<<

стр. 17
(всего 30)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

тах сильного здоровья, переваривает свои дела точно так
же, как он переваривает свои трапезы; даже с тяжелой пи
щей он управится сам — но в главном его ведет непогреши
мый и строгий инстинкт, который не позволит ему сделать
что то, что ему претит, равно как и не даст съесть что то
невкусное.

907. Если бы нам дано было предусмотреть условия, благо
приятные для возникновения существ высочайшей пробы!
Это неимоверно, тысячекратно сложно, и вероятность ошиб
ки очень велика: вот почему подобное стремление нисколь

1
широта сердца (франц.)




nietzsche.pmd 493 22.12.2004, 0:07
Black
ко не вдохновляет.— Скепсис.— Против него мы можем: усу 494
губить мужество, проницательность, суровость, независи
мость, чувство безответственности, повысить точность ве
сов и надеяться, что счастливые случайности придут нам на
помощь.

908. Прежде чем думать о действовании, надо проделать
бесконечную работу. В главной задаче, однако, нашей луч
шей и наиболее предпочтительной деятельностью будет,
очевидно, толковое, с умом, использование сложившегося по
ложения. Ибо реальное создание таких условий, какие преж
де создавал только случай, предполагает поистине железных
людей, какие еще не жили на свете. Значит, сперва утвер
дить и осуществить личный идеал!
Кто познал человеческую природу, возникновение высших
проявлений ее, тот содрогнется перед человеком и будет бе
жать всякого действования: результат унаследованной систе
мы ценностей!!
Природа человека зла — в этом мое утешение, ибо оно
есть порука силы.

909. Типичные самопроявления. Или: восемь основных
вопросов.
1. Хочет ли человек быть многообразней или проще.
2. Хочет ли человек быть счастливым — или быть рав
нодушный к счастью и несчастью.
3. Хочет ли человек быть довольным собой — или тре
бовательнее к себе и беспощаднее.
4. Хочет ли человек быть мягче, уступчивей, человеч
нее — или «бесчеловечнее».
5. Хочет ли он быть умнее — или безогляднее.
6. Хочет ли он достигнуть цели — или от всяких целей
уклониться (как это делает, к примеру, философ, чующий
во всякой цели предел, угол, тюрьму, глупость…)
7. Хочет ли, чтобы его уважали — или боялись? Или пре
зирали!
8. Хочет ли быть тираном — или соблазнителем — или
пастырем — или стадным животным?

910. Людям, до которых мне хоть сколько нибудь есть дело, я
желаю пройти через страдания, покинутость, болезнь, на




nietzsche.pmd 494 22.12.2004, 0:07
Black
силие, унижения — я желаю, чтобы им не остались неизвес
495
тны глубокое презрение к себе, муки неверия в себя, горечь
и пустота преодоленного; я им нисколько не сочувствую, по
порода и взращивание




тому что желаю им единственного, что на сегодня способ
но доказать, имеет человек цену или не имеет: в силах ли он
выстоять…

911. Счастье и самодовольство «лаззарони» или «блажен
ство» у «прекрасных душ» или чахоточная любовь гернгу
теровских пиетистов ничего не доказывают относительно
иерархии рангов среди людей. Будучи великим воспитате
лем, следовало бы всю эту расу «блаженных» со всею беспо
щадностью, кнутом загонять в несчастье. Опасность умале
ния, расслабленности тут как тут; — против спинозистского
или эпикурейского счастья и против всякого расслабленно
го безделья в созерцательных состояниях. Если же добро
детель есть средство к такому счастью, значит, надо обуздать
и добродетель.

912. Я вообще не представляю, каким образом человек спо
собен наверстать недостаток своевременной и хорошей шко
лы. Такой человек себя не знает; он идет по жизни, не на
учившись ходить; младенческая дряблость мускулов все еще
выдает себя на каждом шагу. Иногда жизнь еще столь мило
сердна, что позволяет эту суровую выучку благоприобрес
ти: допустим, через многолетний недуг, потребовавший
чрезвычайного напряжения воли и самососредоточеннос
ти; или внезапно обрушившаяся беда, не только на самого,
но и на жену с ребенком, что вынуждает к деятельности,
которая снова сообщает энергию дряблым тканям, черпая ту
гую упругость из жизненной воли… Однако при любых об
стоятельствах наиболее желательным вариантом остается
суровая дисциплина в нужное время, то есть еще в том возра
сте, когда высокий уровень предъявляемых требований вы
зывает в человеке гордость. Ибо именно это отличает су
ровую выучку как выучку истинно хорошую от всякой иной:
что тут от человека требуют многого; что хорошего, даже
отличного требуют как чего то вполне нормального; что по
хвала скупа и редка, а индульгенция отсутствует; что пори
цание высказывается резко, по существу и без скидок на
талант и происхождение. Такая выучка необходима во всех




nietzsche.pmd 495 22.12.2004, 0:07
Black
отношениях, что в физической сфере, что в умственной, и 496
было бы роковой ошибкой пытаться отделить здесь одно от
другого! Одинаковая дисциплина формирует дельного воен
ного и дельного ученого; а при ближайшем рассмотрении —
не бывает дельного ученого, у которого не было бы «в кро
ви» инстинктов дельного военного… Умение приказывать
и умение с гордым достоинством подчиняться; стоять в
строю, но быть способным в любой момент взять на себя
предводительство; уюту предпочитать опасность; не взве
шивать на мелочных весах дозволенное и недозволенное;
быть большим врагом всему убогому, хитрому, паразитичес
кому, нежели просто злу… Чему научаются в суровой этой
школе? Умению подчиняться и приказывать.

913. Наград и отличий не признавать, но делать то, что выше
всякой похвалы — и даже выше всякого понимания.

914. Новая форма моральности: обет верности в договорен
ности о том, что делать, а чего не делать, вполне осознан
ное отрешение от многого. Испытывать себя: достаточно ли
зрел для этого.

915. Я хочу и аскетизму вернуть права естественности; вме
сто прежней установки на отрицание — установка на укреп
ление; гимнастика воли; самоограничения, определенное
себе время поста любого рода, в том числе и в духовной
сфере; казуистика дела в отношении к нашему мнению о соб
ственных силах — опыты с приключениями и произвольны
ми опасностями. (Diners chez Magny1 — сплошь духовные ла
комки с испорченными желудками.) — Следовало бы так же
изобрести испытания и в умении держать слово.

916. Что испорчено превратным употреблением со сторо
ны церкви:
1. Аскеза: уже почти ни у кого нет мужества снова из
влечь ее на свет, показать ее естественную полезность и не
заменимость в деле воспитания воли. Наш абсурдный педа
гогический мир (которому в качестве эталона все время гре
зится «достойный подданный государства») полагает, что

1
трапезы у Маньи (франц.)




nietzsche.pmd 496 22.12.2004, 0:07
Black
задачи его исчерпываются «преподаванием», дрессировкой
497
мозгов; у него даже не хватает ума понять, что сперва потреб
но нечто иное, а именно воспитание силы воли; экзамены
порода и взращивание




сдаются и принимаются в чем угодно, кроме главного — уме
ет ли человек хотеть, вправе ли он давать обещания; моло
дой человек считается готовым к жизни, ни разу даже не
задавшись вопросом, не дрогнув любопытством к этой выс
шей ценностной проблеме своей натуры.
2. Пост — в любом смысле,— в том числе и как средство
сохранить тонкую восприимчивость, «охоту» и вкус ко всем
хорошим вещам (например, временами вовсе не читать,
или не слушать музыку, или не жить «достойно» — для доб
родетели тоже нужно иметь свои постные дни).
3. «Монастырь» — временная изоляция, строгая отрешен
ность, с отказом, например, от писем; своего рода глубочай
шее самоосмысление и новообретение себя, стремящееся
избежать не «искушений», но «долга», «обязанностей»: выход
из привычного хоровода среды, выход из под тирании вне
шних раздражителей и воздействий, которая обрекает нас
на то, чтобы расходовать наши силы только на «реакции»,
не позволяя этим силам накапливаться и прорываться спон
танной активностью. Посмотрите внимательней на наших
ученых: они способны думать уже только реактивно, то есть
им, чтобы начать думать, сперва нужно что то прочесть.
4. Праздники. Надо быть совсем уж толстокожим, что
бы не воспринимать нынешнее присутствие христиан и
христианских ценностей как гнет, под которым всякое ис
тинно праздничное настроение летит к черту. Ибо празд
ник включает в себя: гордость, озорство, раскованность; ду
рачество и шутовство; издевку над занудством и тупостью
всех мастей; божественное согласие с собой, подтвержде
ние себя из всей своей анимальной полноты и цельности —
то есть все сплошь состояния, которым ни один христиа
нин не имеет права честно сказать «да».
Праздник — это язычество par excellence.
5. Малодушие перед собственной природой: костюмировка в
«моральность» — чтобы не нужна была моральная формула, да
бы относиться к какому то своему аффекту одобрительно: мас
штаб, насколько человек способен сказать «да» природе в
самом себе,— сколь далеко или сколь близко ему потом к мо
рали «возвращаться»…




nietzsche.pmd 497 22.12.2004, 0:07
Black
6. Смерть. Глупый физиологический факт надо обратить 498
в моральную необходимость. Жить так, чтобы в свое время
иметь свою волю к смерти!

917. Чувствовать себя сильнее — или, иными словами: радость
— она всегда предполагает сравнение (но не обязательно с
другими, а с собой, внутри своего состояния роста, даже не
зная, насколько ты сам себя сравниваешь).
— Искусственное укрепление сил: за счет ли тонизирую
щих химических препаратов, за счет ли тонизирующих заб
луждений («навязчивые представления»). Например:
— чувство уверенности, какое свойственно христианину.
Он чувствует себя сильным в своем праве доверять, в сво
ем праве быть терпеливым и собранным: он обязан этим
чувством вполне безумному представлению, что его обере
гает Бог;
— чувство превосходства, какое должен испытывать, до
пустим, халиф Марокко, когда ему показывают только та
кие карты мира и глобусы, на которых три его соединен
ных королевства занимают четыре пятых земной суши;
— чувство единственности, когда, допустим, европеец
воображает, будто все развитие культуры свершается в Ев
ропе, а самого себя при этом видит этаким всемирным про
цессом в миниатюре; или когда в глазах христианина все
существование вертится вокруг «спасения человека».
— Все зависит от того, где, в чем испытываешь гнет и
несвободу: в зависимости от этого и воспроизводишь в себе
соответствующее чувство укрепления собственных сил. Фило
соф, например, как раз в процессе самой холодно отвлечен
ной, самой транс вершинной умственной гимнастики чув
ствует себя как рыба в воде, тогда как краски и звуки его
угнетают, не говоря уж о смутных вожделениях, то есть о
том, что другие именуют «идеалом».

918. Всякий нормальный мальчишка глянет иронически,
если спросить его: «Хочешь стать добродетельным?» Зато
он же восторженно раскроет глаза, если спросить его: «Хо
чешь стать сильнее, чем другие ребята?»
Как же стать сильнее?
Долго решаться, но твердо держаться того, на что ре
шился. Остальное придет.




nietzsche.pmd 498 22.12.2004, 0:07
Black
Натуры скоропалительные и изменчивые — обе из разряда
499
слабых натур. Не смешивать себя с ними, чувствовать дис
танцию — заранее!
порода и взращивание




Беречься добродушных! Общение с ним расслабляет.
Хорошо всякое общение, в котором упражняется ору
жие и защитная броня наших инстинктов. Общение, в ко
тором можно испытать всю свою изобретательность, всю
свою силу воли… Именно здесь видеть различительное, а не
в знании, проницательности ума, остроумии.
Надо учиться приказывать, заранее учиться — точно так
же, как и учиться повиноваться приказам.— Учиться скром
ности, такту в скромности: достойную скромность в себе
выделять и чтить… так же и с доверием — выделять и чтить…
За что приходится расплачиваться больнее всего? За
ложную скромность; за то, что не соблаговолил расслышать
сокровеннейшие потребности свои; в себе обознался; себя
принизил; утратил тонкость слуха к голосу собственных
инстинктов; — этот вот недостаток почтения к себе потом мстит
за себя всяческого рода утратами: здоровья, дружбы, рас
положения духа, гордости, веселья, свободы, твердости,
мужества. Задним числом никогда не прощаешь себе этот
недостаток подлинного, не ложного эгоизма, а видишь в нем
лишь препону, неверие своему настоящему ego.

919. Как бы мне хотелось, чтобы люди для начала стали ува
жать самих себя: все остальное последует из этого. Правда,
тем самым ты для других перестаешь существовать, ибо как
раз это они прощают в последнюю очередь. Как это так? Че
ловек — и сам себя уважает?
Это, однако, нечто совсем иное, чем слепой позыв лю
бить самого себя: нет ничего более обыкновенного — как в
любви полов, так и в двойственности, именуемой нашим «я»,—
чем презрение к тому, что любишь, чем фатализм в любви.

920. «Хочу того то и того то»; «хотелось бы, чтобы то то и
то то было так то»; «я знаю, что то то и то то обстоит так
то» — градации силы: человек воли, человек потребности, че
ловек веры.

921. Средства, благодаря которым сильный вид способен сохра
ниться.




nietzsche.pmd 499 22.12.2004, 0:07
Black
Признавать за собою право на исключительные дей 500
ствия; как попытку самопреодоления и свободы.
Добровольно уходить в состояния, где нельзя не быть
варваром.
Через аскезу любого рода обрести в себе чувство пре
восходства и твердой уверенности относительно своей си
лы воли.
Не быть сообщительным; молчание; остерегаться оба
яния.
Учиться послушанию, в том смысле, что это позволяет
испытать себя на самосохранение. Казуистика предела че
сти, доведенная до изощренности.
Никогда не руководствоваться принципом: «что дозво
лено одному, то разрешается и другому» — а только наоборот!
Возмездие, право на ответный удар рассматривать как
привилегию, признавать как отличие.
Не возбуждать добродетельных амбиций в других.

922. Каким манером следует обходиться с дикими народа
ми, равно как и то, что «варварство» средств в данном слу
чае вовсе не произвол и не прихоть,— все это можно in praxi
очень даже осязаемо ощутить, стоит во всей своей европей
ской изнеженности очутиться перед необходимостью — на
берегу Конго или еще где нибудь — удерживать в повинове
нии настоящих варваров.

923. Воинственные и мирные. — Спроси себя: чувствуешь ли
ты в своей крови инстинкты воина? А если да, задай себе
следующий вопрос: ты по своему инстинкту воин завоева
тель или воин сопротивленец?
— Остаток человечества, все, что по своему инстинкту
не воинственно, хочет мира, хочет согласия, хочет «свобо
ды», хочет «равных прав»: — все это только разные имена и
разные степени одного и того же. — Податься туда, где нет
нужды обороняться. Такие люди не будут в мире с собой, если
жизнь вынуждает их оказывать сопротивление.
— Создавать предпосылки, при которых вообще боль
ше не будет войн. — На худой конец — покориться, подчи
ниться, уступить. Все лучше, чем вести войну. Так, к приме
ру, подсказывает инстинкт христианину. — У прирожден
ных воинов нечто вроде вооружения заложено в самом ха




nietzsche.pmd 500 22.12.2004, 0:07
Black
рактере, в выборе состояний, в формировании каждого
501
свойства натуры: у первого типа лучше развито «оружие»,
у второго — «броня».
порода и взращивание




Безоружные, беззащитные — какие им нужны вспомо
гательные средства и доблести, чтобы это выдержать, что
бы самим одержать победу.

924. Во что превратится человек, у которого не будет боль
ше причин ни обороняться, ни нападать? Что останется от
его аффектов, если лишить его тех, в которых его броня и
его оружие?

925. Замечание по поводу одной niaiserie anglaise1. — «Не
делай людям того, чего не желаешь себе.» Это считается муд
ростью; это считается в высшей степени умным; это счита
ется основой морали — «золотыми словами». В это верит
Джон Стюарт Милль — и вообще кто только из англичан в
это не верит… Между тем это изречение не выдерживает
самой легкой атаки. Правило «не делай того, что могут сде
лать тебе» запрещает действия ввиду их возможных не
благоприятных последствий: задняя мысль тут в том, что
за всякое действие неизбежно возмездие. Ну, а как быть, если
кто то с таким принципом в руках вдруг додумается и ска
жет: «как раз только такие поступки и надо совершать, дабы
нас не упредили, дабы лишить других возможности посту
пить так с нами»? С другой стороны: представим себе кор
сиканца, которому его кодекс чести предписывает вендет
ту. Ему тоже неохота получать пулю в лоб: однако перспек
тива эта, вероятность получить пулю, не удержит его от
удовлетворения своей чести… А разве мы во всех наших при
личных поступках не подчеркнуто равнодушны к тому, что
из этих деяний для нас воспоследует? Выходит, избегать
дел, которые могли бы иметь для нас неблагоприятные
последствия,— это значило бы прежде всего вообще все при
личные поступки запретить…
Изречение, однако, чрезвычайно ценно тем, что вы
дает в себе определенный человеческий тип: в нем замеча
тельно сформулирован стадный инстинкт,— быть равным,
себя считать равным: как ты мне, так и я тебе.— Здесь пе

1
английской чепухи (франц.)




nietzsche.pmd 501 22.12.2004, 0:07
Black
ред нами непогрешимая вера в эквивалентность поступков, 502
которой в реальных жизненных обстоятельствах просто не
бывает. Не всякое действие может воздасться: между дей
ствительными «индивидуумами» не бывает одинаковых,
равных действий, следовательно, не бывает и «возмездия»…
Если я что то делаю, когда я что то делаю, меня меньше все
го занимает мысль, приложимо ли подобное же действие к
какому либо человеку еще: это мое действие, мой поступок…
Так что нельзя мне ничего «возместить», против меня мож
но совершить только какое то «иное» действие.

926. Против Джона Стюарта Милла. Меня приводят в ужас
его банальности типа: «что дозволено одному, то можно и
другому; чего ты сам не желаешь и т.п., того не причиняй и
другим»,— которыми он стремится обосновать все челове
ческие отношения на принципах взаимных платежей, так что
всякое наше действие становится как бы расчетом за что
то нам оказанное. Здесь исходная посылка неблагородна в са
мом первичном смысле: предполагается эквивалентность
действий — моих и твоих; сокровеннейшая, личностная цен
ностность всякого действия попросту аннулируется (то есть
отменяется именно то, что ничем нельзя ни возместить, ни
оплатить). «Взаимность» — это не только пошлость, но и ни
зость: как раз то, что нечто, мною сделанное, не может и не
должно быть сделано никем другим, что не должно быть
возмещения,— кроме разве что избраннейшей сферы «рав
ных мне», inter pares1; — что в более глубоком смысле ника
кая «отдача» невозможна, потому что ты есть нечто един
ственное, а значит, и совершаешь нечто единственное,— это
принципиальное убеждение и лежит в основе аристократи
ческого отделения себя от толпы, ибо это толпа верит в равен
ство и, как следствие, в возместимость и «взаимность».

927. Провинциализм и мелкое скупердяйство моральных
оценок, равно как и всех этих «полезно» и «вредно», имеет
и свой хороший смысл; это необходимая перспектива обще
ства, которое по части последствий способно разглядеть лишь
близкое и наиближайшее.— Государству же и политику по
требно уже более надморальное мышление: ибо он обязан

1
среди равных (лат.)




nietzsche.pmd 502 22.12.2004, 0:07
Black
просчитывать куда более сложные комплексы воздействий.
503
Примерно так же можно помыслить себе всемирное эко
номическое хозяйство, имеющее столь далекие перспекти
порода и взращивание




вы, что все отдельные его требования на данный момент
могли бы казаться несправедливыми и абсурдными.

928. «Последовать зову чувства?» — Подвергать свою жизнь
опасности, подчиняясь великодушному порыву, мгновенно
му импульсу — это немногого стоит… и не характеризует
даже… в способности к этому все равны — а в решимости к
этому преступник, бандит и корсиканец наверняка превзой
дет нас, людей порядочных…
Более высокая ступень: и этот порыв в себе преодолеть
и совершить героическое деяние не импульсивно, но хлад
нокровно, обдуманно, без буйства энтузиастических востор
гов…
То же самое относится и к состраданию: сперва его не
обходимо привычно процедить через сито разума, в против
ном случае оно столь же опасно, как какой нибудь аффект…
Слепая податливость аффекту, совершенно безразлич
но, какому — великодушному, сострадательному, враждебно
му,— причина многих величайших бед.
Величие характера состоит не в том, чтобы этих аффек
тов не иметь вовсе,— напротив, такой характер обладает
ими в ужасающей степени,— но в том, чтобы брать их под
уздцы… и брать даже без всякой радости от такого обузды
вания, а просто потому, что…

929. Отдать свою жизнь за дело — очень эффектно. Но жизнь
за всякое отдают: аффекты, скопом и порознь, требуют удов
летворения. Сострадание ли это, гнев или месть,— то, что из
за них на кон поставлена жизнь, мало меняет в их ценности.
Сколько бедняг пожертвовало жизнями ради смазливень
ких бабенок — и, что гораздо хуже, даже своим здоровьем.
Коли у тебя есть темперамент, то опасные вещи выбираешь
инстинктивно: например, приключения умственных спе
куляций, если ты философ; или аморальность, если ты добро
детелен. Один род людей не любит рисковать, другой любит.
Значит ли это, что мы, вторые, презираем жизнь? Напро
тив, мы инстинктивно ищем жизни, возведенной в иную сте
пень, жизни в опасности… но этим вовсе не хотим, еще раз




nietzsche.pmd 503 22.12.2004, 0:07
Black
повторю, быть добродетельнее других. Паскаль, например, 504
ничем не хотел рисковать и остался христианином: может,
это и было добродетельно. — Чем то всегда жертвуешь…

930. Сколькими выгодами жертвует человек, как мало он
«своекорыстен»! Все аффекты и страсти его требуют свое
го права — и как же далек аффект от разумной пользы свое
корыстия!
Человек хочет не своего счастья; надо быть англичани
ном, чтобы верить, будто человек всегда ищет только своей
выгоды. Влечения наши стремятся в долгой страсти посягать
на вещи — их накопившаяся сила ищет себе сопротивления.

931. Полезны все аффекты до единого; одни полезны пря
мо, другие косвенно; в отношении полезности абсолютно
невозможно установить тут какую то шкалу ценностей,—
точно так же, в экономическом измерении, хороши, то бишь
полезны, все без исключения природные силы, сколько бы
ужасов и непоправимых бедствий от них ни исходило. Раз
ве что еще можно добавить, что наиболее сильные аффек
ты — самые ценные; если, конечно, у человека нет более
мощных источников сил.

932. Доброжелательство, готовность помочь, доброта — все
эти душевные качества, безусловно, оказались в таком по
чете отнюдь не из за пользы, которая от них исходит, а по
тому, что это состояния широких душ, которые умеют да
рить и несут в себе ценность полноты жизни. Вы только по
смотрите на глаза благодетеля! Это прямая противополож
ность самоотрицанию, ненависти к moi1, «паскализма»…

933. Подытоживая: владение страстями, а не их ослабление
и истребление! — Чем сильнее властная суверенность воли,
тем большая свобода может быть предоставлена страстям.
— «Великий человек» велик пространством свободы
своих влечений и еще большей властью, которая умеет оп
ределить этих великолепных зверюг себе на службу.
«Добрый человек» на любой стадии цивилизации есть
человек неопасный и полезный одновременно; своего рода серед

1
я (франц.)




nietzsche.pmd 504 22.12.2004, 0:07
Black
няк; он являет собой во всеобщем сознании тот средний
505
тип, которого не надо бояться, однако нельзя и презирать…
Воспитание: в сущности, средство разрушать всякое ис
порода и взращивание




ключение в пользу правила. Образование: в сущности, сред
ство формировать вкус против всякого исключения в поль
зу средней нормы.
Только когда культура будет располагать избытком сил,
она сможет стать теплицей и для культа излишества, куль
та исключения и искушения, опасности и нюанса,— всякая
аристократическая культура стремится именно к этому.

934. Все сплошь вопросы силы: как далеко надо заходить,
преодолевая самосохранительные установки общества и
его предрассудки? — до какой меры высвобождать в себе
страшные свойства натуры, которые для большинства людей
губительны? — как далеко идти навстречу истине, впуская в
свою душу даже самые сомнительные стороны оной? — как
далеко идти навстречу страданию, пренебрежению собой,
состраданию, болезни, пороку — не будучи вполне уверен
ным, что сумеешь с этим совладать? — … (что нас не погуби
ло, то делает нас сильнее…) — наконец: до каких пределов
давать в себе место заурядности — всему правильному, обще
принятому, мелочному, доброму, честному,— не позволяя
себе при этом впасть в вульгарность? … Самое тяжелое ис
пытание характера: не дать разрушить себя соблазнами до
бра. Добро как роскошь, как изыск, как порок…


[3. Благородный человек]

935. Тип. Истинная доброта, благородство, величие души,
то, которое от богатства: душа, которая дает не для того,
чтобы брать,— которая не желает возвыситься за счет того,
что она такая добрая; — расточительство как тип истинной
доброты, богатство личности как предпосылка.

936. [Аристократизм.] Идеалы стадного животного — те
перь поставленные во главу как венец всех ценностей «людского
сообщества»; попытки придать им космическое, даже мета
физическое значение — вот против чего я защищаю аристок
ратизм.




nietzsche.pmd 505 22.12.2004, 0:07
Black
Общество, сохраняющее в себе истинные уважение и 506
деликатность в отношении свободы, должно чувствовать
себя исключением и иметь перед собой некую силу, над
которой оно возвышается, на которую оно смотрит враж
дебно и свысока.
— Чем больше я отдаю прав и ставлю себя равным, тем
больше попадаю я под власть самых заурядных, в конечном
счете — самых многочисленных. — Предпосылкой, которую
содержит в себе аристократическое общество, дабы сохра
нить между своими членами высокую степень свободы,
является крайнее напряжение, возникающее из противопо
ложности стремлений всех его членов: их воли к господству…
Желая упразднить крайние противоположности и раз
личия в рангах, вы упраздняете вместе с ними и сильную
любовь, и высокие стремления, и чувство самостояния.

*
К реальной психологии сообщества свободы и равенства:
что при этом идет на убыль?
Воля к ответственности перед собой — знак упадка авто
номии; отмобилизованность, внутренняя вооруженность — в том
числе и в духовной сфере: командная сила; смысл почита
ния, подчинения, умения молчать; великая страсть, великая
задача, трагедия, веселость.

937. Огюстен Тьерри, прочтя в 1814 году суждение, выс
казанное де Монтлозье в его книге «De la monarchie fran
caise»1, издал крик негодования и немедленно взялся за свой
труд. В записках этого эмигранта было сказано: «Race d’af
franchis, race d’esclaves arraches de nos mains, peuple tribu
taire, peuple nouveau, licence vous fut octroyee d’etre libres,
et non pas а nous d’etre nobles; pour nous tout est le droit, pour
vous tout est de grace, nous ne sommes point de votre com
munnaute; nous sommes un tout par nous memes.»2

1
«О французской монархии» (франц.)
2
«Раса освобожденных, раса рабов, отбившихся от наших
рук, народ черни, новый народ, указ пожаловал вам право быть
свободными, но не право быть благородными; только за нами
это право, а за вами долг признательности; мы не верхушка ва
шего сброда, мы прежде всего сами по себе.» (франц.)




nietzsche.pmd 506 22.12.2004, 0:07
Black
938. До чего же аристократический мир сам себя все боль
507
ше и больше обескровливает и ослабляет! В силу своих бла
городных инстинктов этот мир отметает собственные при
порода и взращивание




вилегии, а в силу своей утонченной сверх культуры обра
щает свой интерес к народу, слабым, сирым, бедным, поэзии
всего убогого и т.д.

939. Бывает такая благородная и опасная неосторожность,
позволяющая сделать глубокие выводы: это небрежность из
быточно богатой души, которая никогда не утруждала себя
ради друга, а знает только дружелюбное гостеприимство,
только его практикует и умеет практиковать: сердце и дом
открыты настежь для всех и каждого, входи, кто хочешь,
будь то нищий, калека или король. Это и есть настоящее ра
душие к людям: кому оно свойственно, у того множество
«друзей», но, вероятно, ни одного друга.

940. Учение mhden ?gan1 обращено к людям с изобилующей
силой,— не к посредственностям. Egmr?teia и ?smhsij — толь
ко одна ступень высоты: выше стоит «золотая природа».
«Ты должен» — принцип безусловного послушания у сто
иков, в христианских и арабских орденах, в философии
Канта (неважно, послушание ли это высшему существу или
понятию).
Выше, нежели «ты должен», стоит «я хочу» (герои),
выше, нежели «я хочу» — «я есмь» (боги греков).
Варварские божества не выражают никакого стремле
ния к мере — в них нет ни простоты, ни легкости, ни сораз
мерности.

941. Смысл наших дворцов и парков (а вместе с тем и смысл
всякого стремления к богатствам): убрать с глаз долой беспо
рядок и пошлость и создать родину для благородства души.
Большинство, правда, полагают, что и впрямь станут
возвышенными натурами, если испытают воздействие этих
прекрасных и покойных предметов: отсюда повальная мода
на Италию, путешествия и т.д., отсюда же вся мания чте
ния, походов в театр. Они хотят подвергнуться формовке
— вот весь смысл их культурной работы! Тогда как сильные,

1
ничего слишком (др. греч.) — см. прим.




nietzsche.pmd 507 22.12.2004, 0:07
Black
властные хотят формовать сами и не иметь вокруг себя ничего 508
чуждого!
Вот так же люди уходят и к великой природе, не ради
того, чтобы найти себя, а чтобы потерять в ней себя и забыть
ся. «Быть вне себя» — как желание всех слабых и недовольных
собой.

942. Есть только урожденная знать, знать по крови. (Пояс
нение для ослов: я имею в виду не словечко «фон» и не Гот
ский альманах) Когда же заходит речь об «аристократии
духа», то тут обычно не бывает недостатка в поводах для
утайки; ибо это, как известно, нечто вроде почетного ти
тула среди честолюбивых евреев. Но один только дух не об
лагораживает; скорее ему самому потребно нечто, что его,
дух, облагораживает. Что же ему для этого потребно? Бла
городство кровей.

943. Что такое благородство?
— Тщательность во всем внешнем, пусть даже с некото
рым оттенком фривольности в слове, одежде, поведении,
если этот оттенок отделяет, держит на расстоянии, не по
зволяет не отличить.
— Замедленность жеста, а также долгий взгляд. Истинно
ценных вещей на свете не так уж много, и они сами собою
тоже тянутся к чему то ценному. Мы скупы на восхищение.
— Достойное перенесение бедности и лишений, а так
же болезни.
— Уклонение от мелких почестей, недоверие к тому,
кто легок на похвалу: ибо хвалящий всерьез полагает, будто
понимает, что он хвалит: однако понимать — Бальзак, этот
типичный честолюбивец, хорошо это разгадал — compren
dre c’est egaler1.
— Наши сомнения в сообщительности сердца уходят в са
мую глубь; одиночество не как избранный удел, а как данность.
— Убеждение в том, что обязательства можно иметь лишь
перед равными себе, с прочими же придерживаться той
мысли, что только inter pares2 можно надеяться (к сожале
нию, далеко еще не рассчитывать) на справедливость.

1
понимать — значит уравнивать (франц.)
2
среди равных (лат.)




nietzsche.pmd 508 22.12.2004, 0:07
Black
— Ирония к «одаренным»; вера в урожденное благород
509
ство также и в нравственном.
— Все время чувствовать себя тем, кто привык «разда
порода и взращивание




вать» почести, тогда как сыскать того, кому дозволено че
ствовать тебя, отнюдь не просто.
— Все время в маскараде: чем выше разбор, тем более
нуждается человек в инкогнито. Бог, если бы таковой суще
ствовал, хотя бы из соображений приличия объявлялся бы
в миру только человеком.
— Способность к otium, безусловная убежденность в том,
что ремесло, труд в любом смысле хотя и не позор, но, ко
нечно, вредят благородству. Не «прилежание» в буржуаз
ном, мещанском смысле, как бы высоко мы его ни чтили, и
не как те беспрерывно кудахчущие художники, что творят,
словно куры: покудахчут, снесут яйцо, и снова кудахтать.
— Мы «покровительствуем» художникам и поэтам и во
обще всяким мастерам своего дела: но как существа высшие
по роду, нежели те, которые только что то умеют, нежели про
сто «продуктивные люди»,— мы себя с ними не смешиваем.
— Привязанность к формальному: желание брать под за
щиту все сопряженное с формой, убежденность в том, что
вежливость одна из величайших добродетелей; недоверие
ко всем видам самораспускания, включая всяческую свобо
ду прессы и мысли, ибо при них дух начинает самодоволь
но и с удобствами прохлаждаться, раскинув члены.
— Благосклонность к женщинам, как к существам, возмож
но, более мелкого, но более тонкого и легкого рода. Какое
счастье встречаться с созданиями, у которых на уме только
танцы, глупости и наряды! Они всегда были предметом вос
хищения всех истинно глубоких и серьезных мужских душ,
чья жизнь отягощена огромной ответственностью.
— Благосклонность к правителям и священникам, ибо
они поддерживают веру в различность человеческих цен
ностей по меньшей мере символически в отношении прошло
го и худо бедно фактически в настоящем.
— Умение молчать: но об этом при посторонних ушах
ни слова.
— Способность враждовать долго: отсутствие легкой «от
ходчивости», миролюбия.
— Отвращение к демагогии, к «просвещению», к «уют
ности», к запанибратству черни.




nietzsche.pmd 509 22.12.2004, 0:07
Black
— Собирательство редкостных дорогих вещей, потреб 510
ности возвышенной и разборчивой души; не хотеть иметь
ничего общего. Свои книги, свои пейзажи.
— Мы недоверчивы как к скверным, так и к хорошим
опытам, и не так скоры на обобщения. Частный случай: как
же ироничны мы к частному случаю, ежели у него хватает
дурновкусия подавать себя как правило!
— Мы любим наивное и наивных, но как зрители и выс
шие существа, Фауста мы находим столь же наивным, как и
его Гретхен.
— Добрых людей мы ценим невысоко, как стадных живот
ных: мы то знаем, как часто среди самых скверных, злобных,
суровых людей прячется бесценная крупица золота, способ
ная перевесить всякую пустую доброту и прекраснодушие.
— Человека нашего рода мы не сочтем возможным от
вергать ни за его пороки, ни за его глупости. Мы знаем, как
трудно нас распознать, и что у нас есть все основания стре
миться выделиться.

944. Что такое благородство? Это когда ты непрестанно дол
жен представительствовать. Когда ищешь положений, в ко
торых постоянно надобно иметь повадку. Когда счастье пре
доставляешь большинству: счастье как мир, добродетель, com
fort (это английско ангельское довольство мелких лавочни
ков a la Спенсер). Когда инстинктивно ищешь для себя тя
желой ответственности. Когда повсюду сподабливаешься
наживать себе врагов, в наихудшем случае — в собственном
лице. Когда непрестанно противостоишь большинству не на
словах, а на деле.

945. Добродетель,— например, в виде правдивости,— как
наша благородная и опасная роскошь; нам нельзя уклонять
ся от невыгод, которыми она чревата.

946. Не желать похвалы: делать то, что полезно, или то, что
доставляет удовольствие, или то, что ты должен делать.

947. Что есть целомудрие в мужчине? Это когда его поло
вой вкус остался благородным; когда in eroticis1 его не при
влекает ни жестокость, ни болезненность, ни умственность.
1
в эротических вещах (лат.)




nietzsche.pmd 510 22.12.2004, 0:07
Black
948. «Понятие о чести» : основывается на вере в «хорошее
511
общество», на главных рыцарских доблестях, на обязатель
стве непрестанно быть представителем. Существенное: не
порода и взращивание




дорожить жизнью превыше всего; безусловно требовать бе
зупречности манер от всех, с кем соприкасаешься (по мень
шей мере относительно тех, кто не принадлежит к «нам»,
к нашему кругу); не быть ни свойским, ни добродушным, ни
веселым, ни скромным нигде, кроме как inter pares; всегда
представительствовать…

949. Ставить на кон жизнь, здоровье, честь — все это про
явления удали и бьющей через край, расточительной воли:
не из любви к человечеству, а потому что всякая большая
опасность вызывает в нас любопытство относительно ме
ры наших сил, нашего мужества.

950. «Орлы атакуют в открытую.» — Благородство души не
в последнюю очередь распознается и в великолепном и гор
дом безрассудстве, с которым оно идет в нападение,— «в
открытую».

951. Война размягченному понятию о «благородстве» — то
лика жестокости тут не будет лишней; в не меньшей мере,
как и близость к преступлению. И «довольства собой» в бла
городстве не должно быть; надо относиться к себе авантю
ристически, испытательно, искусительно — и никакого елей
ного прекраснодушества. Я хочу дать простор более суровому
идеалу.

952. «Под сенью мечей обретается рай» — тоже символ и
девиз, в котором угадываются и выдают себя души воин
ственного и благородного происхождения.

953. Время, когда человек будет иметь к своим услугам силу
в избытке: наука намерена извлечь эту силу из рабства при
роды.
Вот тогда человек обретет досуг: будет сам себя образо
вывать к чему то новому и высшему. Новая аристократия.
Тогда отживут многие из добродетелей, которые теперь
были условиями существования.
Не иметь более нужды в некоторых свойствах — следо
вательно, утратить их.




nietzsche.pmd 511 22.12.2004, 0:07
Black
Добродетели нам более не нужны: следовательно, мы их 512
утрачиваем — как моральный принцип: «Нужно только од
но», принцип спасения души, так и принцип бессмертия:
средство пособить человеку в неимоверном самопреодолении
(через аффект неимоверного страха)
Разные виды нужды, через культивирование которых
сформирован человек: нужда учит работать, мыслить, обуз
дывать себя.

*
Физиологическое очищение и укрепление. Новой арис
тократии нужна противоположность, против которой она
будет бороться; ей потребна страшная настоятельность са
мосохранения.
Два будущих человечества: 1. следствие усреднения, пре
вращения всех и вся в посредственность; 2. осознанный
подъем, формирование себя.
Учение, создающее пропасть: оно сохраняет высший и
низший род (и уничтожает средний, промежуточный)
Вся предыдущая аристократия, духовная и светская,
ничем не опровергает необходимость аристократии новой.


[4. Хозяева Земли]

954. Один вопрос посещает нас снова и снова, возможно,
вопрос нехороший, даже искусительный, так что шепнем
его на ухо тем, кто на столь сомнительные вопросы имеет
право,— самым сильным душам нынешних времен, которые
и собой владеют лучше всех прочих: не пришло ли время
теперь, по мере того, как в Европе все более развивается
тип «стадного животного», предпринять попытку осознан
ного и основательного взращивания противоположного ти
па и его добродетелей? И разве для самого демократичес
кого движения не обрелось бы нечто вроде цели, спасения
и оправдания, если бы пришел кто то, дабы воспользоваться
его услугами — тем, что наконец то подобрал бы к этой новой
и утонченной разновидности рабства (ибо именно таков не
избежный конечный удел европейской демократии) тот
высший род господствующих, кесарийских натур, который
бы на это рабство водрузился, оперся бы на него и, оттол




nietzsche.pmd 512 22.12.2004, 0:07
Black
кнувшись от него, возвысился бы? До новых, доселе неви
513
данных, до своих горизонтов? До своих задач?
порода и взращивание




955. Вид нынешнего европейца внушает мне немало на
дежд: перед нами явно образуется дерзкая господствующая
раса на широкой основе чрезвычайно интеллигентного че
ловеческого стада. Совершенно ясно, что порывы к обузда
нию последнего на заставят себя долго ждать.

956. Те же условия, которые движут вперед развитие стад
ного животного, движут и развитие животного вожака.

957. Неотвратимо, неспешно, страшно как сама судьба, на
нас надвигается огромный вопрос и задача: как управлять
Землей как неким целым? И ради какой цели следует взра
щивать и выводить как целое «человека» — уже не как народ
и не как расу?
Законодательные морали — вот главное средство, с по
мощью которого человеку можно придать все, что угодно
творческой и глубокой воле, при том условии, что эта худо
жественная воля высшего ранга располагает силой и име
ет возможность претворять свои творческие замыслы на
протяжении длительных промежутков времени — в форме
законодательств, религий и нравов. Таких людей большой
творческой складки, истинно великих людей в моем пони
мании, сегодня, как вероятно, и в будущем, пришлось бы
очень долго искать: ибо их нет; их пришлось бы искать до
тех пор, пока мы, после многих разочарований, не начали
бы наконец понимать, почему их нет, и что их возникнове
нию и развитию на сегодняшний день и еще надолго впредь
ничто не препятствует столь же враждебно, как то, что
сейчас в Европе попросту именуют «моралью» — как будто
мораль одна и никакой другой нет и быть не может,— а имен
но та вышеозначенная мораль животного стада, которая
всеми силами стремится установить на земле всеобщее сча
стье зеленого выпаса, как то покоя, безопасности, уюта и
легкости жизни, а в довершение всего, если «все пойдет хо
рошо», уповает еще и избавиться от всяческого рода пасты
рей и баранов вожаков. Два главнейших и наиболее истово
проповедуемых ее учения называются «Равенство прав» и
«Сочувствие всем страждущим» — причем само страдание




nietzsche.pmd 513 22.12.2004, 0:07
Black
понимается ими как нечто безусловно подлежащее искорене 514
нию. Тот факт, что подобные «идеи» могут слыть современ
ными, не слишком лестно характеризует нашу современ
ность. Но всякий, кто дал себе труд основательно поразмы
слить над тем, где и как это растение «человек» произрас
тало до сих пор наилучшим образом, должен понять, что
происходило это как раз при обратных условиях: что для это
го опасность его положения должна усугубиться до невероя
тия, его сила воображения и изобретательность должны
пробиваться из под долгого ига невзгод и лишений, его воля
к жизни должна перерасти в волю к власти и даже владыче
ству, что риск, суровость, насилие, опасность в темном пе
реулке и в сердце, неравенство прав, скрытность, стои
цизм, искусство испытателя, искусы и дьявольщина всяко
го толка,— короче, прямая противоположность всем вожде
ленным стадным благодатям только и есть необходимая
предпосылка для возвышения человека как типа. Мораль та
ких вот обратных намерений, которая предполагает вы
вести человека в выси, а не в уют и заурядность, мораль с
прицелом взрастить правящую касту,— будущих хозяев зем
ли,— такая мораль, чтобы ее можно было усвоить и пропо
ведовать, должна по первоначалу иметь соприкосновение
с существующим нравственным законом и оперировать его
словами и понятиями; а то, что для этого потребуется изоб
рести много промежуточных и обманных средств, как и то,
что — поскольку протяженность одной человеческой жизни
почти ничто в сравнении с задачами такого размаха и дли
тельности — придется для начала взрастить новый челове
ческий вид, в котором обычной воле, обычному инстинкту
будет сообщена закалка и стойкость многих и многих поко
лений,— новый господствующий вид, господствующую кас
ту,— это столь же само собой понятно, как и все долгие и
отнюдь не легко произносимые «и так далее» этой мысли.
Подготовить обратную переоценку ценностей для грядущего
сильного вида людей высшей духовности и силы воли, мед
ленно, осторожно, исподволь высвобождая для этой цели
в людях множество прежде обузданных и оболганных ин
стинктов,— кто размышляет над тем же, тот заодно с нами,
людьми «вольной мысли» — впрочем, совсем иного свойст
ва, нежели прежние «вольнодумцы», ибо у тех были прямо
противоположные цели. Сюда относятся, как мне кажется,




nietzsche.pmd 514 22.12.2004, 0:07
Black
все пессимисты Европы, поэты и мыслители негодующего
515
идеализма, в той мере, в какой их недовольство всем окружа
ющим не понуждает их по меньшей мере логически так же и
порода и взращивание




к недовольству современным человеком; равно как и опре
деленные ненасытно честолюбивые художники, которые
безоглядно и безусловно выступают за особые, нежели у
«стадных животных», права высших людей и наглядными
средствами искусства усыпляют в более избранных душах
все стадные инстинкты и стадные опасения; в третьих, на
конец, это все те критики и историки, которые мужествен
но продолжают столь счастливо начавшееся новооткрытие
«старого света», древнего мира — это грандиозное предпри
ятие нового Колумба, немецкого духа (продолжают, пото
му что мы все еще стоим в самом начале этого завоевания).
Ибо в древнем мире на деле царила иная, более господская
по своему характеру мораль, чем сегодня; и античный чело
век, находясь под воспитующим ореолом своей морали, был
куда более сильным и глубоким человеком, чем сегодняш
ний,— до сей поры ему одному выпало быть «полноценным
человеком». Однако соблазн, источаемый древностью на
все полноценные, то есть сильные и предприимчивые ду
ши, и поныне остается самым изысканным и действенным
из всех антидемократических и антихристианских влия
ний: каким он был еще во времена Ренессанса.

958. Я пишу для человеческого рода, какого еще нет на све
те: для «хозяев Земли».
Религии как утешения, как отвлечение — опасны: чело
век полагает, что теперь ему дозволено отдохнуть.
В «Феаге» Платона написано: «каждый из нас хочет по
возможности стать господином над всеми людьми, а еще
лучше над богом». Надо, чтобы это воззрение вернулось.
Англичане, американцы и русские.

959. Чащобная порода из семейства «человек» неизменно
появляется там, где дольше всего идет борьба за власть.
Великие люди.
Чащобные звери — римляне.

960. Отныне повсюду станут возникать благоприятные ус
ловия для все более поместительных властных образова




nietzsche.pmd 515 22.12.2004, 0:07
Black
ний, зон господства, подобных которым еще не было на 516
свете. И это еще не самое главное; теперь стало возможным
возникновение международных племенных союзов, кото
рые поставили бы себе задачу по выведению господствую
щей расы, будущих «хозяев Земли»; это новая, неимовер
ная, построенная на жесточайшем само законодательстве
аристократия, в которой воле философов насилия и тира
нов художников будет дана закалка на тысячелетия: высший
вид человеческого рода, который, благодаря своему прево
сходству в воле и знании, богатстве и влиятельности, во
спользуется демократической Европой как своим послуш
ным и динамичным инструментом, чтобы взять судьбы Зем
ли в свои руки, чтобы над самим созданием «человек» по
работать как художник над произведением искусства. До
вольно, наступает время, когда придется заново учиться по
литике.


[5. Великий человек]

961. Мой прицел ищет те точки истории, в которых воз
никают великие люди. Значение долговременных деспоти
ческих моралей: они натягивают тетиву — если не ломают лук.

962. Великий человек, человек, которого природа изобре
ла и воплотила с размахом,— что это такое? Первое: во всем
своем действовании он руководствуется долговременной
логикой, которая — именно ввиду ее протяженности — труд
но обозрима и следовательно может вводить в заблуждение;
это способность простирать свою волю над большими про
странствами собственной жизни, дабы всякими мелочами
пренебрегать, отбрасывать их, даже если есть среди них
самые прекрасные, самые «божественные» вещи на свете.
Второе: великий человек холоднее, жестче, безоглядней и не бо
ится «мнений»; он лишен добродетелей, связанных с «ува
жением», и безразличен к уважению других, он вообще
лишен всего, что относится к «добродетелям стада». Если
он не может «вести», значит, идет в одиночку; и при этом,
случается, кое что из того, что попадается ему на пути, од
ним голосом своим сметает прочь. Третье: ему не нужны
«участливые» сердца, а только слуги, инструменты; в обще




nietzsche.pmd 516 22.12.2004, 0:07
Black
нии с людьми он всегда стремится нечто из них сделать. Он
517
держит себя необщительно: проявления «свойскости» со
своей стороны считает дурным вкусом; и обычно он совсем
порода и взращивание




не тот, за кого его принимают. Когда он говорит не с самим
собой, на нем всегда его маска. Он предпочитает лгать, не
жели говорить правду: последнее стоит больше ума и воли.
В нем есть некое одиночество — как недосягаемость для чу
жой хвалы и хулы, как собственная подсудность, не знаю
щая над собой высших инстанций.

963. Великий человек по необходимости скептик (что вов
се не означает, что он таковым должен выглядеть), при ус
ловии, что величие — это хотеть чего то великого и искать
к тому средств. Свобода от любого рода убеждений — одна
из сильных сторон его воли. Это свойственно тому «просвещен
ному деспотизму», который источает всякая сильная страсть.
Таковая всегда ставит интеллект себе на службу, у нее хва
тает духу прибегать и к неправедным средствам; она дей
ствует безоглядно; она позволяет себе иметь убеждения,
она сама даже нуждается в них, но никогда не становится
их рабыней. Потребность в вере, в чем то безусловном по
части «да» и «нет» есть верный признак слабости. Человек
веры, верующий — с необходимостью человек низшего ви
да. Отсюда вытекает, что «свобода духа», то есть неверие
как инстинкт,— необходимая предпосылка величия.

964. Великий человек чувствует свою власть над народом,
свое временное совпадение с народом или тысячелетием:
эта усугубленная великость в ощущении себя как causa и volun
tas1 превратно понимается как «альтруизм»:
— Его «распирает» в стремлении к средствам сообщения:
все великие люди необычайно изобретательны в подобных
средствах. Они хотят внедрить свой образ в большие люд
ские сообщества, хотят придать единую форму всему раз
нородному и неупорядоченному, вид хаоса раздражает их.
— Превратное понимание любви. Есть любовь рабская,
покорная до самоотречения, готовая идеализировать и об
манываться; и есть любовь божественная, которая и прези
рает, и любит, и преображает любимое, возносит его.

1
причины и воли (лат.)




nietzsche.pmd 517 22.12.2004, 0:07
Black
Необходимо добыть эту неимоверную энергию величия, 518
дабы путем взращивания, а, с другой стороны, путем унич
тожения миллионов неудачников, воплотить человека бу
дущего и не погибнуть в той пучине страдания, которое бу
дет причинено и равного которому еще не было на свете!

965. Революция, это смятение и беда народов, по моему
наблюдению есть меньшая величина в сравнении с бедой, под
стерегающей великих одиночек в их развитии. Не стоит на
этот счет обманываться: мелкие беды всех этих маленьких
людей не слагаются в сумму — кроме как в чувствах людей
могучих.
Думать о себе в момент большой опасности: извлекать
свою пользу из невыгод многих — при очень высоком граду
се отклонения от нормы это может быть признак великого
характера, который со своими сострадательными и справед
ливыми ощущениями совладал.

966. Человек, в отличие от животного, взрастил в себе мно
жество противоположных влечений и импульсов: в силу это
го синтеза он и стал хозяином Земли. Морали — это выра
жения локально ограниченных иерархий в этом многообраз
ном мире влечений, дабы человек не погиб от непримири
мости их противоречий. То есть одно влечение оказывается
как бы господином, а его противоположность ослабляется,
утончается, превращается в импульс, который задает раз
дражители для деятельности главного влечения.
Величайший человек должен бы располагать и величай
шим многообразием влечений, и при этом в относительно
наивысшей их силе, какую только можно выдержать. И в
самом деле: там, где это растение «человек» явлено силь
ными экземплярами, обнаруживается совокупность могу
чих и противоположно направленных инстинктов (напри
мер, Шекспир), но в связанном, укрощенном виде.

967. Нет ли оснований всех великих людей причислить к
злым? В отдельных случаях это не всегда можно вскрыть. За
частую у них имелись возможности устраивать мастерский
маскарад, присваивая себе ухватки и обличья великих доб
родетелей. Зачастую они почитали добродетели всерьез и
с истовой суровостью к себе, но из жестокости — она неред




nietzsche.pmd 518 22.12.2004, 0:07
Black
ко выглядит чем то иным, особенно издали. Некоторые
519
сами себя понимали неверно; иной раз величие задачи тре
бует и великих качеств, например, справедливости. Суще
порода и взращивание




ственно вот что: у величайших людей, возможно, велики и
добродетели, но как раз поэтому велики и их противопо
ложности. Полагаю, что как раз из наличия противоречий,
а так же из их чувствования, великий человек — этот лук ог
ромного натяжения — и возникает.

968. В великом человеке некоторые специфические свойства
жизни — несправедливость, ложь, эксплуатация — явлены в
наибольшей мере. Но поскольку эти люди оставили величе
ственный и грандиозный след, их сущность предпочитали
понимать превратно и перетолковывать в добро. Образчик:
Карлейль как интерпретатор.

969. Вообще то всякая вещь стоит ровно столько, сколько за
нее платят. Однако это правило не действует, если брать ин
дивидуум изолированно; незаурядные способности отдель
ного человека существуют как бы вне всякого соотнесения
с тем, что он сам ради них сделал, принес в жертву, выстра
дал. Но если взглянуть на его родословную, то в ней откро
ется история неимоверного накопления и капитализации
сил путем всевозможных лишений, борьбы, труда, продви
жений и проталкиваний наверх. Именно потому, что вели
кий человек столького стоил, а вовсе не потому, что он стоит
перед нами как чудо, как дар небес или «случая», он и стал
велик. «Унаследование» — неточное понятие. За то, чем че
ловек стал, его предки расплачивались.

970. В скромности — опасность. Слишком рано приспосабли
ваться к своей среде, к задачам, сообществам, к распоряд
кам работы и повседневности, куда нас определил случай,—
и это в то время, когда ни наша сила, ни наша воля еще не
вступили в наше сознание с непреложностью закона; приоб
ретенная таким путем скороспелая уверенность знания, до
вольство, общность с другими, это преждевременное скром
ничанье, что под видом избавления от внутреннего и внеш
него беспокойства льстиво закрадывается в душу, изнежива
ет нас и самым наиопаснейшим образом держит под спудом;
усвоение правил «уважения» по признаку «себе подобия»,




nietzsche.pmd 519 22.12.2004, 0:07
Black
«себе равенства», как будто мы сами не обладаем мерой и 520
правом определять цену и ценности, стремление сразу же
судить против внутреннего голоса вкуса, который тоже есть
своего рода знание,— все это превращается в страшные,
хотя и ажурные кандалы; если в конце концов дело не дой
дет до взрыва, разрывающего все узы любви и морали од
ним махом,— такой дух зачахнет, обмельчает, обабится и
погрязнет в житейской прозе. — Противоположный вари
ант тоже достаточно тяжек, но все же куда лучше: страдать
от своего окружения, что от хвалы его, что от неодобрения,
мучиться от ран, но, храня верность присяге, не выдавать
своих мучений; с непроизвольным недоверием отбиваться
от их любви, учиться молчанию, возможно, даже пряча его
иногда за болтовней, создавать себе укромные уголки и не
заметные стороннему глазу паузы одиночества для мгнове
ний передышки, слез, высокого утешения — покуда нако
нец то не наберешься сил, чтобы сказать: «а какое мне до
всех до вас дело?» — и пойдешь своим путем.

971. Люди, которым даны судьбы, те, которые, неся по
жизни себя, несут свои судьбы, весь этот род героических но
сильщиков — о, как хочется им хоть однажды отдохнуть от
самих себя! как жаждут они встретить сильное сердце и
плечо, чтобы хоть на несколько часов избавиться от того,
что их гнетет! И сколь же тщетна их жажда!.. Они ждут; они
вглядываются во все, что движется мимо: никто из идущих
им навстречу не несет и тысячной доли их страданий и их
страстей, никто даже не догадывается, насколько они заж
дались… И тогда наконец, наконец то, они усваивают свою
первую житейскую мудрость: не ждать больше; а вслед за
тем тут же усваивают и вторую: быть радушным, быть скром
ным, отныне безропотно выносить всякого, выносить вся
кое,— короче, выносить еще немного больше, чем они и так уже
на себе несли…


[6. Высший человек как законодатель будущего]

972. Законодатель будущего. — После того, как я долго и тщет
но пытался связать со словом «философ» определенное по
нятие,— ибо неизменно находил много противоречивых




nietzsche.pmd 520 22.12.2004, 0:07
Black
признаков,— мне, наконец, открылось, что есть два разных
521
вида философов:
— это, во первых, те, которые стремятся свести воеди
порода и взращивание




но некую большую совокупность ценностей (логических или
моральных);
— во вторых, это те, которые сами являются законода
телями ценностей.
Первые пытаются освоить мир настоящего или мир
прошлого, охватывая и систематизируя все разнообразие
событий в языке знаков: этим исследователям обязательно
нужно сделать всю совокупность минувших событий обозри
мой, осмысляемой, схватываемой, сподручной — они служат
той задаче человека, чтобы все прошлые вещи применить
на пользу его будущего.
Вторые философы — повелевающие. Они говорят: «Дол
жно быть так!» Они сперва определяют »куда» и «зачем»,
пользу человека и что именно есть эта польза; они распоря
жаются подготовительными работами людей науки, и вся
кое знание есть для них только средство к творчеству. Эти
философы второго вида урождаются редко — да и впрямь их
удел тяжек, а угрожающая им опасность неимоверна. Как
часто они с умыслом сами завязывали себе глаза, лишь бы
не видеть ту узенькую полоску пространства, что отделяет
их от пропасти и гибели; например, Платон, который уго
варивал себя, что «добро», каким он хотел его видеть, есть
не добро Платона, а добро само по себе, вечное сокровище,
которое просто некий человек по имени Платон случайно
нашел на дороге! В гораздо более грубых формах та же са
мая воля к слепоте царит в умах основателей религий: их
«ты должен» ни за что не смеет прозвучать в их ушах как «я
хочу»,— только по приказу своего божества они отважива
ются взяться за свою задачу, только в виде «внушения свы
ше» их законодательство ценностей становится для них по
сильной ношей, под которой их совесть не сломится.
Но как только два этих средства утешения, средство
Платона и средство Магомета, отпадут, и ни один мысли
тель уже не сможет облегчать свою совесть гипотезой не
коего «бога» или «вечных ценностей»,— вот тут то с новы
ми силами и небывалой продуктивностью вступит в свои
права и притязания законодатель ценностей новых. Одна
ко некоторые особо избранные, перед которыми забрез




nietzsche.pmd 521 22.12.2004, 0:07
Black
жит предчувствие небывалых обязательств и едва оно пе 522
ред ними забрезжит, тут же начнут пробовать почву, нельзя
ли каким нибудь этаким вольтом от этих обязательств как
от самой страшной опасности «вовремя» увильнуть: напри
мер, внушая себе, что задача эта уже решена, или что она
вовсе неразрешима, или что у них для таких нош плечи сла
бы, или что они и так уже перегружены другими, более
близкими задачами, или даже что эта новая дальняя задача
на самом деле просто искушение и соблазн, отвлечение от
всех прежних задач, то есть болезнь, в некотором роде бе
зумие. Иному и впрямь, быть может, удастся уклониться:
через всю историю тянутся следы таких уклонений и их
нечистой совести. В большинстве случаев, однако, для та
ких людей рока все же наступал тот избавительный час, тот
осенний час зрелости, когда им нужно было сделать то, чего
они даже не «хотели» делать,— и дело, которого они преж
де боялись больше всего на свете, легко, невольно и как бы
само падало им в руки, словно с дерева, как данность вне
всякого произвола, почти как подарок.

973. Человеческий горизонт. — Можно воспринимать филосо
фов как людей, которые неимоверным напряжением сил
испытывают, насколько может человек возвыситься,— в осо
бенности это Платон: насколько ему хватит сил? Но они де
лают это как индивидуумы; быть может, инстинкт тех кеса
рей, основателей государств и т.д. был сильнее, кто помыш
лял о том, как далеко можно человека продвинуть силой — в
деле его развития, при «благоприятных обстоятельствах».
Однако они не вполне ясно понимали, что такое благопри
ятные обстоятельства. Большой вопрос: где по сию пору
растение «человек» произрастало наироскошнейшим обра
зом? Для этого необходимы сравнительные исторические
исследования.

974. Любой факт, любое произведение для всякой эпохи и
всякого нового вида человека отмечено новой красноречи
востью. История всегда изрекает только новые истины.

975. Сохранять объективность, твердость, уверенность и стро
гость в воплощении своей мысли,— пока что художники все
еще умеют это лучше других; однако, едва только для той




nietzsche.pmd 522 22.12.2004, 0:07
Black
же творческой цели материалом надобятся люди (как это
523
бывает с учителями или государственными мужами) — спо
койствия, хладнокровия и твердости как не бывало. Лишь
порода и взращивание




у таких натур, как Цезарь или Наполеон, еще как то чувству
ется «творческая отвлеченность» в работе над их мрамо
ром, скольких бы человеческих жертв она не стоила. Где
то на этой дороге — будущее высших людей: нести величай
шую ответственность и не сломиться под ее грузом. — До сих
пор почти всем нужны были вдохновляющие обманы, что
бы не потерять веру в свою правоту и в свою руку.

976. Почему философ редко урождается. Просто для усло
вий его возникновения нужен набор свойств, который обыч
но человека уничтожает.
1. Невероятная множественность свойств, он должен
быть аббревиатурой человека вообще, всех его высоких и

<<

стр. 17
(всего 30)

СОДЕРЖАНИЕ

>>