<<

стр. 20
(всего 30)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Homo» грозным предсказанием: «Не далек тот день, когда
я буду должен подвергнуть человечество испытанию более
тяжкому, чем все те, каким оно когда либо подвергалось»2,
то поколения, пережившие XX век, воспринимают это не
как мегаломанию, а как сбывшееся трагическое пророче
ство. «Воля к власти» в полном соответствии с авторским
прогнозом стала «произведением, которым возвещается о
приближении катастрофы кризиса, какой еще не было на
свете; о глубочайшей нравственной коллизии, с какой до
водилось встречаться человечеству; назревшем расстава
нии со всем, во что до сих пор верили, чего требовали и что
освящали»3.
В эйфории неумолимо надвигающегося безумия Ниц
ше формулирует свою философско политическую програм
му: «Переоценка всех ценностей — вот моя формула для ак
та высшего самоосмысления человечества... «Переоценка»
должна выйти на двух языках. Хорошо бы поначалу создать
ассоциации, которые в нужный момент предоставят в мое
распоряжение последователей. Прежде всего на мою сто
рону должны встать все офицеры и евреи банкиры: и те, и
другие воплощают волю к власти»4. Можно посчитать, что
перед нами бред сумасшедшего, а можно увидеть в этом
«бреду» набросок плана партийного строительства, не раз
реализованного в XX веке.
Во всяком случае, он вполне адекватно оценивал в пись
ме своему издателю Науманну от 26 ноября 1888 года зна
чение своей книги: «”Переоценка ценностей” станет бес
прецедентным событием, не только событием литератур
ным, но событием, которое потрясет установленный поря
док»5. Переписка этих ураганных дней предельно насыще

1
KGB III, 5, S. 462.
2
Ф. Ницше. Т. II, с. 694.
3
KGB III, 5, S. 503.
4
KSA. VIII. 25[6], 25 [II].
5
KGB III, 5, S. 491.




nietzsche.pmd 588 22.12.2004, 0:07
Black
[589. Николай Орбел «Ecce Liber»]

на грозовыми пророчествами: «через два года вся земля
будет содрогаться в конвульсиях. Я человек рока»1.
В полном соответствии со своим девизом «Amor fati»,
он, обняв свою судьбу, отбрасывает всякий инстинкт самосо
хранения. Ницше словно «уходит в отрыв» от своей эпохи.
Неконтролируемый взрыв страсти форсирует до предела
весь его эмоционально интеллектуальный аппарат. Бесстра
шие отчаяния срывает последние тормоза. Безумие стано
вится на этом пути высшим взрывом жизни. Агон превра
щается в агонию.
На последнем отрезке своей жизни Ницше ощущал
себя спринтером, изо всех сил убегающим от несущегося
за ним следом огненного вала безумия. Во взвинченном,
лихорадочном темпе он едва успевает исторгнуть из себя
последние творения, понимая, что свой «opus magnum» ему
закончить уже не дано. Концы «Воли к власти» теряются в
безумии...
Я убежден, что он знал, что сходит с ума. Берусь утвер
ждать, что это был его выбор. Это было его решение, сопоста
вимое лишь с выбором ядовой чаши Сократом и распятно
го креста — Иисусом. Он понимал, что, если хочет опроки
нуть эпоху, открытую ими, если стремится перевернуть
ценности, утвержденные ими, то должен своим подвигом
и своей жертвой превзойти этого грека и этого еврея. Только
превзойдя по масштабу и страсти содеянное этими «учите
лями человечества», он закроет эру, открытую ими 25 ве
ков назад, только тогда он действительно «разрубит исто
рию человечества на две половины» и только тогда ему по
верят. Не добровольное принятие смерти ради своих убеж
дений, ради того, чтобы показать, как надо жить (это уже
сделали Сократ и Христос, два антигероя его «Сумерек...»
и «Антихриста»). Лишь безумие — со шествие с ума мысли
теля — событие более чудовищное и более поражающее, чем
отравление греческого мудреца или распятие иудейского
сына Божия! Ницше ведал, что «творил». «Иногда для того,
чтобы стать бессмертным, надо заплатить ценою целой жи
зни»2. Он заплатил неизмеримо более высокую цену...

1
KGB III, 5, S. 482.
2
KGB III, 5, S. 377.




nietzsche.pmd 589 22.12.2004, 0:07
Black
[590]

Самое потрясающее в Ницше — это то, что почувство
вав в какой то миг демонию своего мастерства, чреватую
ужасающей катастрофой безумия, он не убоялся самого се
бя, своей дороги, как, например, Рембо, в страхе отпрянув
ший от разверзшейся пропасти, или Достоевский, что есть
силы вцепившийся в Христа. Один лишь Ницше бесстраш
но шагнул в бездну и закрыл ее своим существом.
Все 11 лет безумия он словно наблюдал, как публика
будет жадно ждать его произведения, как будут от его име
ни создаваться новые книги. Но он не сделал ни одного жес
та, который поставил бы под сомнение его безумие. Вый
ти из состояния сумасшествия было бы «срывом стиля»,
повторением «жалкого мифа» о воскресении, перечерки
вало бы всю значимость беспрецедентной жертвы и вели
кой трагедии, которую он так гениально срежиссировал и
неподдельно сыграл.
Ницше обрушился на пике своего дарования, своего
творческого взлета. Нас, его потомков, не оставляет чувст
во ограбленности: труд остался незавершенным. Но завер
шить «Волю к власти», эту необычнейшую из книг, как закан
чивают обычную книгу, было невозможно. По видимому,
выйти из этого текста можно было только в безумие, только
оборвав его безумием... И в самом деле, невозможно изба
виться от ощущения, что между этим венчающим, но не за
конченным трудом и безумием его автора существует какая
то таинственная связь. Действительно ли он не мог допи
сать «Волю к власти»? Мне кажется, что столкнувшись с ди
леммой: либо написать еще одну, пусть великую книгу, либо
создать ни с чем не сравнимое, венчающее все его мышле
ние «метапроизведение» — безумие, Ницше делает уникаль
ный шаг. В полном соответствии со своим намерением он
изначально строит свое произведение «с расчетом на конеч
ную катастрофу»1. И эта книга в какой то момент начинает
неумолимо требовать реальной жизненной катастрофы са
мого автора. Ницше сделает немыслимое: он как бы вмонти
рует собственную катастрофу в тело самой книги, как ее фи
нал. «Воля к власти» становилась, таким образом, ужасающим
символом двойной катастрофы — и самораспада автора в бе

1
См. наст. издание, с. 21.




nietzsche.pmd 590 22.12.2004, 0:07
Black
[591. Николай Орбел «Ecce Liber»]

зумии, и книги — в черновые фрагменты. Безумие продол
жало и завершало «opus magnus» самым ярким и убедитель
ным способом: философия превращалась в жизнь...


2. Книга пульсар

Ницше неслучайно называл себя посмертным писателем:
он, несомненно, знал, что благодаря ошеломляющему По
смертному наследию, его посмертная биография будет гораз
до больше насыщена событиями, чем собственно его жизнь.
После смерти он, если можно так выразиться, начинает
жить крайне интенсивной событийной, хотя и «заочной»
жизнью.
Судьба «Воли к власти» уникально переплетается с его
посмертной судьбой: оставив не завершенной эту книгу,
этот мыслитель, после своей двойной смерти философски
не умер, потому что сталкивает нас с мучительной задачей
понимания этого недооформленного в книжную форму на
следия. Если можно так сказать, Ницше инсценирует в этой
«не книге» свою не смерть, свою посмертную жизнь.
Понадобилось действительно из ряда вон выходящее
событие — мыслитель, чья деятельность состоит как раз в
применении своего ума, сходит с ума, — чтобы к Ницше при
шла настоящая слава. В то время как объявивший себя Дио
нисом философ скакал, как козел, в сумасшедшем доме, пу
блика жадно ждала все новых публикаций. Ее нетерпение
подогревали слухи о, казалось, необъятном наследии безум
ного мыслителя.
19 января 1889 года, то есть через две недели после кол
лапса, сеньор Фино, владелец пансиона, где квартировал
Ницше, высылает из Турина его матери в Наумбург багаж
весом в 116 кг личных вещей, книг и рукописей своего со
шедшего с ума постояльца. Позже ни в этом багаже, ни в сум
ке, забытой Ницше в Ницце и найденной в 1895 году, ни в
материалах, полученных из Сильс Марии и Генуи, готовой
рукописи «Воли к власти» не окажется. Многие из тех, кто
был связан с его наследием, в первую очередь сестра Эли
забет — будут убеждены в реальном существовании этой кни
ги и станут упорно искать ее. История о пропавшей руко




nietzsche.pmd 591 22.12.2004, 0:07
Black
[592]

писи будет обрастать самыми невероятными слухами, вро
де того, что она была выкуплена (у кого?) за огромную цену
какими то таинственными поклонниками.
Впоследствии, отчаявшись найти рукопись, Элизабет
обвинит Овербека в том, что он потерял ее, когда перево
зил безумного Ницше из Турина в Швейцарию. Но Овер
бек точно знал, что готовой рукописи не существует. Об
этом свидетельствует его переписка с издателем Ницше На
уманном. Еще 13 февраля 1889 года Науманн (кстати, пре
вратившийся благодаря публикациям работ мыслителя в
крупного издателя) обращается к Овербеку: «Моим самым
горячим желанием является, чтобы публикации со време
нем приносили нам достаточно, чтобы продолжить работу
над «Переоценкой». Я уже неоднократно запрашивал об
этой рукописи, но до сих пор не получил ответа». Через две
недели в ответ на письмо Овербека Науманн с огорчением
пишет: «К сожалению, из сообщенного вами я должен сде
лать вывод, что «Переоценка» вовсе не является завершен
ным произведением, как на это можно было надеяться, судя
по неоднократным заявлениям профессора Ницше, и я от
всего сердца сожалею о том, что это значительно затрудня
ет работу по завершению, так сказать, полного круга литера
турной деятельности профессора. Именно это произведе
ние около полутора лет продолжает вызывать интерес на
литературном рынке»1. О том, что «Воля к власти» не суще
ствует в законченном виде, знал и другой доверенный друг
Ницше, Гаст, отмечавший 25 января 1889 года в письме Овер
беку: «В «Ecce Homo» о переоценке всех ценностей говорит
ся как о завершенном произведении, только боюсь, что это
относится исключительно к концептуальной части, но не к
литературной форме»2. Это в конце концов понимает и Эли
забет, которая летом 1892 года окончательно возвращается
в Германию из Парагвая, где полный крах потерпела коло
ния «Новая Г ермания», возглавляемая ее мужем, национали
стом и антисемитом. (Возвращается, кстати, без мужа, кото
рый там же кончает жизнь самоубийством). Уладив пара

1
Цит. по: M. Ferraris. Storia della volonta di potenza. In: F. Nietzsche. La
volonta di potenza. Milano, 2001, p. 605–606.
2
Ibid. p. 605.




nietzsche.pmd 592 22.12.2004, 0:07
Black
[593. Николай Орбел «Ecce Liber»]

гвайские дела, она со всей истовостью принимается за соби
рание литературного наследства брата. В августе 1894 года
она учреждает «Архив Ницше» и на сорок лет, вплоть до
своей смерти, становится его единственным руководите
лем. В 1895 году Элизабет с помощью одного еврейского
банкира почитателя Ницше (не такая уж она была антисе
митка, какой ее попытаются объявить многие ницшеведы
после 1945 года) выкупает за 30 тысяч марок права на про
изведения брата у матери и дяди. Затем переводит «Архив»
вместе с невменяемым мыслителем в Веймар, культурную
столицу Германии, на виллу Зильберблик. (Долгие годы у окна
этой виллы будет сидеть безумный мыслитель, уставившись
невидящим взором на гору Эттерберг, где — не пройдет и
40 лет после его смерти в полдень 25 августа 1900 года —
будут дымить газовые печи концентрационного лагеря Бу
хенвальд).
С момента, как Ницше «удалился», вокруг его наслед
ства и Архива не утихала ожесточенная идейная борьба,
которая шла гласно и открыто. Хотя история Архива в не
малой мере — это история интриг и многочисленных судеб
ных процессов, было бы несправедливо не учитывать, что
Архив в то же время стал центром глубоких философских
дискуссий, а также интенсивных издательских усилий. Де
ятельность этой организации оставалась в центре внимания
научного сообщества и подвергалась острейшей критике,
не прекращающейся и по сей день. Обладая литературны
ми правами, сестра никогда не имела монополии на наслед
ство брата. К тому же в Архиве Ницше всегда работали яр
кие и широко известные люди, которым невозможно было
навязать что либо против их желания. Среди прочих в его
издательский комитет в разное время входили, например,
такие известные мыслители, как М. Хайдеггер, О. Шпенг
лер, Р. Штайнер и др. Архив занимался не только издатель
ской деятельностью. Не последней его целью было созда
ние культа Ницше с соответствующей литургией. Для это
го предполагалось развернуть широкое строительство хра
мов, стадионов, монументальных «эллиноподобных» ниц
шеанских центров, где бы происходил синтез искусства,
спортивных состязаний, литературы, философии и т. д. Эти
проекты находили широкий резонанс среди европейской




nietzsche.pmd 593 22.12.2004, 0:07
Black
[594]

публики, а в комитеты по сбору средств на их реализацию,
а также в «Общество друзей Ницше» входили такие извест
ные люди, как Р. Роллан, Т. Манн, А. Жид, А. Франс, В. Рате
нау, Г. д’Аннунцио, Г. Уэллс и др. (Правда, многие вышли из
него, когда «друзьями Ницше» объявили себя сначала Муссо
лини, а затем Гитлер).
Все сотрудники Архива (а отнюдь не только сестра)
были исполнены сознания беспримерной значимости Ниц
ше и собственной работы в этом, как выразился один из них,
«доме творческих стихий». Тем не менее, будучи серьез
ным «очагом культуры» Германии, он так и не стал подлин
ным центром ницшеанства, которое всегда взламывало все
институциональные границы1.
Между тем публика с нетерпением требовала все но
вых публикаций и, особенно, «Воли к власти», которая была
заявлена самим автором. Постепенно надежда сменяется
страшным разочарованием: рукописи нигде нет. Но... есть
грандиозное наследие, включающее в себя 25 рукописей,
18 папок разрозненных фрагментов, 176 тетрадей различ
ного формата, в том числе 45 записных книжек, 21 тетрадь
и листы из тетрадей с заметками об университетских лек
циях, 46 тетрадей филологических исследований, 64 тетра
ди с философскими записями и проектами, 1500 писем! В
целом Nachlass насчитывает 200 тысяч листов. Несмотря на
то, что из чрева «Воли к власти» Ницше вырезал семь книг,
разрубленное тело «несобранной» книги значительно пре
вышает текст соединенных вместе последних произведе
ний. Так, если сложить все страницы, опубликованные меж
ду 1883 и 1887 годами, получится около тысячи печатных
страниц, тогда как все неиспользованные рукописные ма

1
В 1942 г. Архив присоединяется к Архиву Гете — Шиллера. После
краха III рейха, в мае 1945 го, материалы Архива уже были упакова
ны — то ли как важная улика, то ли как научная документация — для
перевозки в США (Веймар поначалу оказался в американской окку
пационной зоне). Однако не иначе как дух Ницше воспротивился
этой «посмертной эмиграции» в страну «победившего торгашества».
Тюрингия переходит под контроль СССР, и рукописи остаются в
«первом немецком государстве рабочих и крестьян», где их опеча
тывают на долгие годы...




nietzsche.pmd 594 22.12.2004, 0:07
Black
[595. Николай Орбел «Ecce Liber»]

териалы могут быть оценены в тысячу пятьсот страниц, не
считая возможных потерь, например, в период работы над
«К генеалогии морали». (По одному из апокрифов, Ницше,
уезжая 20 сентября 1888 года из Сильс Марии, оставил на
хранение своему хозяину, у которого он снимал комнату,
большое количество материалов, относящихся к «Воле к
власти»). В целом же Посмертные фрагменты составляют при
близительно 5 тысяч страниц из порядка 8 тысяч страниц,
а совокупный корпус «Воли к власти» занимает семь послед
них томов из 14 томного Полного собрания сочинений. То
есть неопубликованное наследие более чем в полтора раза
превышает опубликованное.
При этом за период с 1885 по 1889 год Ницше оставил
15 больших учебных тетрадей, 3 большие записные книжки
и 4 крупные папки с листами, которые, собственно, и со
ставили корпус «Воли к власти». Они содержат разнообраз
ные по жанру материалы — от законченных, но не опубли
кованных при жизни работ, вроде «Ecce Homo», афоризмов,
фрагментов до конспектов прочитанного, записей на до
рожных картах, квитанциях из прачечной итд.
Интересно отметить, что все редакторы, которые на
протяжении XX века имели дело с Посмертными фрагмента
ми, считали необходимым и возможным их опубликоние.
Расхождения между ними сводились лишь к вопросу «как
публиковать?». Ведь задача издавать Ницше — чрезвычай
ной сложности в силу целого ряда обстоятельств: и безумие,
настигающее его на самом творческом пике, и разбросан
ность по многим местам его наследия, и его манера писать
фрагментами, и нечитаемый почерк... К тому же издатели
и Архив в целом испытывали возрастающее давление со
стороны читающей публики, требующей «еще и еще Ниц
ше». Поэтому в такой обстановке всеобщего ожидания и на
растающего разочарования естественно возникает почти
единодушное желание издать Посмертные фрагменты. Тем бо
лее, что маховик творчества post mortem1 был уже запущен.
Целый ряд его работ появляется на свет через несколько
лет после безумия и (или) смерти автора: IV часть «Заратус
тры» (1892), «Антихрист» и «Ницше против Вагнера» (1895),

1
посмертно (лат.).




nietzsche.pmd 595 22.12.2004, 0:07
Black
[596]

«Ecce Homo» (1908). Все это создавало жутковатый образ
мыслителя, продолжающего присылать «из могилы» все
новые и новые книги. Вообразите, читатель, сцену, столь
же трагическую, сколь и ироничную: редакторы ведут оже
сточенную полемику, не зная, что и в каком порядке публи
ковать, и при этом не могут обратиться за советом к невме
няемому мыслителю, который в соседней комнате взира
ет на все свары из своего безумия. И тем не менее ни один
мыслитель не «написал» столько посмертно, сколько «напи
сал» Фридрих Ницше! Он наверняка знал и словно приме
рил к своей посмертной жизни полуироничные, полусок
ровенные слова Гете: «...Не может быть гения без длитель
но воздействующей продуктивной силы»1.
Ницше предвидел свою судьбу, назвав себя посмерт
ным философом. Я думаю, он имел в виду не только свою
посмертную славу. Судя по всему, он отдавал себе отчет в
том, что после смерти его ошеломляющее наследие подвер
гнется препарированию. Но посмертное творчество опас
но: даже он не мог предполагать, сколь многолики будут его
философские реинкарнации, сколь вариативным окажет
ся его посмертное наследие, которое на протяжении ста
лет будет подвергаться попыткам аппроприации со сторо
ны самых различных политических сил.
Как бы то ни было, появление в 1901 году очередного
«послания с того света» никого не удивило. Сама идея струк
турирования и публикации Посмертных фрагментов под об
щим названием «Воля к власти» принадлежала Гасту, кото
рый в письме Элизабет мотивировал возможность такой
книги тем, что после смерти Ницше «сохраняется необхо
димость четко проиллюстрировать последствия этой [про
изведенной Ницше — Н. О.] переоценки в области морали,
философии, политики. Сегодня никто не в состоянии во
образить самостоятельно такие последствия — поэтому сле
дует упорядочить огромную подготовительную работу, про
деланную вашим братом для трех других книг «Переоцен
ки», и представить ее в систематизированном виде»1.

1
И. П. Эккерман. Разговоры с Гете. М., 1981. С. 563.
2
Цит. по D. M. Hoffman. Zur Geschichte des Nietzsche Archivs. Chronik;
Studien und Dokumente. Berlin–New York, 1991. S. 15.




nietzsche.pmd 596 22.12.2004, 0:07
Black
[597. Николай Орбел «Ecce Liber»]

Вскоре начинает появляться череда различных фан
томов, носящих одно имя — «Воля к власти»1. Итак:
I. В 1901 году сотрудники Архива братья Хорнефферы
скомпоновали первую версию книги призрака из 483 афо
ризмов. Элизабет не принимала непосредственного участия
в работе над этой компиляцией, однако дала ей известный
заголовок «Воля к власти. Опыт переоценки всех ценно
стей», который казался весьма перспективным коммерчес
ки. Он отвечал чаяниям широких слоев европейцев, охва
ченных кризисными настроениями fin de siecle. Издание
1901 года представляло собой XV том третьего Собрания
сочинений (так называемое «Grossoktaveausgabe») и состо
яло из фрагментов, в состав которых вошла большая часть
афоризмов авторского варианта «Воли к власти», скомпо
нованных Ницше «для себя» в начале 1888 года.
II. В 1906 году выходит «карманное» издание «Воли к
власти» в двух томах, составленное из 1067 афоризмов («Ta
shenausgabe»). Первая и третья книги были отредактирова
ны сестрой, а вторая и четвертая — Гастом. Под редактурой
имеется в виду прежде всего структурирование фрагмен
тов в соответствии с планом, составленным Ницше 17 мар
та 1887 года. «Воля к власти» была «собрана» на основе тет
радей, обозначенных от W I до W XVIII, к которым были
добавлены записи из тетрадей со знаком N.
Второе издание 1906 года было увеличено более чем
в два раза. Однако 104 фрагмента из 372 х авторской ком
поновки так и не попали в эту книжную версию, и только
133 из оставшихся 270 ти остались в неизменном виде. Ина
че говоря, из 1067 афоризмов новой «Воли к власти» 934
были отобраны без санкции автора. Редакторы отважились
и на нечто большее — расчленение целого ряда афоризмов,
переброску целых кусков и перекомпоновку в целях боль
шей «связанности и логичности». Именно это обстоятель

1
Помимо «Воли к власти» в Архиве была предпринята также попыт
ка компиляции «Вечного возвращения». Однако, в отличие от «Воли
к власти», она была, по общему признанию, в принципе невозмож
ной и потому даже отозвана в 1898 году из продажи. А под конец
своей жизни сама Элизабет скомпилировала сборник афоризмов
«Ницше о государстве и народах».




nietzsche.pmd 597 22.12.2004, 0:07
Black
[598]

ство дало формальное основание позднейшим критикам
утверждать, что друг и сестра сфабриковали фальшивку. Но
Элизабет никогда и не утверждала, что «Воля к власти» —
аутентичное произведение Ницше, и не скрывала, что пе
ред читателем — компиляция издателей. Более того, по не
мецкому законодательству Элизабет и Гаст получили автор
ское право на свою редакторскую работу по структурирова
нию «Воли к власти»! О том, что «Воля к власти» является
произведением Элизабет и Гаста, свидетельствует и реше
ние суда от 17 декабря 1931 года, которого сестра — в связи с
истечением срока прав на опубликованные произведения —
добилась в отношении этой книги. Суд, учтя аргументы ис
тицы, признал, что Ницше не написал «Волю к власти» в том
виде, в каком ее составили Элизабет и Гаст. Таким образом,
настоящая книга юридически является произведением трех
авторов. (Кстати, Элизабет трижды выдвигала «Волю к вла
сти» на Нобелевскую премию, и каждый раз неудачно).
Несмотря на ожесточенную столетнюю полемику, из
дание 1906 года считается «каноническим», выдержало мно
жество изданий на основных европейских языках и полу
чило наибольшее распространение как в самой Германии,
так и в США, Англии, Италии и других странах.
Одним из первых в 1910 году стал перевод «Воли к
власти» на русский язык. Это вполне закономерно, посколь
ку Ницше в начале XX века был популярен в России боль
ше, чем в любой другой стране, и по праву считался «крес
тным отцом» русского Серебряного века. Неслучайно в ре
дакционную комиссию Полного собрания сочинений Ниц
ше вошли виднейшие деятели русской культуры: А. Белый,
В. Брюсов, Вяч. Иванов, И. Ильин, С. Франк и др.
Однако с русским изданием связано несколько недо
разумений. Во первых, «Воля к власти» планировалась из
начально в двух томах: IX и X томах Полного собрания со
чинений. Но вышел лишь IX том: то, чего не произошло в
Европе, случилось в России, где цензура добилась запрета
на издание тех разделов «Воли к власти», в которых крити
ка христианства приобретает особенно ожесточенный ха
рактер. В итоге на русском языке вышли только I и II книги
и первые две главы третьей книги. Из за этого обстоятель
ства русскоязычный читатель был на сто лет лишен возмож




nietzsche.pmd 598 22.12.2004, 0:07
Black
[599. Николай Орбел «Ecce Liber»]

ности ознакомиться с полным текстом, который вошел в
ареал западной культуры.
После падения советской власти, когда 70 летний зап
рет на Ницше был снят, «Воля к власти» многократно пе
реиздавалась, но неизменно в усеченном виде. Настоящее,
полное издание «Воли к власти» ликвидирует одно из наи
более вопиющих культурных «белых пятен» мировой фи
лософии для русскоязычного читателя.
Второе недоразумение связано с переводом заглавия.
Ницше как то высказал опасение, что «немцам будет труд
но понять «Der Wille zur Macht»», поскольку слово «Macht»
будет понято как власть, а не как могущество жизни, мощь»1.
И опять таки то, чего не случилось в Европе, произошло в
России: русские поняли «Wille zur Macht» именно так, как,
согласно опасениям Ницше, могли понять немцы: для них
«Macht» действительно означало не «мощь», а «власть».
Что можно сказать в оправдание такого варианта на
звания? Несомненно, лексически правильнее перевод «Wil
le zur Macht» как «Воля к могуществу». Однако в русской ниц
шеане, во первых, перевод «Воля к власти» уже устоялся и
освящен первостепенными именами, а во вторых, русское
слово «власть» способно передавать не только вполне ниц
шеанское понятие «силы», но и крайне важное отношение
«господства — подчинения». Власть есть состоявшееся, ин
ституционализированное, доказавшее себя и потому при
знанное могущество. Сам термин «власть» семантически
более «ницшеанен», ибо обозначает динамику борьбы меж
ду волевыми потенциалами жизненных единиц.
По этому же пути пошли и англоязычные переводчи
ки, предпочтя английскому might (собственно «мощь» и род
ственному немецкому Macht) — термин power, обозначаю
щий помимо «силы» собственно «власть». Во французском
и итальянском переводах слова puissance и potenza обозна
чают прежде всего понятия «мощь», но этимологически
происходят от латинского potesta — «власть».
III. В издании 1911 года in octavo под редакцией О.Вай
са воспроизведены те же 1067 афоризмов (15 й и 16 й тома)
плюс дополнительно «непроверенные» афоризмы и вариан

1
KSA, XII, 9[188].




nietzsche.pmd 599 22.12.2004, 0:07
Black
[600]

ты, пронумерованные с 1068 по 1079 й. Это издание содер
жит весьма важный научно критический аппарат. В 1912 го
ду эта версия была переведена на английский, а в 1927 году
— итальянский языки.
IV. «Военное» издание 1917 года под редакцией М. Бра
на (696 афоризмов).
V. В 1920–1922 году выходит собрание сочинений, по
лучившее название «Музарион». XVI й том этого издания
содержит опубликованный в хронологическом порядке кор
пус «Воли к власти» под редакцией Ф. Вюрцбаха, который
также уточняет время появления каждого афоризма. Кро
ме того, под его же редакцией появляются XVIII и XIX то
ма, в которых помещена версия «Воли к власти» 1906 года
с планами и черновиками.
VI. Издание А. Мессера 1930 года — 491 фрагмент.
VII. По наиболее распространенному мнению, самым
удобным является однотомное издание «Кронера», воспро
изводящее издание Вайса и опубликованное в 1930 году с
послесловием одного из видных пронацистских идеологов
А. Боймлера. Эта версия выдержала десятки переизданий.
VIII. В 1935 году Фридрих Вюрцбах, ставший к тому
времени руководителем Архива, опубликовал во Франции
свою амальгаму «Воли к власти», куда включил записи с 1870
по 1888 годы, практически охватив все творчество Ницше.
Это издание, содержащее 2399 афоризмов, было опублико
вано в 1940 году в Германии, но нигде, кроме Франции, при
знано не было. Оно было переиздано в Париже в 1995 году.
IX. В 1954–1956 годах в Мюнхене Карл Шлехта издал
трехтомное собрание сочинений Ницше, в III томе которо
го рассыпал «Волю к власти» на фрагменты, расположив их
в хронологическом порядке.
X. В начале 1960 х годов двое известных итальянских
исследователей ницшеведов Джорджио Колли и Маццино
Монтинари предпринимают амбициозную попытку издать
полное критическое собрание сочинений Ницше. С этой
целью они подписывают соглашение с издательством Galli
mard. Руководителями французского издания назначены два
выдающих философа XX века — Мишель Фуко и Жиль Делез.
Карл Левит, узнав, что первыми Ницше хотят издать
французы под редакцией итальянцев, предпринял огром




nietzsche.pmd 600 22.12.2004, 0:07
Black
[601. Николай Орбел «Ecce Liber»]

ные усилия для того, чтобы найти немецкое издательство,
заявив, что в противном случае это будет национальным по
зором. Что ж, Ницше в который раз чуть было не разминул
ся с Германией, которая после вакханалии нацизма боялась
его как черта. Однако вскоре нашлось и немецкое издатель
ство. И хотя издание Колли-–Монтинари считается самым
достоверным с филологической точки зрения, его издатели
не избежали обвинений в марксистской ревизии ницшеан
ского наследия и даже в «исторических» фальсификациях.
XI. Наконец, с конца 2001 года в издательстве «Walter
de Gruyter» начинает выходить последний раздел «издания
Колли–Монтинари», где для полной передачи текста Ниц
ше (исправлений, вымарываний, дополнений, надписей и
т. д.) использована пятицветная печать. Это издание дает,
таким образом, исчерпывающую картину Посмертных фраг
ментов.
Что же мы имеем в итоге? Книгу «с изменяющейся гео
метрией текста», своего рода книгу конструктор? Или мно
жество «Воль к власти» — разные книги, каждая из которых
лишь та или иная ипостась большого авторского замысла?
Или же такой книги в принципе вообще нет, как утвержда
ет Монтинари, прямо озаглавивший свою работу «”Воля к
власти” не существует»1? До сих пор взгляды на эту книгу
поляризуются от полного неприятия «этой фальшивки» и
отрицания за ней права на жизнь (в лучшем случае призна
ется лишь «индексная» ценность этого издания») до прида
ния ей статуса «лаборатории мысли» и даже возведения ее
в ранг «capo lavoro», «венца творенья».
В конце XX — начале XXI века на основных языках мира
вышло около десятка изданий «Воли к власти». Случайна ли
эта волна повсеместного интереса к «ненаписанной» кни
ге Ницше? Не появятся ли новые версии «Воли к власти»?
И не является ли воскресение этой фантомной книги, как
это не раз уже бывало в истории, провозвестием грядущих
перемен?
Вопрос о правомерности «Воли к власти», праве этой
книги на существование — серьезная философская проблема.
Это проблема границ творчества мыслителя, проблема кон

1
M. Montinari. «La volonte de puissance n’existe pas». P. 1996.




nietzsche.pmd 601 22.12.2004, 0:07
Black
[602]

ституирования его мысли в философское произведение.
Это — шире — проблема нашей способности к пониманию и
проникновению в замысел великого философа. Но это, как
я покажу дальше, и острейшая политическая проблема.


3. Мастерская мага

Посмертная история «Воли к власти» четко делится на два
периода: до разгрома Третьего Рейха эта книга признава
лась вполне ницшевской, а после 1945 года она объявляет
ся фальшивкой без всякого права на существование. Но еще
задолго до появления вопроса о книге призраке ницшеану
начинает буквально раздирать проблема Nachlass, корневой
структуры, первичной матрицы «Воли к власти»: можно ли
считать Посмертные фрагменты в достаточной мере фило
софским текстом, чтобы, во первых, судить об аутентичном
Ницше, а во вторых,— самое главное — пользоваться ими для
конструирования «постницшеанских» произведений?
Еще в начале XX века все Посмертные фрагменты и про
изведения последнего периода «бури и натиска» объявля
ются «философской клиникой», продуктом безумия. Макс
Нордау, например, пишет: «он совершенно очевидно уже
от рождения — душевнобольной, и всякая страница его книг
носит отпечаток его болезни»1. Многие авторы утвержда
ют, что Ницше никогда не был психически нормален, и при
зывают остерегаться чтения его книг. По своему они пра
вы: Посмертные фрагменты — скорее не философия в обще
принятом смысле, а патография нашей культуры. Произве
денная в них радикальная переоценка старых ценностей —
действительно безумие для тех, кто остается на позициях
старого гуманизма и старой философии. Срыв же Ницше в
клиническое помешательство они набожно будут рассмат
ривать как «кару Божью» и как лишний аргумент в пользу
незыблемости старых ценностей.
Конечно, у новых критиков хватило вкуса и такта не
реанимировать в полной мере тезис о безумии для компро
метации позднего творчества Ницше. Однако его отголос

1
М. Нордау. Вырождение. М., 1995, с. 279.




nietzsche.pmd 602 22.12.2004, 0:07
Black
[603. Николай Орбел «Ecce Liber»]

ки слышатся в характеристике времени создания Посмерт
ных фрагментов как теоретического упадка, творческой ин
волюции, утраты мужества и т. д. Дж. Колли, например, пи
шет: «...В решении отказаться от «Воли к власти» сыграло
появление чувства пустоты, теоретического оскудения, не
хватки новых прозрений, абстрактных изобретений»1. Эти
доводы призваны принизить Посмертные фрагменты, своего
рода планктон, из которого рождалась «Воля к власти», как
теоретически слабые. Этот же тезис развивает и его сорат
ник Монтинари: «Ницше не оставил ни одной строчки, кото
рая могла бы содержать альтернативное решение политичес
ких, социальных и моральных явлений, которые он крити
ковал. Ницше не созидатель, а скорее разрушитель мифов»2.
А ведь это пишет филолог — знаток ницшевских текстов. Но
знать тексты еще не означает понимать философию!
Еще большее непонимание, переходящее в страх, де
монстрирует Шлехта: «Эти призраки Сверхчеловека, Веч
ного возвращения и т. д. носятся так, что невозможно осоз
нать, что предполагают эти зловещие понятия отчаяния»3.
Он предельно заостряет аргументацию против «Воли к вла
сти»: «То, что существует под этим заглавием, не представ
ляет никакого позитивного интереса...». Более того, добав
ляет он, «Ницше сказал все, что мог сказать и что имел ска
зать, в работах, опубликованных им самим... Если отвлечь
ся от нюансов, посмертные философские записи, включая
«Волю к власти», не дают ничего нового»4. А Р. Холлингдейл
считает, что эта книга — своего рода отходы, забракованные
самим Ницше5. Но тогда зачем же ломать столько копий об
эту книгу? Зачем столько усилий для развенчания? И нако
нец, зачем такой уважаемый исследователь Ницше, как Хол
лингдейл, потратил немало времени и сил, чтобы вместе с
У. Кауффманом в переводе донести до англоязычного чита
теля этот брошенный самим Ницше проект?

1
G. Colli. Escrits sur Nietzsche. P., 1996, p. 154.
2
M. Montinari. Friedrich Nieztsche. P., 2001, p. 108.
3
K. Slechta. Le cas Nietzsche. P. 1997, p.90.
4
Ibid., p. 101.
5
Р. Холлингдейл. Фридрих Ницше. Трагедия неприкаянной души.
М. 2004, с. 339.




nietzsche.pmd 603 22.12.2004, 0:07
Black
[604]

Приведем в противовес этой позиции мнение мысли
теля, чей философский авторитет на порядки превосходит
авторитет указанных ницшеведов,— Хайдеггер отмечает:
«Все, что опубликовал сам Ницше, является лишь «закус
кой»... Собственно философию Ницше следует искать в «по
смертных» записях»1.
Я исхожу из того, что после «Заратустры» начинается
не спад, завершившийся безумием, а напротив, Ницше вос
ходит на такую творческую высоту, которая и по масштабу
затрагиваемой проблематики, и по нестерпимому напря
жению сопоставима лишь с единичными примерами взле
та человеческого духа. Nachlass, корпус «Воли к власти», —
предельный рубеж, до которого прорвалась ницшевская
мысль, подлинная кульминация, вершина творческой стра
сти и мысли философа.
В целом Посмертные фрагменты обозначили радикаль
ный сдвиг всей философской проблематики и дали колос
сальный прирост нового концептуального знания. Так, зи
мой 1884 — 1885 годов появляется термин нигилизм, осе
нью 1886 года — декаданс, а в 1887 году — ключевые понятия
ресентимент2 и генеалогия. Наконец, если в опубликован
ных самим Ницше работах его главные метаобразы концеп
ты — воля к власти, вечное возрождение, сверхчеловек —
появляются крайне редко, то, бродя по причудливому лан
дшафту Nachlass, вы будете сплошь и рядом натыкаться на
них. Используя выражение Ж. Делеза, можно назвать По
смертные фрагменты «фабрикой концепций».

1
M. Heidegger. Nietzsche. P., 1998, p. 18.
2
Термин «ресентимент» обозначает психологический комплекс со
стояний бессилия, затаенной обиды, мстительности, трусости итд.
и является центральным в ницшеанстве. Ницше заимствовал этот
термин из французского языка и употреблял его без перевода. М.
Шелер в знаменитой работе «Ресентимент в структуре морали» от
мечает: «Мы пользуемся словом «ресентимент» не из особого пред
почтения к французскому языку, а потому что нам не удается переве
сти его на немецкий. К тому же благодаря Ницше оно было разрабо
тано до Terminus technicus» (см. М. Шелер «Ресентимент в структу
ре морали». СПб. 1999, с.10). В русскоязычной философской литера
туре этот термин также используется без перевода.




nietzsche.pmd 604 22.12.2004, 0:07
Black
[605. Николай Орбел «Ecce Liber»]

Мы имеем дело с уникальным прототекстом, который
представляет собой чрезвычайно богатый конгломерат ли
тературных форм от готовых произведений до записей на
квитанциях прачечной. По своему оформлению они напо
минают какие то древнейшие свитки или даже клинопис
ные таблички. Многие фрагменты не афоризмы даже, а
обрывки незаконченных мыслей, рубрики, неоформленные
куски текста, конспекты и т. д. Как, например, относиться
к целым страницам «Бесов» Достоевского, тщательно пере
писанных Ницше в свои тетради? В какой мере это тоже
можно принимать за часть его наследия? Или можно ли пу
бликовать те пассажи, которые сам Ницше вычеркивал?
Можно ли нам читать и чтить то, чего сам автор стыдился?
По своей анатомии и духу Посмертные фрагменты струк
турно аналогичны самой жизни — становящейся, фрагмен
тарной, чередующей вершины и разрывы, неоконченной...
Жизни, которая в силу своей незавершенности, нелогич
ности, «нечеловечности, слишком нечеловечности» и есть
воля к власти, становление, борьба, творчество, изменение.
В этой калейдоскопической природе Посмертных фрагмен
тов отразилась важнейшая особенность ницшевского мыш
ления, которое словно «идет» за миром, непосредственно от
ражает всю его пульсирующую тотальность, в принципе от
рицая и его (мира), и собственную жесткую структуриза
цию. Посмертный корпус «Воли к власти» сродни Млечному
Пути, некоей тотальности, в которой многие элементы не
находятся в прямой жесткой связи друг с другом, но тем не
менее образуют такое сверхплотное вещество, что оно дол
жно неминуемо разрядиться новыми мирами. Словно какая
то гигантская центрифуга вечного возвращения раскручива
ет фрагменты в вихревую Вселенную, чье звездное вещест
во может быть разлито во множество конфигураций. Все
эти конфигурации могут противоречить друг другу, но, взя
тые в совокупности, они формируют своего рода сверх текст,
всеобъемлющую Вселенную ницшеанских миров. Центр
этой Вселенной — везде, границы — нигде.
Этот сверхтекст напоминает бесконечно ветвящуюся
решетку наподобие ризомы Делеза–Гваттари или сада рас
ходящихся тропок в духе Борхеса. В каждом зазоре между
афоризмами бифурцируется множество вариантов дальней




nietzsche.pmd 605 22.12.2004, 0:07
Black
[606]

шей динамики текста. То, что за данным афоризмом идет
именно этот, отнюдь не означает, что на его месте не мог бы
оказаться другой фрагмент. Это чрезмерное богатство исход
ного материала сообщает «Воле к власти» необычайное оча
рование, которое ставит его в преимущественное положе
ние по отношению ко всем «авторизованным» произведе
ниям Ницше. И когда мы попадаем в пространство этой кни
ги, нас охватывает завораживающее ощущение соучастия в
творчестве великого мага, работу которого мы незаметно от
него наблюдаем, спрятавшись в его волшебной мастерской.
Дело в том, что эта книга — лаборатория всего его твор
чества, как бы его второе дно. Проникновенная сила этой
книги в том, что она вскрывает тело ницшевской мысли.
Она открывает окно в бездонную душу автора, где в твор
ческом первобытном хаосе кружат первобытные элемен
ты, которые — в отличие от «Воли к власти» — в изданных
самим Ницше произведениях получили законченную, а по
тому укрощенную форму. Мы низвергаемся в саму бурлящую
лаву ницшевского мышления, получаем возможность уви
деть его изначальную структуру в самом исконном, стано
вящемся виде. Мы погружаемся на такой уровень мышле
ния, когда слово еще неотделимо от музыки, действие — от
чувства, дух — от тела... Нас властно охватывает магия ниц
шевского текста. С его страниц струится волшебная аура,
словно с утреннего озера поднимается к небу облако, розо
вое от лучей восходящего солнца. В этой ауре мир со всеми
его элементами освещен особым светом, они выпуклы и
ясны, все связи между ними источают неслыханную досе
ле музыку. И тогда мы вдруг неизбежно почувствуем как этот
Творческий Хаос, эта раскаленная, животворящая плазма,
в которой носятся элементы новой картины мира и в кото
рой все главные ницшевские идеи достигают критической
массы, взрывается «Волей к власти»...
Nachlass, возможно,— самый ницшеанский текст из все
го написанного философом. Этот посмертный материал и
составляет подводную часть айсберга ницшеанства. «Если
бы мы знали только то, что опубликовал сам Ницше, то не
имели бы ни малейшего представления об идеях, к которым
он уже пришел, которые разрабатывал и о которых посто
янно думал, но которые до сих пор придерживал. Только




nietzsche.pmd 606 22.12.2004, 0:07
Black
[607. Николай Орбел «Ecce Liber»]

ознакомление с его рукописным наследием впервые дало
возможность составить отчетливую картину»1, — отмечает
Хайдеггер. Без своего Посмертного наследия Ницше не полон.
Только сложенные вместе Nachlass и прижизненные рабо
ты создают целостную картину ницшеанства.
После Второй мировой войны оформились два различ
ных взгляда на Посмертные фрагменты, которые затем были
автоматически перенесены на «Волю к власти». Первый
взгляд (назовем его филологическим) рассматривает их как
грандиозные археологические раскопки, где и поныне ко
пошатся сотни филологов и текстоведов. Второй взгляд (фи
лософский) видит весь Посмертный свод как грандиозную
строительную площадку, которая в изобилии снабжает со
временного философа элементами для конструирования
собственной философии.
Сторонники первого подхода — профессиональные фи
лологи — Шлехта, Колли, Монтинари (перечисляю только
самых видных). Для них подлинно ницшеанские произве
дения — только опубликованные им самим; посмертные же
записи носят сугубо вспомогательный характер, а «Воля к
власти» — вообще фальшивка или же, в лучшем случае — «не
книга». Они кропотливо воссоздают аутентичный ницшев
ский текст.
Сторонники второго подхода — крупнейшие филосо
фы XX века, для которых сам по себе текст в узком смысле
этого слова как филологический факт — второстепенен. Для
них на первом месте — «Большой текст» как философско
культурная целостность. Для них важна и им нужна творчес
кая конфронтация с Ницше. Вся современная философская
мысль в известной мере развивается именно в этом искря
щемся противостоянии ницшевской мысли.
Философы (М. Хайдеггер, М. Фуко, Ж. Делез и др.) рас
сматривают неопубликованное наследие Ницше и «Волю к
власти» как вполне равнозначные тем произведениям, кото
рые опубликованы самим мыслителем. Они оценивают «Во
лю к власти» как вполне ницшевское произведение и ин
тенсивно используют эту книгу для своих собственных фи
лософских построений. Они считают, что именно Посмерт

1
M. Heidegger. Nietzsche. Pfullingen, 1961, Bd. 1. S. 266.




nietzsche.pmd 607 22.12.2004, 0:07
Black
[608]

ные фрагменты содержат подлинную ницшеанскую филосо
фию. Квинтэссенция этой позиции сформулирована Хай
деггером: «Собственно философия Ницше, фундаменталь
ная, подлинная, исходя из которой он говорит в этих и во
всех произведениях, им самим опубликованных, не приня
ла окончательной формы и не была опубликована ни в од
ной книге... Те, что сам Ницше опубликовал в течение сво
ей продуктивной жизни, были всегда передним планом...
Собственно его философия осталась как посмертная, нео
публикованная работа»1. По видимому, Хайдеггер имеет в
виду, что наиболее адекватной формой изложения филосо
фии Ницше являются именно Посмертные фрагменты.
Философы ведут на недостроенных громадах ницшев
ской философии собственное строительство, филологи же
действуют как трепетные археологи, опасающиеся что ли
бо повредить, бережно и аккуратно смахивающие пыль с
этих посмертных развалин. Филологи, радеющие, так ска
зать, за «кошерность» ницшеанского текста, за чистоту и
точность воспроизведения всего, что написано Ницше, об
рушиваются на философов, которые зачастую игнорируют
предостережения первых и руководствуются духом, а не
буквой ницшеанства. Если «Воля к власти» — объект навяз
чивого вытеснения для филологов, то для философов эта
книга — идеальный текст, который, словно ветер, дует в
паруса всех, кто устремляется в открытые Ницше моря.
Филологи обвиняют этот текст в чрезмерной прямоли
нейности, однозначности формулировок, которые вроде
бы не свойственны многозначной манере Ницше. Вполне
возможно, что, выясняя для себя многие базисные пробле
мы, Ницше формулировал их более однозначно, чем если
бы предназначал их для печати. Но как раз эта определен
ность положений «Воли к власти», по видимому, так прель
щает философов. Я берусь утверждать, что для самостоятель
ного философа, не просто комментирующего наследие Ниц
ше, а строящего оригинальные теоретические конструкции
с использованием ницшевских идей, филологическая аутен
тичность в принципе остается вторичной в сравнение с
философской значимостью того или иного фрагмента.

1
M. Heidegger. Nietzsche. New York, 1979, p. 89.




nietzsche.pmd 608 22.12.2004, 0:07
Black
[609. Николай Орбел «Ecce Liber»]

Эту философско филологическую антиномию, прони
зывающую «Волю к власти», прекрасно выразил крупней
ший американский ницшевед и переводчик Уолтер Кауф
фман: «Пусть расцветает филологическая чистота! Но я сом
неваюсь, что результаты будут философски оправданы»1.
Эта двойственность отражает и внутреннюю двойст
венность самого Ницше — филолога по профессии, филосо
фа по призванию. Несомненно, философ победил. Но это
не был обычный, профессиональный философ, а своего ро
да постфилософ, философ поэт, воссоединяющий в единую
целостность философию и искусство.
По сути и филологи, и философы приводят заслужива
ющие внимания аргументы. Первые считают, что важнее
буква Ницше, что нужно быть честным по отношению к не
му — автору текстов. Для вторых важнее — дух Ницше, его
всемирно историческое значение как основателя нового
философско культурного движения. Для них сама жизнь
Ницше и жизнь его идей — творческий процесс, столь же
важный, как и его тексты. И совершенно не случайно, что
вклад в мировую культуру Хайдеггера, Батая или Камю на
порядки превосходит то, что сделали для нее Шлехта, Мон
тинари и другие критики.
Современный читатель должен иметь возможность
свободно передвигаться по безграничному, переливающе
муся пространству ницшеанства, имея доступ и к «Воле к
власти», и к Посмертным фрагментам, каждый раз заново и
на свой лад примиряя философию и филологию. Тот, кто
хочет скрупулезно и филологически корректно изучать Ниц
ше, обратится к широко раскинувшемуся морю полного со
брания его сочинений. Но тот, кто решит разом окунуться
в философию Ницше, бросится в стремительный поток «Во
ли к власти». И он должен знать, какие устрашающие опас
ности подстерегают его в этом водовороте.




1
W. Kauffman. Commentary on the Facsimiles. In: F. Nietzsche. The Will
to Power. New York, 1968, p. 551.




nietzsche.pmd 609 22.12.2004, 0:07
Black
[610]

ii. книга динамит

1. «Дело» сестры

После разгрома гитлеризма в охваченной самобичеванием
Германии началась активная денацификация Ницше. Нем
цы так пропалывали свое сознание от всех сорняков нациз
ма, что косили заодно и все «цветы зла». На этом поле «Воля
к власти», конечно, выделялась особенно ярко. Совершен
но естественно одной из главных мишеней стал «философ
воли к власти», который воспринимался в то время как «кре
стный отец» фашизма.
Цель денацификации ницшеанства была благородна. Ее
первым выразил еще в конце 30 х годов левый ницшеанец
Жорж Батай: «Ницше должен быть отмыт от нацистской
грязи»1.
Параллельно лево радикальной денацификации бурно
началась и либерально буржуазная адаптация Ницше. Ее цель
была очевидна — одомашнить Ницше, превратить его мысль
в часть уютного интерьера приходящего в себя после шока
мировых войн обывателя. Для этого надо было «переписать»
Ницше, устранить его экстремизм и радикализм, списать
на болезнь все жестокие крайности черного ницшеанства. По
являются многочисленные труды, в которых философ ди
намит упаковывался в глянцевую подарочную обертку...
Однако очень быстро обнаружилось, что Ницше край
не резистентен к либерально демократической денацифика
ции, которая по сути оборачивалась выхолащиванием самой
сути ницшеанства. Самые честные и крупные умы XX века
(Т. Манн, К. Ясперс, М. Хайдеггер, А. Камю) понимали, что
«политкоррекции» Ницше не подлежит, и вынуждены бы
ли признать, что в писаниях Ницше можно было почер
пнуть вдохновение для строительства концлагерей и газо
вых камер.
Но ницшеанство было настолько грандиозным явле
нием, что поздний капитализм не мог позволить себе ни

1
G. Bataille. Sur Nietzsche. Volonte de chance (1944). Oeuvres Comple
tes. Vol. VI. T. II. P., 1973. p. 188.




nietzsche.pmd 610 22.12.2004, 0:07
Black
[611. Николай Орбел «Ecce Liber»]

проигнорировать его, ни уступить национал социализму,
ни, тем более, отдать на откуп революционным силам. И
тогда западная идеологическая машина произвела на свет
нехитрую схему: не Ницше виноват в том, что им восполь
зовались идеологи III Рейха, а издатели его Архива, сфаб
риковавшие несуществующую, самозванную книгу «Воля к
власти», которая явилась теоретическим генокодом подни
мающегося фашизма. Из за этого «самиздата» Ницше де и
был провозглашен идейным фюрером III Рейха. Следова
тельно, нужно разоблачить фальшивку и ее авторов, чтобы
денацифицировать Ницше.
Фактически научное сообщество Запада решило ради
«спасения» Ницше принести в жертву его сестру и изданную
ею «Волю к власти». Именно сестра несет ответственность
за то, что эта книга была представлена как «главный труд»
Ницше, использована нацистами, чем ввела в заблуждение
целые поколения немцев, и к тому же сбила на ложный путь
философию XX века. Шлехта бескомпромиссно сформули
ровал тогдашнюю дилемму: «или Ницше — или сестра»1.
Именно Шлехта, бывший сотрудник Архива, разъяв
«Волю к власти» на расположенные в хронологическом по
рядке фрагменты и опубликовав их в 50 х годах, первым
провозгласил в своей нашумевшей работе «Случай Ницше»:
«”Воля к власти” не существует как произведение Ницше,
а то, что существует под этим заглавием, не представляет
никакого позитивного интереса»2. Проделав уже в 60 х го
дах аналогичную работу по деструктуризации этой «не кни
ги», Колли и Монтинари в докладе на знаменитом семина
ре в Руайомоне в 1964 году, заявляют: «В той мере, в какой
под вопрос ставится существование последнего фундамен
тального труда Ницше («Воля к власти»), наше новое кри
тическое издание решает эту проблему ясно и просто: это
го главного труда не существует»1. Что же есть? Есть лишь
«посмертные» записи. И каждый серьезный исследователь
должен изучать Ницше по изданиям, скрупулезно хроноло
гически воспроизводящим фрагменты, оставшиеся после

1
K. Slechta. Le cas Nietzsche. P. 1997, p.105.
2
Ibid. p. 111.
1
Cahiers de Royamont. Nietzsche. P. 1967, p.136.




nietzsche.pmd 611 22.12.2004, 0:07
Black
[612]

мыслителя. Те же издания «Воли к власти», которые увиде
ли свет, объявлены не более чем популярными публикаци
ями, годными лишь для «массового читателя».
Затем, уже после смерти Дж. Колли, Монтинари выно
сит окончательный приговор: «Что же касается «Воли к
власти», то филологический анализ посмертных фрагмен
тов с 1885 по 1888 годы лишает всякого содержания спор
по поводу «фундаментального труда». Этот вопрос не сто
ит более в повестке дня научных исследований по Ницше»1,
а «исследователи Ницше могут теперь обратиться к серьез
ным повседневным делам»2. По обе стороны Атлантическо
го океана в научном сообществе возник — за редкими исклю
чениями — консенсус относительно того, что «Воля к влас
ти» — химера. Однако, к сожалению или к счастью, но вопрос
отнюдь не закрыт. «Случай “Воли к власти”» продолжает
оставаться «серьезным делом».
Действительно, сотрудники Архива (Э. Хорнеффер,
П. Гаст) неоднократно писалио фальсификациях наследия
Ницше со стороны сестры. Да, она оказывала давление на
многих сотрудников Архива с тем, чтобы сделать «Волю к
власти» более «доступной», но она не могла извратить фи
лософскую концепцию Ницше. Поэтому безукоризненный
с филологической точки зрения аргумент — раз Ницше не
оставил своей версии «Воли к власти», значит, любая ком
пиляция есть произвол и не имеет права на жизнь — с фи
лософско исторической точки зрения не выдерживает кри
тики. Ведь странно же, не правда ли, что если до разгрома
нацизма «Воля к власти» воспринималась как вполне ниц
шевское произведение, то после 1945 года начинаются про
должающиеся и поныне похороны этой «не книги»? Имен
но то обстоятельство, что «Воля к власти» была аппропри
ирована нацистами, явилось главным аргументом против
ее существования.
Особое раздражение ницшеведов вызывало само на
звание этой «недокниги». Еще в разгар национал социалис
тической революции Анри Лефевр пытался списать на заго
ловок возникшие уже тогда в антифашистской среде недо

1
M. Montinari. La volonte de puissance n’existe pas. P., 1996, p. 70.
2
M. Montinari. Reading Nietzsche. Chicago. 2003, p. 101.




nietzsche.pmd 612 22.12.2004, 0:07
Black
[613. Николай Орбел «Ecce Liber»]

умения вокруг этой книги: «Заглавие этого труда обмануло
многих интерпретаторов»1. Однако в возражение ему при
ведем мысль Хайдеггера: «”воля к власти” как концепция и
«Воля к власти» как название книги тесно взаимоувязаны:
именно потому, что этот термин обозначает фундаменталь
ную характеристику всего сущего, он, следовательно, дол
жен фигурировать в качестве названия капитального тру
да»2. Заголовок этой книги оправдан не только текстологи
чески. Он выражает содержание эпохи, которую Ницше
схватывал в мысли. «…XIX столетие, главным образом в ли
це Ницше, снова предпочло более сильную формулу: volun
tas superior intellectu (воля выше разума), которая лежит у
всех нас в крови»3, — пишет его идейный наследник Освальд
Шпенглер. Но разве не стала эта «сильная формула» глав
ным лозунгом XX века? И не принялся ли ее воплощать в
жизнь с первых же своих дней и век XXI й? Как раз содер
жанием эпохи, открытой Ницше и все еще остающейся от
крытой, и является движение против нигилизма — этого
упадка воли к власти и триумфа ценностей ресентимента.
Сам автор обладал редким даром блестяще называть свои
книги, в полной мере отражая их глубинный смысл: «Ибо
пусть не ошибаются относительно смысла заглавия, придан
ного этому Евангелию будущего. “Воля к власти. Опыт пе
реоценки всех ценностей” — в этой формуле выражено не
кое противоборствующее движение по отношению к принци
пу и задаче,— движение, которое когда нибудь в будущем
сменит совершенный нигилизм»4.
Тезис о том, что сестра исказила философию Ницше в
угоду толпе, понадобился для того, чтобы под флагом борь
бы за очищение ницшеанства от нацизма списать все «пере
гибы» черного ницшеанства на сестру и Архив и тем самым
лишить этого мыслителя его разрушительной силы, инкор
порировать его в товарно либеральную культуру и универ
ситетско академический истеблишмент Запада. Признание
«Воли к власти» профашистской фальшивкой, сфабрикован
1
H. Lefebre. Nietzsche. P. 2003, p.64.
2
M. Heidegger. Nietzsche. P. 1998, t.I, p.14.
3
О. Шпенглер. Закат Европы. М. 1993, т. I, с. 488.
4
Наст. изд. Предисловие, § 4.




nietzsche.pmd 613 22.12.2004, 0:07
Black
[614]

ной сестрой,— вот плата за то, чтобы читать остального Ниц
ше спокойно!
Интересно отметить, что схожие обвинения против
сестры ради спасения Ницше от фашизма выдвигала и ле
ворадикальная интеллигенция (например, Ж. Батай, А. Ле
февр, В. Беньямин), правда, с диаметрально противополож
ной целью: для того, чтобы использовать его освободитель
ный, революционный пафос в борьбе против капитализма.
Но левые имели к ней претензии не из за «Воли к власти»,
а из за угодничества перед Гитлером. После краха фашиз
ма именно между либеральным и леворадикальным тече
ниями развертывается основная борьба за Ницше.
За редким исключением нет ни одного ницшеведа, ко
торый не бросил бы камня в сестру мыслителя. Она рису
ется в ницшеане эдаким «злым гением». Ей вменяются в
вину подлог, вымарывание и фальсификация целых кусков
в переписке Ницше, подтасовка цитат, но главное — произ
вольная и безответственная компиляция посмертных фраг
ментов в некое ассорти под названием «Воля к власти».
Еще в 1923 году в разгар очередного экономического
кризиса, обесценившего ее сбережения, Элизабет обра
щается с приветственным письмом к Муссолини, который
откликнулся телеграммой и денежным переводом в 20 ты
сяч лир.
В 1931 году Муссолини поздравляет сестру философа
с 80 летием, а в 1933 году она уже в свою очередь поздравля
ет дуче с 50 летием телеграммой: «Самому славному учени
ку Заратустры, о котором мечтал Ницше, творцу аристок
ратических ценностей в ницшеанском духе. Архив Ницше
с глубоким уважением и восхищением направляет вам са
мые теплые поздравления»1. Это его стараниями в 1944 го
ду (когда он уже чувствовал неотвратимое приближение
краха) на доме в Турине, где Ницше встретил безумие, уста
навливается мемориальная доска. Последним даром Муссо
лини Архиву была античная статуя Диониса (больше похо
жего, правда, не на бога вина и опьянения, а на библейско
го пророка), доставленная в Веймар под бомбардировками
авиации союзников.

1
K. Algermissen. Nietsche und das Dritte Peich. Celle. 1946. S. 9.




nietzsche.pmd 614 22.12.2004, 0:07
Black
[615. Николай Орбел «Ecce Liber»]

Еще более тесные отношения у Элизабет складывают
ся с фюрером. За год до его прихода к власти, в январе
1932 года, она знакомится с ним в Веймарском театре на
премьере пьесы Муссолини «Майская битва» (посвященной
Наполеону), когда фюрер неожиданно посетил ее ложу. По
началу она отнеслась к Гитлеру крайне настороженно, как
к сопернику Гинденбурга, который дал ей пенсию. Но как
только, став канцлером, Гитлер в 1934 году назначил ей еже
месячное пособие в 300 рейхсмарок из своего личного фон
да «за ее заслуги в сохранении и популяризации работ Ниц
ше», она превратилась в его горячую сторонницу. Фюрер не
однократно посещал Архив Ницше в сопровождении А. Ро
зенберга и А. Шпеера (который должен был заняться воз
ведением грандиозного ницшеанского храма). Во время од
ной из встреч она преподнесла в дар Гитлеру трость брата.
Широко освещавшиеся в печати визиты фюрера на виллу
«Зильберблик», несомненно, способствовали нацизации
образа мыслителя. А когда Элизабет скончалась 8 ноября
1935 года, фюрер удостоил ее национальными похоронами
и сам присутствовал на них.
Вожди фашизма прекрасно осознавали громадное зна
чение Ницше для своих политических целей, и их идеоло
гическая машина была на всю мощь нацелена на аннексию
ницшеанства. Со своей стороны, Элизабет сделала все, что
бы превратить Архив в один из идейных центров нацизма
в III Рейхе. Ее преклонение перед фюрером исторгло из нее
даже такое предположение: «Поверьте мне, Фриц [Ницше
— Н. О.] был бы очарован Гитлером, который с беспример
ным мужеством взял на себя всю ответственность за свой
народ»1, — писала она одному из друзей.
И все же я предложил бы направить дело Элизабет в
кассационный суд истории. Ей надо воздать должное. При
всем ее чисто немецком филистерстве ей в конце концов
достало ума понять, кто был ее брат. Ею, по видимому, дви
гала глубочайшая обида за то, что он не получил заслужен
ной славы при своей сознательной жизни. Несомненно, она
искренне любила его и глубоко страдала от распространен
ной в ту пору версии о сифилисе как причине его безумия.

1
Цит. по: H. Peters. Zaratoustra’s Sister. N. Y. 1985. p. 221.




nietzsche.pmd 615 22.12.2004, 0:07
Black
[616]

Пожалуй, она действительно больше, чем кто бы то ни
был, была близка к Ницше. И в детстве, и в зрелые годы они
проводили бок о бок много времени, а когда он преподавал
в Базеле, то вообще жили вместе. Ей часто доставалось от
него, особенно после ее брака с недостойным, по мнению
брата, человеком, антисемитом и националистом, и за ее
интриганство в деле с Лу Саломе. Но их душевная близость,
несмотря на приступы гнева Ницше, не прерывалась.
Со всеми присущими ее нации прилежанием и усер
дием, эта одинокая женщина последние 45 лет своей жиз
ни посвятила себя уходу за сумасшедшим братом и неуто
мимому собиранию, изданию и пропаганде его наследия.
Она была беззаветно предана Ницше, в силу возможностей
своего ума понимала его интересы, всеми средствами до
биваясь расширения его славы и влияния в Европе первой
половины XX века. Элизабет готова была броситься в объя
тия любого (в том числе и любой политической силы), кто
хорошо отзывался о ее брате, при этом не подвергая сомне
нию ее собственную роль литературной душеприказчицы.
Она обладала достаточно склочным характером и была ини
циатором череды судебных процессов, в том числе между
Веймарским Архивом, который она возглавляла, и Базель
ским кружком во главе с Овербеком. С не меньшим героиз
мом и филистерской ограниченностью она готова была так
же броситься — но уже с кулаками,— на любого, кто ставил
под сомнение величие ее брата как мыслителя. Но никто
не сделал столько, сколько Элизабет, для сохранения, пуб
ликации и распространения наследия брата. Стремление
собрать всего Ницше заставило ее объездить все ницшевские
места в поисках пропавших материалов и даже выкупать
письма у его корреспондентов. Можно с уверенностью ска
зать, что, не будь ее, значительная часть этого наследия
была бы утрачена. Именно ей мы обязаны тем, что удалось
собрать Архив Ницше. Благодаря своей кипучей энергии
и, говоря современным языком, недюжинным пиар способ
ностям, она сумела завоевать в чванливой академической
среде Германии видное место для Архива как серьезного
центра культуры. Вся деятельность этой организации про
текала настолько публично и была предметом такой широ
кой и открытой полемики, что миф о сфабрикованной втай




nietzsche.pmd 616 22.12.2004, 0:07
Black
[617. Николай Орбел «Ecce Liber»]

не фальшивке не выдерживает критики. С другой стороны,
если бы она не издала свой вариант «Воли к власти», то раз
розненные фрагменты и отрывки так и не были бы вклю
чены в широкий общественный оборот и остались достоя
нием узких специалистов.
В первой трети XX века Элизабет превратилась в одну
из самых известных фигур культурной Европы. На свои дни
рождения она получала сотни телеграмм. А совершить па
ломничество к ней в Архив было делом чести для многих
выдающихся людей того времени. И как бы к ней ни отно
ситься, именно благодаря ее неутомимым усилиям Ницше
стал, пожалуй, самым популярным философом эпохи.
Критика многих обвинителей в адрес сестры застав
ляет предположить, что именно ее «чрезмерная» актив
ность по популяризации наследия Ницше ставится ей в ви
ну. Но тогда следует признать, что сам факт популярности
Ницше уже плох и вреден и что этого мыслителя следова
ло бы держать в культурном подполье.
Отметим, однако, что Элизабет так и не стала в полной
мере нацисткой. Ee восторженное отношение к фюреру и
пангерманизм не были в полной мере подкреплены антисе
митизмом. Сегодня известны ее недоуменные и встревожен
ные высказывания в адрес набиравшей обороты машины
антиеврейских репрессий. (По видимому, она сохраняла
признательность некоторым друзьям евреям, помогавшим
ей в трудные времена). Конечно, она поддалась дьяволь
скому обаянию Гитлера. Но в обстановке подлинно народно
го подъема в Германии 30 х годов и несравненно более вели
кие умы (вроде Хайдеггера) не избежали чар национал со
циализма. Казалось, само бытие шагнуло навстречу фюреру.
Восторг Элизабет в отношении Муссолини и Гитлера
имеет дополнительные объяснения: оба уважали ее брата
и помогали Архиву материально. Думаю, если бы после Ок
тябрьской революции ей оказали помощь большевики (а не
которые из них, например, А. Луначарский, высоко отзы
вались о ее брате), то она была бы благодарна и им и, навер
ное, сказала бы: «Вот и Россия оценила Ницше, который
всегда отводил ей великую роль в грядущей истории»).
Но, главное, каковы бы ни были ее отношения с III Рей
хом и ее взгляды в 30 е годы, все это не могло оказать ника




nietzsche.pmd 617 22.12.2004, 0:07
Black
[618]

кого влияния на содержание изданной за тридцать лет до
этого «Воли к власти». Ведь когда Элизабет и Гаст компили
ровали «Волю к власти», перед ними вовсе не стояла задача
сделать книгу, которая могла бы быть использована Гитле
ром и нацистами: первому было тогда всего 17 лет, а вто
рые еще не существовали как политическое течение даже
в зародыше. Обвинение в том, что Элизабет первой препа
рировала Ницше в фашистском духе, по меньшей мере без
основательны: еще до ее возвращения из Парагвая Габрие
ле д’Аннунцио, предтеча итальянских фашистов, публику
ет «Избранного бестию», а в Германии, с опорой на идеи
Ницше, распространяется мода на германо эллинистичес
кую консервативную революцию. То, что сестра пропаган
дировала образ Ницше как консервативного пангерманис
та, было требованием времени, в которое она жила. Имен
но такого Ницше с энтузиазмом апроприировали нацисты,
избирательно радикализировав при этом некоторые его
идеи. Однако (о чем будет сказано ниже) особого насилия
над ницшеанством они при этом не совершили.
Что же касается главной «фальшивки», сфабрикован
ной Элизабет и Гастом, то они не проявили в этом никако
го самоуправства и исходили (возможно, наивно) из того,
что Ницше не смог реализовать свой замысел «по состоя
нию здоровья».
Сестра, друзья и сотрудники Архива были ошеломле
ны брутальностью «последних текстов» и не без основания
опасались осложнений с цензурой. Овербек даже возражал

<<

стр. 20
(всего 30)

СОДЕРЖАНИЕ

>>