<<

стр. 73
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

изображаются лишь постольку, поскольку они выражают свой собственный общий тип»
(там же, т.
25, ч. 1, с. 155). Вместе с тем марксистские обществ. науки опираются на
использование различных
теоретич. моделей и метода идеализации.
* Маркс К., Капитал, т. 1—3, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 23—25; Ленин В. И.,
Развитие капитализма в России, ПСС,
т. 3; Успенский Б. А., Принципы структурной Т., М., 1962; Структурно-типологич.
исследования, Сб. ст., М., 1962;
Канаев И. И., Очерки из истории проблемы морфологич. типа от Дарвина до наших
дней, М.— Л., 1966; Любищев А. А.,
Значение и будущее систематики, «Природа», 1971, № 2; е г о ж е, К логике
систематики, в сб.: Проблемы эволюции, т.
2, Новосиб., 1972; Виноградов В. А., Методы Т., в кн.: Общее языкознание. Методы
лингвистич. исследований, M.,1973;
Hempel С., Oppenheim Р., Der Typusbegriff im Lichte der neuen
ТИПОЛОГИЯ 685
Logik, Leiden, 1936; Mao Kinney J. C., Constructive typology and social theory,
?. ?., 1996; Weber M., Methodologische
Schriften, Fr./M., 1968; Voigt W., Homologie und Typus in der Biologie, Jena,
1973 (библ.). А. П. Огурцов.
ТИТЧЕНЕР (Titchencr) Эдуард Брэдфорд (11.1.1867, Чичестер, Великобритания,—
3.8.1927, Итака,
США), амер. психолог, представитель интроспективной психологии. В 1904 основал
Об-во
экспериментальной психологии. Ученик Вундта, придерживался крайнего сенсуализма
и атомизма в
трактовке сознания, что нашло отражение в концепции «аналитич. интроспекции», а
также в идее т.
н. структуральной психологии. В полемике с вюрцбургской школой психологии
мышления
отказывался признать за «значениями» самостоят. реальность, сводя их целиком к
чувственно
воспринимаемым элементам, что сближало его трактовку сознания с позицией Маха.
Известен также
экспериментальными исследованиями по психологии ощущений, внимания и др. психич.
функций.
• Experimental psychology, v. 1—2, N. Y,—L., 1901—06; Systematic psychology, N.
?., 1929; в рус. пер.— Очерки пси-
хологии, СПБ, 1898; Учебник психологии, ч. 1—2, М., 1914.
ТКАЧЁВ Пётр Никитич [29.6(11.7).1844, с. Сивцово Псковской губ.,—23.12.1885
(4.1.1886), Париж],
рус. революционер и мыслитель, идеолог революц. народничества, публицист и лит.
критик. Лит.
работу начал в журн. «Время» (1862), с 1865 постоянный сотрудник демократич.
журн. «Рус. слово»
и «Дело». В 1869 опубликовал рус. перевод Врем. устава 1-го Интернационала. За
революц. и лит.
деятельность неоднократно подвергался адм., суд. и цензурным преследованиям, ок.
6 лет провёл в
тюрьмах и ссылке. В 1873 бежал за границу, сотрудничал в журн. «Вперёд!»
Лаврова, а затем издавал
в Женеве журн. и газ. «Набат» (1875— 1881), в к-рых обосновывал бланкистскую
программу
политико-социальной революции в России, противопоставляя её концепциям Лаврова и
Бакунина.
Свои филос. воззрения, равно как и материализм своих учителей — революц.
демократов, Т. называл
«реализмом» или «рационализмом», понимая под этим «...строго реальное, разумно
научное, а
потому самому и в высшей степени человеческое миросозерцание» (Избр. соч., т. 4,
1933, с. 27). По
Т., реалист берёт факты действительности как они есть, «в науке — он из них
строит свои принципы,
выводит законы, в жизни — он приспособляется к ним, стараясь изменить их и
обратить их в свою
пользу» (Соч., т. 1, М., 1975, с. 160). Реализм Т. противопоставлял идеализму,
к-рый он отождествлял
в онтологич. и гносеологич. планах с «метафизикой», а в социальном — с
идеологич. апологетикой
существующего строя. Эта позиция вела к опре-дел. теоретич. потерям, напр. к
отрицанию
философии Гегеля как «чепухи». В 1860-х гг. Т. выступал против увлечения
позитивизмом, а в 1870-
х гг. был первым критиком неокантианства и эмпириокритицизма (полемика с В. В.
Лесевичем в ст.
«О пользе философии», 1877, «Кладези мудрости росс. философов», 1878, и др.).
Социологич. взгляды Т.— концепция «экономич. материализма», построенная им под
влиянием нек-
рых работ Н. Г. Чернышевского и К. Маркса. «Я полагаю,— писал Т.,— что все
явления
политического, нравственного и интеллектуального мира в последнем анализе
сводятся к явлениям
экономического мира и "экономической структуре" общества..., как выражается
Маркс» (там же, т. 1,
1932, с. 445). Пропагандируя этот тезис и отстаивая объективный характер законов
истории, Т.
критиковал фатализм, провиденциализм, органицизм, социал-дарвинизм и особенно
субъективный
метод в социологии (см. Субъективная социология) Лаврова и Михайловского, их
теории
социального прогресса («Что такое партия прогресса», 1870; «Роль мысли в
истории», 1875, и др.).
Механизм действия в истории «экономич. прогресса» Т. видел в борьбе экономич.
686 ТИТЧЕНЕР
интересов обществ. классов и в борьбе личных интересов, «хозяйств. расчётов и
соображений»
людей, их стремлений к личному счастью, что ставило достижение социалистич.
обществ. идеала
(понимаемого им как абс. равенство всех членов общества, гармонич. сочетание
человеч.
потребностей со средствами их удовлетворения) в значит. степени в зависимость от
«разумности и
справедливости» экономич. принципов, «порождающих беспрестанное движение и
метаморфозы в
социальном мире», делало личность гл. деятелем ис-торич. прогресса. В целом
социологич. теория Т.
не выходила за рамки идеалистич. субъективизма народничества, к-рый особенно
проявился в
утверждениях о надклассовости росс. гос-ва, о коммунистич. инстинктах и
традициях рус.
крестьянства и общине как «ячейке социализма», в призывах к немедленному
перевороту и т. п. Их
несостоятельность была раскрыта Ф. Энгельсом («Эмигрантская лит-pa») и Г. В.
Плехановым
(«Наши разногласия»).
Революц. доктрина Т. оказала значит. влияние на деятельность партии «Народная
воля».
«Подготовленная проповедью Ткачева и осуществленная посредством "устрашающего" и
действительно устрашавшего террора попытка захватить власть — была
величественна...»,— писал
В. И. Ленин (ПСС, т. 6, с. 173), критикуя заговорщическую тактику бланкизма и
указывая на вред
стремления «маленьких Ткачёвых» прибегнуть к ней в 20 в.
• Избр. лит.-критич. статьи, М.— Л., [1928]; Соч., т. 1—2, М., 1975—76 (библ. т.
2, с. 607—24); Очерки из истории ра-
ционализма, в сб.: Вопросы науч. атеизма, в. 25, М., 1980.
• Козьмин Б., П. Н. Т. и революц. движение 1860-х гг., М., 1922; его же, К
вопросу об отношении П. Н. Т. к марксизму, в
кн.: Лит. наследство, т. 7/8, М., 1933; Галактионов А. А., Никандров П. Ф.,
Идеологи рус. народничества, Л., 1966, гл. 5;
Водолазов Г. Г., От Чернышевского к Плеханову, М., 1969, гл. 3; Маслин ?. ?..
Критика бурж. интерпретаций
идеологии рус. революц. народничества, М., 1977, гл. 3; Володин А. И., «Анти-
Дюринг» Ф. Энгельса и обществ. мысль
России 19 в., М., 1978, с. 121—31; Шахматов Б. М., Н.Г.Чернышевский и П. Н. Т.,
в кн.: Н. Г. Чернышевский и
современность, ?., 1980; его же, П. Н. Т. Этюды к творч. портрету, М., 1981;
История рус. философии. Указатель лит-
ры, изданной в СССР на рус. яз. в 1968—77 гг., ч. 2, М., 1981, с. 128—31; Harri
у D., Petr Tkachev, the critic as jacobin, L.,
1977.
Б.М. Шахматов.
ТОЖДЕСТВА ЗАКОН (лат. lex identitatis) в л о г и к е высказываний, закон
постоянства высказыва-
ний: любая законченная мысль (суждение), выраженная в определ. форме
высказывания и имеющая
опре-дел. истинностное значение, должна сохранять свою первонач. форму и своё
значение в нек-ром
известном заранее или подразумеваемом контексте. Для переменных в исчислении
высказываний
контекст действия Т. з. не фиксирован и не ограничен, а в приложениях логики (в
моделях) он
определяется ролью высказываний относительно модели. Этой особенностью Т. з.
обусловлен, в
частности, и выбор параметров при переводе с естеств. языка на язык логики: в
пределах данного
перевода каждый параметр может заменять только одно высказывание-константу, а
разные выска-
зывания-константы должны заменяться разными параметрами. Непреложность Т. з. в
классич. и
интуиционистском исчислениях высказываний выразима теоремой: если при
утверждении
высказывания отрицается Т. з., то тем самым отрицается и утверждение этого
высказывания. В
логике предикатов Т. з. полностью сохраняется для той её части, к-рая совпадает
с логикой
высказываний, а для универсума подразумеваемой модели вводится понятие о
тождестве, имеющее
значение для всей логики.
• Новоселов M. M., Категория тождества и ее модели, в кн.: Кибернетика и
диалектика, М., 1978.
ТОЖДЕСТВЕННАЯ ИСТИННОСТЬ, свойство сложных высказываний, истинных в силу их
формально-ло-гич. структуры и смысла (интерпретации) входящих в них логич.
операций. Такие
высказывания лишь «по видимости» описывают факты (классы фактич. си-
туацпй), о к-рых говорят входящие в них элементарные высказывания и к-рые
составляют их
«материю»; по существу же они выражают логически значимые связи между
высказываниями, связи,
к-рые всегда порождают истинную мысль независимо от того, в какой области
знания, на каком
«материале» эта мысль высказана. Инвариантность к содержанию мысли и способность
характеризовать только формальную правильность её выражения обусловливает
общенауч. значение
Т. и.: каталогизированные в системы логич. законов тождественные истины
непротиворечиво входят
в любую отрасль человоч. знания, образуя её «логич. ткань», логич. основу
применяемых в этой
отрасли знания способов рассуждений.
ТОЖДЕСТВО, понятие, выражающее предельный случай равенства объектов, когда не
только все
родовидовые, но и все индивидуальные их свойства совпадают. Совпадение родо-
видовых свойств
(сходство), вообще говоря, не ограничивает числа приравниваемых реально
различных объектов —
вид может быть и бесконечной совокупностью. Но совпадение наряду с родо-видовыми
и всех
индивидуальных свойств (ин-дивидуация) необходимо приводит к одному объекту или
к
одночленной совокупности, в к-рой объекты различны лишь условно-нумерически.
Имея в виду объективность Т. и опасность подмены Т. сходством, если анализ
признаков не доведён
до конца, филос. мысль с давних пор связывала совпадение свойств тождественных
либо с
актуальной бесконечностью этих свойств, либо с положением объектов в
пространстве и во времени.
В первом случае одновременно постулировалось бесконечное разнообразие объектов
(principium
individuationis), во втором — абс. характер пространства и времени. Эти
соперничающие взгляды на
основу Т. господствовали до нач. 20 в. и в естествознании, поскольку они
подкреплялись
авторитетом классич. физики. Но с появлением новой физики оба постулата в их
общем виде
пришлось оставить: теория относительности релятивизировала пространственно-
временные свойства
объектов, а микрофизика открыла объекты с очень малым числом тех свойств
(параметров), по к-рым
все эти объекты оказались тождественными, обосновав при этом достаточность
названных свойств
для к.-л. сравнения микрообъектов и вовсе исключив пространственно-временные
свойства из
множества индивидуализирующих. Т. о., отказ от постулатов, определявших классич.
представления
о Т., обозначил переход науч. мышления к более простой и более конструктивной
идее Т.,
основанного на понятии о наблюдаемых состояниях объектов, т. е. по существу — на
абстракции
отождествления или на абстракции неразличимости.
В совр. теории Т. возможная независимость Т. от актуально бесконечной
индивидуации объектов
выражается условием подстановочности (взаимозаменимости) тождественных, к-рое
означает, что в
любом случае процесс абстракции, связанный с Т. и отнесённый к к.-л. предметной
области (см.
Абстракции принцип), даёт исчерпывающее описание этой области, т. е.
поэлементное её разбиение.
При этом, строго говоря, вопрос о полноте описания универсума науч. теории в
соответствии с
принципом подстановочности дополняется вопросом о возможных выразит. средствах
описания,
напр. о языке науч. теории и её осн. абстракциях. Относительность полноты
описания, вызванная
условием на подстановку, должна дополняться абс. характером того же описания в
том смысле, что
сама возможность подстановки должна отражать определ. инвариант в содержании
нашего познания,
объективность к-рого гарантируется к.-л. фундаментальными принципами науч.
теории (типа
принципа неопределённости или принципа запрета в квантовой механике). Тот факт,
что Т. имеет
место уже независимо от нашего желания отождествлять или различать объекты,
выражается в
совместном утверждении принципа подста-
новочяости и принципа Т.: x = х, к-рые оба входят в определение понятия Т. и в
совместной
истинности к-рых проявляется диалектика процесса познания.
В чистой логике формулировка условия подстановочности (с формульной переменной)
придаёт
понятию Т. характер предельно общей — абс. абстракции. Но в ес-теств.-науч.
теориях (в
прикладной логике) условия на подстановочность определяют Т. как относит.
абстракцию, как
равенство относительно определ. предикатов, поскольку сводят его к совпадению
только тех свойств,
к-рые подразумеваются данной теорией. Вообще, чисто логич. понятие об «одном и
том же» на
практике и в теории реализуется в конкретных гно-сеологич. вариантах: на
практике — в силу
ограничений, к-рые процесс восприятия накладывает на процесс отождествления; в
теории — в силу
достаточности запаса свойств, определимых в теории, для суждений о Т. в этой
теории. Но хотя
понимание Т., ограниченное таким образом, не исключает неабсолютных (т. н.
нестандартных)
моделей для Т., всё же равносильность относит. и абс. понимания Т. обязательна в
интервале
абстракции отождествления, поскольку вообще интервал абстракции — это информация
о
возможных моделях абстракции, извлечённая только из самой абстракции. В логико-
модельном
истолковании указанная ситуация означает, что если к.-л. теория с относит. Т.
имеет модель, то она
имет модель и при абс. интерпретации этого Т., т. е. имеет стандартную модель. В
интервальном
истолковании для этой же ситуации вводится понятие о собств. универсуме теории,
полное описание
?-poro связано с абстракцией отождествления по признакам, выраженным
предикатами, к-рые
определимы в данной теории. Такое относит. Т. абсолютно в универсуме теории; оно
естественно
индуцируется на универсумах её моделей, если последние известны не сами по себе,
а только как
образы универсума теории. В этом случае очевидно, что изменение абстракций
теории может
привести к принципиально иной информации о её моделях.
Различие в названных истолкованиях модельных ситуаций с Т. связано с различными
концепциями
Т.— лингвистической, преобладающей в логике и восходящей к Фреге, и
гносеологической,
преобладающей в философии и восходящей к Лейбницу. Согласно первой, смысл Т.
заведомо и
однозначно определён для любых структур и теорий. Это постоянный предикат,
значением к-рого
служит логич. функция, истинная, когда её аргументам сопоставляется один и тот
же объект л
модели, в к-рой интерпретируется предикат Т. При этом значение слов «один и тот
же»
применительно к той или иной модели выносится за рамки лингвистич. концепции Т.,
а смысл
самого Т. сводится к случаю языковой синонимии — это Т. имён, знаков. Согласно
гносеологич.
концепции, предикат Т. требуется рассматривать, вообще говоря, как переменный,
как функцию
понятия «один и тот же объект в данной теории», т. е. как функцию той абстракции
отождествления,
к-рая выражает подстановочность в этой теории. Поэтому гносеологич. концепция
позволяет
говорить о Т. различных объектов в прямом смысле, вне их знаковой роли. Кроме
того, эта
концепция для суждений о Т., истинных в интервале абстракций теории, утверждает
и их
необходимость, обосновывая эту необходимость постулатами теории и разрешая, т.
о., модальные
парадоксы Т. Лингвистич. концепция, напротив, довольствуется случайным Т.,
поскольку синонимия
— случайное свойство языка.
• Тарский А., Введение в логику и методологию дедуктивных наук, пер. с англ.,
М., 1948; Горский Д. П., Вопросы
абстракции и образование понятий, М., 1961; К л и-н и С. К., Математич. логика,
пер. с англ., М., 1973; ? ? е-г е Г.,
Смысл и денотат, пер. с нем., в кн.: Семиотика и инфор-матика, в. 8, М., 1977;
Новоселов М. М., Категория Т.
ТОЖДЕСТВО 687
и ее модели, в сб.: Кибернетика и диалектика, ?., 1978; Гильберт Д., Бернайс П.,
Основания математики, пер. с нем.,
[т.1], М., 1979; Identity and individuation, N. ?., 1971.
M. M. Новосёлов.
ТОЙНБИ (Toynbee) Арнолд Джозеф (14.4.1889, Лондон,—22.10.1975, Йорк), англ.
историк и
социолог. Известность Т. принесло «Исследование истории» («A study of history»,
v. l—12, 1934—
61), в к-ром он под влиянием Шпенглера стремился переосмыслить всё обществ.-
историч. развитие
человечества в духе теории круговорота локальных цивилизаций. По Т., всемирная
история
представляет собой лишь совокупность историй отд. своеобразных и относительно
замкнутых
цивилизаций (в первонач. варианте он их насчитывал 21, затем сократил до 13, не
считая второсте-
пенных, побочных и недоразвитых). Каждая цивилизация проходит в своём развитии
стадии
возникновения, роста, надлома и разложения, после чего, как правило, гибнет,
уступая место другой.
Считая социальные процессы, последовательно происходящие в этих цивилизациях,
аналогичными,
Т. пытался вывести на этом основании нек-рые формальные «эмпирич. законы»
повторяемости
обществ. развития, позволяющие предвидеть гл. события в обозримом будущем.
Движущей силой
развития цивилизаций, как считал Т., следуя Бергсону, является «творческое
меньшинство»,
носитель мистич. «жизненного порыва», к-рое, удачно отвечая на различные
историч. «вызовы»,
увлекает за собой «инертное большинство». Своеобразие этих «вызовов» и «ответов»
определяет
специфику каждой цивилизации, иерархию её социальных ценностей и филос.
концепции смысла
жизни. Оказавшись однажды неспособной решить очередную социально-историч.
проблему, «творч.
элита» превращается в господствующее меньшинство, навязывающее свою власть
силой, а не авто-
ритетом; отчуждённая же масса населения становится «внутр. пролетариатом», к-рый
совместно с
варварской периферией, или внеш. пролетариатом, в конечном счёте разрушает
данную
цивилизацию, если она прежде не гибнет от воен. поражения либо от естеств.
катастроф. Стремясь
ввести в свою концепцию элементы поступат. развития, Т. усматривал прогресс
человечества в
духовном совершенствовании, в религ. эволюции от примитивных анимистич.
верований через уни-
верс. религии к единой синкретич. религии будущего.
Концепция Т. является идеалистич. ответом на позитивистский эволюционизм; она
содержит также
своеобразную альтернативу «европоцентризму». В своих последующих работах,
особенно в диалоге
с япон. учёным Д. Икэдой («Choose Life. A dialogue», 1976), Т. всё больше
обращался к совр.
социальным проблемам капиталистич. Запада; по его мнению, выход из глубоких
внутр.
противоречий капиталистич. системы и конфликта между Западом и «третьим миром»
лежит на пути
духовного обновления, отказа от меркантилистской философии и абсолютизации
материальных
ценностей, а также в возрождении гармонии между человеком и природой. Т.
сочувственно
относился к нац.-освободит. движению, выступал за мирное сосуществование и
взаимопонимание
между Западом и социалистич. странами.
Идеи Т. оказали значит. влияние на социальную философию и обществ. сознание
капиталистич.
Запада.
• The world and the West, L., 1953; America and the world revolution, N. Y.,
1962; Change and habit, L., 1966; Experiences,
L.—[a. o.], 1969; Cities on the move, L., 1970; Mankind and mother earth. A
narrative history of the world, N. Y.— L., 1976;
Диалог историков. Переписка А. Тойнби и Н. Конрада, в кн.: Конрад Н. И., Избр.
труды. История, М., 1974, с. 270—82.
• Кон И. С., Филос. идеализм и кризис бурж. историч. мысли, М., 1959; Араб-Оглы
9. А., Концепция историч.
круговорота, в сб.: Историч. материализм и социальная философия совр. буржуазии,
М., 1960; Mapкарян Э. С., О
концепции локальных цивилизаций, Ер., 1962; Ч е с н о-к о в Г. Д., Совр. бурж.
философия истории, Горький, 1972;
688 ТОЙНБИ
Рашковский Е. Б., Востоковедная проблематика в культурно-историч. концепции А.
Дж. Т., К., 1976; Семенов Ю. Н.,
Социальная философия А. Т. Критич. очерк, М., 1980 (библ.); Anderle О. F., Das
universalhistorische System A. J.
Toynbees, Fr./M., 1955; Toynbee and history, ed. by M. E. A. Montagu, Boston,
1956; L'histoire et ses interpretations, P.—La
Haye, 1961; M or t on S. F., A bibliography of A. J. Toynbee, Oxf., 1980.
ТОКВИЛЬ (Tocqiieville) Алексис (29.7.1805, Верней, ныне Вернёй-сюр-Сен, доп.
Ивелин, —
16.4.1859, Канн), франц. социолог, историк и политич. деятель.
В кн. «О демократии в Америке» (т. 1—2, 1835, рус. пер. 1897) Т., ясно осознавая
неизбежность
бурж.-де-мократич. преобразований, рассматривает развивающееся бурж. общество
под углом зрения
соотношения в нём свободы и равенства, взаимодействия политич. власти и обществ.
организма в
целом. При этом Т. анализирует три негативных аспекта бурж. эгалитаризма, к-рые
способствовали
торжеству деспотизма в Сев. Америке и Европе. Во-первых, политич. централизация
как оружие
равенства в борьбе с привилегиями феод. аристократии, соединяясь с адм.
централизацией и
бюрократизацией, резко усиливает власть гос-ва, к-рое устанавливает контроль над
всеми сферами
обществ.
жизни и становится душителем свободы. Во-вторых, бурж. равенство порождает
индивидуализм, к-
рый изолирует людей друг от друга, замыкает их в рамках частной жизни и создаёт
тем самым
благоприятную почву для деспотизма. В-третьих, «извращённая» (мелкобуржуазная)
склонность к
равенству, в основе к-рой стремление низвести всех до уровня массы, приводит к
«равенству в
рабстве». Осуществление тенденций к деспотизму, по Т., во многом зависит от
прочности общинных
учреждений и орг-ций, находящихся между гос-вом и индивидом. Противостоять этим
тенденциям,
по Т., могут нек-рые институты, напр. существующие в США: федеративная форма
гос-ва,
региональное разнообразие, свобода политич. и гражд. ассоциаций и т. д. Однако
Т. считает, что осн.
направлением развития бурж. общества является политич. и адм. централизация.
Поэтому он
приходит к пессимистич. выводу о неизбежности тирании и деспотизма в бурж.
обществе.
В кн. «Старый порядок и революция» (1856, рус. пер. 1918) Т. пытался выявить
преемственность
между прошлым и «новым порядком» и утверждал, что и без революции была возможна
ликвидация
феод. режима.
Либерально-консервативные идеи Т. оказали большое влияние на бурж. обществ.
мысль (Тэн, Дюрк-
гейм, Теннис, М. Вебер, Манхейм).
• Oeuvres completes, t. l—12, P., 1951—64; в рус. пер.— Воспоминания, М., 1893.
• Mayer J. P., Alexis de Tocqueville, N. ?.,1940; N i s-b et R. A., The
sociological tradition, L., 1967.
ТОЛАНД (Toland) Джон (30.11.1670, близ Лондондерри, Сев. Ирландия,—11.3.1722,
Патни, близ
Лондона), англ. философ-материалист. В несохранившемся соч. «Племя левитов»
(«Tribe of Levi»,
1691) и книге «Христианство без тайн» («Christianity not mysterious», 1696)
выступил против
христианской религии и церкви. По обвинению в нападках на религию и
нравственность книга была
осуждена на сожжение (1697), Т, был приговорён к тюремному заключению, но бежал.
В
дальнейшем Т. издал политич. соч. англ. республиканцев Дж. Мильтона (1699) и Дж.
Гаррингтона
(1700). В своём гл. филос. соч. «Письма к Серене» («Letters to Serena», 1704) Т.
развивал учение о
единстве движения и материи, согласно к-рому движение есть существенное и
неотъемлемое
свойство материи. Подвергнув критике учение Спинозы о субстанции и концепцию
Ньютона об абс.
пространстве, Т. выдвинул положение о неразрывной связи пространства и времени с
движущейся
материей. Значит. вкладом в развитие филос. материализма явилась отстаиваемая Т.
идея материаль-
ности бесконечной и вечной Вселенной. Элементы диалектики содержались в учении
Т. о присущей
материи изначальной активности, о её самодвижении. Вместе
с тем Т. оставался в рамках механистич. материализма: отрицал развитие природы,
не связывал
движение материи с её качеств. изменениями. Выступив с деис-тич. критикой религ.
мировоззрения,
Т. приближался к позициям атеизма. В последнем произв. «Пантеисти-кон» (1720)
пропагандировал
материализм и натурали-стич. пантеизм. Идеи Т. оказали большое влияние на
развитие англ. и
франц. материализма 18 в.
* The miscellaneous works, v. l—2, L., 1747; в рус. пер.— збр. соч.,
М.— Л., 1927; Англ. материалисты 18 в., т. 1, М.,
1967; Англ. свободомыслие, Д. Локк, Д. Т., А. Коллинз. Переводы, М., 1981.
• Мееровский Б. В., Англ. материализм 18 в., в кн.: Англ. материалисты 18 в., т.
1, М., 1967; его же, Дж. Т., М., 1979;
Джохадзе Д. В., Дж. Т., в кн.: История диалектики 14—18 вв., М., 1974; Lantoine
?., J. Toland, 1670 — 1722, P., 1927.
ТОЛСТОВСТВО, религ.-утопич. направление в обществ.
мысли и обществ. движении России кон. 19 — нач. 20 вв., сложившееся на основе
учения Л. Н. Тол-
стого. Основы Т. изложены Толстым в «Исповеди», «В чём моя вера?», «Крейцеровой
сонате» и др.
Толстой с огромной силой нравств. осуждения подверг критике гос. учреждения,
суд, церковь,
аппарат власти и офиц. культуру тогдашней России. Однако критика эта была
противоречива.
Заключая в себе нек-рые социалистич. идеи (стремление создать на месте
помещичьего земле-
владения и полицейски-классового гос-ва общежитие свободных и равноправных
крестьян), учение
Толстого вместе с тем идеализировало патриархальный строй жизни и рассматривало
историч.
процесс ст. зр. «вечных», «изначальных» понятий нравственного и религ. сознания
человечества.
Толстой сознавал, что плоды культуры в зап.-европ. и рус. обществе 19 в.
остаются недоступными
народу и даже воспринимаются им как нечто чуждое и ненужное. Однако правомерная
критика
существовавшего распределения культурных благ между различными классами
превращается у
Толстого в критику самих культурных благ вообще.
Аналогичные противоречия присущи и толстовской критике науки, философии,
искусства, гос-ва и т.
д. Толстой полагал, что совр. наука утратила сознание того, в чём назначение и
благо людей. Ответ
на вопрос о смысле жизни, без к-рого человек теряется в многочисленности
существующих и
бесконечности возможных знаний, может быть получен только из разума и совести,
но не из спец.
науч. исследований. Гл. задачу осознавшей себя личности Толстой видел в усвоении
многовековой
нар. мудрости и религ. веры, к-рая одна даёт ответ на вопрос о назначении
человека.
Религия Толстого почти целиком сводилась к этике любви и непротивления и своей
рационалистичностью напоминала учения нек-рых сект протестантизма,
обесценивающих значение
мифологич. и сверхъестеств. компонентов религ. веры. Критикуя церковное
вероучение, Толстой
считал, что догматы, к к-рым церковь сводила содержание христианства,
противоречат эле-
ментарнейшим законам логики и разума. Согласно Толстому, этич. учение
первоначально составляло
гл. часть христианства, но в дальнейшем центр тяжести переместился из этической
в философскую
(«метафи-зич.») сторону. Главный грех церкви он видел в её участии в обществ.
порядке, основанном
на насилии и угнетении.
Толстой разделял иллюзию идеалистич. этики о возможности преодоления насилия в
отношениях
между людьми путём «непротивления», нравств. самосовершенствования каждого отд.
человека,
полного отказа от к.-л. борьбы.
Считая всякую власть злом, Толстой пришёл к безусловному отрицанию гос-ва, т. е.
к учению
анархизма. Упразднение гос-ва должно произойти путём мирного и пассивного
воздержания и
уклонения, отказа каждого члена общества от всех гос. обязанностей и должностей
и к.-л. участия в
политич. деятельности.
Последователи Толстого проповедовали «всеобщую любовь», непротивление злу
насилием, религ. и
нравств.
совершенствование как средство преобразования общества, организовывали
производств.
земледельч. общины, призывали к отказу от платежа податей и несения воен.
службы. Церковь и
власти преследовали толстовцев, ссылали их в Сибирь и Закавказье. Возникшие в
1880-х гг. в
Тверской, Симбирской, Харьковской губерниях и в Закавказье колонии толстовцев
(т. н. культурные
скиты) вскоре распались. Т. нашло последователей в Зап. Европе, Японии, Индии
(Ганди), к-рые в
1880—1900-х гг. пытались создать толстовские колонии в Великобритании и Юж.
Африке.
Идеология Т., в частности проповедь квиетизма и непротивленчества, была
подвергнута резкой
критике В. И. Лениным (см. Ленин о Л. Н. Толстом, М., 1969).
• Кривенко С. Н., На распутьи, M., 19012; ? ? у г а-вин А. С., О Льве Толстом и
толстовцах, М., 1911; Ас-мус В. Ф.,
Мировоззрение Толстого, в кн.: Избр. филос. труды, т. 1, М., 1969.
ТОМАС (Thomas) Уильям Айзек (13.8.1863, графство Рассел, Виргиния,— 5.12.1947,
Беркли,
Калифорния), амер. социолог, представитель психологизма в социологии.
Ядро теории Т.— понятие социальной ситуации, включающее три взаимосвязанных
элемента:
объективные условия (социальные нормы и ценности); установки индивида и группы;
определение
ситуации действующим лицом. В написанной совместно с Ф. Знанец-ким кн. «Польский
крестьянин
в Европе и Америке» («The Polish peasant in Europe and America», v. l—5, 1918—
20) осн. внимание
уделено анализу второго элемента. Когда определение ситуации индивидом не
совпадает с
групповыми ценностями, возникают конфликты и социальная дезинтеграция,
порождающие мн.
болезни совр. общества.
Анализируя причины и движущие силы, лежащие в основе обществ. жизни и личностных
установок
человека, Т. под влиянием психоанализа выдвигает учение о четырёх осн. желаниях
человека: нового
опыта, безопасности, признания и господства. В конечном счёте Т. считал, что
желания
обусловливаются темпераментом.
Совместно со Знанецким Т. разработал типологию личностей людей по характеру их
приспособляемости к социальному окружению: мещанский тип (для него характерны
традиционные
установки); богемный (нестойкие и несвязанные установки, высокая степень
приспособляемости);
творческий. Т. утверждал, что развитие обществ. жизни и культуры определяется
лишь творч.
личностями, способными на изобретения и нововведения; источник прогресса он
видел в
психологич. качествах людей, обусловленных их темпераментом.
В развитии техники социологич. исследования большую роль сыграло использование
Т. личных
документов (биограмм) — писем, дневников, автобиографий. Работы Т. знаменовали
переход амер.
социологии к эмпирич. исследованиям.
• Sex and society, Chi.— L., 1907; Source book for social origins, Boston,
19202; The unadjusted girl, Boston, 1923; The child in
America, N. Y., 1928 (совм. с D. S. Thomas); Primitive behavior, N. Y.— L.,
1937; Social behavior and personality, ed. by E.
H. Volkart, N. Y., 1951; On social organization and social personality. Selected
papers, ed. with an introd. by M. Janowitz, Chi.,
1966.
• Young K., Contributions of W.I. Thomas to sociology, «Sociology and Social
Research», 1962, v. 47, № 1; 1963, v. 47, № 2 —
4.
ТОМИЗМ (от лат. Thomas — Фома), направление в схоластич. философии и теологии
католицизма,
порождённое влиянием Фомы Аквинского. Для Т. в целом характерно стремление
соединить строго
ортодоксальную позицию в религ. вопросах с подчёркнутым уважением к правам
рассудка, здравого
смысла (в отличие от августинианства, апеллирующего к интуиции). С этим связаны:
ориентация
более на Аристотеля, чем на Платона и неоплатоников (модифицированная,
ТОМИЗМ 689
впрочем, тем обстоятельством, что ср.-век. традиция истолкования Аристотеля
сильно приближала
его к неоплатонизму); в гносеологии чёткое разделение между откровением и
«естественным светом»
рассудка (сочетающееся с убеждением, что конечный смысл данного в откровении и
открытого
рассудком должен находиться в согласии); в теологии — предпочтение космологич.
доказательствам
бытия бога как более доходчивым сравнительно с онтологич. доказательством (см.
Ан-селъм
Кентерберийский); в антропологии — учение о человеке как единстве души и тела,
к-рому душа даёт
«субстанциальную форму»,— в противовес августини-анскому спиритуализму; в этике

аристотелевская концепция добродетели как середины между двумя пороками (см.
Метриопатия). В
начале своего существования Т. натолкнулся на энергичное сопротивление
августинианства и в 1277
был официально осуждён церковно-университетскими инстанциями Парижа и Оксфорда,
однако уже
к 14 в. стал общепринятой доктриной доминиканского ордена, отстаиваемой в
полемике против
францисканских оппонентов (Вильгельм де ла Марс, Р. Бэкон, Дунс Скот). Т. н.
вторая схоластика
возвращается к Т., слегка его видоизменяя (Суарес). К концу 19 в. Т. был
официально объявлен
господствующей доктриной католич. церкви (энциклика Льва XIII в 1879; см.
Неотомизм).
ТОРО (Thoreau) Генри Дейвид (12.7.1817, Конкорд, шт. Массачусетс,—6.5.1862,
Уолден, близ
Конкорда), амер. философ-романтик, писатель, натуралист. Т. был близок к
участникам
«Трансцендентального клуба» и его основателю Эмерсону. Исходный пункт философии
Т.— критич.
неприятие нравств. принципов совр. ему амер. общества. Действенную альтернативу
стяжательству,
роскоши, бездуховности он видел в «добровольной трудовой бедности». Стремясь
реализовать этот
принцип на практике, Т. более двух лет жил в одиночестве на берегу Уолденского
озера и
обеспечивал своё существование физич. трудом, рыбной ловлей, собирательством. В
трактате
«Уолден, или Жизнь в лесу» (опубл. 1854, рус. пер. 1910, 1962) Т. утверждал, что
нравств. очищение
возможно лишь после глубокого осознания личностью своего отчуждения от
несправедливого
обществ. уклада и при условии постоянного контакта человека с природой,
воплощающей транс-
цендентный идеал, чистоту, красоту и «непорочность». Приближение к природе
способствует,
согласно Т., установлению связи личности с «космическим порядком». Эти идеи
легли в основу
концепции одиночества, понимаемого Т. как сосредоточение человека на переживании
природной
гармоничности, отражённой в душе.
Филос. индивидуализм сочетался у Т. (особенно В последний период его жизни) с
активной жизнен-
ной позицией, наполненной искренним демократизмом. В программном эссе «О гражд.
неповиновении» (1849, рус. пер. 1977) Т. дал моральное обоснование
ненасильственной революции
— серии мирных обществ. кампаний (демонстрации, отказ от призыва на военную
службу, саботаж
гос. учреждений и т. д.), толкуемых, однако, как внеш. проявление внутр.
нравств. переворота
(«революция одного человека»). Накануне Гражд. войны 1861—65 Т. открыто призывал
к борьбе с
рабовладением. Идея гражд. неповиновения пр-ву рабовладельцев впоследствии
оказала влияние на
формирование взглядов М. Ганди и М. Л. Кинга. Социально-нравств. идеи Т. высоко
ценил Л. Н.
Толстой. В кон. 60-х — нач. 70-х гг. 20 в. идеи Т. получили широкую известность
в кругах
леворадикальной студенч. молодёжи США, идеологи к-рой (напр., Т. Розак)
рассматривают Т. как
одного из предшественников совр. зап. контркультуры.
• The writings, ?. 1—20, Boston — ?. ?., 1906.
690 ТОРО
• Эмерсон Р. У., Т., Биографический очерк, в кн.: Т о-р о Г., Вальден
или Жизнь в лесах, М., 1910; ? a p p и н г-т о
н В. Л., Осн. течения амер. мысли, пер. с англ., т. 2, М 1962, ч. 3, гл.
3; Krutch J. W., Henry David Thoreau N. ?.,
1948; Наг ding W., Meyer M., The new Thoreau handbook, N. Y., 1980.
ТОТАЛИТАРИЗМ (от позднелат. totalitas — цельность, полнота, totalis — весь,
целый, полный), 1)
одна из форм авторитарных бурж. гос-в периода империализма, характеризующаяся
полным
(тотальным) контролем гос-ва над всей жизнью общества. Тоталитарным гос-вам и
режимам
свойственны огосударствление всех легальных орг-ций, дискреционные (законом не
ограниченные)
полномочия властей, запрещение демо-кратич. орг-ций, фактич. ликвидация
конституц. прав и
свобод, милитаризация обществ. жизни, репрессии в отношении оппозиции и
инакомыслящих
вообще. Крайне тоталитарными гос-вами были фаш. Германия и Италия.
2) Направление бурж. политич. мысли, оправдывающее этатизм, авторитаризм. Идеи о
всеобъемлющем характере гос-ва выдвигались в прошлом с определ. оговорками нек-
рыми
философами (Гоббс, Гегель). Особенно широкое распространение Т. получил с
развитием фашизма,
став офиц. идеологией фаш. Германии и Италии. В этот период понятие Т.
употреблялось бурж.-
либеральными идеологами для критич. оценки сложившихся в этих странах режимов.
В период «холодной войны» понятие Т. использовалось антикоммунистич. пропагандой
по
отношению к социалистич. гос-вам, к-рые клеветнически отождествлялись с фаш.
режимами и
противопоставлялись «де-мократич.», «свободному» обществу. Реакц. бурж. политики
и идеологи и
ныне пытаются использовать его в антикоммунистич. целях.
В совр. условиях доктрина Т. дискредитирована в глазах широких масс и утратила
былое влияние,
однако обострение социальных противоречий в капита-листич. странах вызывает
оживление
тоталитарных, неофаш. тенденций. Борьба с идеологией и практикой Т.— важнейшая
задача
коммунистич. движения, марксистско-ленинской обществ. науки.
ТОТАЛЬНОСТЬ, см. Целостность.
ТОФЛЕР (Toffler) Алвин (р. 4.10.1928, Нью-Йорк), амер. социолог и публицист,
один из авторов
концепции «постиндустриального общества», по его терминологии,
«сверхиндустриальной
цивилизации». В работах «Столкновение с будущим» (1970, рус. пер. 1972), «Доклад
об эко-спазме»
(«The eco spasm. Report», 1975), «Третья волна» («The third wave», 1980) и др.
утверждает, что
человечество переживает новую технологич. революцию, ведущую к непрерывному
обновлению
социальных отношений и созданию сверхиндустриальной цивилизации. Т. приходит к
выводу о
неспособности гос.-монополистич. капитализма справиться с порождёнными науч.-
технич.
революцией экономич. противоречиями и социальными конфликтами, принимающими
форму
глобальных конвульсий. По политич. взглядам близок к популизму, разделяя
мелкобурж. утопич.
представления о возможности создания справедливого общества в процессе
радикальных демо-
кратич. реформ капитализма.
• The culture consumers, N. ?., 1973; The futurists, ?. ?., 1972; Learning for
tomorrow, N. Y., 1974 (editor).
• Араб-Оглы Э. ?., В лабиринте пророчеств, М., 1973; Баталов Э. Я., Между
прошлым и будущим. О книге Ол-вина Т.
«Третья волна», «Иностр. литература», 1981, № 9; Хозин Г., Еще один гимн
постиндустриализму, «Мировая экономика
и междунар. отношения», 1981, № 4.
ТРАГИЧЕСКОЕ, филос. и эстетич. категория, характеризующая неразрешимый обществ.-
историч.
конфликт, развёртывающийся в процессе свободного действия человека и
сопровождающийся
человеч. страданием и гибелью важных для жизни ценностей. В отличие от
печального или
ужасного, Т. как вид грозящего или свершающегося уничтожения вызывается не
случайными внеш.
силами, а проистекает из внутр. природы самого гибнущего явления, его
неразрешимого само-
раздвоения в процессе его реализации. Диалектика жизни поворачивается к человеку
в Т. её
патетической (страдальческой) и губит. стороной.
Т. предполагает свободное действие человека, самоопределение действующего лица,
так что хотя его
крушение и является закономерным и необходимым следствием этого действия, но
само действие
представляет собой свободный акт человеч. личности. Противоречие, лежащее в
основе Т.,
заключается в том, что именно свободное действие человека реализует губящую его
неотвратимую
необходимость, к-рая настигает человека именно там, где он пытался преодолеть её
или уйти от неё
(т. н. трагич. ирония). Ужас и страдание, составляющие существенный для Т.
патетич. элемент,
трагичны не как результат вмешательства к.-л. случайных внеш. сил, но как
последствия действий
самого человека. В отличие от мелодраматического (вызывающего жалость,
«трогательного») Т. не
может быть там, где человек выступает лишь как пассивный объект претерпеваемой
им судьбы. Т.
родственно возвышенному в том, что оно неотделимо от идеи достоинства и величия
человека,
проявляющихся в самом его страдании. Как форма возвышенно-патетич. страдания
действующего
героя, Т. выходит за пределы антиномии оптимизма и пессимизма: первый
исключается
обнаруживающейся в Т. неразрешимостью коллизии, невосполнимой утратой того, что
не должно
было исчезать, второй — героич. активностью личности, бросающей вызов судьбе и
не
примиряющейся с ней даже в своём поражении.
Т. имеет всегда определ. обществ.-историч. содержание, обусловливающее структуру
его художеств.
формирования (в частности, в специфич. разновидности драмы — трагедии). Т. в
антич. эпоху
характеризуется известной неразвитостью личного начала, над к-рым безусловно
возносится благо
полиса (на стороне его — боги, покровители полиса), и объективистски-космо-
логич. пониманием
судьбы как безличной силы, господствующей в природе и обществе. Поэтому Т. в
античности часто
описывалось через понятия рока и судьбы в противоположность новоевроп. трагике,
где источником
Т. является сам субъект, глубины его внутр. мира и обусловленные ими действия
(У. Шекспир).
Древневост. философия, не доверяющая свободно личному началу (в т. ч. буддизм с
его обострённым
сознанием патетич. существа жизни, но чисто пессимистич. её оценкой), не
разработала понятия Т.
Антич. и ср.-век. философия вообще не знает спец. теории Т.: учение о Т.
составляет здесь
нераздельный момент учения о бытии. Образцом понимания Т. в др.-греч. философии,
где оно
выступает как существенный аспект космоса и динамики противоборствующих начал в
нём, может
служить философия Аристотеля. С т. зр. аристотелевского учения о нусе (уме) Т.
возникает, когда
этот вечный самодовлеющий ум отдаётся во власть инобытия и становится из вечного
временным, из
самодовлеющего — подчинённым необходимости, из блаженного — страдающим и
скорбным. Тогда
начинается человеч. «действие и жизнь» (подражание к-рым является сутью трагедии
— см.
«Поэтика», 1450 а) с её радостями и скорбями, с её переходами от счастья к
несчастью, с её виной,
преступлениями и расплатой. Этот выход ума во власть необходимости и случайности
составляет
бессознат. преступление. Но рано или поздно происходит припоминание или
«узнавание» прежнего
блаженного состояния, преступление уличается и оценивается. Тогда наступает
время трагич.
пафоса, обусловленного потрясением человеч. существа от контраста блаженной
невинности и мрака
суеты и преступления. Но это опознание преступления означает вместе с тем начало
восстановления
попранного, происходящего в виде возмездия, осуществляющегося через страх и
сострадание. В
результате наступает очищение страстей (катарсис) и восстановление нарушенного
равновесия ума.
Вычленение категории Т. и филос. осмысление её осуществляются в нем. классич.
эстетике. Шиллер,
развивая идеи кантовской философии, видел источник Т. в конфликте между чувств.
и нравств.
природой человека («О трагическом в иск-ве», 1792). По Шеллингу, сущность Т.
заключается в
«...борьбе свободы в субъекте и необходимости объективного...», причём обе
стороны
«...одновременно представляются и победившими, и побеждёнными — в совершенной
неразличи-
мости» («Философия искусства», М., 1966, с. 400). Необходимость, судьба делает
героя виновным
без к.-л. умысла с его стороны, но в силу предопределённого стечения
обстоятельств. Герой должен
бороться с необходимостью — иначе, при пассивном её приятии, не было бы свободы
— и оказаться
побеждённым ею. Но чтобы необходимость не оказывалась победителем, герой должен
добровольно
искупить эту предопределённую судьбой вину, и в этом добровольном несении
наказания за
неизбежное преступление и состоит победа свободы.
Гегель видит тему Т. в самораздвоении нравств. субстанции как области воли и
свершения (см. Соч.,
т. 14, М., 1958, с. 365—89). Составляющие её нравств. силы и действующие
характеры различны по
своему содержанию и индивидуальному выявлению, и развёртывание этих различий
необходимо
ведёт к конфликту. Каждая из различных нравств. сил стремится осуществить
определ. цель,
обуреваема определ. пафосом, реализующимся в действии, и в этой односторонней
определённости
своего содержания неизбежно нарушает противоположную сторону и сталкивается с
ней. Гибель
этих сталкивающихся сил восстанавливает нарушенное равновесие на ином, более
высоком уровне и
тем самым движет вперёд универсальную субстанцию, способствуя историческому
процессу
саморазвития духа.
Гегель и романтики (А. В. Шлегель, Шеллинг) дают типологич. анализ античного и
новоевроп.
понимания Т. Последнее исходит из того, что человек сам виновен в постигших его
ужасах и
страданиях, тогда как в античности он выступал скорее как пассивный объект
претерпеваемой им
судьбы. Кьеркегор отмечает связанное с этим различное понимание трагич. вины в
древности и
новое время: в антич. трагедии скорбь глубже, боль меньше, в современной —
наоборот, поскольку
боль связана с осознанием собств. вины, рефлексией по поводу неё.
Если нем. классич. философия, и прежде всего философия Гегеля, в своём понимании
Т. исходила из
разумности воли и осмысленности трагич. конфликта, где победа идеи достигалась
ценой гибели её
носителя, то в иррационалистич. философии Шопенгауэра и Ницше происходит разрыв
с этой
традицией, ибо под сомнение ставится само существование к.-л. смысла в мире.
Считая волю
безнравственной и неразумной, Шопенгауэр видит сущность Т. в самопротивоборстве
слепой воли,
бессмысленном страдании, гибели справедливого. Ницше характеризует Т. как
изначальную суть бы-
тия — хаотическую, иррациональную и бесформенную («Рождение трагедии из духа
музыки», 1872).
В 20 в. иррационалистич. трактовка Т. была продолжена в экзистенциализме.
Согласно Ясперсу,
подлинно Т. состоит в осознании того, что «... универсальное крушение есть
основная
характеристика человеческого существования» («Von der Wahrheit», Munch., 1947,
S. 956). В духе
философии жизни Зиммель писал о трагич. противоречии между динамикой творч.
процесса и теми
устойчивыми формами, в к-рых он кристаллизуется («Конфликт совр. культуры»,
1918, рус. пер.
1923), Ф. Степун — о «трагедии творчества» как объективации невыразимого внутр.
мира личности
(журн. «Логос», 1910, кн. 1).
ТРАГИЧЕСКОЕ 691
Марксизм-ленинизм дал обществ.-историч. понимание Т., считая его объективными
предпосылками
антагонизмы эксплуататорского общества, характерное для него отчуждение человека
и его
деятельности. Анализируя гибель старого обществ. уклада, К. Маркс писал:
«История... проходит
через множество фазисов, когда уносит в могилу устаревшую форму жизни»; если
«последний фазис
всемирно-исторической формы есть её коедия», то трагической Маркс считает
историю старого
порядка, «... пока он был существующей испокон веку властью мира, свобода же,
напротив, была
идеей, осенявшей отдельных лиц...» и «...пока старый порядок сам верил... в свою
правомерность»,
так что на стороне его стояло «...не личное, а всемирно-историческое
заблуждение» («К критике
гегелевской философии права». Введение, см. в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч.,
т. 1, с. 418). В
отличие от этого вида Т., источник революц. трагедии Маркс и Энгельс видели в
коллизии «...между
исторически необходимым требованием и практической невозможностью его
осуществления»
(Энгельс Ф., там же, т. 29, с. 495), когда объективная неразвитость обществ.
отношений, незрелость
условий революц. движения приводила к гибели его представителей (Т. Мюнцер,
якобинцы и др.);
подобная же коллизия, по словам Маркса, «... привела к крушению революционную
партию 1848—
1849 годов» (там же, с. 483).
• Лосев А. Ф., Диалектика художеств. формы, М., 1927, с. 114—16, 240—43; его же,
История антич. эстетики. Ари-
стотель и поздняя классика, М., 1975; его же, История антич. эстетики. Поздний
эллинизм, М., 1980, с. 697—735; Борев
Ю., О Т., М., 1961; Пинский Л. Е., Реализм эпохи Возрождения, М., 1961, с. 250—
96; его же, Шекспир, М., 1971; Szondi
P., Versuch uber das Tragische, Fr./M., [1961l; Kaufmann W., Tragedy and
philosophy, Garden City, 1968. А. Ф. Лосев.
ТРАДИЦИЯ (от лат. traditio — передача; предание), элементы социального и
культурного наследия,
пере-дающиеся от поколения к поколению и сохраняющиеся в определ. обществах,
классах и
социальных группах в течение длит. времени. Т. охватывает объекты социального
наследия
(материальные и духовные ценности); процесс социального наследования; его
способы. В качестве Т.
выступают определ. обществ. установления, нормы поведения, ценности, идеи,
обычаи, обряды и т.
д.
Т. не сводится к наиболее стереотипным своим разновидностям, таким, как обычай и
обряд, но
распространяется на гораздо более широкую область социальных явлений. Определ.
Т.
функционируют во всех социальных системах и в известной мере являются
необходимым условием
их жизнедеятельности. Наиболее широка сфера Т. в докапиталистич. обществ.
формациях. Т.
присущи самым различным областям обществ. жизни (экономике, политике, праву и т.
д.), но удель-
ный вес их в той или иной области неодинаков. Он достигает максимума в религии.
Т. занимают
определ. место в науке и иск-ве.
В классовых обществах Т. носят классовый характер. С одной стороны, классовая
дифференциация
оказывает существ. влияние на общенац. культурное наследие, с другой — каждый
класс, социальная
группа обладают своими собств. Т. Отсюда множественность и противоречивость Т. и
отношения к
ним. Каждое поколение, с необходимостью воспринимая ряд Т., вместе с тем в
определ. мере
осуществляет выбор тех или иных Т., и в этом смысле оно выбирает не только своё
будущее, но и
прошлое. Длительность существования Т. сама по себе не определяет её совр.
значение;
жизнеспособность Т. коренится в её дальнейшем развитии последующими поколениями
в новых
историч. условиях. Общество, класс или группа, воспринимая одни элементы
социального наследия,
в то же время отвергают другие, поэтому Т. могут быть как пози-
692 ТРАДИЦИЯ
тивными (что и как воспринимается), так и негативными (что и как отвергается).
Марксизм исходит из дифференцированной оценки роли Т. Слепое преклонение перед
Т. порождает
консерватизм и застой обществ. жизни; пренебрежит. отношение к социальному
наследию приводит
к нарушению преемственности в развитии общества и культуры, к потере ценных
достижений
человечества. При социализме сохранение и развитие прогрессивных ценностей
прошлого,
революционных, трудовых, патриотич. Т. сочетается с борьбой против реакц. и
отживших Т.,
косности и рутины.
• Маркс К., Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т.
8; Энгельс Ф., Происхождение
семьи, частной собственности и гос-ва, там же, т. 21; Ленин В. И., О нац.
гордости великороссов, ПСС, т. 26; его же, От
какого наследства мы отказываемся?, там же, т. 2; С а р с е н б а е в Н. С.,
Обычаи, Т. и обществ. жизнь, А.-А,, 1974;
Суханов И. В., Обычаи, Т. и преемственность поколений, М., 1976; Власова В. Б.,
Т. как социально-филос. категория,
«ФН», 1980, № 4; М а р-карян Э. С., Узловые проблемы теории культурной Т., «Сов.
этнография», 1981, № 2 (см. также
обсуждение статьи в № 3).
«ТРАКТАТ О НАЧАЛАХ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ЗНАНИЯ» («A treatise concerning the principles
of
human knowledge», Dublin, 1710), гл. произв. Беркли, в к-ром на основе
идеалистически
истолкованной сенсуали-стич. теории познания, обосновывается позиция
субъективного идеализма.
Помимо небольшого предисловия, в состав «Трактата» входит краткое введение и
одна («первая»)
часть. Рукопись второй части, посвящённой вопросам этики, была, по словам
Беркли, утеряна им во
время поездки в Италию.
Во введении к «Трактату» Беркли выдвигает задачу нового исследования «первых
принципов
человеч. знания», результаты к-рого должны привести к устранению нелепостей и
противоречий,
характерных для различных филос. школ. Полемизируя с теорией познания Локка,
Беркли
утверждает, что образование и наличие общих понятий есть лишь обманчивая
видимость. Слово, по
Беркли, не есть знак «общей идеи» (как полагал Локк), а только знак множества
«частных идей».
Фактически слова не обозначают, а только замещают отд. вещи и друг друга, так
что за ними, соглас-
но Беркли, находятся не какие-то определенные «значения», или «идеи», но лишь
непосредственные
данные опыта.
Дальнейшее содержание трактата можно условно разделить на две части: первая
посвящена
проблеме реальности (§ 1—85), вторая — проблеме достоверности знания (§ 86—156).
Содержание
человеч. опыта, по Беркли, исчерпывается чувств. восприятиями, поэтому бытие
вещей сводится им
к совокупности ощущений, к-рыми они представлены в душе. Отсюда Беркли делает
вывод о том,
что материальной субстанции и вообще материальных предметов не существует: есть
только
воспринимающие духовные субстанции, а бытие сводится к составу чувственных
данных («esse est
percipi»). При этом, согласно Беркли, достоверность человеч. познания
основывается на тождестве
восприятий и самой воспринимаемой реальности. Сводя качества вещей к
восприятиям, Беркли
приходит к выводу, что источником «идей» и восприятий может быть лишь духовная
субстанция,
действия божеств. духа: любая вещь есть «знак или действие божественного
всемогущества» (§ 148).
Т. о., в «Трактате» Беркли строит субъ-ективно-идеалистич. теорию познания и
реальности,
отвергает объективное существование материальных тел и превращает бога в
непосредств. источник
человеч. опыта.
Лучшее брит. изд. «Трактата»: The works of G. Berkeley..., ed. by A. A. Luce and
T. E. Jessop, v. 2,1949, p.
21—113. Рус. пер. Е. Ф. Дебольской, 1905, а также: Беркли Дж., Соч., 1978, с.
149—247 (под назв. «Трактат
о принципах человеч. знания»). * Л е н и н В. И., Материализм и
эмпириокритицизм, ПСС, т. 18; Berkeley's
principles of human knowledge. Critical studies, ed. by G. W. Engte and G.
Taylor, Belmont, 1968.
«ТРАКТАТ О ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ПРИРОДЕ» («A treatise on human nature...»), одно из осн.
соч.
Юма. Работа написана в период его пребывания во Франции (1734—37). 1-я («О
познании») и 2-я
(«Об аффектах») книги «Трактата» были опубликованы анонимно в Лондоне в 1739, 3-
я («О
морали») — в 1740. В соч. содержатся гл. идеи Юма по вопросам теории познания,
психологии,
этики, религии и политики. Юм, проводя линию сенсуализма в гносеологии,
анализирует элементы
человеч. опыта («восприятия»), к-рые он делит на «впечатления» и «идеи». Однако
в духе скепти-
цизма и агностицизма, а также под влиянием субъективного идеализма Беркли он
отказывается
признать объективный источник ощущений и восприятий. Психо-логизируя каузальную
связь, Юм
даёт ей идеалистич. обоснование. В основе психологич. идей «Трактата» лежит
применение
принципа ассоциации. Этич. доктрина в «Трактате» носит антиклерикальный
характер. Юм пытается
создать этику как дисциплину, не имеющую нормативного характера, а лишь
описывающую мо-
ральные аффекты. В последующих публикациях Юм заметно смягчил скептич. идеи,
содержащиеся в
«Трактате» .
«Трактат» был переиздан в Великобритании лишь в 1817. Лучшие брит. издания
подготовлены Т. Н.
Green и Т. H. Grose (1890) и L. A. Selby-Bigge (1888; последнее изд.— 1958).
Первый нем. пер.—
1790—92, первый франц. пер.— 1878. 1-я кн. «Трактата» издана на рус. яз. в 1906.
Полный пер.
вошёл в кн.: Ю м Д., Соч., т. 1, 1966.
«ТРАКТАТ ОБ УСОВЕРШЕНСТВОВАНИИ РАЗУМА» («Tractatus de emendatiae intellectus»,
Amst., 1677), ранняя работа Спинозы. Осталась неоконченной, написана на лат.
языке ок. 1661,
опубликована посмертно. Одно из первых произв. европ. философии, в к-ром
развивались идеи
рационализма Декарта, в то же время — первый набросок гносеологии Спинозы.
В «Т.» ставится характерная для философии нового времени задача «очищения»
познават.
способности человека с её естеств. возможностью усмотрения истины от неясности и
многозначности, причём решающим условием «врачевания» разума признаётся универс.
метод
правильного мышления. Спиноза связывает цель исследования с моральными и
социальными
идеалами, утверждая, что знание единства, к-рым дух связан с природой,
тождественно обладанию
высшим благом, а распространение этого знания на всех требует построения
соответствующего
общества. Анализ познават. способностей Спиноза начинает с выделения видов
восприятия.
Критически оценивая метод эмпиризма, он указывает на две наименее достоверные
ступени позна-
ния: восприятие понаслышке, или по произвольному признаку, и восприятие от
беспорядочного
опыта. Более надёжное знание дают познание причины по следствию или вывод из
универсалии.
Высший вид восприятия — через сущность вещи или её ближайшую причину — приводит
нас к
адекватным идеям. Истинные, или адекватные, идеи обладают ясностью и
отчётливостью,
обусловленными их независимым от слов и образов формированием и необходимой
связью субъекта
с предикатом. Как таковые они сами являются своим критерием истины: для
достоверности истины
не нужен никакой признак, кроме самой истинной идеи, т. к. в этом случае высшей
достоверностью
будет сам способ восприятия сущности. Такое понимание природы истины позволяет
Спинозе
назвать её своего рода духовным автоматом. Большое значение Спиноза придаёт
начальному акту
истинного познания, к-рый задаёт норму для всего дальнейшего движения духа.
Предпочтит.
началом познания должно быть постижение идеи совершеннейшего существа. Метод
должен
обеспечить движение духа: во-первых, возможность отличить и оградить истинную
идею от
остальных восприятий; во-вторых, правила восприятия неизвестных вещей;
в-третьих, порядок познания. Неадекватные идеи, по Спинозе, делятся на три типа:
фиктивные (не
содержащие необходимости или невозможности своего существования); ложные
(результат
необоснованного утверждения или отрицания); сомнительные (результат
нерешительности перед
утверждением или отрицанием). Их общим источником является воображение,
доставляющее
пассивной душе разрозненные впечатления от внеш. вещей. Воображение приводит к
ошибкам, или
непосредственно подменяя собой понимание, или посредством слов, к-рые суть знаки
вещей в вооб-
ражении. Заключается исследование перечислением свойств высшей познават.
способности —
разума (intellectus) .
Академич. изд.: Opera, hrsg. v. С. Gebhardt, Bd 2, 1925. Рус. пер.: Г.
Полинковского, 1893; В. Н.
Полов-цевой, 1914; Я. М. Боровского, 1934, с незначит. изменениями вошёл в Избр.
произв., т. 1,
1957.
• см. к ст. Спиноза.
ТРАНСЦЕНДЕНТАЛИИ (позднелат. transcendentia, или transcendentalia, от лат.
transcendens —
переступающий, выходящий за пределы), понятие ср.-век. схоластики, обозначающее
наиболее
универсальные, высшие определения бытия. Ещё Аристотель привна-вал особое место
подобных
понятий, не объединяя их, однако, в особую группу. Ср.-век. философы объединяли
под термином
«Т.» понятия, возвышающиеся над аристотелевскими категориями: сущее (ens),
единое (unum),
истинное (verum), благое (bonum) и др. В учении Альберта Великого о Т. единое,
истина и благо
вводятся как первые и существ. определения бытия; у Фомы Аквинского бытие
характеризуется теми
же предельными понятиями. Детальное учение о Т. разработал Дунс Скот, к-рый
выделял, кроме
бытия, два важнейших класса Т.: 1) простые — единое, истинное, благое, и 2)
разделительные —
случайное и необходимое, действительное и возможное. Понятие Т. по своему
происхождению
родственно таким понятиям, как трансцендентный и трансцендентальный.
• W o 11 е г А. В., The transcendentals and their function in the metaphysics of
Duns Scotus, Wash., 1946.
ТРАНСЦЕНДЕНТАЛИСТЫ, участники филос. и лит. течения в США 30—50-х гг. 19 в.,
объединявшего представителей радикальной интеллигенции и формировавшегося вокруг
бостонского «Трансцендентального клуба» и журн. «The Dail». Кроме Эмерсона,
автора филос. эссе
«Природа» («Nature», 1836), ставшего идейным манифестом течения, к
трансцендентализму
примыкали Г. Торо, А. Олкотт, М. Фуллер, Дж. Рипли, О. Браун-сон, О. Фрозингем,
Э. Пибоди, Т.
Паркер, Ф. Хедж, У. Г. Чаннинг и др.
Выступая против традиционной для США 30-х гг. 19 в. унитарианской трактовки
христианства, Т.
призывали заменить веру в чудеса и персонифицирован-ность бога поклонением
«бесконечности
человека» и «моральному чувству», присущему всем людям. Христ. религия
превращалась Т. в свод
нравств. идеалов, не требовавших для своей реализации церк. институтов.
Объединяя этич. и эстетич.
видение мира, Т. рассматривали человека в качестве полноправного представителя
гармоничного и
динамичного космич. начала и наделяли природу неисчерпаемой духовной силой. В
приближении к
естественному (не испорченному цивилизацией) ландшафту, в интуитивном
переживании и
«разгадывании» его потаённого символич. смысла Т. видели способы достижения
нравств. очищения
и метод раскрытия «Абсолюта», или «сверхдуши» (термин Эмерсона), в человеч.
повседневности.
При этом Т. принижали значение чувств. опыта, делая особый упор на интуицию и
филос. фантазию.
С позиций левого радикализма и романтич. индивидуализма Т. выступали против
социальных и
нравств.
ТРАНСЦЕНДЕНТАЛИСТЫ 693
основ амер. общества нач. 19 в. Стремление воплотить в реальность идеал гуманных
обществ.
отношений привело нек-рых Т. к созданию утопич. коммун Брук-Фарм и Фрутленд.
Социальный критицизм Т. оказал влияние на формирование идеологии
леворадикального молодёжного
движения в США в кон. 60-х — нач. 70-х гг. 20 в. В The transcendentalists. An
anthology, ed. by P. Miller, Camb.
(Mass.), 1971; в рус. пер.—Эмерсон Р. У., О доверии к себе, M., 19042; его же,
Высшая душа, М., 1902; Эстетика
амер. романтизма, М., 1977; Тор о Г. Д., Уолден, или Жизнь в лесу, M., 19792.
• Паррингтон В. Л., Осн. течения амер. мысли, пер. с англ., т. 2, М., 1962;
Совр. политическое сознание в США, М.,
1980; Boiler P. F., American transcendentalism. 1830— 1860. An intellectual
inquiry, N. Y., 1974.
ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНЫЙ (от лат. transcendens — перешагивающий, выходящий за
пределы),
термин, возникший в схоластич. философии и обозначающий такие аспекты бытия, к-
рые выходят за
сферу ограниченного существования, конечного, эмпирич. мира. Понятие Т.
характеризует высшие и
универс. предметы метафизич. познания — напр., единое, истинное, благое (см.
Трансценденталии).
Кант придал термину «Т.» гносеологич. значение: понятие Т. в его философии
характеризует всё то,
что относится к априорным условиям возможного опыта, формальным предпосылкам
познания, к-
рые организуют науч. опыт (таковы, напр., априорные формы чувственности —
пространство и
время, категории рассудка — субстанция, причинность и т. д.). «Я называю
трансцендентальным
всякое познание, занимающееся не столько предметами, сколько видами нашего
познания предметов,
поскольку это познание должно быть возможным a priori» (К а н т И., Соч., т. 3,
М., 1964, с. 121).
Отвергнув терминологич. традицию и пытаясь провести различие между Т. и
трансцендентным,
Кант, однако, нередко употреблял эти термины в сходном смысле.
• Асмус В. Ф., И. Кант, М., 1973; E u с k e n R., Geschichte der philosophischen
Terminologie, Lpz., 1879, S. 144, 205;
Vaihinger H., Commentar zu Kants «Kritik der reinen Vernunft», Bd l, Stuttg.,
1881, S. 467—76; K r i n g s H., Transzendentale
Logik, Munch., 1964.
ТРАНСЦЕНДЕНТНЫЙ, термин, возникший в схоластич. философии и характеризующий всё
то,
что выходит за пределы чувств. опыта, эмпирич. познания мира; предмет религ. и
метафизического
познания. Схоластика различала имманентные и трансцендентные причины и действия;
первые
имеют место в самих объектах, вторые — находятся за пределами их наличного
бытия,
У Канта термин «Т.» приобрёл гносеологич. оттенок и стал означать — в
противоположность
имманентному — то, что переступает границы возможного опыта:
«...основоположения, применение
которых целиком остается в пределах возможного опыта, мы будем называть
имманентными, а те
основоположения, которые должны выходить за эти пределы, мы будем называть
трансцендентными» («Критика чистого разума», см. Соч., т. 3, М., 1964, с. 338).
Кант пытался
закрепить различие между понятиями трансцендентальный и Т., понимая под
последним также и то,
что недоступно теоретич. познанию, но является предметом веры (бог, душа,
бессмертие). ТРЁЛЬЧ
(Troeltsch) Эрнст (17.2.1865, Хаунштеттен, близ Аугсбурга,—1.2.1923, Берлин),
нем. протестантский
теолог, философ, социолог и историк религии. Религ.-филос. взгляды Т. сложились
в русле идей ли-
берального протестантизма. Т. стремился выработать историч. метод в теологии,
анализируя
эволюцию христианства (особенно протестантизма) в связи с общим развитием европ.
культуры. В
осн. соч. по социологии религии «Социальные учения христ. церквей и групп» («Die
Soziallehren der
christlichen Kirchen und
694 ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНЫЙ
Gruppen», Halfte 1—2,1912) T. дал типологию религиозных групп («церковь»,
«секта», «мистическое
сообщество»). В конце жизни выступил с рядом работ по философии истории,
обнаруживших
влияние идей философии жизни (Дильтей) и баденской школы неокантианства и
отчасти Шпенглера.
Т. подчёркивал однократность и неповторимость историч. процесса и необходимость
постижения
«иррационального в бытии». В этике Т. от неокантианства эволюционировал к
персонализму.
* Gesammelte Schriften, Bd l—4, Tub., 1912—25. Асмус В. ?., Маркс и бурж.
историзм, М.— Л., 1933;
odenstein W., Neige des Historismus. E. Troeltschs Entwicklungsgang,
[Gutersloh, 1959] (библ.); Kaseh W.
F., Die Sozialphilosophie v. E. Troeltsch, Tub., 1963; L e s s i n g E., Die
Geschichtsphilosophie E. Troeltschs, Hamb.,
1965; Gabriel H.-J., Christlichkeit der Gesellschaft? Eine
kritische Darstellung der Kulturphilosophie v. E.
Troeltsch, B., [1975] (библ.).
«ТРИ ИСТОЧНИКА И ТРИ СОСТАВНЫХ ЧАСТИ МАРКСИЗМА», работа В. И. Ленина,
содержащая сжатый анализ историч. корней, сущности и структуры марксизма.
Написана в связи с
30-летием со дня смерти К. Маркса. Опубликована в легальном большевистском журн.
«Просвещение» (1913, № 3). Статья была предназначена для парт. активистов,
пропагандистов
марксизма среди рабочих.
Во вступит. части работы Ленин, опровергая попытки бурж. учёных представить
марксизм в виде
некоей «секты», стоящей «...в стороне от столбовой дороги развития мировой
цивилизации» (ПСС, т.
23, с. 40), показывает, что учение Маркса «... возникло как прямое и
непосредственное продолжение
учения величайших представителей философии, политической экономии и
социализма... Оно есть
законный преемник лучшего, что создало человечество в XIX веке в лице немецкой
философии,
английской политической экономии, французского социализма» (там же, с. 40, 43).
Нем. классич.
философия, англ. политэкономия и франц. утопич. социализм и составляют три
источника
марксизма, к-рые Ленин рассматривает вместе с его составными частями.
1-й раздел статьи посвящён философии. Излагая основы марксистской философии,
Ленин
акцентирует внимание на её материалистич. характере, отмечая, что она
синтезировала лучшие
достижения франц. материализма 18 в. и философии Фейербаха. Гл. приобретение
нем. классич.
философии — «...диалектика, т. е. учение о развитии в его наиболее полном,
глубоком и свободном
от односторонности виде, учение об относительности человеческого знания, дающего
нам отражение
вечно развивающейся материи» (там же, с. 43—44) — также было творчески усвоено и
развито
марксизмом, в системе к-рого оно стало методологией науч. познания и революц.
изменения мира.
Материализм приобрёл завершённый характер, будучи распространён марксизмом на
обществ. сферу
действительности. Открытие Марксом материалистич. основ обществ. жизни Ленин
считал
величайшим завоеванием науч. мысли.
2-й раздел посвящён экономич. учению Маркса. Ленин даёт оценку учениям англ.
бурж. экономистов
А. Смита и Д. Рикардо, к-рые положили начало трудовой теории стоимости. Однако,
рассматривая
законы капиталистич. экономики как вечные, Смит и Рикардо не смогли вскрыть
сущность
прибавочной стоимости, за отношениями вещей не видели отношения между людьми.
Ленин
охарактеризовал учение о прибавочной стоимости как краеугольный камень экономич.
теории
Маркса, на основе к-рой Маркс дал всесторонний науч. анализ капиталистич.
формации.
В 3-м разделе Ленин рассматривает социалистич. учение Маркса. Говоря о том, что
в домарксовский
период наиболее серьёзную критику капитализма дали социалисты-утописты, Ленин
отмечает
слабость утопич. социализма, к-рый не смог понять «... сущность наемного рабства
при капитализме,
ни открыть законы его развития...», найти те силы, к-рые способны создать новое
общество (там же, с. 46). Ленин обращает внимание на то, что только экономич.
теория Маркса и его
учение о классовой борьбе научно обосновали неизбежность гибели капитализма,
указали ту силу, к-
рая должна стать его могильщиком,— класс пролетариев, «...по своему
общественному
положению...» составляющий силу, «...способную смести старое и создать
новое»(там же, с. 47).
ТРИАДА (от греч. ?????, род. падеж ??????? — троица), метод филос.
конструирования, в античности
широко применявшийся в платонизме и неоплатонизме. Принцип Т. использован во 2-м
платоновском письме при описании структуры универсума (учение о трёх царях
всего).
Представители среднего платонизма учили о трёх началах («образец — демиург —
материя») и трёх
ступенях бытия («ум-нус — душа-псюхе — космос»). Эта последняя Т. была
истолкована Плотиной
как Т. «начальных ипостасей» (у Порфирия — Т. «совершенных и целостных
ипостасей»), как
реализация и форма проявления более высокого принципа — единого; наряду с этим у
Плотина и
Порфирия признавалась Т. надкосмических сверхчувств. «природ» («единое — ум —
душа»). Более
отчётливо принцип Т. как метод филос. конструирования проявился в Т. категорий
платоновского
«Филеба» «предел — беспредельное — число», где число — средний член между двумя
противоположностями; в «умной» Т. «бытие — жизнь — ум» у Плотина «умная» жизнь
совмещает в
себе «объективность» бытия и «субъективность» мысли; последующие неоплатоники
(начиная с
Прокла) понимали эту Т. как Т. умопостигаемого, мыслящего и умопостигаемого-и-
мыслящего
миров в пределах ума. Чисто методич. смысл, не предполагающий конкретного
онтологич.
истолкования, имеет неоплатонич. Т. «пребывание — выступление — возвращение»,
наиболее полно
применяемая у Прокла (см. «Начала теологии»); третий член данной Т. объединяет
крайности
первых двух и представляет собой некую «середину» между ними; чисто
конструктивный характер
данной Т. не предполагает понимания её как последоват. движения во времени.
Христ. учение о Т. (Троице), используя мыслит. модели неоплатонизма, существенно
отличается от
неоплатонич. доктрины: ипостаси христ. Т.— «лица», а не безличные сущности, и
они находятся на
одном онтологич. уровне («единосущны»), в отличие от нисходящих ступеней Т. у
неоплатоников.
Принцип Т. получает широкое развитие в нем. клас-сич. идеализме — у Фихте,
Шеллинга и особенно
Гегеля, к-рый превратил Т. в универс. схему всякого процесса развития: тезис
(исходный момент),
антитезис (переход в противоположность, отрицание), синтез противоположностей в
новом единстве
(снятие, отрицание отрицания).
О марксистском понимании трёх стадий процесса развития см. в ст. Отрицания
отрицания закон.
ТРИНАДЦАТИКНИЖИЕ («Ши-сань цзин»), тринадцать др.-кит. классич. произв.,
являющихся
каноном конфуцианства. История Т. восходит к периоду Хань, когда при У-ди (140—
87 до н. э.)
«Шицзин» («Книга песен и гимнов»), «Шуцзин» («Книга истории»), «Ицзин», «Ли цзи»
(«Записки об

<<

стр. 73
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>