<<

стр. 4
(всего 9)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

И склонюсь под железом высокою рожью,
И сорокой скакну у ручья.
Ты - единый мой свет на моем раздорожье
И единая пристань моя...
На все положительное и прекрасное, вызванное любовью к женщине, матери, Родине,
своему делу, детям, к искусству и т. д. и т. п. можно, конечно привести и немало
примеров отрицательного значения. Почему же тогда Любовь не противостоит
ветрености, изменам, бегству от семьи, от любимой женщины, из любимой Родины в
трудную для них годину, даже предательству по отношению к любимому делу?
Вопросов подобного рода можно задать бесчисленное количество, да и примеров
подтверждающих право на их постановку можно привести не меньше. Прямо на такие
вопросы ответить нет никакой возможности: столь бесчисленны варианты ответов,
что все их перечислить никто никогда не сможет. Но надо попытаться найти хоть
какие-то причины хрупкости любви в самом широком смысле слова.
Прежде всего речь, конечно, идет о любви мужчины к женщине и о причинах ее
хрупкости и часто наблюдаемой недолговечности. Сами эта хрупкость и
недолговечность дают повод философам принижать земную или родовую любовь,
которая делит, дробит совершенство возвышенной любви. Но сами же философы в
поисках ответа нередко оказываются очень близки к истине. Главная каверза этой
проблемы заключается в том, что абсолютно каждый вступающий в жизнь человек
представляет себе любовь по-своему, опираясь лишь на очень небольшой опыт
собственных чувственных состоянии, эмоциональных переживаний, само появление
которых он обязательно связывает с любовью. На самом деле ведь на волне
восхищения кем-то, постоянного желания видеть его, любоваться им появляется
только влюбленность, проклевывается влечение, прекращается уединенность,
эгоистическая замкнутость, самодовольство и намеренно грубое и безразличное
отношение к существам другого пола. Конечно, на фоне замкнутости,
самодовольства, бравирования грубостью и даже хамством, оторванности повышенное
биение сердца не может не вызвать восторга, любование, влечение начинает
волновать кровь, появляется томление, жизнь начинает казаться тусклой и
непривлекательной без того, кто взволновал - все светлые лучи мира сходятся на
предмете влечения и томления. Но ведь часто не по неопытности и
неосведомленности влечет в существе другого пола что-то одно: кого-то привлекают
волосы своей необыкновенностью в цвете, волнистости, особой прическе, другого
губы, третьего - шея, даже уши, нос, рот, жесты, манеры, ноги, фигура, да мало
ли что может привлечь наше внимание вплоть до походки, исключая характер, манеру
разговора, язык и прочие собственно социально-культурные атрибуты личности, но
не сама целостная личность. То есть совершенно точно можно утверждать, что
нарождение любви, влюбленность начинается с дробления личности на части,
целостность на начальном этапе ускользает, она просто не интересует
влюбляющегося. И эту влюбленность чаще всего и воспринимают как любовь: если
жизнь становится немыслимой без того, чтобы не иметь возможность постоянно
видеть "любимого", "любимую", быть хотя бы рядом, чтобы видеть носителя и
носительницу этого лица, волос, шеи, ушей, носа, подбородка, ног, фигуры,
походки, если сердце замирает и тоскливо ноет в его (ее) отсутствии, то это и
есть любовь. Великий итальянский поэт Возрождения Франческо Петрарка писал:
3ефир ее рассыпанные пряди
Закручивал в колечки золотые,
И свет любви, зажегшийся впервые,
Блистал в ее, нещедром ныне, взгляде.
Тогда казалось, что не о прохладе
Вещают краски нежные, живые
Ее лица; и вспыхнули стихии
Моей души, пожаром в вертограде.
Она предстала мне виденьем рая,
Явлением небесным - вплоть до звука
Ее речей, где каждый слог - Осанна.
И пусть теперь она совсем иная -
Мне все равно; не заживает рана,
Хоть и ослабла тетива у лука.
Хорошо, как говорят, было Петрарке: ослабление тетивы у лука его не озаботило,
не разочаровало. Но ведь многих и многих влюбленных оно разочаровывает. Иногда
рана действительно не заживает, но ведь часто быстро покрывается травой
забвения. Ведь чувства еще не зрелые, опыт глубоких эмоциональных переживаний
невелик, эмоциональная память еще не заполнена ничем. Чуть-чуть поныло сердце и
перестало. Значит парень или девушка могут сделать вывод, что не так страшна и
любовь и разочарование в ней, раз так быстро и безболезненно все прошло. А
милых, прелестных девушек или интересных мальчиков - вон сколько кругом, разве
нельзя забыться с кем-нибудь из них, позабавляться с другими? Покопаться в своей
душе некогда, не хочется, да и опыта самоанализа своих чувств и переживаний еще
нет. Так и начинается прохаживание, прогулки по "любви", порхание над девичьей
нивой для срывания прелестных цветочков или убирание, смягчение шипов прекрасной
розы перед всяким желающим ее сорвать. Ведь Дон-Жуанизм не появился на пустом
месте он расцвел в пышном саду, наполненном розами, лилиями, гвоздиками или
выросшими не лесной поляне фиалками, незабудками. В душе, в сердце формируется
опыт легкой достижимости наслаждения, вседозволенности и доступности. Тут уж
некогда ждать, пока раскроется перед влюбленным (ой) целостная личность предмета
увлечения, когда все соберется воедино: лицо, волосы, губы, шея, стан, походка,
манеры, характер, язык, культура, вкусы, пристрастия, увлечения, надежды,
стремления и желания. Нетрудно угадать, что чаще всего из такого рода
влюбленности никогда не прорастет истинная, глубокая и всепоглощающая Любовь,
которая навеки свяжет влюбленных крепчайшими жизненными узми. Когда каждый день
и каждый час любимый или любимая раскрывается перед возлюбленным все новыми, и
новыми, всегда интересными и неожиданными, гранями своей личности, когда интерес
к жизни и ее творческим сторонам, а не только томление и желание слиться друг с
другом в несказанном наслаждении действительно как бы образуют новую единую
целостную и разностороннюю личность.
Конечно, в огромном жизненном пространстве Любви огромную роль играют
господствующие в обществе, в семье, в душах людей представления о прекрасном,
добром, благородном, вечном. Особенно, если они органично и естественно входят
во внутренний мир личности, накладывают отпечаток на характер всех ее
взаимоотношений с миром, на характер самооценки личностью всех своих поступков и
действий, на опыт переживания ею всех случающихся с нею событий. Но нельзя все
же при этом сбрасывать твердость характера и воли личности, живущей в наличных
материальных, природных условиях, духовной атмосфере и системе нравственных
отношении. Например, в начале этой главы мы рассматривали философские и
житейские представления о любви, сложившиеся в европейской культуре, выделив
разделение любви на небесную и земную, возвышенную и плотскую или родовую. А в
культурах Востока такого разделения не существует. Там любовь супругов
представляется как высшая Любовь."В индийской культурной традиции не было такого
противопоставления физической и духовной любви, но индийские мыслители
интуитивно угадывали раздельность индивидов и несоединимость их в половом акте,
противопоставляя этому слияние влюбленных в любви как эстетическом чувстве"
([5]). Именно переживание влюбленными наслаждения друг другом, испытывание
каждым из них экстаза в половом акте как высочайшего и прекраснейшего состояния
духа и тела и представляет в восточных культурах истинную Любовь, которая и
духовна, возвышенна, прекрасна и в то же время плотская, земная или родовая,
говоря по европейски. Если для европейца Эрос и эротика всегда нечто неземное и
только духовное, то для Индии Эрос и эротика означали и высшее состояние
влюбленных и науку о создании человека и выполнении желаний плоти. Думается, что
вообще для простых людей, не погружающихся в философские раздумья о любви, ближе
восточная позиция нежели европейская. Что было бы с человеческим родом, если бы
вдруг в мире восторжествовала европейская философская позиция о любви и родовом
проклятии женщины? Могут ли многочисленные факты разочарований в Любви, распадов
семей и т. п. стать серьезным основанием для принижения земной, плотской любви?
Ведь в жизни случается и так, что влюбленные и любящие расстаются друг с другом
не только по своей воле, но и по зависяще-независимым от них обстоятельствам.
Вот тогда Любовь оставляет в их сердцах томительные, тягостные, но сладкие
воспоминания и чувства. Например, М. Ю. Лермонтов по разным причинам и
обстоятельствам, как пишут знатоки его жизни и творчества, не был счастлив в
любви, и, влюбляясь, не находил взаимности, Но он писал:
Расстались мы, но твой портрет
Я на груди моей храню:
Как бледный призрак лучших лет,
Он душу радует мою.
И новый преданный страстям,
Я разлюбить его не мог.
Так храм оставленный - все храм,
Кумир отверженный - все бог!
Поэт очень точно схватил то в чувственной жизни, что истинная, настоящая Любовь
никогда не проходит бесследно для сердца человеческого. Она оказывает
благотворное влияние на всю последующую жизнь человека, каждый раз по-новому
открывая ему все новые и новые духовные горизонты.
Вряд ли у кого-то вызовет возражение утверждение, что Любовь требует постоянной
работы души каждого из любящих: ведь она у каждого из них вызывает страстное
стремление к самосовершенствованию, чтобы быть достойным партнером в любви,
чтобы вызывать в возлюбленном постоянный интерес к себе, испытывая, разумеется,
взаимный интерес к любимому или любимой. А это и есть пробуждение в любимом
существе творческих сил и способностей. Ведь стремление к совершенствованию и
самосовершенствованию неизменно и неизбежно вызывает и стремление к гармонии
каждого из любящих в их взаимодействиях с миром и особенно во взаимоотношениях
друг с другом. Ну а раз есть стремление к совершенству и гармонии, тут же ищи и
красоту. Все эти начала и скрепляют любящих в такое единство, которое невозможно
разорвать никакими силами: сердечные узы гораздо крепче связывают людей, чем
расчетливые рациональные, утилитарные и прагматические отношения между ними.
Конечно, сколько бы мы не говорили о Любви, мы никогда не сможем сказать и
тысячной доли того, что относится к этому величайшему и благодетельнейшему
чувству. Мы лишь кратко можем осветить то, как тысячи и тысячи поколений людей
жили в Любви и пытались осознать ее живительную силу. Так древние греки, уже
упоминавшиеся нами, различали разные виды любви: "Эрос" - восторженную и
страстную Любовь; влюбленность, направленную на плотское или духовное; "Филию"
Любовь-дружбу, Любовь-приязнь индивида к индивиду; "Сторге" -
Любовь-привязанность, особенно семейная; "Агапе" - жертвенную и снисходящую
Любовь "к ближнему". В любом смысле Любовь была для них космической силой,
подобной силе тяготения. Европейская культура и философия XX века выделяют три
вида любви: "Эрос" в собственном смысле слова как половое индивидуальное
избрание, слияние начала мужественного с вечной женственностью в Богом
предназначенном конкретном образе; мистическое влечение к ближнему и родному, к
брату и сестре во Христе, радостное слияние в Богочеловеческом теле; ощущение
личности каждого существа далекого, даже врага и любовное уважение к потенции
образа Божьего, обращение с каждым человеческим лицом, как целью в себе, а не
средством. В любом случае Любовь есть сила преображающая мир и освещающая жизнь
каждого человека несказанно чистым и радостным светом.
Благословен день, месяц, лето, час
И миг, когда мой взор те очи встретил!
Благословен тот край, и дол тот светел,
Где пленником я стал прекрасных глаз!
Благословенна боль, что в первый раз
Я ощутил, когда и не приметил,
Как глубоко пронзен стрелою, что метил
Мне в сердце Бог, тайком разящий нас!
Благословенны жалобы и стоны,
Какими оглашал я сон дубрав,
Будя отзвучья именем Мадонны!
Благословенны вы, что столько слав
Стяжали ей, певучие канцоны, -
Дум золотых о ней, единой, сплав!
Так написал великий Петрарка.
? 1. Чем привлекательно для людей чувство Любви?
2. Почему во всех мировых религиях любовь к ближнему предстает как первая
заповедь?
3. Какие виды любви вы знаете и можете назвать?
4. Почему любовь мужчины к женщине называют самым великим человеческим
чувством?
5. Является ли любовь побудительной силой творчества?
6. Кто такой Эрот в древнегреческой мифологии?
Тема 2. Воспроизводство человеческого рода как эстетический
способ жизнедеятельности людей.
Итак, дорогие ребята, на прошлых занятиях мы очень кратко рассмотрели любовь как
важнейшую для человеческого рода жизнетворческую силу и раскрыли основные
господствующие представления о ней. Сегодня нам предстоит рассмотреть
практический аспект любви, гарантирующий продолжение человеческого рода, то есть
воспроизводство жизни. Естественно возникает вопрос, а почему же люди не
размножаются также как животные, которые всецело подчиняются родовому инстинкту
и никаким образом не регулируют деторождаемость? Не размножались ли таким же
естественным образом наши далекие самые первобытные предки? Отвечая на эти
вопросы, мы должны подумать о том, что сам эволюционный процесс в природе,
наверное можно так сказать, был своеобразным регулятором интенсивности
размножения многих и многих видов живых существ. Не может быть чисто случайным
то, что многие и многие из них, продолжительность жизни которых очень невелика,
да и в той выживают очень немногие, размножаются в больших количествах. По мере
же увеличения сроков жизни способность к размножению уменьшается, а процесс
вынашивания ребенка в утробе матери увеличивается. Все высшие животные,
ископаемые, да и известные нам сегодня способны к воспроизводству не более раза
в год и, как правило, не более одного детеныша.
Можно подумать, что в природе действует какое-то разумное начало, какая-то
сверхмудрая предопределенность, которая управляет всеми живыми процессами. А что
же тогда говорить о человеке, которого природа наградила разумом? И по
религиозным преданиям и мифам, по легендам и сказаниям Всевышний избрал человека
проводником своих идей и замыслов на Земле. Если уж современные высшие животные
даже помимо природных инстинктов как-то регулируют деторождаемость, создавая
своеобразную моногамную семью, как у волков или медведей, либо регулируя половые
отношения по вертикали, как у человекообразных обезьян, живущих большими семьями
или родами, то человеку, раньше всех пришедшему к семейному образу жизни, а
потом и к роду и племени, как говорят, сам Бог велел думать в первую очередь не
о размножении, а о сохранении потомства. Древнейшие из исторических известных
ныне нам данных говорят о том, что еще в глубокой древности, когда человек еще
обитал в пещерах, а уже тем более, когда он начал строить первые жилища, уже
сложилась сначала смешанная (круг лиц, которым разрешены половые отношения), а
потом и моногамная семья с запретами половых связей по вертикали (то есть
кровосмесительных отношений).
Не сыграла ли в этом благотворном для человечества с самого начала его
существования плодотворную роль рано зародившаяся любовь, которая разделила
людей на группы или пары по сердечным влечениям и привязанностям? Нельзя ли
предположить, что уже древний человек чисто интуитивно и эмпирически потом
предположил, что ребенок как результат любовных отношений мужчины и женщины
оказывается и более живучим и жизнестойким, лучше приспосабливается к условиям
наличной среды жизни? К сожалению мы и сегодня не можем дать категорически
положительный ответ на этот вопрос, дело в том, что и в наши дни, когда
систематически исследуется все, что хотите, так и не существует специальных
исследовательских групп по вопросу, влияет ли Любовь как высшая форма половых
связей двух душевно близких индивидов разного пола на жизнестойкость поколений,
на их выживаемость и крепость, в конце концов? Разумеется интуитивный и в
некоторой степени чисто эмпирический ответ на этот вопрос существует - да,
влияет и только в положительном смысле"Но наше время требует всему
статистического подтверждения. Мы в дальнейших наших рассуждениях на эту очень
непростую тему будем исходить из позитивного ответа на этот каверзный вопрос.
Мы исходим из того, что еще с глубокой древности естественным результатом Любви
являлись половые отношения влюбленных, сознательно нацеленных на воспроизводство
человеческого рода. Сама природа готовила женщину к тому, чтобы она была
способной не только воспроизводить потомство, но и лелеять, выхаживать,
оберегать его до состояния собственной способности к жизни в мире. Опять-таки не
случаен тот факт, что только человека природа поставила в условия необходимости
лелеяния (лелеяние и воспитание гораздо, гораздо позже стали основными
определителями культурного развития человечества) младенца, до взрослого
состояния. Ведь все другие живые существа довольно быстро становятся на
собственные ноги и сразу же под присмотром матери сами себе добывают средства к
существованию. А человеку было дано, по крайней мере, не менее 10 лет для
становления, формирования, воспитания и развития в самостоятельно живущую особь
(10 - это было давно, в наше время - это, как правило, 18-20 лет). Но это уже
проблема не необходимости, а возможности человеческого рода обеспечить новым
поколениям безбедное существование до их созревания по современным понятиям
зрелости, Учитывается при этом, конечно, и тот объем знаний, опыта, умений,
навыков, которые нужно передать для полноценной жизни последующим поколениям.
Совершенно определенно можно утверждать, что именно воспроизводство
человеческого рода, издревле не рассматривавшееся как проклятие для женщины,
явилось причиной первичного разделения бытовых функций между мужчиной и
женщиной. Женщина как существо более нежное, сердечное, внимательное, теплое,
беззащитное и в первую очередь предназначенное и приспособленное для
деторождения и детовыхаживания естественно становилась хранительницей очага и
крова, а мужчина самой жизнью обязывался добывать средства к существованию,
чтобы одновременно и развить в себе силу, ловкость, мужество, отвагу в борьбе с
опасным зверем, водным потоком (при ловле рыбы и водных животных). И добытое он
уже не мог сам поглощать, родительский долг, чувствуемый еще, а не осознаваемый,
подсказывал ему, что добытое надо доставить в пещеру или в хижину и там уже
вместе с семьей утолять свой голод и голод женщины-матери и ребенка А мать
впитывая сердцем и опыт, и доброту, и мужество, и ловкость мужа, лелея,
воспитывая ребенка, передавала ему с особой сердечностью, теплотой и
заботливостью, готовила его к тому, чтобы передать в руки отцу мальчика как
помощника и продолжателя всех мужских дел.
И тут природа, Всевышний и кто там еще есть в высях небесных позаботились о том,
чтобы и при взрослении потомства родственные связи не прерывались. Животный
инстинкт не обладает той силой, какой обладают человеческие чувства: они
оказываются сильнее и значительнее собственно природных сил и связей. У животных
детеныш вырос и, как правило, отбился от стаи, живет своей жизнью и борется за
нее сам. У людей, же как правило, даже обзаведение своей семьей не означает
разрыва с прежней. А у некоторых народов новая семья даже укрепляет старые
родственные связи - внуки, то есть через поколение, еще крепче привязывают
родителей уже к взрослым, детям-родителям в свою очередь. Такова система
укрепления связей сложилась в русском народе. За многие века она не ослабевает,
а укрепляется. Хотя у некоторых европейских народов, например, у немцев эти
связи ослабевают.
Наверное, следует обратить внимание и на то, что именно эволюционный процесс в
природе ограничил и возрастные пределы способности деторождения как высшим
животным, так и человеку. Очевидно, что в сравнительно молодом, как правило,
здоровом возрасте половые отношения обеспечивают воспроизводство здоровых
поколений людей. Разумеется природа не рассчитывала на то, что люди научатся
сами подрывать свое здоровье то табаком и наркотиками, то алкоголем и прочими
зельями, которые не усиливают жизненные силы и потенции, а ослабляют их, ведут к
вырождению людей, растрате генофонда, что, например, в России привело к
страшным, уже можно сказать, последствиям: каждый шестой ребенок ныне рождается
с патологическими отклонениями и умственно отсталым, то есть дебилом. Многие
люди оказались бессильными в противостоянии всякого рода искусам, вводящим его
психику в галлюцинаторное состояние. Природа здесь, разумеется, не при чем. Это
уже последствия социальной, то есть совместной жизни людей. А точнее
неспособности разного рода общностей людей справляться с теми проблемами, ради
разрешения которых эти общности и создавались: обеспечить всем членам
человеческого рода безбедное, благополучное существование и полное развитие всех
природных задатков и дарований каждого появившегося на свет Божий человека. И в
главную копилку человеческого опыта, в главный арсенал человеческих ценностей во
все эпохи в первую очередь отбиралось, культивировалось то, что способствовало
укреплению рода человеческого - укреплению здоровья, а значит и продлению жизни
каждого гражданина Земли.
Ныне уже ни для кого не стало секретом и неожиданностью то, что уровень
культурного и цивилизационного развития стран и народов определяется
продолжительностью жизни людей, то есть способностью социумов обеспечить всем
представителям тех или иных народов, государств, обществ здоровую и
благополучную жизнь. И теперь, когда в истории человечества уже появились
народы, государства и общества, которые во главу угла своей жизнедеятельности и
политики ставят заботу о здоровье людей, как перспективу дальнейшего улучшения
воспроизводства человеческого рода нужно рассматривать накопление опыта
выявления на ранних этапах развития ребенка его природных задатков и дарований,
чтобы на их основе формировать в благоприятных материальных, духовных,
нравственных и воспитательно-образовательных условиях личностей талантливых,
добродетельных, благородных и прекрасных. А в дальнейшем сама собой встанет и
проблема формирования в каждом человеке высокой ответственности перед природой,
человечеством и Богом, для всех верующих, за предельно полное раскрытие в земной
жизни всех человеческих сил и реализацию их в добрых и прекрасных делах.
Мы не можем не обращать внимания на такое обогащение опыта современного
человечества в воспроизведении человеческого рода, который наработан уже в
период жизни поколений, родившихся во второй половине XX века. Во-первых, именно
во второй половине XX века проблема здоровья целых народов и обществ стала одной
из основных проблем социальной политики в развитых или цивилизованных странах
(Израиль, США, Германия, Англия, Франция, Голландия, Дания, Бельгия, Швеция,
Финляндия, Япония и др.). Во-вторых, только в 60-70-е годы XX века были собраны
убедительные доказательства того, что на предыдущих этапах поднималось на смех и
рассматривалось в лучшем случае как иллюзия, а в худшем как бред: доказано, что
благоприятные материальные, духовные, медицинские условия, да и нравственные,
жизни будущей матери благотворно сказываются на развитии плода в чреве матери.
Меня, например, подняли на смех в 1972 году, когда я написал об этом статью в
один сборник. Смех-то ничего, но некоторые стали обвинять в мистицизме и
антинаучности. А теперь этим уже никого не удивишь. Как и тем, что высшие
человеческие эмоции, имеющие собственные эмоциональные центры в коре больших
полушарий человеческого мозга, оказывают каталитическое воздействие на развитие
ума, интеллекта человека, когда в те же 70-е годы действительно в коре больших
полушарий были открыты функциональные эмоциональные центры (в правом и левом
полушарии свои).
Ведь и этими исследованиями люди занимаются для того, чтобы естественным путем
изжить те недуги, которые порождены условиями социальной жизни человека, его
бытием в сложнейшей социальной ситуации, которая отягощена не природными,
естественными, но искусственными отрицательными влияниями. Думается, что и
современное состояние семьи вызывает у наших современников обоснованную тревогу:
свободный секс, а не эрос не лучшим образом сказывается на воспроизведении
человеческого рода. И упущения в воспитании высокой эстетической чувственности
оборачиваются страданиями как отдельных индивидов, так и целых народов и
обществ, строящих свою жизнь на гуманистических принципах. Все эти упущения,
нравственная вседозволенность, широкая пропаганда массовой культурой, средствами
массовой информации половой распущенности и безответственности перед будущим
человечества тяжелым бременем ложатся не только на здоровую часть каждого
народа, государства и общества, но и абсолютно на каждого гражданина Земли, в
каком бы уголке ее он не жил и бездумно предавался плотским наслаждениям.
Люди, жившие до нас и вообразить себе не могли, что в 70-е годы XX века - века
высокой цивилизации и культуры - на людей обрушится дефицит иммунной защиты -
СПИД и начнет уносить в цветущем возрасте тысячи и миллионы любителей легкой
сексуальной жизни. К несчастью человечества жертвами этого страшного, собственно
человеческого недуга, в первую очередь стали талантливые, то есть самые
продуктивные люди, богато наделенные природой всем, кроме сдержанности. Этот
отрицательный опыт старших поколений людей XX века уже потребовал от
человечества неимоверных усилий для его преодоления, оздоровления всех будущих
поколений и обеспечения их безопасности,

Еще одна беда, которая подкрадывалась давно к человечеству, но не осознавалась
им, а теперь осознана и повергает многих в ужас возможность экологической
катастрофы, подготовленная всем ходом развития современного человечества, долгие
годы решавшего свои проблемы взаимодействия с природой, игнорируя эстетические
требования гармонизации и самосовершенствования. Эта реальная беда, нависшая,
как Дамоклов меч, над человечеством - яркое доказательство того, что
эстетические требования есть естественные требования, что никому не дано
пренебрегать теми требованиями, которые наработаны эволюционным процессом.
Осознание этой необходимости выступило в виде современной теории коэволюции,
которая сама собой исключает всякие революции, как антиестественные перерывы
постепенности. А наш советский опыт жизни явился реальным доказательством
пагубности революционного вмешательства в естественные процессы жизни. Можно
утверждать, что революционные движения XX века явились невольными ускорителями
движения человечества к экологически опасной ситуации, поставив перед будущими
поколениями множество сложнейших проблем, для решения которых потребуются усилия
не отдельных государств и народов, а всего человечества.

Ведь революция привела к возникновению системы
жизни, образа жизни и отношений, основанных на принципиально противоположных уже
существовавшей и продолжавшей существовать системе принципах. Каждая из систем
начала бороться за выживание любыми средствами, что естественно и закономерно
породило постоянные напряжения, чреватые разрушениями, уничтожением жизни,
природы и гонкой самых невероятных средств вооружения, таким натиском на
природу, при котором невозможно не то, что говорить, но и думать о гармонизации
всех взаимодействий человека с природой. Самые главные следствия: ухудшение как
материальных, так и нравственных, духовных, культурных условий для
воспроизводства человеческого рода не в отдельных странах, взаимоистребляющих
друг друга, но и на всей планете Земля. От ухудшения экологической ситуации нет
спасения на Земле кроме отрезвления всего человечества и объединения его усилий

на исправление допущенных усилий. Вот какой оказывается жестокой вся система
эстетических отношений человека с миром, хотя она и кажется самой мирной,
благодетельной и жизнетворческой.
Но" жестокость"-то эстетики и вызвана тем, что она стоит на страже не просто
жизни человеческого рода, но жизни созидательной, добротворческой, жизни,
улучшающей, совершенствующей человека, открывающей ему возможность стать
гармоничным, прекрасным существом. Хотя эстетика и кажется, на первый взгляд,
наукой чисто субъективной, на самом деле она основывается на очень жестких
закономерностях и требованиях, не выполнять которые не позволено никому, какой
бы властью и волей он ни обладал. Ведь и каждый отдельный человек рано или
поздно расплачивается за неподчинение требованиям жизни и расплачивается он
своим счастьем, здоровьем, эмоциональным состоянием, настроением и даже жизнью.
И если бы только своей жизнью! Он ведь оказывает растлевающее и разлагающее
влияние на жизнь окружающих его людей, особенно близких и тем более собственных
детей, жены, родителей и вообще всех родственников, друзей и приятелей.
Что самое поразительное во всей драматической жизни человека как представителя
рода человеческого - это его нежелание пускать под откос только свою жизнь,
которая на самом деле принадлежит не только ему самому, даже если он бездомный
бродяга, как современные бомжи. Он обязательно ищет себе сообщников, а если их
не находит, то начинает детей и подростков приобщать к тем зельям и гадостям,
какими уже испортил, испоганил свою жизнь. Вот почему современное человечество
все более и более озадачивается будущим человеческого рода, а потому и приходит
неизбежно к необходимости поиска реальных и действенных путей выработки в каждом
человеческом существе чувства личной ответственности перед людьми и перед
Всевышним за достойное лучшим человеческим представлениям и нормам проживание
своей жизни. Одним из реальных путей или подступов к решению этой проблемы
является то, о чем мы уже не раз в разной связи упоминали в нашем курсе -
способность старших поколений на ранней стадии становления и развития ребенка
выявлять все его природные потенции и создание самых благоприятных условий для
формирования на основе выявленных задатков и дарований творческих способностей
абсолютно каждого гражданина Земли. Дальнейшее развитие этого пути видится нам в
обеспечении всех возможностей для свободного приложения сформированных
творческих способностей к реальному делу, которое приносит радость и
удовлетворение как обладателю этих творческих способностей, так и его близким,
народу, стране, обществу и, следовательно, всему человечеству. Да, да именно
всему человечеству, арсенал ценностей которого слагается из крупиц, созданных не
столько народами, сколько отдельными творцами.
Без реализации творческие способности - пустой звук, мертвый груз, от которого
никому ни холодно, ни жарко. Природа, наделяя человека каким-либо даром
"рассчитывает"на то, что дар этот заставит его носителя сверкать перед

человечеством всеми гранями своей души, а не мазать его мрачными красками своих
низменных увлечений, которым он не может противостоять в силу своего безволия.
Наверняка в процессе обсуждения этой темы на уроках у ребят могут проявиться
какие-то прозрения, которыми можно будет дополнить и продолжить разговор,
который, буде он состоись, безусловно окажет благотворное влияние на души ребят.
Ведь воспроизводство рода человеческого, когда уже, как утверждают
естествоиспытатели, закончилась биологическая эволюция - это формирование души и
духа человеческого, совершенствованию и развитию которых не может быть предела:
ведь реализация жизнью какого-то идеала или его части, немедленно рождает новые
идеалы, так что идеал до конца реализуемым быть не может, как никогда до конца
не раскроется все богатство человеческой души (невероятные истории жизни
безмерно любящих своих детей матерей говорят именно о безмерности и
неисчерпаемости души) и духа (та же история человечества говорит о том, что
тверже, крепче, основательнее духа нет ничего на Земле, да, видимо, и во
Вселенной) человеческого. Ребята, наверняка, могут вспомнить о замечательных
душевных качествах и силе духа известных им из их еще небольшого жизненного
опыта людей.
Вся эта тема, как и все предыдущие, обсуждаются на уроке с обязательным учетом
опыта жизни и наблюдений самих ребят. А педагог может только направлять этот
разговор.
? 1.Что вы понимаете под жизнедеятельностью и чем она отличается от
деятельности?
2.Какие произведения искусства (любого вида) , запомнившиеся вам на данную
тему, вы можете назвать и какие эмоции они вызвали в вас?
3.Какое самое главное чувство связывает детей и родителей?

Тема 3. Воспитание - основной способ раскрытия природных
задатков ребенка и пробуждения в нем его родового стремления
к красоте. Эстетическое воспитание.
В процессе воспроизводства населения воспитание является важнейшим средством
развития и совершенствования человеческого рода, выявления в каждом гражданине
Земли его истинно человеческих качеств или, как говорил К. Маркс, "человеческих
сущностных сил". Для того, чтобы наш разговор был понятным и эффективным, нам
необходимо точно определить, что мы будем иметь в виду под воспитанием и какие
задачи мы на него возложим. До сих пор в теориях воспитания в нашей стране и в
педагогике господствовало представление, которое шло не от ребенка и его
внутренних потенций, а от взрослых, вооруженных коммунистической идеологией. Оно
всегда представлялось как процесс систематического и целенаправленного
воздействия на воспитуемых либо с целью привития ему качеств, нужных
воспитателю, либо в целях подготовки личности к производственной, общественной и
культурной деятельности. Не удивительно, что вся система общественного
воспитания, начавшая складываться сразу после Октябрьской революции 1917 года и
работавшая до развала СССР, да и сейчас еще в основном работающая в России и во
всех странах СНГ, почти ничего не делала, чтобы идти от самого ребенка, от его
природных задатков, развивая которые можно было бы формировать поколения
творческих людей. Основная цель воспитания заключалась в том, чтобы вложить в
подрастающие поколения то, что нужно было коммунистической идеологии, не
считаясь с тем плодотворно это сказывается на развитии личности или уродует ее
жизнь.
Разумеется целенаправленность и систематичность обязательно присутствуют в
воспитании. Но плодотворными они оказываются лишь тогда, когда процесс
воспитания строится от ребенка, а не от взрослых, хотя, конечно же, нет и не
может быть воспитания без взрослых. Как это происходит и к чему это приводит и
должно приводить мы и будем выяснять на этом занятии, предварительно обсудив с
вами, как ваши родители представляют себе процесс вашего воспитания и
благотворно ли сказывается оно на вас. Но прежде нам важно сформировать
представление о воспитании,
Давайте пока представим себе, что процесс воспитания есть целенаправленный и
систематический процесс ненавязчивой передачи от поколения к поколению
накопленного человечеством чувственно-эмоционального опыта взаимодействия людей
с окружающим миром, которое, как мы уже выяснили, человечество стремится
осуществлять на принципах совершенствования, гармонизации и воплощения
прекрасного или красоты. Важнейшими моментами в этом процессе для нас будут
являться следующие:
- естественность и ненавязчивость в передаче этого опыта от старших к младшим,
поскольку чувственные и эмоциональные состояния при насильном или принудительном
воздействии на сердце и ум ребенка никакого результата не дают и дать не могут;
- обязательный учет чувственных, умственных и волевых особенностей каждого
воспитуемого, его задатков, темперамента, характера и т. п.;
- создание благотворных и плодотворных материальных, духовных, нравственных и
эстетических условий, в которых ребенок естественно развивается и органично
входит в наследуемую им культуру, созданную всеми предшествующими поколениями.
Для рассмотрения первой части намеченной нами программы нам надо в известном
смысле вернуться к тому, о чем мы говорили на предыдущем занятии. Помните мы с
вами говорили о первом естественном разделении труда по воспроизводству
человеческого рода между мужчиной-отцом и женщиной-матерью. В сегодняшней теме
это своеобразная специализация особенно актуальна. Ведь чувственно-эмоциональный
опыт, передача которого составляет основное содержание процесса воспитания,
попросту говоря есть душевный опыт взаимодействия людей между собой. А кто в
семье, которая всегда была и будет основным звеном во всей системе общественного
воспитания подрастающих поколений, является основным носителем душевного опыта
человечества? Конечно же, женщина-мать, душа которой наполняется всем теплом,
накопленным человечеством, чтобы потом перелиться в души своих детей. Причем она
никому ничего не навязывает. Она просто жить не может иначе как, отдавая всю
свою душевную щедрость детям. Что, конечно, делает и отец, но по-своему,
по-мужски, с надлежащей мужчине твердостью и мужественностью. Отец передает
детям то, что раскрывает их внешнему миру, мать - то, что раскрывает их
внутренний душевный мир. А. П. Чехов писал: "Наша мать, Евгения Яковлевна, в
отличие от отца была очень мягкой, тихой женщиной. Она обладала поэтической
натурой... На фоне внешней суровости отца материнская заботливость и нежное
отношение к детям воспринимались нами с особенной остротой и горячей
признательностью". Потом, гораздо позже он признал: "Талант у нас со стороны
отца, а душа со стороны матери". В душе-то вся суть воспитания и состоит. В нее
не вольешь идеи, принципы, нормы, максимы, ибо в нее прежде всего входит все
человечное, то, что и делает человека человеком, вырывая его из мира животных.
Мать и в радости, и в горе, и в печали, будучи рядом с детьми, оказывает на них
благотворное влияние. Русский писатель С. Т. Аксаков о матери всегда говорил
только с восторгом и великой любовью."Вот где настоящее торжество безграничной,
бескорыстной, полной самоотвержения материнской любви! Я был прежде больной
ребенок, и она некогда проводила целые годы безотлучно у моей детской кроватки;
никто не знал, когда она спала, ничья рука, кроме ее, ко мне не прикасалась...
Моя мать не давала потухнуть во мне догоравшему светильнику жизни; едва он
начинал угасать, она питала его магнетическим излиянием собственной жизни,
собственного дыхания". И ведь она разожгла этот светильничек жизни до такого
накала, что Сергей Тимофеевич прожил большую и очень плодотворную для русской
культуры жизнь. Потому-то он и привык думать, что маменька может сделать все,
что захочет, и счастливая будущность засияла перед ним всеми радужными цветами
счастливого прошедшего. В мировой истории почти невозможно встретить примеров,
когда бы известные миру люди не отмечали бы великую жизнетворческую силу
материнской любви, а многие по-настоящему счастливые люди бывали награждены и
отцовской любовью, вниманием и лаской. Ф. М. Достоевский признавался, что: "Из
дома родительского вынес я лишь драгоценные воспоминания, ибо нет драгоценнее
воспоминаний у человека, как от первого детства в родительском доме, и это почти
всегда так..." Потому он часто писал в письмах матери, что не может дождаться
минуты, когда увидит мать. И всегда эти минуты приносили ему радость.
Разумеется, каждая мать, имея одного ли или много детей, к каждому подходит
по-своему, каждому тепло-полной мерой, но в меру каждого, каждому ласка и
внимание, каждому сердечность и любовь, но в таком виде и в таком выражении,
чтобы все это ложилось на уже имеющиеся душевные качества ребенка. Мать знает
все тонкости души и психики каждого, потому ей-то и удается раньше всех
разгадать, узнать, с чем родился ее ребенок, какие в нем заложены природные
задатки и что из этих природных задатков может получиться. Иван Андреевич
Гончаров, произведения которого "Обрыв" и "Обломов" изучаются в школе, писал:
"Она умно любила, следя неослабно за каждым нашим шагом, и с строгою
справедливостью распределяла поровну свою симпатию между всеми нами четырьмя
детьми. Она была взыскательна и не пропускала без наказания или замечания ни
одной шалости, особенно если в шалости крылось зерно будущего порока". Умная,
строгая и справедливая любовь для воспитания поколений оказывается более
действенной и благотворной, чем попустительство в любви. Самое поразительное
состоит в том, что дети очень точно и правильно реагируют на такие тонкости,
которые не каждому взрослому под силу. Дело в том, что дети воспринимают
воздействия матери сердцем, а взрослые, как правило умом. Именно поэтому мы и
настаиваем вслед за всеми выдающимися педагогами и писателями, особенно за Л. Н.
Толстым, что женщина может и, возможно, должна работать на общество, пока она не
станет матерью. Но, став матерью, она должна заниматься прежде всего детьми. От
этой ее самой творческой и благородной деятельности страна, общество получают
больше, чем от ее даже успешной творческой производственной деятельности. Лев
Николаевич убеждал всех: "Пускай женщины идут в учительницы и доктора, они это
могут, но, когда они замужем, тогда первое дело - семья".
Мать не только в детстве представляется ребенку чем-то несказанно прекрасным,
небесным и святым, но и взрослых людей она продолжает воспитывать лишь самим
своим присутствием, да и отсутствием тоже. Помните, вконец обленившийся Илья
Ильич Обломов, лежит на диване и грезит: "... Ему опять улыбался новый образ, не
эгоистки Ольги, не страстно любящей жены, не матери-няньки, увядающей потом в
бесцветной, никому не нужной жизни, а что-то другое, другое, высокое, почти
небывалое...
Ему грезилась мать - создательница и участница нравственной жизни целого
счастливого поколения".
Гончарову И. А. почти вторит Л. Н. Толстой, но уже не от имени героя романа, а
от своего имени: "Она представлялась мне таким высоким, чистым, духовным
существом, что часто в средний период моей жизни, во время борьбы с одолевавшими
меня искушениями, я молился ее душе, и эта молитва всегда помогала мне".
Самое поразительное - в родительском, особенно материнском опыте воспитания
никогда этот процесс не разделяется на всякие виды воспитания, как это делается
в общественных системах воспитания. В нем идейное, мировоззренческое,
экологическое, физическое, нравственное, художественное и эстетическое
воспитание выступают как единый, слитный процесс, не разделяемый на важное и
неважное, нужное и ненужное. Ребенок для матери является всегда любимым, всегда
целостным и разносторонним существом. Потому и воздействует она на него как на
целостное существо своей целостностью и разносторонностью.
Это вовсе не означает, что кроме матери в мире нет и не бывает воспитателей, в
том числе и среди мужчин. Это только означает, что для успехов в воспитательной
работе обязательно должно быть доброе и любящее детей сердце, обязательно должен
быть в наличии жар души и опыт человечности, которые и передаются от души в
душу.
Как же мать разгадывает те тайны и загадки, с которыми родился ребенок? Она же,
как правило, не пользуется какими-то экспериментами с детьми? Ответ и прост и
ясен. Она просто внимательно следит за тем, что ребенка привлекает, к чему он
тянется, что он хочет делать. И она создает ему элементарные условия для
удовлетворения его интереса. Например, она видит, что ребенок, перебирая всякие
попадающиеся ему под руку предметы, вдруг каким-то из них начинает водить по
полу, по стене, по попавшейся на глаза какой-то плоской вещи водить, черкать
какие-то линии, и старается тут же дать ему в руки карандаш, бумагу или дощечку,
и, дай боже - води по бумаге, чиркай, авось проявится какой-то рисовательный
пусть самый элементарный навык. Пройдет он быстро - не страшно: что-то в
головенке, в руке ребенка останется, и когда-то этот интерес может снова

проклюнуться. И так она поступает всегда, давая ребенку возможность
удовлетворить свое любопытство, которое может ему понравиться и перерасти в
устойчивый интерес. А устойчивый интерес разжигает, раздувает тлеющее в его душе
начало задатка. А мать внимательно следит, что с ним происходит в его играх.
Привлекли его звуки мелодичной музыки, надо их снова и снова повторять. Может
быть купить игрушку, которая издает мелодичные звуки и дает возможность самому
ребенку извлекать их из игрушки ли, простейшего инструменты. Что-то ребенок
начинает "мастерить из имеющихся в его распоряжении различных предметов, мать,
не вдаваясь в долгие рассуждения, конечно, если у нее есть материальные
возможности, идет и покупает ему различные конструкторы, кубики и другие детские
игры на изобретательство, а девочке покупает куклы и всевозможные принадлежности
для их обслуживания. Она, может быть не знает, но душой, сердцем чувствует, что
любая придумка ребенка - это пробуждение в нем заложенных в его природой
задатков, это - его творческий прорыв, первая завязь в мозгу того, что потом
развивается в воображение, в фантазию. В яслях, в детском саду даже хорошему
воспитателю (попадаются же в детских садах чудные воспитатели-мужчины, для
которых жизнь без детей не есть полноценная жизнь) или воспитательнице не
удается уследить за каждым ребенком, чтобы во время заметить, когда в нем что-то
проявляется. Если бы в наших детских яслях и в детсадах в группах было бы, как в
Японии, всего по 3-5 ребят, а не по 15-26, то хороший воспитатель не пропустил
бы ни одного ребенка при появлении в его развитии каких-то интересных явлений.
Он подсказал бы очень занятым родителям, на что надо обратить особое внимание, в
чем ребенку надо помочь, как его лучше подвести к школе. Он бы видел какие игры
и для какого ребенка являются наиболее привлекательными и в каких он проявляет
наибольшую изобретательность и многое , многое другое.
Ведь все это по маленьким крупицам пробуждается, проявляется и собирается в

неповторимую индивидуальность, то есть в личность. Но, увы, в нашей стране пока
это -только сладостные мечтания, ибо настоящий воспитатель в детских яслях и
садах встречается очень и очень редко. И не потому только, что в группах по
много ребят, но еще и потому, что платят в наших детских учреждениях чрезвычайно
мало, а как ни велика любовь к ребятам, есть и своя жизнь, своя семья, свои
дети, которых надо тоже всем обеспечивать, чтобы материально обеспечивать
развитие любого проявившегося интереса ребенка. А это - одно из обязательных
условий и выявления и поддержания в ребенке интереса к чему-либо, что потом
может составить фундаментальное качество и способности творческой, обязательно
творческой, личности.
Что касается создания духовной, нравственной, эстетической атмосферы для
воспитания целостной, разносторонне развитой творческой личности, то и здесь
родителям принадлежит, особенно матери, исключительная роль. Прежде всего в
каждой семье, как бы она ни была богата или бедна во всех отношениях, создается
своя неповторимая атмосфера всей жизни, но особенно духовной, нравственной и
культурной. И в первую очередь она определяется характером отношений между
родителями. Если родители действительно по-настоящему любят друг друга, вся
атмосфера духовной жизни будет наполнена любовью. В такой атмосфере и матери и
отцу не надо напрягаться, фальшивить, лицемерить во взаимоотношениях и в
отношениях к детям. Любовь станет их естественным состоянием, и каждая частица
воздуха, которым все дышат в доме будет пропущена через этот благодетельный,
добротворческий фильтр. Ребенок с молоком матери будет впитывать в себя любовь,
будет расти, развиваться на любви. Сердце его обязательно почувствует на глубоко
бессознательном, а потом и на сознательном уровне его развития теплоту и
сердечность родителей, тем более матери, которая в условиях господства в доме
любви буквально расцветет, как небесная Мадонна. Когда, ребята, вам придется
бывать в каком-либо художественном музее, обратите внимание на то, о чем мы уже
с вами говорили - все изображения художниками разных стран, эпох и народов
Мадонн представляют женщин, как бы пронизанных, светящихся Любовью к детям и к
миру, естественно наполняющих души младенцев тем же светом и Любовью. Недаром
Николай Алексеевич Некрасов писал:
И если я наполнял жизнь борьбою
За идеал добра и красоты
И носит песнь, слагаемая мною,
Живой любви глубокие черты,
О мать моя, подвигнут я тобою!
Во мне спасла живую душу ты.
Значит он будет дышать чистым воздухом Любви и покоя, нежности и внимательности.
Вот в чем проявляется и особая воспитательная роль отца, то уже можно было бы
подумать, что отец никаким образом в воспитании детей не участвует. Если его
усилиями в семье создается рассматриваемая нами атмосфера семейной жизни, это
определяет без нотаций, поучений, нравоучений и наставлении настоящую
воспитательную среду, в которой все лучшее, что накоплено и впитано родителями
легко и органично войдет в духовный и нравственный мир детей.
Руководствующиеся в своих взаимоотношениях Любовью, Уважением, Нежностью и
Вниманием друг к другу родители сами являются носителями культуры своего народа
и всей человеческой культуры и все силы прилагают к тому, чтобы естественно и
органично ввести детей в этот прекраснейший из миров.
И тут опять матери принадлежит решающая роль, хотя и не только ей. Но все-таки.
Ведь мы говорим все время об эстетике жизни. Именно мать поет ребенку первые
колыбельные песенки, она создает в детской комнате или уголке эстетизированную
среду и атмосферу, она заботится о ярких, звучных, пластичных
игрушках-погремушках и всех предметах, с помощью которых ребенок сначала на
ощупь, на "облизывание", "обнюхивание" осваивает окружающий мир, она начинает с
ним "играть в гулюшки", а потом рассказывать сказки, петь песенки, показывать
всякие картинки. Потом помогает ребенку (только помогает) придумывать игры,
обеспечивает его всем необходимым для осуществления всяких задумок, одобряет его
находчивость, изобретательность, показывает ему книжки, а в книжках картинки,
которые нужно самому раскрасить. Можно ли перечислить все способы и методы с
помощью которых мать постепенно, шаг за шагом вводит ребенка в культуру,
носительницей которой является сама, да и в которую сама входит вместе с
ребенком. Не будь ребенка, она может быть и сама никогда бы не приобщилась к
тому, что за время ее взросления и самостоятельной жизни наработано людьми, а с
ребенком все и самой осваивается и усваивается с большим интересом и значительно
эффективнее, чем в просто взрослой жизни. Тут работает материнская страсть
передать ребенку все лучшее и в наилучшем виде. Изобретательность матери
поистине не знает предела, как не знает предела и ее любовь к ребенку, к детям.
Она и отца привлекает к этой благороднейшей деятельности. Ведь родители, как
скульпторы, как величайшие художники лепят из своего ребенка будущую счастливую
и творчески добродетельную личность. Благо сейчас женщине предоставлена
возможность хотя бы до 3-х лет быть постоянно вместе с ребенком. А ведь еще не
очень давно декретный отпуск предоставлялся всего на 3 месяца, потом на полгода,
потом на 1 год. Невыход на работу после 3-х месячного отпуска грозил серьезными
последствиями. Даже представить сегодня невозможно, в какие жесткие условия были
поставлены в нашей стране женщины-матери. А сколько их скиталось с детьми по
концлагерям. И все же они умудрялись и ухитрялись в жесточайших условиях
воспитывать хороших и не ожесточившихся людей. Это стоит всего на свете. Это
стоит всяких памятников и похвал женщине-матери - великому воспитателю рода
человеческого. Вот уж поистине прекрасно сказал о женщине русский поэт
Константин Бальмонт:
Женщина - с нами, когда мы рождаемся,
Женщина - с нами в последний наш час,
Женщина - знамя, когда мы сражаемся,
Женщина - радость раскрывшихся глаз.
Первая наша влюбленность и счастье,
В лучшем стремлении - первый привет.
В битве за право - огонь соучастья.
Женщина - музыка, Женщина - свет.
По этой части темы было бы хорошо, если бы ребята, кто, конечно, захочет,
рассказали о своих семьях, особенно о мамах - в самом рассказе они проникнутся к
маме и крепнущей любовью и вниманием и нежностью.Разумеется, желательно
попробовать повести разговор и об отцах как воспитателях и просветителях своих
детей, то есть вызвать ребят на разговор о родителях.
1. Что вы понимаете под воспитанием?
2. Кто д.ля вас является главным воспитателем в семье и в школе?
3. Как вы понимаете выражение "Родина-Мать"?
Часть 2. Эстетическое воспитание
На прошлом занятии мы упомянули, что в процессе осуществления воспитания
подрастающих поколений человечество за свою уже довольно долгую историю
умудрилось не только в теории, но и на практике разделить этот единый и
целостный процесс на целый ряд подпроцессов и научилось готовить специалистов по
каждому из них. Среди множества и множества причин, приведших к такой
дифференциации процесса и узкой специализации специалистов, которые мы не будем
с вами обсуждать, поскольку их знать не обязательно, да и не нужно: в жизни
человеческого общества в наше время начался мощный процесс интеграции всех
народов, наций и государств в единое человеческое братство. Самое главное
состоит в том, что мы с вами постепенно входим в курс эстетики жизни и уже
знаем, что в реальной жизни главным, единым и целостным специалистом в
воспитательном процессе выступают родители, особенно мамы.
Вот с точки зрения мамы нам и надо посмотреть на все известные сегодня виды
воспитания и поискать в них то, что их объединяет в целостность, которая только
и может дать целостную, гармоничную и разносторонне развитую личность: каждая
мама для каждого ребенка и выступает реально как таковая личность сама, и она
воздействует своей жизнью на ребенка именно в этом направлении.
Но сначала все-таки перечислим все известные на сегодня виды воспитания и
попытаемся понять, что же вызвало их разделение, и нет ли среди всех них такого
вида воспитания, который бы в существе своем нес их гармоничное единство и
являлся бы надежным средством воспитания целостной личности. Итак, сегодня можно
встретить множество книг, брошюр, статей, учебников и учебных пособий по
вопросам формирования мировоззрения (мировоззренческое воспитание), по
идейно-политическому воспитанию, по патриотическому, интернациональному,
трудовому, по нравственному, экологическому, физическому, религиозному,
художественному, эстетическому и атеистическому воспитанию - все их и не
перечислишь. И по каждому из них готовятся свои специалисты, создаются
специальные программы, работают многочисленные учреждения и т. д. и т. п. А
направлены все они, сколько бы их не было и сколько бы не было еще придумано все
на того же ребенка, который от их существования и борьбы за ребенка не стал
многосоставным, а остается и будет оставаться целостным существом. Главных
причин складывания и существования такого положения в воспитании мы будем
называть две, хотя на самом деле их, очевидно, больше. Но нас интересуют те,
которые вызвали такую дифференциацию единого процесса. Это прежде всего
идеологическая причина, вызванная к жизни сначала разделением людей по интересам
(хотя совершенно очевидно, что вообще не может быть людей, не имеющих своих
интересов и не стремящихся их реализовать через потребности в своей реальной
материально-производственной, духовно-практической и поведенчески-общенческой
деятельности и жизнедеятельности) и необходимостью защиты этих интересов. Хотя
учение об идеологии, как и сам термин идеология, появились только в XVIII веке,
в реальной жизни идеология существовала и "работала" и на людей и против людей с
самой глубокой древности. В глубине всех самых первых раздоров и столкновений
между людьми, потом между родами, племенами, народами, нациями, государствами,
обществами, религиозными системами, в глубочайших подвалах подсознания человека
лежала именно эта причина - идеология. Отсюда имеющие место до сих пор
несовпадения во взглядах на мир и в представлениях о мире (мировоззрения),
отсюда проращивались самые разнообрезные и невероятные, как нам сегодня
представляется, пути выбора предметов поклонения - самых ли различных явлений
природы (от солнца, птицы, животного до каменных глыб и скал), признаки которых
сохранились и до наших дней и элементы которых входят в мирочувствования и
миропредставления многих и многих людей, отсюда разделение религиозных верований
на самые разнонаправленные и часто непримиримые течения, конфессии, секты,
школы. Отсюда же даже разные представления о труде, о патриотизме, национализме
и интернационализме, да обо всем, о чем хотите. Если бы все эти столкновения
мироощущений, мирочувствований, миропредставлений и миропониманий существовали
бы только как естественное и природно необходимое разнообразие людей, то это
было бы нормальным и даже прекрасным явлением. Но вся беда человечества
заключается в том, что оно никак не хочет мириться с тем, что у кого-то рядом со
мной живущего не те ощущения, не те представления, не те взгляды, не те
верования, которые есть у меня: личности ли, какой-то социальной группы (хотя бы
семьи), народа, нации, государства, общества, но непременно хочется втянуть
других в свою орбиту ощущений, представлений, пониманий, верований, убедить и
что самое страшное по последствиям заставить разделять мои нормы, мои привычки и
даже мои вкусы. Ну никак за многие тысячелетия не удается найти такую форму
выражения своих интересов и способов их реализации, которая устраивала бы всех,
не вызывая столкновении, часто кровавых, и разделения людей на враждующие
группы, лагеря и т. п., на злонамеренных и добродетельных, на созидателей и
разрушителей.
Вроде бы мир настолько богат и разнообразен, что способен обеспечить всему
населению Земли безбедное существование, если к нему, конечно, приложить ум,
чувства, руки и старания. Но беда в том, что люди, даже глубоко верующие и свято
выполняющие библейские заповеди, забывают главное и определяющее всю
человеческую жизнь указание Всевышнего Творца человеку о том, что он в поте лица
своего будет добывать хлеб свой и стремятся к хорошей жизни, к удовлетворению
своих потребностей и интересов за счет других, силами других, потом других. И
это-то началось не со времен создания Библии и письменного изложения заповедей
того, кого назвали Богом, а с момента возникновения человечества и длится до
наших дней. Но человек-то в отличие от животного существо разумное,
производящее, играющее и прекрасное! Почему же эти его изумительные для всего
живого качества "не работают" в полную меру или с полной отдачей. Именно поэтому
сидящему в самых глубинных подвалах нашего существа, а при всплытии в сознание
оправдываемому им идеологического нашего расхождения по интересам и
потребностям, по взглядам и вкусам, по нормам и привычкам и т. п.
Вторая причина, которая в перечислительном ряду уже названа нами при изложении
первой, вызвавшая довольно резкие различия в подходах к перечисленным видам
воспитания, да и саму дифференциацию видов воспитания, носит изначально
природно-социальный характер. Это возникновение в определенных природных,
климатических, а потом и социальных условиях разного рода представлений и
веровании в то, от каких природных явлений зависит благополучие жизни и успех в
делах. В попытках объяснить какие-то стихийные проявления и бедствия состоянием
тех или иных космических, природных явлений и процессов - первых зачатков
религиозных представлений, из которых потом и родились разные представления о
богах в виде ли Саваофа - Всевышнего творца, Иисуса Христа, Аллаха, Шивы, Будды,
Императора, как наместника Бога на Земле (Япония), а еще раньше в Месопотамии,
Ассиро-Вавилонии, в Шумерской цивилизации, у инков, майя и т. д., потом в
Древней Греции, Древнем Риме боги всех сторон жизни и всех видов деятельности,
боги различных городов, а в наше время и свои святые у каждой деревни, не только
города. И сторонник каждого из них всеми силами и средствами пытается доказать
другим, убедить их, а то заставить силой поверить, что уж их-то Бог и есть
настоящий, а все остальные ненастоящие. Разве тут не кроется вплоть до наших
дней серьезнейшее основание для разделения людей на враждующие и борющиеся друг
с другом лагеря. Сколько десятилетий не знает покоя Ближний Восток, в том числе
и по религиозным причинам? Какая трагедия обрушилась на все Югославские
республики, особенно на Боснию и Герцеговину во многом из-за религиозных
столкновений, легших на благодатную почву территориальных притязаний?
Если же всерьез подойти к воспитанию с занятой нами позиции, то идея разделения
воспитания на множество подвидов воспитания окажется не только не плодотворной,
но и вредной. Ведь она исходит из того представления о воспитании, которое мы
отвергли на предыдущем занятии. Ведь мы говорим о воспитании, как передаче от
поколения к поколению всего чувственно-эмоционального опыта, накопленного всем
человечеством, а не только моей деревней, городом, страной, народом, нацией,
обществом. Значит в самом этом опыте уже заложено единство национального и
общечеловеческого, индивидуального и общего. Более того в общечеловеческом опыте
совершенных и гармонических взаимодействий человека с миром, впитанном сердцем и
умом, то есть эмоционально пережитом отсутствует разделение на мое и чужое, злое
и доброе, поскольку в культуре всегда культивируется, лелеется, возделывается
доброе, а не злое. В систему ценностей человечества включается лишь то, что
воздействует на него благотворно и созидательно, а не злотворно и разрушительно.
Далее. Будучи от природы наделенным, как и все живое, склонностью к игре, в игре
человек придумывает, потом отрабатывает и затем творит опять-таки мир
благодетельный, добротворческий. Придумать что-то лучшее, чем то, что есть в
реальности - это наше природное стремление, которое в конце концов и прорастает
в стремление к красоте, а красота, как мы уже выяснили, не идет по жизни без
добра, а вместе они без жажды истины мило значат.
Вот мы и пришли естественно и органично к тому, что оказывается есть в
человеческой культуре то, что может обеспечить воспитание подрастающих поколений
как целостных, гармоничных и добротворящих прекрасных людей, Этот вид воспитания
возник в арсенале человечества в самой глубокой древности. Он составляет
существо матери как родительницы-воспитательницы, он заложен в глубине ее души и
сердца, обеспечивая и ей самой и ее детям настоящую целостность, не разрываемую
никакими идеологическими, политическими и прочими соображениями: мать
естественно хочет обеспечить своему ребенку счастливое, полнокровное, мирное,
спокойное и прекрасное будущее, без воин и кровопролитий, без яростной борьбы и
столкновений.
Но мать ведь не только носитель природной жизнетворческой силы, но и силы
социальной: она как всякое человеческое существо наследует и впитывает в себя
весь духовный багаж, который накопило человечество, в котором истина, добро и
красота слиты в неразрывное единство. Мы же с вами уже говорили, что красота,
вернее возможности увидеть, почувствовать, понять красоту человек может
буквально во всем: от самых простых предметов, которые его окружают, явлений,
которые происходят вокруг него, до высочайших созданий искусства.
Использование всего этого богатства, создание из него условий жизни, когда бы
истина, добро и красота постоянно окружали человека, создавали бы его жизненный
настрой, тонус, вызывая в нем положительные чувственно- эмоциональные
переживания и пробуждая в нем творческие силы и составляет то, что должно
составлять содержание процесса воспитания, а не только эстетического воспитания,
как это представлялось еще совсем недавно.
Иначе говоря, не случайно эстетическое воспитание возникло и бытовало в
человечестве тогда, когда не было никаких признаков разделения людей по
социальным, религиозным, политическим и идеологическим признакам. И оно будет
всегда существовать, пока существует человеческий род, поскольку передача от
поколения к поколению опыта взаимодействия людей с миром, запечатленного в
эмоционально-чувственно действующих наглядных, образных конкретных средствах
составляет естественное, органически присущее людям стремление обеспечить
будущим поколениям счастливое и прекрасное будущее. Ведь эстетическое
воспитание, когда оно еще так и не называлось использовало для воздействия на
детей абсолютно все, что отвечало их представлениям о плодотворности,
благодетельности и благополучии жизни. Например, сегодня многие из перечисленных
нами теоретически обоснованных и неплохо обеспеченных видов воспитания просто не
обращают внимания на тот вещный мир, который составляет среду обитания
современного человека, взрослый он или ребенок. А эстетическое воспитание именно
с него и начинает вводить ребенка в мир человеческой культуры. Оно погружает
ребенка в мир предметов сотворенных бабушками, дедушками, мамами, папами,
всеми взрослыми, предоставляя этот мир для игр, для пробуждения в ребенке его
природных задатков, воображения и фантазии, любознательности и любопытства.
Вспомните многие и многие мультфильмы для малышек, в которых показываются то
котенок, то щенок, то мышонок и т. д., которые просто сгорают от любопытства,
когда встречают на своем пути какие-то незнакомые им предметы или живые
существа. Они, как страусенок в песенке, всегда хотят знать "что же там, что же
там, что же там снаружи", потому и пробивают скорлупу яйца, чтобы выйти в мир.
Для малышей все встречающееся им на пути - чудо, которое надо тщательно
обследовать, то ли ощупав со всех сторон, то ли облизав, обслюнявив, то ли
попробовав на зуб, то ли побросав даже себе на голову. Да мало ли сколько и
каких способов знакомства с предметом найдет в себе ребенок. "Найдет в себе" -
это значит откроет в себе, узнает, что он уже что-то может. А узнав обрадуется и
постарается закрепить с другими предметами. Ох уж этот мир безмолвных для
взрослых предметов! Сколь же он говорлив и богат для малышей. Какие диалоги они
ведут с предметами, еще не научившись говорить даже простейшего и первейшего
слова "Мама". Разве можно говорить, что ребенок проявляет свою только какую-то
суть? Нет! Он выступает в мире предметов как целостное существо, как Повелитель
предметов. Тем более, что у многих народов (почти с уверенностью можно сказать у
всех) в быту, как правило, широко используются предметы, созданные народными
мастерами-умельцами, художниками. Да ныне и промышленность создает массовым
производством яркие по цветам и изящные по формам предметы домашнего обихода, не
говоря уже об игрушках, которые действительно представляют ребенку мир во всем
его эстетическом богатстве и разнообразии по материалам, по цвету, звуку,
формам, пластике, выразительности. Разве эти предметы идеологизированы,
разделены по классовому или религиозному признаку, по национальной
принадлежности?
Даже если взять отдельно мир игрушек, которые предоставляет современному ребенку
человечество, может быть исключая игрушечное оружие и вооружения, то в них мы
найдем все, что формирует в ребенке не только эстетическую отзывчивость,
способность к эмоциональным переживаниям, эстетическое чувство и вкус, но и
мировоззрение, и высокую нравственность, и любовь к природе (экологичность), и
представления о физическом совершенстве, силе и ловкости человека, всех живых
существ... То есть опять-таки все то, что воздействует на все стороны личности
ребенка, пробуждает их, развивает на благо его, а следовательно и всего
человечества - не будем бояться этих высоких слов: благо всего Человечества.
Кстати отметим и то, что, к сожалению, не рассматривается почти во всех теориях
воспитания, в том числе и эстетического: не может быть истинно жизненного
мировоззрения без представления в воззрениях на мир не только самого реального
мира, но и идеальных представлений людей о том, каким этот мир должен быть и что
нужно предпринимать и делать, чтобы этот мир таким стал. Человек, в каких бы
условиях и в каких бы ситуациях он не жил и не оказывался, несет с собой,
воплощает во все создаваемое им вещное и духовное богатство свое представление о
желаемом, идеальном. Особенно сильны эти идеальные представления, стремления,
желания, надежды в детских игрушках, во всех предназначенных для жизни детей
предметах и, конечно же, во всех видах искусства - главном средстве
эстетического воспитания и детей и взрослых. Если бы была возможность на
страницах нашего учебного пособия представить только эстетическое многообразие
мира игрушек, создаваемых как народными умельцами-художниками, так и
промышленными предприятиями, мы бы увидели такое необъятное богатство мира,
которое само говорило бы и о бесконечности Вселенной, и о целостности человека и
мира, и о неразделенности в этом мире телесного и духовного, природного и
социального, физического и психического, нравственного и эстетического начал в
мире - тех же истины, добра и красоты, поиск слиянности и гармонии которых
наполняет всю культуру человечества. Так и стоят перед глазами дятьковская,
филимоновская, богородская, богородицкая, великоустюжская, вологодская,
архангелогородская, семеновская глиняные и деревянные игрушки. А потом можно
выстроить такой же изумительно красивый и разнообразный ряд вырезанных из кости
или камня игрушек из Холмогор и Уэлена, из различных уральских районов или из
Тувы, Сахалина и Чукотки, Камчатки и низовьев Амура... Не о целостном ли и
разностороннем воспитании думали далекие предки разных народов, когда создавали
этот удивительный мир для детей в давние времена и передавали эту страсть,
желание и умение по наследству, как теперь передают, например, на фабрике
"Дятьковская глиняная игрушка" в Кирове бабушки-мастерицы-художницы свое
удивительное мастерство, тонкий вкус, изумительное чувство пластики и цвета
девочкам, которые сидят в кабинетах-мастерских рядом с ними и жадно следят за их
чуткими и нежными руками, обходящимися с глиной, как с живой плотью? А в Палехе,
Мстерах, Жостове, Холуе, Полх-Майдане, Семеновском, Богородском, Филимонове,
Нижнем Тагиле, Каслине, Уэлене, Холмогорах... маститые мастера-художники
передают свой человеческий художнический, нравственный и эстетический багаж
мальчикам и девочкам, а те, в свою очередь, тоже будут делать это в свое время.
Может быть и сами ребята придумают что-то новое и необычное, что будет
соответствовать уже их представлениям об эстетическом богатстве мира, но уже с
помощью компьютеров и могущих возникнуть современнейших других электронных
приборов. Появятся новые производства, но народные художественные промыслы и
ремесла никогда не отомрут, потому что творческий художественно-эстетический дух
народа ничем заменить нельзя. Да мир предметов может измениться, но
духовно-образные начала из него не исчезнут, а наоборот, как показывает история
человечества, исчезнуть не могут.
Именно и потому эстетическое воспитание, как мы смогли убедиться, может снять
вопрос о разделении всего процесс воспитания на множество разнонаправленных и
часто трудно стыкуемых подпроцессов, так и не дающих в результате целостную,
творческую и разносторонне развитую личность. Эстетическое воспитание выявляет,
формирует, развивает и ум, и чувства, и волю человека, тело и дух его. Потому
великий немецкий философ Кант (1724-1804) целостность и совершенство личности
рассматривал как органическое единство логического, физического, нравственного и
эстетического совершенства.
Более того, мы имеем все основания рассматривать эстетическое воспитание, то
есть формирование человека в культуре и через культуру самым верным путем
движения человечества к его единству в мире согласия и сотрудничества, без войн,
борьбы и противостояний. И создавать правительствам, государствам и народам надо
не многочисленные воспитательные учреждения, а строить такие системы
всенародного обучения, образования и воспитания, в которых бы все ребята
естественно воспринимали бы весь опыт родительского воспитания. Для этого
родители настоящие и будущие - сами, чтобы стать настоящими передатчиками всего
накопленного человеческого общества, нуждаются в глубочайшем погружении в
культуру. И школа прежде всего нуждается в таком совершенствовании и
раскрепощении, когда бы она не боялась говорить с ребятами о самых сложных
жизненных проблемах без какого-либо ханжества и лицемерия.
1. Что такое эстетическое воспитание?
2. Что является главным средством эстетического воспитания?
3. Что является главной целью эстетического воспитания?
Тема 4. Обучение и образование как процессы очеловечивания
человека и гармонизации его взаимодействий с миром.
В повседневной жизни людей термины воспитание, обучение и образование, как
правило, применяются в одном ряду, а чаще всего просто отождествляются, хотя они
и не совпадают по содержанию и в процессе
подготовки человека к самостоятельной жизни в обществе занимают неодинаковое
место, выполняя разные функции. Разобравшись на предыдущих занятиях с тем, что
происходит с человеком в процессе воспитания, мы можем обратить свое внимание на
обучение, на его жизненное значение абсолютно для каждого человека.
Если в самом общем виде воспитание вводит человека в мир

чувственно-эмоционального и рационально-интеллектуального повседневного
человеческого опыта, органически вписывает человека в культуру, то обучение
нацелено на развитие в человеке таких свойств и качеств, которые дают ему
возможность быть активным в культуре не только и не столько как потребителю, но
прежде всего как созидателю. То есть проявлять собственную созидательную
культурную активность. Мы только упомянули на прошлых занятиях о том, что кроме
огромной воспитательной работы, которую проводят родители с детьми они учат их
тому, что умеют сами и что умеют делать люди их времени: мама больше учит
девочек всяким женским делам, папа учит мальчиков мужским делам и обязанностям.
Все дело в том, что с одной воспитанностью в человеческом, да и вообще в мире не
проживешь, поскольку жизнь состоит не только из гармонизированных или
совершенных взаимоотношений с миром, но и из взаимодействий с ним, в процессе
которых человек добывает себе средства к существованию и создает благоприятные
условия для жизни.
Потому с глубочайшей древности у людей принято с определенного возраста учить
детей тому, что они научились по необходимости делать сами: мальчики и мужчины
охотиться, рыбачить, выкапывать из земли плоды и съедобные корни, делать
элементарные орудия добычи и оружие охоты, делать защитные укрытия и заслоны у
входов в пещеры, потом строить жилища, добывать огонь, собирать мед лесных пчел
и т. п.; женщины и девочки собирать в лесу различные плоды, готовить пищу,
мастерить набедренные повязки и плести из лозы, мягких кустарников, пальмовых
листьев подстилки и покрывала и т. п. Чтобы все это делать, надо выработать в
себе какие-то умения, которые, закрепляясь и развиваясь, перерастают в навыки. С
психологической точки зрения это означает, что в своем развитии человек
постепенно приходит к тому, что его голова и руки начинают работать слаженно. Мы
уже говорили с вами о том, что человек становится личностью не только тогда,
когда он почувствовал и пережил чувственно-эмоциональный опыт предков, вошел в
систему созданных ими ценностей, но и научился этим опытом пользоваться для
того, чтобы умножать этот опыт своими реальными делами.
А дела делают ведь руки. Голова только придумывает, что надо сделать, сами она
не может реализовать задуманное. Реализация - не ее жизненное призвание. Руки -
вот главный мотор реализации всего задуманного, придуманного, воображенного,
нафантазированного. Когда руки становятся как бы естественным продолжением
головы, образно говоря механизмом, мотором головы, работают в пандан с ней и
подталкивают, наталкивают голову на новые и новые задумки, новые решения, тогда
и рождается на свет мастер - "золотые руки". А человек, личность находит свое
место, о котором и говорят: "Вот этот человек на своем месте", ибо он делает его
так, как лучше его никто не сделает. Другой что-то другое может делать и делает
даже лучше, но это будет уже другое дело и другое место.
В чем же тут дело? Что происходит в душе человека, когда он находит свое место?
Ведь он учится очень многому, перенимает от старших массу знаний, умений и
навыков, а прикипает душой только к небольшой их части? Все дело в том, что из
всего многообразия и разнообразия знаний, умений и навыков, добытых и
наработанных людьми за всю историю, человек чаще всего на бессознательном уровне
выбирает для себя то, что ему по душе, что более всего соответствует складу его
ума, "настрою" его рук, его пробуждающимся жизненным интересам и возникающим,
вырабатывающимся в нем под их воздействием потребностям. Вот когда перед всеми
взрослыми открывается исключительно благоприятная возможность пока еще не
понять, но почувствовать душевное, сердечное влечение ребенка к определенным
знаниям и соответствующим им биениям сердца и навыкам. Ребенок, сам того не
ведая, потянулся к тому, к чему лежит душа. А душа его тянется к тому, что ей не
только импонирует, но для чего в ней есть соответствующие данные. К сожалению,
существующие в мире системы обучения не ориентированы на такой подход к делу
формирования новых поколении. Люди полагают, что раз человечество накопило массу
знаний, выработало в себе невероятное количество умений и навыков, то все
последующие поколения обязательно должны окунуться во все эти знания,
попробовать себя во всех делах и уж потом выбирать себе свое место в жизни.
Потому и обращают мало внимания на те случаи, когда ребенок, как говорят, раньше
времени находит, выбирает себя и свой жизненный путь, за исключением может быть
особо одаренных или гениальных детей. Правильно это или нет? Не лучше ли сразу,
как только ребенок обнаружил влечение к чему-то, учить его только этому делу,
вырабатывать только этому делу соответствующие знания, умения и навыки?
С точки зрения обучения, может быть, это и правильно, а с точки зрения
образования - нет. Дело в том, что ребенок пока ознакомился только с небольшой
частью знаний, умений и навыков взрослых и его что-то уже захватило, увлекло,
понравилось ему. Хорошо, если все это легло на его воспитанность, то есть его
уже погруженность в культуру, что осуществили родители. А если этого не
произошло, если в дальнейшем обучении ему откроются еще более увлекательные
именно для него и соответствующие именно его задаткам и знаниям, и умениям и
навыкам, а он уже ото всего этого отключился. Потеряет ли от этого он сам нечто,
да и семья, народ, человечество? Конечно, потеряют.
Мы же на этот момент акцентировали внимание не для того, чтобы тут же прекратить
обучение, а для того, чтобы ни родители, ни учителя не упустили случай увидеть,
почувствовать, что есть в данном ребенке, чтобы потом проследить, как будут все
больше и больше проявляться проклюнувшиеся задатки, будет ли усиливаться эта
тяга. Что нужно сделать, чтобы подпитать эти задатки и выявить их в полной мере?
Ведь из одних и тех же задатков можно прорастить, сформировать в богатой
знаниями, навыками, умениями атмосфере целый веер способностей. Но для этого и
нужно широкое поле знаний. Вот почему человечество, как оно только начало
всерьез себя осознавать, одновременно с обучением стремилось и к образованию
подрастающих поколений. Образование - это усвоение систематизированных знаний,
умений и навыков. Оно собирает опыт не только поколений данного народа, страны,
государства, но и всего человечества, чтобы последующим поколениям предоставить
возможность выбора из всего, что уже люды знают и умеют.
Предоставляя такие возможности, образование пытается предотвратить одностороннее
и ограниченное развитие человека, первоначальное увлечение которого не
обязательно является его призванием или, как говорил Н. А. Бердяев "божественным
предназначением". Способности личности к некоторым видам деятельности
обнаруживаются довольно поздно, на этапах взрослой жизни. Особенно это
характерно для сложнейших духовных видов деятельности. Правда, справедливости,
ради надо отметить, что такой сложнейший вид деятельности людей как
художественное творчество дает массу парадоксальных примеров. С одной стороны,
художественные дарования нередко проявляются очень рано. Примеры Микеланджело,
Моцарта, Бетховена, Пушкина, Лермонтова, Чайковского, Родена, Прокофьева, в наши
дни Евгения Кисина, молодых дарований в 80-е годы выявленных в Новосибирской
консерватории - тому яркое свидетельство. С другой - столь же многочисленны и
примеры позднего пробуждения и проявления художественных дарований. Гоген,
Ван-Гог, Шукшин, Гессен, Растропович-дирижер, композитор Бородин...
Разумеется это проявляется и в науке, инженерном, конструкторском,
изобретательском, педагогическом, да в любом деле. Иногда человек только в конце
жизни, наконец, выходит на стезю своего призвания и назначения, а жизненных сил
уже мало, в полной мере реализовать себя не удается. Вот тогда бывает очень
обидно и самому и всем знающим его людям, а в конце концов и народу,
человечеству.
Чтобы это случалось как можно реже образовательные системы и систематизируют все
добытые человечеством знания, выработанные умения и наработанные навыки,
соотносят их с определенными профессиями и специальностями и разрабатывает
учебники, учебные пособия и базовые элементы образования, чтобы передать их всем
поколениям, тем самым и обеспечивая возможность широкого поля выбора профессий и
специальностей по своему призванию и предназначению. Образование стремится, как
говорится, посеять знания, умения и навыки на подготовленную воспитанием душу
ребенка, которое потом уже в процессе образования и помогает педагогам держать
руку на пульсе задатков и дарований.
Вот почему всякая система образования нацеливается на тесное сотрудничество всех
своих звеньев (дошкольного, школьного, среднего специального и высшего) с
семьей, поскольку семья, как мы уже знаем, играет в воспитании главную роль. А
без воспитания очень трудно обнаружить в молодом человеке отзывчивость на те
знания, умения и навыки, которые ему предназначены Судьбой или, как говорят, на
роду написаны. Отсутствие тесного взаимодействия между обучением и воспитанием
дает в образовании такого специалиста, который по получении диплома о высшем
образовании начинает метаться между самыми разными видами деятельности, которые
бывают совершенно далекими от тех, к которым он готовился в вузе. Например,
замечательные актрисы Алла Демидова кончала экономический факультет МГУ, а Ия
Савина - исторический факультет, Марк Розовский, ныне известный театральный
режиссер, - факультет журналистики, выдающаяся певица Ирина Архипова архитектор
по образованию, поэт Андрей Вознесенский - тоже архитектор, кинорежиссер Глеб
Панфилов - инженер, певица Алла Иошпе - психолог... Несть числа таким примерам.
Василий Макарович Шукшин, замечательный писатель, актер, режиссер, совершенно
случайно попал во ВГИК, поработав до этого и учителем, директором школы,
электриком, штукатуром, маляром. Не состоись его случайная встреча со знаменитым
кинорежиссером И.А.Пырьевым, может быть и не было бы в российской культуре
удивительного писателя, киноактера, сценариста и кинорежиссера. Я убежден, что
наша культура была бы без его творений беднее.
На первый взгляд может показаться неважным, получил ли я и заострил внимание на
таких ли знаниях, умениях и навыках или на других. На самом же деле это один из
существеннейших вопросов жизни не только отдельного индивида, но и всего рода
человеческого. Именно человеческого рода, который единственный из всех родов
живых существ на Земле осознанно стремится к совершенствованию мира и к
самосовершенствованию. Если все остальные представители жизни чисто
инстинктивно, приспособительно совершенствуются, то род человеческий почти с
момента своего зарождения и подсознательно и сознательно стремится к
полнокровной и полноценной жизни на Земле и даже за ее пределами, ибо в нем, как
мы уже говорили, заложено природное стремление к совершенству, гармонии и
красоте. Так уж сложилась жизнь, конечно, за немногими в общем объеме жизни
исключениями, что люди лишь тогда становятся по-настоящему счастливы, когда они
могут реализовать все свои сущностные человеческие силы в реальном деле, буде
это дело воспроизводства рода человеческого, то есть жизнедеятельность, или дело
производства средств существования, то есть деятельность. Без плодотворной и
добродетельной жизнедеятельности или деятельности человеческого счастья на Земле
не бывает, чтобы об этом не говорили всякого рода прожигатели и любители легкой
жизни. Никчемная, пустая, бессмысленная жизнь мстит за себя каждому. Но вся беда
состоит в том, что мстит-то она уже на склоне, в конце жизни, когда уже ничего
поправить бывает нельзя, да и сил нет. Тогда и уходит человек в мир иной с
неспокойной душой. Ведь если человек умирает не в пьяном угаре или невменяемом
состоянии, он перед лицом смерти подводит итог своей жизни, и Смерть, стоя за
спиной, требует отчета, особенно самоотчета. Как утверждали на основе
экспериментов экзистенциалисты, человек на границе жизни и смерти мгновенно
пробегает по всей своей жизни и четко видит картины просветления на ней и
затемнения. Может быть эта зримая картина и дает ему наглядное представление о
том, останется ли о нем что-нибудь в памяти людей или вместе с его смертью его
жизнь покроется мраком забвения.
Как видите, процессы воспитания, обучения, образования имеют не только
экзистенциальный, но и глубокий бытийный смысл. Они выводят человека на самые
существенные смысложизненные вопросы: ради чего человек появляется на свет
божий, только ли его личное дело его собственная жизнь или это дело всего
человечества, какой след на Земле он оставляет не своей телесностью, а своей
духовностью, правы или неправы люди, которые стремятся вывести индивида на путь
его призвания и божественного предназначения, может ли уготованное природой ему
и только ему дело выполнить кто-то другой, пусть и более даровитый и
талантливый? Стоит ли каждому самому поискать ответы на поставленные здесь, да и
вытекающие из всего уже известного вопросы? А может некоторые из них стоит
обсудить с родителями, узнать, что они думают по этим вопросам, да и с близкими
друзьями, приятелями попытаться заглянуть вглубь жизни? Вдруг там откроется
что-то интересное, привлекательное, занятное, чему захочется придать реальные
очертания? Может там, как в таинственном зеркале, откроется нечто любопытное из
вашего будущего. Все может открыться любопытствующему чувству и уму. Только
уснувшим чувствам и уму ничего не открывается.
Вот почему в процессах воспитания, обучения и образования столь большое значение
придается самовоспитанию, самообучению и самообразованию. Конечно, они не
самопроизвольно проявляются в человеке, но уже на подготовленные воспитанием,
обучением и образованием кем-то почвы в душе, сердце, уме молодого человека. Все
эти "само" начинают "работать" лишь в том случае если формирующаяся личность
осознает и понимает или хотя бы чувствует свои задатки и дарования и даже свое
призвание, что пробуждает в ней интерес к своему призванию и горячее желание
реализовать свои задатки и дарования в реальном деле. История человечества
показывает, что рано осознающие себя даровитые люди концентрируют все свои силы,
внимание, способности на служении тому делу, которое они ощутили как свое
личное, глубоко внутреннее и даже интимнейшее дело. Может быть жизнь Имануила
Канта и П. И. Чайковского, С. С. Прокофьева, Огюста Родена (любой педагог может
знать и совершенно другие примеры и рассказать о них) может послужить
свидетельством того, как раннее осознание молодым человеком себя поднимает в нем
такой жизненный порыв, который вызывает бурное желание "работать над собой" во
всех смыслах: повышать свою чувственно-эмоциональную и интеллектуальную
воспитанность, глубоко погружаться в достижения человеческой культуры, достигать
высокого совершенства в овладении умениями и навыками, знаниями в своей будущей
деятельности, вырабатывать трудолюбие, закалять и укреплять волю, вырабатывая
четкий и неукоснительно соблюдаемый порядок работы и многое, многое другое.
Такой человек обязательно строго критически оценивает все свои действия и
поступки, вырабатывая в процессе оценки стимулы к точным и правильным действиям.
Ведь чаще всего самовоспитанием, самообучением и самообразованием занимаются
творческие люди, само творческое состояние духа которых не дает им возможности
потрафлять лености или необязательности, допускать нетребовательность к
результатам своей деятельности. Но для всего этого и нужно постоянно
поддерживать на высоком уровне и свою воспитанность, и свои знания и свою
образованность. Но это совсем не означает, что такие личности ведут, как может
показаться скучный, однообразный и только созидательный образ жизни. История
жизни названных личностей и многих, многих других как раз говорит о том, что
они, строго организовывая и подчиняя творчеству свою жизнь всегда в своем
распорядке жизни находили немало времени для встреч с друзьями, для переписки с
самыми разными корреспондентами, для проведения отдыха, забав и игр. Здесь все
дело в том, что самовоспитание, самообучение и самообразование научают таких
личностей не только ценить время для творчества, но и для восстановления своих
сил и вообще для организации разнообразной и разносторонней жизни, значительное
место в которой, как например, у Н. К. Рериха занимали заботы не только об
общечеловеческих проблемах, изложенных им и его женой в "Живой этике", но и об
их учениках, для которых они и создавали своеобразный учебно-воспитательный
городок их имени. Не чурались многие из них и путешествий в разные города и
страны, были открыты для встреч с коллегами. Короче говоря, они были открыты

жизни, делая немало для совершенствования своего собственного мира и мира вокруг
себя.
Сейчас во многих странах происходят реформы систем образования и общественного
воспитания, нацеленные на создание систем непрерывного образования в силу того,
что в современном мире удвоение информации осуществляется каждый десять лет.
Причина этого не только в бурном развитии науки и информационных систем, но и в
быстром совершенствовании всех технологий всех видов человеческой деятельности.
Естественно, что эти процессы подпираются еще и интеграцией знаний,
взаимопроникновением естественнонаучного и социогуманитарного знания, что не
может не сказаться на изменении требований интеллектуально-творческого порядка
ко всем видам деятельности, ко всем профессиям и специальностям. Самоочевидно,
что идея непрерывного образования, то есть постоянного соответствия любого
специалиста самым высоким требованиям научно-технического и технологического
плана упирается прежде всего в выработку у каждого человека потребности к
самовоспитанию, самообучению и самообразованию и способностей отвечать этим
потребностям на. высоком уровне.
Это может стать очень серьезным аргументом в том, чтобы в процессе школьного и
специального образования больше делать упор на фундаментальные знания, на самые
основы всех наук, усвоив и освоив которые каждый может после окончания учебного
заведения заниматься самообразованием и самовоспитанием, чтобы не отстать ох
культурных и цивилизационных процессов. Сама жизнь сформирует в каждом
потребности в постоянном обновлении и обогащении знаний, умений, навыков,
духовного багажа, также как она потребует и нравственного самосовершенствования.
По итогам этого занятия неплохо было бы попытаться с ребятами поговорить об их
отношении к обучению и образованию, помогая каждому из учащихся связать свое
отношение к учебе с тем, как он знает и знает ли себя, о чем мечтает, к чему
стремится, то есть поиграть с каждым учеником на его личностных, индивидуальных
особенностях и зарождающихся, возможно, в нем потребностях. Формы и методы этих
"игр" в каждом отдельном случае подскажет хотя бы какое-то знание о каждом
учащемся. Тут ребята, как правило, активно подсказывают с кем, как и о чем
говорить и что обсуждать.
1. Чем обучение отличается от образования?
2. Помогают ли вам обучение и образование лучше чувствовать себя в мире?
3. Какие эмоциональные состояния вызывает в вас учеба и почему?
Тема 5. Воспитание, обучение и образование как творчество.
Итак, мы уже изучили основные виды жизнедеятельности человека и теперь
представляем себе, каким образом воспроизводится род человеческий. Теперь нам
предстоит посмотреть на основные виды взаимодействия старших и младших поколений
с точки зрения творческого подхода к этим взаимодействиям. Но для этого нам
необходимо сначала хотя бы в самом общем смысле определить творчество.
Вообще-то в обыденной жизни, в житейских отношениях люди и, не требуя
определения творчества, представляют себе, что это означает. Но если возникает

необходимость отличить творческую жизнь от нетворческой, творческую деятельность
человека от нетворческой, творца от нетворца и аргументировать свою точку
зрения, тут начинается такой разброс мнений и представлений, что нередко бывает
трудно найти в них что-то общее. Даже в современных философских представлениях о
творчестве, нередко трудно обнаружить что-то общезначимое. Например, творчество
связывается только с деятельностью человека, то есть со всей сферой его
взаимодействий с природой, нацеленных на создание, порождение чего-то
качественно нового, оригинального и общественно-исторического уникального. Что
же касается жизнедеятельности людей, особенно самой личной жизни человека, то
она, как правило, в орбиту внимания исследователей творчества не попадает, ибо
жизнь как становление, формирование и развитие рассматривается как естественные
процессы. А творчество всегда связывается с целенаправленной и целеустремленной
деятельностью, чего, якобы, изначально в жизни нет. Ведь субъектом творчества
является только субъект такой деятельности, то есть человек, когда он
прикладывает свои силы к чему-то вне его, то есть к природе, к миру. А как быть
с теми случаями, когда он свои неповторимые и оригинальные, уникальные силы
прилагает к развитию самого себя, выявлению своих природных задатков и дарований
и формированию на их основе всего строя и богатства своей души, своих чувств,
ума и крепости воли? Как быть с моментами созерцательного состояния субъекта
жизни, которые ведь наступают не только, а может быть даже и не столько у
младенцев, детей и пустых мечтателей, как Манилов у Н. В. Гоголя в "Мертвых
душах" или И. И. Обломов у И. А. Гончарова в одноименном романе, но именно у
взрослых, причем деятельных, активных, целеустремленных и творчески сильных
людей? Строго философски говоря, следовало бы творчество рассматривать как
целенаправленную деятельность субъекта не только направленную "вне" и "для
кого-то", но и как направленную "внутрь" и "для себя", "на себя". В таком
случает все виды жизнедеятельности человека получают статус столь же творческих,
сколь творческими считаются все виды его деятельности. И еще вопрос
жизнедеятельность или деятельность человека обладают большим творческим
потенциалом?
Если признать правомерность такой постановки вопроса, то творчеством в широком
смысле мы будем считать всякую активность субъекта, независимо от того
направлена она "вне" или "внутрь", нацеленную на порождение чего-то
качественного нового вне себя или в себе, разумеется оригинального и
уникального, но не только в общественно-историческом, но и в
индивидуально-личностном смысле. На такое понимание творчества мы с вами
получаем право не только от самой жизни, но, можно сказать, и от великого
немецкого поэта и философа Фридриха Шиллера, который одним из первых всерьез
занялся проблемами эстетического воспитания как процесса творчества самого
человека. Он писал в шестом письме "Писем об эстетическом воспитании": "Неужели
же природа ради своих целей отнимает у нас совершенство, которое предписывается
нам целями разума? Итак, неверно, что развитие отдельных сил должно влечь за
собой пожертвование целостностью; или же, сколько бы законы природы к этому не
стремились, все же в нашей власти при помощи искусства еще более высокого должно
находиться восстановление этой, уничтоженной искусством, целостности нашей
природы"[6]. Для нас, как и для Шиллера, творчество человеком человека и
человеком самого себя и есть восстановление той целостности, которой не может
достичь даже такой мощный вид творчества как искусство, поскольку каждое из них
в отдельности, да и все они в совокупности все-таки не могут дать желанной нам
целостности без творческих усилий нашей собственной души, сердца и ума,
направленных не столько во вне, сколько на себя.
Вы, ребята, уже имеете немалый жизненный опыт, в том числе и опыт наблюдения за
своими состояниями. В философии этот опыт называют опытом саморефлексии, то есть
осмысления своих душевных и духовных состояний, оценки состояния своей
чувственности и достижений собственного ума. Каждый из вас уже знает, что в
каких-то ситуациях у вас наступает состояние созерцательности, своеобразного
отключения от всего внешнего и сосредоточения всего внимания только на себя,
Либо бывает, особенно это часто случается на природе, состояние свободного
блуждания взгляда, свободного не целенаправленного улавливания звуков или даже
отключения от звуков природы, то есть полной расслабленности чувств, ума и воли,
когда что-то само собой западает в душу, а что-то естественно и свободно как бы
проплывает мимо внимания. Это и есть состояние созерцания - самое душе- и
духотворческое состояние субъекта. Чем чаще с вами такое случается, тем скорее
вы крепнете душой и телом, тем быстрее вы развиваетесь и взрослеете. Попробуйте,
если вы этого еще не научились делать, когда наступит такое состояние осмыслить
случившееся с вами. Вы не сможете не обнаружить в себе чего-то такого, что вас
обрадует и вдохновит.
Теперь вернемся к тому, на что мы сегодня нацелены. Итак, перед нами три вида
жизнедеятельности человека или три процесса, в которых, как мы уже с вами
разобрали, происходит формирование и развитие личности, то есть творится
человек. Вряд ли стоит говорить о том, что в каждом из рассматриваемых нами
сегодня в творческом ключе процессов наличествует два субъекта творчества:
старший и младший по возрасту участники процесса, родитель и ребенок,
воспитатель и воспитуемый, учитель и ученик. Только нетворческий подход к
рассмотрению воспитания, обучения и образования рассматривает старшего,
родителя, воспитателя и учителя как субъекта, а младшего, ребенка, воспитуемого
и учащегося как объекта. К сожалению в пока еще существующих у нас системах
общественного воспитания и образования нередко господствует
формально-бюрократический подход в этим процессам, в котором за ребенком не
признается право равенства во взаимодействиях с родителями, воспитателями,
педагогами. Но давайте присмотримся к этим процессам повнимательнее.
Начнем с процесса воспитания. Поскольку внутренней сущностью процесса воспитания
является передача от поколения к поколению прежде всего накопленного
человечеством опыта чувственно-эмоционального взаимодействия с миром, то есть
пробуждение в каждом ребенке его лучших душевных качеств и формирование его
духовного багажа, то резонно узнать, возможно ли осуществить это, если
воспитатель своим нетворческим отношением к воспитанию сразу захлопнет перед
собой душу ребенка, как равноправного участника творчества человека? Ответ тут
однозначен, нет невозможно. Душа ребенка, его психика столь подвижны, гибки и
мобильны, детская непосредственность и наивность столь беспредельны и
обезоруживающи, что не успевает воспитатель и глазом моргнуть, как ребенок
замкнулся в себе и не реагирует ни на уговоры, просьбы, тем более угрозы, ни на
наказания. Для настоящего воспитателя общение с каждым ребенком - это всегда
новое и небывалое еще для него взаимодействие с невстречавшимися ему психикой,
душой, характером, каким бы ни был богатым его воспитательный опыт. И для
ребенка всякая встреча с настоящим творческим воспитателем - это тоже каждый раз
и интересное и волнующее, занимающее его душу общение. Таким образом и
получается, что они взаимно воздействуют на чувственно-эмоциональные состояния
друг друга, обогащают друг друга и умственно, осмысливая приобретения каждый
по-своему. Причем в повседневном взаимодействии воспитателя с воспитуемым
возникает столько неожиданных и всегда новых ситуаций, что крупиночек нового,
посеянных им в душе каждого набирается не так уж и мало. Если постепенно эти
крупиночки дают плодотворные росточки в виде человечных и добродетельных,
отзывчивых на доброе и прекрасное качеств в характере и взрослого и ребенка -
разве это не будет высшим актом творчества, хотя еще до выхода на
общественно-историческое значение ой как далеко. Человек нередко проходит через
большие жизненные испытания, прежде чем добивается значительных для окружающих,
тем более для истории результатов. Но основы будущих больших достижений
закладываются в него, пробуждаются в нем в детстве в процессе воспитания, в
процессе взаимообогащающего творчества воспитателя и воспитуемого.
Следует особо подчеркнуть, что в процессе воспитания творчество обязательно
является следствием свободы и раскованности, раскрытости душ и чувств
воспитателя и воспитуемого навстречу друг другу. Закройся душа одного из
участников процесса и творчество не вызовешь никакими силами: створки души
захлопнулись и за них ничто не проникает - отзывчивость улетучилась,
восприимчивость исчезла. Самоочевидно, что створки души захлопываются как только
во взгляде, в тоне голоса, в интонации, в жесте появляется неискренность -
ребенок очень тонко чувствует настрой того, с кем он общается. Да и воспитатель
постепенно узнает особенности, индивидуальность каждого ребенка. Узнавание-то
это - тоже результат взаимного творчества взрослого и ребенка. Родители
результат своего творческого отношения к ребенку, к сожалению, видят, чаще всего
лишь тогда, когда те или иные качества, воспитанные ими, закрепляются в
характере ребенка, когда уже гораздо труднее подправить и исправить что-либо.
Думается, что нередкие неумелые действия родителей и воспитателей - результат
именно нетворческого отношения к воспитанию и соответствующей этому подготовке
молодых людей к супружеской и семейной жизни. В жизни людей все настолько именно
творчески взаимосвязано, что ничто не проходит бесследно и дает свои результаты,
положительного или отрицательного значения.
Как же можно определить, выявить результаты творческих взаимодействий людей друг
на друга в воспитательном процессе? Есть для этого в повседневной жизни, в быту
такой термин как "смягчение души". Вот он-то в первую очередь и схватывает то,
что происходит между воспитателем и воспитуемым - смягчение душ и того и
другого. Что не так уж трудно и заметить опытному и творчески относящемуся к
своему делу воспитателю - родителю или профессионалу. Правда, родители, особенно
мамы, тоже являются своеобразными профессионалами. Но человечество выработало,
тем не менее, и профессиональные требования к воспитателю. Прежде всего
специфические способности находить пути к душе каждого ребенка, умение
раскрывать в ребенке все лучшее, что в него заложено природой и семейным
воспитанием, подмечать моменты пробуждения у ребенка интереса к чему-либо,
чтобы, "играя" этими интересами, да и на этих интересах начать вместе с
родителями формировать, вырабатывать потребности. А уже на потребностях
прорастают способности. Это же потрясающие по творческому заряду моменты
деятельности воспитателя: на его глазах, как из глины, лепится личность. Потому
мы с вами и говорили на предыдущих занятиях об очеловечивании человека, что в
процессе воспитания, обучения и образования из человеческого материала
формируется личность, обладающая и своими неповторимыми чувствами, вкусами,
взглядами, гражданскими позициями, честью и достоинством и т. п.
Ребенок как субъект творчества в этих процессах выступает еще и в том качестве,
что именно в человековоспроизводящих процессах нет и не может быть выработано
единых правил и рецептов. Потому что человеческий материал - ребенок - всегда
есть своеобразное и неповторимое единство биологических, физических, социальных,
психических сил, с особенной ритмической, энергетической и душевной
организацией, выливающихся в своеобразие темперамента, характера и т. п.
абсолютно каждого.
Является ли процесс обучения столь же творческим процессом как и воспитание? На
первый взгляд вроде бы и нет. По той простой причине, что обучение выполняет
строго определенные задачи в отличие от безграничности задач воспитания и
образования: передача знаний, накопленных человечеством и сведенных в различные
предметы; формирование умений и выработка навыков. Вроде бы надо с этим
соглашаться, но не хочется.
Дело в том, что даже сведенные в систему, запечатленные в учебниках и в учебных
пособиях знания имеют самые разнообразные способы их передачи, что и показывает
реальная деятельность талантливых педагогов, которые, вооружась знаниями, как
говорят сверх меры, ищут наиболее простые пути к уму ребенка и к его сердцу,
если стараются пробудить в нем интерес к своему предмету. Но разве может быть
учитель настоящим учителем, если он не стремится заинтересовать учащихся своим
предметом? Если и бывают такие, то это не учителя и тем более не педагоги, а
простые передатчики знаний, которых теперь можно свободно заменить компьютерами,
заложив в них программы уроков, изложенных в учебниках и учебных пособиях, что
уже начинает применяться на практике. Учителю современная наука предоставляет
возможность постоянно быть творцом в передаче знаний, поскольку изложенные в

учебниках знания постоянно обогащаются, пополняются, за чем учебник никак не
может угнаться, а учитель может. Более того, одни и те же знания в разных
странах и регионах в соответствии с уровнем их технического, технологического и
информационного развития не только по-разному передаются от поколения к
поколению, но и по-разному используются в реальной практике людей, по-разному
закладываются в умения и навыки обучаемых людей.
Не говоря уже о том, что сами процессы выработки умений, особенно навыков
бесконечно разнообразны в силу разнообразия самих учащихся, каждый из которых
неповторим и индивидуален. У каждого совершенно неповторимы связи между головой
и руками: неповторимы сила и мобильность мозга, скорость образования и
закрепления нервных связей в нервные узлы и функциональные центры, неповторимы
подвижность и ловкость рук, их восприимчивость к командам, поступающим из мозга.
Случайно ли в истории художественно- эстетического развития народов сложилась
практика формирования умений и выработки навыков мастером-художником у каждого
ученика отдельно. И до сих пор умения и навыки вырабатываются на индивидуальной
основе в народных художественных промыслах и ремеслах в конкретной и
непосредственной взаимодополняющей деятельности учителя и ученика.
Да и в подготовительных группах детского сада, в младших классах школы, особенно
в семье каждого ребенка учат читать и писать в основном на индивидуальной
основе. Сначала по буковкам, а в письме по черточкам, потом по слогам и по
словам научается ребенок читать, писать, считать и многому другому. Это тоже
ведь творческий процесс, который выражается в разных почерках, разных
способностях чтения, счета. Ведь в творчестве индивидуальность и неповторимость,
оригинальность и значимость играют определяющую роль. Обучение ведь не
преследует и цель научить чему-то одному, в ущерб всем остальным возможностям
человека. Это потом во взрослой жизни человек попадает в орбиту сложившейся в
обществе системы разделения человеческого труда, а следовательно и необходимости
выявления и развития только немногих качеств человека. Школа же старается
научить человека всему, чтобы потом ему и самому и обществу в нем было из чего
выбирать. А разделение труда - это не благо, а бич человечества, его горькая
необходимость.
Упоминавшийся уже нами Ф. Шиллер негодовал когда - то по этому поводу так:
"Можем ли мы удивляться пренебрежению, с которым относятся к прочим душевным
способностям, если общество делает должность мерилом человека, если оно чтит в
одном из своих граждан лишь память, в другом лишь рассудок, способный к счету, в
третьем лишь механическую ловкость; если оно здесь, оставаясь равнодушным к
характеру, ищет лишь знания, а там, напротив, прощает величайшее омрачение
рассудка ради духа порядка и законного образа действий; если оно в той же мере,
в какой оно снисходительно к эстенсивности, стремится к грубой интенсивности
этих отдельных умений субъекта, - удивительно ли, что все другие способности
запускаются ради того, чтобы воспитать единственно ту способность, которая дает
почести и награды?"[7].
Потому мы и говорим, что воспитание, обучение и образование формируют личность
творца, а не исполнителя, созидателя, а не разрушителя.
Образование есть творческий процесс уже в силу того, что оно есть единство
воспитания и обучения. Но оно усиливает творческие потенции воспитания и
обучения тем, что оно отвечает творческим жизнеустремлениям человечества, тем,
что всегда создает представление об образе человека будущего, который, конечно,
представляется человечеству как идеал, и для достижения которого воспитание и
обучение постоянно совершенствуют свои способы, методы, средства.
Этот идеал начинает реализовываться, как только рождается ребенок. Родители,
бабушки и дедушки ведь с первых дней уже начинают думать о том, каким бы
хотелось видеть будущее младенца, какой жизнью он будет жить. Они часто не
говорят об этом, но делают все от них зависящее, чтобы жизнь детей была бы
радостней, благополучней, счастливей и спокойней, чем были и есть их жизни.
Стремление реализовать этот идеал, сделать этот образ зримым рождает в них
творческие силы для полноценного и полнокровного жизнестроительства.
В сущности система общественного воспитания и народного образования стремятся к

<<

стр. 4
(всего 9)

СОДЕРЖАНИЕ

>>