<<

стр. 85
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

В сер. нояб. 1850 Э. вынужден был переехать в Манчестер и снова заняться
«проклятой коммерцией*
— работать в торг. конторе фирмы «Эрмен и Энгельс». Это позволило ему оказывать
материальную
поддержку Марксу и его семье. По словам Ленина, «не будь постоянной
самоотверженной
финансовой поддержки Энгельса, Маркс не только не мог бы кончить „Капитала", но
и неминуемо
погиб бы под гнетом нищеты» (там же, с. 49). Через год после окончания работы в
фирме, в сент.
1870, Э. окончательно переселился в Лондон. -К этому 20-летнему манчестерскому
периоду
относится наиболее регулярная переписка, постоянный письмен-
ный обмен мнениями между Марксом и Э. по широчайшему кругу вопросов (ок. 1350
писем).
В 50—60-х гг. Э. много писал для периодич. печати, сотрудничал в «Новой амер.
энциклопедии». Он
откликался почти на все значит. события того времени. В этой работе между ним и
Марксом
осуществлялось планомерное разделение труда.
В нояб. 1850 Э. приступил к систематич. изучению воен. дела. В апр. 1851 в
рукописи «Возможности
и перспективы войны Священного союза против Франции в 1852 г.» он впервые
разработал основы
марксистской воен. теории. Впоследствии учение о материальных основах воен. дела
получило
наиболее полное развитие в «Анти-Дюринге». В 1858 он приступил к систематич.
изучению
естествознания, в письме к Марксу от 14 июля сформулировал нек-рые исходные идеи
«Диалектики
природы».
В авг. 1859 в связи с выходом в свет книги Маркса «К критике политич. экономии»
Э. написал на неё
рецензию, в к-рой показал значение первого великого открытия Маркса —
материалистич.
понимания истории,— и, приравнивая к нему выработку диалектико-материа-листич.
метода,
применённого в области политэкономии, охарактеризовал существ. черты этого
метода, в частности
соотношение исторического и логического. В окт. 1867 — июле 1868 с целью сломить
заговор
молчания офиц. бурж. науки вокруг 1-го т. «Капитала», вышедшего в сент. 1867, Э.
написал серию из
9 статей-рецензий, в к-рых раскрыл значение гл. труда Маркса.
В период 1-го Интернационала и Парижской Коммуны Э. был ближайшим помощником
Маркса по
руководству этой первой массовой междунар. организацией пролетариата. После
переезда в Лондон
он стал членом Ген. Совета Интернационала, секретарём-корреспондентом для Италии
и Испании. Э.
участвовал в работе Лондонской конференции 1871 и Гаагского конгресса 1872, вёл
непримиримую
борьбу против мелкобурж. направлений в рабочем движении — лассальянства,
прудонизма,
бакунизма.
После Парижской Коммуны, когда на очередь выдвигалась задача образования
социалистич. рабочих
партий во всех развитых странах, Э. вместе с Марксом вёл борьбу за подлинно
науч. основы
формирующихся партий. Особое внимание он уделял при этом первой массовой
марксистской
партии — герм. социал-демокра-тич. партии, в центральном органе к-рой печатались
мн. его важные
теоретич. работы: «К жилищному вопросу» (1872—73), «Анти-Дюринг» (1876—78) и др.
В 1875 в
связи с объединением герм. с.-д. партии он подверг критике проект её программы,
содержавшей
принципиальные теоретич. уступки лассальянцам (письмо Бебелю 18—28 марта и ряд
др. писем).
После введения принятого в окт. 1878 исключит. закона против социалистов,
выступая против
оппортунизма герм. социал-демократии, Э. составил известное «Циркулярное письмо»
к
руководителям партии (17—18 сент. 1879).
70-е гг.— период расцвета теоретич. деятельности Э. 30 мая 1873 в письме к
Марксу он изложил
замысел «Диалектики природы», над к-рой работал с перерывами в течение 10 лет,
до смерти
Маркса. В этой работе выделяются два периода: 1873—76 и 1878—83, к-рые разделяет
работа над
«Анти-Дюрингом». Осн. идеи «Диалектики природы» сложились и были разработаны в
первый
период. В этом произв. Э. всесторонне развил диалектико-материалистич. понимание
природы. В
«Анти-Дюринге» он дал систематич. изложение всех трёх составных частей марксизма
— диалектич.
и исто-рич. материализма, марксистской политэкономии, теории науч. коммунизма.
После смерти Маркса вся тяжесть по руководству междунар. рабочим движением и
дальнейшему
развитию марксистской теории легла на плечи Э. Он вынужден был прервать собств.
теоретич.
исследования и уделить осн. внимание завершению гл. труда Маркса — «Ка-
питала», а также переизданию мн. произв. Маркса и своих, разъяснению смысла и
значения
марксистской теории. Э. проделал гигантский труд по подготовке к изданию 2-го и
3-го тт.
«Капитала» (изд. соответственно в 1885 и 1894). «...Эти два тома "Капитала"—
труд двоих: Маркса и
Энгельса» (Ленин В. И., там же, т. 2, с. 12). В последний период жизни Э. создал
ряд выдающихся
теоретич. произведений. В марте — мае 1884 он написал кн. «Происхождение семьи,
частной соб-
ственности и государства», в к-рой применяет материалистич. понимание обществ.
жизни к
истории первобытного общества и значительно обогащает марксистскую
материалистич. концепцию.
В нач. 1886 Э. пишет работу «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой
философии», в к-рой
раскрыл соотношение между классич. нем. философией, в особенности философией
Гегеля и
Фейербаха как одним из теоретич. источников марксизма, и диалектико-
материалистич. философией
Маркса, дал определение осн. вопроса философии и очерк материалистич. понимания
истории.
Большое значение в развитии историч. материализма имели его т. н. письма об
историч.
материализме, относящиеся к 90-м гг. (П. Эрнсту 5 июня 1890, К. Шмидту 5 авг.
1890, И. Блоху 21
сент. 1890, К. Шмидту 27 окт. 1890, Ф. Мерингу 14 июля 1893, В. Боргиусу 25 янв.
1894), а также
введение к англ. изд. «Развитие социализма от утопии к науке» (1892),
опубликованное на нем. яз.
под назв. «Об историч. материализме». В указанных письмах Э. подчёркивает
диалектич. характер
историч. материализма, взаимодействие между всеми сторонами жизни общества, в
особенности
относит. самостоятельность и обратное воздействие надстройки на базис, активную
роль человека в
историч. процессе. В работе «Крестьянский вопрос во Франции и Германии» (нояб.
1894) Э. развил
марксистскую теорию агр. вопроса, дал наиболее конкретное решение проблемы
преобразования сел.
хозяйства. Его последней крупной работой было введение к новому изданию работы
Маркса
«Классовая борьба во Франции», датированное 6 марта 1895.
Э. оказывал решающее воздействие на развитие социалистич. рабочего движения в
Европе и
Америке.
В 1889 он руководил подготовкой междунар. конгресса социалистов в Париже, на к-
ром был основан
2-й Интернационал, добился гегемонии марксизма в этом междунар. объединении
социалистич.
партий. В 1891 в связи с подготовкой новой программы герм. с.-д. партии Э.
опубликовал «Критику
Готской программы» Маркса и выступил с критикой проекта новой, Эрфурт-ской
программы («К
критике проекта социал-демо-кратич. программы 1891 года»). 12 авг. 1893 он
выступил в Цюрихе с
речью при закрытии 3-го конгресса 2-го Интернационала, к-рую произнёс на англ.,
франц. и нем.
языках.
Э. умер 5 авг. 1895 в 10 ч. 30 мин. вечера. Согласно его воле, после кремации
урна с его прахом была
опущена в море у Истборна, любимого места отдыха Э. на юж. берегу Англии.
Роль Э. в создании и особенно в разработке теории, к-рая по праву носит имя
Маркса, чрезвычайно
велика. Ему принадлежит заслуга всестороннего развития диалектич. материализма
(создание
целостного диалектико-материалистич. понимания природы), разработки мн.
кардинальных проблем
историч. материализма, диалектич. логики, политэкономии, теории науч.
коммунизма, вопросов
тактики революц. рабочего движения. Как подчёркивал Ленин, «нельзя понять
марксизм и нельзя
цельно изложить его, не считаясь со всеми сочинениями Энгельса» (там же, т. 26,
с. 93). • Marx-
Engels Gesamtausgabe, Abt. 1—4, В., 1975—81; Маркс К. и Энгельс Ф.,. Соч., т. 1—
50, М., 1955 —
19812; Маркс К. и Энгельс Ф., Фейербах. Противоположность материалистич. и
идеалистич.
воззрений. (Новая
ЭНГЕЛЬС 799
публикация первой главы «Ненецкой идеологии»), М.,1966; Ген. Совет Первого
Интернационала. Протоколы, [кн. 1—
5], М., 1961—65; Ленин В. И., ПСС (см. Справочный том, ч. 1, М., 1969, раздел —
«Маркс, Э., марксизм», с. 350—63);
Воспоминания о Марксе и Э., М., 1956; Фридрих Э. Биография, M., 19772; Фридрих
3. Биография, пер. с нем., М., 1972;
3.-теоретик, М., 1970; Ф. Э. и совр. проблемы философии марксизма, М., 1971;
Марксистская философия в XIX в., кн.
1—2, М., 1979; Степанова ?. ?., Фридрих Э., М., 19562; Корню О., Карл Маркс и
Фридрих Э. Жизнь и деятельность, пер.
с нем., т. 1—3, М., 1959—68; Ойзерман Т. И., Формирование философии марксизма,
M., 19742. Г. А. Багатурия.
ЭНЕРГИЯ [греч. ????????, от ??????? — действую, совершаю (на деле)], термин др.-
греч.
философии, означающий: 1) действие, осуществление, 2) действительность (ср. нем.
Wirklichkeit —
действительность, от wirken — действовать). Наряду с энтелехией один из двух
терминов
Аристотеля для обозначения актуальной действительности предмета в отличие от
потенциальной
возможности (???????, potentia) его бытия. Уже у Боэция и затем в лат.
схоластике переводится как
actus. См. ст. Акт и потенция и лит. к ней.
ЭНЕСИДЕМ (???????????) из К н о с а (1 в. до н. э.?), др.-греч. философ-скептик,
последователь
Пиррона. Восстановил филос. школу скептиков (традицию Пиррона), после того как
платоновская
Академия в лице Антиоха Аскалонского отошла от скептицизма. Сформулировал десять
аргументов
против возможности точного знания — т. н. скептич. тропы (Диоген Лаэр-тий IX 79—
88; Секст
Эмпирик, Против ученых VII 345). Написал «Введение к Пиррону», не дошедшее до
нас, и
«Пирроновы речи», от к-рых сохранились краткие извлечения (Phot. Bibl. God.
212).
• см. к ст. Скептицизм.
«ЭННЕАДЫ» (Enneades), собр. соч. Плотина, составленное и изданное его учеником
Порфирием.
Состоит из шести разделов по девяти трактатов (откуда назв. «Э.», т. е.
«девятки»). Чтобы получить
число 54, Порфи-рий, видимо, разделил неск. больших трактатов на меньшие. «Э.»
разбиты на три
тома: в первом, посвящённом проблемам человека, космоса, рока и промысла,— три
«девятки»; во
втором — две «девятки», посвящённые уму (нусу) и душе; третий том посвящён
проблемам,
связанным с единым. В тематич. распределении трактатов Порфирий следовал
издателям Платона и
Аристотеля. Ряд трактатов он снабдил схолиями, не дошедшими до нас, как и комм.
к «Э.»,
составленные Проклом.
Многочисл. полные рукописи «Э.» и ряд неполных восходят к единому образцу 9—12
вв. Старейшая
рукопись 12 в. сохранила трактаты IV 7, I 1 и IV 2. Особенно многочисленны
рукописи 15 в.,
свидетельствующие о возросшем интересе к Плотину. В 1492 Фичи-но издал полный
лат. пер. «Э.».
1-е изд. греч. текста появилось в 1580 в Базеле у Пьетро Перны. Большинство
допущенных в этом
издании ошибок выправлено в изд. Ф. Крейцера — Г. Г. Мозера (F. Creuzer, G. H.
Moser, t. 1—3,
1835), содержащем греч. текст, критич. аппарат, лат. пер. и комм. Фичино,
предметные указатели к
Плотину и Фичино, лексико-грамма-тич. индекс. В 1951—73 вышли 3 тт. «Э.», изд.
П. Анри и Г. Р.
Швицером (Editio maior, на основе к-рого в 1964 вышли 2 тт. Editio minor — см.
соч. к ст. Плотин);
изд. основано на сводке всех дошедших рукописей, араб. источниках и плотиновских
цитатах у
позднейших авторов; 3-й т. содержит ценнейшие индексы имён, источников,
свидетельств.
Переводы на европ. языки: немецкий — Мюллера (H. F. Muller), Bd 1—2, 1878—80,
Хардера (R.
Harder) 1930—37; считая, что хронологич. расположение соч. Плотина даёт более
адекватное
представление об его философии, Хардер в своём издании отказался от пор-фириева
разделения на
«девятки»; новая обработка пер. Хардера при участии Бойтлера (R. Beutler) и
Тайлера (W. Theiler),
1956—71; французский — Буйе
800 ЭНЕРГИЯ
(M. N. Bouillet), t. 1—3, 1857—61, с комм. Брейе (E. Brehier); английский — Мак-
Кенна (S. McKenn),
v. 1—5, 1921—30, 4-е переизд. Пейджа (В. S. Page), 1969, Армстронга (А. Н.
Armstrong), v. 1—2,
1966—67; итальянский — ЧилентоСУ. Cilento), t. 1—3, 1947—49.
• Henry P., Etudes plotiniennes, v. l — Les Etats du texte de Plotin, P.—Brux.,
19612; v. 2 — Les manuscrits des Enneades, P.—
Brux., 19482.
ЭНТЕЛЕХИЯ (греч. ??????????, от ??????? — законченный, завершённый и ??? — имею,
нахожусь в
состоянии; собственно — нахождение-в-состоянии-полной-осуществлённости,
осуществлённость),
один из двух терминов философии Аристотеля (наряду с энергией) для обозначения
актуальной
действительности предмета, акта в отличие от его потенции, возможности (см. Акт
и потенция)
бытия; неологизм Аристотеля. В «Метафизике» (1047 а 30, ср. 1050 а 23) энергия
означает у
Аристотеля действие, переход от возможности к действительности, а энтелехия —
конечный резуль-
тат этого перехода. Однако в большинстве случаев Аристотель не соблюдает этого
различия и
употребляет термины «энергия» и «Э.» как синонимы. Поскольку материя, согласно
Аристотелю,
есть чистая возможность, то энтелехия как противоположность потенциальности
приближается к
понятию формы (ср. «О душе» 414 а 16), а т. к. конечный результат процесса
актуализации есть его
цель (греч. телос означает одновременно и «конец» и «цель»), то Э. соответствует
целевой причине.
Существенную роль понятие Э. играет в психологии Аристотеля, определяющего душу
как «первую
Э. естественного тела, потенциально обладающего жизнью» («О душе» 412 а 27).
Именно здесь
Аристотель различает «первую» (или простую) Э. и «вторую» (высшую) Э.: так,
знание (эпистеме),
понимаемое как «первая» Э., может осуществить себя далее в «умозрении» как Э.
второго порядка. В
лат. схоластике (в частности, у Фомы Аквинского) и энергия, и Э. переводятся
одним термином
«акт» (actus).
В философии нового времени понятие Э. возрождается у Лейбница, относившего его к
монадам (у
самого Аристотеля Э. никогда не имела предметного смысла). Употребление термина
«Э.» в
виталистич. биологии (напр., у Дриша) в смысле целесообразно действующей
жизненной силы также
существенно уклоняется от словоупотребления Аристотеля.
• Burchard H., Der Entelechiebegriff bei Aristoteles und Driesch, Quakenbruck,
1928 (Diss.); Chung-Hwan С h.. The relation
between the terras ???????? and ?????????? in the philosophy of Aristotle,
«Classical Quarterly», 1958, v. 8, p. 12—17; Arnold
U., Die Entelechie, W.— Munch., 1965; см. также лит. к статьям Аристотель,
«Метафизика».
ЭНТИМЕМА (греч. ?? ?????), вывод, доказательство, рассуждение, в к-рых одна или
неск.
посылок, либо само заключение не формулируются явно, а лишь подразумеваются,
остаются «в уме».
В таком смысле употреблял этот термин Аристотель. Соответственно в силлогистике
Э. называют
сокращённый силлогизм, в к-ром опущена одна из посылок либо заключение. Если
силлогизм есть
логически реконструированная мысль (в к-рой выявлены как все принимаемые
положения, так и
логич. связи между ними), то Э.— это практика мышления. Ради ускорения обмена
мыслями можно
опускать то, что очевидно. Вместе с тем к Э. прибегают и в тех случаях, когда
хотят отвлечь внима-
ние от той посылки, истинность к-рой можно поставить под сомнение. Имея в виду
такую практику,
Аристотель называл Э. риторич. силлогизмом. Поэтому в логике Э. анализируют в
целях
восстановления недостающих частей умозаключения и проверки его правильности.
• Аристотель, Аналитики, пер. с греч., Соч., т. 2, М., 1978; Минто В.,
Дедуктивная и индуктивная логика, пер. с англ.,
М., 1909·; Челпанов Г. И., Учебник логики, М., 1946; Клини С. К., Математич.
логика, пер. с англ., М., 1973.
ЭНЦИКЛОПЕДИСТЫ, коллектив авторов франц. «Энциклопедии, или Толкового словаря
наук,
искусств и ремёсел» («Encyclopedic, ou Dictionnaire raisonne des
sciences, des arts et des metiers»), изданной в 1751—80 в 17 тт. текста и 11 тт.
иллюстраций.
Вдохновители и редакторы «Энциклопедии» — Дидро и Ж. Л. Д'Алам-бер. В создании
«Энциклопедии» активно участвовали Вольтер, Кондилъяк, Гельвеции, Гольбах,
Монтескье, Руссо,
Тюрго, Рейналь, Ж. Бюффон; в ней сотрудничали передовые учёные, писатели,
инженеры. Филос. и
социально-политич. воззрения Э. неоднородны: наряду с материалистами и атеистами
среди них
были деисты; вместе со сторонниками респ. формы правления участвовали
приверженцы
«просвещённого абсолютизма». Однако Э. были свойственны такие общие черты, как
стремление к
преодолению консервативных устоев феод. общества, неприятие клерикальной
идеологии, потреб-
ность в обосновании рационального мировоззрения. Э. сыграли выдающуюся роль в
идейной
подготовке Великой французской революции, способствовали социальному и научному
прогрессу.
Как выразители передовых идей своего времени Э. подвергались преследованиям со
стороны
феодальных властителей и клерикалов.
• Д'Адамбер, Очерк происхождения и развития наук, в сб.: Родоначальники
позитивизма, в. 1, СПБ, 1910, с. 95—168;
Ducгоs L., Les encyclopodistes, P., 1900; Proust J., L'encyclopedie, P., 1965.
«ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ФИЛОСОФСКИХ НАУК» («Encyk-lopadie der philosophischen
Wissenschaften
im Grundrisse», 1817), произв. Гегеля, излагающее систему его идеалистич.
философии. Состоит из 3
частей: «Логика», «Философия природы», «Философия духа». В посмертном издании
собр. соч.,
подготовленном его учениками [см.: Hegels Werke, Bd 1—19 (Bd 6, 1840; Bd 7, Abt.
l, 1842, Abt. 2,
1845)], в соч. были включены тексты из рукописей Гегеля и записей его лекций (т.
н. прибавления),
расположение материала в ряде параграфов изменено.
«Э. ф. н.» мыслится Гегелем как систематич. развёртывание всего состава науч.
знания, изложение
его начал и осн. понятий, филос. постижение целостности науки. Гегель пытается
возродить идеал
универсально-филос. знания, охватывающего весь круг знаний и построенного как
цепь кругов, ибо
каждая наука, по его мнению, являет себя как круг, замкнутый в себе и вместе с
тем служащий
основанием более обширной сферы. 1-я часть «Э. ф. н.» — наука логики, или т. н.
«Малая логика» —
совпадает по своей структуре с т. н. «Большой логикой», развитой в «Науке
логики», хотя в ряде мест
порядок категорий здесь иной. «Философия природы» представляет собой вариант
натурфилософии.
Осн. принципами её являются синтетичность филос. рассмотрения природы, понимание
природы в её
целостности в противовес аналитичности спец. естеств. наук, подчёркивание
качеств. характера сфер,
или ступеней, природы и критика редукционизма, рассмотрение природы под углом
зрения развития
её органич. целостности, роста индивидуализации в естественных явлениях,
достигающей высшей
ступени в живых организмах.
Принципом гегелевской натурфилософии является рассмотрение природы как
«отчуждения духа»,
как самопроявления идеи. Пытаясь подчинить естеств.-науч. теории принципам своей
логики, Гегель
конструирует искусств. связи и переходы между ними, отвергает возможность
рассмотрения
природы как развивающейся во времени, не приемлет ведущих достижений физики и
химии своего
времени (оптику Ньютона, атомизм в химии и др.), что делает «Философию природы»
наиболее
слабой частью его системы. В «Философии духа» описывается «возвращение» духа из
его при-
родного инобытия «к себе». Эта часть «Э. ф. н.» состоит из учения о
субъективном, объективном и
абс. духе. Субъективный дух проходит три ступени — душа, сознание и личность,—
изучаемых
антропологией, феноменологией и психологией. Объективный дух включает в себя
право, мораль и
нравственность, последняя охватывает собой семью, гражд. общество и гос-во, т.
е.
ряд социальных институтов, к-рые выводятся Гегелем из нравств. установлений.
Учение об
абсолютном духе подразделяется на учение об иск-ве, религии и философии, к-рая
представляет
собой высшую форму самопознания мышления. Здесь достигается единство
субъективного и
объективного духа, дух обретает высшее совершенство. Отд. ступени развития духа
нашли более
обстоят. изложение в «Философии права», «Эстетике», «Философии религии»,
«Лекциях по истории
философии» Гегеля.
Рус. пер.: В. Чижова (ч. 1—3, 1861—68), Б. Г. Столп-пера в кн.: Гегель Г. В. Ф.,
Соч., т. 1, 1929, т. 2,
1956; см. также: т. 1—3, 1974—76.
• Огурцов А. П., «Философия природы» Гегеля и её место в истории философии
науки, в кн.: Гегель Г. В. Ф., «Э. ф. н.»,
т. 2, М., 1975; Ситковский Е. П., Учение Гегеля о человеке, в кн.: Гегель Г. В.
Ф., «Э. ф. н.», т. 3, М., 1977.
ЭОН (греч. ????), термин др.-греч. философии, «жизненный век», «вечность», время
в аспекте
жизненного существования, как некая целостная самозамкнутая структура (ср. лат.
aevum, рус.
«век») в отличие от «хро-носа» как абстрактного, количественно-измерительного,
объективного и
аморфного времени.
Во фрагментах досократиков, особенно у Эмпедок-. ла (В 17, В 110, В 129), Э. в
целом сохраняет
древнее гомеровское значение «жизненного века», хотя уже имеются подступы к
будущему
значению «вечности», особенно в выражениях типа «весь век», «от века» или
«бесконечный Э.»
(Анаксимандр А 10), «несказанный Э.» (Эмпедокл В 16). Остаётся загадочным
фрагмент Гераклита
«Э.— дитя играющее, кости бросающее» (В 52 — 93 М.), где Э. (впервые
персонифицированный)
может означать и «мировой век» (игровой характер бытия как бесконечного
циклического
чередования кос-мич. пожаров и палингенесии) и «человеч. век» (судьба как игра
слепого рока). .
Начиная с Платона Э. становится классич. термином для обозначения «вечности» в
её
противопоставлении «времени» (??????). В «Тимее» (37d) демиург творит время
одновременно с
космосом как «подвижное отображение вечности» (Э.): время течёт в мире чувств.
становления и
характеризуется существ. связью с движением от прошлого к будущему и календарно-
хронологич.
числом; неподвижный Э.— квазивременной модус бытия эйдосов — вечно «пребывает в
одном»; о
нём нельзя сказать «был» или «будет», но только «есть». Источник этой концепции
Платона видят, с
одной стороны, в понятии вневременного настоящего как характеристики бытия в
«пути истины»
Парменида (В 8,5), с другой (вполне гипотетически) — в различении «бесконечного
времени» (zrvan
akarana) и «продолжительного автономного времени» (zrvan dar ?o xva?ata) в
др.-иран. зур-ванизме.
У Аристотеля, осмыслявшего ???? по нар. этимологии от ??? ?? — вечно сущий, Э.
также ассоции-
руется с трансцендирующим пространство и время блаженным божеством, но в значит.
мере при со-
хранении старого значения «жизненный век» и без резкого противопоставления
хроносу («О небе»
279 а 25, 27; 283 b 28; ср. «Метафизика» 1072 b 29 о перводвигателе); поскольку
этот «жизненный
век» принадлежит вечному существу, постольку он бесконечен и выражает понятие
«вечности».
Плотин, написавший особый трактат «О вечности (Э.) и времени», определяет Э. как
«всецелую и
совокупную сущность бытия» («Эннеады» III 7,4, 37; см. также Прокл, Начала
теологии § 52 слл.).
В эпоху эллинизма гипостазированный и персонифицированный Э. в качестве божества
становится
объектом религ. культа: ср. прежде всего синкретич. божество Э.-Зурван в
мистериях Митры
(возможно, повлиявшее на теогонии орфиков), а также праздник рождения мла-
ЭОН 801
денца-Э., отмечавшийся 5/6 янв. в птолемеевской Александрии.
В иудео-христ. традиции греч. Э. (евр. оlam) приобретает новое значение — «мир»,
но «мир» не в
прост-ранственно-геометрич. (космос), а в историч, и временном аспекте
(противопоставление «века
сего» — «веку грядущему» в Новом завете).
Уже в герметизме (Corpus Hermeticum 11,23) Э. выступает как «второй бог» в ряду
высших существ.
эма-нирующий из прабожества; концепция высшего трансцендентного бога как «царя
веков (эонов)»
(1-е Посл. к Тим. апостола Павла 1,17) приводит к характерной для гностицизма
идее иерархич.
множества эонов как посредников между непостижимым и безначальным верховным
богом и
материальным миром (365 Э.-небосводов у Василида, 30 Э. у Валентина и т. п.).
• Брагинская Н. В., Э. в «Похвальном слове Константину» Евсевия Кесарийского, в
кн.: Античность и Византия, М.,
1975, с. 286—306; Norden E., Die Geburt des Kindes, Lpz.— B., 1924; Reitzenstein
R., Die hellenistischen
Mysterienreligionen, Lpz., 19273; Zepf M. y., Der Gott ???? in der
hellenistischen Teologie, «Archiv fur Reli-
gionswissenschaft», 1927, Bd 25; Lowe R., Kosmos und Aion, Gutersloh, 1935; D e
g a n i E., AI ? N da Omero ad Aristotele,
Padova, 1961. А. В. Лебедев.
ЭПИГЕНЕЗ (от греч. ??? — после и ?????? — рождение, происхождение), учение о
зародышевом
развитии организмов как процессе, осуществляемом путём серии последоват.
новообразований.
Термин «Э.» предложен У. Гарвеем (1651), однако концепции Э. и противостоящего
ему
преформизма (учения о наличии в половых зачатках организмов материальных
структур, пред-
определяющих развитие зародыша) в истолковании эмбрионального развития известны
ещё с
античности. Эпигенетич. концепции, как правило, признавали решающую роль внешних
факторов.
Совр. биология отказывается как от чисто эпигенетич., так и от чисто префор-
мистских объяснений
эмбриональных явлений. Вместе с тем термин «Э.» приобрёл более общее значение и
употребляется
применительно к концепциям, трактующим развитие как процесс последоват.
возникновения новых
форм и структур.
ЭПИКТЕТ (????????? — рабская кличка, букв.— «Прикупленный») (ок. 50 — ок. 140),
греч.
философ-стоик (см. Стоицизм). Был рабом одного из фаворитов Нерона, позднее
отпущен на волю.
Слушал лекции стоика Мусония Руфа. После изгнания философов из Рима Домицианом в
89
поселился в Никополе (Эпир), где проповедовал стоич. мораль в беседах и уличных
спорах по
примеру Сократа; как последний, ничего не писал; жил в крайней бедности. Филос.
проповеди Э.
сохранились в записи его ученика Флавия Арриана. В центре их — выработка и
сохранение такой
нравств. позиции, при к-рой человек в любых условиях богатства или нищеты,
власти или рабства
сохраняет внутр. независимость от этих условий и духовную свободу. Для этого он
должен разделить
все вещи и дела на зависящие от него и не зависящие, в первых мужественно
исполнять свой долг
вопреки всему, вторые игнорировать. Аскетич. мораль Э., а также внеш. форма его
«диатриб» во
многом близки христ. проповеди.
• Entretiens. Texte etabli et trad, par J. Souilhe et A. Jagu, livre 1—4, P.,
1949—65; в рус. пер.— Беседы 3., пер. Г. А. Таро-
няна, «ВДИ», 1975, № 2—4; 1976, № 2.
• Штаерман Е. М., 9. и его место в рим. стоицизме, «ВДИ», 1975, № 2; Bonhoffer
?., Epiktet und das Neue Testament,
Giessen, 1911.
ЭПИКУР (?????????) (341—270 до н. э.), др.-греч. философ-материалист, афинянин
по
происхождению. Основал в Афинах в 306 до н. э. филос. школу, получив-шую
название «Сад Э.» (см.
Эпикуреизм). Из обширного наследия Э. до нас дошли только «Письмо к Геродоту» и
«Письмо к
Пифоклу», посвящённые взглядам Э. на природу, и «Письмо к Менекею», в к-ром
излагались его
802 ЭПИГЕНЕЗ
этич. воззрения, а также «Главные мысли», формулировавшие осн. идеи Э. в
афористич. форме.
Э. разделял своё учение на три части — «канонику», т. е. теорию познания,
«физику» — учение о
природе, и «этику» (Диоген Лаэртий X 30). Порвав с филос. традицией классич.
эпохи, Э. не
придавал знанию самостоят.
ценности. Цель философии — обеспечение безмятежности духа, свободы от страха
перед смертью и
явлениями природы («К Пифоклу» 85; «Гл. мысли» XI). Источником наших знаний, но
Э., являются
чувств. восприятия, согласие с ними и с основанными на них общими
представлениями — критерий
истинности знания («Гл. мысли» XXIII). Все заблуждения возникают лишь вследствие
ошибок нашей
мысли («К Геродоту» 50); в частности, величина Солнца, Луны и др. небесных
светил близка к
видимой или точно совпадает с ней («К Пифоклу» 91). Э. готов был принять
одновременно неск.
объяснений одного и того же явления, если только эти объяснения исходили из
естеств. причин («К
Пифоклу» 86—87).
Э. воспринял атомистич. учение Демокрита (последователь Демокрита Навсифан был
учителем Э.):
согласно Э., во Вселенной существуют только тела, находящиеся в пространстве.
Тела
воспринимаются непосредственно чувствами, а существование пустого пространства
между телами
следует из того, что иначе было бы невозможно движение («К Геродоту» 39 —40).
Все тела
представляют собой соединения неделимых плотных частиц — атомов, различающихся
по величине,
весу и форме; атомы вечно движутся в пустоте с одинаковой скоростью («К
Геродоту» 40—41; 54—
56; 61—62). Считая, что принимавшееся Демокритом безраздельное господство
необходимости в
мире атомов, будучи последовательно распространено на атомы души, сделает
невозможным
допущение свободы воли человека («К Ме-некею» 134), Э. выдвинул положение о
случайных
отклонениях атомов от закономерных траекторий, в результате чего становятся
возможными и
столкновения атомов (Цицерон, О пределах добра и зла I 6, 18). Э. признавал
существование
бесконечного числа миров в безграничном пространстве, миров, состоящих из
бесконечного числа не
возникающих и не исчезающих атомов («К Геродоту» 42—43, 45). Душа также состоит
из атомов —
особо тонких и рассеянных по всему телу — и похожа на ветер («К Геродоту» 63).
Любые возникшие
тела со временем разлагаются, в т. ч. и тело человека, а вместе с ним и его душа
(«К Геродоту» 73).
«Смерть не имеет к нам никакого отношения; когда мы есть, то смерти еще нет, а
когда смерть насту-
пает, то нас уже нет» («К Менекею» 125). Ссылаясь на общее мнение всех людей, Э.
признавал
существование богов (Цицерон, О природе богов I 16, 44—45). Боги Э. обитают в
пространствах
между мирами и наслаждаются блаженством, они не вмешиваются в ход явлений
природы и в дела
людей, т. к. это нарушило бы их безмятежное существование («К Менекею» 123—124;
«Гл. мысли»
I). Богам нужно воздавать поклонение, но не следует бояться их или ожидать от
них помощи.
В этике Э. испытал влияние основателя школы ки-ренаиков Аристиппа (Диоген
Лаэртий X 136—
137): наслаждение — единств. благо для человека («К Менекею» 128—129), причём
наслаждение Э.
понимал как отсутствие страдания. Лучшим средством избегнуть страданий Э. считал
самоустранение от тревог и опасностей, от обществ. и гос. дел (Диоген Лаэртий X
119), достижение
независимости от внеш. условий («К Менекею» 130—131). Э. призывал своих
последователей
«прожить незаметно» (Plut. Non posse suaviter vivi secundum Epicurum 3, 1128 F
sqq.).
Философия Э. оказала значит. влияние на ново-европ. философию (Гассенди и др.).
• Маркс К., Различие между натурфилософией Демокрита и натурфилософией Э., Маркс
К. и Энгельс Ф., Соч., т. 40;
Шакир-Заде А. С., Э., М., 1963; В a i 1е у С., The Greek atomists and Epicurus,
Oxf., 1928; Festugie-re A. J., Epicure et ses
dieux. P., 1946.
ЭПИКУРЕИЗМ, материалистич. направление в др.-греч. и рим.философии, названное по
имени его
основателя Эпикура. В Афинах эпикурейцы собирались в саду, принадлежавшем
Эпикуру и
завещанном им его школе (Диоген Лаэртий X 16—18), к-рая часто называлась в
древности «Садом».
Самым видным учеником Эпикура был Метродор из Лампсака, скончавшийся раньше
учителя
(Диоген Лаэртий X 22—24); в полемически заострённой форме он подчёркивал, что
источни-ком
всех благ являются телесные наслаждения (Плу-тарх, Против Колота 30, 1125В;
Цицерон, О природе
богов I 113). Преемником Эпикура был Эрмарх из Мити-лены (Диоген Лаэртий X 15—
17; 24—25),
настаивавший на том, что целесообразность лежит в основе всех законов (Porph.,
De abst. I 7—12).
Преемник Эрмарха по руководству школой Полистрат в соч. «О безосноват.
пренебрежении
ходячими мнениями» доказывал, что нравств. принципы были приняты по согласию
людей для
общей пользы. Систематизатором Э. был Филодем из Гадары (1 в. до н. э.).
В конце 2 в. до н. э. появляются последователи Эпикура среди римлян (Cic., Acad.
post. I 5; Цицерон,
Tyc-куланские беседы IV 6—7), самым выдающимся из к-рых был Лукреций (1 в. до н.
э.). Судя по
той полемике, к-рую вели с ним его противники, Э. имел немало сторонников ещё во
2 в. н. э. В кон.
2 в. Диоген, житель города Эноанды в М. Азии, изложил основы учения Э. в виде
огромной надписи,
большие отрывки к-рой дошли до нас.
В 17 в. традиция Э. была возрождена во Франции Гассенди.
* Фрагменты: Metrodori Epicurei fragmenta, ed. A.Korte, Lpz.,
1890; K r o h n K., Der Epikureer Hermarchos,
B., 1921 (Diss.); Polistrati Epicurei, ed. C. Wilke, Lpz., 1905 (на
греч. яз.); Diogenes Oenoandensis. Fragmenta, ed. G.
W. Chil-ton, Lipsiae, 1967.
• Танхилевич О. M., Эпикур и Э., М., 1926; Boyance P., Lucrece et l'epicurisme,
P., 1963; Actes du VIII Congres de
l'Association Guillaume Bude (5—10 avr. 1968), P., 1969; Muller R., Die
epikureische Gesellschaftstheorie, В., 1972.
ЭПИСТЕМОЛОГИЯ (от греч. ???????? — знание и ????? — слово, учение), термин,
употребляемый для обозначения теории познания.
ЭПИФЕНОМЕН (от греч. ??? — на, при, после и феномен), филос. и психология,
термин,
обозначающий явление, сопутствующее в качестве побочного продукта другим,
фундаментальным
явлениям, но не оказывающее на них никакого влияния. Нек-рые представители
филос.
волюнтаризма рассматривали сознание в качестве Э.— орудия бессознат. мировой
воли (Э. Гарт-ман,
Ницше). Сведение сознания и психич. явлений в целом к Э. характерно также для
вульгарного мате-
риализма и бихевиоризма. Психическое, т. о., лишается собств. сущности и
сводится к процессам,
пассивно сопровождающим функционирование физиологии, поведения и т. п.
ЭПОХА историческая, сравнительно длительный и качественно своеобразный период
история,
выделяемый на основе нек-рой суммы объективных признаков. Э. и. характеризует
тот или иной
отрезок всемирной истории в соответствии с ведущей для данного времени
тенденцией обществ.
развития.
При определении Э. и. марксизм исходит из материалистич. понимания истории как
закономерного
процесса развития и смены обществ.-экономич. формаций. Этот подход даёт
возможность выявить,
какие классы (с момента их возникновения) определяют гл. содержание и динамику
данной Э. и., её
особенности.
Э. и. могут охватывать весь период развития данной обществ.-экономич. формации
(эпоха
первобытнообщинного строя, эпоха феодализма и т. п.) или её отд. этапы (эпоха
домонополистич.
капитализма, эпоха империализма и т. п.). Надо также учитывать, что вследствие
неравномерности
историч. процесса со времени разложения родового строя одновременно
сосуществовали и
сосуществуют неск. обществ.-экономич. формаций.
При этом эпохи всемирной истории определяются той обществ.-экономич. формацией,
становление и
развитие к-рой выражает направление обществ. прогресса в данный период времени,
тем, «...какой
класс стоит в центре той или иной эпохи, определяя главное ее содержание,
главное направление ее
развития, главные особенности исторической обстановки данной эпохи и т. д.» (Л е
н и н В. И., ПСС,
т. 26, с. 142). Так, возникнув в Европе, капитализм начал постепенно втягивать в
свою орбиту др.
страны и континенты, народы к-рых находились ещё на докапиталистич. стадиях
развития. Но
именно буржуазия в тот период была ведущей силой и потому определяла характер Э.
и. Критерием
для выделения Э. и. может служить также смена одной формации другой. Выделенные
на этом
объективном основании переходные Э. и. носят революц. характер, наполнены
острыми
конфликтами, противоречиями, столкновениями обществ. классов. Такова, напр.,
совр. эпоха, в к-рой
ведущая роль в прогрессе общества перешла от буржуазии к пролетариату. Революц.
рабочий класс и
его детище — мировая система социализма стоят в центре совр. Э. и., а её осн.
содержанием является
революц. переход от капитализма к социализму и коммунизму во всемирном масштабе.
Определение объективного содержания каждой Э. и.— основа науч. подхода к её
конкретному
анализу. «Только на этой базе,— писал В. И. Ленин,— т. е. учитывая в первую
голову основные
черты различия разных „эпох" (а не отдельных эпизодов истории отдельных стран),
можем мы
правильно построить свою тактику; и только знание основных черт данной эпохи
может послужить
базой для учета более детальных особенностей той или иной страны» (там же).
Вместе с тем науч.
методология принимает во внимание сложность и противоречивость реального
историч. процесса, в
данном случае то, что «в каждой эпохе бывают и будут отдельные, частичные
движения то вперед, то
назад, бывают я будут различные уклонения от среднего типа и от среднего темпа
движений» (там
же), что границы Э. и., непосредственно определяемые часто по крупным историч.
событиям или
деятельности историч. личностей, не абсолютны, а подвижны и относительны.
Понятие Э. и.— как
бы посредствующее звено между общей теорией обществ. развития и конкретным
анализом
реального историч. процесса. • Маркс К. и Энгельс Ф., Нем. идеологич. Маркс К. и
Энгельс Ф., Соч.,
т. 3; Маркс К., К критике политич. экономии, там же, т. 13; его же, Критика
Готской программы, там
же, т. 19; Ленин В. И., Империализм, как высшая стадия капитализма, ПСС, т. 27;
его же,
Государство и революция, там же, т. 33; его же, Экономика и политика в эпоху
диктатуры
пролетариата, там же, т. 39; е г о ж е, Под чужим флагом, там же, т. 26; О 60-й
годовщине Великой
Октябрьской социалистич. революции. Постановление ЦК КПСС от 31.01.1977, М.,
1977; Брежнев Л.
И., Великий Октябрь и прогресс человечества, М., 1977.
ЭПОХЕ (греч. ????? — остановка, прекращение; воздержание от суждения), филос.
понятие,
сложившееся в антич. скептицизме; по определению Секста Эмпирика, Э. «есть такое
состояние ума,
при котором мы ничего не отрицаем и ничего не утверждаем» (Sext. Emp., Pyrrh. I
10). Скептич. Э.
понимается, т. о., как «воздержание от суждения»; оно связывается с отсутствием
полной
достоверности в человеч. познании и рассматривается как путь к душевному покою и
невоз-
мутимости.
Э. приобретает иное значение в феноменологии Гуссерля, где оно выступает как
средство, с
помощью к-рого предмет или положение путём феноменологич. редукции выключаются
из обычных,
эмпирич. связей («заключаются в скобки»). Э. состоит в устранении всех суждений
о
пространственно-временном мире, воздержании от их теоретич. применения. В
результате
ЭПОХЕ 803
предмет входит как эйдос, сущность, в сферу «чистого сознания», благодаря чему
сознанию
открывается сам «смысл» предмета.
• Секст Эмпирик, Три книги пирроновых положений, Соч., т. 2, М., 1976, с. 208—
09, 230 — 36, 246—52; Шпет Г.,
Явление и смысл, М., 1914, с. 39—40, 67, 70; Stroker E., Das Problem der Epoche
in der Philosophie E. Husserls, Dordrecht,
1971.
ЭРАЗМ РОТТЕРДАМСКИЙ, Дезидерий (Erasmus Roterodamus, Desiderius), псевд.
Герхарда
Герхардса (Gerchard Gerhards) (28.10.1469, Роттердам,—12.7.1536, Базель),
учёный-гуманист,
писатель, богослов, виднейший представитель северного Возрождения. В основе
мировоззрения Э.
Р.— «возрождение» идей и идеалов раннего христианства, «возврат к истокам» во
всех областях
жизни. В богословии Э. Р. избегает любых догматич. дискуссий, сводя всё к
изучению и толкованию
Писания в историческом и нравств.-аллегорич. смысле. Применение методов
гуманистич. филологии
позволило Э. Р. осуществить первопечатное издание Нового завета (1517) с
обширными комм. и
новым лат. пер. (в изд. 1519); оно не только стало важнейшим шагом на пути к
Реформации, но и
положило основы науч. экзегезы и критики текста Нового завета. Реформации Э. Р.
не принял,
отпугнутый фанатичностью Лютера, его жёстким догматизмом и особенно
бесчеловечностью
догмата о несвободе воли (полемика с Лютером — «О свободе воли» — «De libero
arbitrio», 1524, и
«Заступник» — «Hyperaspistes», pt. 1—2, 1526—27), однако критику пороков
католич. иерархии не
прекращал до самой смерти. Известнейшее из произведений Э. Р.— шутливая
декламация «Похвала
Глупости» (написана в 1509, впервые напечатана в 1511 в Париже; лучшее критич.
изд. 1898; рус.
пер. 1840, 1960). Это своего рода сумма, свод взглядов автора по всем вопросам
человеч.
существования, покоящийся на двух важнейших для мироощущения Э. Р. тезисах:
парадоксальная
(диалектич.) двойственность всех явлений бытия и пагубность любого эксцесса,
одержимости,
интеллектуальной ослеплённости. Социальные, политич. и экономич. воззрения Э. Р.
не вполне под-
даются описанию ввиду их сугубо моралистич. окрашен-ности (напр., «Воспитание
христ. государя»
— «Insti-tutio principis Christiani», 1516). В целом Э. Р.—сторонник сильной, но
просвещённой и
гуманной монархич. власти, хотя личные его симпатии явно на стороне
самоуправляющихся гор.
общин. Очень важны педаго-гич. взгляды Э. Р., решительно отвергавшего ср.-век.
систему
образования и воспитания. Для оценки филос. воззрений Э. Р. особое значение
имеет трактат «Кин-
жал христ. воина» («Enchiridion militis Christiani», 1502), свидетельствующий о
последовательном,
рано сложившемся и неизменном в течение всей жизни мировоззрении.
Э. Р.— бесспорный глава того течения в гуманизме, к-рое обычно наз. «христ.
гуманизмом» (Дж.
Колет, Т. Мор, Г. Бюде, Лефевр д'Этапль, И. Рейхлин) и к-рое пыталось
синтезировать культурные
традиции антич. древности и раннего христианства. Сущность эразмианства —
свобода и ясность
духа, миролюбие, воздержанность, здравый смысл, образованность, простота. В
оппозиции к
понятию эразмианства стоит прежде всего фанатизм, затем невежество, насилие,
лицемерие,
нарочитая интеллектуальная усложнённость (отсюда — отвращение Э. Р. к поздней
схоластике, в
первую очередь к Иоанну Дунсу Скоту).
• Desiderii Erasmi Roterodami Opera omnia ..., cura et impen-sis Petri Vander,
Lugduni Batavorum, 1703—04 [reprint], v. l —
10, [L.—Hildesheim, 1962]; Opus epistolarum, v. 1 — 12, Oxf., 1906—58; Opuscula.
A supplement to the opera omnia, ed. by
W. K. Ferguson, The Hague, 1933; в рус. пер.— Жалоба мира, в кн.: Трактаты о
вечном мире, М., 1963; Разговоры
запросто, М., 1969.
• От 3. Р. до Бертрана Рассела. [Сб. ст.], М., 1969; Маркиш С., Знакомство с
Эразмом из Роттердама, М., 1971;
804 ЭРАЗМ
Mestwerdt P., Die Anfange des Erasmus, Lpz., 1917; Hyma A., The youth of
Erasmus, Ann Arbor, 1930; H u i-zinga J.,
Erasmus, Haarlem, 19585; Oelrich K.-H., Der spate Erasmus und die Reformation,
Munster, 1961; Smith P., Erasmus. A study of
his life, ideals and place in history, N. Y., 1962; Kohls E. W., Die Theologie
des Erasmus, Bd 1—2, Basel, 1966; Eck er t W. P.,
Erasmus von Rotterdam, Bd 1—2, Koln, 1967; Newa Id R., Erasmus Roterodamus,
Darmstadt, 1970.
Библиогр.: Bibliotheca Erasmiana. Repertoire des Oeuvres d'Erasme,
ser. 1—3, Nieuwkoop, 1961.
ЭРИКСОН (Erikson) Эрик (р. 15.6.1902, Франкфурт-на-Майне), амер. психолог и
психоаналитик,
представитель неопсихоаналитич. школы «психологии Я». Предпринял попытку
переосмысления
ряда исходных установок классич. психоанализа, подчёркивая в противовес 3.
Фрейду адаптивный
аспект человеч. душевной деятельности. Э. выдвинул психосоциальную теорию
стадиального
формирования «групповой идентичности» и, параллельно, «эгоидентичности» (8
стадий развития
личности, каждая из к-рых имеет целью достижение того или иного социально-
ценного качества:
доверия, автономии, инициативы и др.).
Основным принципом развития Э. считает успешное решение возрастных личностных
«кризисов
идентичности», вызванных несоответствием между социальными требованиями и
психосоциальной
зрелостью личности.
Под влиянием культурантропологов (Р. Бенедикт, М. Мид и др.) Э.
противопоставляет фрейдовским
стадиям психосексуального развития теорию эпигенеза, в к-рой на богатом эмпирич.
материале
показана высокая степень зависимости душевной деятельности от совокупности
социокультурных
факторов. По Э., в основе адаптивности человеч. поведения находится осознанная
активность «Я»
(Ego), в связи с чем центр. место отводится не бессознательному «Оно» (Id), a
сфере «Я» —
процессам мышления, восприятия, памяти и т. н. Сфера «Я» трактуется как
относительно автономное
начало несексуальных и неагрессивных мотиваций. Инстинктивные побуждения, по Э.,
не первичны,
а находятся во взаимозависимости с сознат. процессами.
В основе адаптивной деятельности «Я» находится, по Э., некоторый синтетический
принцип, в соот-
ветствии с к-рым происходит непрерывный синтез пережитого. Синтетич. активность
«Я», по его
мнению, ответственна за формирование целостных психич. образований, среди к-рых
особо важную
роль играет чувство т. н. психосоциальной идентичности. В субъективном плане она
переживается
как «чувство тождества с самим собой и длительности своего индивидуального
существования».
Представление о психосоциальной идентификации акцентирует значит. влияние
недетских
переживаний личности, творч. характер её созревания в процессе ролевой
интеграции в группе, в чём
находит выражение отход Э. от фрейдовского биологич. детерминизма. Поиск
психосоциальной
идентичности имеет, по Э., автотерапевтич. характер. В работах «Молодой Лютер»
(«Young man
Luther», 1958) и «Истина Ганди» («Gandhi's truth», 1969) Э. в духе своей
концепции интерпретировал
психич. жизнь великих личностей, отметив, что их личностные кризисы на
«переломах истории»
изоморфны социальному кризису и имеют одинаковую с ним структуру. Убеждение Э. в
историч.
инвариантности его теории, её применимости к представителям разных эпох вызвало
критику со
стороны проф. историков (Мэнюэль и др.). Творчество Э. оказывает воздействие на
зап. психологов,
социологов и историков и является одной из наиболее влият. альтернатив
ортодоксальному
фрейдизму.
• Childhood and society, N. ?., 1950; Identity: Youth and crisis, N. Y., 1968;
Life history and the historical moment, N. Y.,
1975.
• Кон И. С., Открытие «Я», М., 1978, с. 320—25; Evans R. I., Dialogue with Erik
Erikson, N. Y., 1969; M a i e r H. W., Three
theories of child development, N. Y., 1965; Coles R., Erik Erikson. The growth
of his work, Boston— Toronto, 1970.
ЭРИСТИКА (греч. ???????? — искусство спора), борьба в споре нечестными
средствами
(определение Аристотеля). Эристич. умозаключения родственны софизмам и
представляют собой
аргументацию, приводимую лишь в целях убеждения и победы в споре — всё равно,
прав ли
спорящий по существу или нет. Подобное же понимание Э. развивает Шопенгауэр,
определяя её как
искусство спора или духовного фехтования с целью остаться правым в споре. Т. о.,
Э. призвана
анализировать и систематизировать различные приёмы защиты собств. утверждений и
опровержения
чужих, к-рые применяются в препирательствах, имеющих своей целью не защиту или
достижение
объективной истины (могущей оставаться скрытой), а лишь убеждение других в своей
правоте. Так
понимаемая Э. отличается как от логики, исследующей формы умозаключений, к-рые
обеспечивают
истинные заключения, так и от чистой софистики, сознательно выдающей
неправильное за
правильное или наоборот.
• Аристотель, О софистич. опровержениях, пер. с греч., Соч., т. 2, М., 1978;
Шопенгауэр А., Эристич. диалектика, пер. с
нем., ПСС, т. 4, М., 1910.
ЭРИУГЕНА, см. Иоанн Скот Эриугена.
ЭРОС [греч. ???? — (сильное) желание, любовь, как персонификация — Эрот, в греч.
мифологии,
поэзии и культе — бог любви; лат. Amor — Амур или Cupi-do — Купидон], в
мифоэпич.
теокосмогониях космич. прапотенция, приводящая в действие механизм гене-алогич.
порождения
мира, «древнейший из богов» (Платон, Пир 178 d), не имеющий родителей. Так, в
«Теогонии»
Гесиода (ст. 116 слл.) Э. вместе с Хаосом и Геей-Землёй входит в начальную
троицу божеств; в
интерпретации Аристотеля («Метафизика» 984 b 23): Хаос — пространство, Гея —
праматерия, Э.—
движущая сила. Аналогичную роль Э. играет в теогониях Акусилая (9 В 1—3 DK),
Ферекида из
Сироса (7 А 11, В 3), Парменида (В 13) и в поэмах орфиков. Типологич. параллели:
др.-евр. ruah —
«дух божий», оплодотворяющий водный хаос (Кн. Бытия 1, 2; термин, означающий
также любовное
желание), «любовная тоска» (??9??) в «космогонии сидонян» у Дамаския (De princ.
125) и др. Мотив
космогонич. Э. продолжается в «любви» (???????), или «Афродите», Эмпедокла как
силе,
соединяющей элементы, и даёт позднюю реплику в гимне Лукреция к Венере, к-рая
«одна правит
природой вещей («О природе вещей» 1, 21).
Уникальное место занимает философия Э. у Платона — прежде всего в «Пире», а
также в «Федре»,
где мотив Э. как ностальгии по абсолюту переплетается с теорией припоминания —
анамнесиса. Э.
испытывает влечение к красоте (греч. ????? — выражает также определ. аспект
«блага» вообще) и,
следовательно, ещё не обладает ею, но отсюда не следует, что он сам безобразен
или не благ: Э.— не
бог, а демон, т. е. промежуточное существо между богом и человеком, между
красотой и
безобразием, добром и злом, мудростью и незнанием. Именно в силу своей
«промежуточности» Э.
оказывается связующим звеном между миром небесным и земным и — для человека —
средством
восхождения к небесному миру. Метафизич. (недосягаемая) реальность предстаёт у
Платона как
эстетич. объект любви, а Э. оказывается метафорой философствования. У Аристотеля
перводвигатель движет космосом как объект любви (Э.) («Метафизика» 1072 b 2).
Плотин в трактате
«Об Э.» («Эннеады» III 5) перетолковывает платоновский миф в духе стоич.
аллегорезы: Э. проис-
ходит от нищеты-материи (к-рая лишена всякой формы) и богатства-логоса,
исходящего из ума
(нуса), и принадлежит Афродите-душе (как в макро-, так и в микрокосмосе),
занимающей
промежуточное положение между нусом и материальным миром; как «сопряжённый с
материей» Э.
«ущербен благом, но и стремится к нему, ибо от него рождён» («Эннеады» III 5,
9). В элли-нистич.
филос. школах Э. низводится до уровня опасной «страсти» (патос), угрожающей
апатии стоического
и атараксии эпикурейского мудреца и подлежащей искоренению (Диоген Лаэртий X
118). См. также
Любовь.
• Nygren ?., Eros und Agape, В., 1955; S с u i a v o-ne M., II problema dell'
amore nel mondo greco, v. l, Mil., 1965; Lot z J. B.,
Die Stufen der Liebe. Eros, Philia, Agape, Pr./M., 1971; L e s k у ?., Vom Eros
der Hellenen, Gott., 1976; F a s с e S., Eros. La
figura e i1 culto, Genova, 1977; см. такте лит. к статьям «Пир», «Федр», Платон.
ЭСТЕТИКА (от греч. ??? ?????? — чувствующий, чувственный), филос. наука,
изучающая два
взаимосвязанных круга явлений: сферу эстетического как специ-фич. проявление
ценностного
отношения человека к миру и сферу художеств. деятельности людей. Соотношение
этих разделов Э.
менялось на протяжении её истории и понимается неодинаково — от попыток сведения
Э. к
«философии прекрасного» до её трактовки как «философии искусства»; не раз
предлагалось расчле-
нить Э. на неск. самостоят. науч. дисциплин — на теорию эстетич. ценностей,
теорию эстетич.
восприятия, общую теорию иск-ва, однако опыт показывал, что эстетич. ценности
реального мира и
художественное его освоение связаны столь тесно, что разорвать их изучение
практически
невозможно. Это нередко порождало др. крайность — отождествление художеств.
деятельности и
эстетич. активности человека, взаимоотношение между к-рыми в действительности
достаточно
сложно. Т. о., оба осн. раздела Э., будучи органически взаимосвязаны, обладают
относит.
самостоятельностью. В первом из них рассматриваются такие вопросы, как природа и
своеобразие
эстетического в системе ценностных отношений; закономерности дифференциации
эстетич.
ценностей, выступающих во множестве конкретных модификаций (прекрасное и
безобразное,
возвышенное и низменное, трагическое и комическое и т. п.); диалек-тич. связь
эстетич. ценности и
эстетич. оценки,эстетич. восприятия и эстетически ориентированной практики;
значение эстетич.
активности человека в социальной и индивидуальной жизни, в разных областях
культуры;
взаимосвязь эстетического и художественного в разных сферах их проявления — в
практич. деятель-
ности и в созерцании, в воспитании и образовании людей.
Второй раздел Э. как науки, посвящённой спец. анализу художеств. деятельности,
включает изучение
её возникновения в филогенезе и онтогенезе; её структурного и функционального
своеобразия в ряду
др. форм человеч. деятельности, её места в культуре; связи процесса художеств.
творчества,
структуры воплощающих его произв. иск-ва и характера их восприятия человеком;
законов,
порождающих разнообразие конкретных форм художеств. деятельности (видов, родов,
жанров иск-
ва) и её историч. модификаций (направлений, стилей, методов); особенностей совр.
этапа художеств.
развития общества и историч. перспектив развития иск-ва. Вместе с тем Э. никогда
не
ограничивалась одним только изучением закономерностей эстетич. и художеств.
освоения человеком
мира, но так или иначе направляла это освоение, вырабатывая определ. критерии
эстетич. оценки и
программы художеств. деятельности. Этот момент нормативности имел то больший, то
меньший
удельный вес в Э. (ср., напр., нормативную Э. классицизма и антинормативную Э.
романтизма),
однако так или иначе научно-познават. функции Э. всегда переплетаются с её
ценностно-
ориентирующими, идеологич. функциями.
Длительный историч. процесс становления и развития эстетич. мысли направлялся
рядом
обусловливавших его факторов: идеологич. и социально-психологич. позициями
различных классов
и обществ. групп, к-рые Э. выражает и теоретически обосновывает; особенностями
изменяющегося
предмета изучения — эстетич. культуры и художеств. практики; характером филос.
ЭСТЕТИКА 805
учений, из к-рых вырастали или на к-рые опирались эстетич. теории; позициями
смежных наук
(искусствоведения и литературоведения, психологии, социологии и др.).
Эстетич. мысль зародилась в глубочайшей древности в мифологич. сознании
доклассового общества.
Анализ мифов разных народов показывает, как запечатлевались в них первонач.
представления
людей о происхождении различных иск-в, об их роли в жизни человека, о связи иск-
ва и красоты
(напр., др.-греч. миф об Аполлоне Мусагете и предводительствуемых им музах).
Однако история Э. в
собств. смысле началась лишь с формированием научно-теоретич. мысли. На первом
этапе своего
развития, к-рый продлился в Европе до сер. 18 в., Э. не была ещё самостоят.
науч. дисциплиной и не
имела даже собственного названия. В античности, напр., эстетич. проблематика
разрабатывалась, с
одной стороны, в филос. сочинениях (пифагорейцами, Сократом, Платоном,
Аристотелем), а с
другой — в трактатах, посвящённых теории разных видов иск-ва (напр., в трактатах
Поликлета,
Горгия, Витрувия, Горация). Это не помешало, однако, тому, что многие глубокие
идеи антич.
мыслителей получили основополагающее значение для всего последующего развития
европ. эстетич.
мысли (развитие Э. на Востоке шло специфич. путями, лишь временами соприкасаясь
с развитием
европ. Э.).
Христ. Э. средневековья обосновывала спиритуали-стич. понимание эстетич. явлений
и трактовала
структуру иск-ва в символич. духе (Августин, Фома Аквин-ский и др.). Только в
эпоху Возрождения
эстетич. мысль освободилась из теологич. плена и стала светской, гуманистической
и реалистически-
ориентированной. Но при этом стали ослабевать связи Э. с философией, к-рая
непосредственно
опиралась теперь на ес-теств.-науч. знание и не испытывала глубокого интереса к
эстетико-
художеств. проблемам. Такой интерес проявлялся, однако, представителями
художеств. практики,
поскольку радикальная перестройка творч. метода требовала теоретич. обоснования.
Соответственно
разработка эстетич. проблематики сосредоточивается в эту эпоху в искусствоведч.
трактатах,
авторами к-рых были крупнейшие художники (Л. Б. Альберти, Леонардо да Винчи, А.
Дюрер и др.) и
теоретики различных видов иск-ва.
В 17 — 1-й пол. 18 вв. проблемы сущности красоты и природы иск-ва продолжают
обсуждаться в
трактатах по теории отд. его видов (Н. Буало, Ш. Сорель, Ломоносов и др.) или в
работах художеств.-
критич. жанра (И. Бодмер и И. Брейтингер, Дидро и др.). Художеств.-практич.
ориентация Э.
приводила к выдвижению на первый план вопросов, связанных с теоретич.
обоснованием и защитой
того или иного метода творчества, стиля, направления — маньеризма, классицизма,
барокко,
реализма. При этом столкновение различных эстетич. программ (напр., борьба Дидро
и Лессинга за
реализм, полемика сторонников классицизма и барокко в Италии и Испании)
отчётливо выражало
борьбу идеологий. Идеология Просвещения придала особую остроту и размах процессу
теоретич.
осмысления новых путей развития иск-ва, породив во всех европ. странах сильное,
хотя и весьма
разнородное по филос. и художеств. пристрастиям, движение, именуемое
«просветительской Э.»
(Дидро и Руссо во Франции, Лессинг и И. И. Винкельман в Германии, Шефтсбери и Г.
Хом в
Великобритании и др.).
Активизация интереса к иск-ву, его возможностям в становлении миросозерцания
человека вела к
сопоставлению разных видов художеств. творчества (Ж. Б. Дюбо, Дж. Харрис и др.),
а затем к
формированию представления о единстве всех «изящных искусств» (Ш. Баттё, М.
Мендельсон). С
этим была свя-
806 ЭСТЕТИКА
зана постановка проблемы вкуса, к-рый рассматривался как специфич. психич.
механизм, способный
воспринимать и оценивать красоту и плоды художеств. творчества. В этом пункте
навстречу
искусствоведч. мысли двигалась философия, к-рая стала всё более активно включать
эстетич.
проблематику в сферу исследования (трактаты Вико, Гельвеция, Вольтера, Юма, Э.
Бёрка). В сер. 18
в. Баумгартен, последователь Лейбница, доказал необходимость выделения
посвященного этому
кругу вопросов самостоят. раздела философии, наряду с этикой и логикой.
Баумгартен назвал его
«Э.», т. е. «теория чувственного познания»; её разработка вылилась в создание
цельного и связного
учения о прекрасном и об иск-ве, поскольку красота была определена Баумгартеном
как
«совершенство чувственного познания», а иск-во — как воплощение красоты.
Так начался второй этап истории Э., характеризовавшийся её превращением в
самостоят. раздел
философии, необходимый последней для полноты объяснения культуры, человеч.
деятельности,
социальной истории. По пути, намеченному Баумгартеном, пошли крупнейшие
представители нем.
философии и художеств. культуры — Кант, Гердер, Шиллер, Гёте, Шеллинг, Гегель.
Правда, в нач.
19 в. романтич. движение, обогатив Э. открытием мн. закономерностей иск-ва,
недоступных
рационалистически-метафизич. сознанию просветителей, своей антирационалистич.
направленностью подрывало основы Э. как систематич. науч. теории. Однако Гегель,
восстановив в
правах возможности разума и раскрыв перед ним диалектич. путь познания,
преодолел эти опасные
для науч. Э. тенденции и построил грандиозную эстетич. концепцию, в к-рой
теоретич. анализ был
органически соединён с историч. т. зр. на художеств. деятельность человека, её
развитие и её место в
культуре. Тем самым Гегель завершил идущий от Баумгартена этап развития Э. как
раздела энцикло-
педически всеобъемлющего филос. знания, покоившегося на идеалистич.
мировоззрении.
Начавшийся после этого третий этап истории Э. характеризуется острой борьбой
различных
методологич. и идеологич. ориентации. В идеологич. плане эта борьба выразилась в
поляризации
трёх осн. направлений эстетич. мысли 19—20 вв. Бурж. Э. разными способами
обосновывала
эстетизм и принципы «чистого иск-ва», «искусства для искусства» (от «парнасцев»
и школы К.
Фидлера до Ортеги-и-Гасета и Рида). Демократич. Э. выступала и в форме утопич.-
социалистич.
теорий (от Прудона до Л. Н. Толстого), и в революц.-демокра-тич. концепции рус.
мыслителей
(Белинского и Герцена, Чернышевского и Добролюбова), но в обоих случаях защищала
принципы
реалистич. иск-ва, тесно связанного с реальной жизнью общества и критического по
отношению к
бурж. действительности. Пролет. со-циалистич. Э. была разработана К. Марксом, Ф.
Энгельсом и В.
И. Лениным, в развитие её существенный вклад внесли Ф. Меринг, П. Лафарг, Г. В.
Плеханов, А. В.
Луначарский, А. Грамши и мн. др. представители марксизма-ленинизма в разных
странах мира.
В филос.-методологич. плане разнообразие путей развития эстетич. мысли в 19—20
вв. порождалось
её опорой на различные филос. учения — те или иные формы объективного идеализма
(Ф. Т. Фишер,
Вл. Соловьёв) и субъективного идеализма (А. Бретон), позитивизма (Спенсер, Тэн,
Дьюи) и
интуитивизма (Кроче, Бергсон), антропологич. материализма (фейербахианская Э. и
Э. рус. революц.
демократов), феноменологии (Н. Гартман, Р. Ингарден, М. Дюфрен),
экзистенциализма (Сартр,
Хайдеггер). Др. аспект дифференциации эстетич. учений данной эпохи выразился в
стремлении
связать Э. с той или иной конкретной наукой; так рождались психологич. Э. (Г.
Фехнер, Т. Липпс),
физиоло-гич. Э. (А. Грант-Аллен, В. Вельямович), психоанали-тич. Э. (Фрейд,
Лакан), социологич. Э.
(М. Гюйо, Ш. Лало), искусствоведч. Э. (Э. Ганслик, X. Зедль-майр), семиотич. Э.
(Ч. Моррис, У.
Эко), кибернетич.
и информац. Э. (А. Моль, М. Бензе), математич. Э. (Дж. Биркгоф). Наконец,
эстетич. учения 19—20
вв. различаются по тому, какое конкретное направление художеств. творчества они
теоретически
обосновывают — критич. реализм (О. Бальзак, рус. революц. демократы), натурализм
(Э. Золя),
символизм (Вяч. Иванов, А. Белый), абстракционизм (В. Кандинский).
Принципиальное отличие марксистской Э. от всех направлений эстетич. мысли 19—20
вв.
обусловлено прежде всего тем, что она вырастает на филос. фундаменте диалектич.
и историч.
материализма и выступает как теоретич. платформа социалистического реализма, в
разработке к-рой
приняли активное участие наряду с классиками марксизма-ленинизма и теоретиками
иск-ва
крупнейшие представители художеств. практики (М. Горький и С. М. Эйзенштейн, Б.
Брехт и И.
Бехер, Л. Арагон, Р. Фокс и др.).
Совр. марксистско-ленинская Э. завоёвывает всё больший авторитет во всём мире, а
в социалистич.
странах служит теоретич. основой строительства художеств. культуры и работы по
эстетич.
воспитанию трудящихся масс. Решая эти задачи, марксистско-ленинская Э.
совершенствуется на
протяжении всей своей истории, растёт вместе с науч. мыслью, философией, совр.
иск-вом, борется
против догматич. и ревизионистских извращений, овладевает комплексным и
системным подходом.
Многие эстетич. проблемы ещё не получили однозначного решения и вызывают острые
теоретич.
дискуссии (напр., соотношение природного и социального в сфере эстетич.
ценностей, основные
социальные функции иск-ва, природа реализма и т. п.), однако осн. контуры
марксистской эстетич.
теории прослеживаются с достаточной определённостью.
Её исходным положением является признание прак-тич. человеч. деятельности
основой эстетич.
отношения человека к миру. В обществ. труде формируется неизвестная животным
способность
человека созидать «и по законам красоты» (Маркс) и ко всему подходить с эстетич.
мерой. В
результате человек начинает находить в мире — в обществ. жизни и в природе —
разнообразные
эстетич. ценности: красоту и величие, гармонию и драматизм, трагизм и комизм. Т.
о., сфера дейст-
вия эстетич. закономерностей, эстетич. принципов и критериев выходит далеко за
пределы иск-ва;
это означает, в частности, что эстетич. активность человека в социалистич.
обществе не может
ограничиваться художеств.
деятельностью, но должна распространяться на все без исключения области жизни.
Соответственно
этому и эстетич. воспитание не может сводиться к художеств.
воспитанию — воспитанию отношения человека к иск-ву или же к его воспитанию
средствами иск-
ва, но должно органически включаться во все формы воспитания — трудовое,
нравственное, поли-
тическое, физическое и т. п., ибо только при этом условии возможно формирование
целостной,
гармонической, всесторонне развитой личности.
Марксистско-ленинская Э. показывает, что в решении этой задачи особую роль
играет иск-во,
поскольку оно объединяет эстетич., нравств. и др. виды воздействия на человека,
т. е. формирует
человека целостно, а не односторонне. Эстетич. наука приходит к такому выводу,
исследуя историч.
процесс возникновения и развития художеств. деятельности, её структуру и
социальные функции.
Художеств. деятельность порождается потребностями наследования культуры,
накопления
целостного опыта человеч. жизни и его передачи от поколения к поколению и от
общества к
личности. Дополняя и целенаправленно расширяя реальный опыт индивида, иск-во
оказывается
мощным средством духовного формирования каждого нового члена общества, его
приобщения к
ценностям, нормам, идеалам, накопленным культурой и отвечающим потребностям
данного
обществ. уклада, данного класса, этнич. группы, социальной среды. Тем самым в
иск-ве диалектиче-
ски соединяется общечеловеческое, исторически измен-
чивое, национальное, классовое, личностное. Эта диалектика фиксируется в
выработанной
марксистско-ленинской Э. системе социально-эстетич. координат, в к-рых
описывается каждое отд.
художеств. явление — историч. конкретность, нац. своеобразие, классовость,
народность,
партийность, уникальность.
Осн. социальная функция иск-ва обусловливает структуру художеств. способа
отражения
действительности. Он именуется в Э. художественно-образным. Художественный образ
является
мельчайшей и неразложимой «клеточкой» художеств. «ткани», в к-рой
запечатлеваются все осн.
особенности иск-ва: художеств. образ есть форма познания действительности и
одновременно её
оценки, выражающей отношение художника к миру; в художеств. образе сливаются
воедино
объективное и субъективное, материальное и духовное, внешнее и внутреннее;
будучи отражением
реальности, художеств. образ является и её преображением, т. к. он должен
запечатлеть единство
объекта и субъекта и потому не может быть простой копией своего жизненного
прообраза; наконец,
передавая людям то, что художник хочет сказать о мире и о себе, художеств. образ
выступает
одновременно и как определённое (поэтич., идейно-эстетич.) значение и как
несущий это значение
специфич. знак. Такая уникальная структура художеств. «ткани»
сближает иск-во в одном отношении с наукой, в другом — с моралью, в третьем — с
продуктами
технич. творчества, в четвёртом — с языком, позволяя иск-ву при всём этом
сохранять суверенность,
поскольку оно оказывается носителем специфич. информации, недоступной всем
остальным формам
обществ.
сознания. Поэтому взаимоотношения иск-ва и др. способов освоения человеком мира
оказываются
основанными на диалектике взаимного сближения и взаимного отталкивания,
конкретные формы к-
рой обусловливаются различными обществ.-историч. и клас-сово-идеологич.
потребностями; в одном
случае иск-во сближается с религией и отталкивается от науки, в другом,
напротив, рассматривается
как способ познания, родственный науке и враждебный религии, в третьем —
противопоставляется
всем остальным видам внеэсте-тич., утилитарной деятельности и уподобляется игре,
и т. д.
Марксистско-ленинская Э. ориентирует художеств.
творчество в социалистич. обществе на диалектич. разрешение данного
противоречия, т. е. на
всемерное укрепление его связей с идеологией, наукой, техникой, спортом,
различными средствами
коммуникации и одновременно на утверждение его специфич. художеств., поэтич.,
эстетич. качеств.
Поскольку иск-во охватывает множество видов, родов, жанров, общие принципы
художеств.-
образной структуры преломляются в каждом из них по-своему. Соответственно каждый
конкретный
способ художеств. деятельности имеет особое содержание и особую форму, что
обусловливает его
своеобразные возможности воздействия на человека и специфич. место в художеств.
культуре. Вот почему в разных историко-культурных ситуациях лит-pa, музыка,
театр, живопись
играли неодинаковую роль в духовной жизни общества, и точно так же различный
удельный вес на
разных этапах художеств. развития имели эпический, лирич., драматич. роды
художеств. творчества,
равно как и жанры романа и повести, поэмы и симфонии, историч. картины и
натюрморта. Эстетич.
теория склонна была всякий раз абсолютизировать современное ей конкретное
взаимоотношение
иск-в, в результате чего к.-л. один вид, род, жанр иск-ва возвеличивался за счёт
других и
воспринимался как некая «идеальная модель» художеств. творчества, способная
будто бы наиболее
полно и ярко представить самую его сущность. Подобный односторонний подход
успешно
преодолевается в марксистской эстетич. науке, всё более последова-
ЭСТЕТИКА 807
тельно проводящей идею принципиального равноправия всех видов, родов и жанров
иск-ва и в то же
время выявляющей причины, по к-рым каждый из них выдвигается на первый план в ту
или иную
историч. эпоху. В результате Э. получает возможность выявлять общие законы иск-
ва, лежащие в
основе всех его конкретных форм, затем морфологич. законы перехода общего в
особенное и
индивидуальное и, наконец, историч. законы неравномерного развития видов, родов,
жанров иск-ва.
Эстетич. наука делает свои теоретич. выводы и обобщения, опираясь на
разносторонние
исследования иск-ва в искусствоведч. науках, психологии, социологии, семиотике,
кибернетике; при
этом Э. не растворяется ни в одной из этих наук и сохраняет свой филос.
характер, к-рый и позволяет
ей строить целостную теоретич. модель художеств. деятельности. Последняя может
рассматриваться
при этом как специфич. система, состоящая из трёх звеньев — художеств.
творчества, художеств.
произведений и художеств. восприятия. Их связь является особой формой общения,
существенно
отличающейся от науч., деловой, технич. коммуникации, т. к. произведение иск-ва
ориентировано на
его восприятие человеком как личностью со всем её уникальным жизненным опытом,
строем
сознания и складом чувств. ассоциативным фондом, неповторимым духовным миром и
требует по-
этому активного сотворчества воспринимающего, его душевного соучастия,
глубинного переживания
и личностной интерпретации. Поскольку же социологич. подход к художеств.
деятельности
устанавливает конкретную социальную детерминированность духовного мира всех
личностей,
участвующих в «художеств. диалоге»,— личности художника, личности исполнителя
(актёра или
музыканта), личности героя художеств. произведения, личности читателя,
слушателя, зрителя,—
постольку воздействие иск-ва на человеч. души оказывается формой обществ.
воспитания личности,
инструментом её социализации. Соответственно совр. художеств. жизнь раскрывается
эстетич.
наукой как специфич. сфера проявления общих социально-историч. коллизий эпохи,
борьбы двух
противоположных обществ.
систем, бурж. и коммунистич. идеологий.
Огромное практич. значение имеет разрабатываемая марксистско-ленинской Э. теория
социалистич.
реализма. Она призвана направить творч. деятельность по пути, отвечающему
интересам
формирования человека коммунистич. общества — всесторонне и гармонически
развитого, носителя
высокой гражданственности и нравств. благородства, политич. сознательности и
убеждённости,

<<

стр. 85
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>