<<

стр. 9
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

случаях она
практически мало отличается от относит. частоты, найденной в результате длит.
наблюдений.
Многие статистики рассматривают В. как «двойник» относит. частоты, к-рая
определяется при
статистич. исследовании результатов наблюдений
или экспериментов. Менее реалистичным оказалось определение В. как предела
относит. частот
массовых событий, или коллективов, предложенное Р. Мизесом. В качестве
дальнейшего развития
частотного подхода к В. выдвигается диспозиционная, или пропенситив-ная,
интерпретация В. (К.
Поппер, Я. Хэккинг, М. Бунге, Т. Сетл). Согласно этой интерпретации, В.
характеризует свойство
порождающих условий, напр. эксперимент. установки, для получения
последовательности массовых
случайных событий. Именно такая установка порождает физич. диспозиции, или
предрасположенности, В. к-рых может быть проверена с помощью относит. частот.
Статистич. интерпретация В. доминирует в науч. познании, ибо она отражает
специфич. характер
закономерностей, присущих массовым явлениям случайного характера. Во многих
физич., биологич.,
экономич., демографич. и др. социальных процессах приходится учитывать действие
множества
случайных факторов, к-рые характеризуются устойчивой частотой. Выявление этой
устойчивой
частоты и количеств. её оценка с помощью В. даёт возможность вскрыть
необходимость, к-рая
прокладывает себе путь через совокупное действие множества случайностей. В этом
находит своё
проявление диалектика превращения случайности в необходимость (см. Ф. Энгельс, в
кн.: Маркс К. и
Энгельс Ф., Соч., т. 20, с. 535—36).
Логическая, или индуктивная, В. характеризует отношение между посылками и
заключением
недемонстративного и, в частности, индуктивного рассуждения. В отличие от
дедукции, посылки
индукции не гарантируют истинности заключения, а лишь делают его в той или иной
степени
правдоподобным. Это правдоподобие при точно сформулированных посылках иногда
можно
оценивать с помощью В. Значение этой В. чаще всего определяется посредством
сравнит. понятий
(больше, меньше или равно), а иногда и численным способом. Логич. интерпретацию
часто
используют для анализа индуктивных рассуждений и построения различных систем
вероятностных
логик (Р. Карнап, Р. Джефри). В семантич. концепции логич. В. часто определяется
как степень
подтверждения одного высказывания другими (напр., гипотезы её эмпирич. данными)
.
В связи с развитием теорий принятия решений и игр всё большее распростраиение
получает т. н.
персона-листская интерпретация В. Хотя В. при этом выражает степень веры
субъекта и появление
нек-рого события, сами В. должны выбираться с таким расчётом, чтобы
удовлетворялись аксиомы
исчисления В. Поэтому В. при такой интерпретации выражает не столько степень
субъективной,
сколько разумной веры. Следовательно, ? решения, принимаемые на основе такой В.,
будут ра-
циональными, ибо они не учитывают психологич. особенностей и склонностей
субъекта.
С гносеологич. т. зр. различие между статистич., логич. и персоналистской
интерпретациями В.
состоит в том, что если первая даёт характеристику объективным свойствам и
отношениям массовых
явлений случайного характера, то последние две анализируют особенности
субъективной, познават.
деятельности людей в условиях неопределённости.
Математич. теория В. обычно излагается в аксиома-тич. форме. В качестве аксиом
формулируются те
наиболее общие свойства В., к-рые представляются существенными на данном этапе
развития науч.
познания. Придавая разные значения исходному понятию В., получают различные
конкретные
интерпретации В. Вместе с тем аксиоматический метод позволяет определять В. нек-
рых событий,
если известны В. др. событий.
* Колмогоров A.Н., Осн. понятия теории В., М., 19742; К а й 6 е p г Г., В. и
индуктивная логика, пер. с англ., М., 1978..
Г. И. Рузавин.
ВЕРОЯТНОСТЬ 79
«ВЕХИ», «Сборник статей о русской интеллигенции», выпущен в Москве в 1909
группой рус. рели г.
философов и публицистов (?. А. Бердяев, С. Н. Булгаков, П. В. Струве, С. Л.
Франк, М. О.
Гершензон, А. С. Изгоев, Б. А. Кистяковский). Сборник содержал либерально-бурж.
оценку
мировоззрения и практики рус. освободит. движения и знаменовал полный разрыв
рус. либерализма с
этим движением после революции 1905—07. Ядро сборника составили статьи первых
четырёх из
названных авторов, в 1890-х гг. считавших себя сторонниками К. Маркса, но вскоре
выступивших с
призывом к возрождению идеалистич. философии (сб. «Проблемы идеализма», 1902).
Исходной предпосылкой «веховской» критики воззрений вождей рус. освободит.
движения была
мысль, что внутр. духовно-религ. жизнь личности является «единств. творч. силой
человеч. бытия»,
единств. «прочным базисом», на к-ром можно построить здание об-
ществ. отношений (см. «Вехи», с. 11). По мнению авторов «В.», социальная
революция
катастрофична и гибельна для общества. Атеистич. материализм, политич.
радикализм и насилие,
нигилистич. отношение к абс. ценностям, вера в земной рай и идеализация народа
(в марксизме —
пролетариата), подчинение филос. истины утилитарно-политич. целям
(«интеллигентской правде»),
максимализм социальных и этич. требований, а вместе с тем пренебрежение к
интересам отд. челове-
ка и отчуждение от гос-ва — таковы, но мнению авторов «В.», характерные, хотя и
не всегда
совместимые друг с другом, черты демократия, и социалистич. идеологии, к-рая
завела рус. общество
в тупик. Призвав к отказу от этой идеологии, «В.» выдвинули в качестве
позитивной «программы»
самосовершенствование личности на основе религ.-культурных традиций, покаяние и
признание
личной вины и ответственности за происходящее, постепенное (под влиянием
духовных факторов)
изменение социальных и экономич. условий и т. д. Вся левая печать резко
выступила против «В.» и
«веховства». Всестороннюю оценку сборнику с марксистских позиций дал В. И. Ленин
в ст. «О
вехах». Назвав книгу «энциклопедией либерального ренегатства», он отмечал, что
«В.» охватывают
«...три основные темы: 1) борьба с идейными основами всего миросозерцания
русской (и
международной) демократии; 2) отречение от освободительного движения недавних
лет и обливание
его помоями; 3) открытое провозглашение своих „ливрейных чувств" (и
соответствующей „ливрей-
ной" политики) по отношению к октябрьской буржуазии, по отношению к старой
власти, по
отношению ко всей старой России вообще» (ПСС, т. 19, с. 168). Несмотря на
отречение от «В.» отд.
кадетов, «В.», по словам Ленина, «...выразили несомненную суть... каде-тизма»
(там же, с. 167).
После ???. революции 1917 Бердяев, Булгаков, Струве, Франк стали инициаторами
создания антире-
волюц. сб. «Из глубины» (1918), в к-ром совр. бурж. идеологи видят логич.
продолжение «Вех».
ВЕЧНОСТЬ, бесконечность времени существования материального мира, обусловленная
несотворимостью и неуничтожимостью материи и её атрибутов, материальным
единством мира. В.
присуща лишь материи в целом; каждая конкретная материальная система имеет
начало и конец во
времени, является преходящей. Признание В. материального мира — исходный принцип
всякой
последовательно материалистич. философии.
Противостоящие материализму теология и объективный идеализм трактуют В. как
атрибут бога или
абс. духа. Как бесконечное и абсолютно совершенное существо бог пребывает не во
времени, а в В.
Если во времени всё возникает и исчезает, то в В., присущей богу, актуально
имеется абс.
совершенство и постоянство.
80 «ВЕХИ»
Подобные воззрения, основывающийся на недоказуемых постулатах и иррациональной
вере,
опровергаются всем историч. развитием науки и практики, безусловно доказывающим
материальное
единство мира, абсолютность и субстанциальность материи, В. её существования во
времени.
В. как бесконечность времени существования материи имеет количеств. и качеств.
аспекты. В
количеств. отношении В. включает в себя актуальную бесконечность последовательно
сменяющих
друг друга временных интервалов бытия материальных систем (столетий, тысячелетий
и т. д.). В
качеств. отношении В. включает в себя бесконечную последовательность качеств.
изменений
материи, смену её состояний, форм и законов движения, неограниченное
многообразие
пространственно-временных структур в различных материальных системах.
Принципиально невозможны к.-л. конечные состояния всего мира типа «тепловой
смерти
Вселенной» или сжатия всего вещества мира до бесконечно большой плотности с
остановившимся
(для потенциального внеш. наблюдателя) временем, равно как и обратное течение
времени. Во всех
изменениях в мире время может меняться только от прошлого к будущему, что
обусловлено
асимметрией причинно-следств. отношений и необратимостью процессов развития в
материальных
системах. Релятивистское замедление времени в сверхплотных массивных системах
типа «чёрных
дыр», по-видимому, касается не всех материальных процессов. Через гравитационные
взаимодействия внутр. время такой системы находится в определ. соответствии с
внеш. временем
окружающих материальных систем. Невозможно также и замкнутое течение времени по
кругу,
допускаемое в космологической модели «пульсирующей Вселенной». Все круговороты в
мире от-
носительны и включают в себя лишь частичное повторение пройденных состояний: их
бесконечная
последовательность в постоянном саморазвитии материи выражает В. её
существования во времени.
О В. в др.-греч. философии см. Эон. См. также статьи Время, Космология.
ВЕЩЕСТВО, вид материи, к-рый, в отличие от физич. поля, обладает массой покоя. В
конечном
счёте В. слагается из элементарных частиц, масса покоя к-рых не равна нулю (в
основном из
электронов, протонов, нейтронов). В классич. физике В. и физич. ноле абсолютно
противопоставлялись друг другу как два вида материи, у первого из к-рых
структура дискретна, а у
второго— непрерывна. Квантовая физика, к-рая ввела идею двойств. корпускулярно-
волновой
природы любого микрообъекта, привела к нивелированию этого противопоставления.
Выявление
тесной взаимосвязи В. и поля привело к углублению представлений о структуре
материи. На этой
основе были строго отграничены категории В. и материи, на протяжении мн. веков
отож-
дествлявшиеся и философии и науке, причём филос. значение осталось за категорией
материи, а
понятие В. сохранило научный смысл в физике и химии. В. в земных условиях
встречается в четырёх
состояниях: газы, жидкости, твёрдые тела, плазма. Высказывается предположение,
что В. может
существовать также в особом, сверхплотном (напр., в нейтронном) состоянии.
* Вавилов С. И., Развитие идеи вещества, Собр. соч., т. 3, M., 1956, с. -41—62;
Структура и формы материи. [Сб. ст.], М.,
1967. И. С. Алексеев.
ВЕЩЬ, отдельный предмет материальной действительности, обладающий относит.
независимостью
и устойчивостью существования. Определённость В. задаётся её структурными,
функциональными,
качеств. и количеств. характеристиками. Наиболее общим выражением собств.
характеристик В.
являются её свойства, а место и роль данной В. в определ. системе выражаются
через её отношения с
другими В. Категория В. широко использовалась в философии до 19 в., причём осн.
признаком В.
считалась её телесность. В совр. филос.
лит-ре вместо категории В. обычно употребляют категории объекта и предмета.
Однако при анализе
социаль-но-экономич. проблем термин «В.» («вещный», «вещность») сохраняет
самостоятельное
значение для обозначения процесса овеществления, когда отношения между людьми
получают
превращённую форму и выступают как отношения вещей (напр., в условиях
универсального
развития товарных отношений в капиталистическом обществе). Понятие В.
употребляется также в
логике.
? Уемов А. И., Вещи, свойства и отношения, М., 1963.
«ВЕЩЬ В СЕБЕ» (Ding an sich; things in itself; chose en soi; cosa in se), филос.
термин, означающий
вещи как они существуют сами по себе (или «в себе»), в отличие от того, какими
они являются «для
нас» — в нашем познании. Различие это рассматривалось ещё в древности, но особое
значение
приобрело в 17—18 вв., когда к этому присоединился вопрос о способности (или
неспособности)
нашего познания постигать «вещи в себе». Понятие «вещи в себе» стало одним из
основных в
«Критике чистого разума» Канта, согласно к-рому теоретич. дознание возможно лишь
относительно
явлений, но не относительно «вещи в себе», этой непознаваемой основы чувственно
ощущаемых и
рассудочно мыслимых предметов. Понятие «В. в с.» имеет у Канта и др. значения, в
т. ч.
умопостигаемого предмета, т. е. безусловного, запредельного для опыта предмета
разума (бог,
бессмертие, свобода). Противоречие в кантовском понимании «вещи в себе»
заключается в том, что,
будучи сверхчувственной, трансцендентной, она в то же время аффицирует наши
чувства, вызывает
ощущения. Философы-идеалисты критиковали понятие «вещь в себе» с двух т. зр.:
субъективные
идеалисты (Фихте, махисты) считали несостоятельным понятие об объективно
существующей «вещи
в себе»; Гегель, признавая с т. зр. объективного идеализма её существование,
критиковал идею о
непознаваемости «вещи в себе» и непереходимой границе между нею и явлениями.
Диалек-тич.
материализм признаёт существование «вещи в себе», т. е. независимой от
человеческого сознания ре-
альности, но отвергает утверждение об её непознаваемости: «Решительно никакой
принципиальной
разницы между явлением и вещью в себе нет и быть не может. Различие есть просто
между тем, что
познано, и тем, что еще не познано...» (Ленин В. И., ПСС, т. 18, с. 102).
ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ, филос. категория, отражающая процессы воздействия различных
объектов
друг на друга, их взаимную обусловленность, изменение состояния, вааимопереход,
а также
порождение одним объектом другого. В. представляет собой вид непо-средств. или
опосредованного,
внеш. или внутр. отношения, связи. Свойства объекта могут проявиться и быть
познанными только
во В. с др. объектами. «Взаимодействие — вот первое, что выступает перед нами,
когда мы
рассматриваем движущуюся материю...» (Энгельс Ф., см. Маркс К. и Энгельс Ф.,
Соч., т. 20, с. 546).
Понятие В. находится в глубокой связи с понятием структуры. В. выступает как
интегрирующий
фактор, посредством к-рого происходит объединение частей в определ. тип
целостности.
В. носит объективный и универсальный характер; в силу универсальности В.
осуществляется
взаимная связь всех структурных уровней бытия, материальное единство мира.
Принцип В.
конкретизируется в учении о причинности. Именно В. определяет отношение причины
и следствия.
Каждая из взаимодействующих сторон выступает как причина другой и как следствие
одновременного обратного влияния противоположной стороны. В. обусловливает
развитие объектов.
Именно В. противоположностей, противоречие, является самым глубоким источником,
основой и
конечной причиной возникновения, самодвижения и развития объектов. Каждая форма
движения
материи имеет в твоей основе определ. типы В. структурных элементов.
Сложные формы В. характеризуют жизнь общества. По определению Маркса, общество —
это
«продукт взаимодействия людей» (см. там же, т. 27, с.402). Классич. примеры
исследования
многообразных В. в обществе как целостной, внутренне дифференцированной,
саморазвивающейся
системы — «Капитал» Маркса, «Развитие капитализма в России» В. И. Ленина.
Категория В.
является существ. методологии, принципом познания природных и обществ. явлений.
Совр.
естествознание показало, что всякое В. связано с материальными полями и
сопровождается
переносом материи, движения и информации. Любой объект может быть понят и
определён лишь в
системе отношений и В. с др. окружающими явлениями, их частями, сторонами и
свойствами.
Познание вещей означает познание их В. и само является результатом В. между
субъектом и
объектом.
* Энгельс Ф., Диалектика природы, Маркс К. и Э н г е л ь с Ф., Соч., т. 20; У е
м о в А. И., Вещи, свойства и отношения,
М., 1963; Кедров Б. М., Энгельс и диалектика естествознания, М., 1970, гл. 4.
ВЗАИМОСВЯЗЬ, см. в ст. Связь.
ВИВЕКАНАНДА Свами (монашеское имя Hapенд-ранатха Датта) (12.1.1863, Калькутта,—
4.1. 1902,
Белур), инд. мыслитель, религ. реформатор и обществ. деятель. В 1882 встретился
с Рамакришной и с
тех пор всю жизнь занимался развитием его идей, ведя интенсивную пропаганду
реформированного
индуизма не только в Индии и странах Азии, но и в Европе и Америке. В 1897
организовал религ.-
реформаторское об-во «Миссия Рамакришны» —центр религ. активности в Индии (имеет
отделения
в ряде стран Европы и Америки). В отличие от Рамакришны, В. был хорошо знаком с
зап.-европ.
культурой.
Считая, как и Рамакришна, что единств. средством «спасения» совр. человечества
является
обращение к духовно-религ. опыту, В. особенно подчёркивал значение инд. нац.
традиций. Поэтому,
говоря о духовном единстве всех религий, В. одновременно настаивал на
преимуществ. значении
индуизма, провозглашая его «матерью всех религий». Филос. основой индуизма В.
считал веданту, к-
рую он синтезировал, с одной стороны, с филос. идеями санкхьи и йоги, с другой —
приближал к
понятиям европ. философии. Как и Рамакришна, В. отрицал иллюзорность эмпирич.
мира и тракто-
вал творение как божеств. игру. Однако наибольшим преобразованиям подверглась у
В. этич.
доктрина веданты. Выдвигая идеалом личности духовную отрешённость, он
одновременно
проповедовал идею «мужественного индуизма», активного служения человечеству (в
«моральном
бессилии» индуизма он видел результат влияния буддизма). В основе социальных
воззрений В.—
теория четырёх стадий обществ. прогресса, в ходе к-рого последовательно
возвышаются варны
брахманов, кшатриев, вайшьев, шудр. Совр. общество, по В.,— «царство вайшьев»,
будущее —
«царство шудр», примирение сословий, к реализации которого и призывал В.
• The complete works, pt 1—8, Mayavati, 1923—324; в рус. пер.—Философия йога,
Сосница, 1911; Прантич. веданта, [М.
19121; Бхакти-йога, СПБ, 1914; Карма-йога, П., 19162.
* ? о л л а н Р., Жизнь В., Собр. соч., т. 19, Л., 1936; Nehru J., Sri
Ramakrisima and Swami Vivekananda, Gale., 1960s; см.
также лит. к ст. Веданта.
ВИВЕС (Vives) Хуан Луис (6.3.1492, Валенсия,—6.5. 1540, Брюгге), исп. философ,
гуманист и
педагог. Проф. в ун-тах Лувена и Оксфорда. Автор ок. 60 работ на лат. яз. Выл в
дружеских
отношениях с Эразмом Роттердамским и Мором. Изгнан Генрихом VIII из Англии, жил
в Брюгге
(Бельгия). Выступая против схоластики и видя основу познания в непосредств.
наблюдении и
эксперименте, В. во многом предварил опытный метод Ф. Бэкона. В. проложил новые
пути в
психологии («О душе и жизни», «De anima et vita», 1538) и педагогике, считая
главным вопрос не о
том, что есть душа,
ВИВЕС 81
а каковы её проявления. Обстоятельно рассмотрел вопрос об ассоциации идей и
природе памяти. В.
оказал влияние на Я. А. Коменского, а также на педагогич. теорию И. Лойолы.
Дальнейшее развитие
идеи В. получили в творчестве исп. философа-материалиста Уарте.
• Obras completas, t. 1—2, Madrid, 1947—48.
• История философии, т. l, M., 1U57, с. 308—10; M a r a u o n G., Lufs Vives,
Madrid, 1942; UrmenetaF. de, La doctrina
psicologica у pedagogica de Luis Vives, Barcelona, 1949.
ВИД И РОД в логике, осн. понятия классификации, служащие для выражения отношения
между
классами: из двух классов тот, что содержит в себе другой, называется родом, а
тот, что
содержится,— видом. Родовидовое отношение частично упорядочивает классы
классификац.
системы. Класс, к-рый содержит все др. классы этой системы, называется высшим
родом (sumrnum
genus), или макс. классом родо-видового порядка. Класс, к-рый содержится во всех
классах, лежащих
на одном пути к высшему роду, наз. низшим видом (infima species), или миним.
классом родо-
видового порядка. И род и вид, как правило, определяются признаками —
соответственно родовыми
и видовыми, причём каждая видовая характеристика объекта классификации влечёт
его родовую
характеристику, но не наоборот. В отношении В. и р. выделяются два аспекта —
понятийный
(интенсиональный) и объёмный (экстенсиональный). Классифицируя, можно обращать
внимание или
на связи понятий (признаков), или на связи объёмов (родо-видовые отношения) этих
понятий, но при
этом действует закон обратного отношения — чем шире объём понятия, тем уже,
беднее его
содержание.
• Ч е л п а н о в Г. И., Учебник логики, М., 1946; В о й ш в и л л о Е. К.,
Понятие, М., 1967.
ВИДЖНЯНА (санскр., от виджна — различать, распознавать), понятие др.-инд. теории
познания и
психологии, означающее способность различения, распознавания, дискурсивного
мышления и
соответственно знания, предполагающего анализ состава объекта и его отличий от
др. сопоставимых
с ним объектов. Понятие В. получило особое развитие в буддизме, где В. входит в
двусоставный
комплекс, объединяющий духовные и материальные элементы индивидуальности (нама —
рупа);
насчитывается 89 подразделений В., обнимающих разные виды познания (с помощью
пяти органов
чувств, ума-манаса, различения хорошего, нейтрального и плохого). Центр, место
понятие В.
занимает в школе йогачара, или виджнянавада (т. е. сторонников учения о В.),
утверждавшей
единств. реальность В., сознания. В.— это абс. всеобщность (алаявиджняна),
достигаемая благодаря
применению йоги, всё наблюдаемое многообразие видимого мира — лишь разные
проявления В., к-
рая безгранична во времени и в пространстве и содержит в себе познающее и
познаваемое (субъект и
объект познания). В В. содержатся идеальные зародыши всех вещей; проекция их на
внеш. мир
приводит к иллюзии реальности наблюдаемого мира. Это убеждение в иллюзорности
мира вещей
получило продолжение в теории несуществования души, согласно к-рой человек есть
лишь условное
название ряда совокупностей — материального тела, нематериального ума (ма-наса
или читты) и
сознания-B. Продолжающееся во времени бытие, жизнь возможны благодаря В., к-рая
переходит из
жизни в жизнь и образует т. н. В.-санта-ну, т. е. постоянную В.
• Davids С. A. F., Buddhist psychology, L., 1924·; см. также лит. к ст.
Буддизм.
ВИДЖНЯНАВАДА, см. Йогачара.
ВИДИМОСТЬ, кажимость, непосредственное, одностороннее проявление
сущности,
неадекватно выраженной отд. явлениями. В процессе непосредств. созерцания вещи
нередко
представляются не так, как они существуют сами по себе, а так, как они
отражаются в других вещах,
с к-рыми они взаимодействуют, как они воспринимаются в зависимости от условий и
самого
82 ВИД
устройства органов восприятия. В. не есть порождение сознания, в ней
преломляются реальные
отношения вещей, их сущность, так же как и реальные условия наблюдения. Напр.,
кажется, что
Солнце передвигается по небесному своду с Востока на Запад.
Категория В., с одной стороны, фиксирует неадекватность и неполноту выражения
сущности в том
пли ином явлении, поскольку ни одно явление не выражает полностью сущности. В
этом
заключается один из источников заблуждения, когда выводы делаются на основе
неполной,
односторонней информации, причём эта особенность информации не осознаётся, не
учитывается. С
др. стороны, категория В. отражает противоречия процесса познания, движение
познания от явления
к сущности, диалектич. отрицание теоретич. знанием эмпирически данного,
противоречие между
рациональным и чувственным. Чувств. образы предоставляют материал для теоретич.
знания, но коль
скоро эти данные интерпретируются как готовое знание, возникает В. знания,
отражающая В.
явлений. Анализ В.— необходимый момент в познании. Великое открытие Коперника
научно
объяснило В. непосредственно наблюдаемого движения Солнца. Энгельс писал, что
«...видимое
движение небесных тел делается понятным лишь для того, кто знает их
действительное, но
чувственно не воспринимаемое движение» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 20, с.
221).
Особенно сложной исследовательской задачей является познание сущности обществ.
отношений. К.
Маркс в «Капитале», анализируя «триединую формулу» вульгарной политич. экономии,
согласно к-
рой капитал порождает прибыль, земля — ренту, а труд пролетария — зарплату,
показывает, что эта
формула отражает В. капиталистич. произ-ва, в к-ром все виды доходов в
действительности являются
частями создаваемой пролетариями прибавочной стоимости. Однако возникающая в
экономич.
отношениях В. объективна и существенна, поскольку в среднем прибыль капиталиста
пропорциональна величине авансированного капитала, а рента землевладельца —
количеству и каче-
ству его земли.
Первые представления о В. возникли ещё в античности (элеаты, Демокрит, Платон).
Впервые систе-
матич. разработкой категории В. занялся Гегель. В. И. Ленин, конспектируя «Науку
логики»,
материалистически переработал гегелевские положения, подчеркнув объективный и
существ.
характер видимости. «Не только Wesen (сущность.— Pед.), но и Schein (видимость.—
Ред.)
объективны» (ПСС, т. 29, с. 89). И далее: «Кажущееся есть сущность в одном ее
определении, в
одной из ее сторон, в одном из ее моментов. Сущность кажется тем-то! Кажимость
есть явление
(Schemen) сущности самой в самой себе» (там же, с. 119). В. и сущность —
единство
противоположностей; противоречие между ними есть противоречие самой сущности,
присущее ей
отрицание своей огранич. определённости.
• M a p к с К., Капитал, т. 3, гл. 48, M a p к с К. и 9 в-г е л ь с Ф., Соч., т.
25, ч. 2; Э и г е л ь с Ф., Диалектика природы,
там же, т. 20; е г о ж е, Анти-Дюринг, там же, т 20· Л е н и н В. И., Филос.
тетради, ПСС, т. 29.
ВИЗЕ (Wiese) Леопольд фон (2.12.1876, Глац,—11.1. 1969, Кёльн), нем. социолог. В
1933
эмигрировал в США, с 1945 — в Зап. Германии. Представитель формальной социологии
и
последователь Зиммеля. В. считал целью социологии исследование всеобщих форм
социальных
явлений. При этом он отвлекался от их конкрет-но-историч. содержания и
противопоставлял свою
концепцию марксистской теории. Основу его теории составляет т. н. социология
отношений.
Общество, по В.,— абстракция, существует лишь «социальное» или
«межчеловеческое»,
представляющее сеть отношений между людьми; каждое из них является результатом
определ.
социальных процессов. В. строит типологию таких процессов и отношений исходя из
понятия со-
циальной дистанции — от высшей степени ассоциации
(амальгамация) до высшей степени диссоциации (конфликт). На основе социальных
процессов
возникают социальные структуры как совокупность межчеловеч. отношений,
классифицируемые В.
по степени их устойчивости (длительности) и абстрактности: конкретные группы
(краткоживущие);
абстрактные группы (длительные) — народ, нация; группы с непосредств.
взаимоотношениями —
семья; абстрактные коллективы — гос-во, церковь. Идеи В. оказали одредел.
влияние на бурж.
социологию.
• System der allgemeinen Soziologie..., В., 1955'; Das Soziale im Leben und
Denken, Koln, 1956; Philosophie und Soziologie,
B., 1959; Ethik der sozialen Gebilde, Fr./M., 1961; Wandel und Bestandigkeit im
sozialen Leben, B., 1964; Das Ich und das
Kollektiv, B., 1967; Der Mitmensch und der Gegenmensch im sozialen Leben der
nachsten Zukunft, Koln, 1967; Geschichte der
Soziologie, B., 19719.
• Кон И. С., Позитивизм в социологии, Л., 1964, гл. 5, с. 107—10; О с и п о в Г.
В., Совр. бурж. социология, М., 1964.
ВИКО (?ісо) Джамбаттиста (23.6.1668, Неаполь,— 23.1.1744, там же), итал.
философ. С 1699 проф.
риторики ун-та в Неаполе. С 1734 придворный историограф. В полемике с Декартом
В.,
противопоставляя общий разум индивидуальному, выдвинул идею объективного
характера историч.
процесса. Исходя из того, что познать мы можем только то, что мы делаем, В.
считал историч. науку
сознанном человечества о собств. деяниях. Он выдвинул теорию историч.
круговорота — развития
всех наций по циклам, состоящим из трёх эпох: божественной
(безгосударственность, подчинение
жрецам), героической (аристократич. гос-во) и человеческой (демократич.
республика или представи-
тельная монархия). Каждый цикл кончается общим кризисом и распадом данного
общества. Смена
эпох осуществляется в силу обществ. переворотов, борьбы между отцами семей и
домочадцами — в
патриархальном обществе, позднее — борьбы феодалов и простого народа. Гос-во
возникло для
обуздания отцами борющихся против них домочадцев — слуг. Придавая решающее
значение
деятельности людей в осуществлении историч. процесса, сами историч. законы В.
считал, однако,
провиденциальными. Историзм В. позволил ему выработать более адекватный, чем у
совр. ему
франц. просветителей, взгляд на архаич. периоды в развитии культуры, подойти к
целостному
истолкованию иск-ва, религии, права, форм социальной и хоз. жизни в их единстве
и
взаимодействии.
Идеи В. во многом предварили философию истории Гердера и Гегеля; распространение
их связано с
деятельностью В. Кузена и франц. историков эпохи Реставрации (Ж. Мишле).
• Ореге, Mil., [1959]; в рус. пер.— Основания новой науки об общей природе
наций, вступ. ст. М. А. Лифшица, М.,
• История философии, т. 1, М., 1957, с. 461—63; К и с-сельМ. А., Джамбаттиста
В., М., 1980; Сгосе В., Biblio-grafia
vichiana, v. 1—2, Napoli, 1947—48; e г о ж e, La filoso-fia di G. Vico, Bari,
1947«; Badaloni N., Introduzione a G. B. Vico,
Mil., 1961; N i с o l i n i F., Vico storico, [Napoli, 1867]· G. Vico. An
international Symposium, ed. G. Tagliacozzo, Baltimore,
1969; Donzelli M., Contributo alia bibliografia vichiana (1948—1970), Napoli,
1973.
ВИНДЕЛЬБАНД (Windelband) Вильгельм (11.5.1848, Потсдам,— 22.10.1915,
Гейдельберг), нем.
философ, глава баденской школы неокантианства. В трудах по истории философии
(«История
древней философии», 1888, рус. пер. 1893; «История новой философии», Bd 1 - 2,
1878—80, рус. пер.,
т. 1—2, 1902—05) рассматривал филос. учения прошлого с кантианских позиций.
Стремясь
преодолеть дуализм кантовской философии, устранял «вещь в себе». Определял
философию как все-
общую науку о «ценностях». Исходя из кантовского различения теоретич. и практич.
разума, В.
противопоставлял философию как нормативное учение, основанное на оценочных
суждениях и
познании должного, опытным наукам, опирающимся на теоретич. суждения и эмпирич.
данные о
«сущем». Ценности у В.— априорны, трансцендентальны, общезначимы; он различал
логич., этич.,
зстетич. и религ. ценности, толкуя их как восходящие ступени. Признавая конечной
целью историч.
прогресса самоопределение человечества в соответствии с «этич. идеалом», В.
сводил социальные
проблемы к этическим. Выше этич. ценностей он ставил эстетические — как
свободные от человеч.
воли и заинтересованности. Дуализм мира действительности и мира ценностей (того,
что есть, и того,
что должно быть) В. объявлял «священной тайной», обнаруживающей ограниченность
нашего
познания и устремляющей нас в сферу религ. ценностей.
В методологии наук В. противопоставлял естеств. (номотетические) и исторические
(идиографические) науки (науки о природе и науки о культуре). В отличие от
естеств. наук,
изучающих общее, повторяемое, закономерное в явлениях, историч. науки, согласно
В., имеют дело с
единич. явлениями и событиями в их неповторимости и исключительности. Отвергая
закономерность
как руководящий принцип историч. познания, В. заменял его процедурой «отнесения
к ценностям».
Учение В. о разделении наук оказало значит. влияние на бурж. философию,
социологию и
историографию.
• Geschichte und Naturwissenschaft, Strassburg, 19043; Lehrbuch der Geschichte
der Philosophie, Tub., 195715; в рус. цер.—
Прелюдии, СПБ, 1904; О свободе воли, М., 1905; Платон, СПБ, 19094; Философия в
нем. духовной жизни 19 столетия,
М.. 1910.
* ? л е х а н о в Г. В., О книге В. В., Соч., т. 17, М., [1925); )вр. бурж.
философия, М., 1972, гл. 1, § 3; R i с k e r t H.,
W. Windelband, Tub., 19292; JakowenkoB., W. Windelband, Prag.,
1941.
ВИНЕР (Wiener) Норберт (20.11.1894, Колумбия, Миссури,— 18.3.1964, Стокгольм),
амер.
математик, один из создателей кибернетики. Учился у Дж. Сан-таяньт, Дж. Ройса,
Б. Рассела, Э.
Гуссерля, Д. Гильберта. Первые исследования В. посвящены логике, в частности
сравнит. анализу
теории отношений Э. Шредера и Б. Рассела. Математич. творчество В. во многом
определялось
постановками задач в теоретич. физике (броуновское движение, статистич.
механика) и биологич.
науках (моделирование нейродинамич. процессов), а также проблемами электро- и
вычислит.
техники. Результаты В. в теории преобразований Фурье, теории потенциала, теории
тауберовых
теорем, теории вероятностей, теории связи, обобщенного гар-монич. анализа,
теории предсказания и
фильтрации свидетельствуют о стремлении к междисциплинарному синтезу и увязке
теоретич.
построений с практикой. Эта установка В. нашла выражение в кн. «Кибернетика, или
Управление и
связь в животном и машине» (1948: рус. пер. 19682), в к-рой был обоснован статус
нового
комплексного науч. направления и введено его название. Разрабатывая статистич.
теорию
информации, В. углубил трактовку принципа отрицат. обратной связи и показал
аналогии,
имеющиеся между вычислит, машиной и человеч. мозгом. Идея кибернетики базируется
у В. на
положении о единстве процессов управления и переработки информации в сложных
системах.
Исходя из того, что «новые концепции связи и управления влекут за собой новое
понимание
человека и человеч. знаний о вселенной и обществе» («Я — математик», М., 1964,
с. 312), развивал
кибернетич. подход к различным областям науки и культуры. В. отстаивал идеи
материалистич. и
диалектич. характера. Он придавал большое значение анализу соотношения
необходимости и
случайности (концепция «вероятностной вселенной»), анализировал связь информац.
и термодина-
мич. закономерностей, изучал процессы управления и информац. процессы в
контексте
целенаправленного поведения, подчёркивал роль моделей в познании. В последних
работах В.
обратился к проблематике обучающихся и самовоспроизводящихся машин, вопросам
взаимодействия человека с Информац.-вычислит. устройствами. В. указывал на
необходимость
исследования социальных аспектов науч. знания, ответственности учёных в совр.
мире.
ВИНЕР 83
• Selected papers, Camb. (Mass.), 1964; в рус. пер.— Кибернетика и общество, М.,
1958; Наука и общество, «ВФ», 1961, №
7.
• Поваров Г. H., H. В. и его «Кибернетика», в кн.: В. Н., Кибернетика..., M.,
19682; «Bulletin of the American Mathematical
Society». 1966, v. 72, № 1, pt 2 (лит.).
ВИНЦЕНТ из Б о в e (Vincent de Beauvais; Vincen-tius Bellovacensis), педагог,
монах-доминиканец.
Автор «Великого зерцала» («Speculum majus», 1473) — всеобъемлющей энциклопедии
ср.-век.
знания, пользовавшейся большой популярностью и содержавшей «зерцала» природы
(широкий круг
естеств.-науч. сведений), науки (не только метафизики, математики и теологии, но
также и
разнообразных практич. знаний) и истории (от «сотворения мира» до крестовых
походов); в нач. 14 в.
в энциклопедию была включена 4-я часть — «зерцало» морали.
*Lemoine M., L'oeuvre encyclopedique de Vincent de Beauvais, «Cahiers d'histoire
mondiale», 1966, v. 9,
№3. ВИТАЛИЗМ (от лат. vitalis — жизненный, живой, vita — жизнь), учение о
качеств. отличии
живой природы от неживой, о принципиальной несводимости жизненных процессов к
силам и
законам неорганич. мира, о наличии в живых телах особых факторов, отсутствующих
в неживых.
Различают филос. В., близкий к объективному идеализму (Платон, Шеллинг,
Бергсон), и естеств.-
науч. В. Последний противостоит механицизму, согласно к-рому жизненные процессы
без остатка
разложимы на силы и факторы неживой природы. Осн. принципы, отстаиваемые В.,—
целесообраз-
ность, нерасчленимость и «немашинность» развития и поведения живых систем.
Элементы В.
присутствуют уже у Аристотеля, учившего, что живой природе присуща цель в самой
себе. Наиболее
полно система В. изложена Дришем. Ссылаясь на открытый им феномен эмбриональных
регуляций,
Дриш утверждал, что индивидуальное развитие организмов не есть простая
реализация
предустановленного экстенсивного (пространственного) разнообразия, к чему
сводились утверж-
дения механицистов. Согласно Дришу, в процессе развития происходит переход
интенсивного
(непространственного) разнообразия в экстенсивное. Этот переход свойствен только
живым
системам и осуществляется иод действием специфически витального фактора —
энтелехии. Живым
организмам присуща «целостная причинность», тогда как неживым телам —
«причинность
элементов».
В. оказал влияние на нек-рые отрасли биологии и психологии (теория морфогенетич.
полей в
эмбриологии, гештальтпсихология), а также породил ряд течений (органицизм,
холизм и др.).
Сильной стороной В. была критика механистич. взглядов на биологич. причинность.
Нек-рые
высказывания виталистов предвосхитили совр. взгляды на генерацию и накопление
информации в
живых системах, на иерархию уровней организации. С утверждением (как в физич.
науках, так и в
биологии) более широких, немеханистич. взглядов на причинность и с развитием
системного
подхода В. утратил влияние. Ряд феноменов, к-рые В. считал специфически
биологическими
(способность регулировать нарушения целостности, самоусложнение пространств.
организации,
достижение одного конечного результата разными путями), рассматриваются в совр.
естествознании
как типичные проявления самоорганизации любых достаточно сложных систем (как
живых, так и
неживых), а специфика живого не отрицается, но связывается с единством
происхождения и развития
жизни.
* Дриш Г., В. Его история и система, [пер. с нем.1, М., 1915; Кремянский В. И.,
Структурные уровни живой материи, М.,
1969; Хакен К., Синергетика, пер. с англ., М., 1980; Russell E. S., The
directiveness of organic activities, Camb., 1946.
ВИТГЕНШТЕЙН (Wittgenstein) Людвиг (26.4.1889, Вена,—29.4.1951, Кембридж), австр.
философ,
логик
84 ВИНЦЕНТ
и математик. Представитель аналитической философии. С 1929 жил в Великобритании.
В «Логико-
филос. трактате» (1921, рус. пер. 1958) В. под влиянием Рассела выдвинул
концепцию логич. анализа
языка, основанную на идее т. н. логически совершенного, или идеального, языка,
образцом к-рого он
признавал язык мате-матич. логики. Логико-гносеологич. модель знания,
сформулированная В.,
представляла собой неоправданную попытку экстраполяции на структуру знания в
целом свойств
частного логич. формализма — клас-сич. двузначной математич. логики. Модель В.
исходила из
возможности сведения всего Знания к совокупности элементарных предложений.
Утверждения ло-
гики и математики рассматривались при этом как образец выражения схем
формального
преобразования содержат. утверждений о мире. Этой модели знания В. предпослал
онтологич.
обоснование в виде доктрины логического атомизма, к-рая представляет собой
проекцию структуры
знания, предписываемой логико-гно-сеологич. моделью, на структуру мира. Всё, что
не вписывается
в эту модель — традиц. философия, этика и т. д.,— объявляется В. лишённым
познават. смысла.
Философия признаётся возможной лишь как «критика языка». Идеи «Логико-филос.
трактата» были
восприняты логич. позитивизмом, хотя последний и отвергал логич. атомизм В. как
неправомерную
«метафизику». Начиная с 30-х гг. В. отказался от односторонней ориентации на
логику и идеи
логически совершенного языка, рассматривая его лишь как одну из возможных
«языковых игр».
Абсолютизация логич. моделирования языка сменяется у В. культом многообразия
форм обыденного
языка и их эмпирич. описания. В. резко выступал против всяких унификаций и
генерализаций в
подходе к языку, выдвигая концепцию значения как употребления, противопоставляя
теории
обобщения идею «семейных сходств». Эти взгляды В., нашедшие выражение в его
посмертном труде
«Филос. исследования» («Philosophische Untersuchungen», 1953), оказали большое
влияние на
развитие лингвистической философии. Если для доктрины логич. атомизма был
характерен
субъективно-идеалистич. эмпиризм, переведённый в логич. план, то в поздней своей
концепции В.
занимал позицию идеалистич. конвенционализма, согласно к-рой язык толкуется как
продукт
произвольного соглашения. Вместе с тем В. сохранил свою исходную установку,
ставшую ведущим
принципом анали-тич. философии,— о необходимости борьбы с дезориентирующим
воздействием
неправильного обращения с языком, к-рое, по его мнению, является источником
всякого рода филос.
псевдопроблем (среди к-рых и проблема объективной реальности).
• Хилл Т. И., Совр. теории познания, пер. с англ., М., 1965; Корнфорт М.,
Марксизм и лингвистич. философия, пер. с
англ., [М., 1968]; Козлова М. С., Философия и язык, М., 1972; Совр. бурж.
философия, М., 1978, гл. 2; Pitcher G., The
philosophy of Wittgenstein, Englewood Cliffs (N. Y.) 1964; Griffin J.,
Wittgenstein's logical atomism, Oxf. 1964.
ВИШИШТА-АДВАЙТА, др.-инд. религ.-филос. направление, разновидность веданты.
Связана
прежде всего с деятельностью Рамануджи (11—12 вв.). Вместе с адвайтой-ведантой
Шанкары
принадлежит к недуа-листич. системам, признающим тождество «Я» и бога (брахмана)
и в этом
противостоящим дуалистич. веданте (двайта) Мадхвы, полагающей «Я» и бога как две
совершенно
различные и самостоят. сущности. В то же время в отличие от адвайты-веданты
Шанкары монизм В.-
а. ограничен присутствием различий (вишеша, ви-шишта): при общем тождестве «Я» и
бога,
согласно В.-а., существует множественность реальных душ, наделённых сознанием, и
материи, не
имеющей сознания; мир создан богом и столь же реален, как и он. Соответственно
В.-а. настаивает
на истинности всякого познания и отрицает существование иллюзорных объектов,
оспаривая учение
адвайты-веданты об иллюзорности (см, Майя).
• См. к ст. Рамануджа.
ВКУС эстетический, способность человека к восприятию и оценке эстетич. свойств
явлений и
предметов, к различению прекрасного и безобразного. Проблема В. получила особое
развитие в
эстетике 17—18 вв. Одним из первых о В. писал исп. мыслитель Грасиан-и-Моралес.
Франц.
философы-просветители и эстетики классицизма (Н. Буало, III. Баттё, Монтескье,
Вольтер и др.)
трактовали В. с позиций рационализма и нормативизма. В англ. сенсуалистич.
эстетике (А.
Шефтсбери, Г. Хом и др.) В. выводился из человеч. ощущений и связывался с этич.
нормами. Ф.
Хатче-сон, а затем Э. Бёрк утверждали всеобщность эстетич. В., коренящуюся в
общности психо-
физиологич. организации всех людей. Субъективность В. акцентировалась Юмом. В
нем. классич.
философии проблема В. заняла центр. место в эстетике Канта, указавшего на
глубокие внутр.
противоречия В., являющегося одновременно и общественным и индивидуальным.
Белинский
отмечал историч. характер В., в эстетике Чернышевского были ярко показаны
различия во В. проти-
воположных классов.
Марксистско-ленинская эстетика рассматривает В, прежде всего как социально-
историч. явление.
Только в результате длит. развития человеч. общества, его культуры
«...порождается богатство
субъективной человеческой чувственности: музыкальное ухо, чувствующий красоту
формы глаз,—
короче говоря, такие чувства, которые способны к человеческим наслаждениям и
которые
утверждают себя как человеческие сущностные силы» (Маркс К., см. Маркс К. и
Энгельс ?. , Соч., т.
42, с. 122). В. различен в разные историч. эпохи и у разных народов, в классовом
обществе он носит
классовый характер. В то же время в нём содержатся и элементы абсолютного,
общечеловеческого.
Формирование и развитие хорошего В. составляет важную задачу эстетич.
воспитания.
• Лосев А. Ф., Шестаков В. П., История эстетич. категорий, М., 1965, с. 258—93.
ВЛАСТЬ, в общем смысле способность и возможность осуществлять свою волю,
оказывать
определяющее воздействие на деятельность, поведение людей с помощью к.-л.
средства —
авторитета, права, насилия (эконо-иическая, политическая, государственная,
семейная
и др.).
Науч. подход к определению В. требует учета множественности её проявлений в
обществе, а
следовательно, выяснения специфич. особенностей отд. её видов — экономической,
политической (в
т. ч. государственной, общественной), семейной; разграничения классовой,
групповой, личной В., к-
рые переплетаются между собой, но не сводятся друг к другу; разграничения
особенностей, форм и
методов проявления В. в различных социальных, экономич. и политич. системах.
Если в ан-
тагонистич. обществе гл. характеристикой В. являются отношения господства и
подчинения, то в
социалистич. обществе на смену им всё более приходят отношения, основанные на
убеждении,
руководстве, влиянии, контроле.
Наиболее важным видом В. является политич. В., реальная способность данного
класса, группы,
индивида проводить свою волю в политике и правовых нормах; она характеризуется
социальным
господством и руководством тех или иных классов. Хотя ныне политич. деятельность
осуществляется в рамках различных составных частей политич. систем: партий,
профсоюзов,
междунар. орг-ций (ООН, НАТО и др.), центр. институтом политич. В. является гос-
во. Гос. В. имеет
классовый характер, опирается на спец. аппарат принуждения и распространяется на
всё население
той или иной страны; она означает определ. организацию и деятельность в
осуществлении целей и
задач этой организации.
В.— одно из осн. понятий политич. науки и практики. В. И. Ленин писал, что
«переход
государственной власти из рук одного в руки другого класса есть
первый, главный, основной признак революции как в строго-научном, так и
практически-полити-
ческом значении этого понятия» (ПСС, т. 31, с. 133), что «коренной вопрос всякой
революции,
вопрос о власти в государстве...» (там же, т. 32, с. 127, см. также, т. 34, с.
200).
Обществ. В. существовала до появления гос-ва, она сохранится в той или иной
форме и после его
исчезновения. Критикуя позицию П. Б. Струве, к-рый доказывал, что гос-во
сохранится и после
уничтожения классов, Ленин писал: «Прежде всего, он совершенно неправильно видит
отличительный признак государства в принудительной власти: принудительная власть
есть во всяком
человеческом общежитии, и в родовом устройстве, и в семье, но государства тут не
было... Признак
государства — наличность особого класса лиц, в руках которого сосредоточивается
власть» (там же,
т. 1, с. 439).
Гос. В. может добиваться своих целей различными средствами — идеологич.
воздействием,
экономич. стимулированием и иными косвенными способами, но только она обладает
монополией на
принуждение с помощью спец. аппарата в отношении всех членов общества.
К осн. формам проявления В. относятся господство, руководство, управление,
организация,
контроль.
Господство предполагает абс. или относит. подчинение одних людей (социальных
групп) другим.
Руководство обозначает способность осуществлять свою волю путём воздействия в
различных
прямых и косвенных формах на руководимые объекты. Оно может быть основано
исключительно на
авторитете, на признании руководимыми соответств. полномочий у руководителей при
миним.
осуществлении властно-принудит. функций. Так, руководство со стороны
коммунистич. или рабочей
партии опирается в основном на идейное воздействие на массы, на силу авторитета.
Эффективность
руководства зависит от правильности политики партии, от того, до какой степени
её идеи и
конкретные решения отвечают интересам масс, объективным потребностям обществ.
развития.
Важно также разграничить понятия политич. руководства и управления. Так, в совр.
империалистич.
гос-вах группы монополий осуществляют руководящую роль в обществе и гос-ве.
Однако они не
берут на себя функции непосредств. управления, к-рые выполняются проф. политич.
деятелями,
аппаратом управления. Монополии оказывают своё решающее влияние на политику
капиталистич.
гос-в различными средствами: самим фактом концентрации в своих руках ключевых
рычагов
экономики, направлением деятельности, финансированием определ. партий и политич.
кампаний,
влиянием на характер конституционных режимов, на формирование обществ. мнения,
на
деятельность различных групп давления в парламентах, в гос. учреждениях и т. д.
Ленин
подчёркивал, что в условиях парламентских режимов буржуазия руководит обществом
косвенно, но
тем вернее. «Тот особый слой, в руках которого находится власть в современном
обществе,—писал
Ленин,— это бюрократия. Непосредственная и теснейшая связь этого органа с
...классом буржуазии
явствует и из истории... из самих условий образования и комплектования этого
класса, в который
доступ открыт только буржуазным „выходцам из народа" и который связан с этой
буржуазией
тысячью крепчайших нитей» (там же, с. 439—40).
Руководящей силой в социалистич. странах выступает рабочий класс, к-рый
осуществляет своё
руководство прежде всего через коммунистич. или рабочую партию, а
непосредственно управлением
заняты специалисты, работающие в сфере х-ва, культуры, просвещения и др.
Коммунистич. и
рабочие партии, осуществляя руководство обществом, находятся в центре всей
ВЛАСТЬ 85
политич. системы. Они воздействуют на общество, во-первых, вырабатывая идеологию
и политику,
программы деятельности общества; во-вторых, формируя и организуя проведение в
жизнь этих
программ внутр. и внеш. политики; в-третьих, выдвигая на ключевые посты в сферах
управления
своих представителей, обучая их управлению; в-четвёртых, контролируя выполнение
намеченной
линии. Вместе с ними непосредств. управлением хозяйственными и др. процессами
занимаются
хозяйств., гос., обществ. и иные орг-ции. Разграничение понятия руководства и
управления в ус-
ловиях социалистич. общества имеет не только теоре-тич., но и практич. значение.
Такой подход
помогает правильно распределять функции, права и обязанности между различными
звеньями
политйч. системы социалистических стран, избегать параллелизма в их
деятельности, делать
управление максимально эффективным .
В условиях коммунистич. обществ. самоуправления отомрёт основной институт
политйч. В.— гос-
во, однако сохранится руководство и управление, к-рые будут осуществляться всем
обществом.
• Энгельс Ф., Об авторитете, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 18; е г о же,
Происхождение семьи, частной собственности
и гос-ва, там же, т. 21; Ленин В. И., О социальной структуре В., перспективах и
ликвидаторстве, ПСС, т. 20; е г о ж е,
Задачи пролетариата в нашей революции, гам же, т. 31, с. 162—65; е г о ж е, Гос-
во и революция, там же, т. 33; его же,
Пролет, революция и ренегат Каутский, там же, т. 37; Материалы XXIV съезда КПСС,
М., 1971; Материалы XXV съезда
КПСС, М., 1976; Материалы XXVI съезда КПСС, М., 1981; Бурлацкий Ф. М., Галкин А.
А., Социология. Политика.
Междунар. отношения, М., 1974; В е с е л о в-ский В., Классы, слон и В., пер. с
польск., М., 1981.
Ф. М. Бурлацкий.
ВЛЕЧЕНИЕ, стремление к удовлетворению к.-л. потребности живого организма.
Характеризуются
постоянством появления и периодичностью протекания; удовлетворение В.
сопровождается
разрядкой напряжённости организма. Возникая независимо от сознания (мышления и
воли) человека,
В. связаны с кругом побудит. мотивов и интересов личности, к-рые определяют
форму и направление
реализации В.: влечения могут тормозиться или подавляться, переноситься с одного
объекта на
другой и т. п. Различные В. могут вступать в конфликт, разрешающийся в процессе
борьбы мотивов.
Многообразие форм, в к-рых выступают человеч. В., затрудняет их формальную
систематизацию.
ВНЕШНЕЕ И ВНУТРЕННЕЕ, филос. категории, во взаимосвязи к-рых внешнее выражает
свойства
предмета как целого и способы его взаимодействия с окружающей средой, а
внутреннее — строение
самого предмета, его состав, структуру и связи между элементами. В процессе
познания внешнее
обычно выступает как то, что обнаруживается непосредственно, что дано в
наблюдении как свойства
и связи предмета, фиксируемые органами чувств и в эмпирич. знании; внутреннее
же, как правило,
бывает скрыто от непосредств. наблюдения и может быть выявлено благодаря
теоретич. иссле-
дованию, в процессе к-рого вводят нек-рые «ненаблюдаемые сущности» —
идеализированные
объекты, законы и пр. В этом смысле движение познания есть движение от внешнего
к внутреннему,
от наблюдаемого к ненаблюдаемому, но мыслимому. Причём внутреннее раскрывается
через
внешнее, последнее есть способ выражения, обнаружения внутреннего. Марксистская
гносеология
подчёркивает историч. характер категорий В. и в.: то, что вчера было
ненаблюдаемым, завтра ста-
новится наблюдаемым, при этом изменяется и характер В. и в., и их
взаимоотношения внутри
целостного предмета.
В истории познания проблема В. и в. рассматривалась в двух аспектах. Во-первых,
она выступала как
вопрос об объективной природе В. и в., к-рым приписывались различные
характеристики. Так,
внешнее наделялось
86 ВЛЕЧЕНИЕ
такими свойствами, как становление, пространствен-ностъ, эмпирич. существование,
телесность.
Внутреннее наделялось др. свойствами — подлинного бытия, времени, вечного
духовного бытия и т.
п. Поэтому переход от внешнего к внутреннему трактовался как переход от
становления к бытию, от
пространства ко времени, от конечности к вечности. Во-вторых, проблема В. и в. в
значит. мере
смыкалась с проблемами сущности и явления, субстанции и её атрибутов, причём они
рассматривались как определ. характеристики учения о бытии — онтологии. В-
третьих, онтологич.
разрыв между В. и в., характерный для европ. науки и философии 17 в., был
преодолен в нем.
классич. идеализме, к-рый, переведя эту проблему в проблему гносеологии,
подчёркивал взаимосвязь
и взаимообусловленность В. и в., усматривая в познании переход от внешнего,
чувственно данного, к
ненаблюдаемому, теоретически мыслимому, причём духовное объявлялось истоком и
смыслом внеш.
бытия. В-четвёртых, эта проблема рассматривалась как одна из характеристик
человеч. деятельности,
её объективации в продуктах и средствах труда, в различных символически-знаковых
формах —
языке, математич. символах и др.
Марксистская гносеология подчёркивает объективный характер взаимосвязи В. и в.,
рассматривая
внутреннее как результат движения историч. познания человеком окружающего мира
на основе
практич. деятельности. При этом В. и в. оказываются одним из уровней предмета
исследования, а их
характеристики зависят от историч. развития науч. познания. Историч. и вместе с
тем системно-
целостный подход к предмету исследования, развитый диалектич. материализмом,
преодолевает
односторонние трактовки источников развития. В противовес тем концепциям, к-рые
отдают
приоритет внешнему (напр., внеш. условиям в ламаркизме при объяснении жизни, в
ряде концепций
развития науки), сводят внутреннее к чему-то сугубо производному, вторичному,
разрывают В. и в.
(различные варианты теории факторов в социологии), марксистская гносеология
видит во В. и в.
моменты целостного саморазвивающегося бытия, подчёркивает их неразрывное
единство,
усматривает в их взаимодействии источник самоорганизации и самодвижения бытия на
его различ-
ных уровнях.
ВНИМАНИЕ, характеристика психич. деятельности, выражающаяся в сосредоточенности
и в
направленности сознания на определ. объект. Под направленностью сознания
понимается избират.
характер психич. деятельности, осуществление выбора данного объекта из нек-рого
поля возможных
объектов.
Различают три вида В.: непроизвольное, произвольное и послепроизвольное.
Непроизвольное, или
пассивное, В. имеет место, когда выбор объекта деятельности определяется без
заранее поставленной
цели, непреднамеренно. Если выбор призводится сознательно, преднамеренно, то В.
является
произвольным, или активным. Произвольное В. является актом воли, оно присуще
только человеку.
Деятельность может так захватить человека, что её выполнение не требует от него
спец. волевых
усилий; наличие цели в сочетании с отсутствием волевых усилий характеризует
послепроизвольное
В.
Конкретные особенности В. устанавливаются с помощью характеристик его
устойчивости, объёма,
распределённости и возможности переключения. Устойчивость В.— способность
удерживать объект
деятельности в поле сознания на определ. срок (от долей секунды до неск. часов).
Объём В.—
количество объектов, к-рое может быть воспринято и запечатлено человеком в
относительно
короткий момент времени. Распреде-лённость В.— способность удерживать в поле
сознания объекты
одновременно неск. различных деятель-ностей. Под переключением В. понимают
особенности
перехода в поле сознания от объектов одной деятельности к объектам другой.
В. стало предметом интенсивного психологич, изучения на рубеже 19—20 вв., когда
с его помощью
стремились объяснить самые различные проявления психики. В силу этого понятие В.
стало крайне
многозначным. Оригинальную моторную теорию В. выдвинул рус. психолог Н. Н.
Ланге, связав В. с
движениями, к-рые производит человек при восприятии или представлении предмета.
Материалистич. трактовку В. дал франц. психолог Рибо (понимание В. как ряда
приспособит.
рефлексов). В совр. психологии ряд проблем, изучавшихся ранее в связи с В.,
рассматривается в
рамках исследования установки и краткосрочной (оперативной) памяти. Вместе с тем
изучение В.
приобрело огромное значение в связи с созданием совр. сложных тех-нич. систем и
специфич.
деятельностью в них человека, требующей тонких и развитых механизмов В.
• Рибо Т., Психология В., пер. с франц., СПБ, 18973; Добрынин ?. ?., Осн.
вопросы психологии В., в кн.: Психология,
наука в СССР, т. 1, М., 1959.
ВНУТРЕННЕЕ, см. Внешнее и внутреннее.
ВОЗВЫШЕННОЕ, эстетич. категория, характеризующая внутр. значительность предметов
и
явлений, несоизмеримых по своему идеальному содержанию с реальными формами их
выражения.
Понятие о В. возникло на закате античности. В. характеризовало особый стиль
ораторской речи
(Псевдо-Лонгин «О возвышенном», 1 в. н. э., рус. пер. 1966). Это значение
термина сохранилось
вплоть до эпохи Возрождения. В классицизме было развито учение о «высоком» и
«низком» стилях
лит-ры (Н. Буало, Ш. Баттё и др.). Как самостоят. эстетич. понятие В. было
впервые разработано в
трактате Э. Бёрка «Филос. исследование относительно возникновения наших понятий
о
возвышенном и прекрасном» (1757). Бёрк связывает В. с присущим человеку чувством
самосохранения и видит источник В. во всём том, что «...так или иначе способно
вызывать
представление о страдании или опасности, т.е. все, что так или иначе ужасно...»
(цит. по кн.: История
эстетики, т. 2, М., 1964, с. 103).
Кант в «Критике способности суждения» (1790) дал систематич. анализ
противоположности между
прекрасным и В. (см. Соч., т. 5, М., 1966, с. 249—88). Если прекрасное
характеризуется определ.
формой, ограничением, то сущность В. заключается в его безграничности,
бесконечном величии и
несоизмеримости с чело-веч. способностью созерцания и воображения. В.
обнаруживает двойств.
природу человека: оно подавляет его как физич. существо, заставляет его осознать
свою конечность и
ограниченность, но одновременно возвышает его как духовное существо, пробуждает
в нём идеи
разума, сознание нравств. превосходства даже над физически несоизмеримой и
подавляющей его
природой. Вследствие этого нравств. характера В., связи его с идеей свободы Кант
ставит В. выше
прекрасного. Шиллер, развивая эти идеи Канта («О возвышенном», 1792), говорит
уже о В. не только
в природе, но и в истории. В дальнейшем Шиллер преодолевает кантовское
противопоставление
прекрасного и В., вводя объединяющее их понятие идеально прекрасного.
В последующем развитии нем. эстетики центр тяжести в понимании В. был перенесён
с восприятия
его на соотношение между идеей и формой, выражаемым и выражением. Жан Поль
определял В. как
бесконечность, взятую применительно к чувств, предмету («Подготовительная школа
эстетики»,—
«Vorschule der Asthetik», 1804), Шеллинг — как воплощение бесконечного в
конечном. В. для К.
Зольгера есть идея, к-рая не выявилась полностью и только ещё «должна
раскрыться» (см.
«Vorlesungen uber Asthetik», Lpz., 1829, S. 242— 243), для Гегеля —
несоразмерность между
единичным явлением и выражаемой им бесконечной идеей.
Марксистская эстетика не противопоставляет В. прекрасному и рассматривает В. в
тесной связи с ге-
роизмом, с пафосом борьбы и творч. деятельности человека, нар. масс. В.
неотделимо от идеи
величия и до-
стоинства человека, и в этом ему родственно трагическое, к-рое представляет
собой своеобразную
форму возвышенно-патетического.
* Чернышевский Н. Г., В. и космическое, в кн.: Избр. филос.
сочинения, т. 1, М., 1950, с. 252—99; S e i d ? ?.,
Zur Geschichte des Erhabenheitsbegriffes seit Kant, Lpz., 1889; Hippie W. J.,
The beautiful, the sublime, the picturesque in
eighteenth century British aesthetic theory, Carbonuale (111.), 1957; Monk S.
H., The sublime..., Ann Arbor, I9602.
ВОЗМОЖНОСТЬ И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ, соотносит. филос. категории, характеризующие две
осн. ступени в становлении и развитии предмета или явления. Возможность —
объективная
тенденция становления предмета, выражающаяся в наличии условий для его
возникновения.
Действительность — объективно существующий предмет как результат реализации нек-
рой
возможности, в широком смысле — совокупность всех реализованных возможностей.
Различают
абстрактную (формальную) и реальную (конкретную) возможности. Абстрактная
возможность
характеризует отсутствие принципиальных препятствий для становления предмета
(«все возможно,
что не противоречит себе»), однако для её осуществления нет всех необходимых
условий. Реальная
возможность обладает для своей реализации всеми необходимыми условиями: скрытая
в действи-
тельности, она при определ. условиях становится но-вой действительностью.
Изменение
совокупности условий определяет переход абстрактной возможности в реальную, а
последняя
превращается в действительность. Так, абстрактная возможность кризиса
порождается с появлением
элементарной метаморфозы товара Т — Д — Т, но только в условиях развитого
капиталистического
произ-ва эта возможность становится реальной и реализуется в действительности.
Численная мера
возможности выражается посредством понятия вероятности.
Филос. осмысление В. и д. началось в др.-греч. философии. Элейская и мегарская
школы выдвинули
положение, согласно к-рому только о действительном (мыслимом как единое
всеобъемлющее бытие)
можно говорить как о возможном. Аристотель раскрыл связь В. и д. с движением и
развитием, толкуя
последние как переход от возможности (???????) к действительности (????????)
(см. Акт и потенция).
Согласно ему, действительность с т. зр. сущности предшествует возможности,
поэтому развитие
выступает в форме смены одной действительности другой. Свою диалектику В. и д.
Аристотель
связывал с учением об абс. пассивности материи и активности формы, считая, что
форма придаёт
пассивным возможностям способность превращаться в действительность.
Аристотелевская концеп-
ция В. и д. господствовала в ср.-век. философии. В 17—18 вв. представители
механистич.
материализма (Т. Гоббс, Ж. П. Ламарк, П. Гольбах) абсолютизировали в категории
действительности
аспект жёсткой детерминированности и пришли к отрицанию объективного значения
возможности,
отождествив её со случайностью (см. Необходимость и случайность). В «Теодицее»
Лейбница
положение о всеобщей необходимости, исключающей различные возможности, получило
ре-лиг.-
идеалистич. истолкование в виде тезиса о существующем мире как единственно
возможном и,
следовательно, наилучшем. Вместе с тем Лейбниц выдвинул идеи о градации степеней
возможности
и реализации наиболее вероятных возможностей в результате «конкуренции» между
вариантами
мира, получившие развитие в совр. философии и логике (Дж. Рассел, Я.Хин-тикка,
С. Крипке). Кант
считал В. и д. априорными категориями модальности, определяющими (наряду с
необходимостью)
формы соответствия с условиями опыта: возможность соответствует формальным
условиям опыта, т.
е. тождественна непротиворечивости, действительность отвечает материальным
условиям, не-
ВОЗМОЖНОСТЬ 87
обходимость — всеобщим условиям опыта. Подвергнув критике субъективистское
понимание В. и
д., основанное на их абс. противопоставлении, Гегель рассматривал возможность
как абстрактный
момент действительности и определял последнюю как конкретное единство
внутреннего и внешнего,
сущности и явления. Однако он мистифицировал онтология, содержание категорий В.
и д., придав им
значение моментов в развёртывании абс. идеи.
Диалектико-материалистич. учение о В. и д. как осн. моментах движения и развития
материи
разработали К. Маркс и Ф. Энгельс. Образцом диалектич. анализа процессов
превращения
возможности в действительность в обществе является «Капитал» Маркса, в природе —
«Диалектика
природы» Энгельса. Переход возможности в действительность постоянно совершается
в неорганич.
природе (напр., развитие Солнечной системы из протопланетного облака, химич.
реакции в опре-
дел.-условиях и т. д.) и органич. природе (напр., реализация многоклеточности
как возможности,
существующей первоначально абстрактно, в виде физиологич. функций одноклеточных,
затем — в
виде реальной возможности у колонии организмов, и, наконец, в виде
действительности — у
многоклеточных организмов). В познават. деятельности человека познание как
возможность
содержится уже в элементарном чувств. восприятии, но своей действительности
достигает в науке и
др. развитых формах отражения. Процесс перерастания возможности в
действительность может
иметь вид простого изменения (преим. в неорганич. природе), стихийного развития
(в органич. мире),
сознат. деятельности (в обществе, напр. в ходе активной сознат. борьбы за
переход к высшей
обществ.-экономич. формации, к коммунизму). Переход возможности в
действительность открывает
путь для возможностей следующего, более высокого уровня. Так, в условиях
капитализма возникает
возможность победы социалистич. революции, её осуществление создаёт возможность
построения
социализма, что, в свою очередь, делает реальной возможность перехода к
коммунизму. Когда в
обществ. жизни возникают различные возможности, то люди как сознательные
активные существа
производят выбор тех из них, к-рые в наибольшей степени отвечают потребностям,
интересам,
ценностным установкам индивидов, социальных групп, и действуют соответственно
этому выбору,
превращая возможность в действительность.
В формальной логике понятия В. и д. лежат в основе теории модальности,
восходящей к Аристотелю,
к-рому принадлежит классификация суждений на проблематические (суждения
возможности),
ассерторические (суждения действительности) и аподиктические (суждения
необходимости).
Подобное деление сохраняет своё значение и в совр. логике. Суждения возможности
(типа
«возможно, завтра пойдет дождь») и действительности (типа «небо пасмурно») могут
быть
единичными, частными или общими; суждения возможности по форме всегда
утвердительны;
суждения действительности могут быть как утвердительными, так и отрицательными.
* M a p к с К., Тезисы о Фейербахе, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 3; е г о ж
е, Капитал, т. 1, там же, т. 23; Энгельс Ф.,
Диалектика приррды, там же, т. 20; Л е-н и н В. И., Крах II Интернационала, ПСС,
т. 26, с. 212—19; его же, Филос.
тетради, там же, т. 29, с. 140—42, 321—22, 329—30; Проблема В. ид., М.— Л.,
1964; Арутюнов В. X., О категориях В. и
д. и их значении для совр. естествознания, К., 1967; Целищев В. В., Филос.
проблемы семантики возможных миров,
Новосиб., 1977; Маковка H. M., Проблема выбора в диалектике В. и д., Ростов-
н/Д., 1978.
Б. А. Старостин.
ВОЙНА, организованная вооруж. борьба между гос-вами (группами гос-в), классами
или нациями
(народами). Генезис В. уходит в глубь доклассовой истории человечества (см. К.
Маркс и Ф. Энгельс,
Соч., т. 46, ч. 1, с. 480). Однако только после возникновения анта-
88 ВОЙНА
гонистич. классов и формирования гос-ва, появления политики как специфич. вида
человеч.
деятельности В. обрела обществ.-политич. содержание, вызвала к жизни собств.
постоянно
действующие институты (армия) и приобрела развитые формы.
Органич. связь между В. и политикой подчёркивал нем. воен. теоретик К. фон
Клаузевиц (1780—
1831). В., писал он, «...есть не что иное, как продолжение государственной
политики иными
средствами»; В. — «...не только политический акт, но и подлинное орудие
политики, продолжение
политических отношений, проведение их другими средствами» (Клаузевиц К., О
войне, М., 1934, с. 5,
27). Именно эта мысль, но очищенная от идеалистич. и метафизич. наслоений, была
положена В. И.
Лениным в основу науч. понимания В. Причины и характер любой В. определяются
пред-
шествовавшей ей политикой воюющих сторон, их политич. намерениями и целями. «Ту
самую
политику, которую известная держава, известный класс внутри этой державы вел в
течение долгого
времени перед войной, неизбежно и неминуемо этот самый класс продолжает во время
войны,
переменив только форму действия» (ПСС, т. 32, с. 79). Каждому историч. типу
общества присущ и
преобладающий в нём тип В.
Марксизм-ленинизм делит войны на справедливые и несправедливые. Справедливые В.
— это В.
угнетённых классов и наций за своё социальное и нац. освобождение (гражданская
война, нац.-
освободит. война), а также В., вызванные необходимостью отразить агрессию.
Несправедливые В. —
»то В., к-рые ведутся, как правило, эксплуататорскими классами за получение тех
или иных
экономич. или политич. выгод (захват рабов или колоний, изменение границ, торг.
преимущества и т.
п.). В. может быть несправедливой с обеих сторон; она — и это случается чаще
всего — может быть
справедливой для одной стороны и несправедливой для другой. В ходе В. её
характер может
изменяться: классич. пример — войны Наполеона, к-рые начались как справедливые,
освободительные, но затем переросли в захватнические, несправедливые.
В. могут оказывать различное влияние на обществ. развитие. Справедливые,
революц. войны, к-рые
угнетённые ведут против угнетателей, всегда были движущей пружиной социального
прогресса;
разбивая устаревшую социально-политич. оболочку, они открывали простор для роста
производит.
сил, для подъёма всего общества на новую ступень развития. Несправедливые,
захватнич. войны, к-
рые начинают и ведут эксплуататорские классы, по общему правилу, тормозят
обществ. развитие,
придают ему однобокие, уродливые формы. Такие В. могут выступать и в качестве
прямого орудия
контрреволюции. Вместе с тем история знает немало случаев, когда несправедливые,
грабительские
войны давали толчок крупным социальным переменам, вызывали революц. взрывы и
бури. «Война,
— писал К. Маркс, — подвергает нацию испытанию... Подобно тому как мумии
мгновенно
распадаются, когда подвергаются воздействию атмосферы, так и война выносит
окончательный

<<

стр. 9
(всего 90)

СОДЕРЖАНИЕ

>>