<<

стр. 72
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

чело-
676 ТЕОЛОГИЯ
веч. личностью и евангельской «философией Христа». Бурж. прогресс стимулировал
подчёркивание
практич. бесполезности теологич. умозрения; этот мотив ярко представлен у Ф.
Бэкона и
энциклопедистов. Критика Т. обосновывалась также критикой Библии как основы Т.;
классиком
такой критики был уже Спиноза. Новый уровень антитеологич. мысли был достигнут
Фейербахом,
поставившим вопрос о Т. как отчуждённой (см. Отчуждение) форме человеч. сознания
и системати-
чески истолковавшим теологич. образ бога как негативный и превращённый образ
человека.
Подытоживая наследие наиболее непримиримой критики Т. со времён Просвещения,
марксистский
атеизм анализирует теологич. построения как отражения антагонистич. социальных
отношений,
подчиняющих человека нече-ловеч. началу. См. также ст. Религия и лит. к ней.
С.С. Аверинцев.
«ТЕОЛОГИЯ АРИСТОТЕЛЯ», популярное в ср. века араб. переложение ряда текстов
Плотина (из
«Эннеад» IV 3, 4, 7, 8, V 1, 2, 8, VI 7); приписывалось Аристотелю. Араб. пер.
сделал для аль-Кинди
Абд аль-Ма-ших ибн Абдаллах ибн Найма, христианин сирийского происхождения (из
Эмесы), пер.
был выправлен аль-Кинди. Лат. пер. «Т. А.» вплоть до 17 в. издавался в составе
соч. Аристотеля. «Т.
А.» была источником неопла-тонич. влияния на араб. и евр. ср.-век. философию и
зап.-европ.
схоластику. По-видимому, тому же араб. переводчику принадлежит «Послание о
божеств.
мудрости», содержащее отд. главы из «Эннеад» (V 3, 4, 5, 9). Ряд сентенций из
Плотина, отчасти
совпадающих с текстом «Т. А.», переведён на араб. яз. в составе т. н. «Речений
мудрого грека».
• Badawi ?., Plotinus apud Arabes, Cairo, 1955.
ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ РАЗУМ, понятие нем. классич. философии, обозначающее высшую
познават.
способность, организующую теоретич. деятельность в систему науч. знания.
Согласно Канту, осн.
задача разума — достижение законченного, безусловного единства чело-веч. опыта.
Эта цель может
быть достигнута лишь в том случае, если теоретич. принципы разума будут исходить
непосредственно из интеллектуального созерцания идей («вещей в себе»). Однако,
по мысли Канта,
человеч. разум не способен к познанию этих сверхчувств. идеальных объектов,
поэтому его
гносеологич. функция сводится к постоянному синтетич. восполнению опыта на
основе
регулятивного применения исходно присущих ему трансцендентальных идей. Выход
разума за
пределы опыта, т. е. чувств. созерцания, порождает противоречия, или антиномии.
Последующее развитие нем. классич. философии связано с утверждением объективной
природы
разума и его теоретич. принципов (Фихте, Шеллинг, Гегель). «Теоретическое»
характеризуется здесь
как отношение, в к-ром человеч. «Я» определяется через предмет познания. Так,
согласно Гегелю,
задача философии состоит в диалектич. раскрытии категориальной структуры разума.
• Кант И., Критика чистого разума, Соч., т. 3, ?., 1964; Гегель Г. В. Ф.,
Энциклопедия филос. наук, т. 3, М., 1977; Асмус
В. Ф., И. Кант, М., 1973.
ТЕОРИЯ (греч. ?????, от ????? — рассматриваю, исследую), в широком смысле —
комплекс
взглядов, представлений, идей, направленных на истолкование и объяснение к.-л.
явления; в более
узком и спец. смысле — высшая, самая развитая форма организации науч. знания,
дающая целостное
представление о закономерностях и существ. связях определ. области
действительности — объекта
данной Т. По словам В. И. Ленина, знание в форме Т., «теоретическое познание
должно дать объект в
его необходимости, в его всесторонних отношениях...» (ПСС, т. 29, с. 193). По
своему строению Т.
представляет внутренне дифференцированную, но целостную систему знания, к-рую
характеризуют
логич. зависимость одних элементов от других, выводимость содержания Т. из нек-
рой совокуп-
ности утверждений и понятий — исходного базиса Т.— по определ. логико-
методологическим
принципам и правилам.
Роль Т. в социально-практич. деятельности. Основываясь на обществ. практике и
давая целостное,
достоверное, систематически развиваемое знание о существ.
связях и закономерностях действительности, Т. выступает как наиболее совершенная
форма науч.
обоснования и программирования практич. деятельности. При этом роль Т. не
ограничивается
обобщением опыта практич. деятельности и перенесением его на новые ситуации, а
связана с творч.
переработкой этого опыта, благодаря чему Т. открывает новые перспективы перед
практикой,
расширяет её горизонты. Марксизм-ленинизм отвергает как принижение Т., её
отождествление с
практикой, так и схоластич. теоретизирование, отрыв Т. от действительности.
Опираясь на знание, воплощённое в Т., человек способен создавать то, что не
существует в налично
данной природной и социальной действительности, но возможно с т. зр. открытых Т.
объективных
законов. Эта программирующая роль Т. по отношению к практике проявляется как в
сфере
материального произ-ва, где она заключается в реализации науч. открытий,
достигаемых на основе
науч. Т., особенно в эпоху совр. научно-технич. революции и превращения науки в
не-посредств.
производит. силу, так и в области обществ. жизни, где передовая Т. обществ.
развития, отражающая
его объективные закономерности и воплощающая в то же время идеологию
прогрессивных
социальных сил, выступает в качестве науч. основы программы революц.
преобразования общества.
Значительно возрастает роль Т. в эпоху создания социалистич. и коммунистич.
общества на основе
со-знат. деятельности нар. масс. Как подчёркивал Ленин, «без революционной
теории не может быть
и революционного движения» (там же, т. 6, с. 24), а «...роль передового борца
может выполнить
только партия, руководимая передовой теорией» (там же, с. 25). Ориентирующая,
направляющая
роль передовой марксистско-ленинской Т. общества, раскрывающей объективные
законы обществ.
развития, ярко проявляется в совр. условиях в руководстве КПСС развитым
социалистич. обществом
в его движении к коммунизму.
Осуществление целенаправленного практич. преобразования действительности на
основе теоретич.
знаний есть критерий истинности Т. При этом в ходе практич. применения Т. сама
совершенствуется
и развивается. Практика образует не только критерий истинности, но и основу
развития Т.:
«Практика выше (теоретического) познания, ибо она имеет не только достоинство
всеобщности, но и
непосредственной действительности» (Ленин В. И., там же, с. 195). В процессе
применения Т.
сформулированное в ней знание опосредуется различными промежуточными звеньями,
конкретизирующими факторами, что предполагает живое, творч. мышление,
руководствующееся Т.
как программой, но мобилизи-рующее также все возможные способы ориентации в
конкретной
ситуации. Действенное применение Т. требует опоры на «живое созерцание» объекта,
использования
практич. опыта, включения эмоциональных и эстетич. моментов сознания,
активизации способностей
творч. воображения. Сама Т. как форма особого освоения мира функционирует в
тесном
взаимодействии с другими, нетеоретич. формами сознания. Науч. Т. всегда так или
иначе связана с
определ. филос.-мировоззренч. установками, способствует укреплению того или
иного
мировоззрения (напр., в борьбе с ре-лиг, мировоззрением важнейшую роль сыграли
Т., созданные
Коперником и Ньютоном; утверждению идей диалектико-материалистич. мировоззрения
способство-
вала дарвиновская Т. эволюции). С др. стороны, в истории познания существовали и
продолжают
сущест-
вовать псевдонауч. концепции, также претендующие на роль подлинных Т., но в
действительности
выражающие антинауч., реакц. идеологию (напр., социал-дарвинизм, расизм,
геополитика).
Особенно сильна связь содержания Т. с идейно-мировоззренч. установками и
социально-классовыми
интересами в области обществ. наук, где противоборство передовой науч. Т.
марксизма-ленинизма с
реакц. взглядами отражает борьбу противоположных идеологий.
Т. как форма науч. знания. Т. выступает как наиболее сложная и развитая форма
науч. знания; другие
его формы — законы науки, классификации, типологии, первичные объяснит. схемы —
генетически
могут предшествовать собственно Т., составляя базу её формирования; с др.
стороны, они нередко
сосуществуют с Т., взаимодействуя с нею в системе науки, и даже входят в Т. в
качестве её
элементов (теоретич. законы, типологии, основанные на Т.).
Науч. знание вообще теоретично с самого начала, т. е. всегда связано с
размышлением о содержании
понятий и о той исследоват. деятельности, к-рая к нему приводит. При этом,
однако, формы и
глубина теоретич. мышления могут сильно варьировать, что находит историч.
выражение в развитии
структуры теоретич. знания, в формировании различных способов его внутр.
организации. Если
теоретич. мышление вообще (Т. в широком смысле слова) необходимо сопутствует
всякой науке, то
Т. в собственном, более строгом смысле появляется на достаточно высоких этапах
развития науки.
Переход от эмпирич. стадии науки, к-рая ограничивается классификацией и
обобщением опытных
данных, к теоретич. стадии, когда появляются и развиваются Т. в собств. смысле,
осуществляется
через ряд промежуточных форм теоретизации, в рамках к-рых формируются первичные
теоретич.
конструкции. Будучи источником возникновения Т., сами эти конструкции, однако,
ещё не образуют
Т.: её возникновение связано с возможностью построения многоуровневых
конструкций, к-рые
развиваются, конкретизируются и внутренне дифференцируются в процессе
деятельности теоретич.
мышления, отправляющегося от нек-рой совокупности теоретич. принципов. В этом
смысле зрелая Т.
представляет собой не просто сумму связанных между собой знаний, но и содержит
определ. ме-
ханизм построения знания, внутр. развёртывания теоретич. содержания, воплощает
нек-рую
программу исследования; всё это и создаёт целостность Т. как единой системы
знания. Подобная
возможность развития аппарата науч. абстракций в рамках и на основе Т. делает
последнюю
мощнейшим средством решения фундаментальных задач познания действительности.
В совр. методологии науки принято выделять след. осн. компоненты Т.: 1) исходную
эмпирич.
основу, к-рая включает множество зафиксированных в данной области знания фактов,
достигнутых в
ходе экспериментов и требующих теоретич. объяснения; 2) исходную теоретич.
основу — множество
первичных допущений, постулатов, аксиом, общих законов Т., в совокупности
описывающих
идеализированный объект Т.; 3) логику Т.— множество допустимых в рамках Т.
правил ло-гич.
вывода и доказательства; 4) совокупность выведенных в Т. утверждений с их
доказательствами,
составляющую осн. массив теоретич. знания. Методологически центр. роль в
формировании Т.
играет лежащий в её основе идеализированный объект — теоретич. модель существ.
связей
реальности, представленных с помощью определ. гипотетич. допущении и
идеализации. Построение
идеализированного объекта Т.— необходимый этап создания любой Т., осуществляемый
в спе-
цифических для разных областей знания формах. К. Маркс в «Капитале», развив
трудовую теорию
стои-
ТЕОРИЯ 677
мости и проанализировав структуру капиталистич. произ-ва, разработал
идеализированный объект,
к-рый выступил как теоретическая модель капиталистич. способа произ-ва.
Идеализированным
объектом Т. в классич. механике является система материальных точек, в
молекулярно-кинетич.
теории — множество замкнутых в определ. объёме хаотически соударяю-щихся
молекул,
представляемых в виде абсолютно упругих материальных точек, и т. д.
Идеализированный объект Т. может выступать в разных формах, предполагать или не
предполагать
математич. описания, содержать или не содержать того или иного момента
наглядности, но при всех
условиях он должен выступать как конструктивное средство развёртывания всей
системы Т. Этот
объект, т. о., выступает не только как теоретич. модель реальности, он вместе с
тем неявно содержит
в себе определ. программу исследования, к-рая реализуется в построении Т.
Соотношения элементов
идеализированного объекта — как исходные, так и выводные - представляют собой
теоретич. законы,
к-рые, в отличие от эмпирич. законов, формулируются не непосредственно на основе
изучения
опытных данных, а путём определ. мыслит. действий с идеализированным объектом.
Из этого вы-
текает, в частности, что законы, формулируемые в рамках Т. и относящиеся по
существу не к
эмпирически данной реальности, а к реальности, как она представлена
идеализированным объектом,
должны быть соответствующим образом конкретизированы при их применении к
изучению реальной
действительности.
Многообразию форм идеализации и соответственно типов идеализированных объектов
соответствует
и многообразие видов Т. В теории описат. типа, решаю-щей гл. обр. задачи
описания и упорядочения
обычно весьма обширного эмпирич. материала, построение идеализированного объекта
фактически
сводится к вычленению исходной схемы понятий. В еовр. математизированных Т.
идеализированный
объект выступает обычно в виде математич. модели или совокупности таких моделей.
В
дедуктивных теоретических системах построение идеализированного объекта по
существу совпадает
с построением исходного теоретического базиса.
Процесс развёртывания содержания Т. предполагает макс. выявление возможностей,
заложенных в
исходных посылках Т., в структуре её идеализированного объекта. В частности, в
Т., использующих
математич. формализм, развёртывание содержания предполагает формальные операции
ср знаками
математизированного языка, выражающего те или иные параметры объекта. В Т., в к-
рых математич.
формализм не применяется или недостаточно развит, на первый план выдвигаются
рассуждения,
опирающиеся на анализ содержания исходных посылок Т., на мысленный эксперимент с
идеализированными объектами. Наряду с этим развёртывание Т. предполагает
построение новых
уровней И слоев содержания Т. на основе конкретизации теоретич. знания о
реальном предмете. Это
связано с вклю-чением в состав Т. новых допущений, с построением более
содержательных
идеализированных объектов. Напр., Маркс в «Капитале» от рассмотрения товарного
произ-ва в
абстрактном виде переходит к анализу собственно капиталистич. произ-ва, от
рассмотрения произ-ва,
абстрагированного от обращения,— к анализу единства произ-ва и обращения. В
итоге конкре-
тизация Т. приводит её к развитию в систему взаимосвязанных Т., объединяемых
лежащим в их
основании идеализированным объектом. Это одно из характерных выражений метода
восхождения
от абстрактного к конкретному.
Этот процесс постоянно стимулируется необходимостью охвата в рамках и на основе
исходных
положений
678 ТЕОРИЯ
Т. многообразия эмпирич. материала, относящегося к предмету Т. Развитие Т. не
есть поэтому
имманентное логич. движение теоретич. мысли — это активная переработка эмпирич.
информации в
собств. содержание Т., концентрация и обогащение её понятийного аппарата. Именно
это развитие
содержания Т. ставит определ. пределы возможной логич. формализации процессов её
построения.
При всей плодотворности формализации и аксиоматизации теоретич. знания нельзя не
учитывать,
что реальный процесс конструктивного развития Т. в процессе восхождения
теоретич. мышления от
абстрактного к конкретному, ориентируемый задачами охвата нового эмпирич.
материала, не
укладывается в рамки формально-дедуктивного представления о развёртывании Т.
Т. может развиваться в относит. независимости от эмпирич. исследования —
посредством знаково-
симво-лич. операций по правилам математич. или логич. формализмов, посредством
введения
различных гипо-тетич. допущений или теоретич. моделей (особенно математич.
гипотез и математич.
моделей), а также путём мысленного эксперимента с идеализированными объектами.
Подобная
относит. самостоятельность теоретич. исследования образует важное преимущество
мышления на
уровне Т., ибо даёт ему богатые эвристич. возможности. Но реальное
функционирование и развитие
Т. в науке осуществляется в органич. единство с эмпирич. исследованием. Т.
выступает как реальное
знание о мире только тогда, когда она получает эмпирич. интерпретацию. Эмпирич.
интерпретация
способствует осуществлению опытной проверки Т., выявлению её объяснительно-
предсказат.
возможностей по отношению к реальной действительности. Как подтверждение Т. отд.
эмпирич.
примерами не может служить безоговорочным свидетельством в её пользу, так и
противоречие Т.
отд. фактам не есть основание для отказа от неё. Но подобное противоречие служит
мощным
стимулом совершенствования Т. вплоть до пересмотра и уточнения её исходных
принципов.
Решение же об окончат. отказе от Т. обычно связано с общей дискредитацией
фактически лежащей в
её основе программы исследования и появлением новой программы, выявляющей более
широкие
объяснительно-предсказат. возможности по отношению к сфере реальности, изучаемой
данной Т.
• Энгельс Ф., Диалектика природы, Маркс К. и Эн-гельс Ф., Соч., т. 20; Л енин В.
И., Что делать?, ПСС, Т. 6; его же,
Материализм и эмпириокритицизм, там же, т. 18; его же, Филос. тетради, там же,
т. 29; Кар-нап Р., Филос. основания
физики, пер. с англ., [M., 1971]; Философия. Методология. Наука, М., 1972; M а м
ч у p E. Д., Проблема выбора Т., M.,
197; Степин В. С., Становление науч. Т., Минск, 19V6; Рузавин Г. И., Науч. Т.:
Логино-методологич. анализ, М., 1978;
Швырев В. С., Теоретическое и эмпирическое в науч. познании, М., 1978; Баженов
Л. Б., Строение и функции
естественно-науч. Т., М., 1978; Андреев и. Д., Т. как форма организации науч.
знания, М., 1979. В. С. Швырев.
ТЕОРИЯ ОТРАЖЕНИЯ, см. в ст. Отражение.
ТЕОРИЯ ПОЗНАНИЯ, гносеологич. э ? и-стемология, раздел философии, в к-ром
изучаются
проблемы природы познания и его возможностей, отношения знания к реальности,
исследуются
всеобщие предпосылки познания, выявляются условия его достоверности и
истинности. Т. п. как
филос. дисциплина анализирует всеобщие основания, дающие возможность
рассматривать познават.
результат как знание, выражающее реальное, истинное положение вещей. Два осн.
направления в Т.
п.— материализм и идеализм.
История Т. п. В античности центральной в Т. п. выступала проблема отношения
знания и мнения,
истины и заблуждения. Знание понималось в единстве с его предметом. Исходя из
того, что знание
есть своеобразная копия предмета, антич. философия преим. изучала процесс,
посредством к-рого
предмет переводится в состояние знания. Тезис о единстве знания и предмета
специфически
сочетался с непониманием активности
субъекта в процессе познания: истинный объект может быть только «дан»
познающему; все
продукты его субъективной ноанават. деятельности — лишь неистинное мнение.
Крупный шаг в развитии Т. п. был сделан европ. фи-лософией 17—18 вв., главными
для к-рой стали
пробле-мы связи «Я» и внеш. мира, внеш. и внутр. опыта. В этот период
проблематика Т. п.
занимала центр. мес-то в философии. Ставилась задача отыскания абсолютно
достоверного знания,
к-рое было бы исходным пунктом и вместе с тем предельным основанием всей
остальной
совокупности знаний, позволяющим дать оценку этих знаний по степени их ценности.
Выбор разных
путей решения этой задачи обусловил появление рацио-нализма и эмпиризма.
Ориентация на
механико-мате-матич. естествознание того времени, попытка применить методы
науки
непосредственно к решению филос. вопросов определяли понимание рационализмом
врож-денных
идей по аналогии с геометрич. аксиомами. Эм-пиризм пришёл к уподоблению данных
чувственности
(как элементарных единиц знания) своеобразным «ато-мам», взаимодействие к-рых
порождает все
остальные познават. образования. Взаимоотношение чувственно-сти и разума,
эмпирического и
рационального исследо-валось Т. п. не только как проблема происхождения знания,
а прежде всего
как проблема логич. обоснования системы знания. В этой связи философия 17—18 вв.
анализировала
проблемы взаимоотношения субъекта и материальной субстанции, «Я» и внеш. мира (и
производные
от них проблемы внеш. и внутр. опыта, первичных и вторичных качеств), возникшие
как следствие
осуществленного Декартом выделения субъекта (субъективного) как чего-то резко
отличного от
материаль-ной субстанции и логически противоположного ей. Ма-териалистич.
эмпиризм, выступая
против превращения идеалистами-рационалистами мышления в самостоят.
субстанцию, в
«рациональную вещь», ортро критиковал декартовское учение о врождённых идеях.
Признавая сам
факт существования «Я» как феномена психич. жизни, непосредственно переживаемого
познающим
субъектом, эмпиризм безуспешно пытался объяснить происхождение и
функционирование внутр.
опыта — проблему, неразрешимую в рамках метафизич. формы материализма того
времени.
Слабости метафизич. материализма были использованы субъективным идеализмом
(Беркли, Юм),
к-рый спекулировал прежде всего на проблематике Т. п.
В нем. классич. философии проблемы Т. п. связывались с исследованием историч.
развития форм
практич. и познават. деятельности. В филос. системе Канта впервые
предпринимается попытка
построить такую Т. п., к-рая была бы совершенно независима от всяких допущений о
реальности —
как онтологических, так и психологических. Кант постулировал зависимость
реальности от самого
познания: объект, по Канту, существует как таковой лишь в формах деятельности
субъекта. После
Канта нем. классич. философия стремилась преодолеть разрыв гносеологич. и
онтологич. проблема-
тики. Наиболее полно в домарксистской философии эта задача решалась Гегелем.
Утверждая
диалектич. взаимозависимость субъекта и объекта, Гегель показал
несостоятельность их метафизич.
противопоставления. По Гегелю, субъект и объект по существу тождественны друг
другу, т. к. в
основе действительности лежит саморазвитие абс. духа, к-рый является абс.
субъектом, имеющим в
качестве объекта самого себя. Отсюда проистекал принцип совпадения диалектики,
логики и Т. п.,
сформулированный Гегелем на объективно-идеалистич. основе.
Анализ проблем Т. п. в бурж. философии 20 в. характеризуется след.
особенностями. Впервые в исто-
рии Т. п. идеалистич. эмпиризм (махизм, неореализм) сочетается с онтологизмом,
т. е. с определ.
допущениями о реальности и её свойствах. Фундаментальное для) эмпиризма понятие
элементарных
данных чувствен-
ности истолковывается как относящееся не к субъективным психич. переживаниям
субъекта, а к
нек-рым объективно существующим чувств. сущностям («ней-тральные» элементы
мира Маха,
«чувственные данные» неореалистов, «сенсибилии» Рассела и т. д.). Т. п. та-кого
типа сочетают в
себе черты как субъективного, так и объективного идеализма. Другая
особенность совр. зап.
философии состоит в появлении направлений (логич. позитивизм, неопозитивизм,
аналитич. фи-
лософия), к-рые отрицают осмысленность Т. п. (как и всей классич.
философии). С т. зр. логич.
позитивизма идеалом осмысленности является науч. знание; все
предложения науки можно
разделить либо на синтетические (высказывания эмпирич. наук), либо на
аналитические (истины
логики, математики); классич. филос. проблемы не имеют смысла, ибо
предполагаемые этими
проблемами возможные ответы не могут быть отнесены ни к эмпирически-синтетич.,
ни к
аналитич. высказываниям. Проблемы Т. п. (отношение субъекта к объекту, природа
реальности и др.)
носят, согласно логич. позитивизму, характер типичных псевдопроблем.
Экзистенциализм, в
противоположность неопозитивизму, критикует Т. п. (и всю классич. филос.
«метафизику») за
близость к правилам, к-рые приняты для формулирования вопросов в науке или
в обыденном
языке. Во 2-й пол. 20 в. больше, чем когда-либо рань-ше, стала ясна
несостоятельность претензий
различных направлений идеалистич. гносеологии на решение осн. проблем Т. п.
Т. п. марксистско-ленинской философии. Отвергая все формы гносеологич.
идеализма, марксистско-
ленинская Т. п. исходит из последовательно материалистич. решения осн. вопроса
философии, т. е.
рассматривает познаваемый материальный мир, объективную реальность как
существующую вне и
независимо от сознания. Диалектич. материализм исходит из положения о том, что
мир познаваем, и
решительно отвергает утверждение о его непознаваемости, т. е. агностицизм.
Будучи последовательно материалистической, марксистско-ленинская Т. п. не есть,
однако, простое
продолжение сложившейся в домарксистской философии материалистич. линии в
решении проблем
гносеологии. Осн. особенность диалектико-материалистич. Т. п. определяется тем,
что её развитие
осуществляется на основе материалистически истолковываемого тезиса о единстве
диалектики,
логики и Т. п. «Диалектика и есть теория познания (Гегеля и) марксизма...»
(Ленин В. И., ПСС, т. 29,
с. 321). Это означает, что в системе марксистско-ленинской философии не
существует ни «чистой
онтологии», ни «чистой гносеологии»: во всякой крупной филос. проблеме
диалектич. материализм
рассматривает онтологич. и гносеологич. аспекты в их единстве. Вместе с тем при
решении любой
проблемы Т. п. марксизм-ленинизм исходит из определ. представлений о структуре
объективной
реальности, о месте познавательного процесса в системе действительности.
Диалектич. материализм не только снимает противопоставление Т. п. и онтологии,
но и кладёт конец
характерному для немарксистской философии отрыву проблем Т. п. от проблем
социального бытия.
Сущность и природа познания носят социальный характер и, следовательно, не могут
быть поняты в
изоляции от пред-метно-практич. деятельности. Поэтому субъект познания
произведен от субъекта
практики; познающий субъект — это не изолированный от др. людей индивид
(«гносеологич.
робинзон» метафизич. философии), а человек, включённый в социальную жизнь,
исполь-зующий
общественно выработанные формы познават. деятельности — как материальные (орудия
труда, ин-
струменты, приборы и т. д.), так и идеальные (язык, категории логики и т. п.).
ТЕОРИЯ 679
Исходные знания о мире даны человеку в чувств. познании — ощущениях,
восприятиях, представле-
ниях. Марксистская Т. п. противостоит идеалистическому и метафизически
истолкованному
сенсуализму; она подчёркивает несводимость рационального позна-ния (мышления,
понятия) к
простому суммированию! или механич. преобразованию данных органов чувств.)
Результаты
мыслит. деятельности не только дают новое знание, непосредственно не
содержащееся в данных
чувственности, но активно влияют на структуру и содержание чувств. познания.
Поэтому те
эмпирич. дан-ные, с к-рыми имеет дело наука, образуются в резуль-тате
использования теоретич.
положений для описа-ния содержания чувств. опыта и предполагают ряд теоретич.
идеализаций.
Наряду с этим чувств. опыт, выступающий в качестве исходной основы познават.
процесса
понимается не как пассивное запечатление воздействия предметов внеш. мира, а как
момент ак-
тивной практич., чувственно-предметной деятельности. Теоретич. мышление
руководствуется при
воспроизведении объекта познания методом восхождения от абстрактного к
конкретному, с к-рым
неразрывно связаны принципы единства логического и исторического, анализа и
синтеза. Формами
отражения объективной действительности в познании являются категории и законы
материалистич.
диалектики, выступающие также и как методологич. принципы научно-теоретич.
деятельности.
Общая схема процесса познания выражена в положении Ленина: «От живого созерцания
к абст-
рактному мышлению и от него к практике — таков диалектический путь познания
истины, по-знания
объективной реальности» (там же, с. 152—53). Познават. процесс рассматривается в
марксистско-
ленинской Т. п. не только в форме, в какой он осуществляется в голове индивида,
но гл. обр. в форме
социаль-но-историч. процесса развития знания. Познание мира отд. человеком
опосредовано
всемирно-историч. процессом развития знания. Марксистско-ленинская Т. п.,
последовательно
проводя диалектико-материали-стич. принцип историзма в анализе знания, признаёт
конкретно-
историч. характер оснований знания, рассматривает изменение логич. структуры
систем знания в
процессе развития человеч. познания, к-рое происходит в определ. связи с
изменением социальных и
культурных институтов общества. Вместе с тем диалектич. материализм решительно
выступает
против какого бы то ни было гносеологич. релятивизма, развивая учение о
диалектике абс. и относит.
истины и подчёркивая наличие в человеч. знаниях объективной истины, т. е. такого
содержания, к-
рое не зависит ни от человека, ни от человечества. Общественно-историч. практика
выступает не
только как основа и цель познания, но и как критерий истины.
Краеугольный камень материалистич. Т. п.— принцип отражения. Диалектико-
материалистич.
теория отражения, основы к-рой заложены К. Марксом и Ф. Энгельсом и разработка
к-рой была
поднята на новую ступень В. И. Лениным, лежит в фундаменте всей марксистско-
ленинской
философии. В системе диалектич. материализма нет абс. совпадения Т. п. и теории
отражения.
Последняя имеет дело не только с анализом познания и знания, но и с
исследованием тех форм
отражения, к-рые существуют на допознават. уровне, в частности в неживой
природе. Диалектич.
материализм показывает, что специфически человеч. отражение осуществляется в
неразрывной связи
и на основе активной практич. преобразоват. деятельности. Поэтому и сам
познават. процесс
протекает не в форме пассивного созерцания нек-рых вовне данных объектов, а в
виде ряда
организованных в систему идеальных действий, операций, формирующих определ.
идеальные
объекты, к-рые служат средством для познават. освое-
680 ТЕОСОФИЯ
ния, отражения объективного мира. Процесс человеч. отражения, т. о., понимается
в неразрывной
связи с процессом материального и идеального творчества.
История Т. п. доказывает, что эта область философии в большей степени, чем
другие, связана с
наукой, выступая в ряде случаев как критич. анализ и истолкование (не всегда,
конечно, адекватное)
науч. данных. Однако Т. п. не тождественна некоей метанауке. Она сложилась как
сфера филос.
знания задолго до появле-ния совр. науки; к тому же не всякое метанауч.
исследование носит
гносеологич. характер. Как анализ ло-гич. структуры той или иной конкретной
науч. теории (напр.,
метаматематика, металогика и т. д.), так и изучение с помощью аппарата совр.
формальной логики
связей между элементами языка целых классов науч. теорий (т. н. логич. анализ
языка науки) сами по
себе не являются гносеологич. исследованиями. Теоретико-познават. истолкование
науки начинается
там, где теоретич. конструкции интерпретируются с т. зр. их соответствия
реальности, истинности,
возможности приписать статус существования тем или иным используемым в теории
абстрактным
объектам, возможности оценить как аналитические или синтетические те или иные
высказывания
данной науч. области. Такое исследование связано с анализом содержания эмпирич.
данных,
подтверждающих теорию с т. зр. их обоснованности, наличия в них достоверного и
проблематич.
знания. Гносеологич. интерпретация конкретных науч. теорий выступает, с одной
стороны, как
приложение нек-рых общих принципов Т. п. к анализу спец. случаев, с другой — как
своеобразная
ассимиляция новых науч. результатов для уточнения, а иногда и пересмотра нек-рых
общих
гносеологич. постулатов. Развитие науки может потребовать новой гносеологич.
интерпретации её
результатов.
• Маркс К., Тезисы о Фейербахе, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 3; его же,
Экономическо-филос. рукописи 1844 года,
там же, т. 42; Энгельс Ф., Анти-Дюринг, там же, т. 20; его же, Диалектика
природы, там же; Ленин В. И., Материализм и
эмпириокритицизм, ЛСС, т. 18; его же, Филос. тетради, там же, т. 29; Кедров Б.
М., Единство диалектики, логики и Т. п.,
М., 1963; X и л л Т. И., Совр. Т. п., пер. с англ., М., 1965; Совр. проблемы Т.
п. диалектич. материализма, т. 2, М., 1970;
Ленинская теория отражения и совр. наука, [т. 1—3], София, 1973; К о п-нин П.
В., Гносеологич. и логич. основы науки,
М., 1974; Диалектика науч. познания, М., 1978; Проблемы материали-стич.
диалектики как Т. п., М., 1979; Лекторский
В. А., Субъект, объект, познание, М., 1980; Материалистич. диалектика. Краткий
очерк теории, М., 1980. В. А.
Лекторский.
ТЕОСОФИЯ (от греч. e?o — бог и ????? — мудрость, знание), 1) в широком смысле
слова —
мистич. богопо-знание (см. Мистика). У Псевдо-Дионисия Ареопаги-та синоним
теологии. Позднее
Т., в отличие от теологии, опирающейся на откровение и догматы, стали называть
учения о божестве,
исходящие из субъективного мистич. опыта и стремящиеся изложить этот опыт в виде
связной
системы. Нек-рые исследователи относили к Т. гностицизм, неоплатонизм, каббалу и
т. п. Более
распространённым является, однако, отнесение этого термина к ряду мистич. учений
16—18 вв.,
стоящих вне прямой церковной христ. традиции,— Я. Бё-ме, Парацельса, Л. К. Сен-
Мартена, Э.
Сведенборга, Ф. Этингера и др. Шеллинг употреблял термин «Т.» для обозначения
синтеза мистич.
богопознания и рациональной философии; близко к этому понятие «свободной Т.» у
Вл. Соловьёва.
2) Религ.-мистич. учение рус. писательницы Б. П. Блаватской (1831—91; соч.
«Тайная доктрина» —
«The secret doctrine», v. 1—2, 1888) и её последователей. Сложилось под влиянием
инд. религ.-филос.
концепций брахманизма, буддизма, индуизма (учение о карме — перевоплощении
человеч. души и
космич. эволюции как манифестации духовного абсолюта), а также оккультизма и
нек-рых элементов
гностицизма. Отбрасывая «историч. формы религии», Т. стремилась объединить
различные
вероисповедания через раскрытие тождественности сокровенного смысла всех религ.
символов
и создать на этой основе род «универсальной религии», не связанной к.-л.
определ. догматикой.
Согласно Т., конечная цель человека — достижение оккультного «знания» и
сверхъестеств.
способностей — осуществляется благодаря наличию эзотерич. традиции немного-числ.
«посвящённых», или «мастеров», инспирирующих духовную эволюцию человека.
Теософское об-во
было основано в 1875 в Нью-Йорке Блаватской и амер. полковником Г. Олкоттом.
Деятельность об-
ва вскоре распространилась на мн. страны Европы и Америки; в 1879 центр его был
перенесён в
Индию (с 1882 — в предместье Мадраса). После смерти Олкотта (1907) президентом
об-ва стала А.
Безант, к-рая объявила Кришнамурти новым «спасителем» человечества (позднее
Кришнамурти
отошёл от Т.), после чего произошёл раскол и из Т. выделилась антропософия во
главе с Р.
Штейнером. Как форма вневероисповедной мистики Т. свидетельствует о кризисе
традиц. религий,
к-рые она пытается заместить собой.
• Ледбитер Ч., Краткий очерк Т., пер. с англ., Калуга, 1911; Шахнович М. И.,
Совр. мистика в свете науки, М—Л.,1965;
G u 6 n o n R., Le theosophisme. Histoire d'une pseudoreligion, P., 1921; B ich
l ma i r G., Christentum, Theosophie und
Anthroposophie, W., 1950.
ТЕОФРАСТ, Феофраст (??????????) (ок. 370, Эрес на Лесбосе,— между 288 и 285 до
н. э., Афины),
др.-греч. философ и учёный, крупнейший представитель перипатетической школы.
Друг, сотрудник
и преемник Аристотеля, с 322 и до конца жизни схоларх Ли-кея. Биография Т.
изложена у Диогена
Лаэртия (V 2, 36—57); кроме подлинного завещания, важного для истории Ликея,
Диоген сохранил 4
каталога (частично дублирующих друг друга) соч. Т., из к-рых первые два
составлены в
Александрийской библиотеке.
От огромного наследства Т. до нас дошла ничтожная часть: логич. фрагменты (изд.
с комм.: I. М. Во-
chenski, La logique de Theophraste, 1947; A. Graeser, Die logischen Fragmente
des Theophrast, 1973; L.
Repi-ci, La logica di Teofrasto..., 1977), небольшой трактат «Метафизика»
(Metaphysics, ed. W. D. ROSS
and F. H. Fobes, 1929, repr. 1967), фрагменты «О душе» (изд. с комм. в кн.: E.
Barbotin, La theorie
aristotelici-enne de l'intellect d'apres Theophraste, 1954, p. 245—88) и значит.
отрывок «Об ощущениях»
с критикой досокра-товских теорий (изд. в кн.: H. Diels, Doxographi Graeci,
1879, p. 499—527; с комм.
G. M. Stratton, Theophrastus and the Greek physiological psychology before
Aristotle, 1917, repr. 1964;
рус. пер. Г. Ф. Церетели в приложении к кн.: П. Таннери, Первые шаги др.-греч.
науки, 1902; иногда
считается частью «Мнений физиков»), малые естеств. науч. трактаты (вероятно,
извлечения из «Фи-
зики»): «О камнях», «Об огне», «О запахах», «О ветрах», «О приметах погоды» и
др. Наиболее
значительны по объёму из сохранившихся соч. Т. два трактата о растениях,
заложившие фундамент
европ. ботаники. Этич. трактаты (минимум 17) полностью утрачены, сохранились
только «Нравств.
характеры» с описанием 30 ха-рактерологич. типов, отклоняющихся от норм
поведения,— соч.,
принёсшее Т. в новое время наибольшую славу, вызвавшее множество подражаний и
лучше всего
изученное. Из соч. по религии благодаря Порфирию в значит. мере сохранился
трактат «О
благочестии», проповедующий родство всего живого и запрещающий кровавые жертвы
[изд. W.
Potscher, Theophrastos,
???? ?????????, 1964 (Philosophia antiqua, v. XI)]. Полностью утрачены политич.
соч., из к-рых гранди-
озные «Законы» в 24 кн. (описание социально-политич. институтов греч. гос-в)
были одним из самых
влият. трудов Т. в древности; фрагменты собраны Хагером (см. H. Hager, «Journal
of Philology», 1927,
v. 6, № 1). От многочисл. книг по риторике (16 трактатов), поэтике и музыке
остались только
фрагменты трактата «О стиле». Исключительны заслуги Т. в истории науки и
философии: 16 книг
«Мнений физиков» положили начало древней доксографии и послужили одним из осн.
ис-
точников наших знаний о досократиках (см. Доксо-графы). В идущую от древности и
в значит. мере
верную традиц. характеристику Т. как философа, «трактующего темы, которые до
него трактовал
Аристотель» (Цицерон, de fin. 1, 6), новейшие исследования внесли много
поправок. В ботанике и
истории философии Т. был первопроходцем, в логике он проложил путь стоицизму, в
физике (отход
от телеологич. понимания природы, возможно — отказ от эфира и т. д.) —
детерминизму Стратона; в
этике он выдвинул на первый план понятие «природы» (цель этики — осуществление
«естеств.
задатков»); его концепция религии («благочестия») — одна из вершин антич.
гуманности. При Т.
происходит упрочение и расцвет Ликея (отчасти благодаря покровительству Деметрия
Фалерского),
его лекции посещают до 2 тыс. слушателей (Диоген Лаэртий V 37), в т. ч.
Деметрий, Менандр и
Эрасистрат; соч. Т. имели многовековое влияние в древности (Цицерон, Сенека,
Плутарх, Порфирий,
комментаторы Аристотеля) и в ср. века, в т. ч. на араб. и сирийскую науку.
• в рус. пер.: Исследование о растениях, пер. M. E. Сергеен-ко, М., 1951;
Характеры, пер. Г. А. Стратановского, Л
1974
• Попов П. С., Стяжкин Н. И., Развитие логич. идей от античности до эпохи
Возрождения, М., 1974, с. 88-92; Regenbogen
O., Theophrastos von Eresos, в кн.: RE, Suppl. VII, 1940, col. 1354—1562; Reale
G., Teofrasto e la sua aporetica metafisica,
Brescia, 1964; Steinmetz P., Die Physik des Theophrastos von Eresos, Bad Homburg
— Z., 1964; Mo via G., Anima e Intelletto.
Ricerche sulla psicolo-gia peripatetica da Teofrasto a Cratippo, Padova, 1968;
Naturphilosophie bei Aristoteles und Theophrast,
hrsg v I During Hdlb., 1969; Potscher W., Strukturprobleme der aristotelischen
und theophrastlschen Gottesvorstellung, Leiden,
1970.
А. В. Лебедев.
ТЕРМ (англ. term, франц. terme, от лат. terminus — граница, предел, позднее —
выражение,
определение), в логико-математич. исчислении — аналог подлежащего или дополнения
естеств.
языков, т. е. выражение, обозначающее (или описывающее — см. Дескрипция) к.-л.
объект из
универсума — предметной области предполагаемой модели этого исчисления. Частным
случаем Т.
являются переменные.
ТЕРМИН (от лат. terminus — граница, предел, конец),
1) имя с оттенком спец. (науч.) его значения, уточняемого в контексте к.-л.
теории или отрасли
знания.
2) В антич. философии — понятие, фиксирующее устойчивые и непреходящие аспекты
реальности в
противоположность разнообразным и изменчивым её чувств. образам (аналог совр.
понятия «закон»).
3) В аристотелевской силлогистике и традиц. логике — элементы суждений, входящих
в состав
силлогизма: субъекты и предикаты его заключения и посылок. Субъект заключения
наз. меньшим Т.,
его предикат — большим Т., а Т., общий посылкам,— средним Т.
ТЕРТУЛЛИАН Квинт Септимий Флоренс (Quintus Septimius Florens Tertullianus) (ок.
160,
Карфаген,— после 220, там же), христ. богослов и писатель. Выступал в Риме как
судебный оратор;
приняв христианство, ок. 195 вернулся в Карфаген. Позднее сблизился с
монтанистами, вступив в
конфликт с церковью; по-видимому, в конце жизни основал особую секту
«тертуллианистов».
Мышление Т. отмечено тягой к парадоксам. Если совр. ему христ. мыслители
стремились привести
библейские учения и греч. философию в единую систему, то Т. всячески
подчёркивает пропасть
между верой и разумом («Что общего у Академии и церкви?»): «Сын божий распят;
нам не стыдно,
ибо полагалось бы стыдиться. И умер Сын божий; это вполне достоверно, ибо ни с
чем несообразно.
И после погребения он воскрес; это несомненно, ибо невозможно». В полемике
против абстрактного
теоретич. разума Т. подчёркивает права «естественного» практич. рассудка,
выступая как еди-
номышленник киников и особенно рим. стоицизма. Он развёртывает программу
возвращения к
природе
ТЕРТУЛЛИАН 681
не только в жизни, но и в познании, призывая сквозь все слои книжности дойти до
изначальных недр
чело-веч, души. Это означает для Т. утверждение эмпиризма как в мистико-
психологич., так и в
сенсуалистико-реалистич. аспектах. Одновременно эмпиризм Т. приводит его к
материалистич.
тенденциям; всё сущее есть «тело», следовательно, и бог должен быть понят как
«тело, к-рое,
впрочем, есть дух». Господствующее настроение Т.— тоска по эсхатологич. концу
истории. Рим. гос.
порядку он противопоставляет космополитизм в духе киников и моральное
бойкотирование
политики.
• Corpus scriptorum ecclesiasticorum latinorum, v. 19, 47, 69, 76, Vindobonae,
1890—1957; в рус. пер.— Творения, ч. 1, К.,
1910.
• Попов К., Т., К., 1880; Ш т е р н о в Н., Т., пресвитер карфагенский, Курен,
1889; Преображенский П. Ф., Т. и Рим, М.,
1926: Barnes T. D., Тег-tullian. A historical and literary study, Oxf., 1971.
ТЕСТ (англ. test — проба, испытание, исследование) в психологии,
стандартизированные задания,
результат выполнения к-рых позволяет измерять нек-рые психофизиологич. и
личностные
характеристики, а также знания, умения и навыки испытуемого.
Т. начали применяться в 1864 Дж. Фишером в Великобритании для проверки знаний
учащихся.
Теоретич. основы тестирования были разработаны англ. психологом Ф. Гальтоном
(1883). Термин
«Т.» впервые ввёл амер. психолог Дж. Кеттел (1890). Франц. психолог А. Бине
применил принцип
тестологич. исследований к высшим психич. функциям человека: в его серию Т.
(1891) вошли
задания на испытание памяти, типа представления, внимания, эстетич. и этич.
чувства и т. д. Нем.
психолог В. Штерн ввёл коэффициент интеллектуальности (1911).
В нач. 20 в. начинают разграничиваться психологич. и педагогич. направления в
разработке Т.
Первый стандартизированный педагогич. Т. был составлен амер. психологом Э.
Торндайком.
Развитие тестирования было одной из причин, обусловивших проникновение в
психологию и
педагогику математич. методов. Ста-тистич. методы К. Спирмена (в частности,
применение
факторного анализа) сыграли большую роль в дальнейшем развитии Т.
Прогнозирование развития
личности породило особый вид Т., основывающихся гл. обр. на методах глубинной
психологии,—
проективные Т. (напр., тесты Роршаха). Практич. использование Т. в совр.
психологии связано гл.
обр. с диагностированием отд. личностных характеристик человека, выражаемых че-
рез количеств. показатели. Цатурова И. А., Из истории развития тестов в СССР и
за рубежом, Таганрог, 1969;
Психологич. диагностика. Сб. ст., М., 1981; Аванесов В. С., Тесты в социологам,
исследовании, М., 1982; G r o n b а с h
L. J., Essentials of psychological testing, N. Y., 19602; Anastasi A.,
Psychological testing, L., 19693.
ТЕХНИКА (от греч. ????? — искусство, мастерство, умение), система искусств.
органов
деятельности общества, развивающаяся посредством историч. процесса
опредмечивания в
природном материале трудовых функций, навыков, опыта и знаний, путём познания и
использования
сил и закономерностей природы. Т. (вместе с людьми, создающими её и приводящими
в действие)
образует составную часть производит. сил общества и является показателем тех
обществ. отношений,
при к-рых совершается труд, составляет материальный базис каждой обществ.
формации.
Совр. Т. можно разделить на след. функциональные отрасли: производств. Т., Т.
транспорта я связи,
Т. науч. исследований, воен. Т., Т. процесса обучения, Т. культуры и быта, мед.
Т., Т. управления.
Нек-рые из развитых областей Т. (производственная, транспорта и связи) могут
быть подразделены
на Т. пассивную и активную. Пассивная Т. включает: связующую систему произ-ва
(особенно в
химич. пром-сти); производств.
помещения; технич. сооружения наземной свя-
682 ТЕСТ
зи, жел. дороги, мосты, каналы, гидромелиоративные сооружения; технич. средства
распространения
информации (телефон, радио, телевидение). Активная Т. состоит из: орудий
(инструментов), к-рые
делятся на орудия ручного труда, орудия умств. труда и орудия жизнедеятельности
человека (очки,
слуховые аппараты, нек-рые протезы и т. п.); машин (производственных,
транспортных, военных),
аппаратуры управления машинами, технологич., производств. и социально-экономич.
процессами.
Последовательность перечисленных звеньев технич. системы соответствует в
принципе историч.
последовательности их возникновения.
Закономерности развития Т. не сводимы к социально-экономич. закономерностям.
Исходным
пунктом в со-циологич. исследовании развития Т. выступает анализ взаимоотношения
её с человеком
в процессе труда. В этом процессе Т. занимает промежуточное положение между
человеком и
природой как предметом труда. Технич. средства, будучи, с одной стороны,
веществом природы, с
другой — призваны быть продолжением естеств. работающих органов человека. Внутр.
логика
развития Т. обусловлена взаимоотношением Т. с человеком и природой. При этом
определяющим
является историч. и логич. соотнесение Т. с работающими органами обществ.
человека. Замена
«...естественных производственных инструментов...» человека искусственными,
замена
«...человеческой силы силами природы...» (Маркс К., см. Капитал, в кн.: Маркс К.
и Энгельс Ф., Соч.,
т. 23, с. 385, 397) составляет осн. закон самодвижения Т.
Критерием различения историч. этапов в развитии Т. является перемещение от
человека к Т. таких
функций, к-рые вызывают коренное изменение в технологич. способе соединения
человека и Т.
Соответственно история Т. может быть подразделена на три осн. этапа: орудия
ручного труда
(инструменты); машины (на уровне механизации); автоматы (машины на уровне
автоматизации).
Первый этап характеризуется таким способом соединения человека и Т. в
технологич. процессе, при
к-ром человек является материальной основой технологич. процесса, а орудия лишь
удлиняют и
усиливают его работающие органы. Труд при этом носит ручной характер. Второй
этап характерен
тем, что основой технологич. процесса становится машина, а человек лишь
дополняет её своими
органами труда, является её технологич. элементом. Труд при этом становится
механизированным.
Наконец, третий этап характеризуется свободным типом связи человека и Т.
Переставая быть
непосредств. звеном технологич. цепи, человек получает условия для творч.
использования своих
способностей. Т. в свою очередь не ограничивается более в своём развитии фи-
зиологич. пределами
человеч. организма.
Развитие Т. совершается не только путём опредмечивания технологич. функций
человека, но и путём
превращения вещества природы и естеств. процессов в рабочее вещество и
технологич. процессы.
Научно-технич. деятельность человека выражается в том, что он использует
механич., физич., химич.
свойства природы для того, чтобы «... в соответствии со своей целью применить их
как орудия
воздействия на другие вещи» (там же, с. 190).
Развитие совр. Т. в большей степени, чем когда-либо, обусловлено развитием
науки, к-рая играет ве-
дущую роль по отношению к Т. Технич. новшества осуществляются путём приложения
научно-
теоретич. знаний. В свою очередь, потребности развития Т. стимулируют и
направляют науч.
исследования (особенно прикладного характера). Лабораторная Т. и Т. науч.
экспериментов создают
новые возможности для овладения законами природы.
Марксизм исходит при анализе обществ. явлений не из Т. самой по себе, а из
уровня развития
производит. сил. Но Т. занимает особое место в производит. силах: она фиксирует
их рост, развитие
— количеств. и ка-
честв. изменения — в предметной форме. Особенно это относится к производств. Т.,
к технич.
средствам труда и гл. обр. к той их части, к-рую Маркс называет меха-нич.
средствами труда,
костной и мускульной системой лроиз-ва. Т. о., уровень развития Т. во многом
определяет и
соответствующий уровень развития общества. Экономия, эпохи различаются не тем,
что производит-
ся, а тем, как производится, какими средствами труда (см. там же, с. 191).
Т. оказывает воздействие на общество различными путями. Это воздействие
смягчается или,
наоборот, усиливается в зависимости от социально-экономич. условий применения Т.
Само развитие
Т. испытывает мощное воздействие со стороны экономич., политич., идеологич.
институтов
общества, к-рое может стимулировать научно-технич. прогресс или тормозить его в
соответствии с
экономич. и политич. целями классов.
Влияние Т. на совр. общество происходит не только через сферу материального
произ-ва (хотя это и
гл. сфера воздействия). Так, воен. Т. влияет на мировую политику, ибо с
изобретением средств
массового уничтожения людей проблема сохранения мира превращается в проблему
жизни и смерти
всего человечества. Система образования, иск-во, культура, быт в значит. мере
преобразуются под
воздействием Т. Изобретение Т. кино, телевидения, радио, звукозаписи вызвали к
жизни новые виды
иск-ва, оказали глубокое воздействие на всю человеч. культуру. Т.
революционизирует и условия
быта, оказывает влияние на мировоззрение человека, его психологию, мышление и т.
д. См. также
Научно-техническая революция, Научно-технический прогресс.
• M a p к с К., Капитал, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 23; его ж е, Нищета
философии, там же, т. 4; е г о же, Экономич.
рукописи 1857—1859 гг., там же, т. 46, ч. 1 — 2; Гегель Г. В. Ф., Соч., т. 1, 4,
6, М.—Л., 1929—59; Бернал Д ж., Наука в
истории общества, пер. с англ., М., 1956; Шухардин С. В., Основы истории Т., М.,
1961; История Т., М., 1962;
Мелещенко Ю. С., Человек, общество и Т., Л., 1964; его же, Т. и закономерности
ее развития, Л., 1970; Омаров А. М., Т.
и человек, М., 1965; Епископосов Г. Л., Т. и социологич. М., 1967; К у-зин А.
А., К.Маркс и проблемы Т., М., 1968;
Товма-сян С. С., Филос. проблемы труда и Т., М., 1972; Волков Г. Н., Истоки я
горизонты прогресса, М., 1976.
Г. Н. Волков.
ТЕХНОКРАТИЯ (от техника и греч. ?????? — власть, господство), 1) социологич.
концепция,
утверждающая необходимость установления политич. власти технич. специалистов
(организаторов
произ-ва и инженеров), осуществляемой в интересах всего общества на базе науч.
знания, в
противовес частнособственнич. власти капитала и капиталовладельцев.
Первоначально идея Т.
выражена в социальной утопии Веблена «Инженеры и система цен» («The engineers
and the price
system», 1921). Отводя в духе «технологич. детерминизма» ведущую роль в развитии
общества 20 в.
пром. произ-ву и технич. прогрессу, Веблен приписывал технич. специалистам роль
бескорыстных
служителей производств. и социального прогресса. Для реализации этих целей они
должны
объединиться и занять ключевые позиции в пром-сти страны. Вследствие пром.
революц. переворота
система частной собственности будет заменена системой рационального управления.
Концепцию Т.
развивали А. Берл («The twentieth century capitalist revolution», 1954), А. Фриш
(«Une repon-se au defi
de JThistoire», 1954) и др. В 60—70-х гг. идея Т. наиболее полно представлена в
работах Дж. К.
Годбрейта («Новое индустриальное общество», рус. пер. 1969, и «Экономич. теории
и цели
общества», рус. пер. 1976), к-рые отразили изменения за 40—50 лет в организации
крупного корпора-
тивного произ-ва. Оставаясь в рамках «классич.» тех-нократизма, концепция
«нового
индустриального общества» отличается от него тем, что это уже не проект
будущего, а описание и
оправдание status quo, новых функций специалистов в существующем обществе. Осн.
понятие
Голбрейта — «техноструктура» отражает реаль-
ный рост и расслоение социальной группы технич. специалистов, усложнение и
дифференциацию
функций управления пром. корпорацией на совр. этапе гос.-монополистич.
капитализма.
Техноструктура — обширная иерархич. организация, объединяющая людей, владеющих
технич.
знанием, от рядовых инженеров до начальников цехов, проф. управляющих и
директоров, «носитель
коллективного разума и коллективных решений» (Galbraith, Economics and the
social purpose, Boston,
1973, p. 82). Утверждая, что «техноструктура» причастна к власти или к «принятию
решений», теоре-
тики типа Голбрейта распространяют представление о реальном участии в структуре
власти узкой
прослойки высших функционеров на всю иерархию. Ближайшими по духу к Концепции Т.
в бурж.
социологии являются концепции «революции управляющих» Берн-хема и «революции
учёных»
Белла. Притязая на критику идеи Т. и теоретич. новизну, они движутся в русле
«технологич.
детерминизма» и служат апологии гос.-монополистич. капитализма, игнорируя тот
факт, что рост
влияния технич. специалистов не вносит коренных изменений в структуру
собственности и власти в
позднекапиталистич. обществе.
2) Социальная прослойка высших функционеров мо-нополистич. произ-ва и
управления. Технократы
— это обладатели спец. образования, к-рые входят в высший слой крупной буржуазии
и разделяют с
нею власть. Термин в этом значении употребляется в конкретных исследованиях
организац.
структуры, социальной мобильности и т. п. (особенно во франц. социологии).
3) Название обществ. движения в США в 30-х гг. 20 в. Организац. принципы и
основа его программы
— достижение всеобщего благосостояния, «совершенного социального механизма» —
полностью
заимствованы из проектов Веблена. Число низовых орг-ций технократов доходило до
300, лидерами
движения были Г. Лоэб и Г. Скотт. Стремление совершить индустриальный переворот
путём
насаждения науч. планирования произ-ва в нац. масштабах в условиях капитализма к
кон. 40-х гг.
было предано забвению. • Осипов Г. В., Техника и обществ. прогресс, М., 1959;
Гвишиани Д. М.,
Организация и управление, М., 19722; Социология и современность, т. 2, М., 1977,
гл. 2, § 1;
Графский В. Г., Гос-во и Т. Историко-критич. очерк, М., 1981; С о s t o n H.,
Les technocrates et la
synarchie, P., 1962; Meynaud J., Le technocratic, mythe ou realiti?, P., 1964; E
l sner H., The technocrats.
Prophets of automation, Syracuse, 1967; Bon F., Burnier ?. ?., Les nouveaux
intel-lectuele, P., 1971;
Kleinberg В., American society in the postindustrial age, Columbus, 1973.
ТИЛЛИХ (Tillich) Пауль (20.8.1886, Старцеддель,— 22.10.1965, Чикаго), нем.-амер.
протестантский
теолог И философ, представитель диалектической теологии. После 1-й мировой войны
выступил
одним из критиков либерального протестантизма, требуя возвращения к первонач.
идеям
Реформации. В 20-х гг. лидер ре-лиг.-социалястич. движения в Германии
(разновидность христ.
социализма). С 1933 в эмиграции в США. Т. стремился объединить осн. течения
протестантизма и
христ. теологии в целом и заложить основы их нового «экуменич.» синтеза. Он
выдвигал задачу
создания «теологии культуры», к-рая давала бы религ. освящение всех сторон жизни
совр. общества
(работы по вопросам истории культуры, этики, педагогики и социологии). Т.
критикует историч.
протестантизм, к-рый, подменив символы католицизма рациональными концепциями,
моральными
законами и субъективными эмоциями, создал угрозу исчезновения основ церковности.
В отличие от
Барта Т. подчёркивает религ. ценность культуры и необходимость сохранения
автономной человеч.
активности в религии; бог для Т. пребывает в этом мире как его собств. основа и
глубина. Бога
нельзя «искать» как к.-л. вещь, и он не существует как частное бытие, поэтому,
по Т., вполне обо-
ТИЛЛИХ 683
сновав протест атеизма против бога как обитающей над миром совершенной небесной
личности.
Христос, по Т., есть образ «нового бытия», преодолевающего демо-нич. механизмы
личного и
социального отчуждения. В противовес Бультману Т. считал, что символы (мифы)
образуют
«естеств. язык» религии и не подлежат к.-л. замене. Деятельность Т.— характерный
пример попытки
в условиях кризиса религии построить теоло-гич. систему, «открытую» для
воздействия различных
течений совр. философии, психологии, социологии. Т. оказал значит. влияние как
на протестантскую,
так и на католич. философию сер. 20 в.
• Gesammelte Werke, Bd 1—14, Stuttg., 1959—75; A history of Christian thought,
N. Y., 1972.
• Armbruster C. J., The vision of P. Tillich, N. Y., U967] (лит.); Scabini E.,
II pensiero di P. Tillich, Mil., [1967] (лит.).
ТИМАШЕВ (Timasheff) Николай Сергеевич (9.11.1886, Петербург,—9.3.1970, Нью-
Йорк), рус.-амер.
социолог, правовед и историк обществ. мысли. Проф. юриспруденции Петрогр.
политехнич. ин-та
(1916—20). В 1921 эмигрировал из СССР; после 1936 жил в США. Согласно Т.,
правовая система это
— измеритель, показатель и осн. «рефлектор» социальной системы и её изменений.
Вслед за
Петражицким Т. считал, что право как социальное явление возникает при слиянии
двух уже
сложившихся особенностей социального бытия (к-рые в общем могут существовать и
независимо
друг от друга). Первая из них — наличие в каждой длительно существующей
социальной группе
такого порядка, к-рый может быть выражен в правовых нормах и к-рый через
посредство сложных
механизмов делается обязательным для членов группы; вторая — наличие социальной
власти. В
работах по общей социологии Т. излагал идеи, близкие к взглядам Сорокина. Он
считал, что
социология изучает «биопсихологич. коллективный опыт людей», что нет миним.
принципа или
субстрата, к к-рому можно свести все обществ. процессы, т. е. отвергал историч.
монизм, утверждая,
что историч. процессы определяются взаимодействием многих факторов:
экономических,
демографических, религиозных, психологических и др. Т. склонялся к убеждению,
что основным
социальным явлением, единицей, подлежащей социологич. анализу, нужно считать
взаимодействие
между двумя или более человеч. существами. Т. принадлежит также несколько работ
по истории со-
циологии.
В работах по истории социально-политич. развития России после ?кт. революции
1917 Т. выступил
как откровенный враг марксизма и Сов. власти.
• Право как коллективно-психологич. реальность, в сб.: Тр. рус. ученых за
границей, т. 2, Берлин, 1923; Развитие
социологии права и ее сфера, в кн.: Совр. социологич. теория, сост. Г. Беккер и
А. Босков, М., 1961, с. 479—508;
Sociological theory, its nature and growth, N. Y., 1967s; General sociology,
Milwaukee, 1959 (соавтор); War and revolution, N.
Y., 1965.
«ТИМЕЙ», диалог Платона, относящийся к позднему периоду его творчества. Оспорить
поздний
характер «Т.» пытался Г. Оуэн (1953), объединявший «Т.» в одну группу с
«Государством» и др.
диалогами среднего периода. Его подверг критике X. Чернис (1957), доказавший,
что «Т.» написан
позже «Государства», «Теэте-та» и «Парменида» и, по всей вероятности, позже
«Софиста» и
«Политика». Если «Государство» показало, что индивидуальные добродетели лучше
всего могут
развиться при правильном гос. устройстве, то «Тимей» должен был показать
укоренённость человека
и гос-ва в общекосмич. жизни.
Действующие лица «Т.» — Сократ, пифагореец Тимей из Локр Италийских (по-
видимому, реальное
историч. лицо, сведений о к-ром помимо «Т.», однако, не сохранилось), афинянин
Критий, в доме к-
рого происходит беседа (дед тирана Крития, дяди Платона), Гермократ, сиракузский
адмирал,
разбивший афинскую экспеди-
684 ТИМАШЕВ
цию против Сицилии в 415—413. Беседа ведётся на Великие панафинеи,
праздновавшиеся в разгар
лета. Диалог состоит из вводной беседы (17а—27b), в ходе к-рой Критий пересказал
предание,
некогда привезённое из Египта Солоном,— о подвиге жителей древнейших Афин,
выступивших
против союза городов легендарной Атлантиды (21а—25d), и рассказа Тимея (27с—
92с),
составленного наподобие традиционных для ранней натурфилософии соч. «О природе».
Речь Тимея
— рассказ о создании вечно изменчивого чувств. мира — носит характер
«правдоподобного мифа» и
состоит из вступления (27 с — 29 d), вводящего необходимые для изложения темы
категории бытия и
становления, образца и подобия (далее дополненные категориями тождественного и
иного, вечности
и времени и др.), и трёх частей: поскольку космос создан демиургом из сочетания
ума и
необходимости, 1-я ч. (29d — 47е) рассматривает произведения ума (нуса), 2-я
часть (47е — 69а)—
произведения ананки (необходимости), а 3-я часть (69а — 92с) — то, что
получается из сочетания
двух первых начал. В 1-й части рассмотрены первичные элементы, из к-рых состоит
космос,
создание мировой души, человеч. душ и небесных тел. Во 2-й части рассмотрена
проблема материи,
к-рая понимается как «то, в чём», пространство (????, собств. «помещение»,
«вместилище»),
восприемница исходящих от ума эйдо-сов, называется «матерью» и «кормилицей»,
поскольку она
лежит в основе всякого становления и возникновения; ум при этом оказывается
«отцом», а
возникший мир — «ребёнком»; здесь же рассмотрены трансформации первичных
элементов,
возникновение чувств. ощущений и восприятий. В 3-й части описано строение и
функционирование
человеч. организма.
Будучи сводкой всех осн. вопросов космо- и антропогенеза, «Т.» подвёл итог
натурфилософии 6—4
вв. до н. э. и лёг в основу формирования взглядов на строение космоса в эпоху
эллинизма. Он оказал
непосредств. влияние на Аристотеля и перипатетическую школу, на Древнюю
Академию, стоицизм и
— так или иначе — эпикуреизм (критике «Т.» Эпикур посвятил спец. трактат).
Метафорич.
двусмысленность «Т.» провоцировала при этом различные и иной раз противоположные
его
толкования — даже в русле ортодоксального платонизма. Так, хотя начиная с
Древней Академии и
вплоть до позднейших неоплатоников в антич. платонизме преобладало вневременное
понимание
творения в «Т.», нек-рые представители среднего платонизма (Плутарх, Аттик,
Гален) считали, что в
«Т.» Платон учит о творении мира во времени. Эта т. зр., значимая для христ.
читателей «Т.», была
проведена в соч. александрийского неоплатоника Иоанна Филопона «Против Прокла по
поводу
вечности мира».
С «Т.» вплоть до Возрождения по преимуществу было связано представление о
Платоне (не случайно
Рафаэль в «Афинской школе» изобразил философа с «Т.» в руке). Первым
комментатором «Т.» был
представитель Древней Академии Крантор; «Т.» толкуют стоики (специально —
Посидоний); ряд
комм. к отд. проблемам «Т.» пишет Плутарх; известно о комм. к «Т.» Порфирия и
Ямвлиха; до нас
дошла значит. часть комментария к «Т.» Прокла. На лат. яз. «Т.» перевёл Цицерон
(фр. 27d — 47b);
необычайной популярностью на лат. Западе пользовался пер. и комм. Калкидия
(вероятно, ок. 400).
Араб. философия усвоила «Т.» благодаря переводу в 9 в. парафразы Галена.
Рус. пер.: В. Н. Карпова (1879), Г. В. Малеванского (1883), С. С. Аверинцева
(1971).
• Martin Т. Н., Les etudes sur le «Timee» de Platon v. 1—2, P., 1841; The
Timaeus of Plato, ed. with introd. and notes by B. D.
Archer-Hind, L. —Carab., 1888; T a y-lor A. E., A commentary on Plato's Timaeus,
Oxf., 1928; Plato's cosmology: The Timaeus
of Plato, transl. with comm by F. M. Cornford, N. Y., 1937; Galeni Compendium
Timaei Platonis..., ed. P. Kraus et R. Walzer,
L., 1951 (Plato Arabus, v. 1); Timaeus. A Calcidio translatus commentarioque
instructus ed. J. H. Waszink, L., 19752 (Plato
Latinus, v. 4); B a 11 e s M., Die Weltentstehung des platonischen Timaios nach
den antiken Interpreten, Tl 1—2, Leiden,
1976—78. Ю. А. Шичалин.
ТИП, см. в ст. Типология.
«ТИПИТАКА» [букв.— три корзины (закона)), собрание буддийских текстов на языке
пали, т. н.
палийский канон (санскр. «Трипитака»). От аналогичных собраний на пракритах и
санскрите
сохранились только фрагменты. Основа «Т.» была изложена на 1-м буддийском соборе
в Раджагрихе
(ок. 477 до н. э.), окончат. редакцию получила на 3-м буддийском соборе в
Паталипутре в 3 в. до н. э.,
записана в 80-х гг. до н. э. на Цейлоне.
«Т.» состоит из трёх разделов: 1) «Виная-питака» («Собрание дисциплинарных
правил») содержит в
основном правила поведения буддиста, организации буддийской общины; 2) «Сутта-
питака»
(«Собрание текстов») представляет изложение учения буддизма и состоит из 5
частей: «Дигха-никая»
(«Собрание длинных рассуждений»), «Маджхима-никая» («Собрание рассуждений
средней длины»),
«Самьютта-никая» («Собрание связанных рассуждений»), «Ангуттара-никая»
(«Собрание рас-
суждений, большее на один член»), «Кхуддака-никая» («Собрание коротких
рассуждений») —
учение буддизма в его наиболее первонач. форме (как лишённая филос. и мифологич.
обрамления
этико-практич. доктрина); 3) «Абхидхамма-питака» — излагает учение буддизма в
более
спекулятивно-схоластич. манере.
Хотя «Т.» представляет канон одной из сект хиная-ны — тхеравадинов (старейших),
в силу своей
древности и сравнительно большей сохранности она служит важнейшим источником для
изучения
первонач. буддизма. «Т.» содержит важнейшие сведения по истории и культуре
древней Индии
вообще. К «Т.» тесно примыкает обширное число комментариев.
* Елизаренкова Т. Я., Топоров В. Н., Язык пали, М., 1965 (лит.), см. также лит.
к ст. Буддизм.
ТИПОЛОГИЯ (от греч. ????? — отпечаток, форма, образец и ????? — слово, учение),
1) метод науч.
пo-знания, в основе к-рого лежит расчленение систем объектов и их группировка с
помощью
обобщённой, идеализированной модели или типа. 2) Результат ти-пологич. описания
и
сопоставления. Проблемы Т. возникают во всех науках, к-рые имеют дело с крайне
разнородными по
составу множествами объектов (как правило, дискретных) и решают задачу
упорядоченного
описания и объяснения этих множеств. Т. опирается на выявление сходства и
различия изучаемых
объектов, на поиск надёжных способов их идентификации, а в своей теоретически
развитой форме
стремится отобразить строение исследуемой системы, выявить её закономерности,
позволяющие
предсказывать существование неизвестных пока объектов.
По способу построения различают эмпирич. и тео-ретич. Т. В основе первой лежит
количеств.
обработка и обобщение опытных данных, фиксация устойчивых признаков сходства и
различия,
находимых индуктивным путём, систематизация и интерпретация полученного
материала. Теоретич.
Т. предполагает построение идеальной модели объекта, обобщённое выражение
признаков,
фиксацию принципов таксономич. описания множества изучаемых объектов (напр.,
принцип гомо-
логич. сходства в систематике животных, принцип симметрии в физике элементарных
частиц и т. д.).
Теоретич. Т. опирается обычно на понимание объекта как системы, что связано с
вычленением
системообразую-щих связей, с построением представления о структурных уровнях
объекта; такая Т.
служит одним из гл. средств объяснения объекта и создания его теории.
Вычленяют различные формы Т., применяемые в науч. знании. Морфологическая Т.,
ориентирующая
на поиск некоего неизменного «архетипа», «плана строения», нашла применение, в
частности, в
биологич. исследованиях (напр., у Гёте). С утверждением в науч. знании историч.
подхода
формируется сравнительно-историч. Т., цель к-рой — отображение системы в её
развитии. Она
представлена в эволюц. биологии т. н. филогенетич. систематикой, в языкознании —
построением
генеалогич. древа индоевроп. языков,
В 20 в. осознаётся значение Т. как особого методоло-гич. средства, с помощью к-
рого строится
теоретич. объяснение. При этом происходит сдвиг в трактовке типа, к-рый
выступает уже не как
реальный «архетип», а как результат сложной теоретич. реконструкции исследуемого
множества
объектов, объединяемых с помощью методов Т. В рамках такого понимания Т. можно
вычленить: 1)
структурную Т.; 2) метод идеальных типов, где тип — абстрактная конструкция, с
к-рой
сопоставляются изучаемые объекты; 3) метод конструированных типов, где тип —
некий объект,
выделяемый по ряду критериев из всего множества и рассматриваемый в качестве
представителя
этого множества объектов.
Переход к истолкованию типа как методологич. средства способствовал отказу от
трактовки Т. как
полного и однозначного отображения системы: множеству конкретных типологич.
процедур
соответствует и множество различных Т. для данной системы.
В бурж. социальной мысли тенденция к методологич. переосмыслению Т.
обнаруживается в
переходе от теории культурно-историч. типов (Данилевский, Шпен-глер), где Т.
понималась как
вычленение множества реально существующих типов культур, к идеальной Т.,
разработанной М.
Вебером. Т., по Веберу, заключается в создании нек-рых идеальных типов,
абстрактных
конструкций, к-рые представляют собой заведомое упрощение, логич. фикции,
предельные понятия,
не имеющие прямого аналога в реальности и использующиеся для исследования причин
и характера
отклонения историч. действительности от идеального типа. Произвольность и
отрицание
объективных критериев выдвижения и разработки Т., свойственные такому подходу, в
значит. мере
усилились в концепции конструированных типов (амер. социолог X. Беккер).
Подчёркивая, что Т.
предполагает отход от описываемой реальности, конструктивная Т. переоценивает
роль
произвольного выбора исследователем одного к.-л. случая или события в качестве
типа.
Методы Т. широко используются в марксизме-ленинизме как средство науч. анализа
социальных
процессов и явлений: обществ. отношений, классовой структуры общества, личности
и др. Так,
марксистское учение об общественно-экономич. формациях связано с вычленением
экономико-
историч. типов общества, в основе к-рых лежат определ. производств. отношения
(см. К. Маркс, в
кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 24, с. 65). Используя методы Т.,
марксистская социология
вычленила реальные структурные единицы историч. процесса, что позволило дать
материалистич.
объяснение истории, множественности историч. типов обществ и культур,
существования различных
укладов внутри определ. общественно-экономич. формаций. В противовес различным
субъективистским концепциям марксистская Т. подчёркивает объективную
обоснованность
вычленения типов общества. Так, К. Маркс в «Капитале» отмечает, что
«...действительные
отношения соответствуют своему понятию или, что то же самое, что действительные
отношения

<<

стр. 72
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>