<<

стр. 13
(всего 30)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Или, скорее, предпринимаются сотни тысяч эксперимен
тов, чтобы изменить способы питания, обстановку, образ
жизни нашего тела — сознание и оценки в нем, все виды удо
вольствия и неудовольствия суть показатели этих изменений
и эксперимента в. В конечном выводе дело идет вовсе не о человеке
— он должен быть преодолен.

677. В какой мере миротолкования являются симптома
ми некоторого господствующего влечения
Артистический способ рассмотрения мира — это значит
созерцать жизнь со стороны. Но у нас еще нет пока анализа
эстетического созерцания, сведения его к жестокости, к
чувству уверенности, к чувству судьи, творящего суд, к чув
ству нахождения во вне и т. д. Нужно взять самого художни
ка и его психологию (критика инстинкта игры как проявле
ния силы, удовольствие от смены впечатлений, от вклады
вания своей души в чужое, абсолютный эгоизм художника
и т. д.). Какие влечения художник возводит в идеал.
Научное рассмотрение мира — критика психологичес
кой потребности в науке. Стремление все сделать понят
ным; сделать все практически полезным, доступным для эк
сплуатации — насколько это антиэстетично. Ценно только
то, что может быть учтено и подсчитано. В какой мере этим
путем средний человек думает обеспечить себе преоблада
ние. Ужасно, если он завладеет даже историей, этим цар
ством сильного, царством творящего суд. Какие инстинк
ты им идеализируются!
Религиозное рассмотрение мира — критика религиозного
человека. Последний не есть необходимо моральный чело
век, а лишь человек сильных подъемов и глубоких депрессий,
который относится к первым с благодарностью или подо
зрением, и думает, что источник их лежит вне его самого
(точно так же, как и последних). Существенным при этом




nietzsche.pmd 371 22.12.2004, 0:06
Black
является чувство «несвободы» у человека, который идеали 372
зирует свои состояния, свои инстинкты подчинения.
Моральное рассмотрение мира. Социальные чувства,
связанные с общественной иерархией, переносятся на уни
версум; так как выше всего ценятся непоколебимость, гос
подство закона, твердый порядок и равенство перед поряд
ком, то их ищут на верховном месте,— над вселенной или
позади вселенной.
Общее между ними: господствующие в данный момент
влечения требуют также, чтобы их считали высшими инстан
циями ценностей вообще, более того, творческими и управляю
щими силами. Само собой понятно, что эти влечения или
враждуют друг с другом, или подчиняют друг друга (иног
да также, конечно, синтетически связываются или господ
ствуют поочередно). Но их глубокий антагонизм так велик,
что там, где они все требуют удовлетворения, мы можем
быть уверены, что имеем дело с человеком глубокой посред
ственности.

678. Не следует ли искать происхождения наших мнимых
«познаний» также только в старых оценках, которые так тес
но срослись с нами, что сделались, так сказать, нашей кро
вью, вошли в состав нашего существа? Так что, собственно,
только более молодые потребности вступают в борьбу с про
дуктами старейших потребностей?
Мир рассматривается под таким углом зрения, воспри
нимается и истолковывается так, чтобы органическая жизнь
при перспективах, получающихся при таком толковании,
могла сохраняться. Человек не только индивид, но и вся сово
купность сохранившихся органических форм в одной опре
деленной линии. Если индивид существует, то этим доказа
но, что выдержал испытание также и известный род интер
претации (хотя бы последний и находился в постоянном
процессе переработки), что система этой интерпретации
не менялась. «Приспособление».
Наше «недовольство», наш «идеал» и т. д. представля
ют, быть может, лишь известный вывод из этой сросшейся с
ним интерпретации, результат нашей перспективной точ
ки зрения; возможно, что органическая жизнь в конце кон
цов благодаря этому погибнет,— подобно тому, как разделе
ние труда в организмах влечет за собой в то же время упа




nietzsche.pmd 372 22.12.2004, 0:06
Black
док и ослабление частей и наконец смерть целого. С гибелью
373
органической жизни, даже ее высшей формы, дело долж
но обстоять так же, как с гибелью отдельного индивида.
принцип новой оценки




679. Индивидуация, рассматриваемая с точки зрения учения
о происхождении видов, обнаруживает постоянное распа
дение одного на два и столь же постоянную гибель индиви
дов в интересах немногих индивидов, которые продолжают
развитие,— подавляющая же масса индивидов всякий раз
вымирает («тело»).
Основной феномен: бесчисленное количество индивидов
приносится в жертву немногим,— как условие их возможнос
ти. Не следует вдаваться в обман, совершенно также обсто
ит дело с народами и расами: они образуют «материал» для
создания отдельных ценных индивидов, которые продолжа
ют великий процесс.

680. Ложность теории, что отдельный индивид руковод
ствуется выгодами рода в ущерб своим собственным выго
дам: это только видимость.
Колоссальная важность, которую индивид придает по
ловому инстинкту, не есть следствие важности последнего для
рода, а, напротив, именно в акте рождения осуществляет
ся действительное назначение индивида и, следовательно,
его высший интерес, наивысшее выражение его власти (есте
ственно, если судить о нем не с точки зрения сознания, а с
точки зрения центра всей индивидуации).

681. Основные ошибки прежних биологов: дело идет не о
роде, а о более сильно выраженных индивидах. (Масса — толь
ко средство).
Жизнь не есть приспособление внутренних условий к
внешним, а воля к власти, которая, действуя изнутри, все
больше подчиняет себе и усваивает «внешнее».
Эти биологи лишь продолжают развивать старые мо
ральные оценки («высшая ценность альтруизма», вражда
против властолюбия, против войны, против бесполезнос
ти, против иерархического и сословного порядка).

682. Рука об руку с моральным принижением ego в есте
ствознании идет также переоценка значения рода. Но род




nietzsche.pmd 373 22.12.2004, 0:06
Black
есть нечто столь же иллюзорное, как ego: в основе его ле 374
жит ложное различение. Ego в сто раз больше, чем простая
единица в цепи членов; оно — сама цепь, в полном смысле
слова; а род — простая абстракция из множества этих цепей
и их частичного сходства. Что индивид, как это часто по
вторяют, приносится в жертву роду, совершенно не соответ
ствует фактам действительности и скорее может служить
образчиком ошибочной интерпретации.

683. Формула суеверной веры в «прогресс», принадлежащая од
ному знаменитому физиологу мозговой деятельности: «L’ani
mal ne fait jamais de progres comme espece. L’homme seul fait
de progres comme espece»1.
Нет.

684. Анти Дарвин. Одомашнивание человека — какую конечную
ценность может оно иметь? Или — обладает ли вообще одо
машниванием какой либо конечной ценностью? Есть осно
вания отрицать это последнее.
Правда, школа Дарвина делает большие усилия убедить
нас в противном — она полагает, что действие одомашнивания
может стать глубоким, более того — фундаментальным. Мы
пока будем держаться старых взглядов: до сих пор не уда
лось доказать ничего, кроме совершенно поверхностного
влияния одомашнивания — или получалась дегенерация. А
все, что ускользало от человеческой руки и одомашнивания
возвращалось почти тотчас же к своему природному состо
янию. Тип остается постоянным: невозможно «denaturer la
nature»2.
Рассчитывают на борьбу за существование, на вымира
ние слабых существ и на выживание, наиболее сильных и на
иболее одаренных; следовательно, предполагают постоян
ный рост совершенства живых существ. Мы, наоборот, склоня
емся к убеждению, что в борьбе за жизнь случай идет одина
ково на пользу как слабым, так и сильным; что хитрость час
то с выгодой дополняет силу; что плодовитость видов стоит
в достопримечательном отношении к шансам вымирания.

1
«Животное никогда не делало успехов как вид. Только чело
век развился как вид» (фр.).
2
лишить природных свойств природу (фр.).




nietzsche.pmd 374 22.12.2004, 0:06
Black
Естественный отбор основывают вместе с тем на мед
375
ленных и бесконечных метаморфозах; утверждают, что вся
кое выгодное изменение передается по наследству и явля
принцип новой оценки




ется в последующих поколениях все сильнее выраженным
(между тем как наследственность так капризна…); берут
какой нибудь случай удачного приспособления известных
организмов к весьма исключительным условиям жизни и
объявляют, что приспособление достигнуто благодаря вли
янию среды.
Но примеров бессознательного отбора мы не найдем ни
где (решительно нигде). Самые различные индивиды со
единяются вместе, продукты высшего развития смешива
ются с массой. Все конкурирует, стремясь сохранить свой
тип; существа, обладающие внешними признаками, кото
рые защищают их от известных опасностей, не утрачива
ют их и тогда, когда они попадают в условия, не угрожаю
щие более их безопасности… Если они поселяются в мес
тах, где одеяние перестает служить им защитой, то они все
таки никоим образом не ассимилируются со средой.
Значение отбора наиболее красивых было в такой мере
преувеличено, что он оказался перешедшим далеко за пре
делы инстинкта красоты нашей собственной расы! Факти
чески красивейшее существо спаривается часто с весьма
обездоленными созданиями, высшее с низшим. Почти все
гда мы видим, что самцы и самки сближаются благодаря ка
кой нибудь случайной встрече, не проявляя при этом осо
бой разборчивости. Изменение под воздействием климата
и питания, но на самом деле оно имеет безразличный ха
рактер.
Не существует никаких переходных форм.
Утверждают, что развитие существ идет вперед, но для
утверждения этого нет никаких оснований. У каждого типа
есть своя граница — за ее пределами нет развития. А до тех
пор — абсолютная правильность.

*
Мой общий взгляд. Первое положение: человек как вид
не прогрессирует. Правда, достигаются более высокие ти
пы, но они не сохраняются. Уровень вида не подымается.
Второе положение: человек как «вид» не представля
ет прогресса в сравнении с каким нибудь иным животным.




nietzsche.pmd 375 22.12.2004, 0:06
Black
Весь животный и растительный мир не развивается от низ 376
шего к высшему…
Но все виды развиваются одновременно и друг над
другом, и в смешении друг с другом, и друг против друга.
Самые богатые и сложные формы — ибо большего не заклю
чают в себе слова «высший тип» — гибнут легче; только са
мые низшие обладают кажущейся устойчивостью. Первые
достигаются редко и с трудом удерживаются на поверхно
сти, последним помогает их компрометирующая плодови
тость. И внутри человечества более высокие типы, счаст
ливые случаи развития погибают при смене благоприятных
и неблагоприятных условий легче других. Они легко под
даются действию всякого рода декаданса; они — крайности
и, в силу этого, сами почти что декаденты… Короткое су
ществование красоты, гения, Цезаря есть явление sui ge
neris1: такого рода вещи не передаются по наследству. Тип
переходит по наследству; тип не есть что либо крайнее, не
есть «счастливый случай». Источник этого явления заклю
чается не в каком нибудь особенном фатуме или «злой воле»
природы, а в самом понятии — «высший тип»; высший тип
представляет несравненно большую сложность — большую
сумму координированных элементов, и сообразно этому дис
грегация становится несравненно вероятнее. Гений — это
самая совершенная машина, какая только существует, а сле
довательно и самая ломкая.

Третье положение: одомашнивание («культура») чело
века не проникает глубоко… Там, где оно проникает глубо
ко, оно тотчас становится дегенерацией (тип: христианин).
«Дикий человек» (или, выражаясь моральным языком: злой
человек) — это возврат к природе и, в известном смысле,
восстановление человека, его излечение от «культуры»…

685. Анти Дарвин. Что меня всего более поражает, когда я
мысленно окидываю взором великое прошлое человека, это
то, что я вижу всегда в нем обратное тому, что видит в на
стоящее время Дарвин с его школой или желает видеть, т.
е. отбор в пользу более сильных, удачников, прогресс вида.
Как раз противоположное бросается в глаза: вымирание

1
особого рода (лат.).




nietzsche.pmd 376 22.12.2004, 0:06
Black
счастливых комбинаций, бесполезность типов высшего по
377
рядка, неизбежность господства средних, даже ниже средних
типов. До тех пор, пока нам не укажут, почему человек дол
принцип новой оценки




жен представлять среди других творений исключение, я
склонен к предположению, что школа Дарвина ошибается
во всех своих утверждениях. Та воля к власти, в которой я
вижу последнее основание и сущность всякого изменения,
дает нам в руки средство понять, почему отбор не происхо
дит в сторону исключений и счастливых случаев, наиболее
сильные и счастливые оказываются слишком слабыми, ког
да им противостоят организованные стадные инстинкты,
боязливость слабых, численное превосходство. Общая кар
тина мира ценностей, как она мне представляется, показы
вает, что в области высших ценностей, которые в наше вре
мя повешены над человечеством, преобладание принадле
жит не счастливым комбинациям, отборным типам, а напро
тив — типам декаданса,— и, может быть, нет ничего более
интересного в мире, чем это неутешительное зрелище…
Как ни странно звучит, приходится всегда доказывать
преимущество сильных перед слабыми, счастливых перед не
счастливцами, здоровых перед вырождающимися и обреме
ненными наследственностью. Если бы мы захотели возвести
факт в степень морали, то эта мораль будет гласить: средние
более ценны, чем исключения, продукты декаданса более цен
ны, чем средние, воля к «ничто» торжествует над волей к жиз
ни, а общая цель, выраженная в христианских, буддийских,
шопенгауэровских терминах: «лучше не быть, чем быть».
Я поднимаю знамя восстания против возведения фак
та в мораль, я отвергаю христианство с смертельной нена
вистью за то, что оно создало возвышенные слова и жесты,
чтобы набросить на ужасную действительность мантию пра
ва, добродетели, божественности…
Я вижу всех философов, я вижу науку на коленях пред
фактом извращенной борьбы за существование, которой учит
школа Дарвина, а именно: я вижу всюду, что остаются на
поверхности, переживают те, которые компрометируют
жизнь, ценность жизни. Ошибка школы Дарвина приняла
для меня форму проблемы — до какой степени нужно быть
слепым, чтобы именно здесь не видеть истины?
Что виды являются носителями прогресса, это самое
неразумное в мире утверждение — они представляют пока




nietzsche.pmd 377 22.12.2004, 0:06
Black
только известный уровень. Что высшие организмы разви 378
лись из низших — это не удостоверено до сих пор ни единым
фактом. Я вижу, что низшие одерживают верх благодаря
своей численности, своему благоразумию и хитрости, но я
не вижу, каким образом какое нибудь случайное изменение
может быть полезным, по крайней мере на продолжитель
ное время; а если бы это и имело место, то могло бы опять
таки послужить новым поводом искать объяснения, поче
му какое нибудь случайное изменение может пустить такие
прочные корни.
«Жестокость природы», о которой так много говорят,
я усматриваю там, где ее не видят — она жестока по отно
шению к своим удавшимся детям, она щадит, охраняет и
любит les humbles1.
In summa: рост власти данного вида, может быть, ме
нее гарантирован преобладанием его удачных детей, его
сильных, чем преобладанием средних и низших типов… По
следние имеют за себя сильную плодовитость, устойчивость:
с первыми связано возрастание опасности, скорое вымира
ние, быстрое уменьшение численности вида.

686. Существовавший до сих пор человек — как бы эмбри
он человека будущего; все созидающие силы, которые имеют
своей целью создание последнего, заключены уже в первом:
а так как они колоссальны, то отсюда для теперешнего ин
дивида, поскольку он определяет собой будущее, возникает стра
дание. Это глубочайшее понимание страдания — созидающие
силы приходят в столкновение друг с другом.
Отъединенность индивида не должна вводить в заб
луждение — в действительности что то продолжает течь под
индивидами. То, что индивид чувствует себя отдельным, это
и есть наиболее могучий стимул в его движении по направ
лению к самым далеким целям; с другой стороны, его стрем
ление к своему счастью служит средством, которое связыва
ет созидающие силы и сдерживает их, дабы они не разру
шили друг друга.

687. Избыточная сила в духовности, ставящая самой себе
новые цели; при этом значение ее отнюдь не сводится только к

1
смиренных (лат.).




nietzsche.pmd 378 22.12.2004, 0:06
Black
роли повелителя и руководителя низшего мира или к сохранению
379
организма, к сохранению «индивида».
Мы — нечто большее, чем индивид — мы, сверх того,
принцип новой оценки




вся цепь, вместе с задачами всех этапов будущего этой цели.


[3. Теория воли к власти и ценностей]

688. Концепция психологического единства.— Мы привыкли
считать существование огромной массы форм совместимой
с происхождением их из некоторого единства.
[Моя теория гласила бы,] что воля к власти есть при
митивная форма аффекта, что все иные аффекты только
ее видоизменения; что дело значительно уясняется, если
на место индивидуального «счастья» (к которому стремит
ся, будто бы, все живущее) мы поставим власть: «все живу
щее стремится к власти, к увеличенной власти», удоволь
ствие — это только симптом чувства достигнутой власти,
ставшая сознательной величина разности (живущее не стре
мится к удовольствию; напротив, удовольствие наступает
вслед за достижением того, к чему оно стремится; удоволь
ствие сопровождает, удовольствие не движет); что вся дви
жущая сила есть воля к власти, что кроме нее нет никакой
физической, динамической или психической силы.
В нашей науке, где понятия причины и следствия све
дены к отношению уравнения, где все усилия сосредоточе
ны на том, чтобы доказать, что на каждой стороне одно и
то же количество силы — отсутствует движущая сила — мы
рассматриваем только результаты, мы полагаем их равны
ми в отношении содержания силы.
Что цепь изменений не прерывается — это просто опыт
ный факт; мы не имеем ни малейших оснований предпола
гать, что за одним изменением само собой должно следо
вать другое. Наоборот, достигнутое состояние, казалось бы,
должно сохранять самое себя, если бы только в нем не было
как раз способности не хотеть сохранять себя… Положение
Спинозы относительно «самосохранения» должно было бы
собственно положить предел изменению; но это положение
ложно, истинно противоположное положение. Именно на всем
живом можно было бы яснее ясного показать, что оно дела
ет все, чтобы не сохранить себя, а чтобы стать больше…




nietzsche.pmd 379 22.12.2004, 0:06
Black
689. [«Воля к власти» и каузализм.] Рассматриваемое пси 380
хологически понятие «причины» есть наше чувство власти,
сопровождающее так называемую волю, а наше понятие «дей
ствия» есть предрассудок, будто это чувство власти есть са
ма власть, которая движет… Состояние, которое сопровож
дает известный процесс изменения и само является лишь
результатом этого процесса, проецируется как «достаточ
ное основание» последнего: степень напряжения нашего
чувства власти (удовольствие как чувство власти), преодо
ленного сопротивления — разве это иллюзии?
Если мы перенесем понятие «причина» обратно в един
ственно знакомую нам сферу, откуда мы его заимствовали,
то мы не сможем вообразить себе такого изменения, которое
не сопровождалось бы известной волей к власти. Мы не
можем постулировать никакого изменения, если не видим
вмешательства одной власти в сферу другой власти.
Механика показывает нам только следствия и к тому
же еще в образной форме (движение — это описание при по
мощи образа). Само тяготение не имеет никакой механи
ческой причины, так как оно и есть та основа, на которой
зиждутся механические следствия.
Воля к накоплению силы — есть специфическое свой
ство явлений жизни, питания, рождения, наследственнос
ти, общества, государства, обычая, авторитета. Не вправе
ли мы в таком случае принять и в химии эту волю в каче
стве движущей причины? И в космическом порядке?
Не только постоянство энергии,— но максимальная эко
номия потребления энергии: так что желание сделаться силь
нее, присущее всякому центру силы, является единственной ре
альностью — не самосохранение, а желание присвоить, стать
господином, стать больше, сделаться сильнее.
И принцип причинности должен служить доказатель
ством того, что наука возможна? «Из одинаковых причин
одинаковые следствия»? «Непреходящий закон вещей?» «Не
изменный порядок?» Да разве от того, что нечто поддается
исчислению, оно должно считаться и необходимым?
Если что нибудь происходит так, а не иначе, то в этом
нет еще никакого «принципа», «закона», никакого «поряд
ка», а просто действуют известные количества силы, сущ
ность которых заключается в том, чтобы проявлять свою
власть на всех других количествах силы.




nietzsche.pmd 380 22.12.2004, 0:06
Black
Можем ли мы допустить существование стремления к
381
власти без ощущений удовольствия и неудовольствия, т. е.
без чувства повышения и уменьшения власти? Должен ли
принцип новой оценки




механический мир считаться только системой знаков для
описания внутреннего действительного мира борющихся и
побеждающих волевых величин? Все предпосылки механи
ческого мира: вещество, атом, тяжесть, давление и толчок
— не «факты в себе», а истолкование с помощью психических
фикций.
Жизнь, как наиболее знакомая нам форма бытия, пред
ставляет специфическую волю к аккумуляции силы — в этом
рычаг всех процессов жизни: ничто не хочет сохранить
себя, все стремится к тому, чтобы быть суммированным и
аккумулированным.
Жизнь, как частный случай (отсюда гипотеза относи
тельно общего характера всего существующего), стремится
к максимуму чувства власти; в существе своем она есть стрем
ление к большему количеству власти; всякое стремление
есть не что иное как стремление к власти; эта воля остается
самым основным и самым подлинным фактом во всем со
вершающемся. (Механика — простая семиотика следствий.)

690. То, что является причиной факта развития вообще,
не может быть найдено при помощи тех методов, к кото
рым мы прибегаем при исследовании самого развития; мы
не должны стремиться понять развитие как нечто «возни
кающее» и еще менее как нечто возникшее… «Воля к влас
ти» не может возникать.

691. В каком отношении находился весь органический про
цесс к остальной природе? Тут раскрывается его основная
воля.

692. Представляет ли «воля к власти» лишь известную фор
му «воли» или она тождественна с понятием «воля»? Значит
ли она то же, что вообще желать? Или командовать? Есть ли
это та «воля», о которой Шопенгауэр полагает, что она есть
то, что в вещах есть в «себе».
Мое положение гласит, что воля прежней психологии
представляет собой необоснованное обобщение, что этой
воли вовсе не существует, что вместо того, чтобы понять, как




nietzsche.pmd 381 22.12.2004, 0:06
Black
одна определенная воля отливается в ряде различных форм, 382
зачеркивали то, что характерно для воли, выбросив ее содер
жание, ее «куда?» — это имело в высшей степени место у Шо
пенгауэра: то, что Он называет «волей» — это просто пустое
слово. Еще меньше может быть речь о «воле к жизни», ибо
жизнь только частный случай воли к власти; совершенно про
извольно было бы утверждать, что все стремится к тому,
чтобы перейти в эту форму воли к власти.

693. Если глубочайшая сущность бытия есть воля к власти,
если удовольствие сопутствует всякому росту власти, а не
удовольствие всякому чувству невозможности сопротивле
ния, чувству невозможности одержать верх, можем ли мы
в таком случае принять удовольствие и неудовольствие за
кардинальные факты? Возможна ли воля без этих обеих
крайних точек: без да и нет? Но кто чувствует удовольст
вие? Но кто хочет власти? Нелепый вопрос! Когда всякое
существо само есть воля к власти, а следовательно и чувство
удовольствия и неудовольствия! И все таки — оно ощущает
нужду в противоположностях, в сопротивлении, т. е. — от
носительно — в других единствах, стремящихся к расшире
нию своих пределов.

694. Сообразно с формами сопротивления, оказываемого
известной силе в ее стремлении к могуществу, должна воз
растать и возможность постигающих ее на этом пути неудач
и роковых случайностей, а поскольку всякая сила может про
явиться только, на том, что оказывает сопротивление в каж
дое наше действие необходимо входит ингредиент неудоволь
ствия. Но неудовольствие это действует как новое возбуж
дение к жизни и укрепляет волю власти!

695. Если удовольствие и неудовольствие имеют своим источ
ником чувство власти, то жизнь должна была бы представ
лять собой рост власти, причем нашего сознания достига
ла бы разность в сторону «увеличения» власти… Раз фикси
рован известный уровень власти, то удовольствие измеря
ется только понижениями уровня, состояниями неудоволь
ствия, а не состояниями удовольствия… В основе удоволь
ствия лежит воля к большему: что власть растет, что разни
ца достигает сознания.




nietzsche.pmd 382 22.12.2004, 0:06
Black
В случаях декаданса до сознания доходит, начиная с из
383
вестной точки, обратная разность, понижение; память о силь
ных мгновениях прошлого понижает действующие чувства
принцип новой оценки




удовольствия, сравнение теперь ослабляет удовольствие.

696. Источником удовольствия является не удовлетворение
воли (с этой, в высшей степени поверхностной теорией я
намерен особенно усиленно бороться — нелепая психологи
ческая подделка наиболее близких нам вещей), а то, что воля
стремится вперед и каждый раз снова одерживает победу
над тем, что становится ей поперек дороги. Чувство удо
вольствия лежит именно в неудовлетворении воли, в том,
что без противника и сопротивления она недостаточно мо
жет насытиться. «Счастливый» — стадный идеал.

697. Нормальное неудовлетворение наших влечений, напри
мер: голода, полового влечения, влечения к движению — от
нюдь еще не содержит в себе ничего, что понижало бы на
строение, наоборот, оно действует на ощущение жизни воз
буждающим образом, точно так же как и всякий ритм не
больших, причиняющих боль раздражении, его усиливает,
что бы ни говорили пессимисты. Это неудовлетворение не
только не отравляет нам жизнь, но, напротив, представля
ет великое побуждение к жизни.
(Можно было бы, пожалуй, удовольствие охарактери
зовать как ритм маленьких раздражений неудовольствия).

698. Кант говорит: «Под следующими положениями гра
фа Верри (Sul’indole del piaceree del dolore1; 1781) я подпи
сываюсь с полным убеждением: «II solo principio motore
dell’uomo e il dolore. II dolo reprecede ogni piacere. II piacere
non e un essere positivo»2.

699. Боль есть просто нечто иное, чем удовольствие — я
хочу сказать: она не может считаться противоположностью
удовольствия.

1
характере удовольствия и страдания (итал.).
2
«Единственным движущим началом человека является стра
дание. Страдание предшествует каждому удовольствию. Удоволь
ствие не является позитивной сущностью» (итал.).




nietzsche.pmd 383 22.12.2004, 0:06
Black
Если сущность «удовольствия» правильно определяет 384
ся как плюс чувства власти (и, следовательно, как чувство
разности, которое предполагает сравнение), то этим еще
не определена сущность «неудовольствия». Мнимые проти
воположности, в которые верит народ, а следовательно и
язык, всегда были опасными ножными путами для посту
пательного движения истины. Существуют даже случаи, где
некоторый вид удовольствия обусловлен известным рит
мическим следованием небольших раздражений неудовольст
вия; этим путем достигается очень быстрое нарастание чув
ства власти, чувства удовольствия. Такое явление имеет
место, например, при щекотании, а также при половом ще
котании во время акта совокупления — мы видим, таким об
разом, что неудовольствие действует как ингредиент удо
вольствия.
По видимому, небольшое препятствие, которое устра
няется и за которым следует тотчас же опять другое неболь
шое препятствие, снова устраняемое — эта игра сопротив
ления и победы энергичнее всего возбуждает то общее чув
ство излишка, избытка силы, которое составляет сущность
удовольствия.
Обратное явление, т. е. нарастание ощущения боли под
влиянием небольших перемежающихся раздражений удо
вольствия не наблюдается: удовольствие и боль не могут
считаться обратимыми друг в друга.
Боль есть интеллектуальный процесс, в котором несом
ненно находит свое выражение некоторое суждение — суж
дение «вредно», суммирующее долгий опыт. Нет никакой
боли самой по себе. Не поранение является тем, что при
чиняет боль; в форме того глубокого потрясения, которое
называется страданием, сказывается опыт, накопленный
нами относительно того, какими вредными последствия
ми для всего организма может сопровождаться поранение.
(В некоторых случаях, например, в случае вредного дей
ствия неизвестных прежним поколениям и вновь откры
тых ядовитых химических веществ, болевые ощущения во
все отсутствуют — и тем не менее человек погибает).
Для явления боли собственно специфическим явля
ется всегда продолжительность потрясения, отголосок свя

1
шок, потрясение (фр.).




nietzsche.pmd 384 22.12.2004, 0:06
Black
занного с испугом choc’a1 в мозговом очаге нервной систе
385
мы: страдают собственно не от того, что является причи
ной боли (какая нибудь рана, например), а от продолжитель
принцип новой оценки




ного нарушения равновесия, которое наступает как след
ствие упомянутого раньше choc’a. Боль — болезнь мозговых
нервных очагов, удовольствие же — отнюдь не болезнь.
Хотя за то, что боль является источником физиологи
ческих реакций, и говорит видимость и даже известный
философский предрассудок, но в некоторых случаях, если
точно наблюдать, реактивное движение явно появляется
раньше, чем ощущение боли. Было бы очень печально, если
бы я, например, оступившись, должен был ждать, пока этот
факт ударит в колокол моего сознания и пока в ответ отту
да не последует по телеграфу образного распоряжения, как
поступить. Наоборот, я ясно различаю, насколько только это
возможно, что сначала следует реактивное движение но
гой, направленное на предотвращение падения, а только
затем, через некоторый определенный промежуток време
ни до моего сознания достигает род болевой волны. Следо
вательно, реагируют не на боль. Боль потом проецируется
в израненное место, но сущность этой местной боли не
является тем не менее выражением особенностей местно
го поранения — она простой знак места, сила и ток которо
го соответствуют свойству того поранения, которое полу
чили при этом нервные центры. То обстоятельство, что,
благодаря выше упомянутому choc’y, мышечная сила орга
низма понижается на измеримую величину, еще отнюдь не
дает основания искать сущности боли в уменьшении чувства
власти.
Реагируют, повторяю еще раз, не на боль — неудоволь
ствие не есть «причина» поступков. Сама боль есть извест
ная реакция, реактивное же движение есть другая и более
ранняя реакция, обе своей исходной точкой имеют различ
ные места…

700. Интеллектуальность боли: она сама по себе является
выражением не того, что в данный момент повреждено, а
того, какую ценность имеет повреждение в отношении к це
лому индивиду.
Существуют ли боли, при которых страдает «род», а
не индивид?




nietzsche.pmd 385 22.12.2004, 0:06
Black
701. «Сумма неудовольствия перевешивает сумму удоволь 386
ствия; следовательно небытие мира было бы лучше, чем его
бытие». Мир есть нечто такое, чему по разуму не следовало
бы быть, потому что он причиняет ощущаемому субъекту
больше неудовольствия, чем удовольствия»,— такого рода
болтовня именует себя в наше время пессимизмом!
Удовольствие и неудовольствие — второстепенные ве
щи, не причины; это суждения ценности второго ранга, ко
торые только выводятся из господствующей ценности; не
что, что в форме известного чувства говорит «полезно»,
«вредно», а следовательно — нечто абсолютно поверхност
ное (мимолетное) и зависимое. Ибо при всяком «полезно»,
«вредно» могут быть поставлены в виде вопроса сотни раз
личных «для чего?»
Я презираю этот пессимизм чувствительности: он сам
есть признак глубокого обнищания жизни.

702. Человек не ищет удовольствия и не избегает неудо
вольствия — читатель поймет, с каким глубоко укоренившим
ся предрассудком я беру на себя смелость бороться в дан
ном случае. Удовольствие и неудовольствие суть только след
ствия, только сопутствующие явления; то, чего хочет чело
век, чего хочет всякая самая маленькая часть живого орга
низма,— это плюса власти. В стремлении к этому возникают
в качестве следствий и удовольствие и неудовольствие; ис
ходя из этой воли, человек ищет сопротивления, человек
нуждается в чем то таком, что противопоставило бы себя
ему… Итак, неудовольствие как результат стеснения его
воли к власти, есть нормальный факт, нормальный ингре
диент всякого органического процесса; человек не уклоня
ется от него; наоборот, он в нем постоянно нуждается —
всякая победа, всякое чувство удовольствия, всякий про
цесс предполагает устраненное сопротивление.
Возьмем самый простой случай, случай примитивно
го питания: протоплазма вытягивает свои псевдоподии,
чтобы отыскать нечто такое, что окажет ей сопротивление
— не из чувства голода, а из воли к власти. Затем она делает
попытку преодолеть это нечто, усвоить его, включить его
в себя — то, что называют «питанием», это только производ
ное явление, применение к частному случаю упомянутой
раньше изначальной воли стать сильнее.




nietzsche.pmd 386 22.12.2004, 0:06
Black
Таким образом, неудовольствие не только не влечет за
387
собой уменьшения нашего чувства власти, а, напротив, обычно
действует на это чувство власти именно как раздражение,—
принцип новой оценки




стеснение играет роль stimulus’a1 этой воли к власти.

703. Неудовольствие вообще смешали с одним видом не
удовольствия, с неудовольствием от истощения; последнее
действительно представляет глубокое уменьшение и пони
жение воли к власти, измеримую потерю силы. Это значит,
что существует: а) неудовольствие как средство раздраже
ния для усиления власти и б) неудовольствие как следствие
расточения власти; в первом случае это stimulus, во втором
— результат чрезмерного раздражения… Последний вид не
удовольствия характеризуется неспособностью к сопротив
лению; первый — вызовом, бросаемым противнику. Един
ственное удовольствие, которое еще может ощущаться в со
стоянии истощения — это засыпание: в остальных случаях
удовольствие есть победа…
Великое смешение, допущенное психологами, заклю
чалось в том, что они не различали этих обоих видов удоволь
ствия: удовольствие от засыпания и удовольствие от победы.
Истощенные хотят покоя, хотят расправить свои члены,
хотят мира, тишины — это счастье нигилистических рели
гий и философий; богатые и живые хотят победы, преодо
ленных противников, хотят для своего чувства власти за
воевания новых областей. Эту потребность ощущают все
здоровые функции организма — и организм, взятый в це
лом, является комплексом такого рода систем, борющимся
за рост чувств власти.

704. Каким образом случилось так, что все без исключения
основные догматы психологии представляют собой грубей
шие заблуждения и подтасовки? «Человек стремится к счас
тью», например — есть ли в этом утверждении хоть доля ис
тины?
Чтобы понять, что такое «жизнь» и какой род стремле
ния и напряжения она представляет, эта формула должна
в одинаковой мере относиться как к дереву или растению,
так и к животному. «А к чему стремится растение?» Но, спра

1
стимул, побуждение (лат.).




nietzsche.pmd 387 22.12.2004, 0:06
Black
шивая таким образом, мы уже выдумали некоторое ложное 388
единство, которого не существует; выдвигая вперед это не
уклюжее единство «растение», мы тем самым заслоняем и
отрицаем факт бесконечного разнообразия форм органи
ческого роста, обладающих собственной и полусобственной
инициативой. Что последние мельчайшие «индивиды» не
могут быть поняты в смысле «метафизического индивида»
и атома, что сфера их власти постоянно перемещается — это
прежде всего бросается в глаза; но разве каждый из них, ког
да он переживает такие изменения, стремится к счастью?
Ведь всякое саморасширение, усвоение, рост представля
ют устремление к тому, что сопротивляется; движение есть
нечто, связанное по существу с состояниями неудоволь
ствия; то, что в этом случае является движущим началом,
должно во всяком случае хотеть чего либо иного, раз оно
таким способом стремится к неудовольствию и постоянно
его ищет.
Из чего деревья первобытного леса борются друг с др
угом? Из за счастья? Из за власти…
Человек, ставший господином сил природы, господи
ном своей собственной дикости и разнузданности (жела
ния научились слушаться, быть полезными) — человек в срав
нении с до человеком представляет колоссальное количест
во власти, а не плюс «счастья»! Как можно утверждать, что
он стремился к счастью?

705. Утверждая это, я не забываю, что на моем небе среди
звезд сверкает также бесконечная цепь заблуждений, которые
до сих пор считались счастливейшими вдохновениями че
ловечества. «Всякое счастье есть следствие добродетели,
всякая добродетель — следствие свободной воли»! Обратим
ценности: всякая пригодность есть следствие счастливой ор
ганизации, всякая свобода — следствие пригодности. (Сво
бода здесь понимается как легкость в самоуправлении. Каж
дый художник поймет меня.)

706. «Ценность жизни». Жизнь есть частный случай, нуж
но оправдать всякое существование, а не только жизнь, оп
равдывающий принцип это тот, который объясняет жизнь.
Жизнь только средство к чему то — она есть выражение
форм роста власти.




nietzsche.pmd 388 22.12.2004, 0:06
Black
707. «Сознательный мир» не может считаться исходным пун
389
ктом ценности; есть необходимость «объективного» установ
ления ценностей.
принцип новой оценки




В сравнении с бесконечным разнообразием форм со
трудничества и соперничества, которое мы наблюдаем во
всяком организме, как целом; сознательный мир чувств, на
мерений, оценок является в этом организме лишь неболь
шим отрывком. Мы не имеем никакого права считать этот
клочок сознательности целью целого феномена жизни, его
«почему». Совершенно очевидно, что сознательность есть
только одно лишнее средство для развития жизни и расши
рения сферы ее власти. Поэтому наивно было бы возводить
удовольствие, или духовность, или нравственность, или ка
кую либо другую частность из сферы сознания в степень
верховной ценности и, может быть, даже с помощью их оп
равдывать «мир».
Это мое основное возражение против всех философско
моральных космологий и теософий, против всяких «поче
му?», против высших ценностей прежней философии и фи
лософии религии. Известный вид средств был неправильно
взят как цель, жизнь и повышение ее власти были, наоборот, низ
ведены до уровня средств. Если бы захотели достаточно широ
ко поставить цель жизни, то она не должна была бы совпа
дать ни с одной категорией сознательной жизни; наоборот,
она должна была бы еще объяснять каждую из них как сред
ство, ведущее к сказанной цели…
«Отрицание жизни» как цель жизни, как цель разви
тия! Существование как величайшая глупость! Подобная су
масбродная интерпретация может быть только уродливым по
рождением измерения жизни при помощи факторов сознания
(удовольствие и неудовольствие, добро и зло). Здесь пользу
ются средствами для отвержения целей, и притом «несвя
тыми», абсурдными, прежде всего, неприятными средства
ми; куда годна цель, которая пользуется такими средства
ми! Но ошибка заключается в том, что мы, вместо того, что
бы искать цель, которая бы объясняла необходимость таких
средств, предполагаем заранее цель, которая исключает как
раз такие средства, т. е. мы берем за норму желательность
известных средств (а именно: приятных, рациональных, до
бродетельных), за норму, на основании которой мы и уста
навливаем, какая общая цель является желательной.




nietzsche.pmd 389 22.12.2004, 0:06
Black
Основная ошибка кроется в том, что мы — вместо того, 390
чтобы понять сознательность лишь как орудие и частность
в общей системе жизни — принимаем ее в качестве масшта
ба, в качестве высшей ценности жизни; это — ошибочная
перспектива a parte ad totum1,— почему все философы ин
стинктивно стремятся конструировать общее сознание, со
знательную жизнь и хотение, которые были бы общими для
всего того, что происходит, конструировать «дух», «Бога». Но
им необходимо сказать, что именно благодаря этому существо
вание превращается в некоторого рода монструм; что «Бог»
и общий сенсорий были бы попросту чем то таким, из за
чего все сущее обречено на осуждение… Именно то, что мы
элиминировали полагающее цели и средства общее сознание,
это и представляет большое облегчение для нас — таким путем
мы избавляемся от утверждения, которое ставило нас в не
обходимость быть пессимистами… Нашим величайшим уп
реком существованию вообще было существование Бога…

708. О ценности «становления». Если бы у мирового движе
ния была какая нибудь цель, то она должна была бы быть уже
достигнута. Но единственный лежащий в основе всего факт
— это то, что у него нет никакой цели,— а потому всякая фи
лософия и всякая научная гипотеза (например, механизм),
которые исходят из необходимости такой цели этим основ
ным фактом опровергнуты.
Я ищу мировую концепцию, которая не противоречи
ла бы такому положению дела. Мы должны объяснить ста
новление, н е прибегая к такого рода конечным целям: ста
новление должно являться оправданным в каждый данный
момент (или не поддающимся оценке, что сводится к тому же);
настоящее ни под какими видами не должно быть оправды
ваемо ради будущего или прошедшее ради настоящего. «Не
обходимость» не в виде возвышающейся над нами первен
ствующей мировой силы или первого двигателя; еще менее
как нечто, что необходимо для того, чтобы обосновать вер
ховную ценность. Для этого мы настойчиво должны отри
цать общее сознание в становлении,— «Бога», чтобы не под
водить все совершающееся под точку зрения существа, ко
торое чувствует вместе с человеком, все знает и тем не

1
части от целого (лат.).




nietzsche.pmd 390 22.12.2004, 0:06
Black
менее ничего не желает; «Бог» бесполезен, если он ничего не
391
желает, а, с другой стороны, таким путем устанавливается
суммирование страдания и нелогичности, которое понизило бы
принцип новой оценки




общую ценность «становления»; к счастью, именно такой
суммирующей власти не существует (страдающий и всесозер
цающий Бог, «общий сенсорий» и «вселенский дух» был бы
величайшим доводом против бытия).
Строже говоря: нельзя допускать, вообще, никакого бытия,
потому что тогда становление теряет свою цену и являет
ся прямо бессмысленным и излишним.
Следовательно, нужно спросить себя, как могла (поче
му должна была) возникнуть иллюзия бытия; точно так же:
каким образом обесценились все суждения о ценностях,
покоящиеся на гипотезе существования бытия.
Но тогда мы придем к выводу, что эта гипотеза бытия
есть источник всей клеветы на мир («лучший мир», «истин
ный мир», «потусторонний мир», «вещь в себе»).
1) Становление не имеет никакого конечного состояния
как цели, оно не упирается ни в какое либо «бытие».
2) Становление не есть кажущееся состояние; быть может,
наоборот, пребывающий мир есть видимость.
3) Становление в каждый данный момент одинаково по
отношению к своей ценности; сумма его ценности остается рав
ной себе; выражаясь иначе: у него нет никакой ценности, ибо
недостает чего то, чем можно было бы измерить его и в
отношении него слово «ценность» имело бы смысл. Общая
ценность мира не поддается оценке; следовательно, философс
кий пессимизм нужно отнести к числу явлений комическо
го свойства.

709. Мы должны остерегаться делать наши «желательнос
ти» судьями бытия.
Мы должны остерегаться видеть в известных, конеч
ных формах развития (например, в «духе») некое «в себе»,
стоящее за развитием вообще, как его основа.

710. Наше познание стало научным постольку, поскольку
оно может применять число и меру. Следовало бы сделать
попытку построить научную систему ценностей просто на
шкале степеней силы, выраженных в числе и мере… Все иные
ценности — предрассудки, наивности, недоразумения. Они




nietzsche.pmd 391 22.12.2004, 0:06
Black
везде поддаются сведению к упомянутой только что шкале сте 392
пеней силы. Движение кверху по этой шкале обозначает воз
растание ценности — движение книзу по этой шкале обозна
чает уменьшение ценности.
Тут мы имеем против себя видимость и предрассудок.
(Ведь моральные ценности только кажущиеся ценности — в
сравнении с физиологическими.)

711. Точка зрения «ценности» недопустима при том, что:
— в «процессе целого» работа человечества не имеет значения,
потому что общего процесса совсем нет (поскольку мы его
мыслим как систему);
— нет никакого «целого»; что никакая оценка человечес
кого существования, человеческих целей не может быть про
изведена в отношении к чему то такому, чего совсем не су
ществует;
— «необходимость», «причинность», «целесообразность»
— полезные видимости;
— целью служит не увеличение сознания, а повышение
власти; в это повышение уже включена полезность сознания:
так же обстоит дело с удовольствием и неудовольствием;
— на средства нельзя смотреть как на высшую меру цен
ности (например, на состояния сознания, вроде удоволь
ствия и боли, так как само сознание есть только средство);
— мир совсем не организм, а хаос;
— развитие «духовности» только средство в целях дос
тижения относительной устойчивости организации;
— всякая «желательность» не имеет никакого смысла
в отношении общего характера бытия.

712. «Бог» как кульминационный момент: бытие — вечное
обожествление и разбожествление. Но в этом нет никакой
высшей точки в смысле ценности, а только высшая точка власти.
Абсолютное исключение механизма и вещества: и то, и
другое только известные формы выражения для низших
стадий, только формы аффекта («воли к власти»), совершен
но лишенные духовности.
Изобразить обратное движение вниз от высшей точки в
процессе становления (точки наивысшей одухотворенности
власти на почве наивысшего рабства) как следствие наивыс
шего развития силы, которая обращается теперь против




nietzsche.pmd 392 22.12.2004, 0:06
Black
самой себя, и, так как ей нечего более организовать, упот
393
ребляет свою силу на дезорганизацию…
а) Все большее подавление социальных групп и подчи
принцип новой оценки




нение последних маленькому, но более сильному числу;
b) все большее подавление привилегированных и бо
лее сильных, а следовательно, торжество демократии и, в
конце концов, анархия элементов.

713. Ценность — это наивысшее количество власти, которое
человек в состоянии усвоить — человек, а не человечество!
Человечество, несомненно, скорее средство, чем цель. Дело
идет о типе — человечество просто материал для опыта, ко
лоссальный излишек неудавшегося, поле обломков.

714. Слова о ценности — это знамена, водруженные на том
месте, где был открыт новый вид блаженства, новое чувство.

715. Точка зрения «ценности» — это точка зрения условий
сохранения, условий подъема сложных образований с относи
тельной продолжительностью жизни внутри процесса ста
новления.
Нет никаких устойчивых конечных единиц, никаких
атомов, никаких монад; и здесь «пребывающее» только вло
жено нами (из практических соображений, из соображений
пользы и перспективы).
«Образования власти»: сфера властвующего или посто
янно растет, или же под влиянием то благоприятных, то
неблагоприятных обстоятельств (питания) периодически
расширяется и сокращается.
«Ценность» есть, в сущности, точка зрения роста или
понижения этих командующих центров (во всяком случае
— это «множественности»; «единство» же совсем не встре
чается в процессе становления). Средства выражения, ко
торыми располагает язык, непригодны для того, чтобы
выразить «становление»: присущая нам неодолимая потреб
ность в сохранении заставляет нас постоянно создавать более
грубый мир пребывающего «вещей», и т. д. Относительно
мы вправе говорить об атомах и монадах; и несомненно, что
мир мельчайших единиц есть самый прочный мир… Нет никакой
воли, есть только пунктуации воли, которые постоянно уве
личивают или теряют свою власть.




nietzsche.pmd 393 22.12.2004, 0:06
Black
394


iii.



[1. Общество и государство]

716. Принцип: лишь отдельные из людей чувствуют себя
ответственными. Для того и изобретены людские множе
ства, чтобы делать вещи, на которые у отдельного челове
ка не хватает духу. — Именно поэтому все общинные обра
зования, все общества во сто крат откровеннее и поучитель
ней свидетельствуют о сущности человека, нежели индиви
дуум, который слишком слаб, чтобы найти в себе мужество
для своих вожделений.
Весь «альтруизм» на поверку оборачивается житейской
мудростью частного лица: общества же по отношению друг к
другу отнюдь не «альтруистичны»… Заповедь любви к ближ
нему еще ни разу не была расширена до заповеди любви к
соседям. В гораздо большей мере здесь все еще справедли
во то, что записано в законах Ману: [«Во всех прилегающих
к нам царствах, а также в их союзниках, мы должны видеть
наших врагов. По этой же самой причине нам следует счи
тать, что соседи их настроены к нам дружественно.»]
Потому и столь неоценимо изучение общества, что че
ловек как общество гораздо наивней, нежели человек как
«единичность». — Общество никогда не понимало «доброде
тель» иначе, как средство силы, власти, порядка.
Как бесхитростно и с достоинством сказано в Законах
Ману: «Одной только собственной силой добродетели труд
но было бы утвердиться. В сущности, единственное, что
держит человека в границах и позволяет каждому спокой
но оставаться при своем добре — это страх.»

717. Государство или организованная аморальность… внутри
себя: как полиция, уголовное право, сословия, торговля, семья;
вовне себя: как воля к могуществу, к войне, к захватам, к мести.




nietzsche.pmd 394 22.12.2004, 0:06
Black
Как достигается, что государство делает уйму вещей, на
395
которые отдельный человек никогда бы не сподобился? Че
рез разделение ответственности — приказа и его исполне
принцип новой оценки




ния — через прокладывание между ними добродетелей послу
шания, долга, любви к отчизне и к правителям, через под
держание гордости, строгости, силы, ненависти, мести,—
короче, всех тех типических черт, которые стадному типу
противоречат…

718. У всех вас не хватит духу убить человека, или хотя бы
исхлестать бичом, или — да что угодно… но в государстве не
имоверное безумие подминает под себя отдельного чело
века и вынуждает его отвергать свою ответственность за то,
что он делает (долг послушания, присяга и т.д.).
— Все, что человек делает на службе государству, пре
тит его природе.
— Равно как и то, чему он учится в виду своей грядущей
службы государству, так же претит его природе.
Разрешается же это разделением труда, так что никто
не несет ответственности за все целиком: законодатель —
и тот, кто закон исполняет; прививающий дисциплину учи
тель — и те, кого эта дисциплина закалила до суровой стро
гости.

719. Разделение труда между аффектами внутри общест
ва, с тем, чтобы отдельные люди и сословия культивирова
ли в себе неполную, но именно поэтому более полезную разно
видность души. До какой степени у каждого из типов внутри
общества некоторые аффекты стали почти рудиментарными
(вследствие более сильного развития другого аффекта).
К оправданию морали:
— экономическое оправдание (прицел на максимальную
эксплуатацию отдельной силы в противовес транжирству
сил, свойственную всему исключительному);
— эстетическое (выработка стойких типов наряду с удо
вольствием от собственного типа)
— политическое (как искусство выдерживать большие на
пряжения между различными степенями власти);
— физиологическое (иллюзорный «перевес» уважения в
пользу тех, кто плохо или посредственно преуспел в жиз
ни — ради сохранения слабых).




nietzsche.pmd 395 22.12.2004, 0:06
Black
720. Самый страшный, самый сущностный позыв челове 396
ка, его тягу к власти — эту тягу называют «свободой» — тре
бует и самого долгого сдерживания. Вот почему и вся этика
с ее воспитательными, дисциплинирующими инстинктами
по сию пору только и знала, что это вожделение к власти
сдерживать: она охаивает тиранического индивидуума и вся
чески поощряет — при ее то радении об интересах общины
и любви к отчизне — стадный инстинкт власти.

721. Неспособность к власти — ее личины и уловки: в форме по
слушания (подчинение, гордость служения долгу, благонра
вие…); верности, самоотдачи, любви (идеализация, обоже
ствление приказующего как бы в возмещение собственно
го ущерба и с облагораживанием себя в его отраженном
свете); как фатализм, резиньяция; как «объективность»; как
самотиранство (стоицизм, аскеза, отказ от собственного
«я», «святошество»); (повсюду все равно дает о себе знать
потребность все таки хоть какую нибудь власть осуществ
лять, или время от времени хотя бы создавать себе иллюзию
власти — как дурман) — в форме критики, пессимизма, него
дования, мучительства; но и под видом «прекраснодушия»,
«добродетели», «самообожествления», жизни «не от мира
сего», «чистоты от мира» и т.д. (то есть познание неспособ
ности к власти маскирует себя под dedain1).
Люди, которые стремятся к власти только ради счаст
ливых преимуществ, властью предоставляемых: политичес
кие партии.
Другие люди, которые стремятся к власти даже несмот
ря на очевидные издержки и жертвы в своем счастье и бла
гополучии: амбициозность.
И, наконец, такие, кто стремятся к власти лишь пото
му, что она иначе упадет в руки другим, от которых они не
хотят зависеть.

722. Критика «справедливости» и «равенства перед зако
ном»: а что, собственно, этим устраняется? Напряженность,
вражда, ненависть,— но ведь ошибочно думать, что подобным
образом приумножается «счастье»: корсиканцы наслаждают
ся счастьем больше, чем жители материка.

1
пренебрежение (франц.)




nietzsche.pmd 396 22.12.2004, 0:06
Black
723. Взаимность, задняя мысль всякого желания оплаты:
397
одна из самых коварных форм ценностного унижения че
ловека. Она приносит с собой то самое «равенство», кото
принцип новой оценки




рое пропасть дистанции между иными людьми осуждает как
«аморальность»…

724. То, что именуется «полезным», всецело зависит от на
мерения, от «для чего?». Намерение же, в свою очередь, всеце
ло зависит от степени власти: вот почему утилитаризм не
может быть основой, а только учением о следствиях, кото
рое абсолютно невозможно сделать обязательным для всех.

725. Когда то была теория государства как основанной на
расчете полезности: теперь мы получили к ней практику! — Вре
мя королей миновало, ибо народы их более недостойны: они
хотят лицезреть в короле не исконный образ своего идеа
ла, но средство своей пользы. — Вот и вся правда!

726. Попытка с моей стороны понять абсолютную разум
ность общественного суждения и общественной оценки: по
пытка, разумеется, свободная от желания исчислить при
этом моральные результаты.
— степень психологической лживости и непроницаемос
ти, чтобы «освятить» аффекты, важные для сохранения и
усиления власти (дабы обеспечить себе для этих аффектов
чистую совесть).
— степень глупости, потребная для сохранения возмож
ности всеобщего регулирования и общих критериев оцен
ки (для этого — воспитание, надзор за основами образова
ния, дрессура).
— степень инквизиторства, недоверия и нетерпимости, что
бы всех исключительных людей рассматривать и подавлять
как преступников,— чтобы им самим внушать угрызения
совести, чтобы они сами от своей исключительности внут
ренне страдали, болели.

727. Мораль в существенной мере как оборона, как средство
защиты: и в этом качестве, в этой мере — свидетельство «не
дорослости» человека (весь в броне, стоически).
«Доросший» человек в первую очередь обладает оружи
ем — ему свойственно нападать.




nietzsche.pmd 397 22.12.2004, 0:06
Black
Орудия войны, превращенные в инструменты мира 398
(из панциря и чешуи, перьев и волос).

728. От понятия всего живого неотъемлемо представле
ние о росте: живое должно распространять свою мощь вок
руг себя, как следствие вбирая в себя чужие силы. Теперь,
в некотором дурмане морального наркоза, принято гово
рить о праве индивидуума на самозащиту: с тем же основа
нием, однако, можно говорить и о его праве на нападение.
Ибо и то, и другое — второе даже больше, чем первое — суть
насущные необходимости всего живого: агрессивный и обо
ронительный эгоизмы — это не вопрос выбора или тем паче
«свободы воли», но фатальность самой жизни.
Это равно справедливо для всего, на что ни кинешь
взгляд, будь то индивидуум, любое живое тело, всякое стре
мящееся к развитию «общество». Право на уголовное нака
зание (или так называемая самозащита общества) по сути
стало называться «правом» только по недоразумению: пра
во приобретается договорами,— но само оборона и само за
щита вовсе не на договорах основываются. По меньшей ме
ре с тем же полновесным основанием народ мог бы и свою
потребность к завоеваниям, свою жажду могущества поиме
новать правом,— допустим, правом на рост. Общество, ко
торое окончательно и по зову инстинкта отвергает войну
и захваты,— такое общество обречено упадку: оно вполне
созрело для демократии и правления лавочников… Впро
чем, в большинстве случаев заверения о мире — всего лишь
средство усыпления.

729. Учреждение и сохранение военного государства — самое пос
леднее средство, которое, как великую традицию, необходи
мо либо возобновлять, либо поддерживать, имея в виду выс
ший тип человека, его сильный тип. Поэтому и все понятия,
которые увековечивают вражду и дистанции ранжиров меж
ду государствами, с этой точки зрения вполне оправданны
(например, национализм, защитная таможенная пошлина).

730. Для того, чтобы могло существовать нечто, что долго
вечнее отдельного человека,— итак, для того, чтобы сохра
нялось произведение, которое, возможно, отдельный человек
сотворил,— ради этого сохранения отдельный человек вы




nietzsche.pmd 398 22.12.2004, 0:06
Black
нужден налагать на себя всякого рода ограничения, лише
399
ния и т.д. За счет каких средств это достигается? Любовь,
почитание, благодарность той личности, которая сотворила
принцип новой оценки




произведение, безусловно, облегчают эту задачу; или то, что
наши предки это произведение завоевали; или что жизнь
моих потомков гарантируется лишь при условии, что я га
рантирую сохранность этого произведения (например,
pOlij1). Мораль в существенной мере есть средство обес
печить чему то долговечность, пренебрегая отдельным че
ловеком, или, скорее, порабощая отдельного человека. Ра
зумеется, перспектива снизу вверх вызывает к жизни со
всем иные формы выражения, нежели обратная — сверху
вниз.
Совокупность власти: как сохраняется она? За счет того,
что многие поколения приносят себя ей в жертву.

731. Континуум. «Брак, собственность, язык, традиция,
род, семья, народ, государство» суть континуумы низшего
и высшего порядка. Экономика их заключается в нараста
нии выгод непрерывного труда, но и в приумножении его
издержек: повышаются расходы на замену частей или на уве
личение сроков их износа. (Увеличивается число работаю
щих частей, каждая из которых, однако, дольше остается без
дела, то есть все большие затраты на приобретение и не
малые расходы на содержание.) Выгода в том, что удается
избегать перерывов, и в сокращении сопряженных с пере
рывами потерь. Нет ничего более дорогостоящего, чем новые на
чинания.
«Чем больше выгоды существования, тем больше и рас
ходы на сохранение и воспроизводство (пропитание и раз
множение); тем больше и опасности, и вероятность с дос
тигнутых высот жизни сорваться.»

732. При заключении законных браков в гражданском, или
мещанском смысле этого слова, то есть с уважительным упо
ром на слове «законный», дело совершенно не в любви, а
также и не в деньгах — из любви нельзя сделать учрежде
ние,— но в общественном разрешении, которое выдается
двум личностям на предмет удовлетворения половых по

1
полис (греч.)




nietzsche.pmd 399 22.12.2004, 0:07
Black
требностей,— разумеется, на определенных условиях, но 400
таких, которые имеют в виду интересы общества. То, что не
которая взаимная благосклонность участников и очень мно
го доброй воли — готовности к терпению и терпимости, к
заботе друг о друге,— принадлежит к числу предпосылок
такого договора, достаточно очевидно; но словом любовь
лучше бы здесь не злоупотреблять! Для двух любящих в
полном и сильном смысле этого слова удовлетворение поло
вых потребностей как раз несущественно и по сути только
символ: для одной из сторон, как уже было сказано, символ
безусловной покорности, для другой же — символ согласия
и склонности, символ овладения, вступления во власть. —
При заключении брака в благородном, исконно «знатном»
смысле этого слова, речь идет о взращивании расы (да есть
ли сегодня еще знать? Quaeritur1),— то есть о сохранении
прочного, определенного типа господствующих людей: это
му воззрению приносились в жертву мужчина и женщина.
Само собой понятно, что здесь отнюдь не любовь была пер
вым необходимым требованием, наоборот! И даже не та ме
ра доброй воли друг к другу, которая обуславливает всякий
сколько нибудь хороший гражданский, мещанский брак. Пер
вым диктовал свою волю интерес продолжения рода, а за
тем, над ним — интерес сословия. Мы, теплокровные живот
ные со сверхчувствительным сердцем, мы, «современные
люди», содрогнулись бы перед ясной непреклонностью рас
чета и холодной строгостью того благородного понятия о
браке, которое царило в среде любой здоровой аристокра
тии — как в древних Афинах, так и еще относительно недав
но в Европе ХVШ века. Именно потому понятие любовь как
passion, как возвышенная страсть, было изобретено для ари
стократического мира и внутри этого мира,— то есть там,
где принуждения и лишения были сильнее всего…

733. К будущему брака. — Усугубление налогового бремени при на
следовании и т. д., а также увеличение военного налога с хо
лостяков, начиная с определенного возраста и по нараста
ющей (внутри общины);
Разнообразные преимущества для отцов, которые по
родили на свет достаточно много мальчиков; при некото

1
большой вопрос (лат.)




nietzsche.pmd 400 22.12.2004, 0:07
Black
рых обстоятельствах предоставление им права дополни
401
тельных голосов;
Протокол медицинского освидетельствования, пред
принцип новой оценки

<<

стр. 13
(всего 30)

СОДЕРЖАНИЕ

>>