<<

стр. 9
(всего 9)

СОДЕРЖАНИЕ

всех его проявлениях), ограничение в
правах, утрата свободы и пр., то есть все
то, что объемлется понятием "вред". Любая
из этих реалий противоречит личному
(эгоистическому) интересу субъекта;
подвергая других таким же испытаниям, он


289

также наносит им вред. Эгоистический
интерес человека состоит в том, чтобы
избегать таких вещей и иметь больше
свободы, удовольствий, возможностей для
собственного развития и т.д. Помогать
другим или быть им полезным - значит
оберегать их от страданий, увечий, смерти,
от потери свободы и удовольствий, или
способствовать развитию их способностей,
возрастанию степени их свободы, получению
ими удовольствий.
То, что рациональность определяется здесь
в конечном счете через перечисление
некоторых реалий, а не посредством общей
формулы, для многих послужит достаточным
основанием, чтобы отвергнуть мою концепцию.
Предпочтение формулы перед перечнем
восходит, по крайней мере, еще к Платону.
Подобно большинству других традиционных
приоритетов, указанное предпочтение не
имеет аргументов в свою пользу. Аргументы
же против перечня реалий сводятся, главным
образом к эпитетам типа "случайный",
"произвольный". При этом предполагается,
что общая формула, в отличие от перечня, не
является произвольной. Думаю, что мой
перечень "произволен" единственно в том,
что взят мною именно как перечень, а не как
формула. Если рациональность действительно
есть одно их фундаментальных понятий
философии науки, то его следует определять
через перечисление обозначаемых реалий, ибо
базовые дефиниции вообще должны быть скорее
остенсивными, нежели вербально-понятийными.
Удивительно, что этот важный момент
постоянно упускается из виду.
Я исхожу из того, что разум не требует от
индивида заботиться о благе других,


290

особенно если это противоречит его соб-
ственным интересам. Важно, однако,
учитывать, что в случае конфликта интересов
рационально допустимым является в равной
мере как следование собственному интересу,
так и принесение его в жертву ради других.
Рациональность не есть руководство к
действию, как это полагают те, кто
отождествляет ее либо с эгоизмом, либо с
моральностью. Рациональность не может слу-
жить опорой морали, но она и не враг
морали.
Я старался трактовать рациональность
таким образом, чтобы в логическом согласии
с нею находились производные от нее понятия
- иррациональное, рационально запрещенное.
Я понимаю, что некоторые вещи,
квалифицированные мною как рационально
допустимые, многие предпочли бы назвать
иррациональными. Я не отрицаю, что имеются
сильные доводы в пользу того, чтобы считать
иррациональными явлениями садизм, мазохизм
и желание причинить вред другим. (Впрочем,
я уже указывал, что необходимо различать
иррациональность и психическое расстрой-
ство, но, по-видимому, этот довод
недостаточно убедителен). И я не стал бы
возражать против подведения под категорию
рациональности и других вещей, если в
пользу этого будут выставлены
соответствующие аргументы. Назвать нечто
рациональным или рационально допустимым -
не значит одобрить все это, в этих словах
имеется только один модальный оттенок -
"отсутствие осуждения". Одобрительный смысл
несет в себе лишь выражение "рационально
необходимый". Что касается слова
"иррациональный", то оно имеет явно


291

выраженный нормативный смысл: называя
явление иррациональным, мы осуждаем его.
Многие желают провести четкую
разграничительную линию между фактами и
ценностями, дескриптивным и прескриптивным.
Однако все вышеизложенное свидетельствует о
том, что применительно к разумному существу
такое четкое разграничение невозможно, ибо
рациональность не принадлежит целиком ни к
одной из альтернатив.







292



Л. Гроарк


Практический разум и полемика вокруг
порнографии

Современная этика в англоязычных странах
характеризуется возрастанием интереса к
практическим проблемам морали - интереса,
который ставит под вопрос важность
актуальных прежде дискуссий по проблемам
метафизической и эпистемологической основы
морали, особенно подчеркивавшихся различий
между этическими и фактологическими
суждениями и принципиальности проблемы
природы морального дискурса. Движение в
этом направлении начинается с обзора
М.Уорнок 1960 года "Этика с 1900 года", в
котором высказала предположение, что
сосредоточенность английской этики на
теоретических проблемах в первой половине
нашего века "ведет к увеличивающейся
тривиальнсти ее предмета"1 так как уводит
философов от размышления о насущных
моральных вопросах. Как она сама
предвидела, самые последние этические
дискуссии в англо-язычных странах отказы-
ваются от предпочтения теории и обращаются
к разнообразным практическим проблемам,
таким как мир, дискриминация, загрязнение
окружающей среды и порнография.
Несмотря на эту тенденцию, обсуждение
практических моральных проблем в
англоязычном мире все еще остается подчи-
____________________
1 Warnock M. Ethics Since 1900. L., 1960.


293

ненными теории; поскольку большинство
этиков подходят к конкретным моральным
проблемам, сначала обсуждая их в русле
определенной теоретической традиции затем
прилагая соответствующие выводы к проблемам
долга, прав, обязанностей (наиболее
типичные при этом кантианская,
марксистская, христианская,
либертарианская, контракторная и
утилитарианская точки зрения).
В связи с этим я хочу обсудить пути
подхода к практическим моральным проблемам
и показать, что призыв обращаться к
этической теории и "прикладной" этике,
который характерен для попыток философов
решать практические проблемы, неверен, и
его следует заменить таким подходом, когда
роль этической теории в изучении морали
сводится к минимуму. Движение к прикладной
этике, характерное для современных
этических дискуссий, вполне оправданно,
хотя оно простирается недостаточно далеко,
а сам термин "прикладная" этика спорен,
если при этом предполагается приоритет
этической теории, считающей, что конкретные
моральные вопросы должны решаться путем
"приложения" некоторых, прежде полученных
теоретических выводов. В противоположность
этому в данном случае предполагается, что
этическое исследование должно
концентрироваться на исследовании
фактических обстоятельств, в которых
возникают специфические моральные вопросы,
и обращаться к моральной теории только при
необходимости решения каких-то специфи-
ческих вопросов - т.е. в ситуации, которая
возникает гораздо реже, чем философы обычно
полагают. Так что здесь речь пойдет скорее


294

не столько о "прикладной", сколько о
"практической" этике, которая
рассматривается как выражение
практического, а не теоретического разума.
Представив некоторые общие соображения в
пользу предлагаемого подхода, я
проиллюстрирую его последствия для дебатов
о цензуре порнографии.
Обычный подход к этике не вполне подходит
при решении практических моральных проблем,
поскольку он концентрирует внимание на
теоретических вопросах и дискуссиях,
которые в большинстве случаев имеют
косвенное отношение к реальным моральным
проблемам. Решение последних как правило
зависит не от сложной этической теории, но
от глубокого понимания фактов, в связи с
которыми обсуждается тот или иной вопрос,
момент. Так, ключом к решению проблемы
гонки вооружения являются не моральные
теории и предположения, рассматривающие, в
которых она рассматривается, а понимание ее
исторических, экономических,
стратегических, социологических, техно-
логических и научных аспектов2. Например,
понятие ограниченной атомной войны основано
не на дискутируемых моральных теориях, а на
недооценке стоящего за ним риска и
преувеличении наших возможностей справиться
с ее последствиями. Оба эти заблуждения
отчетливо видны в американской ядерной


____________________
2 См.: Nuclear Arms Control: Eluding the
Prisoner's Dilemma // Fox M.A., Groarke
L. Nuclear War: Philosophical
Perspectives. N.Y.: Peter Lang. 1985.


295

политике в период президентства Рейгана3;
хотя попытки ее философского анализа
переполнены теоретическими моральными
представлениями (так называемым "моральным
реализмом", который, в нем провозглашался),
им не удалось уловить те фактические
ошибки, которые увековечили ее.
Легко можно представить другие случаи,
где эмпирические вопросы должны играть
превалирующую роль в рассмотрении и решении
практических моральных проблем. Политика в
отношении политических беженцев может
потребовать прежде всего глубокого
понимания их политических обстоятельств;
критика обычных вооруженных может
потребовать переоценки противостоящих им
сил; необходимое решение экологических
проблем может быть предопределено научной
очевидностью; а отрицание отдельных
аргументов в поддержку смертной казни может
быть основано на эмпирическом заявлении,
что она не сдерживает потенциальных убийц.
В этих и многих других случаях не фило-
софский взгляд, а понимание обстоятельств,
в которых возникает проблема, служит ключом
к пониманию практических моральных
вопросов. Попытка понять эти
обстоятельства, а не моральную теорию, дает
ключ к пониманию многих практических мо-
ральных вопросов. Следовательно, на первый
план в этическом анализе должно быть
выдвинуто именно изучение таких обстоя-
тельств; так что нет никаких оснований
считать теоретические дискуссии
____________________
3 См.: Groarke L. Protecting One's Own:
Hobbes, Realism and Desamament // Public
Affairs Quarterly. 1988. V. 2, N 1.


296

отличительным признаком этического
исследования.
Упор на традиционные философские подходы,
который характерен для этики как
теоретической дисциплины, также вызывает
сомнения, поскольку при этом решение
практических проблем ставится в зависимость
от сложных и трудных для решения
теоретических вопросов. В особенности не
очевидны метафизические и
эпистемологические аспекты различных
этических построений, именно поэтому
теоретизирование при рассмотрении
практических проблем лишь усложняет их
решение. Во многих случаях
теоретизирование, давая решение
определенных теоретических проблем,
оказывается несостоятельным при подходе к
практическим проблемам, поскольку часто
определенные теоретические решения
оказываются совместимыми с различными
ответами на практические моральные вопросы.
Например, решение таких трудных вопросов о
том, что лежит в основе морали - разум или
чувство, не влечет за собой какие-то
определенные выводы о специфических
моральных вопросах. Даже в тех случаях,
когда из теоретических позиций можно
сделать какие-то практические выводы, все
же не ясно, являются ли теоретические сооб-
ражения предпосылкой этических решений, так
как мы часто отрицаем теоретическую позицию
как раз в силу того, что она ведет к
практическим выводам, которые мы не можем
принять. Такие проблемы усугубляются
непростой задачей снятия различий между
теми конфликтующими моральными аксиомами,
которые характеризуют кантианскую,


297

марксистскую, утилитарианскую,
либертарианскую и другие точки зрения.
Двести лет, что сущестует философия не
привели к разрешению противоречий, на-
пример, между конкурирующими позициями
приоритета индивидуальной свободы или
равенства, и попытки осуществить выбор
между теоретическими позициями относительно
этой дилеммы, приводят исследователя,
скорее, к тому, что разногласия
углубляются, а не смягчаются. Могут быть
случаи, при рассмотрении которых нельзя
будет обойтись без решения проблем такого
рода, но отсюда не следует, что сначала
нужно принять определенный теоретический
подход и только затем браться за решение
конкретных этически вопросов.
Здесь невозможно рассмотреть все те
вопросы, которые возникают в результате
применения теоретической позиции к прак-
тическим моральным проблемам. Вместо такого
рассмотрения (которое могло бы оказаться по
существу противоположным тому, что я
предлагаю), я хочу подкрепить свою позицию,
проиллюстрировав ее на конкретном примере
моральных аспектов порнографии и
допустимости ее цензуры, тем более, что в
англоязычных странах полемика по вопросу
цензуры порнографии все время отличается
излишним акцентом на теоретических вопро-
сах.
Начнем наше рассмотрение с дискуссий,
имевших место в семидесятых годах, когда
наблюдалась тенденция изображать
порнографию как положительный фактор
здорового сексуального освобождения, а ее
цензуру - как сексуальное подавление. В тех
дискуссиях отразилось слишком наивное


298

понимание порнографии, и на этом следует
уделить внимание, практически показав, что
влечет за собой отрицание цензуры4. Как
заметил один комментатор после просмотра
конфискованных в Торонто материалов, "Мы не
можем рассуждать о порнографии абстрактно,
если не хотим оказаться в дураках"5.
Конечно, не всякая порнография содержит
насилие и ненасильственная порнография
(иногда называемая "эротикой" или "мягкой
порнографией") как таковая не вызывает
моральных возражений. Но именно поэтому
практически ориентированные дискусси о
порнографии должны уделять специальное
внимание насильственной порнографии,
поскольку все увеличивающаяся тенденция к
насилию стала наиболее отличительным
признаком порнографии последних двадцати
лет. В Северной Америке, Великобритании,
Швеции и Голландии изначальная терпимость в
отношении сексуальной откровенности,
перелилась в порнографические журналы,
фильмы и видеоклипы, в которых все большее
и большее место принадлежит насилию
(особенно насилию в отношении женщин и
детей) как источнику сексуального
удовлетворения. В результате
распространяется продукция, которая,
____________________
4 Например, философская дискуссия, в ходе
которой не удалось выяснить эти
последствия, представлена у Sparohott
F.E. Art and Censorship: A Critical
Survey of the Issue // Philosopohy and
Contemporary Issues. N.Y.: Macmillar,
1976.
5 Cameron A. Hard Core Horror // Broadside.
1983. February. N 5.


299

является более впечатляющей и открытой
(отчасти благодаря и техническим
достижениям), чем традиционные садо-ма-
зохистские произведения типа сочинения де
Сада и других, и которая обусловила
значительные изменения в характере изобра-
жения женщин. Яркие примеры, которые дают
такие образы и темы, вызывают тревогу. На
это обращает внимание в предисловии к
сборнику "Верните ночь: женщины о
порнографии" Л.Ледерер, анализирующая
результаты исследования порнографии,
проводившиеся калифорнийской группой
"Женщины против насилия в порнографии и
средствах массовой информации". За три
месяца они просмотрели двадцать шесть
порно-фильмов в Сан-Франциско, чтобы как-то
понять их содержание. В двадцати одной из
просмотренных картин содержались сцены
изнасилования, в шестнадцати изображались
угнетение и истязания, два фильма были
похотливом влечении к ребенку и два
изображали убийство женщин с целью
стимуляции сексуального чувства. При
анализе порнографических журналов они
обнаружили, например, такие материалы, как
разворот в "Пентхаузе" (Penthouse) под
заголовком "Радость боли", был
иллюстрирован изображениями вонзенных под
ногти и в пальцы женщин игл. В статье
"Покоренная Джейн Беркин" в "Куи" (Qui),
одном из журналов, издаваемых "Плейбоем"
(Playboy), приводятся иллюстрации,
"описывающие решение всех проблем с
дисциплиной": на цветных фотографиях Джейн
Беркин изображена в наручниках, с кляпом во
рту, повергаемой порке и избиваемой.
Непременным персонажем журнала "Хастлер"


300

(Husler) 1978 г. был Честер; в ха-
стлеровском журнале "Честер Молестер"
(Chester the Molester). Честер каждый месяц
домогался (molested) очередной девушки,
прибегая ко лжи, похищению или прямому
нападению. В журнале "Бондидж" (Bondage)
изображаются связанные женщины с воткнутыми
в их грудь и вагину ножницами, раскаленными
железными предметами, паяльниками и ножами.
В журнале под названием "Brutal Trio"
(Жестокая троица) описано, как трое мужчин
успешно похищают женщину, двенадцатилетнюю
девочку и бабушку; ударами в лицо, голову,
тело они избивают их до бесчувствия, а
когда те приходят в себя, их насилуют и
снова избивают6.
А вот другие образцы порнографии,
позаимствованные из материала, который
действительно был подвергнут цензурой и
потому оказался недоступным широкой
публике. Некоторые из них описывает
Э.Камерон в статье, в которой она излагает
свои впечатления от посещения Проекта П,
антипорнографической выставки,
организованной канадской полицией, чтобы
показать наглядно те материалы, которые
легко доступны. Среди конфискованных
материалов она обнаружила иллюстрированные
описания зоофилии, педофилии и неистово-
жестокой сексуальности. "Я видела
фотографии с изображением женщины во всех
мыслимых позах, подвергаемых немыслимому по
своему характеру и разнообразию
обращению"7. В одном журнале была
____________________
6 Lederer L. Take Back the Night: Women on
Pornography. N.Y., 1980. P. 18-19.
7 Cameron A. Ibid.


301

иллюстрированная статья, разъяснявшая, как
держать четырехлетнюю девочку и какую позу
необходимо принять, чтобы осуществить с ней
коитус, в то время как другая фотография
изображала "высокого молодого смеющегося
блондина с эрегированным пенисом", стоящего
над кучей людских тел, "искромсанных на
куски". Своими впечатлениями о выставке
делится М.Этвуд в романе "Телесное увечье";
в нем выставку посещает главный герой
романа, и он делает вывод, что "лучше не
узнавать о вещах, о которых не знаешь"8.
Примером того, как далеко готовы пойти
производители порнографии ради возбуждения
сексуальности и как давно уже
распространяется порнография насилия,
является фильм "Убиение" (Snuff), созданный
в 60-х годах в Южной Америке. Это фильм с
не очень внятной фабулой о женщинах,
поклоняющихся мужчине по имени Сатана. Их
единственная цель - путешествовать по
сельской местности и бессмысленно убивать
людей. После особенно отвратительной сцены
убийства беременной женщины, камера
разворачивается и мы видим съемочную
группу. Женщина и мужчина рассказывают, как
эта сцена убийства... сексуально возбудила
их. Они сливаются в объятии, но характер
эпизода резко меняется, когда мужчина
хватает нож и начинает наносить неожиданные
удары и буквально расчленять женщину. Фильм
завершается тем, что он достает горстями ее
внутренности и громко кричит в
оргазмическом наслаждении. Прообразом этой

____________________
8 Atwood M. Bodily Harm. Toronto, 1981. P.
211.


302

сцены послужило действительное жестокое
убийство помощницы режиссера фильма9.
В такие же агрессивные тона окрашена
реклама "порнозвезды" Ванессы Дель Рио,
появившаяся в журнале "Видео Х". Читателю
обещается "наиболее жалкая, жестокая,
варварская расправа. Здесь - женщины,
связанные веревками и ремнями, иссеченные
хлыстами, с заткнутыми ртами, - в общем
полный ассортимент. И Ванесса при этом
неповторима: она безнадежна, беспомощна,
бессильна". Наконец, еще один пример,
свидетельствующий о масштабах тенденции к
насилию в порнографии, дает видео-игра
"Реванш Кастера", в Северной Америке посту-
пившая в продажу в начале 80-х годов. Она
изображает изнасилование обнаженной
индианки армейским офицером с явно эреги-
рованным пенисом. Женщина привязана к
столбу, а игрок набирает очки, если может
овладеть ею, не уколовшись кактусом и
увернувшись от летящих стрел10.
Во всех этих образцах набольшую тревогу
вызывает стремление порнографии к
изображению насилия. Как отмечает
Т.Маккормак, "появилась новая крутая садо-
____________________
9 См. рецензию о фильме в Broadside. 1983,
February. Статью о фильме см. также:
Victoria Times-Colonist. 1982, 24
September. Здесь, правда, возникает
вопрос, было ли в фильме изображено
реальное убийство; но я не буду его
касаться, поскольку я обратился к сюжету
фильма лишь с тем, чтобы
проиллюстрировать содержание порнографии.
10 Описание игры см. в: X-Rated Computer
Games // Ms. 1983. January. 21.


303

мазохистская порнография, в которой
женщины, изображенные в цепях, исхле-
станными и избитыми, оказываются униженными
и оскорбленными. При этом в порнографии
такого рода представляется, будто бы
женщины сами стремятся к такому обращению и
получают от него наслаждение, поскольку
насилие увеличивает эротическое возбуждение
обоих партнеров"11. Многие комментаторы
высказывают мысль, что такие тенденции
показывают несостоятельность требований
свободы порнографии, хотя надо сказать, что
Маккормак и другие все еще выступают против
всех форм цензуры. Имея в виду цели данной
работы, достаточно отметить, что в ходе
ответственного обсуждения проблем морали и
порнографии в англоязычных странах нужно
признать существование этого аспекта
порнографии и выразить свою тревогу в связи
с этим явлением. Следует в связи с этим
заметить, что философы слишком медлят с
анализом проблемы насилия в порнографии. И
наоборот, нужно отдать должное общественным
активистам (особенно женским группам),
которые выдвинули эту проблему в повестку
дня этичеких дискуссий. Такое положение дел
хотя бы частично можно объяснить тем, что
философы слишком много внимания уделяют
теоретическим проблемам, не оставляя места
для эмпирических исследований. Большее же
внимание к реальным обстоятельствам при
анализе практических проблем морали, дало
бы возможность скорее бы ответить на вызов,
который бросает современная порнография.
____________________
11 Passionate Protest: Feminists and
Censorship // Canadian Forum. 1980.
March. N 9.


304

Итак, мы должны понять действительное
положение вещей, касающихся порнографии.
Однако предлагаемый мной подход к
практической этике предполагает, что
глубокое обсуждение порнографии должно
начинаться с должного понимания психологии
этого явления, а она очень часто толкуется
неправильно. Многие авторы указывают на то,
что такого рода сюжеты и образы, ана-
логичные тем, что приведены выше,
обеспечивают необходимый выход агрессивным
импульсам, присущим человеческой природе
(находящимся, по Фрейду, в Id и подавляемым
Super-ego). По этой логике, рассматривание
порнографии, основанной на насилии,
приводит к эффекту катарсиса, позволяющего
человеку освобождать эти негативные
импульсы, не нанося вреда другим. И
наоборот, если общество, в котором нет
порнографии, заставляет человека
"закупоривать" в себе эти агрессивные
импульсы, они обнаруживают себя в
антиобщественных взглядах и поведении. Так
что выходит, как бы странно это ни звучало,
что негативное отношение к женщинам и
антиобщественное сексуальное поведение
должны уменьшаться в обществе, которое
позволяет непристойные и вызывающие
порнографические изображения насилия.
Такого рода наивные предположения
противоречат как здравому смыслу, так и
результатам психологического анализа пор-
нографии. Предположение, что свободная
продажа и рекламирование, порнографической
продукции, живо изображающей и всячески
смакующей насилие, будь то изнасилование,
истязание или нанесение увечий, ведет к
более здоровому отношению к сексу и к


305

окружающим, prima facie12 неубедительно, в
особенности потому, что таким образом
возникает опасность культивирования у
некоторых людей вкуса к такого рода
действиям. Особенно это опасно для
неуровновешенных людей; трудно поверить,
что они будут в силах предотвратить
перенесение бесчувственности к чужим
страданиям, что характеризует такого рода
"развлечения", на другие стороны их жизни
(их отношение к изнаcилованию, например). К
этому следует добавить, что множество
примеров свидетельствует о том, что
жестокая порнография скорее толкает
человека к тем действиям, которые она изо-
бражает, чем удерживает от них. Примером
этого может быть известный судебный процесс
над убийцей по прозвищу "Моор" ("Moor") в
Великобритании в начале шестидесятых
годов13. Он осудил Брэди и Миру Хиндли за
истязание и убийство двоих детей. Совершая
преступление Хиндли записывали крики детей
и их мольбы о пощаде на магнитофон. После
ареста обнаружилось, что у Хиндли была
большая коллекция порнографии, включавшая
более пятидесяти журналов с названиями,
типа "Оргии пыток и жестокости". Очевидно,
что чтение этих журналов не облегчило их
агрессивности. Не так давно в США Теодор
Банди, многими подозреваемый в убийстве по
крайней мере сорока женщин, был осужден за
особо тяжкое преступление - похищение и
убийство двух женщин и девочки двенадцати
лет. На суде он признал, что вкус к
____________________
12 изначально (лат.)
13 См.: Marchbanks D. The Moor Murders.
L.: Frewin, 1966.


306

сексуальному насилию он приобрел благодаря
порнографии; когда же порнография перестала
его удовлетворять, он обратился к насилию и
преступлению14. Нетрудно найти и другие
примеры; однако связь жестокой порнографии
с асоциальными взглядами и поведением
подтверждается новейшими исследованиями,
обобщающими сотни работ, которые прямо по-
казывают, что рассматривание порнографии
ведет к негативному отношению к женщинам,
провоцирует принятие допустимости насилия,
а затем и реальные жестокие действия в
отношении человека15. Эти исследования
показывают, что рассматривание жестоко-
агрессивной порнографии ведет скорее не к
катарсису, а к все увеличивающемуся желанию
осуществлять самому насилие и причинять
вред другим (психологи называют это
"обесчувствованием" ["desensitization"]).
Указав на эти стороны насильственной
порнографии можно вернуться к вопросу о
правомочности ее цензуры. При этом важно
отметить, что ограничения здесь не
распространяются на ненасильственную
порнографию. Задача же прикладной этики
уделять внимание именно насильственной
порнографии, поскольку в теоретических
дискуссиях постоянно упускается из виду
эта, характеризующая неограничиваемую
порнографию, тенденция к изображению
насилия и, следовательно, действительные
____________________
14 См.: Michaud S.G., Aynesworth H. The
Only Living Witness. N.Y.: Bantam, 1986.
15 Хорошее обозрения исследований
последнего времени можно найти в:
Pornography and Sexual Violence: Evidence
of the Links. L.: Everywoman, 1988.


307

психологические характеристики порнографии.
Эти сложности усиливаются приверженностью
таким теоретическим взглядам, которые не
способствуют понять те обстоятельства, в
контексте которых существует порнография, и
подталкивают к принятию эмпирических
выводов, только подтверждающих определенные
теоретические взгляды. Именно этим можно
объяснить теоретическое объяснение
порнографии через катарсис; его можно было
принять, лишь игнорируя объективную
очевидность и надеясь на возможность с его
помощью рационализировать априорно принятый
тезис о том, что свобода самовыражения дей-
ствительна в любых условиях. Эти же
ощущения свойственны Заключению
Президентской комиссии по порнографии 1970
года. Основанное на сомнительных выводах (в
проводившемся исследовании, в частности,
принимался во внимание только краткосрочный
эффект рассматривания порнографических изо-
бражений и не анализировались отдаленные
последствия жестокой порнографии),
отрицающих очевидную связь порнографии с
негативными социальными последствиями. В
этом и многих других случаях изначальные
теоретические пристрастия приходят в
противоречие с ответственностью
исследователя и не позваляют понять те
обстоятельства, в которых действительно
возникают моральные проблемы.
Трудности, возникающие в связи с
абсолютизацией теоретического подхода к
практическим вопросам, становятся очевид-
ными также при анализе обычной реакции на
жестокую порнографию в англоязычных
странах. Здесь нет возможности вдаваться в
детали этой реакции, и все же можно


308

сказать, что большинство комментаторов
признают, что единственно возможным
средством оправдать действия, направленные
против жестокой порнографии может стать
принятие новой нормативной теории,
отрицающей ту приверженность свободе
высказываний, которая была взлелеяна
английской и северо-американской политико-
правовой и философской традициями.
Теоретики же, обсуждающие проблемы
порнографии (например, Фейнберг, Коэн,
Кларк, Лендерер), чаще всего,
следовательно, заявляют, что нужно от-
вергнуть традиционные принципы, мешающие
свободе выражения или что нужно принять
жестокую порнографию, поскольку эти
теоретические принципы слишком важны, чтобы
от них отказываться16. При этом слишком
большие надежды возлагаются на то, что
ответ на вызов порнографии может быть дан
благодаря обновлению теории, хотя косвенно
подразумевается, что новые нравственные
проблемы решаются именно посредством
развития новой моральной теории. Напротив,
как мы увидим, проблема жестокой
порнографии может быть подвергнута анализу
и с помощью традиционных теоретических
____________________
16 Feinberg J. Harmless Immoralities and
Offensive Nuisances // Rights, Justice
and the Bounds of Liberty. Princeton:
Princeton University Press, 1980; Cohen
M. The Case Against Censorship //
Philosophy and Contemporary Issues. N.Y.:
Macmillan, 1976; Clark L. Liberalism and
Pornography // Pornography Censorship.
Buffalo: Prometheus, 1983; Lederer L. Op.
cit. P. 19.


309

взглядов, но при понимании, что современные
обстоятельства требуют нового приложения
этой теории. Поэтому представление о том,
что полемика вокруг порнографии
свидетельствует о предпочтении этиками чис-
той, а не прикладной, теории является
спорным и, скорее, свидетельствует о том,
как сильно мы все привязаны к
теоретическому методу.
Классический пример защиты свободы
высказывания дан в работе Дж.С.Милля "О
свободе"17. Суть его взглядов заключается в
положении о том, что свобода представляет
собой всеобщее благо, которое должно быть
максимализировано; отсюда следует вывод о
том, что "единственной целью справедливого
применения власти в отношении какого-либо
члена цивилизованного сообщества, и против
воли, является предотвращение нанесения им
вреда другим"18. Исходя из этого принципа,
можно утверждать, что свобода выражения
является фундаментальным правом, поскольку
выражение мыслей и мнений само по себе не
наносит другим вреда. "Именно такова
подлинная сфера человеческой свободы. В нее
____________________
17 Взгляды Милля, конечно, не бесспорны.
Однако их разбор не входит здесь в мои
задачи. Достаточно сказать, что они
представляют собой редко обсуждаемую
часть либеральной теории, к которой
современные теоретики обращаются лишь
между делом, в то время как бремя анализа
ложится на тех, кто хотел бы их
опровергнуть.
18 Милль Дж.С. О свободе // Милль Дж.С.
Утилитарианизм. О свободе. Спб.,1900. С.
208 [перевод уточнен - Ред.].


310

входит, прежде всего, внутренняя область
сознания, требующего свободы мысли и
чувства, абсолютной свободы мнений и оценок
по всем предметам... Свобода выражения и
публикации мнений [является] почти столь же
важной, как сама свобода мысли и
практически неразрывно с нею связана"19.
Отсюда вроде следует, что защита Милем
свободы выражения несовместима с цензурой
даже над жестокой порнографией (так как она
сама по себе не причиняет никому вреда). Но
такой поспешный вывод был бы ошибочным.
Хотя Милль и в самом деле выступает за
свободу выражения, он никогда не говорит о
полной свободе выражения. Так что вопрос о
том, насколько традиционная приверженность
свободе слова совместима с подавлением
жестокой порнографии, должен быть поставлен
по-другому: насколько такого рода
порнография нарушает границы свободы
выражения, предполагаемые традиционными
подходами.
Чтобы понять, что традиционные границы
свободы высказывания допускают цензуру над
большей частью современной порнографии,
нужно отметить, что Милль, в целом
согласился бы с мнением, что государство
правомочно подавлять свободу слова, если
она используется с целью причинить вред
другим. Явно Милль не формулирует этот
принцип, но его можно вывести из
миллевского анализа действий, осуждаемых
обществом, когда он заявляет, что
существует "значительная убедительность" в
аргументах, подтверждающих необходимость
____________________
19 Милль Дж.С. О свободе. С. 214 (перевод
в новой редакции - Ред.).


311

помешать каждому, кто "занимается
деятельностью как служебной, так и ради
наживы, способствующей поступкам, которые
общество и государство расценивают как зло,
даже в том случае, если эти люди сами вреда
другим не причиняют"20. Рассматривая в
качестве примеров такого рода прелюбодеяние
и азартную игру, он заявляет, что к ним
можно относиться терпимо, но вот можно ли
разрешать быть сводничеству или содержанию
игорного дома, "это один из таких вопросов,
который лежит на меже" между тем, что можно
принять, и чего принимать нельзя21. Для нас
сказанного достаточно, чтобы показать, что
Милль не был бы терпимым к попыткам
заработать на содействии изнасилованию,
насилию, истязанию и другим вредным
действиям, поскольку они были для него
более предосудительные, чем прелюбодеяние и
азартные игры, так что стремление
содействовать им переходит границы терпи-
мого. Сам Миль не рассматривал возможность
того, что кто-то мог бы нажиться на
содействии насильственному сексу, но это
объясняется тем, что в современных ему
исторчиеских условиях он и представить себе
такого не мог. (Милль сформулировал в свое
время убедительные аргументы в защиту
равенства полов; но сегодня он, наверное,
перевернулся бы в гробу, если бы узнал, что
его слова используются для оправдания
жестокой порнографии).
Говоря об этой стороне учения Милля,
нужно специально отметить, что здесь нет
никакой надобности в новом ограничении
____________________
20 Милль Дж.С. О свободе. С. 300.
21 Там же. С. 392-393.


312

свободы выражения. Напротив, либеральная
традиция никогда не утверждала, что следует
терпеть полную свободу выражения; и
принцип, не позволяющий индивидам причинять
другим вред, предполагается в качестве
неявного основания законов против
подстрекательства к агрессивным действиям
против других, советов, помощи и
потворствования агрессивным действиям, их
укрывательства или угрозы совершения таких
действий. Во всех этих случаях эти действия
запрещаются потому, что способствуют
причинению вреда другим, становятся причи-
ной наносимого вреда, хотя сами по себе они
вреда и не причиняют. То, насколько
содействие нанесению вреда другим отрица-
ется обычными правовыми принципами, можно
проследить в законе о гражданских
правонарушениях, который определяет клевету
как любое видимое и слышимое средство или
действие, направленное на "подрыв уважения,
достоинства, доброй воли или доверия к
истцу, или возбуждение в отношении его
недоброжелательных, пренебрежительных или
неприятных чувств"22. Следует отметить, что
клевета не ограничивается распространением
информации, неблагоприятной для репутации
другого, но охватывает любые сообщения, в
которых прослеживается такого рода
тенденция.
____________________
22 Black's Law Dictionary. 5-th abridged
St.Paul: West Pub, 1979. P. 375. См.:
Gatley. Libel and Slander. 6-th ed. 1967.
P. 14, 27, 40.
Foundations and Research Perspectives of
Ethics // Sovict Studies in Philosophy.
1982. N 73.


313

Опираясь на традиционно установленные
рамки свободы выражения, исключающие
содействие нанесению вреда, можно признать
оправданной цензуру над большей частью
современной порнографии, так как она
предполагает, что похищение детей,
изнасилование, надругательство и истязание
правомочными в качестве средства достижения
сексуального удовлетворения. Такого рода
порнография провоцирует причинение вреда
людям, и именно это отличает ее от других
материалов, в которых не предполагается,
что насилие и ущемление прав других людей
являются уместными действиями. Конечно, в
большинстве порнографических изданий не
заявляется прямо, что насилие, надруга-
тельство, пытки и т.д. приемлемы, но все
это в них явно подразумевается. (Так же
никто не признает приемлемым насилие в
отношении, например, политических
противников, но намеки на это можно
услышать сплошь и рядом). Все, что явно
склоняет к насилию над другими или терпимо
к насилию, должно быть запрещено законом.
Было бы наивно и слишком упрощенно ог-
раничивать себя при оценки печатной
продукции лишь буквальной интерпретацией ее
содержания. Что же касается жестокой
порнографии, ее содержание раскрывается в
ее героях: это - мужчины, чинящие
надругательство, пытки, насилие, лишенные
сострадания к своим жертвам, и совершенно
бесчувственные и невосприимчивые к
неприемлемости деяний, которые они собой
олицетворяют.
Р.Тонг является одной из тех
комментаторов, которые, не признавая своей
приверженности традиционному либерализму,


314

понимают тем не менее эту сторону
современной порнографии. Полагая, что
порнография порочит женщин как класс, она
предлагает разоблачать "клевету на группу"
с тем, чтобы предотвратить увеличение числа
"деградирующих танатиков" (от греч.
thanatos - смерть). Она предлагает, чтобы
соответствующие претензии на возмещение
ущерба, предъявляемые истцом, были оп-
ределены принципами стандартного закона о
клевете, а юридический запрет на дальнейшее
издание подобных материалов может стать
хорошей профилактикой23. Такие меры
соответствуют отрицательному отношению к
фактам содействия причинению вреда другим.
Но суды так и не восприняли понятие клеветы
против группы, так что возникает много
проблем, касающихся деталей ее предложений:
трудно определить оклеветанные группы24,
запреты на издание возможны только в
исключительных обстоятельствах, помехой
является также и стоимость проведения
гражданских акций25. Сама Тонг понимает,
что ее правовая идея еще нуждается в
____________________
23 Tong R. Feminism, Pornography and
Censorship // Social Theory and Practice.
1982. Spring. Vol. 8. N 1. P. 12. Более
подробно вопрос о групповой клевете см.:
Reisman D. Democracy and Defamation:
Cotrol of Group Libel // Columbia Law
Rev. 1942. N 42.
24 В особенности потому, что различные
представители групп, признанных
оклеветанными, по разному оценивают роль,
в том числе отрицательную, порнографии.
25 Так что лучше переложить бремя этих
правовых действий на государство.


315

доработке26. Поэтому лучшим способом
решения проблемы современной порнографии
было бы изменение уголовного закона, хотя
здесь могут возникнуть такие же трудности.
Предложения Тонг способствуют продвижению
в решении этого вопроса, но практические
проблемы, стоящие за ее идеей, показывают,
что обычное для этических исследований
упование на теорию по-прежнему является
одной из трудностей в этом деле. Имея в
виду это, важно заметить, что все
предложения по исправлению практических
моральных проблем нужно проверять по их
практическому результату, а не по их
теоретической обоснованности. Такой подход
особенно важен, когда речь идет о
порнографии. Так, английские и
североамериканские суды при рассмотрении
дел о непристойности оказались в
существенном затруднении в связи с тем,
что, как оказалось, определения не-
пристойности отнюдь не так легко
преобразовать в ясные практические
стандарты. Стандарты терпимости,
допускаемые американским и канадским
законом о непристойности, установлены, к
примеру, в соответствии с общественными
стандартами, которые, будучи открытыми
различным индивидуальным толкованиям (они,
к тому же, морально неприемлемы, хотя здесь
не место обсуждать этот вопрос) с
необходимостью оказываются размытыми и
неопределенными. "Установление
"общественных стандартов" экспертами,
попадаемых на судебные разбирательства дел
о непристойности..., оказывается во многом
____________________
26 Tong R. Op. cit. P. 10.


316

зависимым от их допущений, впечатлений и
субъективных суждений"27. Из-за своей
субъективности и неопределенности закон о
непристойности прославился как "самый
бестолковый закон" в Канаде28. Один судья
из Огайо выразил всеобщее мнение об этом
законе, когда еще в 1948 году критически
заметил, что непристойность не является
правовым термином. Его нельзя определить
так, чтобы он обладал одинаковым значением
для всех людей, везде и во все времена.
Непристойность - это скорее всего плод
воображения. Возможно, в этом заявлении
есть доля преувеличения, но
неопределенность современных стандартов
непристойности вполне оправдывает мнение
Л.Трайба, что "Верховный Суд США, приняв в
1973 году незначительным большинством уже
другое определение непристойности и другие
основания ее обуздания, предложил
формулировку скорее всего столь же неясную,
сколь и неразумную"29.
Вследствие невнимания к практическим
проблемам, в основе этической критики
порнографии часто оказывается анализ,
который, скорее, усугубляет ситуацию и не
ведет к пониманию практической потребности
в ясно сформулированных стандартах.
Например, Э.Лонгино заявила, что деградация
женщин и их изображение "как только
секусального объекта для эксплуатации и
____________________
27 Report on Pornography // House of
Commons Journal. Vol. 123. N 86. P. 532.
28 Schmeiser D.A. Сivil Liberties in
Canada. Oxford, 1963. P. 232.
29 Tribe l. American Constitiutional Law.
Note 44. Mineola, 1978. Р. 656.


317

манипулирования" - это как раз то, что
неприемлемо в сегодняшней порнографии30.
Постоянный комитет Канадского парламента по
юстиции и праву одобрил в 1978 году похожую
характеристику непристойности, предложив
определять ее в терминах деградации и
унижения. На одном важном слушании канад-
ского суда судья Уилсон пошла именно этим
путем, характеризуя неприемлемую
эксплуатацию секса, запрещенную Канадским
Уголовным Кодексом и включающую такое
унижающее и дегуманизирующее отношение к
лицу того или иного пола. Однако трактовка
дегуманизации, экуплуатации, унижения во
многом зависит от индивидуального вкуса.
Так что изменения в Законе о непристойности
скорее приведут к произвольным и
непоследовательным мерам по ограничению
свободы слова, нежели к ясному пониманию
того, что следует, а что не следует
подвергать цензуре. Одни считают, что
фотографии женщин в бикини являются
примером дегуманизации, эксплуатации,
унижения. Другие же полагают, что даже
самая жесткая порнография никого не оскор-
бляет и потому не представляет собой ни
эксплуатации, ни дегуманизации. Именно
отсутствие консенсуса породило неопреде-
ленность вокруг Закона о непристойности, и
похоже, конечным результатом ограничений,
основанных на запрещени эксптуатации,
унижения и дегуманизации, что приведет к
еще большей путанице в практике. И
напротив, ограничения порнографии, за-
____________________
30 Longino H. Pornography, Opression and
Freedom: A Closer Look // Lederer L.
Op. cit. Р. 40-55.


318

прещающие материалы, которые способствуют
или попустительствуют насилию в отношении
других, носят более специфический характер
и их применение относительно ясно (хотя
нельзя ожидать, что появление какого-то
ответа на практические моральные вопросы
снимет все трудные случаи. Такие случаи по-
требуют специального глубокого
исследования).
Конечно, время от времени создаются
ситуации, когда решение практических
проблем требует развития новой этической
теории, но неверно думать, что такие
ситуации возникают часто. Поэтому не
целесообразно рассматривать дискуссию по
теоретическим вопросам основой всех или
большинства дискуссий по этике. Развитие
порнографии в англоязычных странах показы-
вает, что там к решению этой проблемы
подходят как правило сугубо с теоретических
позиций. Именно поэтому этика сталкивается
с такими преградами, как: а) непонимание
природы порнографии и ее психологии, б)
упор на введение теоретических инноваций
при решении нормативных проблем, в)
неспособность уделить должное внимание
ответу на вопрос о жестокой порнографии и
дать практически действенный совет.
Нетрудно показать, что тем же образом
характеризуется подход этиков ко многим
другим практическим моральным проблемам.
Я сознаю, что мой критицизм по поводу
обычных этических подходов может встретить
серьезные возражения в духе того, что в нем
игнорируется специфика философского и
специального знания. Принято считать, что
философская этика должна сосредоточиться на
своей специальной области теории морали и


319

метаэтике, - оставляя все практические
вопросы специалистам, имеющим
соответствующие средства для их решения.
Отвечая на такие заявления, следует
подчеркнуть, что в моей точке зрения не
имеется в виду, что этика вторгается в
эмпирические области других дисциплин.
Однако она должна более глубоко вникать в
ту информацию, которая ей предлагается. Я
не собираюсь нарушить в этом смысле границы
этики, но я вижу в ней дисциплину, которая
должна включить в себя все разнообразие
междисциплинарных проблем, касающихся
реальных моральных противоречий. Если их
рассматривать должным образом, может
возникнуть некоторая дисциплина, в которой
окажутся синтезированными различные аспекты
этического исследования. Следует также
добавить, что этика все еще должна быть
нацелена на постижение морали и долга, но
анализ такого рода должен быть более
глубоко связан с попытками вплотную подойти
к практическим моральным вопросам нашего
времени. У теории есть свое место, однако
серьезность возникающих сегодня моральных
проблем свидетельствует о том, что теория
должна уступить главенствующее место
практической рациональности.






320


СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие..............................3

Р.Хэар
Как же решать моральные вопросы
рационально?..........................9

Л.В.Максимов
Аргументация и обоснование в
моральном рассуждении................22

А.А.Ивин
Моральное рассуждение................33

А.А.Гусейнов
Обоснование морали как проблема......48

Р.Холмс
Мораль и общественное благо..........64

Р.Хардин
Пределы разума в моральной теории....79

Р.Г.Апресян
Нормативные модели моральной
рациональности.......................94

О.О'Нил
Автономия: зависимость и
независимость.......................119

Э.Монтефиоре
Личная тождественность, культурная
тождественность и моральное
рассуждение.........................136
Б.Герт
Рациональное и иррациональное в
поведении человека..................159

Л.Гроарк
Практический разум и полемика вокруг
порнографии.........................180




Научное издание



МОРАЛЬ И РАЦИОНАЛЬНОСТЬ


Утверждено к печати Ученым советом
Института философии РАН

Художник В.К.Кузнецов
Корректоры: Г.М.Аглюмина, Н.П.Юрченко

Лицензия ЛР ь 020831 от 12.10.93 г.


Подписано в печать с оригинал-макета
11.05.95.
Формат 60х84 1/16. Печать офсетная.
Гарнитура Таймс.
Усл.печ.л. 12,37. Уч.-изд.л. 12,22. Тираж
500 экз. Заказ ь 020.


Оригинал-макет изготовлен в Институте
философии РАН
Копьютерный набор Е.В.Шикова, М.В.Лескинен
Комьютерная верстка М.В.Лескинен


Отпечатано в ЦОП Института философии РАН
119842, Москва, Волхонка, 14.


<<

стр. 9
(всего 9)

СОДЕРЖАНИЕ