<<

стр. 80
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

всеобщей
закономерности, обусловливающей природную склонность человека к к.-л. виду
коллективного тру-
да. Общество, согласно Ф., последовательно проходит периоды эдемизма («райской»
первобытности), дикости, варварства и цивилизации. Ф. считал, что на смену строю
цивилизации,
переживающему глубокий кризис, должен прийти высший обществ. строй — строй
гармонии, к-рый
не только соответствует предначертаниям бога-природы, но предстаёт как историч.
необходимость.
В системе Ф. сохранялись частная собственность, классы и нетрудовой доход. Он
считал, что для
успеха нового общества необходим рост производительности труда, обеспечивающий
богатство для
всех. Строй ассоциации создаст, по Ф., крупное коллективизированное и
механизированное с. х-во,
соединённое с пром. произ-вом. Это соединение призойдёт в первичных ячейках
общества —
«фалангах», располагающихся в огромных дворцах — «фаланстерах». Такая
организация общества
приведёт к ликвидации разрыва между городом и деревней, к созданию поселений
нового типа, где
объединятся все виды человеч. деятельности.
Согласно Ф., естеств. страсти человека, подавляемые и искажаемые при строе
цивилизации, будут
направлены на творч. труд, полный разнообразия и радостного соревнования.
Разумно
организованные могучие трудовые армии — региональные, национальные и
международные —
преобразуют лик Земли. В новых условиях обществ. жизни будет формироваться и
новый человек
как целостная, всесторонне развитая личность.
По определению К. Маркса и Ф. Энгельса, «Ф у-р ь е исходит непосредственно из
учения
французских материалистов» (Соч., т. 2, с. 146) и «... так же мастерски владеет
диалектикой, как и его
современник Гегель» (Энгельс Ф., там же, т. 19, с. 197). Однако ему свойственны
идеалистич.
понимание истории, методологич. непоследовательность, беспочвенные мечтания.
Мировоззрение Ф.
несёт на себе отпечаток мелкобуржуазности: идеальный «строи гармонии» был далёк
от экономич.
требований крупного обществ. произ-ва.
Указывая, что Ф. блестяще разработал ряд проблем будущего общества, Маркс и
Энгельс вместе с
тем критиковали его за отказ от классовой, революц. и всякой вообще политич.
борьбы, за
сохранение в строе ассо-
ФУРЬЕ 751
циации основных элементов капиталистич. обществ. отношений.
Учение Ф. оказало значит. влияние на социальную и филос. мысль ряда стран Европы
и Америки.
См. Утопический социализм.
• Oeuvres completes, v. 1—6, P., 1841—70; Oeuvres completes, v. 1 — 12, P.,
1966—68; в рус. пер,—Избр. соч., т. 1—4,
М.—Л., 1951—54.
• Бебель А., III. Ф., его жизнь и учение, пер. с нем., М., 1923; Дворцов А. Т.,
Ж. Ф. Его жизнь и учение, М., 1938;
Иоаннисян А. Р., Ш. Ф., М., 1958; 3 и л ь б е р-ф а р б И. И., Социальная
философия Ш. Ф. и её место в истории
социалистич. мысли первой пол. XIX в., М., 1964 (лит.); Armand F., Fourier, v.
l—2, P., 1937.
ФУТУРОЛОГИЯ (от лат. futurum — будущее и греч. ????? — слово, учение), в широком
значении
— совокупность представлений о будущем человечества, в узком — область науч.
знаний,
охватывающая перспективы социальных процессов; часто употребляется как синоним
прогнозирования и прогностики. В СССР термин «Ф.» большей частью применяется для
обозначения
совр. немарксистских концепций будущего (бурж. Ф.). Термин «Ф.» предложил в 1943
нем. социолог
О. Флехт-хейм в качестве названия некоей надклассовой «философии будущего», к-
рую он
противопоставлял идеологии и утопии. В нач. 60-х гг. этот термин получил
распространение на
Западе в смысле «истории будущего», «науки о будущем», призванной
монополизировать
прогностич. (предсказательные) функции существующих науч. дисциплин. С кон. 60-х
гг. термин
«Ф.», ввиду многозначности и неопределённости, вытесняется термином
«исследование будущего».
Понятие Ф. сохранилось преим. в виде образного синонима последнего. В бурж. Ф.
выделилось неск.
течений: апологетическое, реформистское, леворадикальное и др. В 60-х гг.
преобладало открыто
апологетическое, к-рое опиралось на разного рода технологич. теории, сводившие
социальный
прогресс общества только к росту уровня тех-нико-экономич. развития (см. также
«Постиндустриальное общество») и пыталось доказать жизнеспособность гос.-
монополистич.
капитализма, возможность его модернизации (З.Бжезинский, Г. Кан, Р.Арон, Б. де
Жуве-нель, Ж.
Фурастье). Представители реформистского течения доказывали необходимость
«конвергенции»
капитализма с социализмом [Д. Белл, А. Тофлер (США), Ф. Бааде (ФРГ), Р. Юнгк
(Австрия), Ф.
Полак (Нидерланды), Ю. Гальтунг (Норвегия)], леворадикального — неизбежность
катастрофы «зап.
цивилизации» перед лицом науч.-технич. революции [А. Ускоу (США) и др.]. С кон.
60-х гг. бурж. Ф.
переживает кризис. В нач. 70-х гг. на передний план выдвинулось течение, к-рое
выступило с
концепцией неизбежности «глобальной катастрофы» при существующих тенденциях
развития
общества. Ведущее влияние в этом течении приобрёл т. н. Римский клуб, по
инициативе к-рого
развернулось «глобальное моделирование» перспектив развития человечества на
основе
использования ЭВМ. Участники этих исследований и др. футурологи разделились на
два осн.
направления; одни из них развивают неомальтузиажские идеи социального пессимизма
[Дж. Форрестер, Д. Медоус, Р. Хейлбронер (США)], другие пытаются доказать
возможность
избежать катастрофы с помощью «оптимизации» гос.-монололистич. капитализма
[Тофлер, М.
Месарович, Э. Ласло, В. Фер-кисс (США), Э. Пестель (ФРГ), К. Фримен (Англия), И.
Кайя (Япония),
Г. Линнеман (Нидерланды), А. Эр-рера (Аргентина) и др.] (см. «Научно-технический
оптимизм» и
«Экологический пессимизм»).
Концепциям бурж. Ф. противостоит марксистско-ленинское науч. предвидение, к-рое
опирается на
тео-ретич. положения диалектич. и историч. материализма.
• Какое будущее ожидает человечество?, пер. с французского, Прага, 1964; Эделинг
Г., Прогнозирование и социализм,
пер. с нем., М., 1970; Будущее человеч. общества, М., 1971; Араб-Оглы Э. А., В
лабиринте пророчеств, М., 1973;
Лавалле Л., За марксистское исследование будущего, пер. с франц., М., 1974;
Ожегов Ю. П., Социальное про-
гнозирование н идеологич. борьба, М., 1975; Бовш В. И., Футурология и
антикоммунизм, Минск, 1977; Косола-пов В. В.,
Л и с и ч к и н В. А., Критика бурж. концепций будущего, М., 1978.
ФЭН ЮЛАНЬ (р. 1895,Танхэ, пров. Хэнань), кит. философ, создатель т. н. нового
неоконфуцианства
(синь ли-сюе), историк кит. философии. Принадлежал к группе кит. немарксистских
мыслителей,
выступавших в 20—40-х гг. за объединение традиц. кит. и совр. зап. философии.
Новое
неоконфуцианство Ф. Ю. представляло собой своеобразный синтез неоконфуцианства
школы Чэн—
Чжу (см. Чэн И, Чжу Си) с элементами даосизма, буддизма и зап. течений, особенно
позитивизма. В
основе его учения четыре «пустых», «лишённых положит.
содержания», формальных понятия: ли-принцнп (идеальная форма, высшим выражением
её является
великий предел — тайцзи); ци — материя, материальная сила; дао ди — постоянный
процесс
движения-преобразования дао, совмещающий все единичные процессы; да цюань —
«великое
целое», универсум, всеобъемлющая сумма всего сущего — «Один есть все и все есть
Один». В
соответствии с осознанием человеком своих действий Ф. Ю. выделял четыре ступени,
или «сферы
жизни»: невинно-младенческую (человек, подобно ребёнку или дикарю, поступает в
согласии с
инстинктами или обычаями); утилитарную (человек осознаёт себя и действует себе
на пользу);
моральную (индивид осознаёт существование общества и себя как его члена);
трансцендентную
(понимание универсума, «великого целого», осознание себя «гражданином неба»).
После образова-
ния КНР Ф. Ю. отказался от «нового неоконфуцианства» и заявил о своём переходе
на марксистские
позиции. Подвергался гонениям в период «культурной революции». * Синь ли-сюэ
(Новое
неоконфуцианство), Шанхай, 1939; Синь юань жэнь (Новый трактат о природе
человека), Чунцин,
1943; Синь юань дао (Новый трактат об изначальном дао), Шанхай, 1946; Чжунго
чжэсюе ши
(История кит. философии), т. 1 — 2, Пекин, 1961; Лунь Кун Цю (О Конфуции),
Пекин, 1975; A short
history of Chinese philosophy, ?. ?., 19584; The spirit oi Chinese philosophy,
Boston, 1962.
• Буров В. Г., Современная кит. философия, М., 1980; Переломов Л. С.,
Конфуцианство и легизм в
политич. истории Китая, М., 1981, с. 259—62; Wing-tsit Chan, A source hook in
Chinese philosophy,
Princeton, 1963, p..751—62, 776—79.
X
XАБEPMAC (Habermas) Юрген (р. 18.6.1929, Дюссельдорф), нем. философ и социолог
(ФРГ). Проф.
во Франк-фурте-на-Майне (с 1964). Директор (наряду с К. Вайцзек-кером) Ин-та по
исследованию
условий жизни науч.-технич. мира в Штарнберге (с 1970). Начал деятельность как
последователь
Хоркхаймера и Адорно; наиболее
752 ФУТУРОЛОГИЯ
видный представитель «второго поколения» теоретиков франкфуртской школы. В сер.
60-х гг.
идеолог студенч. движения, однако в дни выступлений студентов в 1968 отмежевался
от них,
перейдя на позиции умеренного бурж. либерализма. В комплексной программе
исследований в 70-х
гг. X. стремится «корректировать» идеологию реформизма в духе раннебурж.
просветит. идеалов
эмансипации, равенства, политически функционирующей лит. общественности. Критику
бурж. куль-
туры и общества X. сочетает с усилиями, направленными на «стабилизацию»
капитализма, уделяя
особое внимание развитию «правового» бурж. гос-ва. Гл. задачу X. видит в
«нейтрализации»
антагонистич. противоречий посредством публичных дискуссий и постепенной
«ликвидации»
идеологии. Это, по X., должно способствовать установлению в обществе «свободных
от
принуждения коммуникаций» в рамках «всеобщего социального согласия». В
многочисл. дискуссиях
выступал как противник позитивизма в обществ. науках и технократич. ориентации.
Осн.
компонентами эклектичной философии X. являются: теория языковых игр
Витгенштейна, принцип
«взаимного признания», лежащий в основе гегелевской концепции нравственности,
герменевтика
Гадамера, психоанализ Фрейда.
• Theorie und Praxis, Neuwied am Rhein — В., 19672; Erkenntnis und Interesse,
Fr./M., 1968; Strukturwandel der Offentlich-
keit, Neuwied am Rhein — B., 19715; Technik und Wissenschaft als «Ideologie», Fr
./M., 197l5; Zur Logik der Sozial
Wissenschaften, Pr./M., 197l2; Theorie der Gesellschaft oder Sozialtechnologie:
was leistet die Systemforschung?, Fr./M., 1971
(совм. с N. Luh-mann); Legitimationsprobleme im Spatkapitalismus, Fr./M., 1973;
Zur Rekonstruktion des historischen
Materialismus, Fr./M., 19762.
• Новейшие течения и проблемы философии в ФРГ, М., 1978; Die Linke antwortet J.
Habermas, Fr./M., 1969; R o h r m o-s e
r G., Das Elend der kritischen Theorie, Freiburg im Breisgau, 1970; Glaser W.
R., Sozialesund instrumentales Handeln.
Probleme der Technologie bei Arnold Gehlen und Jurgen Habermas, Stuttg., 1972.
ХАЙДЕГГЕР (Heidegger) Мартин (26.9.1889, Мескирх, Баден,— 26.5.1976, там же),
нем. философ-
экзистенциалист. В мировоззрении раннего X. слились различные тенденции
идеалистич. философии
кон. 19— нач. 20 вв.: феноменология Гуссерля и Шелера, философия жизни Дильтея,
отд. мотивы
диалектической теологии. В соч. «Бытие и время» («Sein und Zeit», 1927) X.
ставит вопрос о смысле
бытия, к-рый, по его мнению, оказался «забытым» традиц. европ. философией.
Пытаясь строить
онтологию на основе гуссерлевской феноменологии, X. стремится раскрыть «смысл
бытия» через
рассмотрение человеч. бытия, поскольку только человеку изначально свойственно
понимание бытия
(«открыто» бытие). По X., онтологич. основу человеч. существования составляет
его конечность,
временность; поэтому время должно быть рассмотрено как самая существенная
характеристика
бытия. X. стремится переосмыслить европ. филос. традицию, рассматривавшую чистое
бытие как
нечто вневременное. Причину такого «неподлинного» понимания бытия X. видит в
абсолютизации
одного из моментов времени — настоящего, «вечного присутствия», когда подлинная
временность
как бы распадается, превращаясь в последовательный ряд моментов «теперь», в
физическое (по X.,
«вульгарное») время. Осн. пороком совр. науки, как и европ. миросозерцания
вообще, X. считает
отождествление бытия с сущим, с эмпирич. миром вещей и явлений.
Переживание временности отождествляется у раннего X. с острым чувством личности.
Сосредоточенность на будущем даёт личности подлинное существование, тогда как
перевес
настоящего приводит к тому, что «мир вещей», мир повседневности заслоняет для
человека его
конечность. Такие понятия, как «страх», «решимость», «совесть», «вина», «забота»
и т. п., выражают
у X. духовный опыт личности, чувствующей свою неповторимость, однократность и
смертность. В
дальнейшем, с сер. 30-х гг., на смену им приходят понятия, выражающие реальность
не столько
личностно-этическую, сколько безлично-космическую: бытие и ничто, сокрытое и
открытое, основа
и безосновное, земное и небесное, человеческое и божественное. Теперь X.
пытается постигнуть са-
мого человека, исходя из «истины бытия». Анализируя происхождение
метафизического способа
мышления и мировосприятия в целом, X. пытается показать, как метафизика, будучи
основой всей
европейской жизни, постепенно подготовляет новоевроп. науку и технику, ставящие
своей целью
подчинение всего сущего человеку, как она порождает иррелигиоз-
ность и весь стиль жизни совр. общества, его урбанизацию и омассовление.
Истоки метафизики восходят, по X., к Платону и даже к Пармениду, положивших
начало
рационалистич. пониманию бытия, а также пониманию мышления как созерцания вечных
идей, т. е.
чего-то самотождественного и пребывающего. В противоположность этой традиции X.
употребляет
для, характеристики истинного мышления термин «вслушивание»: бытие нельзя
созерцать, ему
можно только внимать. Преодоление метафизич. мышления требует, по X.,
возвращения к
изначальным, но нереализованным возможностям европ. культуры — к той
«досократовской»
Греции, которая ещё жила «в истине бытия». Такое возвращение, по X., возможно
потому, что (хоть
и «забытое») бытие всё же живёт ещё в самом интимном лоне культуры — в языке:
«Язык — это дом
бытия» («Platons Lehre von der Wahrheit», Bern, 1947, S. 61). При совр.
отношении к языку как к
орудию язык технизируется, становится средством передачи информации и тем самым
умирает как
подлинная «речь», как «речение», «сказание»; теряется та последняя нить, к-рая
связывала человека
и его культуру с бытием, а сам язык становится мёртвым. Поэтому задача
«прислушивания к языку»
рассматривается X. как всемирно-историческая; не люди говорят «языком», а язык
«говорит» людям
и «людьми». Открывающий «истину бытия» язык продолжает жить прежде всего в
произв. поэтов; не
случайно X. обращается к исследованию творчества Ф. Гёльдерлина, Р. М. Рильке,
Г. Тракля, С. Ге-
орге. Свою «спекулятивную филологию» X. развивал в русле традиций нем.
романтизма (Гамана,
Новалиса, позднего Шеллинга), выражая романтич. отношение к иск-ву как хранилищу
бытия,
дающему человеку «защищённость» и «надёжность».
В последние годы X. в поисках бытия всё чаще обращал свой взор на Восток, в
частности к дзэн-
буддизму (см. Дзэн), с к-рым его роднила тоска по «невыразимому» и
«неизречённому», склонность к
мистич. созерцанию и метафорич. способ выражения.
Т. о., если в первых своих работах X. попытался построить филос. систему, то
впоследствии он
провозгласил невозможность рационального постижения бытия. В це-лом
иррационалистич.
философия X. является одним из острых проявлений кризиса совр. бурж. сознания.
* Holderlin und das Wesen der Dichtung, Mimch., [1937]; Kant und das Problem der
Metaphysik, Fr./M., 195l2; Vom Wesen des
Grundes, Fr./M., 19554; Holzwege, Fr./M., 19573; Was ist Metaphysik?, Fr./M.,
19557; Unterwegs zur Sprache, Pfullingen, 1959;
Vom Wesen der Wahrheit, Fr./M., 196l4; Nietzsche, Bd l — 2, [Pfullingen, 1961];
Erlauterungen zu Holderlins Dichtung, Fr./M.,
197l4.
• Гайденко П. П., Экзистенциализм и проблема культуры. (Критика философии М.
X.), М., 1963; Г а б и т о-в а Р. М.,
Человек и общество в нем. экзистенциализме, ?., 1972; L o with К., Heidegger.
Denker in durftiger Zeit, Gott., [I9602]; S a s
s H.-M., Heidegger-Bibliographie, Meisenheim am Glan, 1969; Marx W., Heidegger
und die Tradition: eine
problemgeschichtliche Einfuhrung in die Grundbestimmungen des Seins, Hamb.,
19802. П. П. Гайденко.
ХАЛЬБВАКС (Halbwachs) Морис (11.3.1877, Реймс,— 16.3.1945, Бухенвальд), франц.
социолог,
представитель социологич. школы Э. Дюркгейма. Сторонник социализма Ж. Жореса. За
участие в
Сопротивлении был заключён в концлагерь Бухенвальд. Начав с истории философии,
X. затем
исследовал гл. обр. социологич. и социально-психологич. проблемы.
Осн. работы X. посвящены проблемам потребностей, потребления, образа жизни и
психологии
социальных классов, гл. обр. рабочего класса. Существование классов, по X.,
предполагает наличие
классового самосознания и обществ. иерархии, к-рая основана на определ. системе
социальных
ценностей: «Классы следует определять по отношению к благам, рассматриваемым как
наиболее
важные в каждом типе общества» («La classe ouvriere et les niveaux de vie», P.,
1913, p. 111). Подвер-
ХАЛЬБВАКС 753
гая критике индивидуалистич. теории потребностей и потребления, X. подчёркивал
необходимость
рассмотрения целостной социальной структуры. Правильно отмечая роль классового
самосознания в
становлении и развитии классов, он недооценивал значение форм участия в обществ.
произ-ве для
определения классовой принадлежности.
X. смягчил антипсихологич. пафос Дюркгейма в анализе самоубийства, показав роль
психич.
факторов в этом явлении («Причины самоубийства» — «Les causes du suicide»,
1930).
В работах по проблемам памяти X. показал, что память — не только
психофизиология., но и
социальная функция. Индивидуальная память существует, по X., благодаря
«коллективной памяти»
(воплощённой в традициях, социальных институтах и т. д.), а социальное
взаимодействие — важный
фактор запоминания. Социальная среда упорядочивает воспоминания в пространстве и
во времени,
она — источник как самих воспоминаний, так и понятий, в к-рых они воплощается.
Эти положения
сохраняют значение для развития социальной психологии.
* Leibniz, nquv. ed., P., 1930; L'evolution des besoins dans lea classes
sociales et ouvrieres, p., 1933; Genre de vie, P., 1939; La
memoire collective, P., 1950; Les cadres socjaux de la memoire, nouv. ed., P.,
1952; Esquisse d'une Psychologie des classes
sociales, P., 1955; в рус. пер.— Возникновение религ. чувства по Дюркгейму, в
сб.: Происхождение религии в понимании
бурж. ученых, М., 1932.
• Совр. социологическая теория..., сост. Г. Беккер и А. Бос-ков, пер. с англ.,
М., 1961, гл. 22; История бурж. социологии
первой пол. 20 в., М., 1979.
ХАН (Hahn) Эрих (р. 5.3.1930, Киль), нем. философ-марксист (ГДР), чл.-корр. АН
ГДР (1974). Чл.
СЕПГ с 1951. Директор Ин-та марксистско-ленинской философии АОН при ЦК СЕПГ (с
1971), пред.
Науч. совета по филос. исследованию в ГДР. Область науч. исследований: проблемы
историч.
материализма, теоре-тич. проблемы марксистской социологии. Кандидат в чл. ЦК
СЕПГ (с 1?7?),
чл. ЦК СЕПГ (с 1981).
• Soziale Wirklichkeit und soziologische Erkenntnis. Philosophisch-
methodologische Aspekte der soziologischen Theorie, B.,
1965; в рус. пер.— Историч. материализм и марксистская социология, М., 1971;
Материалистич. диалектика и классовое
сознание, М., 1977.
ХАНЬ ФЭЙ, Хань Фэй-цзы (ок. 280—233 до н. э.), др.-кит. мыслитель, завершивший
систематизацию легизма. Происходил из правящего дома царства Хань (зап. часть
совр. провинции
Хэнань). Ученик Сюнъ-цзы, автор трактата «Хань Фэй-цзы (Трактат учителя Хань
Фая)».
Синтезировал взгляды трёх легистских течений: принцип управления с помощью
законов,
предписаний (фа) Шан Яна, принцип власти, силы, авторитета (ши) Шэнь Дао (395—
315 до н. э.;
нек-рые авторы причисляют его к даоским мыслителям) и принцип метода, искусства
власти,
управления (ту) Шэнь Бухая (385— 337 до н. э.). Эти принципы X. Ф. соединил в
теорию деспотич.,
власти с принципом фа в качестве центрального. Использовав идеи конфуцианства
[постулат о «вы-
прямлении (исправлении) имён» и тезис Сюнь-цзы, что «человек по своей природе
зол»], моизма
(принципы «взаимной выгоды» и «истинности имён»), даосизма (концентрация
«недеяния» и др.), X.
Ф. создал своеобразную философию права. Провозглашал непрестанную изменчивость
всех вещей
(включая дао и ли-прин-цип), отрицал существование духов. В философии истории
развивал мысль о
решающем характере воздействия народонаселения и имущественного неравенства на
историч.
процесс.
• Иванов А. И., Материалы по кит. философии. Введение. Школа Фа. Хань Фэй-цзы,
СПБ, 1912; Ян Ю н - г о, История
др.-кит. идеологии, М., 1957, о. 400—19; Др.-кит. философия, т. 2, М., 1973, с.
224—83; Wing-tsit Chan, A source book in
Chinese philosophy, Princeton, 1963, p. 252— 261; F o r k e A.. Geschichte der
alten chinesischen Philosophie Hamb., 1964, S.
461—82. С. Кучера, Л. С. Переломов.
754 ???
ХАНЬ ЮЙ, Хань Туйчжи, Хань Чанли
(768—824), кит. прозаик, поэт, философ; вместе со своим племянником, другом и
учеником Ли АО
(Ли Сичжи, 772—841) предтеча сунского неоконфуцианства. Род. в Няньяне (пров.
Хэнань). X. Ю.
первым использовал термин «саць пинь» — «три ступени» в отнесении к че-ловеч.
природе (высшая
— абсолютно хорошая; среднюю можно повести в обоих направлениях; низшая —
абсолютно
плохая), к-рую он отделял от чувств; свою природу человек получает при рождении,
чувства же
обретает в контакте с внеш. вещами. X. Ю. расширил термин жэнь (человечность,
гуманность) до
понятия «всеобщей любви». X. Ю. и Ли АО выступили с защитой конфуцианства в
условиях влияния
буддизма и даосизма; в центре внимания их стояла проблема человеч. природы, при
этом они
опирались на такие классич. произв., как «Ицзин», «Да сюе» («Великое учение») и
«Чжун юн»,
ставшие впоследствии основой неоконфуцианства, установили «дао тун» — «прямую
линию пе-
редачи настоящего учения» от легендарных Яо, Шуня и Юя, через Тана, Вэнь-вана,
У-вана, Чжоу-
гуна до Конфуция и Мэн-цзы.
• Конрад Н. И., X. Ю. и начало кит. Ренессанса, в его кн.: Запад и BОСТОК, М.,
1972, с. 103—31; Forke ?., Geschichte der
mittelalterlichen chinesischen Philosophie, Hamb., 1934, S. 287—301; L i u W u-c
h i, A shqrt history of Confucian philosophy,
Harmondsworth, 1955, p. 138—43.
ХАРАКТЕР (от греч. ???????? — отпечаток, признак, отличит, черта) в психологии,
целостный и
устойчивый индивидуальный склад душевной жизни человека, проявляющийся в отд.
актах и
состояниях его психич. жизни, а также в его манерах, привычках, складе ума и
свойственном
человеку круге эмоциональной жизни. X. человека выступает в качестве основы его
поведения и
составляет предмет изучения характерологии (термин введён нем. философом Ю.
Банзеном —
«Очерки по характерологии», «Beitrage zur Charakterologie», Bd 1—2, 1867).
Как особая область психологич. исследований изучение X. получило развитие гл.
обр. в нем.
психологии 1-й пол. 20 в., исходившей в значит. мере из идей философии жизни,
феноменологии и
др., причём термин «X.» нередко выступал как синоним личности.
Первый систематич. анализ различных аспектов X. был дан Клагесом («Принципы
характерологии»,
«Prinzipien der Charakterologie», 1910) на основе развитого им учения о
выражении. В т. н.
конституциональной типологии нем. психиатра Э. Кречмера (1921) получил
законченное выражение
статич. подход к X. как некоей неизменной структуре осн. черт, соответствующей
строению тела (см.
Темперамент), причём как психич., так и соматич. конституция определяются, по
Кречмеру, в
конечном счёте врождёнными, прежде всего эндокринными, факторами (близок
Кречмеру в своей
морфологич. концепции X. амер. психолог У. Шелдон). В типологии Юнга (1921)
выделяются
экстравертивный и интравер-тивный типы характера (личности), отличающиеся
преобладанием
направленности (установкой) на внеш. объект или на внутр. мир мыслей и
переживаний.
Динамич. и генетич. подход к X. получил распространение в психоанализе
(индивидуальная
психология А. Адлера и др.), отводящем решающую роль в формировании X. событиям
раннего
детства; образование тех или иных черт X. истолковывается при этом как
своеобразный способ
решения нек-роц конфликтной ситуации (в концепции Райха X. в целом предстаёт как
«панцирь»,
отчуждённая система защитных реакций человека). В психоанализе и идущих от него
различных
течениях глубинной психологии делается акцент на бессознат. и иррациональных
истоках X. В
концепции нем. учёнрго Р. Хайса (1936) разнонаправленность влечений и
способностей
рассматривалась как осн. конфликт, определяющий формирование X. и личности. Ф. Л
ерш в работе
«Строение X.» («Der Aufbau des Charakters», 1938; 4 изд. под назв. «Строение
личности», «Der Aufbau
der Person», 1951), сыгравшей ведущую роль в последующем разви-
тии нем. характерологии, попытался, отталкиваясь от теорий Фрейда и Клагеса,
развить учение о
«слоях» X., выделяя в нём внутр., «эндотимную», основу (настроения, чувства,
аффекты, влечения и
т. д.) и личностную «надстройку».
В англосаксонской психологич. лит-ре изучение X. о самого начала велось в рамках
«исследования
личности»; после 2-й мировой войны и в нем. психологии термин «X.» вытесняется
термином
«личность».
Сов. психология, исходя из марксистского понимания человека как совокупности
обществ.
отношений, подчёркивает социально-историч. обусловленность X. и рассматривает
его нак сложное
единство индивидуального и типологического, как результат взаимодействия
наследств. задатков и
качеств, вырабатываемых в процессе развития личности и её воспитания.
• Психоанализ и учение о X., М.— П., 1923; Л а з у р-ский А. Ф., Классификация
личностей, Л., 19243; Выготский Л. С.,
К вопросу о динамике детского X., в сб.: Педология и воспитание, М., 1928; Юнг
К. Г., Психологич. типы, Цюрих, 1929;
Кречмер Э., Строение тела и X., М.— Л., 19302; Теплов Б. М., Проблемы
индивидуальных различий, М.,19б1; Мейли р.,
Структура личности, в кн.: (Экспериментальная психология, ред.-сост. П. Фресс и
Ж. Пиаже, Пер. с франц., в. 5, ?.,
1975; Jahrbuch der Cha-rakterologie, hrsg. v. E. Utitz, Bd 1—6, B., 1924—29; см.
также лит. к ст. Личность.
ХАРИЗМА (греч. ??????? — милость, благодать, божеств, дар), исключит.
одарённость;
наделённость какого-либо лица (харизматич. лидера — пророка, проповедника,
политич. деятеля),
действия, института или символа особыми качествами исключительности,
сверхъестественности,
непогрешимости или святости в глазах более или менее широкого круга приверженцев
или
последователей. Термин впервые применён в со-циологич. концепциях Трёльча и М.
Вебера.
ХАТЧЕСОН (Hutcheson) Фрэнсис (8. 8. 1694, Друма-лиг, Сев. Ирландия,— ок. 1747,
Глазго), шотл.
философ. Взгляды X. сложились под влиянием Шефтсбери. X. считал, что в основе
нравственности,
религии и крат соты лежат внутр. врождённые чувства — моральное, религиозное и
эстетическое.
Моральное чувство, по X.,— это инстинктивное эмоциональное одобрение и осуждение
поступков,
источник и критерий нравств. оценок и суждений. Добродетель X. понимал как
склонность к
всеобщему благу, однако его этика основана не на утилитарном расчёте (что
характерно для утилита-
ризма), а имеет эмоциональный характер: её стимул — незаинтересованная
удовлетворённость. От
человеколюбия, подобного естеств. тяготению, производно сознание долга. Учение
X. противостояло
эвдемонизму и рационализму Мандевиля и Гоббса. Эстетика X., проистекающая из
эстетич. чувства,
осн. принципом прекрасного признаёт гармонию, единство в многообразии. S Works,
v. 1—6,
Glasgow, 1769—74; в рус. пер.— ?. ??., м Д., Смит ?., Эстетика, ?., 1973, с. 43—
269.
• Мееровский Б. В., Эстетика Фр. X., в кн.: ?. ??., Ю м Д., С м и т ?.,
Эстетика, М., 1973, с. 7—41; Scott W. R., F.
Hutcheson. His life, teaching and position in the history of philosophy, N. Y.,
1966.
ХАУСХОФЕР (Haushofer) Карл (27.8.1869, Мюнхен,— 13.3.1946, Пель, близ
Вайльхайма), нем.
геополитик, один из основателей школы геополитики в Германии. Издавал журн.
«Zeitschrift fur
Geopolitik» (1924—44). Через своего ученика Р. Гесса был близок к руководству
нацистской партии.
Основой геополитич. концепции X. послужило изучение им истории становления и
географич.
распространения гос-в Д. Востока, прежде всего Японии, на примере к-рой он
пытался
продемонстрировать взаимосвязь между пространственным ростом гос-ва и развитием
составляющей
его этнич. общности. Развивая взгляды Ф. Ратцеля и Р. Челлена, X. придал
геополитике тот вид, в к-
ром она стала частью офиц. доктрины фаш. «третьего рейха» и служила теоретич.
основанием
гитлеровской агрессии (тезисы о «недостаточности жизненного пространства» и
«неудовлетворительности границ» Германии, о «чрезмерной» плотности населения и
т. п.). В работах
X. эклектически сочетаются географич.
детерминизм, расовая теория и концепция гос-ва как живого организма. После 2-й
мировой войны
последователи X. пытаются отделить его взгляды от гитлеровской доктрины и
приспособить
«очищенные» положения геополитики к интересам гос.-монополистич. капитала в
новой историч.
ситуации.
• Das Japanische Reich in seiner geographischen Entwicklung, W., 1921; Bausteine
zur Geo.politik, B., 1928; Erdkunde,
Geopolitik und Wehrwissenschaft, Munch., 1934; Japans Kulturpolitik, B., 1944.
• см. к ст. Геополитика.
ХЕРМАН (Hermann) Иштван (p. 10.10.1925, Будапешт), венг. философ, чл.-корр.
Венг. АН (1976).
Чл. ВСРП с 1967. С 1973 зав. кафедрой философии Будвг пештского ун-та. Область
науч.
исследований: философия культуры, история философии, теория и история эстетики,
история
психологии.
• A magyar dramaert, Bdpst, 1955; Arany Janos esztetikaja,, Bdpst, 1956; Sigmund
Freud, avagy a pszichologia kalandja, Bdpst,
1964; A modern szinpad, Bdpst, 1966; A polgari dekaden-cia problemai, Bdpst,
1967; Vaszon es fuggony, Bdpst, 1967; Kant
teleologiaja, Bdpst, 1968; Szent Ivan ejjelen, Bdpst, 1969; ? szo-cialista
kultura problemai, Bdpst, 1970; A giccs, Bdpst, 1971; A
szemelyiseg nyomaban, Bdpst, 1972; A szfinx r-ejtvenye, Bdpst, 1973; Lukacs
Qyorgy gondolatvilaga, Bapst, 1974; A mai
kultura problemai, Bdpst, 1974; Evadok tanusaga, Bdpst, 1976; Tele-vizio,
esztetika, kultura, Bdpst, 1976; A gondolat hatalma,
Bdpst, 1978; Teologia es tortenetiseg, Bdpst, 1979; Ideologie es kultura a
hetvenes evekben, Bdps!;, 1982; в рус. пер.-г В. И.
Ленин об историч. альтернативе, «ВФ», 1980, № 12.
ХЁРЦ (Horz) Херберт (р. 12.8.1933, Штутгарт), нем. философ-марксист (ГДР),
действит. чл. АН ГДР
(1976). Чл. СЕПТ с 1952. Нац. пр. ГДР (1972). Область науч. деятельности: филос.
проблемы
естествознания, мировоззренч., методологич. и гносеологич. проблемы развития
науки. Один из
авторов и издатель «Словаря по филос. вопросам естеств. наук» («Philosophie und
Naturwissenschaften. Worterbuch zu den philosophischen Fragen der
Naturwissenschaften», 1978).
* Materie und Bewu?tsein. Untersuchung philosophischer Ka-gorien unter
besonderer Berucksichtigung der
Naturwissenschaften, B., 1965; Physik und Weltanschauung. Standpunkte der
marxistischen Philosophie zur
Entwicklung der Physik, Lpz.— [u. a.], 1968; Werner Heisenberg und die
Philosophie, B., 19682; Der
dialektische Determinismus in Natur und Gesellschaft, В., 19714; Mensch contra
Materie? Standpunkte des
dialektischen Materialismus zur Bedeutung naturwissenschaftlicher ?rkenntr nisse
fur den Menschen, B.,
1976; Verantwortung-Schopfertumr Wissenschaft, B., 1979 (совм. с D. Seidel); в
рус. пер.—Марксистская
философия и естествознание, М., 1982.
ХИЛИАЗМ (от греч. ?????? — тысяча), м и л л е н а-р и з м (от лат. mille —
тысяча), вера в
«тысячелетнее царство» бога и праведников на земле, т. е. в историч. воплощение
мистически
понятого идеала справедливос-ти. Основывалась на пророчестве Апокалипсиса (см.
Библия), в к-ром,
как и во всём X., содержался мотив компенсации обществ. неправды, характерное
уже для
ветхозаветных пророков умозаключение от невыносимости настоящего к возмещению
крови и слез в
будущем; притом эта компенсация должна произойти не вне человеч. истории (в
«царстве
небесном»), но внутри её, ибо иначе история потеряла бы для жаждущих возмездия
приверженцев X.
свой смысл X. был осуждён христ. церковью (255). В дальнейшем не раз претерпевал
возрождение
(учение Иоахима Флорского о царстве св. Духа и др.). Плебейский X., характерный
для ряда еретич.
движений позднего средневековья, достиг своей кульминации в учении Т. Мюнцера. В
новое время
X. во многом замещается в своих функциях социальной утопией, к-рая отчасти
усваивает и струк-
туру X., его образы и т. п.
ХИНАЯНА [санск.р., букв.— малая колесница или малый (узкий) путь], одно из двух
основных,
наряду с махаяной, направлений буддизма. Как оформленное движение возникло в
нач. н. э. (понятие
«X.» введено сторонниками махаяны) на С.-В. Индии (и Цейлоне), затем получила
широкое
распространение во всех азиат. странах, однако вытесненная на севере махаяной,
окончательно
утвердилась в Юго-Вост. Азии: на Цейло-
ХИНАЯНА 755
не (совр. Шри-Ланка), в Бирме, Камбодже (совр. Кампучия), Лаосе, Таиланде,
получив название юж.
буддизма (в сев. странах сохранилась в виде отд. сект) и оказав громадное
влияние на все стороны
жизни этих стран. Среди школ X. следует выделить: тхераваду (школу старейших),
наиболее
близкую к первонач. буддизму (в наст. время её название относится ко всему
направлению X.),
вайбхашику (сарвастиваду) и саутранти-ку. Главные источники: «Типитака» и
примыкающая к ней
палийская лит-pa, среди к-рой наиболее значимы: комментарий Будхагхоши (в
частности, его
«Висуддхи-магга» — энциклопедия буддизма) и «Милинда-пань-ха» («Вопросы царя
Милинды»).
Большое значение имеет «Абхидхармакоша» Васубандху.
Основой X. является буддийская идея о двух состояниях бытия («проявленном» и
«непроявленном»)
и, в частности, отождествление первого с волнением дхарм — психофизич. элементов
безличного
жизненного процесса. Акцент на том, что «Я» и мир являются лишь
быстропреходящими
комбинациями этих дхарм, подчёркивание нереальности «Я» и мира, духовной и
материальной
субстанции и одновременно реальности самих дхарм — существ. особенность X. (в
отличие от
махаяны). Так, характерной чертой X. следует признать отрицание существования
души как
самостоят. духовной сущности (доказательству этого посвящена «Милинда-паньха»).
В собственно этич. плане характерная для буддизма проповедь личного
совершенствования
принимает в X. форму подчёркнуто независимого (в частности, от любых
сверхъестеств. сил)
развития личности. Идеал совершенной личности в X.— архат (санскр.— достигший
конечной цели)
достигает совершенства самостоятельно и как бы мало беспокоясь о совершенстве
других. Будда в
X.— идеал и учитель совершенства — объект подражания и почитания. Хотя и в X.
есть элементы
его обожествления, в целом в ней нет ни сложного культа, ни сложной религ.
организации; всё это
заменено жизнью в монашеской общине. Одновременно в странах X. получил
распространение
своеобразный политеизм (соединение собственно буддийских черт с брахманизмом,
шаманизмом,
верой в духов
и т. п.).
• Розенберг О. О., Введение в изучение буддизма по япон. и кит. источникам, ч. 2
— Проблемы буддийской философии,
П., 1918; Stcherbatsky T h., The central conception of Buddhism and the meaning
of the word «Dharma», L., 1923; Ward Ch. H.
S., Buddhism, v. 1 — Hinayana, L., 1947; B a r e a u ?., Les sectes bouddhiques
du petit vehicule, [Saigon], 1955; см. также
лит. к ст. Буддизм.
ХОЛИЗМ (от греч. ???? — целый, весь), идеалистич. «философия целостности».
Термин введён Я.
Смэтсом в кн. «Холизм и эволюция» («Holism and evolution», 1926). Согласно X.,
миром управляет
процесс творч. эволюции, создающий новые целостности. В ходе эволюции формы
материи
преобразуются и обновляются, никогда не оставаясь постоянными; холистический
процесс отвергает
закон сохранения материи. Носителем всех органич. свойств объявляется чувственно
не-
воспринимаемое материальное поле (подобное лейбницев-ской монаде), остающееся
постоянным
при всех изменениях организма. Целое (целостность) трактуется в X. Как высшее
филос. понятие,
синтезирующее в себе объективное и субъективное; оно провозглашается «последней
реальностью
универсума». Согласно X., высшая конкретная форма органич. целостности — че-
ловеч. личность.
Придавая мистич. характер «фактору целостности», X. считает его непознаваемым.
Идеи X.
развивали А. Мейер-Абих (Германия), А. Леман (Франция). В совр. зап. лит-ре
термин «X.» иногда
используется для обозначения принципа целостности.
• Богомолов А. С., Идея развития в бурж. философии 19 и 20 вв., М., 1962;
Кремянский В. И., Структурные уровни
живой материи, М., 1969.
756 ХОЛИЗМ
ХОЛЛИЧЕР (Hollitscher) Вальтер (р. 16.5. 1911, Вена), австр. философ и психолог-
марксист. Чл. ЦК
КПА с 1965. Осн. труды X. охватывают проблемы материа-листич. истолкования
природы, космич. и
биологич. развития, проблемы человека. Значит. внимание X. уделяет критике бурж.
идеологии и
ревизионизма.
• Tierisches und Menschliches, W., 1971; «Kain» oder Prometheus? Kritik des
zeitgenossischen Biologismus, B., 1972;
Aggressionstrieb und Krieg, Stuttg., 1973; Grundbegriffe der marxistischen
politischen Okonomie und Philosophie, W., 1974;
Der uberanstrengte Sexus. Die sogennante sexuelle Emanzipation im heutigen
Kapitalismus, B., 1975; Fur und Wider die
Menschlichkeit, Fr./M., 1977; в рус. пер.— Природа в науч. картине мира, M.,
19663; Человек в науч. картине мира, М.,
1971; Человек и агрессия. 3. Фрейд и К. Лоренц в свете марксизма, М., 1975;
Личность и гуманизм, М., 1981.
XОMAHC (Homans) Джордж Каспар (р. 11.8.1910, Бостон), амер. социолог и
социальный
психолог—нео-бихевиорист. X.— один из создателей теории малой группы,
опирающейся на идеи
структурно-функционального анализа. С нач. 60˜х гг. отошёл от функционализма и
стал определять
свою позицию как «предельный психологич. редукционизм». Возникновение
социологии, согласно
X., «было естественным следствием психологии», а поэтому «конечные принципы
объяснения в
антропологии, социологии и даже в истории...— психологические» («Sentiments and
activities», N. ?.,
1962, p. 48, 61). Исходной единицей анализа он считает «элементарное социальное
поведение», т. е.
непосредств. контакты между индивидами, и на этой основе стремится осмыслить
функционирование социальных систем различного уровня. Социальное поведение X.
исследует на
основе теорий, заимствованных из психологии поведения и экономич. концепций
обмена. Описывая
социальное поведение как универс. обмен и формулируя правила «справедливого
обмена», X.
фактически предполагает существование единого внеисторич. набора ценностей и
условий
свободной конкуренции, описанных в классич. бурж. политэкономии.
• Fatigue of workers, N. ?., 1941; Marriage, authority and final causes, Chi.,
1955 (совм. с D. M. Schneider); Social behavior.
Its elementary forms, N. Y., 1961; The nature of social science, N. Y., 1967; An
introduction to Pareto, N. Y., 1970 (совм. с Ch.
P. Curtis).
• Loom is C. P., Loom is Z. K., Modern social theories, Princeton, 1963; The
institutions and social exchange. The sociologies of
T. Parsons and G. C. Homans, ed. by H. Turk and R. L. Simpson, Indianapolis — N.
Y., 1971.
ХОМЯКОВ Алексей Степанович (1.5.1804, Москва,— 23.9.1860, с. Ивановское, ныне
Данковского
р-на Липецкой обл.), рус. публицист, религ. философ, поэт; основатель
славянофильства (см.
Славянофилы). Был близок моск. кружку любомудров. Сторонник отмены крепостного
права путём
реформы. В самодержавии видел единственно возможную для России политич. власть,
но предлагал
созыв Земского собора и ряд др. либеральных реформ (свободное выражение обществ.
мнения,
отмена смертной казни и т. п.). Статьёй X. «О старом и новом» (1839),
распространявшейся в спис-
ках, датируется возникновение славянофильства.
Творчеству X. свойственна полемич. направленность (критика католицизма,
протестантизма,
западничества, нем. классич. идеализма и др.). В центре его воззрений — учение о
начале
«соборности» («кафолично-сти», цельности, внутр. полноте), характеризующем
природу не только
христ. церкви, но также человека, общества, процессов познания и творчества.
«Соборность»
трактуется X. как общий метафизич. принцип устроения бытия, описывающий
множество, собранное
силой любви в «свободное и органическое единство» (противоположный тип —
«ассоциация»,
формальное, внеш. соединение множества элементов). В дальнейшем это учение X.
стало одной из
основ концепций всеединства и личности в рус. религ. философии (Вл. Соловьёв, E.
H. Трубецкой, П.
А. Флоренский, Л. П. Карсавин, С. Л. Франк). Существование человека, по X.,
динамично: он
наделён способностью устремляться к бытию, богу, но для сохранения этой
устремлённости
необходимо особое состояние, «истинная вера», когда
всё многообразие духовных и душевных сил человека собрано в живую и стройную
цельность
(важную роль в этом X. отводил воле). Вера — это одновременно «познание и
жизнь»,
«живознание».
В социальной философии противопоставление «соборности» и «ассоциативности»
выступает у X. в
виде антитезы общины и «дружины» (или «коммуны»), «истинного братства» и
«условного
договора» и т. д.; идеализируя рус. крест. общину, он усматривает в ней
наибольшее приближение к
обществ. идеалу. Мировая история, по X., это история народов, каждый из к-рых
мыслится в духе
романтизма как коллективная личность, «живое лицо», наделённое неповторимым
обликом,
характером и историч. призванием. Духовные истоки нац. истории объясняются у X.
преобладанием
в них «ассоциативности» или «соборности» (общиннос-ти); с этим же связано и
возведение в
«Записках о всемирной истории» всех мировых религий и культур к двум началам —
«кушитскому»
(покорность необходимости — вещественной или логической, религ. магизм и т. п.)
и «иранскому»
(свободная стихия духа, личности, устремлённость к творчеству, нравств.
самосознание и т. д.).
Специфич. характер рус. истории X., как и др. славянофилы, усматривал в
православии как единств.
источнике просвещения на Руси, в «мирном» процессе образования рус. нации, в
общинном начале
как основе обществ. устройства. Усвоение высшим сословием «чужеродных» начал
зап. цивилизации
привело, по X., к разрыву между «просвещённым обществом» и народом, достигшему
апогея в
послепетровскую эпоху; возвращение к исконным началам — единств. путь к созданию
самобытной
нац. культуры. В рамках этой консервативной культурно-историч. и социальной
утопии, общей для
всех славянофилов, X., в отличие от И. В. Киреевского и К. С. Аксакова, более
критически относился
к ранним этапам рус. истории.
Автор стихотворных трагедий «Ермак» и «Дмитрий Самозванец», лирич.
стихотворений,
проникнутых гражд. пафосом («России» и др.).
• Полк. собр. соч., т. 1—8, М., 1900—04; Соч., кн. 1—6, П., 1915; Стихотворения
и драмы, вступит, ст. Б. Ф. Егорова, Л.,
1969.
* Герцен А. И., Собр. соч., т. 9, М., 1956, с. 157; Лясковский В. Н., А. С. X.
Его жизнь и соч., М., 1897; Завитневич В. 3.,
А. С. X., т. 1 (кн. 1—2)—2, К., 1902—13 (лит.); История философии в СССР, т. 2,
М., 1968; Gratieux ?., A. S. Khomiakov.
1804—1860, t. 1—2, P., 1939; Christoff P. K., An introduction to nineteenth-
century Russian slavophilism, v. l — A. S.
Homjakov, s'-Gra-venhage, 1961.
ХОРКХАЙМЕР (Horkkeimer) Макс (14.2.1895, Штутгарт,— 7.7.1973, Нюрнберг), нем.
философ и
социолог (ФРГ), один из основателей франкфуртской школы. Директор Ин-та
социальных
исследований (1931—65), в 1934—49 в эмиграции в США. Издатель журн. «Zeitschrift
fur
Sozialforschung» (1932—41) и серии публикаций по исследованию нац. и расовых
предрассудков
(«Studies in prejudice», v. l—5, 1949—50). Написанная X. совместно с Адорно
«Диалектика просве-
щения» («Dialektik der Aufklarung», 1948) явилась программным выражением филос.-
социологич.
идей франкфуртской школы. В развитой им т. н. критич. теории общества X. пытался
соединить
почерпнутые у К. Маркса мотивы критики бурж. общества с идеями гегелевской
диалектики и
психоанализа Фрейда, а также этики Шопенгауэра. В центре внимания X.— проблемы
историч.
антропологии, прежде всего исследование характера как сложившейся системы
реакций, играющей,
по X., решающую роль в поддержании изживших себя обществ. систем («Studien uber
Autoritat und
Familie», P., 1936, S. 3—77), анализ семьи как первичного проводника обществ.
авторитета и
одновременно источника возможной оппозиции ему и т. п. Выступал с критикой
«массовой
культуры». Отмечая много-числ. черты стагнации и регресса совр. «индустриального
общества»,
связывал их с тенденцией к тотальному управлению и исчезновению свободной
инициативы.
Сознание неизбежности этой тенденции приводило X. к пессимистич. выводам: задачу
социальной
теории и практики он видел лишь в том, чтобы избежать тоталитаризма и
содействовать сохранению
определ. культурных моментов, созданных либерально-бурж. эпохой. Считая движущим
импульсом
критич. социологии восходящую к теологич. истокам внутр. «устремлённость к
иному», исходил из
принципиальной невозможности к.-л. позитивного изображения идеала. Оказал
значит. влияние на
идеологию леворадикального сту-денч. движения в ФРГ, от к-рого, однако, сам X.
отмежевался.
• The eclipse of reason, N. ?., 1947; Sociologica, Bd 2, Рг./М., 1962 (совм, с
Th. W. Adorno); Kritische Theorie, Bd 1—2,
Fr./M., 1968.
• см. к ст. Франкфуртская школа.
ХРИСИП (?????????) из Сол в Киликии (281/277—208/205 до н. э.), др.-греч.
философ. Третий
архонт школы стоиков после Зенона из Китиона и Клеан-фа. Развил и
систематизировал учение
Зенона; автор более 705 соч. Гл. заслуга X.— разработка логики стоицизма.
Изменения, внесённые X.
в систему Зенона, во многом не ясны; в физике X., по-видимому, принадлежит
различение судьбы и
необходимости, а также учение об основных и содействующих причинах; в этике он
утверждал
единство души и в отличие от Зенона видел в страстях не следствия ошибочных
суждений, а сами
ошибочные суждения.
• Фрагменты: Arnim H. P. A. v., Stoicorum ve-terum fragraenta, v. 2—3, Stuttg.,
1968.
• Brehier E., Chrysippe et l'ancien stoicisme, nouv. ed., P., 1951; Gould J. В.,
The philosophy of Chrysippus, ?. ?., [1970]; см.
также лит. к ст. Стоицизм.
ХРИСТИАНСКИЙ СОЦИАЛИЗМ, направление обществ.
мысли, стремящееся придать христ. религии социалистич. окраску. Возник в 30—40-х
гг. 19 в. как
разновидность феодального социализма. С самого начала X. с. отличался
разнообразием форм, к-рое
было следствием различия во взглядах его представителей: Ф. Ламенне (Франция),
Ф. Д. Мориса, Ч.
Кингсли (Великобритания), Ф. Баадера, И. Хубера, В. Э. Кеттелера (Германия) и
др. Так, если
Ламенне придерживался демократич. убеждений, то взгляды епископа Кеттелера были
крайне
консервативны. Многие деятели Х.с. стремились и стремятся избавить
эксплуатируемых от их
бедствий, подневольного состояния, но указывают при этом нереальные пути и
средства
(партнёрство классов, нравственно-религ. самосовершенствование). В ходе эволюции
X. с.
сформировался в одну из осн. разновидностей бурж. идеологии, противостоящей
науч. социализму и
рабочему революц. движению.
Особую роль в попытке придать христ. религии новую социальную окраску и
приспособить её к
совр. историч. условиям играют католич. церковь и выступающие под флагом
католицизма христ.-
демократич. партии, профсоюзы и др. светские католич. орг-ции. Модернизация
социальной
программы церкви (пасторская конституция «О церкви в совр. мире», принятая 2-м
Ватиканским
собором 1962—65; энциклика Павла VI — «Populorum progressio», 1967 и др.),
признание не-
обходимости осуществить ряд социальных реформ представляют собой попытку
выработать
альтернативу коммунистич. программе преобразования мира. Вместе с тем идеи X. с.
в
трансформированном виде присущи массам верующих, к-рые в совр. условиях всё
активнее
участвуют в общедемократич., особенно в антивоен. и классовых движениях, облекая
свои
стремления к социальному благоденствию, миру, социализму в ре-лиг. формы.
В условиях растущей популярности идей науч. социализма идеологи Х.с. вынуждены
критически
оценивать мн. стороны капиталистич. действительности. Однако они выступают в
конечном итоге
как социал-
ХРИСТИАНСКИЙ 757
реформисты, ратующие за совершенствование бурж. обществ. отношений.
• Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 4, с. 59; Ленин В. И., ПСС, т. 12, с. 142—43,
т. 20, с. 103; Левада Ю. А., Совр.
христианство и социальный прогресс, М., 1962; Андреев М. В., Католицизм и
проблемы совр. рабочего и нац.-
освободит, движения, М., 1968; Шейн-ман М. М., X. с., М., 1969; Великович Л. Н.,
Религия и политика в совр.
капиталистич. обществе, М., 1970; Гpи-гулевич И. Г., Мятежная церковь в Лат.
Америке, М., 1972; Ковальский ?. ?.,
Католицизм и мировое социальное развитие, М., 1974; Daujat J., Cathplicisrae et
socialisine. Textes pontificayx et
commentaires, P., 1951s.
ХРИСТИАНСТВО (от греч. ??????? — «помазанник», «мессия»), одна из трёх мировых
религий
(наряду с буддизмом и исламом). Возникло в 1 в. в Палестине в контексте мистико-
мессианистских
движений иудаизма, с к-рым, однако, вступило в острый конфликт. Первоначально
распространялось
в среде еврейства Палестины и средиземноморской диаспоры, во уже в первые
десятилетия получало
все больше последователей из др. народов («язычников»). До 5 в. распространение
X. происходило
гл. обр. в географич. пределах Рим. империи, а также в сфере её политич. и
культурного влияния
(Армения, вост. Сирия, Эфиопия), в дальнейшем (в основном во 2-й пол. 1-го тыс.)
— среди герм. и
слав. народов, позднее (к 13—14 вв.) — также среди балт. и фин. народов. В новое
и новейшее время
распространение X. вне Европы происходит за счёт колон. экспансии и деятельности
миссионеров.
Число приверженцев X. во всём мире превышает 1 млрд., из них в Европе — ок.475
млн., в Лат.
Америке — ок. 250 млн., в Сев. Америке — ок. 155 млн., в Азии — ок. 100 млн., в
Африке — ок. 110
млн.; католиков — ок. 660 млн., протестантов — ок. 300 млн. (вместе с сектами,
среди к-рых 42 млн.
методистов и 37 млн. баптистов), православных и приверженцев «нехалкидонских»
вероисповеданий
Востока (монофиситов, несториан и т. п.) — ок. 120 млн.
Возникновение и распространение раннего X. происходили в условиях углублявшегося
кризиса
антич. цивилизации, основанной на рабовладении, и упадка её ценностей: гражд.
этики,
дополнявшейся презрением к чужакам и игнорировавшей духовные запросы индивида;
филос.
рационализма, сдавшего позиции под натиском астрологии, неопифагорейства и т. п.
проявлений
оккультизма; наконец, антич. мировоззрения в целом, к-рое, по замечанию Ф.
Энгельса, было «...по
существу абстрактно, всеобщие, субстанциально...» (Маркс К. иЭнгельс Ф., Соч.,
т. 1, с. 604) и не
отвечало новому уровню человеч. самосознания. Отказываясь от политич.
активности, X. избрало
путь «...внутреннего спасения от испорченного мира...» (Энгельс Ф., см.тамже, т.
19, с. 314); грубой
чувственности паразитич. верхов и деморализованных низов оно противопоставило
принцип
аскетизма; высокомерию господ и сановников, культу славы — призыв «будь из всех
последним и
всем слугою» (Евангелие от Марка 9, 35) и обещание «будут первые последними и
последние
первыми» (в евангелиях неоднократно). Раннехрист. общины имели много сходства с
товари-
ществами и культовыми сообществами, характерными для быта Рим.империи; но в
отличие от
последних они приучали своих членов думать не только о своих нуждах и локальных
интересах, но о
(мистически понятых) судьбах всего мира. Раскинутые по всей империи и за её
пределами общины
ощущали своё единство как члены «вселенской» церкви. «Отрицая ... все
национальные религии и
общую им всем обрядность, и обращаясь ко всем народам без различия, христианство
само ста-
новится первой возможной мировой религией» (Энгельс Ф., см. Маркс К. и Энгельс
Ф., Соч., т. 19, с.
313). В этом отношении была особенно важна победа универсалистской тенденции
758 ХРИСТИАНСТВО
над иудеохристианством, державшимся за обрядность иудаизма.
Администрация цезарей долго рассматривала X. как полное отрицание офиц.
идеологии,
инкриминируя христианам (обычно выходцам из презираемых низов общества)
«ненависть к роду
человеческому»; отказ участвовать в языч. религ.-политич. церемониях (прежде
всего в культе
императора) навлекал на христиан репрессии. Влияние этого факта на мировоззрение
и специфич.
эмоциональную атмосферу X. оказалось глубоким и универсальным: лица,
подвергшиеся за свою
приверженность X. казни («мученики») или заключению и пыткам («исповедники»),
первыми в
истории X. почитались как святые, идеал мученика (соотнесённый с образом
распятого на кресте
Иисуса Христа) стал центр. парадигмой христ. этики, рассматривающей весь мир как
стоящий под
неправой властью «князя мира сего» (сатаны), а должное поведение — как драма-
тич. конфликт с
миром и непременно принятие страдания. Однако позиция пассивного сопротивления
рим. го-
сударственности (Тертуллиан: «для нас нет дел более чужих, чем государственные»)
уже в этот
период сосуществует с тенденциями к лояльности по отношению к существующему
порядку во всём,
кроме вопросов веры («противящийся власти противится божьему установлению», Рим.
13, 2);
тенденции эти усиливались по мере того, как в христ. общинах возрастал удельный
вес состоят.
членов. Кроме того, космополитизм империи был созвучен универсализму X.,
обращающегося ко
веем людям; христ. полемисты 2—3 вв. (т. н. апологеты) призывали к примирению
между церковью
и империей. Так же двойственно отношение раннего X. к греко-рим. культурной
традиции. Христ.
авторы в резких выражениях критикуют самоцельные дискуссии философов, внеш.
характер
риторич. образованности, гедонизм поэзии, музыки, театра и пластич. иск-в, а
также связь всего
этого с языч. культом. С др. стороны, историч. облик X. навсегда получает
отпечаток греко-рим.
культуры: особенно велика роль антич. филос. идеализма в формировании
понятийного аппарата
христ. догматики.
X., как и ислам, наследует созревшую в иудаизме идею единого бога, обладателя
абс. благости, абс.
знания и абс. могущества, имеющего свою причину в себе самом, по отношению к к-
рому все
существа и предметы являются его творениями: всё создано богом из ничего. Бог не
нуждается в
мире и сотворил его не в ходе к.-л. необходимого процесса, но в свободном акте
воли. Личностное
понимание абсолюта, свойственное библейской традиции, доведено в X. до новой
стадии, что выра-
жено в двух центр. догматах X., составляющих его важнейшее отличие от иудаизма и
ислама,—
триединства и боговоплощения. Согласно догмату триединства, внутр. жизнь
божества есть личное
отношение трёх «ипостасей», или лиц: Отца (безначального первоначала), Сына, или
Логоса
(смыслового и оформляющего принципа), и св. Духа («животворящего» принципа). Сын
«рождается»
от Отца, св. Дух «исходит» от Отца (по правосл. учению) или от Отца и Сына (по
католич. учению),
но как «рождение», так и «исхождение» имеет место не во времени, а в вечности:
все три лица
существовали всегда («предвечны») и равны по достоинству («равночестны»). Христ.
доктрина
требует «не смешивать лиц и не разделять сущности»; в чётком размежевании
уровней сущности и
«ипостаси» — специфика триединства в X. сравнительно с триадами др. религий и
мифологий (напр.,
тримурти индуизма). Учение о Троице, установившееся в т. н. тринитарных спорах 4
в. (в полемике с
арианством), принимается большинством христ. церквей и групп.
Образ посредника между божеств. и человеч. планами бытия известен самым
различным
мифологиям и религиям. Однако Иисус Христос не есть полубог, т. е. промежуточное
существо ниже
бога и выше человека: согласно догмату боговоплощения, он совмещает в личност-
ном единстве всю полноту как божеств., так и человеч. природы («не через
смешение сущностей, но
через единство лица», текст «Quieumque», 4—5 вв.). Богово-площение понимается
как еджнократное
— отсюда значение историч. времени, к к-рому прикреплено явление надвременного
(историч.
датировка в символе веры — «при Понтии Пилате»; мистич. периодизация истории
человечества —
время «до рождества Христова» и «после рождества Христова», обстоят. членение
времени от
сотворения мира до страшного суда в ср.-век. христ. теологии).
Ситуация человека мыслится в X. крайне противоречивой. Человек сотворён как
носитель «образа и
подобия» бога; в этом изначальном состоянии и в конечном замысле бога о человеке
мистич.
достоинство принадлежит не только человеч. духу (как в антич. идеализме, в
гностицизме и
манихействе), но и телу. «Грехопадение» (первый акт непослушания богу,
совершённый первыми
людьми) разрушило богоподобие человека — в этом вся тяжесть вины «первородного
греха»,
описанного в Ветхом зарете, но никогда не игравшего в концепциях иудаизма такой
центр. роли; X.
создало развитое иск-во усмотрения собств. виновности (ср., напр., «Исповедь»
Августина): самые
почитаемые христ. святые считали себя великими грешниками, и с т. зр. X. они
были правы. Христос
победил силу греха, «искупил» людей, как бы выкупил их из рабства у сатаны,
приняв истязания и
мучит. смерть (образ этой смерти на кресте — эмоциональный и идейный центр всей
христ.
символики). X. высоко оценивает очистит. роль страдания — не как самоцели
(назначение человека
— райское блаженство, срободное от страданий), но как самого сильного орудия в
войне с мировым
злом. Желательное с т. зр. X. состояние человека в этой жизни — не спокойная
безболезненность
стоич. или буддийского мудреца, но «сердце болезнующее», напряжение борьбы с
собой и страдания
за всех (ср. культ добровольного нищенства, юродства, молчальничества,
затворничества и т. п. в ср.-
век. X.); лишь «принимая свой крест», человек, по учению X., может побеждать зло
в себе и вокруг
себя. Любая покорность («предстоятелям» в церк. иерархии и т. ц.) есть, с т. зр.
X., аскетич. уп-
ражнение, в к-ром человек «отсекает свою волю» и через это парадоксальным
образом становится
свободным. Схождение бога к человеку есть одновременно требование восхождения
человека к богу:
человек должен быть не просто приведён к послушанию богу и исполнению заповедей,
как в
иудаизме и исламе, но преображён и «обожен». Если же он не исполнит этого
назначения и не
оправдает жертвенной смерти Христа, то погибнет на всю вечность: середины между
славой и
погибелью нет.
С этой концепцией связано чуждое другим религиям понятие «таинства» как особого
культового
действия, выходящего за пределы обрядности: если обряды символически соотносят
человеч. быт с
божеств. бытием и этим гарантируют стабильность равновесия в мире и человеке, то
«таинство», по
христ. пониманию, реально вводит божественное в жизнь человека и служит залогом
преображения,
прорыва эсхатологич. времени уже в настоящем. Важнейшие из «таинств»,
признаваемые всеми
вероисповеданиями,— крещение (инициация, по учению X. пресекающая инерцию
наследств.
греховности) и евхаристия, или причащение (вкушение хлеба и вина, мистически
претворённых в
плоть и кровь Христа, имеющие целью интимно соединить верующего с Христом, чтобы
Христос
«жил в нём»). Православие и католицизм признают ещё 5 «таинств», отвергаемых
протестантизмом:
миропомазание, имеющее целью сообщить верующему мистич. дары св. Духа и как бы
увен-
чивающее крещение; покаяние, или исповедь; священство, или ординацию (возведение
в духовный
сан, дающий не только полномочие учить и вести верующих, но также — в отличие от
«духовенства»
иудаизма и ислама — власть совершать «таинства»); брак, понимаемый как
соучастие в мистич. браке Христа и церкви; соборование, или елеосвящение
(сопровождающееся
молитвами помазание тела тяжелобольного елеем как последнее средство вернуть к
жизни и
одновременно напутствие к смерти). Понятие «таинства» и этика аскетизма
взаимосвязаны в X.:
последний, в отличие, напр., от буддийского, манихейского или стоич. аскетизма,
ставит своей целью
не только отрешение духа от плоти, но — в идеале — очищение и освящение самой
плоти, её
переход в состояние эсхатологич. просветлённости. Идеал аскетизма — дева Мария,
по преданию
телесно «воспринятая в небесную славу». Характерно, что в протестантизме, где
слабеет
переживание «таинства», закономерно отпадает аскетич. идеал (упразднение
монашества, почитания
девы Марии и т. д.).
Став в 311 официально дозволенной, а к кон. 4 в. господствующей религией в Рим.
империи
(Константин I открывает ряд христ. императоров), X. поступает под
покровительство, но также опеку
и контроль гос. власти, заинтересованной в выработке у подданных единомыслия.
Границы христ.
мира нек-рое время практически совпадают с границами империи, так что сан
императора есть сан
единственного верховного светского предстоятеля всех христиан в мире (ср.
халифат в исламе). Этот
опыт определил визант. теологию священной державы и отчасти нек-рые традиции
православной
ветви X. (подчинённое по отношению к монарху положение иерархов, на Руси — идея
«белого царя»,
«третьего Рима» и т. д.), тогда как в зап. половине Рим. империи слабость, а
затем и крушение
государственности привели к подъёму власти рим. епископа (папы), перенявшей
также и светские
функции. Меняющийся в зависимости от условий эпохи и культуры политико-
идеологич. контекст
X. определил логику пос-ледоват. ряда церк. разделений («схизм»), в результате
к-рых явились
соперничающие разновидности X. («вероисповедания»). Уже в 5—7 вв. в ходе
выяснения доктрины о
соединении божеств. и человеч. начал в личности Христа (т. н. христологич.
споры) от имперской
церкви отделились христиане Востока, жившие вне греко-лат. языковой зоны:
несториане, пользовав-
шиеся значит. влиянием вплоть до позднего средневековья в Иране и от Ср. Азии до
Китая (ныне
общины в странах Бл. Востока, а также «христиане св. Фомы» в Индии); монофиситы,
пришедшие к
господству в армянской, эфиопской, коптской (егип.) и т- н. яковитской
(сирийской) церкви;
монофелиты, реликт к-рых—вторично соединившаяся с католиками маронитская церковь
Ливана. К
1054 созрело разделение православной и ка-толич. церквей (конфликт визант.
теологии священной
державы и лат. теологии универсального папства, осложнённый доктринарными и
обрядовыми
расхождениями). В России, гл. стране православия после гибели Византии в 1453,
присущая визант.
X. тенденция к отождествлению гос-ва, церкви и народа и к сакрализации быта
привела в спорах 17
в. о норме обрядовой практики К расколу, в результате к-рого от православия
отделилось
старообрядчество. На Западе папство как реальность и идеология вызывало в ср.
века протест как
сверху, со стороны светских владык (особенно герм. императоров), так и снизу
(лолларды, гуситы);
на пороге нового времени, в условиях подъёма раннего капитализма, протест этот
был суммирован
Реформацией (16 в.), породившей неск. вероисповедных форм, к-рые вступили в
конфликт с
католицизмом и друг с другом: евангелич. вероисповедание (лютеранство),
реформатское
вероисповедание (кальвинизм, во Франции — гугенотство, в англосаксонских странах

пуританство и пресвитерианство), «церковь Англии» (англиканство), а также
многочисл. секты. Если
англиканство стремилось удержать догматич. основы, организац. структуры и
обрядность
католицизма, лишь
ХРИСТИАНСТВО 759
отменив монастыри, а главное — поставив на место вненац. супрематии папы
внутринац.
супрематию короля как главы церкви, т. е. отождествив церковь и гос-во в духе
абсолютизма, то
кальвинизм наиболее радикально выразил новые тенденции, дав форму ранне-
капиталистич. респ.
духу Женевы Кальвина и Англ. бурж. революции 17 в. (концепция «мирского
аскетизма» и
предопределения как освящение бурж. бережливости и деловитой уверенности в
себе). С явлением
протестантизма в истории X. наступает т. н. конфессиональная эпоха: после
кровавых попыток
восстановить единство европ. X. на основе одного из наличных вероисповеданий
(религ. войны 16—
17 вв.) устанавливается компромисс по формуле: «Чьё царство, того и вера»; идея
вселенской или
хотя бы всеевроп. общины христиан уступает место идее гос. регулирования религ.
жизни подданных
в рамках суверенитета данного режима. Конфессиональная карта Европы приобрела
после 17 в.
стабильный вид: католицизм упрочился в романских странах (кроме Румынии) и в
Ирландии,
православие — в слав. странах (кроме католич. Польши и Хорватии), в Греции и
Румынии,
протестантизм — в германско-сканд. странах (кроме католич. Австрии и Баварии).
Наряду с
жёсткостью религ.-политич. разделений происходят обратные процессы в религ.
жизни как таковой:
вырабатываются космополитич. и межконфессиональные типы религ. эмоциональной
культуры и
офиц. богословствования. Примером первого могут служить мистич. движения
кружкового
характера, проходящие в 17— нач. 19 вв. поверх конфессиональных границ (пиетизм
в лютеранстве,
квиетизм и янсенизм в католицизме и т. п.), примером второго — усвоение структур
зап. теологии в
правосл. Греции и особенно в России после реформ Петра I.
Секуляризаторские, антицерк. тенденции, наметившиеся с эпохи Ренессанса (см.
Секуляризация,
Атеизм), последовательно выявляются и широко пропагандируются мыслителями эпохи
Просвещения. Отрицанию подвергнута не только практика церкви (что было обычно
для ср.-век.
вольнодумства и ересей), но и идеал X. как таковой; в противовес ему выдвигается
идеал земного
прогресса. Крушение традиц. монархич. режимов принесло конец тому «союзу трона и
алтаря», к к-
рому свелась идея христ. теократии (Великая франц. революция специально объявила
в 1793 кам-
панию «дехристианизации»); миновала «константи-новская эра» официозного X. В
этих условиях
церковь (особенно зап. вероисповедания) стремится восстановить контакт с
изменившейся
реальностью и дать свои ответы на новые проблемы. Характерные для будущего
тенденции ещё в
кон. 19 в. выявил папа Лев XIII, стремившийся поднять междунар. престиж церкви и
наметивший
позицию в социальных конфликтах (призыв к классовому миру в 1-й энциклике по
рабочему вопросу
«Rerum Novarum», 1891; подчёркивание первичности прав индивида сравнительно с
правами гос-ва).
Одно из характерных явлений совр. X.— ослабление конфессиональной розни
(деятельность
основанного в 1948 Всемирного совета церквей, взаимное снятие многовековых
анафем между
католич. и правосл. церковью в 1965 и др.). Наряду с клерикальным политич.
консерватизмом имеют
место попытки создать т. н. теологию революции, осуществляемые представителями
католич. церкви
в Лат. Америке (напр., в Сальвадоре). В целом же X. неизменно настаивает на том,
что решение всех
противоречий чело-веч. существования дано только в боге и отказывается признать
таким решением
социальные преобразования (см. также Религия).
• Энгельс Ф., О первоначальном X., М., 1962; Гар-нак А., История догматов, в
кн.: Общая история европ. культуры, т. 6,
СПБ, [1911]; Спасский А., История догматич. движений в эпоху вселенских соборов
(в связи с фи-
760 ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ
лос. учениями того времени), т. 1, Сергиев Посад, 19142; Спекторский Е.,
Происхождение протестантского ра-
ционализма, Варшава, 1914; Болотов В. В., Лекции по истории древней церкви, т.
1—4, СПБ, 1907—18; К а р с а-в и н Л.
П., Католичество, П., 1918; Капелюш ф. Д Религия раннего капитализма, М., 1931;
Ранович А. Б!) О раннем X., М., 1959;
Курочкин П. К., Эволюция совр. рус. православия, М., 1971; Кубланов M. M.,
Возникновение X., М., 1974; Bardenhewer
O., Geschichte der altkirchlichen Literatur, Bd l—5, Freiburg im Breisgau, 1913—
1932; Brunner E., Religionsphilosophie
evangelischer Theologie, Munch., 1927; Dolger P. J., Antike und Christentum, Bd
1—6, Munster, 1929—50; Grabmann M., Die
Geschichte der katholischen Theologie seit dem Ausgang der Vaterzeit, Freiburg
im Breisgau, 1933; Torrey С h. G., Documents
of the primitive Church, N. ?.—L., 1941; D a n i ё-lou J., Histoire des
doctrines chretiennes avant Nicee, v l—3 P., 1958—78;
Lossky V., Theologie mystique de l'Eglise d'Orient, P., 1960; Janelle P., The
Catholic reformation, Milwaukee, 1963; The
Pelican guide to modern theology, v. 1—3, Harmondsworth, 1969—70; Spidlik Th.,
La spiritualiti de I'Orient chretien. Manuel
systematique, Roma, 1978; см. также лит. к ст. Религия. С. С. Аееринцев.
ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОБРАЗ, всеобщая категория художеств. творчества, средство и форма
освоения жизни иск-вом. Под образом нередко понимается элемент или часть
произв., обладающие
как бы еамостоят. существованием и значением (напр., в лит-ре образ персонажа, в
живописи —
изображение предмета и т. п.). Но в более общем смысле X. о.— самый способ бытия
художеств.
произв., взятого со стороны его выразительности, впечатляющей энергии и
осмысленности. В ряду
др. эстетич. категорий X. о.— сравнительно позднего происхождения. Начатки
теории X. о. можно,
правда, обнаружить ещё в учении Аристотеля о мимеси-се (см. Подражание) — о
подражании
художника жизни в её способности производить цельные, внутренне устроенные
предметы и о
связанном с этим удовольствии. Всё же антич. и ср.-век. представления об иск-ве,
не выделявшие
эстетическое в особую сферу, имели дело прежде всего с каноном — сводом
прикладных правил
художеств. или поэтич. ремесла, как раз и призванных обеспечить это «подражание»
художеств.
началу самого бытия. К эстетике Возрождения восходит (и закрепляется в
классицизме) категория
стиля, пред-полагающая право художника создавать произведения в соответствии со
своей творч.
инициативой и имманентными законами определ. жанра или вида иск-ва. В дальнейшем
реакция на
утилитаризм, в т. ч. в подходе к эстетич. явлениям, породила в 18 в. особое
понимание художеств.
формы—как организованности по принципу внутр. цели, а не внеш. использования
(прекрасное, по
Канту). Наконец, в связи с «теорети-зацией» иск-ва, с выдвижением на первое
место более
«духовных» (в сравнении со скульптурой и зодчеством) иск-в — словесности,
живописи, музыки, в
связи с окончат. отделением иск-ва от художеств. ремёсел возникла необходимость
описать
художеств. творчество как работу мысли и отграничить этот тип мышления от
научно-понятийного.
Категория X. о. оформилась в эстетике Гегеля именно в процессе такого
противопоставления: образ
«...являет нашему взору не абстрактную сущность, а конкретную ее
действительность...»
(«Эстетика», т. 3, М., 1971, с. 384) — формула, усвоенная и развитая рус.
эстетич. мыслью, прежде
всего Белинским. Восходящее к гегелевской эстетике определение иск-ва как
«мышления в образах»
было вуль-гаризовано позитивистско-психологич. концепциями конца 19 — нач. 20
вв.: X. о.
рассматривался как наглядная демонстрация подразумеваемой общей идеи — пример,
ведущий от
частностей одного круга к частностям др. круга, в обход неизбежного при науч.
доказательстве
абстрагирования. Получаемое при этом эстетич. наслаждение трактовалось как вид
интел-
лектуального удовлетворения, в корне отличный от воздействия «безобразных»,
«эмоциональных»
иск-в (напр., взгляды Д. Н. Овсянико-Куликовского), чем ставилась под сомнение
универсальность
категории X. о. Как протест против такого рода интеллектуализма в нач. 20 в.
возникли безобразные
теории иск-ва
(Б. Криетиансен, Г.. Вёльфлин, рус. формалисты, отчасти Л. С. Выготский). Если
позитивисты
интеллек-туалистич. толка, порывая с учением Гегеля о художеств.
идее, вынесли идею, смысл за скобки X. о.— в психологич. область «применений» и
толкований (не-

<<

стр. 80
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>