных вариантах Т., особенно в католич.
схоластике и
неосхоластике, ранг вневременной истины дан не только «слову божию», но и осн.
тезисам «естеств.
Т.»: рядом с «вечным откровением» встаёт «вечная философия» (philoso-phia
perennis). На переходе
от средневековья к новому времени оппозиц. мыслители подвергались преследованиям
не только и
не столько за несогласие с Библией, сколько за несогласие со схоластически
истолкованным
Аристотелем. Однако перед лицом смены социальных формаций и культурных эпох Т.
вновь и вновь
сталкивается с проблемой: как ей обращаться к меняющемуся миру, чтобы на языке
неизменных
догматич. формул выразить новое содержание. Консерватизм грозит полной изоляцией
от обществ.
развития на совр. этапе, превращением в духовное «гетто», модернизм, связанный с
«обмирщением»
религии,— разрушением её осн. устоев. Подобные тенденции есть также в истории Т.
всех
вероисповеданий. Совр. кризис Т. существенно глубже, чем какой-либо из
предшествовавших
кризисов; под вопрос поставлены не только тезисы Т., оспаривавшиеся
вольнодумством и атеизмом
былых эпох, но и казавшиеся вечными предпосылки в обществ.
сознании и обществ. психологии.
Т. невозможна вне социальной организации типа христ. церкви и иудаистской
или мусульм.
общины, понятие «слова божия» теряет смысл вне понятия «народа божия» как
адресата «слова».
Это выражено в словах Августина: «Я не поверил бы и Евангелию, если бы меня не
побуждал к тому
авторитет вселенской церкви». Попытка протестантизма отделить авторитет Библии
от авторитета
церкви не смогла до конца лишить Т. её институционального характера как
вероучения,
обращённого от тех, кто «поставлен» в церкви учить членов церкви, к этим
поучаемым.
Сущность Т. как мышления внутри церк. организации и в под-чинении её
авторитетам делает
Т. несовместимой с принципами автономности филос. и науч. мысли.
Поэтому начиная с эпохи
Возрождения не только ма-териалистич., но и нек-рые направления идеалистич.
философии
формировались в более или менее антаго-нистич. отталкивании от Т. и создали
богатую традицию её
критики. Эразм Роттердамский критиковал Т. как сухую и скучную игру ума,
становящуюся между

<<

стр. 71
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>