<<

стр. 6
(всего 6)

СОДЕРЖАНИЕ

2 Huxham, Essai sur les fievres (trad. fr., 1752), p. 339.
269

менами возбуждения. "Все эти феномены должны быть выведены из
возбуждения сердца, увеличенных и стимулированных артерии, наконец, из
действия какого-либо стимула и сопротивления жизни, возбужденной таким
вредным стимулом"1. Так лихорадка, механизм которой может быть в той же мере
и генерализованным и локальным, обретает в крови органическую и изолируемую
почву, которая может сделать ее локальной или генерализованной, либо вновь
генерализованной, после того, как она была локальной. Через это рассеянное
раздражение в кровеносной системе лихорадка всегда может стать основным
симптомом болезни, остающимся локальным в течение всего своего развития: без
того, чтобы ничто не было изменено в своем образе действия, она может быть
скорее летучей, чем симпатической. В данной схеме проблема существования
летучих лихорадок без точно определенных поражений не могла быть поставлена:
какой бы ни была ее форма, исходный момент, или поверхность проявления,
лихорадка обладает всегда одним и тем же типом органического обоснования.
Наконец, феномен жара далек от установления сущности лихорадочных
явлений. Он формирует лишь самую поверхностную и транзиторную форму их
завершения, тогда как ток крови, заражение, которое он вызывает, заражение,
которое он очищает, заторы или выпоты указывают на то, что такое лихорадка в
своей глубинной природе. Гримо предостерегает против использования
физических инструментов, которые "позволяют надежно информировать лишь о
степени выраженности жара, а эти различия наименее важны для практики; ...
врач должен особенно постараться различить
_______________
1 Stoll, Aphorisme sur la connaissance et la curation des fievres
(in Encyclopedie des Sciences medicales, 7 division, t. 5, p. 347).
270

в лихорадочном жаре качества, которые могут быть установлены только с
помощью очень развитого чутья, и которые ускользают и укрываются от всех
средств, которыми может снабдить физика. Такие, например, качества, как
едкость и раздражающие свойства лихорадочного жара", дающие такое же
ощущение, как "дым в глазах", указывают на гнилостную лихорадку1. Под
однородным феноменом жара, лихорадки, таким образом, существуют подлинные
свойства, нечто вроде субстанционального и дифференцированного основания,
которое позволяет распределить ее по специфическим формам. Так, естественно
и не проблематично переходят от лихорадки к лихорадкам. Перемещение
смысла и концептуального уровня между обозначением общего симптома и
определением специфических болезней, которое нам бросается в глаза2, не
может быть замечено медициной XVIII века, занятой формой анализа, с помощью
которого она расшифровывала механизм лихорадки.
Таким образом, XVIII век объединит, благодаря очень однородной и
связной концепции "лихорадки", значительное число "лихорадок". Столл
различает двенадцать типов, к которым он прибавляет "новые и неизвестные".
Они определяются то по механизму кровообращения, который их объясняет
(воспалительная лихорадка, проанализированная Франком и описываемая как
synoque), то по наиболее важному не лихорадочному симптому, который их
сопровождает (желтушная лихорадка Сталя, Селла и Столла), то по органам, на
которые переходит воспаление (брыжеечная лихорадка Багливи), то по свойствам
выделений, которые она вызывает (гнилостная лихорадка Галлера, Тиссо и
Столла), то,
________________
1 Grimaud, Traite de fievres (Montpellier, 1791), t.I, p. 89. 2
Bouillard ясно это анализирует в Traite des fievres dites
essentielles (Paris, 1826), p. 8.
271

наконец, по многообразию принимаемых ею форм и развитию, которое она за
собой влечет (злокачественная лихорадка и токсическая лихорадка Столла).
Это, на наш взгляд, запутанное сплетение стало туманным лишь тогда, когда
медицинский взгляд сменил эпистемологическое основание.
Первая встреча между анатомией и симптоматическим анализом лихорадок
произошла задолго до Биша и весьма задолго до первых наблюдений Проста.
Встреча негативная, так как анатомический метод упустил свои права и
отказался определить локализацию некоторых лихорадочных заболеваний. В 49
письме своего Трактата Моргани говорил, что не обнаружил при вскрытии
больных, умерших от жестоких лихорадок, "vix quidquam... quod earum
gravitati aut impetui responeret;
usque adeo id saepe latet per quod faber interfichmt"1. Анализ
лихорадок только по их симптомам и без стремления локализовать был возможен
и даже необходим: чтобы придать структуру различным формам лихорадки, нужно
было заместить органический объем пространством распределения, куда бы
входили лишь знаки и то, что они означают.
Восстановление порядка, произведенное Пинелем, произошло не только по
линии его собственного метода нозологической расшифровки, оно точно совпало
с распределением, заданным этой первичной формой патологической анатомии:
лихорадки без органического поражения относились к летучим; лихорадки с
локальным поражением -- к симпатическим. Эти идио-патические формы,
характеризующиеся их внешней
_____________
1 "чего-нибудь, что может соответствовать их тяжести; до такой степени
это часто бывает скрыто, чтобы быть обнаруженным..." (лат. -- Примеч.
перев.). -- Morgagni, De sedibus et causis moborum, Epist. 49, art.
5.
272

манифестацией, позволяли проявиться таким "общим свойствам как
нарушения аппетита и пищеварения, ухудшение кровообращения, прерывание
некоторых видов секреции, затруднения сна, возбуждение или снижение
активности разума, нанесение ущерба некоторым функциям чувствительности или
прерывание их, стеснение, каждого в своей манере, движения мышц"1. Но
разнообразие симптомов позволяет также вычитывать различные типы:
воспалительная или ангиотоническая форма, "отмеченная снаружи знаками
раздражения или напряжения кровеносных сосудов" (она часто встречается в
пубертате, на начальных этапах беременности, после алкогольных эксцессов);
"менинго-желудочная" форма с особыми более примитивными нервными симптомами,
которые кажутся "корреспондирующими с эпигастральной областью" и во всех
случаях следуют за расстройствами желудка; адено-менингиальная форма,
"симптомы которой указывают на раздражение мукозных мембран кишечной
трубки", она встречается в особенности у субъектов лимфатического
темперамента, у женщин и стариков; адинамическая форма, "проявляющаяся
особенно извне знаками крайней слабости и общей атонии мышц", она вероятно
вызывается сыростью, нечистотой, частым пребыванием в больницах, тюрьмах,
операционных, от плохого питания и злоупотреблений удовольствиями Венеры;
наконец, атаксическая или злокачественная лихорадка, характеризуемая
"попеременным возбуждением и расслаблением с совершенно особой нервной
аномалией", обнаруживает почти те же самые предшествующие события, как и
адинамическая лихорадка2. Именно в самом принципе этой спецификации
содержится парадокс. В своем общем виде лихорадка характеризуется
______________
1 Ph. Pinel, Nosographie philisophique (1813), I, p. 320.
2 Ibid., p. 9--10, р. 323--324.
273

лишь ее следствиями; в ней совершенно отсутствует органический
субстрат, и Пинель не упоминает жар как существенный или главный симптом
класса лихорадок, но коль речь идет о том, чтобы разделить эту сущность,
функция распределения обеспечивается принципом, который подчеркивает не
логическую конфигурацию типов, но органическую пространственность тела:
кровеносные сосуды, желудок, слизистая кишечника, мышечная или нервная
система призываются поочередно, чтобы послужить связующим звеном в
бесформенном разнообразии симптомов. Если они могут организоваться
настолько, чтобы сформировать классы, то это не потому, что они есть
сущностное выражение, а потому, что они являются локальными
знаками. Принцип сущности лихорадок располагает в качестве конкретного и
специфического содержания лишь возможностью их локализации. От
Нозологии де Соважа к Нозографии Пинеля конфигурация была
перевернута: в первой -- локальные проявления всегда несли возможную
общность;
во второй -- общая структура покрывала необходимость локализации.
Понятно, что в этих условиях Пинель верил в возможность интеграции в
своем симптоматологическом анализе лихорадок открытия Редерера и Ваглера: в
1783 году они показали, что слизистая лихорадка всегда сопровождается
следами внутреннего и внешнего воспаления в пищеварительном канале1. Понятно
также, что он воспринял результаты аутопсии Проста, показавшие очевидные
кишечные поражения. Но понятно и то, почему он не видел их сам2:
патологическая локализация появляется для него хотя и сама по себе, но в
качестве вторичного феномена внутри симптоматологии, где локальные знаки
отсы-
_____________
1 Roederer et Wagler, De morbo mucoso (Gottingen, 1783).
2 Cf. supra, p. 180,n.3.
274

лают не к местоположению болезни, но к их сущности. Наконец понятно,
почему апологеты Пинеля смогли увидеть в нем первого из локализационистов:
"Он совершенно не ограничивался классификацией объектов: материализуя
некоторым образом науку, до этого слишком метафизическую, он пытался
локализовать, если можно так выразиться, каждую болезнь или приписать ей
особое местоположение, то есть определить место ее основного существования.
Эта идея очевидно демонстрируется в новых наименованиях, предложенных для
лихорадок, которые он продолжал называть летучими как бы для того, чтобы
выразить последнее почтение доминировавшим до этого идеям, но определяя
каждой особое местоположение, требуя включать, например, желтушные и
слизистые лихорадки в особое раздражение некоторых отделов кишечной
трубки"1.
На самом деле то, что Пинель локализовал, было совсем не болезнями, а
знаками,-и локальное значение, которое они имели, не указывало на исходную
область, первичное место, в котором болезнь получает сразу и свое рождение и
форму. Оно позволяло только опознать болезнь, посылающую этот сигнал как
характерный симптом своей сущности. В этих условиях установление каузальной
и временной цепи шло не от патологии к болезни, но от болезни к патологии
как ее следствию и, может быть, привилегированному положению. Шомель в 1820
году еще останется верным Нозографии, поскольку будет анализировать
кишечные изъязвления, отмеченные Бруссе "как следствие, но не причину
лихорадочного недуга": не образуются ли они относительно поздно (лишь на
второй день болезни, когда метеоризм, чувствительность правой абдоминальной
области и сукровичные выделения указывают на их существование)? Не появля-
_________________
1 Richebrand, Histoire de la chirurgie (Paris, 1820), p. 10--12.
275

ются ли они в этой части кишечной трубки, где ткани, уже раздраженные
болезнью, наиболее долго застаиваются (окончание подвздошной кишки, слепая
кишка, восходящий отдел прямой кишки) и в наклонных сегментах кишечника
чаще, чем в вертикальных и восходящих1? Таким образом, болезнь гнездится в
организме, закрепляя в нем локальные знаки, сама располагаясь во вторичном
телесном пространстве, но ее сущностная структура остается предваряющей.
Органическое пространство снабжено ссылкой на эту структуру; оно ее
отмечает, но не управляет ею.
Обследование 1816 года до самого основания принадлежащее
доктрине Пинеля, с удивительной теоретической ясностью демонстрирует ее
постулаты. Но начиная с Истории воспалений обнаруживается в форме
дилеммы то, что до этого предполагалось совместимым: или лихорадка
идиопатична или она локализуема, и любая успешная локализация лишает
лихорадку ее статуса летучести.
Без сомнения, эта несовместимость, логически вписанная внутрь
клинико-анатомического опыта, была без излишнего шума сформулирована или, по
крайней мере, заподозрена Простом, когда он демонстрировал лихорадки,
отличающиеся друг от друга в соответствии с "органом, патология которого
локализует их" или в соответствии с "типом повреждения" тканей2, а также
Рекамье и его учениками, случайно исследовавшими эти болезни -- менингиты,
отмечая, что "лихорадки этого класса очень редко бывают летучими болезнями,
и они, может быть
__________________
1 A.-F. Chomel, De l'existence des fievres essentielles (Paris,
1820), p. 10--12. 2 Prost, La medecine des corpseclairee par I 'ouverture
et l'observation (Paris, an XII), t. I, p. XXII, XXIII.
276

всегда, зависят от такого поражения мозга как воспаление серозного
типа1 . Но то, что позволило Бруссе трансформировать эти первые попытки в
систематическую форму интерпретации всех лихорадок -- это, без сомнения,
разнообразие и, в то же самое время, связность областей медицинского опыта,
которые он прошел.
Получив образование непосредственно перед Революцией в традиции
медицины XVIII века, знавший в качестве морского военного врача проблемы,
характерные для госпитальной медицины и хирургической практики,
последовательно ученик Пинеля и клиницистов новой Школы здоровья, посещавший
курсы Биша и клиники Корвизара, приобщившие его к патологической анатомии,
он вернулся к военному ремеслу. Следуя за войсками из Утрехта в Майнц и из
Богемии в Далмацию, он практиковался, как и его учитель Деженетт, в
сравнительной медицинской нозографии, с большим успехом используя метод
аутопсии. Все формы медицинского опыта, пересекавшиеся в конце XVIII века,
были ему знакомы. Неудивительно, что он смог из их совокупности и
сопоставления извлечь радикальный урок, который должен был придать каждой из
них смысл и обобщить их. Бруссе был всего лишь точкой конвергенции всего
этого опыта, индивидуально вылепленной формой его совокупной конфигурации.
Он, впрочем, знал об этом, если говорил: "тот врач -- наблюдатель, который
не пренебрежет опытом других, но захочет удостоверить его собственным...
Наши медицинские школы, которые не сумели сбросить иго старых систем и
предохраниться от заражения новыми, сформировали за несколько лет субъектов,
способных укрепить пока еще неустойчивое искусство врачевания. Широко
известные
_________________
1 Р.-А. Dan de la Vautrie, Dissertation sur I 'apoplexie consideree
specialement comme I'effet d'une phlegmasie de la substance cerebrals
(Paris, 1807).
277

среди своих сограждан или далеко рассеянные по нашим армиям, они
наблюдают, они размышляют... Однажды, без сомнения, они заставят услышать
свои голос"1. Вернувшись в 1808 году из Далмации, Бруссе публикует свою
Историю хронических воспалений.
Это неожиданное возвращение к доклинической идее о том, что лихорадка и
воспаление восходят к одному и тому же патологическому процессу. Но в то
время как в XVIII веке эта идентичность делала вторичным различение общего и
локального, у Бруссе она выступает естественным следствием тканевого
принципа Биша, то есть необходимости нахождения поверхности органического
поражения. Каждая ткань будет иметь собственный тип нарушений: таким
образом, именно с помощью анализа частных форм воспаления на уровне частей
организма необходимо начинать изучение того, что называется лихорадками. В
тканях, пронизанных кровеносными капиллярами (таких, как мягкая мозговая
оболочка или легочные доли), будет обнаружено воспаление, провоцирующее
сильный температурный скачок, нарушение нервного функционирования,
расстройство секреции и, возможно, мышечные расстройства (возбуждение,
напряжение). Ткани, слабо пронизанные кровеносными капиллярами (тонкие
мембраны), приводят к сходным, но более слабым расстройствам. Наконец,
воспаление лимфатических сосудов вызывает нарушение питания и серозной
секреции2.
В глубине этой совершенно глобальной детализации, стиль которой очень
близок Биша, мир лихорадок в крайней степени упрощается. В легких будут
обнаруживаться лишь воспале-
_____________
1 F.-J.-V. Broussais, Histoire des phlegmasies croniques. t. II,
p. 3-5.
2 Ibid, t.I, p. 55--56.
278

ния, соответствующие первому типу (катар и перипневмония), воспаления,
образующие второй тип (плеврит), и наконец те, источником которых является
воспаление лимфатических сосудов (туберкулез легких). В пищеварительной
системе слизистая мембрана может быть поражена либо на уровне желудка
(гастрит), либо кишечника (энтерит, перитонит). Что касается их эволюции,
она направлена в одну сторону, следуя логике тканевого развития: воспаление
в кровяном русле, когда оно очень сильно, всегда затрагивает лимфатические
сосуды. Вот почему плевриты дыхательной системы "приводят к легочному
туберкулезу"1. Что касается кишечных воспалений, они постоянно тяготеют к
язвенному перитониту. Гомогенные по своему происхождению и конвергентные в
своей терминальной форме, воспаления разворачиваются в множественные
симптомы лишь в этом промежутке. Они захватывают по симпатическим путям
новые ткани и области: либо это развитие по ходу основных узлов органической
жизни (так, воспаление слизистой кишечника может нарушать желчную и почечную
секрецию, приводить к появлению пятен на коже и налетов во рту), либо оно
последовательно поражает функцию связи (головная боль, мышечная боль,
головокружение, оглушенность, делирий). Таким образом, все
симптоматологические варианты могут быть выведены из этого обобщения.
Здесь располагается великий концептуальный поворот, который основывался
на методе Биша, но еще не был ясен:
локальная болезнь, генерализуясь, порождает специфические симптомы
каждого типа; но лихорадка, взятая в своей первичной географической форме,
есть не что иное, как локально индивидуализированный феномен в структуре
общей патологии. Иначе говоря, отдельный симптом (нервный или печеноч-
_________
1 Ibid., t. I, preface, p. XIV.
279

ный) не является локальным знаком; напротив, это -- указание на
генерализацию. Только генерализованный симптом воспаления придает ему
требование точно локализованного места поражения. Биша был озабочен задачей
организменно обосновать генерализованные болезни: отсюда его поиски
органической универсальности. Бруссе расщепляет дуплеты: отдельный симптом
-- локальное поражение, общий симптом -- множественное расстройство,
перекрещивая их элементы и показывая множественное расстройство за отдельным
симптомом и локализованное поражение за общим симптомом. Отныне органическое
пространство локализации реально не зависит от пространства нозологической
конфигурации: последнее скользит по первому, смещая по отношению к нему свое
значение и отражаясь в нем лишь за счет обращенной проекции.
Но что такое воспаление, процесс, имеющий генерализованную структуру,
но всегда локализованный в определенной точке поражения? Старый
симптоматологический анализ характеризует его через отечность, покраснение,
жар, боль -- через то, что не соотносится с формами, принимаемыми им в
тканях: воспаление мембраны не представляет собой ни боли, ни жара, ни, тем
более, покраснения. Воспаление не является сочетанием знаков, оно есть
процесс, который разворачивается внутри тканей: "Любое локальное возбуждение
органического явления, достаточное, чтобы нарушить гармонию функций и
дезорганизовать ткань, с которой оно связано, должно рассматриваться как
воспаление"1. Таким образом, речь идет о феномене, включающем два различных
патологических пласта уровня и хронологии: сначала функциональное
расстройство, а затем расстройство текстуры. Воспаление есть физиологическая
реальность, опережающая анатомическую дезорганизацию, делающую его
воспринимаемым для глаза. Отсю-
______________
1 Ibid.. t.I, p. 6.
280

да необходимость физиологической медицины, "наблюдающей жизнь, но жизнь
не абстрактную, а жизнь органов и жизнь в органах в связи с любыми агентами,
которые могут как-либо на них повлиять"1; патологическая анатомия,
задуманная как простое обследование безжизненных тел, есть сама по себе
собственный предел, покуда "роль и симпатическое влияние всех органов далеки
от того, чтобы быть известными"2.
Чтобы определить первичное и основное функциональное расстройство,
взгляд должен уметь выделять область поражения, ибо она не введена в
действие, хотя болезнь в своем исходном укоренении всегда локализуема, и
благодаря функциональным расстройствам и их симптомам эти органические корни
должны быть точно определены до самого поражения. Именно здесь
симптоматология приобретает свою роль, но роль, целиком основанную на
локальном характере патологического поражения: восходя по пути симпатических
связей и органических влияний, она должна за бесконечно обширной сетью
симптомов "свести" или "вывести" (Бруссе употребляет два слова в одном и том
же смысле) исходную точку физиологических расстройств. "Изучать пораженные
органы без упоминания симптомов болезни -- это то же, что рассматривать
желудок независимо от пищеварения"3. Так, вместо того, чтобы восхвалять, как
это обычно делается, "без меры в дежурных писаниях преимущества описи",
совершенно обесценивая "индукцию под именем генетической теории, априорной
системы напрасных предположений"4, следует заставить говорить о наблюдении
симптомов языком патологической анатомии.
________________
1 Broussais, Sur l'influence que les travaux des medecins
phisiologistes ont exercee sur l'etat de la medecine (Paris, 1832), p.
19--20.
2 Broussais, Examen des doctrines (Paris, 1821), t. II, p. 647.
3 Ibid., p. 671.
4 Broussais, Memoir sur la phllisophie de la medecine (Paris,
1832), p. 14--15.
281

Новая, по сравнению с Биша, организация медицинского взгляда: начиная с
Трактата о мембранах, принцип наблюдаемости был абсолютным правилом,
а локализация представляла лишь его следствие. Начиная с Бруссе, порядок
изменился. Именно потому, что болезнь по своей природе локальна, она, с
другой стороны, и наблюдаема. Бруссе, особенно в Истории воспалений,
допускает (и именно в этом он идет дальше Биша, для которого витальные
болезни могли не оставлять следов), что любой "патологический недуг"
включает особые "изменения феномена, который восстанавливает наши тела по
законам неорганической материи". Как следствие -- "если трупы иногда кажутся
нам немыми, то это потому, что мы не умеем их спрашивать"1. Но эти
расстройства, в особенности когда они имеют в основном физиологическую
форму, могут быть едва видимыми, либо к тому же, как пятна на коже при
кишечной лихорадке, исчезать со смертью. В любом случае, они могут быть
несоразмерными по своей интенсивности и воспринимаемому значению тем
нарушениям, которые они вызывают: то, что важно на самом деле, это совсем не
то, что в этих расстройствах явлено зрению, но то, что в них
определяется местом, где они развиваются. Разрушая нозологическую
перегородку, возведенную Биша между витальным или функциональным нарушением
и органическим расстройством, Бруссе, в силу очевидной структурной
необходимости, поставил аксиому локализации выше принципа наблюдаемости.
Болезнь принадлежит пространству до того, как она стала принадлежать
взгляду. Исчезновение двух последних классов a priori нозологии открыло
медицине поле полностью пространственных исследований, детерминированное от
начала до конца этим локальным значением. Забавно кон-
_____________
1 Broussais, Histoire des phlegmasies. I, preface, p. V.
282

статировать, что это абсолютное опространствливание медицинского опыта
возникает не вследствие окончательного объединения нормальной и
патологической анатомии, но прежде всего лишь для того, чтобы
определить физиологию болезненного феномена.
Но необходимо продвинуться еще дальше к образующим элементам новой
медицины и поставить вопрос об истоках воспаления. Последнее, будучи
локальным возбуждением органических событий, предполагает в тканях некоторую
"способность двигаться", а в контакте с этими тканями существование агента,
запускающего и усиливающего механизмы. В качестве таковой выступает
раздражимость -- "свойство приходить в движение при контакте с инородным
телом, которым обладают ткани... Галлер приписывал это свойство только
мышцам, но сегодня все согласны с тем, что оно присуще всем тканям"1. Его не
следует смешивать с чувствительностью, которая является "осознанием
изменений, вызванных инородными телами, образующим лишь дополнительный и
вторичный феномен по сравнению с раздражимостью: эмбрион еще, а апоплектик
уже не обладают чувствительностью, но и тот, и другой сохраняют
раздражимость. Приращение раздражимости провоцируется "телами или объектами,
живыми или безжизненными"2, которые вступают в контакт с тканями. Это могут
быть внутренние или внешние агенты, но в любом случае -- инородные
функционированию органов. Серозная жидкость, выделяющаяся из тканей, может
стать раздражающей для другой ткани или для себя самой, если она слишком
избыточна. Но в той же мере это может быть изменение климата или режима
питания. Организм болен лишь в связи с вмешательством внешнего мира
________________
1 Broussais, De l'irritation et de la folie (Paris, 1839), I, p.
3.
2 Ibid., p. 1, n. 1.
283

или расстройством его функционирования, или анатомии. "После
многочисленных колебаний в своем движении медицина, наконец, последовала по
единственной дороге, которая могла бы привести ее к истине: наблюдению связи
человека с внешними изменениями и одних органов человека с другими"1.
Этой концепцией внешнего агента и внутреннего изменения Бруссе обходит
одну из тем, которая преобладала, за небольшими исключениями, в медицине
после Сиденхама: невозможности определения причины болезни. Нозология от
Саважа до Пинеля была, с этой точки зрения, чем-то вроде фигуры, скрытой
внутри этого отречения от каузального определения: болезнь удваивалась и
устанавливалась сама собой в своем сущностном подтверждении, а каузальные
последовательности являлись не чем иным, как внутренними элементами этой
схемы, где природа патологии служит им эффективным основанием. Начиная с
Бруссе -- при Биша это было еще не известно -- локализация нуждается в
охватывающей каузальной схеме: местоположение болезни есть не что иное, как
точка прикрепления раздражающей причины, точка, детерминированная
одновременно раздражимостью тканей и раздражающей силой агента. Локальное
пространство болезни есть в то же самое время и непосредственно каузальное
пространство.
Итак, -- ив этом великое открытие 1816 года -- исчезает существо
болезни. Органическая реакция на раздражающий агент, патологический феномен
более не принадлежат миру, где болезнь в своей особенной структуре
существовала согласно предваряющему ее властвующему типу, в котором она
сосредотачивала однажды рассеянные индивидуальные варианты и все вневидовые
случайности. Они обретают в органической
______________
1 Ibid., Preface de 1'edition de 1828, (1839), t.I, p. LXV.
284

ткани, где структуры пространственны, каузальную детерминацию,
анатомические и физиологические феномены. Болезнь теперь -- лишь некоторое
сложное движение тканей в реакции на раздражающую причину: именно в этом --
сущность патологии, так как не существует более ни летучих болезней, ни
сущностей болезней. "Все классификации, которые тяготеют к тому, чтобы
заставить нас рассматривать болезни как отдельные существа, дефектны, а
здравый ум, вопреки его воле, без конца возвращается к поискам страдающих
органов"1. Так, лихорадка не может быть летучей: она "не что иное, как
ускорение тока крови с увеличенным теплообразованием и нарушением основных
функций. Это экономическое состояние всегда зависит от локального
раздражения"2. Все лихорадки растворяются в длительном органическом
процессе, почти полностью угаданном в тексте 1808 года3, подтвержденном в
1816 году и по-новому схематизированном через восемь лет в Катехизисе
физиологической Медицины. В основании всех лихорадок -- одно и то же
гастроинтестинальное воспаление:
сначала простое покраснение, затем все более и более многочисленные
пятна винного цвета в области червеобразного отростка; эти пятна всегда
переходят в отечность поверхности, вызывая впоследствии изъязвления. На этой
постоянной патоанатомической основе, которая определяет истоки и основную
форму гастроэнтерита, процессы разделяются: когда раздражение
пищеварительного канала больше распространяется вширь, чем вглубь, оно
вызывает значительную желчную
_____________
1 Broussais, Examen de la doctrine (Paris, 1816), preface.
2 Ibid., 1821, р. 399.
3 В 1808 году Бруссе уже выделял злокачественные типы (атаксические
лихорадки), при которых он не находил во время аутопсии висцеральных
воспалении (Examen des doctrines, 1821, t. II, p. 666-- 668).
285

секрецию и боль в двигательных мышцах -- это то, что Пинель называл
желчной лихорадкой; у лимфатических субъектов, или когда кишечник наполнен
слизью -- гастроэнтерит принимает направление, которое заслуживает название
слизистой лихорадки; то, что называли адинамической лихорадкой -- есть "не
что иное, как гастроэнтерит, достигший такой степени интенсивности, что силы
уменьшаются, интеллектуальные способности притупляются... язык коричневеет,
рот покрывается черноватым налетом"; когда раздражение захватывает по
симпатическим путям мозговые оболочки -- оно приобретает формы
"злокачественных" лихорадок1. Таким, либо другим разветвлением гастроэнтерит
захватывает мало-помалу весь организм: "Совершенно верно, что ток крови
пронизывает все ткани, но это доказывает лишь то, что эти феномены
располагаются в любой точке тела"2. Итак, нужно лишить лихорадку ее статуса
общего состояния, и к выгоде патоанатомических процессов, оформляющих ее
проявление -- ее "деэссенциализировать"3.
Эта ликвидация онтологии лихорадки, вместе с допущенными ошибками (в
эпоху, когда различие между менингитом и тифом уже начало ясно отмечаться),
есть наиболее известный элемент анализа. На самом деле, в общей экономике
анализа она не более чем негативная копия позитивного и более тонкого
элемента: идеи медицинского метода (анатомического или, в особенности,
физиологического), примененного к органическому страданию. Необходимо
"позаимствовать у физиологии харак-
______________
1 Broussais, Catechisme de la Medecine phisiotogiste (Paris,
1824), p. 28--30.
2 Examen des doctrines (1821), t. II, p. 399.
3 Это выражение содержится в ответе Brousais к Fodere (Histoire de
quelques doctrines medicales), Journal universel des Sciences
medicates, t. XXIV.
286

терные черты болезни и распутать с помощью научного анализа всегда
запутанные кризы страдающих органов"1. Эта медицина страдающих органов
содержит три момента:
1. Установить, какой орган страдает, что происходит, начиная с
манифестации симптомов при условии выяснения "всех органов, всех тканей,
образующих средства сообщения, с помощью которых эти органы объединены между
собой, и изменений, которые модификации одного органа производят в других".
2. "Объяснить, как Орган становится страдающим", начиная с внешнего
агента и придерживаясь основного факта, что раздражение может вызвать
гиперактивность, или, напротив, функциональную астению, и что "почти всегда
эти два изменения существуют одновременно в нашей экономике" (под действием
холода активность любой секреции уменьшается, а легких -- увеличивается).
3. "Указать, что необходимо сделать, чтобы остановить страдание"; то
есть устранить причину (холод при пневмонии), но также устранить "эффекты,
которые не исчезают, когда причина не перестает действовать" (гиперемия
крови поддерживает раздражение в легких при пневмонии)2.
В критике медицинской "онтологии" понятие органического страдания идет,
без сомнения, куда дальше и глубже, чем понятие раздражения. Оно
дополнительно содержит абстрактную концептуализацию: универсальность,
которая ему позволила, все объясняя, создавать для взгляда, направленного на
организм, последний экран абстракции. Понятие
_________________
1 Brousais, Examen de la doctrine (Paris, 1816), preface.
2 Examen des doctrines (1821),p. 52--55. 'B текст L'influance
des medecins phisiologistes (1832) Бруссе добавляет между 2 и 3
указанием определение воздействия одного страдающего органа на другой.
287

"страдания" органов содержит лишь идею связи органа с агентом или
местом страдания, как реакции на поражение, либо как ненормального
функционирования, либо как нарушающего действия пораженного элемента на
другие органы. Отныне медицинский взгляд будет направлен только на
пространство, заполненное формами сочетания органов. Пространство болезни,
без остатка и смещения, есть то же самое, что пространство организма.
Воспринимать болезнь -- есть некоторый способ воспринимать тело.
Медицина болезни Исчерпала свое время; начинается медицина
патологических реакций, структуры опыта, которая доминировала в XIX веке,
вплоть до определенного момента XX века, так как, не без некоторой
методологической модификации, медицина патогенных агентов будет под нее
подогнана.
Можно оставить в стороне бесконечные дискуссии, в которых приверженцы
Бруссе спорили с последними сторонниками Пинеля. Патоанатомические
исследования, выполненные Пети и Серром по проблеме кишечно-брыжеечной
лихорадки1, различие, установленное Каффином между температурными симптомами
и мнимыми фебрильными болезнями2, работы Лаллеманда по острому церебральному
поражению3, и, наконец, Трактат Буйо, посвященный "так называемым
летучим лихорадкам"4, мало-помалу вывели за границу проблемы само то, что
продолжало питать полемику. Она закончилась, замолкнув. Шо-
__________________
1 М.-А. Petit et Serres, Traite de la fievre entero-mesenterique
(Paris, 1813).
2 Caffin, Traite analytique des fievres essentielles (Paris,
1811).
3 Lallemand, Recherches anatomo-pathologiques sur I 'encephale
(Paris, 1820).
4 Bouillard. Traite clinique et experimental des fievre dites
essentielles (Paris, 1826).
288

мель, который в 1821 году подтверждал существование генерализованных
лихорадок без поражения, в 1834 году совершенно признал их органическую
локализацию1. Андрал посвятил том своей Медицинской клиники в первом
издании классу лихорадок, во втором -- отнес их к внутренним плевритам и
плевритам нервных центров2.
Тем не менее, вплоть до его последнего дня, Бруссе атаковали со
страстью, и после смерти его дискредитация не прекратилась. По-другому и не
могло быть. Бруссе не удалось бы обойти идею летучих болезней иным образом,
чем посредством экстраординарно высокой цены: ему следовало перевооружить
старую, столь раскритикованную идею (из-за особенностей патологической
анатомии) симпатических отношений. Он должен был вернуться к галеновской
концепции раздражения; он сосредоточился на патологическом монизме,
напоминавшем Брауна, и снова ввел в действие, в логике своей системы, старые
практики лечения. Все эти возвращения были эпистемологически необходимы,
чтобы в своей чистоте появилась медицина органов, и чтобы медицинское
восприятие освободилось от всех нозологических предубеждений. Но благодаря
тому же факту, она рисковала затеряться разом в разнообразии феноменов и
однородности процесса. Между монотонным раздражением и бесконечной яростью
"кризисов страдающих органов" восприятие колеблется, прежде чем
зафиксировать неизбежный порядок, где образуются все особенности: ланцет и
пиявка.
______________
1 Chomel, Traite desfievres et des maladies pestilentielles
(1821), Leсons sur la fievre typhoide (1834).
2 Andral, Clinique medicale (Paris, 1823-1827,4 vol). Анекдот
рассказывает, что Пинель в последнем издании Нозологии хотел
исключить класс лихорадок, но издатель помешал ему это сделать.
289

Все было обоснованным в неистовых атаках, которые современники Бруссе
организовывали против него. Но не все: то клинико-анатомическое восприятие,
наконец обретенное в своей полноте и способное само себя контролировать,
именем которого они обосновывали свои выступления против Бруссе, было
обязано или по крайней мере должно было быть обязано окончательной формой
равновесия его "физиологической медицине". Все у Бруссе противоречило тому,
что наблюдалось в его эпоху, но он зафиксировал для своей эпохи последний
элемент способа видения. Начиная с 1816 года, глаз врача мог
адресоваться организму больного. Историческое и конкретное a priori нового
медицинского взгляда завершило свое формирование.
Расшифровка структур лишь реабилитирует. Но поскольку в наши дни еще
существуют врачи и другие специалисты, надеющиеся создать историю, сочиняя
биографии, распределяя в них заслуги, -- вот для них текст одного врача,
который не был совсем уж невежественным: "Публикация Обзора медицинской
доктрины есть одно из этих важнейших событий, летопись которых надолго
сохранит память... Медицинская революция, основания которой заложил М.
Бруссе в 1816 году, является, бесспорно, самой значительной из того, что
медицина испытала в новые времена"1.
__________________
1 Bouillaud, Traite des fievres dites essentielles (Paris,
1826),
p. 13.


Заключение
Книга, которая только что прочитана, является, наряду с другими, эссе о
методе в области столь смутной, столь мало и столь плохо структурированной
как история идей.
Ее историческое обоснование очень ограничено, поскольку в целом она
трактует развитие медицинского наблюдения и его методы на протяжении едва ли
полувека. Речь, тем не менее, идет об одном из тех периодов, которые
обрисовывают неизгладимый хронологический порог: момент, когда страдание,
контрприрода, смерть, короче, вся мрачная глубина болезни выходит на свет,
то есть разом освещается и рассеивается как ночь в глубоком, видимом и
прочном, закрытом, но доступном пространстве человеческого тела. То, что
было фундаментально невидимым, необходимо предъявляет себя ясности взгляда,
в своем внешнем проявлении, столь простом, столь непосредственном, что оно
кажется естественным вознаграждением за лучше выполненный эксперимент.
Складывается впечатление, что впервые за тысячелетия врачи, свободные,
наконец, от теорий и химер, согласились приступить в чистоте непредвзятого
взгляда к самому объекту их опыта. Но необходимо развернуть анализ:
изменились именно формы наблюдаемого. Новый медицинский дух, который, без
сомнения, абсолютно связно засвидетельствовал Биша, не был предписан порядку
психологического и эпистемологического очищения. Он есть не что иное, как
эпистемологическая реорганизация болезни или пределов видимого и невидимого,
следующих новому плану. Пропасть под болезнью, самая бывшая ею, внезапно
обнаруживается в свете языка -- этот свет, без сомнения,
291

таким же образом осветил 120 Дней, Жюльетту и Несчастья1.
Но здесь речь идет только об области медицины и о способе, которым в
течение нескольких лет структурировалось особое знание о больном индивиде.
Чтобы клинический опыт стал возможным как форма познания, была необходима
полная реорганизация больничной сферы, новое определение статуса больного в
обществе и установление определенного отношения между содействием и опытом,
между помощью и знанием. Необходимо было поместить болезнь в коллективное и
однородное пространство. Необходимо было также открыть язык совершенно новой
области: постоянной и объективно установленной корреляции наблюдаемого и
высказываемого. Итак, было определено абсолютно новое использование научного
дискурса: использование безусловной верности и покорности многоцветному
содержанию опыта -- говорить то, что видится; но также использование
формирования и установления опыта -- побуждать увидеть, говоря о том, что
наблюдается. Таким образом, медицинский язык было необходимо расположить на
этом внешне поверхностном, но, на самом деле, глубоко скрытом уровне, где
формула описания есть в то же время разоблачающий жест. И это разоблачение
включает в себя в свою очередь дискурсивное пространство трупа как область
первопричины и проявлений истины: раскрытую внутренность. Формирование
патологической анатомии в эпоху, когда клиницисты определяли свой метод --
не простое совпадение:
______________________
1 Романы маркиза де Сада: "Сто двадцать дней Содома или Школа
разврата" (1785); "Новая Жюстина или Несчастная судьба добродетели,
сопровождаемая Историей Жюльетты, ее сестры или Успехи порока" (1797);
"Несчастья добродетели"--первая редакция Жюстины (1787) (Примеч.
перев.).
292

равновесие опыта требовало, чтобы взгляд, устремленный на индивида, и
язык описания покоились на устойчивом, видимом и разборчивом основании
смерти.
Эта структура, где артикулируется пространство, язык и смерть -- то,
что в совокупности называется клинико-анатомическим методом -- образует
историческое условие медицины, которое представляет себя и воспринимается
нами как позитивное. Позитивное -- приобретает здесь глубокий смысл. Болезнь
отрывается от метафизики страдания, которому на протяжении веков она была
родственна, и обретает в наблюдаемости смерти законченную форму, где ее
содержание появляется в позитивных терминах. Болезнь, мыслимая по отношению
к природе, была неоднозначным негативом, причины, формы и проявления
которого объявляли себя не иначе как окольным путем и всегда издалека;
болезнь, воспринимаемая по отношению к смерти, становится исчерпывающе
разборчивой, без остатка открытой эффективному рассечению речью и взглядом.
Именно тогда, когда смерть была эпистемологически интегрирована в
медицинский опыт, болезнь смогла отделиться от контрприроды и обрести
плоть в живой плоти индивидов.
Без сомнения, для нашей культуры решающим останется то, что первый
научный дискурс, осуществленный ею по поводу индивида, должен был
обратиться, благодаря этому моменту, к смерти. Именно потому, что западный
человек не мог существовать в собственных глазах как объект науки, он не
включался внутрь своего языка и образовывал в нем и через него дискурсивное
существование лишь по отношению к своей деструкции: опыт "безумия" дал
начало всем видам психологии, и даже самой возможности существования
психологии; от выделения места для смерти в медицинском мышлении родилась
медицина, которая представляет собой науку об индивиде.
293

И возможно, в целом, опыт индивидуальности в современной культуре
связан с опытом смерти: от вскрытых трупов Биша до фрейдовского человека
упрямая связь со смертью предписывает универсуму свой особенный облик и
предуготовляет речи каждого возможность быть бесконечно услышанной; индивид
обязан ей смыслом, который не прекращается вместе с ним. Разделение, которое
она проводит, и конечность, метку которой она предписывает, парадоксально
связывают универсальность языка с хрупкой и незаменимой формой индивида.
Чувственный и неисчерпаемый для описания по истечении стольких веков, он
находит, наконец, в смерти закон своего дискурса. Она позволяет увидеть в
пространстве, артикулированном речью, телесное изобилие и его простой
порядок.
Исходя из этого, можно понять важность медицины для создания наук о
человеке: важность не только методологическую, в той мере, в какой она
касается человеческого существа как объекта позитивного знания.
Возможность для индивида быть одновременно и субъектом и объектом
своего собственного знания содержит в себе то, что игра в конечность может
быть инвертирована в знание. Для-классической мысли она не имеет иного
содержания кроме отрицания бесконечности, тогда как мысль, формирующаяся в
конце XVIII века, придает ей позитивные возможности:
появившаяся антропологическая структура играет, таким образом, сразу
роль оценки границ и роль созидателя первоначала. Именно этот резкий поворот
послужил философской коннотацией для организации позитивной медицины; на
эмпирическом уровне, напротив, она была одним из первых проясненных
отношений, связывающих нового человека с исходной конечностью. Отсюда
определяющее место медицины в архи-
294

тектуре совокупности гуманитарных наук: более, чем другие, она близка
всех их поддерживающей антропологической диспозиции. Отсюда же и ее
авторитет в конкретных формах существования; здоровье замещает спасение --
говорил Гардиа. Медицина предлагает новому человеку настойчивый и
утешительный лик конечности; в ней смерть подтверждается, но, в то же самое
время, предотвращается; если она без конца объявляет человеку предел,
заключенный в нем самом, то она говорит и о том техническом мире, что
является вооруженной, позитивной и заполненной формой его конечности. Жесты,
высказывания, медицинские взгляды приобретают с этого момента философскую
плотность, сравнимую с той, которой ранее обладала математическая мысль.
Значение Биша, Джексона, Фрейда для европейской культуры доказывает не то,
что они были в той же мере философами, как и врачами, но то, что в этой
культуре медицинская мысль по полному праву заняла статус философии
человека.
Этот медицинский опыт родствен также лирическому опыту, искавшему свой
язык от Гельдерлина до Рильке. Этот опыт, который открыл XVIII век и от
которого мы до сих пор не ускользнули, связан с освещением форм конечности,
наиболее угрожающей, но и наиболее полной из которых является смерть.
Эмпедокл Гельдерлина, достигающий на своем добровольном пути кромки Этны --
это смерть последнего посредника между смертными и Олимпом, это конец
бесконечности на земле, пламя, возвращающееся к породившему его огню и
оставляющее как единственный след, сохраняющий то, что по справедливости
должно быть уничтожено смертью: прекрасную и закрытую форму индивида. После
Эмпедокла мир будет расположен под знаком конечности в этом непримиримом
промежутке, где царит Закон, суровый закон предела; индиви-
295

дуальность всегда будет роковым образом обретать лик в объективности,
которая проявляет и скрывает, отрицает и устанавливает: "здесь, к тому же,
субъективное и объективное меняются своим обликом", причем способом, который
может с первого взгляда показаться странным. Движение, которое поддерживает
в XIX веке лирику, реализуется только одновременно с тем, благодаря которому
человек приобретает позитивное знание о самом себе. И стоит ли удивляться,
что фигуры знания и языка подчинены одному и тому же глубокому закону, и что
вторжение конечности бытия так же возвышает связь человека со смертью, здесь
позволяя вести научное рассуждение в рациональной форме, а там -- открывая
источник языка, который бесконечно развивается в пустоте, оставленной
отсутствием богов?
Формирование клинической медицины -- лишь одно из наиболее заметных
свидетельств этих изменений в фундаментальном распределении знания. Можно
видеть, что они идут куда дальше, чем это может быть раскрыто при беглом
позитивистском прочтении. Но когда позитивизмом осуществляется вертикальное
исследование, становится очевиден одновременно скрытый им, но необходимый
для его рождения весь ряд фигур, который будет впоследствии освобожден и
парадоксально использован против него. В частности то, что именно
феноменология будет ему противостоять с особым упорством, было уже
представлено в системе ее условий: значащие возможности наблюдаемого и его
корреляции с языком в исходных формах опыта, формирование объективности,
начиная со значений знака, скрытая лингвистическая структура данных,
конституирующий характер телесной пространственности, значение конечности в
отношении человека к истине и в обосновании этого отношения, все это уже
было введено в
296

действие при рождении позитивизма. Введено в действие, но к своей
выгоде забыто. Так что современная мысль, надеявшаяся с конца XIX века
избежать позитивизма, добилась лишь того, что мало-помалу вновь открыла то,
что и сделало его возможным. Европейская культура в последние годы XVIII
века наметила структуру, которая все еще не распутана; из нее едва начинают
разматываться несколько нитей, настолько нам еще незнакомых, что мы охотно
их принимаем за удивительно новые или абсолютно архаичные, хотя на
протяжении двух веков (не меньше, однако и не намного больше) они
образовывали темную, но прочную основу нашего опыта.


Литература
I. -- Nosologie
Albert (J. -L), Nosologie naturelle (Paris, 1817).
Boissier de Sauvages (Fr.), Nosologie mйthodique (trad., Lyon,
1772, 10 vol.).
Capuron (J.), Nova medicinae elementa (Paris, 1804).
Ch... (J.-J.), Nosographiae compendium (Paris, 1816).
Chaussier (Fr.), Table gйnйrale des mйthodes nosologiques
(Paris, s.d.).
Cullen (W.), Apparatus ad nosologiam methodicam (Amsterdam,
1775). -- Institutions de mйdecine pratique (trad., Paris, 1785).
Dupant (J.-Ch.), Y a-t-il de la diffйrence dans les systиmes de
classification dont on se sert avec avantage dans l'йtude de l'histoire
naturelle et ceux qui peuvent кtre profitables а la connaissance des
maladies? (Bordeaux, 1803).
Duret (F.-J.-J.), Tableau d'une classification gйnйrale des
maladies (Paris, 1813).
Fercoq (G.-A.), Synonymie ou concordance de la nomenclature de
la Nosographie philosophique du P. Pinel avec les anciennes nosologies
(Paris, 1812).
Frank (J. P.), Synopsis nosologiae methodicae (Ticini, 1790).
Latour (F.-D.), Nosographie synoptique (Paris, 1810, 1 vol. seul
paru).
Linnй (C.), Gйnйra morborum (trad. apud Sauvages, cf. supra).
Pinel (Ph.), Nosographie philosophique (Paris, an VI).
Sacar(J. B. M.), Systema morborum systematicum (Vienne, 1771).
Sydbnham (Th.), Mйdecine pratique (trad., Paris, 1784).
Voulonne, Dйterminer les maladies dans lesquelles la mйdecine
agissante est prйfйrable а l'expectante (Avignon, 1776).
II. -- Police et gйographie mйdicales
Audin-Rouviиre (J.-M.), Essai sur la topographie physique et
mйdicale de Paris (Paris, an II).
Bвcher (A.), De la mйdecine considйrйe politiquement (Paris, an
IX).
298

Banau et Turben, Mйmoires sur les йpidйmies du Languedoc (Paris,
1766).
Barbert (D.), Mйmoire sur les maladies йpidйmiques des bestiaux
(Paris, 1766).
Bienville (J.-D.-T.), Traitй des erreurs populaires sur la
mйdecine (La Haye,1775).
Caltet (J.-J.) et Gardet (J.-B.), Essai sur la contagion (Paris,
an II).
Cerveau (M.), Dissertation sur la mйdecine des casernes (Paris,
1803).
Clerc. De la contagion (Saint-Pйtersbourg, 1771).
Colombier (J.), Prйceptes sur la santй des gens de guerre
(Paris, 1775).
-- Code de mйdecine militaire (5 vol., Paris, 1772).
Daignan (G.), Ordre du service des hфpitaux militaires (Paris,
1785).
-- Tableau des variйtйs de la vie humaine (2 vol., Paris, 1786).
-- Centuries mйdicales du XIXe siиcle (Paris, 1807-1808).
-- Conservatoire de Santй (Paris, 1802).
Desgenettes (R.-N.), Histoire mйdicale de l'armйe d'Orient
(Paris, 1802).
-- Opuscules (Le Caire, s.d.).
Fouquet (H.), Observations sur la constitution des six premiers
mois de l'an V а Montpellier (Montpellier, an VI).
Frank (J.-P.), System einer vollstвndigen medizinischen Polizei
(4 vol., Mannheim, 1779-1790).
Prier (F), Guide pour la conservation de l'homme (Grenoble,
1789).
Cachet (L.-E.), Problиme mйdico-politique pour ou contre les
arcanes (Paris, 1791).
Cachet (M.), Tableau historique des йvйnements prйsents relatif
а leur influence sur la santй (Paris, 1790).
Canne (A.), L'homme physique et moral (Strasbourg, 1791).
Guindant (T.), La nature opprimйe par la mйdecine moderne
(Paris, 1768).
Guyton-Morveau (L.-B.), Traitй des moyens de dйsinfecter l'air
(Paris, 1801).
Hauteslerck (F.-M.), Recueil d'observations de mйdecine des
hфpitaux militaires (2 vol., Paris, 1766--1772).
Hildenbrand (J.-V.), Du typhus contagieux (trad., Paris, 1811).
De Home (D.-R.), Mйmoire sur quelques objets qui intйressent
plus particuliиrement la salubritй de la ville de Paris (Paris, 1788).
Instruction sur les moyens d'entretenir la salubritй et de purifier
l'air des salles dans les hфpitaux militaires (Paris, an II).
Jacquin (A.-P.), De la Santй (Paris, 1762).
Lafon (J.-B.), Philosophie mйdicale (Paris, 1796).
Lanthenas (F.), De l'influence de la libertй sur la santй, la
morale et le bonheur(Paris, 1798).
299

Laugier (E. -M.), L'art de faire cesser la peste (Paris, 1784).
Lebйgue de Preste. Le conservateur de Santй (Paris, 1772).
Lebrun, Traitй thйorique sur les maladies йpidйmiques (Paris,
1776).
Lepecq de la Clфture (L), Collection d'observations sur les
maladies et constitutions йpidйmiques (2 vol., Rouen, 1778).
Lioult (P.-J.), Les charlatans dйvoilйs (Paris, an VIII).
Mackenzie (J.), Histoire de la santй et de l'art de la conserver
(La Haye, 1759).
Maret (M.), Quelle influence les murs des Franзais ont sur leur
santй (Amiens, 1772).
Mйdecine militaire ou Traitй des maladies tant internes qu'externes
auxquelles les militaires sont exposйs pendant la paix ou la guerre (6 vol.,
Paris, 1778).
Menuret (J.-J.), Essai sur l'action de l'air dans les maladies
contagieuses (Paris, 1781).
-- Essai sur l'histoire mйdico-topographique de Paris (Paris, 1786).
Murвt (J.-A.), Topographie mйdicale de la ville de Montpellier
(Montpellier, 1810).
Nicolas (P.-F.), Mйmoires sur les maladies йpidйmiques qui ont
rйgnй dans la province de Dauphinй (Grenoble, 1786).
Petit (M.-A.), Sur l'influence de la Rйvolution sur la santй
publique(1796).
-- in Essai sur la mйdecine du coeur (Lyon, 1806).
Pichier (J.-F.-C.), Mйmoire sur les maladies contagieuses
(Strasbourg, 1786).
Prйceptes de santй ou Introduction au Dictionnaire de Santй (Paris,
1772).
Quairoux(Fr.), Traitй de la peste (Paris, 1771).
Razux (J.), Tables nosologiques et mйtйorologiques dressйes а
l'Hфtel-Dieu de Nоmes (Baie, 1767).
Rйflexions sur le traitement et la nature des йpidйmies lues а la
Sociйtй royale de Mйdecine le 27 mai 1785 (Paris, 1785).
Roy-Desjoncades (A.), Les tois de la nature applicables aux lois
physiques de la mйdecine (2 vol., Paris, 1788).
Rochard (C.-C.-T), Programme de cours sur les maladies
йpidйmiques (Strasbourg, an XIII).
Ruette (F.), Observations cliniques sur une maladie йpidйmique
(Paris, s.d.).
Salverte (B.), Des rapports de la mйdecine avec la politique
(Paris, 1806).
Souquet, Essai sur l'histoire topographique mйdico-physique du
district
300

de Boulogne (Boulogne, an II).
Tallavignes (J.-A.), Dissertation sur la mйdecine oщ l'on prouve
que l'homme civilisй est plus sujet aux maladies graves (Carcassonne, 1821).
Thiery, Vux d'un patriote sur la mйdecine en France (Paris,
1789).
III. -- Rйforme de la pratique et de l'enseignment
Appel а la raison ou vu de l'humanitй.
Baraillon (J .-F.), Rapport sur la partie de police qui tient а
la mйdecine, 8 germ. an VI (Paris, an VI).
-- Opinion sur le projet de la commission d'Instruction publique
relatif aux Ecoles de Mйdecine, 7 germ. an VI (Paris, an VI).
Baumes (J.-B.-J.), Discours sur la nйcessitй des sciences dans
une nation libre (Montpellier, an III).
Cabanis (P.-J.-G.), vres (2 vol., Paris, 1956).
Calйs (J.-M.), Projet sur les Ecoles de santй, 12 prairial an V
(Paris, an V).
-- Opinion sur les Ecoles de Mйdecine, 17 germinal an VI (Paris, an
VI).
Contic (D.-M.-J.), Projet de rйforme adressй а l'Assemblйe
Nationale (Paris, 1790).
Caron (J.-F.-C.), Rйflexions sur l'exercice de la mйdecine
(Paris, 1804).
-- Projet de rиglement sur l'an de guйrir (Paris, 1801).
Chambeau de Mentaux, Moyens de rendre les hфpitaux utiles et de
perfectionner la mйdecine (Paris, 1787).
Colon de Divol, Rйclamations des malades de Bicкtre (Paris,
1790).
Coqueau (G. -P.), Essai sur l'йtablissement des hфpitaux dans
les grandes villes (Paris, 1787).
Daunou (P.-G.), Rapports sur les Ecoles spйciales (Paris, an V).
Demangeon (J.-B.), Tableau d'un triple йtablissement rйuni en un
seul hospice а Copenhague (Paris, an VII).
-- Des moyens de perfectionner la mйdecine (Paris, 1804).
Desmonceaux (A.), De la bienfaisance nationale (Paris, 1787).
Duchanov, Projet d'organisation mйdicale (s.l.n.d.).
Du Laurens (J.), Moyens de rendre les hфpitaux utiles et de
perfectionner les mйdecins (Paris, 1787).
Dupont de Nemours (P.), Idйes sur les secours а donner aux
pauvres malades dans une grande ville (Paris, 1786).
Ehrmann (J. -F.), Opinion sur le projet de Vitet, 14 germinal an
VI (Paris, an VI).
Essai sur la rйformation de la sociйtй dite de mйdecine (Paris, an VI).
301

Etat actuel de l'Ecole de Santй (Paris, an VI).
Fourcroy (A.-F.), Rapport sur l'enseignement libre des sciences
et des arts (Paris, an II).
-- Exposй des motifs du projet de loi relatif а l'exercice de la
mйdecine (Paris, s.d.).
-- Rapport sur les Ecoles de Mйdecine, frimaire an III (Paris, an III).
-- Discours sur le projet de loi relatif а l'exercice de la mйdecine,
19 ventфse an XI (Paris, an XI).
Fourot, Essai sur les concours en mйdecine (Paris, 1786).
Gallot (J.-G.), Vues gйnйrales sur la restauration de l'art de
guйrir (Paris, 1790).
Gйraud (M.), Projet de dйcret sur l'organisation civile des
mйdecins (Paris, 1791).
Guillaume (J.), Procиs-verbaux du Comitй d'Instruction publique
(Paris, 1899).
Gulllemardet (F.-P.), Opinion sur les Ecoles spйciales de Santй,
14 germinal an VI (Paris, an VI).
Imbert (J.), Le droit hospitalier de la Rйvolution et de
l'Empire (Paris, 1954).
Institula facultatis medicae Vidobonensis, curante Ant. Storck (Vienne,
1775).
Jadelot (N.), Adresse а Nos Seigneurs de l'Assemblйe Nationale
sur la nйcessitй et les moyens de perfectionner l'enseignement de la
mйdecine (Nancy, 1790).
Lefйvre (J.), Opinion sur le projet de Vitet, 16 germinal an VI
(Paris an VI).
Lespagnol (N.-L.), Projet d'йtablir trois mйdecins par district
pour le soulagement des gens de la campagne (Charleville, 1790).
Marquais (J.-Th.), Rapport au Roi sur l'йtat actuel de la
mйdecine en France (Paris, 1814).
Menuret (J.-J.), Essai sur les moyens de former de bons mйdecins
(Paris, 1791).
Motif de la rйclamation de la Facultй de Mйdecine de Paris contre
l'йtablissement de la Sociйtй royale de Mйdecine (s.l.n.d. ; l'auteur est
Vacher de la Feutrie).
Observations sur les moyens de perfectionner l'enseignement de la
mйdecine en France (Montpellier, an V).
Pastoret (G.-E.), Rapport sur un mode provisoire d'examen pour
les officiers de Santй (19 thermidor an V) (Paris, an V).
Petit (A.), Projet de rйforme sur l'exercice de la mйdecine en
France(Paris, 1791).
302

-- Sur la meilleure maniиre de construire un hфpital (Paris, 1774).
Plan de travail prйsentй а la Sociйtй de Mйdecine de Paris (Paris, an
V).
Plan gйnйral d'enseignement dans l'Ecole de Santй de Paris (Paris an
III).
Porcher (G.-G.), Opinion sur la rйsolution du 19 fructidor an V
16 vendйmiaire an VI (Paris, an VI).
Prйcis historique de l'йtablissement de la Sociйtй royale de Mйdecine
(s.l.n.d.).
Prieur de la Gфte-d 'Or (G. -A.), Motion relative aux Ecoles de
Santй (Paris, an VI).
Programme de la Sociйtй royale de Mйdecine sur les cliniques (Paris,
1792).
Programme des cours d'enseignement dans l'Ecole de Santй de Montpellier
(Paris, an III).
Prunelle (Cl.-V.), Des Ecoles de Mйdecine, de leurs connexions
et de leur mйthodologie (Paris, 1816).
Recueil de discours prononcйs а la Facultй de Montpellier (Montpellier,
1820).
Rкgnault (J.-B.), Considйrations sur l'йtat de la mйdecine en
France depuis la Rйvolution jusqu'а nos jours (Paris, 1819).
Retz (N.), Exposй succinct а l'Assemblйe Nationale sur les
Facultйs et Sociйtйs de Mйdecine (Paris, 1790).
Royer (P.-F.), Bienfaisance mйdicale et projet financier
(Provins, an IX).
-- Bienfaisance mйdicale rurale (Troyes, 1814).
Sabarol de l'Averniиre, Vue de lйgislation mйdicale adressйe aux
Etats gйnйraux (s.L, 1789).
Tissot (S.-A.-D.), Essai sur les moyens de perfectionner les
йtudes de mйdecine (Lausanne, 1785).
Vicq Dazyr (F.), vres (6 vol., Paris, 1805).
Vitet (L), Rapport sur les Ecoles de Santй, 17 ventфse an VI
(Paris, an VI).
Wьrtz. Mйmoire sur l'йtablissement des Ecoles de Mйdecine
pratique (Paris 1784).
IV. -- Les mйthodes
Amard (L.-V.-F.), Association intellectuelle (2 vol., Paris,
1821).
Amoreux (P.-J.), Essai sur la mйdecine des Arabes (Montpellier,
1805).
Audibert-Caille (J.-M.), Mйmoire sur l'utilitй de l'analogie en
mйdecine (Montpellier, 1814).
303

Auenbrugger. Nouvelle mйthode pour reconnaоtre les maladies
internes (trad. in Roziйre de la Chassaigne, Manuel des pulmoniques,
Paris, 1763).
Beullac (J.-R), Nouveau guide de l'йtudiant en mйdecine (Paris,
1824).
Bordeu (Th.), Recherches sur le pouls (4 vol., Paris,
1779--1786).
Bouillaud (J.), Dissertation sur les gйnйralitйs de la clinique
(Paris, 1831 ).
Broussonnet (J. -L.-V. ), Tableau йlйmentaire de sйmйiotique
(Montpellier, an VI).
Brulley (C.-A.), Essai sur l'art de conjecturer en mйdecine
(Paris, an X).
Brute (S.-G.-G.), Essai sur l'histoire et les avantages des
institutions cliniques (Paris, 1803).
Chomel (J.-B.-L), Essai historique sur la mйdecine en France
(Paris, 1762).
Clos de Sorиse (J.-A.), De l'analyse en mйdecine (Montpellier,
an V).
Corvisart (J,-N.), Essai sur les maladies et lйsions du cur et
des gros vaisseaux (Paris, 1806).
Dardonville (H.), Rйflexions pratiques sur les dangers des
systиmes en mйdecine (Paris, 1818).
Demorcy-Delettre (J.-B.-E.), Essai sur l'analyse appliquйe au
perfectionnement de la mйdecine (Paris, 1818).
Double (F.-J.), Sйmйiologie gйnйrale ou Traitй des signes et de
leur valeur dans les maladies (3 vol., Paris, 1811-1822).
Duvivier (P.-H.), De la mйdecine considйrйe comme science et
comme art (Paris, 1826).
Essyg, Traitй du diagnostic mйdical (trad., Paris, an XII).
Fabre, Recherche des vrais principes de l'art de guйrir (Paris,
1790).
Fordyce (G.), Essai d'un nouveau plan d'observations mйdicales
(trad., Paris, 1811).
Fauquel (H.), Discours sur la clinique (Montpellier, an XI).
Frank (J.-P.), Ratio institut! clinici Vicinensis (Vienne,
1797).
Gilbert (N.-P.), Les thйories mйdicales modernes comparйes entre
elles (Paris, an VII).
Girbal (A.), Essai sur l'esprit de la clinique mйdicale de
Montpellier (Montpellier, 1857).
Goulin (J.), Mйmoires sur l'histoire de la mйdecine (Paris,
1779).
Hйlian (M.), Dictionnaire de diagnostic ou l'art de connaоtre
les maladies (Paris, 1771).
Hildenbrand (J.), Mйdecine pratique (trad., Paris, 1824, 2
vol.).
304

Landrй-Beauvais (A.-J.), Sйmйiotique ou traitй des signes des
maladies (Paris, 1810).
Leroux (J.-J.), Cours sur les gйnйralitйs de la mйdecine (Paris,
1818).
-- Ecole de Mйdecine. Clinique interne (Paris, 1809).
Lardвt (J.), Conseils sur la maniиre d'йtudier la physiologie de
l'homme (Montpellier, 1813).
-- Perpйtuitй de la mйdecine (Montpellier, 1837).
Mahon (P.-A.-O.), Histoire de la mйdecine clinique (Paris, an
XII).
Martinet (L.). Manuel de clinique (Paris, 1825).
Maygrier (J.-P.), Guide de l'йtudiant en mйdecine (Paris, 1807).
Menuret (J.-J.), Traitй du pouls (Paris, 1798).
Moscati (P.), De l'emploi des systиmes dans la mйdecine pratique
(Strasbourg, an III).
Petit (M.-A.), Collection d'observations cliniques (Lyon, 1815).
Pinel (Ph.), Mйdecine clinique (Paris, 1802).
Piorry (P. A.), Tableau indiquant la maniиre d'examiner et
d'interroger le malade (Paris, 1832).
Rostan (L.), Traitй йlйmentaire de diagnostic, de pronostic,
d'indications thйrapeutiques (6 vol., Paris, 1826).
Roucher-Deratte (Cl.). Leзons sur l'art d'observer (Paris,
1807).
Selle (Ch.-G.), Mйdecine clinique (Montpellier, 1787, trad.).
-- Introduction а l'йtude de ta nature et de la mйdecine (trad.,
Montpellier, an III).
Sйnebier (J.), Essai sur l'art d'observer et de faire des
expйriences (3 vol., 1802).
Thiery (F.), La mйdecine expйrimentale (Paris, 1755).
Vaidy (J.-V.-F.), Plan d'йtudes mйdicales а l'usage des
aspirants (Paris, 1816).
Zimmermanu (G.), Traitй de l'expйrience en mйdecine
(trad.,Paris, 1774, 3 vol.).
V. -- Anatomie pathologique
Baillie (M.), Anatomie pathologique des organes les plus
importants du corps humain (trad., Paris, 1815).
Bayle (G. -L.). Recherches sur la phtisie pulmonaire (Paris,
1810).
Bichat (X.), Anatomie gйnйrale appliquйe а la physiologie et а
la mйdecine (Paris, 1801, 3 vol.).
-- Anatomie pathologique (Paris, 1825).
305
-- Recherches physiologiques sur la vie et la mort (Paris, an VIII).
-- Traitй des membranes (Paris, 1807).
Bonet (Th.), Sepulchretum (3 vol., Lyon, 1700).
Breschet (G.), Rйpertoire gйnйral d'anatomie et de physiologie
pathologiques (6 vol., Paris, 1826-1828).
Cailliot (L), Elйments de pathologie et de physiologie
pathologique (2 vol., Paris, 1819).
Chomel (A.-F.), Elйments de pathologie gйnйrale (Paris, 1817).
Cruveilhier (J.), Essai sur l'anatomie pathologique en gйnйral
(2 vol., Paris, 1816).
Dezeimeris (J.-B.), Aperзu rapide des dйcouvertes en anatomie
pathologique (Paris, 1830).
Guillaume (A.), De l'influence de l'anatomie pathologique sur
les progrиs de la mйdecine (Dфle, 1834).
Laлnnec (R.), Traitй de l'auscultation mйdiate (2 vol., Paris, 1819).
-- Traitй inйdit de l'anatomie pathologique (Paris, 1884).
Lallemand (F.), Recherches anatomo-pathologiques sur l'encйphale
et ses dйpendances (2 vol., Paris, 1820).
Morgagni (J.-B.), De sedibus et causis morborum (Venise, 1761).
Portal (A.), Cours d'anatomie mйdicale (5 vol., Paris, an XII).
Prost (P.-A.), La mйdecine йclairйe par l'observation et
l'ouverture des corps (2 vol., Paris, an XII).
Rayer (P.), Sommaire d'une histoire abrйgйe de l'anatomie
pathologique (Paris, 1818).
Ribes (Fr.), De l'anatomie pathologique considйrйe dans ses
vrais rapports avec la science des maladies (2 vol., Paris, 1828-1834).
Richerano (B.-A.), Histoire des progrиs rйcents de la chirurgie
(Paris, 1825).
Saucerotte (C.), De l'influence de l'anatomie pathologique sur
les progrиs de la mйdecine (Paris, 1834).
Tвcheron (C.-F.), Recherches anatomo-pathologiques sur la
mйdecine pratique (3 vol., Paris, 1823).
VI. -- Les fiиvres
Barbier (J.-B.-C.). Rйflexions sur les fiиvres (Paris, 1822).
Boisseau (F.-O.), Pyrйtologie physiologique (Paris, 1823).
Bompart (A.), Description de la fiиvre adynamique (Paris, 1815).
Bouillaud (J.), Traitй clinique ou expйrimental des fiиvres
dites essentielles (Paris, 1830).
306

Broussais (F. -J.-V.), Catйchisme de mйdecine physiologique
(Paris, 1824).
-- Examen des doctrines mйdicales (Paris, 1821),
-- Histoire des phlegmasies ou inflammations chroniques (Paris, 1808, 2
vol.).
-- Leзons sur la phlegmasie gastrique (Paris, 1819).
-- Mйmoire sur l'influence que les travaux des mйdecins physiologistes
ont exercйe sur l'йtat de la mйdecine (Paris, 1832).
-- Traitй de physiologie appliquйe а la pathologie (2 vol., 1822-1823).
Caffin (J.-F.), Quelques mots de rйponse а un ouvrage de M.
Broussais (Paris, 1818).
Castel (L), Rйfutation de la nouvelle doctrine mйdicale de M.le
Dr Broussais (Paris, 1824).
Chambou de Mentaux, Traitй de la fiиvre maligne simple et des
fiиvres compliquйes de malignitй (4 vol., Paris, 1787).
Chauffard (H.), Traitй sur les fiиvres prйtendues essentielles
(Paris, 1825).
Chomel (A. F.), De l'existence des fiиvres (Paris, 1820).
--Des fiиvres et des maladies pestilentielles (Paris, 1821).
Collineau (J.-C.), Peut-on mettre en doute l'existence des
fiиvres essentielles (Paris, 1823).
Dagoumer (Th.), Prйcis historique de la fiиvre (Paris, 1831).
Dardonville (H.), Mйmoire sur les fiиvres (Paris, 1821).
Ducamp (Th.), Rйflexions critiques sur les йcrits de M. Chomel
(Paris, 1821).
Fodйra (M. ), Histoire de quelques doctrines mйdicales comparйes
а celles de M. Broussais (Paris, 1818).
Fourwier (M.), Observations sur les fiиvres putrides et malignes
(Dijon, 1775).
Gйrard (M.), Peut-on mettre en doute l'existence des fiиvres
essentielles? (Paris, 1823).
Giannini, De la nature des fiиvres (trad., Paris, 1808).
Giraudy (Gh.), De la fiиvre (Paris, 1821).
Grimaud (M. de). Cours complet ou Traitй des fiиvres (3 vol.,
Montpellier, 1791).
Hernandez (J.-F.), Essai sur le typhus (Paris, 1816).
Hoffmann (F.), Traitй des fiиvres (trad., Paris, 1746).
Hufeland (C.-W.), Observations sur les fiиvres nerveuses (trad.,
Berlin, 1807).
Huxham (J.), Essai sur les diffйrentes espиces de fiиvres
(trad., Paris, 1746).

307

Larroque (J.-B. de), Observations cliniques opposйes а l'examen
de la nouvelle doctrine (Paris, 1818).
Leroux (F.-M.), Opposition aux erreurs de la science mйdicale
(Paris, 1817).
Lesage (L.-A.), Danger et absurditй de la doctrine physiologique
(Paris, 1823).
Monfalcon (J.-B.), Essai pour servir а l'histoire des fiиvres
adynamiques (Lyon, 1823).
Mongellaz (P.-J.), Essai sur les irritations intermittentes (2
vol., Paris, 1821).
Pascal (Ph.), Tableau synoptique du diagnostic des fiиvres
essentielles (Paris, 1818).
Petit (M.-A.), Traitй de la fiиvre entйro-mesentйrique (Paris,
1813).
Petit-Radel (Ph.), Pyrйtologie mйdicale (Paris, 1812).
Quitard-Piorry (H.-H.), Traitй sur la non-existence des fiиvres
essentielles (Paris, 1830).
Roche (L.-Ch.), Rйfutation des objections faites а la nouvelle
doctrine des fiиvres (Paris, 1821).
Roederer et Wagler, Tractatus de morbo mucoso (Gфttingen, 1783).
Roux (G.), Traitй des fiиvres adynamiques (Paris, 1812).
Selle (Ch.-G.), Elйments de pyrйtologie mйthodique (trad., Lyon,
an IX).
Stoll (M.), Aphorismes sur la connaissance et la curation des
fiиvres (trad., Paris, an V).
Tissot (S.-A.-D.), Dissertation sur les fiиvres bilieuses
(trad., Paris, an VIII).

Сканирование Янко Слава
yankos@dol.ru
yankos@chat.ru
http://people.weekend.ru/yankoslava/index.html
http://www.chat.ru/˜yankos/ya.html

<<

стр. 6
(всего 6)

СОДЕРЖАНИЕ