<<

стр. 3
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

другими святыми отцами церкви, которые особое внимание уделили нрав-
ственному и трансцендентному злу105. Широкую известность получила
теодицея Лейбница. Лейбниц признавал метафизическое зло (несовершен-
ство), физическое (страдание) и нравственное (грех). Он рассуждал таким
образом, что Всемогущий и Благой Бог сотворил совершеннейший из воз-
можных миров, иной бы не соответствовал природе Бога, и зло здесь имеет
частный характер и является необходимым элементом для осуществления
более общего добра. Зло, таким образом, относительно и необходимо.
Лучше, если будет грешник, который получит за грехи свои вечную кару,
нежели мир явится менее совершенным, чем он есть. В общем-то, это
страшная логика, используемая радикальными социал-реформаторами всех
цветов, признающих необходимость и уже потому оправданность времен-
ных жертв, хотя бы и очень больших и кровавых, ради будущего вечного
блага.
Итак, что есть зло как моральная ценность? Может ли существовать
отрицательная ценность сама по себе? И не является ли зло лишь сторо-
ной, аспектом добра? И может ли в действительности существовать добро
без зла? Не переходит ли часто добро во зло, как и, напротив, зло в добро?
И где граница подобной метаморфозы? И какова может быть природа зла,
если признать вечность благого и совершенного Творца и Вседержителя?
Несомненно, нужно признать реальность зла, которое связано с фи-
зическим несовершенством, психическим страданием, с нравственными
проступками, с социальным насилием, метафизическими дьявольскими
соблазнами. Предметными субстанциями этих видов зла являются опреде-
лённые, так называемые «отрицательные» свойства, страсти. Зло опреде-
ляется как наиболее общая отрицательная моральная ценность, которая
представлена через совокупность конкретных ценностей. Отрицательная
ценность существует сама по себе как определённое качество, а именно
как специфическое свойство прежде всего таких свойств как уродство, на-
105
См.: Добротолюбие. - Свято-Троицкая Сергиева Лавра. - 1992. Т.1-5.
74
силие, эгоизм, злоба и т.п. Эти качества «отрицательных» качеств не яв-
ляются просто недостатком добра, а предстают по содержанию своему
совершенно иными качествами
Относительное добро – это также всегда добро, а не зло, хотя и не
полное. Добро никогда не переходит во зло, хотя любая тварь, кроме анге-
лов, причастна добру и злу. И той тонкой границы между добром и злом, о
которой так много писали, нет, её нет как таковой в реальности. Ценности
добра и зла являются антагонистическими свойствами, существующими
изначально различно в действительности или в возможности. Когда ут-
верждается, что вот данный предмет или данное свойство, отношение мо-
жет быть добром и злом, то это может быть истинным, но это не означает,
что добро может быть злом. Просто данный конкретный объект или
субъект предстают носителями ценности и добра, и зла. В иной систе-
ме то или иное явление может предстать и в иных моральных качествах.
Так, например, и страдание, которое иногда ошибочно отождествляется со
злом и которое действительно связано с определёнными видами «психиче-
ского», морального зла, может быть сопричастно и высоконравственному
добру. Крест как символ страдания предстаёт в то же время и символом
нравственной жизни в данной заражённой злом действительности. Так и
через красоту, любовь зло может войти в человека и в мир. Знаменитое
замечание Ф.М. Достоевского о страшной силе красоты, в которой сходит-
ся божественное и дьявольское, и имеет в виду подобную диалектику доб-
ра и зла, жизни и смерти.
Сами ценности добра и зла трансцендентны. Поэтому можно поста-
вить задачу дереализации зла как достижения совершенства в своём роде,
что достигается через совокупность определённых качеств, имеющих по-
ложительную нравственную ценность, и через совершенствование мира в
целом. Добро, несомненно, может существовать без зла. Зло же не мо-
жет существовать автономно, оно предстаёт лишь отрицанием добра, оно
по сущности своей, по определению есть нечто разрушительное, а не сози-
дающее, творческое. Обычная ошибка в утверждении о том, что добро не
может существовать без зла, как без своей противоположности, состоит в
том, что здесь ценность добра и зла не отделяется от оценки добра и
зла, т.е. совершается аксиологическая этическая ошибка. Но и отрица-
тельные оценки могут быть таковыми не потому, что есть положительные,
т.е. не через соотношение с ними, а потому, что есть отрицательные объек-
тивные ценности, специфическим выражением которых они предстают.
Традиционно, нравственные ценности и оценки рассматриваются как
имеющие горизонтальную структуру:



75
1)

В то время как мир моральных ценностей имеет вертикальную ие-
рархическую структуру:




2)




И оценка положительная может быть дана не через сравнение с от-
рицательной ценностью, а через соотношение с верхним положительным
пределом или с моральным Абсолютом, или для верующего с Царствием
Божием. Равно как отрицательные оценки следует давать через соотноше-
ние оцениваемого факта с нижним пределом зла, с адом.
Зло необходимо правильно соотносить не только с добром, но и с
грехом. Несомненно, что всякий грех есть зло, но всякое ли зло есть грех?
Что же такое грех? В Толковом словаре В.И. Даля отмечено, что грех есть
«поступок, противный закону Божию; вина перед Господом». А также это
«вина или поступок; ошибка, погрешность», «распутство», «беда, напасть,
несчастье, бедствие». В «Этимологическом словаре русского языка» М.
Фасмера это слово связывается «с греть с первоначальном значением
жжение (совести)»106. Грех в современном языке согласно «Толковому
словарю» С.И. Ожегова понимается в двух основных значениях: во-
первых, грех «у верующих: нарушение религиозных предписаний, пра-
вил», а, во-вторых, «предосудительный поступок».
Таким образом, понятие греха имеет два основных значения: религи-
озное, как нарушение религиозных заповедей, как преступление перед
Господом; и светское, как предосудительный проступок, за который, по
определению слова «предосудительный», человек заслуживает порицания,
за который он несёт ответственность.
Понятие «греха» имело важное значение и для права, по крайней ме-
ре, для западной традиции права, формирование которой приходится на ХI
- XIII века, - на эпоху «папской революции». В исследованиях данной про-

106
Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. - М., 1986. Т.1. - С.456.
76
блемы отмечается, что «в более ранний период слова преступление и грех
были взаимосвязанными. В общем виде все преступления были грехами.
А все грехи – преступлениями. Не проводилось чётких различий в приро-
де тех проступков, которые надо было искупить церковным покаянием, и
тех, которые надо было улаживать переговорами с сородичами (или кров-
ной местью), местными или феодальными собраниями, королевскими или
императорскими процедурами»107. И «только в конце XI и в XII в. впер-
вые было проведено чёткое процессуальное различие между грехом и пре-
ступлением»108. Утверждение нового, дошедшего до нас значения понятия
«греха» способствовало конкретизации прерогатив права и морали, церкви
и государства. «Грех» предстаёт важным понятием культуры.
В современном языке грех, как видим, имеет религиозное и нравст-
венное значение, что предстаёт отражением их объективной взаимосвязи.
Понятие «греха», как оно функционирует в обыденном языке, можно и
нужно использовать в этике как определённую категорию. С нашей точки
зрения, грех – это поступок, который есть творчество зла и нарушение
принципа максимина, когда существует действительная или возможная
свобода выбора.
Что же есть объективного в грехе, позволяющем назвать грех гре-
хом? Во-первых, грех связан с нарушением добра, со злом, с творчеством
зла, или сотворчеством, если действие не является осознанным поступком.
Грех, таким образом, не предстаёт просто пребыванием во зле, а есть сози-
дание зла. Во-вторых, греха нет там, где отсутствует действительная или
возможная свобода. Если действия предопределены естественной или со-
циальной необходимостью, то хотя бы они и приводили субъекта во зло,
они не являются грехом, и связанное с ними зло не греховно.
Например, бизнесмен резко увеличивает цены на свой товар, по-
скольку произошла девальвация денег. Несомненно, что эти действия
скажутся отрицательно на благосостоянии людей, и особенно малообеспе-
ченных. И с этой точки зрения они есть зло, но не есть грех, ибо они жёст-
ко определены экономическими законами бизнеса.
В-третьих, грех есть там, где есть нарушение принципа максимина.
Принцип максимина означает выбор в ситуации альтернативы той из аль-
тернатив, худший результат которой превосходит худшие результаты иных
альтернатив109. Принцип максимина схож с принципом наименьшего зла,
однако предполагает не только действительные худшие результаты, но и
возможные, что требует рационального содержательного осмысления си-
туации. В вопросе греха принцип максимина важен именно потому, что не
107
Берман Г.Дж. Западная традиция права: эпоха формирования. - М., 1994. - С. 183.
108
Берман Г.Дж. - Там же. - С. 183.
109
См., например: Дж. Ролз. Теория справедливости. - С.140.
77
всякое зло, не всякий поступок, связанный со злом, есть грех. Например,
употребление мяса в пищу косвенно или непосредственно связано с убий-
ством животных, что есть зло, но оно здесь не является грехом, поскольку
подобные действия определяются естественной необходимостью обычного
человека в мясной пище.
Грехи существуют разных видов. Так, можно подразделить грехи на
«вольные», которые всецело в сознательной воли человека, «невольные»,
как непроизвольные, неосознанные и совершаемые под принуждением
(«подневольные»). Грехи могут быть также моральные, совершаемые над
природой, собственной или внешней, нравственные, совершаемые перед
обществом, и этические. Этический грех мы творим в том случае, когда
принимаем дополнительные нравственные нормы и связанные с ними обя-
зательства (приносим обеты), а потом их нарушаем.
Существуют также действия, качества, отношения, сущности, кото-
рые безразличны для греха, но не безразличны для добра или зла, что
вообще исключено, учитывая всеобщность морали. Подобные феномены
можно определить как адиафорные.
Отношение зла и греха носит исторический характер. Зло вошло в
мир через грех. В христианстве творчество зла связывается как с грехопа-
дением человека, так и первоначально с грехопадением ангелов, и главной
причиной греха предстаёт в том и в другом случае эгоизм разумных сво-
бодных созданий господа, пожелавших стать «как боги»110. Зло, сотво-
рённое Люцифером, или Денницей, и другими ангелами, и творимое ими
над природой, а затем и людьми, существенно изменило качество бытия,
внеся в него отрицательные ценности. «Как упал ты с неба, денница, сын
зари! Разбился о землю, попиравший народы, - восклицает великий пророк
Исаия. – А говорил в сердце своём: «Взойду на небо, выше звёзд Божиих
вознесу престол мой и сяду на горе в сонме богов, на краю севера; взойду
на высоты облачные, буду подобен Всевышнему». Но ты низвержен в ад,
в глубины преисподней»111.
В своей реальной жизнедеятельности никто не может всецело избе-
жать зла, но можно и нужно избежать греха, хотя из людей, как об этом
свидетельствует Библия, безгрешным был один Иисус Христос. Приоб-
щался ли когда-либо Иисус Христос к злу? Мы можем проиграть такую
ситуацию, не впадая в кощунство, даже если мы атеисты, чтобы лучше
осознать диалектику зла и греха. Евангелия свидетельствуют, что он вку-
шал растительную и животную пищу, следовательно, способствовал унич-
тожению живых существ и тем самым приобщался к злу. А возьмём зна-

110
Быт. 3,5.
111
Ис. 14, 12-15.
78
менитое евангельское повествование о бесплодной смоковнице112, где го-
ворится о поступке, совершённом Иисусом Христом в Великий понедель-
ник. Когда Иисус Христос поутру возвращался из Вифании в Иерусалим,
то «взалкал», «и увидев при дороге одну смоковницу, подошёл к ней и, ни-
чего не найдя на ней, кроме одних листьев, говорит ей: да не будет же
впредь от тебя плодов вовек. И смоковница тотчас засохла»113.
Подобный поступок наверняка возмутил бы многих «зелёных», од-
нако событие это имеет принципиальное значение для христианской мора-
ли в том смысле, что определяет христианский принцип отношения к при-
роде. Греха нет там, где человек совершенствует природу во имя жизни,
даже через уничтожение более слабых, менее жизнеспособных особей рас-
тительного и животного мира, ибо такова их природа, сущность бытия-в-
мире, где добро и зло диалектически взаимосвязаны. Но и эти действия
подчиняются определённым моральным принципам, в частности, принци-
пу максимина.
Грех и связанные с ним проблемы составляют предмет этики греха.
Этика греха близка этике ответственности М. Вебера114, однако, есть
между ними и различия. М. Вебер этику ответственности связывал, преж-
де всего, с максимой: «надо расплачиваться за (предвидимые) последст-
вия своих действий»115. И в этом этика ответственности фундаментально
отличается от этики убеждения, требующей поступать согласно должному.
Этика же греха обращает внимание как на ценность мотивов, так и на
ценность результатов, что совершается через моральную оценку самих
действий – анализ свободы выбора, принципа максимина и др. Сам М. Ве-
бер, понимая значимость для морали как этики ответственности, так и эти-
ки убеждения, писал: «Но должно ли действовать как исповедующий эти-
ку убеждения или как исповедующий этику ответственности, и когда так, а
когда по-другому – этому никому нельзя предписать»116. Собственно, эти
этики, делает верное заключение М. Вебер, «не суть абсолютные противо-
положности, но взаимодополнения»117.

Контрольные вопросы



112
Мф. 21, 18-22, Мк. 11, 12-14, 20-26.
113
Мф. 21, 19.
114
См.: Вебер М. Политика как призвание и профессия // Избранные произведения. -
М., 1990.
115
Вебер М. - Там же. - С.697.
116
Вебер М. - Там же. - С. 704.
117
Вебер М. - Там же. - С. 705.
79
9. Что такое аксиология? Какие важнейшие исторические этапы её
развития?
10.Как развивалась аксиология в СССР?
11.Каково соотношение между ценностью и оценкой?
12.Как определяется моральная ценность?
13.Что такое «аксиологическая ошибка»?
14.Какие основные свойства моральных ценностей?
15.Какие есть аргументы «за» и «против» идеи объективности мо-
ральных ценностей?
16.Какие основные виды зла?
17.Как соотносятся зло и грех?
18.Может ли существовать добро без зла, а зло без добра?

Темы рефератов

Аксиология: становление и основные этапы развития.
1.
Проблема зла в русской культуре.
2.
Программа «переоценки ценностей» Ницше и её оценка.
3.
Проблема ценностей в марксистской философии и этике.
4.

Рекомендательный библиографический список

Анисимов С.Ф. Введение в аксиологию. – М., 2001.
Вебер М. Политика как призвание и профессия // Избранные произ-
ведения. - М., 1990.
Войтыла К.(папа Иоанн Павел II). Основания этики // Вопросы фи-
лософии. – 1991. - № 1.
Гусейнов А.А., Апресян Р.Г. Этика. – М., 1998.
Дробницкий О.Г. Понятие морали. – М., 1974.
Леонтьев Д.А., Ценность как междисциплинарное понятие: опыт
многомерной реконструкции // Вопросы философии. – 1996. - № 4.
Лосский Н. Ценность и бытие // Бог и мировое зло. - М., 1994.
Дж. Мур. Принципы этики. - М., 1984
Ролз Джон. Теория справедливости. – Новосибирск. 1995.
Хайдеггер М. Европейский нигилизм // Проблема человека в запад-
ной философии. - М., 1988.
Шрейдер Ю.А. Лекции по этике. – М., 1994.
Этика. Под общ. ред. А.А. Гусейнова и Е.Л. Дубко. – М., 2000.



80
81
ОГЛАВЛЕНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ…………….…………………………………….. 3

Лекция 1. ЭТИКА И МОРАЛЬ: ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ……... 5
Понятие этики. Нормативная и теоретическая этика. Понятие
«научной», «религиозной», «профессиональной» этики. Понятие
морали

Лекция 2. ПРИРОДА И ФУНКЦИИ МОРАЛИ…………………. 15
Проблема природы морали в этике. Природные, социальные
и духовные основы нравственности. Основные функции морали,
их анализ

Лекция 3. СТРУКТУРА МОРАЛИ……..………………………… 35
Моральное сознание, его структура. Нормы и принципы
как элемент морали, их классификация. Нравственные отношения
и нравственная деятельность, их анализ

Лекция 4. МОРАЛЬНЫЕ ЦЕННОСТИ, ИХ СУЩНОСТЬ И
СПЕЦИФИКА ……………………………………….... 51
Понятия ценности и оценки. Специфика моральных ценностей и их
структура. Понятия добра и зла в этике. Зло и грех




г. Владимир (П.Е. Матвеев)




82

<<

стр. 3
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ