<<

стр. 9
(всего 30)

СОДЕРЖАНИЕ

>>



nietzsche.pmd 249 22.12.2004, 0:06
Black
(Платон — Калиостро в большом масштабе. Стоит только 250
вспомнить суждения о нем Эпикура; суждения Тимона, дру
га Пиррона. Может, добросовестность Платона стоит вне
сомнений?.. Но мы, по меньшей мере, знаем, что он хотел,
чтобы в качестве абсолютной истины возвещалось то, что
даже условно не представлялось ему самому истиной: а имен
но, отдельное существование «душ» и бессмертие каждой в
отдельности.)

429. Софисты — не что иное, как реалисты. Они формули
руют всеми принятые ценности и практику, возводя все это
в ранг ценностей. Они имеют мужество всех сильных ду
хом — сознавать свою имморальность.
Возможно ли поверить, что эти маленькие греческие
свободные города, готовые от злобы и зависти пожрать друг
друга, руководились принципами гуманности и справедли
вости? Можно ли упрекать Фукидида за ту речь, которую он
влагает в уста афинских послов, предлагавших мелийцам
погибнуть или сдаться?
Среди такой ужасной натянутости отношений говорить
о добродетели мог бы лишь настоящий Тартюф, или же че
ловек, стоящий в стороне, отшельник, беглец и странник,
ушедший из мира реальности… Все люди, отрицающие за
тем, чтобы самим сохранить возможность жить.
Софисты были греками; Сократ и Платон, ставшие на
сторону добродетели и справедливости, были евреями или
не знаю чем. Тактика, которой придерживается Грот для
защиты софистов, неверна: он хочет их возвести в людей
чести и знаменосцев морали, но их честь состояла в том,
чтобы не мистифицировать великими словами и доброде
телями…

430. Великая разумность в деле всякого морального воспи
тания всегда заключалась в том, что этим путем старались
обеспечить прочность инстинкта так, чтобы благие цели и
прекрасные средства, как таковые, оставались за порогом
сознания. Человек должен был научиться действовать так,
как солдат на учении. И действительно, эта бессознатель
ность есть необходимое условие всякого совершенства. Да
же математики оперируют над своими комбинациями бес
сознательно…




nietzsche.pmd 250 22.12.2004, 0:06
Black
Какое же значение имела, в таком случае, реакция Со
251
крата, который рекомендовал диалектику как путь к добро
детели и насмехался над моралью, которая не была в состо
критика прежних высших ценностей




янии логически оправдать себя? Но ведь последнее и есть
ее достоинство. Лишенная бессознательности — куда она мо
жет годиться!
Когда доказуемость была поставлена предпосылкой лич
ной добродетельности, то это ясно указало на вырождение
греческих инстинктов. Сами они — типы вырождения, все эти
«герои добродетели», мастера слов.
In praxi это обозначает, что моральные суждения отры
ваются от тех условий, которые их породили и при кото
рых только они и имеют смысл, от своей греческой и гре
ко политической основы и почвы, причем под видом их су
блимирования искажают их природу. Великие понятия «доб
ро», «справедливость» отрываются от тех предпосылок, с
которыми они неразрывно связаны, и, в качестве ставших
свободными «идей», делаются предметами диалектики. Ищут
скрытую за ними истину, принимают их за сущности или за
знаки сущностей: вымышляют мир, в котором они были на
месте и у себя.
In summa: неприличие это достигло своей вершины уже
у Платона… И вот необходимо было к этому еще изобресть
абстрактно совершенного человека — доброго, справедливо
го, мудрого (диалектика — одним словом), пугало антично
го философа, растение, оторванное от всякой почвы; чело
вечество без определенных руководящих инстинктов; доб
родетель, которая «доказывает» себя при помощи «дово
дов». Совершенно абсурдный «индивид» в себе! Противоесте
ственность высшего ранга!
Одним словом, извращение моральных ценностей по
влекло за собой образование вырождающегося человеческого
типа — типа «доброго», «счастливого», «мудрого». Сократ
представляет в истории ценностей момент глубочайшей из
вращенности.

431. Сократ. Эта перемена вкуса в сторону диалектики яв
ляется великим вопросительным знаком. Что собственно
произошло? Сократ, мещанин с головы до ног, который спо
собствовал укреплению этого вкуса, одержал в нем победу
над более благородным вкусом, вкусом благородных — чернь,




nietzsche.pmd 251 22.12.2004, 0:06
Black
при помощи диалектики, одержала победу. До Сократа диа 252
лектическая манера отвергалась во всяком хорошем обще
стве. Полагали, что она дискредитирует и предостерегали
от нее юношество. К чему это щегольство аргументациями?
Для чего собственно доказывать? Против чужих имелся ав
торитет. Приказывали — этого было достаточно. Между со
бою, inter pares, имело значение происхождение, тот же
авторитет, и, в конечном счете, «понимали друг друга»! Для
диалектики не оставалось места. Открытое высказывание
своих оснований также возбуждало недоверие. Во всех по
рядочных вещах их основания так резко не бросаются в
глаза. Было что то неприличное в этом раскрытии всей
подноготной. То, что может быть «доказано», небольшого
стоит. Что диалектика возбуждает недоверие, что она мало
убеждает — это, впрочем, чувствуют инстинктивно орато
ры всех партий. Ничто так быстро не утрачивает своей
силы, как диалектический эффект. Диалектика может го
диться только в случаях необходимой обороны. Нужно очутить
ся в затруднительном положении, нужно стоять перед не
обходимостью насильственно добиваться своего права — толь
ко тогда можно воспользоваться диалектикой. Евреи поэто
му и были диалектиками, Рейнеке Лис — тоже, Сократ — то
же. Дается в руки беспощадное орудие. Им можно тиранить.
Дискредитируют тем, что побеждают. Предоставляют сво
ей жертве доказывать, что она — не идиот. Делают людей
злобными и беспомощными, а сами, в это время, остаются
холодной торжествующей разумностью; обессиливают ин
теллект своего противника.
Ирония диалектики — это форма плебейской мести: уг
нетенные проявляют свою жестокость в этих холодных уда
рах ножом силлогизма…
Платон, как человек с чрезмерно повышенной чувстви
тельностью и мечтательностью, настолько поддался чарам
понятия, что невольно чтил и боготворил понятие как ка
кую то идеальную форму. Опьянение диалектикой: как созна
ние, что при ее помощи получаешь некоторое господство
над самим собой; как орудие воли к власти.

432. Проблема Сократа. Две крайности: трагический и сокра
товский образ мысли, если рассматривать их под углом зре
ния закона жизни.




nietzsche.pmd 252 22.12.2004, 0:06
Black
Насколько сократовский образ мысли был явлением
253
декаданса, настолько все таки человек науки был еще кре
пок здоровьем и силен, если судить по общему его укладу,
критика прежних высших ценностей




по его диалектике, деятельности и напряженному труду
(здоровье плебея, его злоба, его esprit frondeur1, его остро
умие, его Canaille au fоnd2, сдерживаемая уздой мудрости;
«безобразен»).
Поворот к безобразию: самовысмеивание, диалектическая
черствость, ум в качестве тирана над «тираном» (инстинк
том). Все у Сократа преувеличено, эксцентрично, карика
турно. Сократ — buffo3, одержимый инстинктами Вольтера.
Он открывает новый вид состязания; он первый учитель фех
тования в знатных афинских кругах; он представитель од
ной только высшей мудрости — он называет ее «добродетелью»
(он угадал в ней спасение; он не был по доброй воле мудрым,
это было de rigueur4 держать себя в руках, чтобы бороться при
помощи доводов, а не аффектов (хитрость Спинозы,— подав
ление аффектов заблуждений); он открыл, что можно изло
вить всякого, приведя его в состояние аффекта, что аффект
протекает нелогически; упражняться в самоосмеянии, что
бы в корне убить чувство злопамятства и мести.
Я пытаюсь понять, из каких частных, идиосинкратичес
ких состояний могла быть выведена сократовская пробле
ма, его уравнение: разум = добродетель = счастье. Этой не
лепой теорией тождества он околдовал античную филосо
фию, которая не могла уж больше выпутаться из этого со
стояния…
Абсолютное отсутствие объективных интересов — нена
висть к научности, идиосинкразия — ощущать себя как проб
лему. Слуховые галлюцинации у Сократа: болезненный эле
мент. Заниматься моралью труднее всего там, где дух богат
и независим. Каким образом Сократ стал мономаном мора
ли? «Практическая» философия всегда выступает вперед в
затруднительных положениях. Если главный интерес со
ставляют мораль и религия, то это признак тяжелого поло
жения вещей.

1
бунтарский дух (фр.).
2
природная низость (фр.).
3
клоун (итал.).
4
необходимо, обязательно (фр.)




nietzsche.pmd 253 22.12.2004, 0:06
Black
433. Мудрость, ясность, твердость и логичность как оружие 254
против необузданности влечений. Последние должны быть
опасны, угрожать гибелью, иначе какой смысл доразвить
мудрость до такой тирании. Из мудрости сделать тирана —
но в таком случае и влечения должны быть тиранами. Тако
ва проблема. Она была очень своевременна тогда. Разум =
добродетель = счастье.
Решение: греческие философы опираются на тот же
факт внутренних своих переживаний, как и Сократ: они на
расстоянии пяти шагов от эксцесса, анархии, разнузданно
сти — всего того, что характерно для человека декаданса. Для
них он был врачом — логика как воля к мощи, к самопод
чинению, к «счастью». Необузданность и анархия инстинк
тов у Сократа суть симптомы декаданса. Точно так же, как и
переизбыток логики и ясности разума. То и другое — откло
нение от нормы, то и другое — факты одного и того же по
рядка.
Критика: Декаданс выдает себя этой преувеличенной
заботой о «счастье» (т. е. о спасении души; это — состояние,
опознанное как состояние опасности). Фанатизм декаданса
в погоне за счастьем служит показателем патологической
подпочвы: то был вопрос жизни. Быть разумным или погиб
нуть — такая альтернатива стояла перед всеми ими. Мора
лизм греческих философов показывает, что они чувствова
ли себя в опасности.

434. Почему все свелось к комедиантству? Рудиментарная пси
хология, которая считалась только с сознательными момен
тами в человеке (как причинами), которая считала «созна
тельность» атрибутом души, которая за всяким действием
искала воли (т. е. намерения), могла ограничить свою зада
чу ответом, во первых, на вопрос: чего хочет человек? — счас
тья (нельзя было говорить «мощи»: это было бы безнрав
ственно); следовательно, во всяком действии человека зак
лючено намерение достигнуть этим действием счастья. Во
вторых, если на деле человек не достигает счастья, то где
причина? В ошибочном выборе средств. Какое средство безо
шибочно ведет к счастью? Ответ — добродетель. Почему добро
детель? Потому что она — высшая разумность и потому что
разумность не позволяет ошибиться в выборе средств; доб
родетель в качестве разума есть путь к счастью. Диалектика




nietzsche.pmd 254 22.12.2004, 0:06
Black
есть постоянное ремесло добродетели, ибо она исключает
255
всякое помрачение интеллекта, всякие аффекты.
В действительности человек ищет не «счастья». Удоволь
критика прежних высших ценностей




ствие есть чувство мощи: исключите аффект, и вы исклю
чаете те состояния, которые приносят с собой высшее чув
ство мощи и, следовательно, наслаждения. Высшая разум
ность — это холодное трезвое состояние, далекое от того,
чтобы приносить с собой то чувство счастья, которое свя
зано со всякого рода опьянением…
Древние философы боролись против всего того, что
опьяняет, что исключает абсолютную холодность и беспри
страстность сознания… Они были последовательны, исхо
дя из своей ложной предпосылки, что сознательность есть
высокое, высшее состояние, что она — необходимое условие
совершенства, между тем как справедливо как раз обратное.
Поскольку действуют воля и сознательность, постоль
ку ни в каком деле не может быть совершенства. Древние
философы были величайшими кропателями в деле практики,
ибо они сами теоретически обрекли себя на кропанье… На
практике все это кончалось комедиантством, и кто об этом
догадывался (как, например, Пиррон), заключал, как и все
и каждый, а именно, что в вопросах добра и справедливос
ти «маленькие люди» стоят выше философов.
Все более глубокие натуры древности питали отвраще
ние к философам добродетели. На них смотрели как на спор
щиков и комедиантов. (Мнение о Платоне как Эпикура, так
и Пиррона).
Вывод: в практике жизни, в терпении, добре и взаим
ной предупредительности маленькие люди стоят выше фи
лософов. Приблизительно таково же мнение Достоевско
го или Толстого о мужиках их родины: в своей практичес
кой жизни они более философы, они проявляют больше му
жества в своем преодолении необходимости…

435. К критике философа. Самообман философов и морали
стов, будто они не заражены декадансом потому, что борют
ся против него. Это не зависит от их воли, и сколько бы ни
отпирались, впоследствии все же обнаруживается, что они
были самыми сильными двигателями декаданса.
Возьмем философов Греции, например, Платона. Он
отвлек инстинкты от полиса, от состязания, от военной




nietzsche.pmd 255 22.12.2004, 0:06
Black
доблести, от искусства и красоты, от мистерии, веры в тра 256
дицию и предков… Он был обольстителем nobles1, его са
мого обольстил roturier2 Сократ… Он отрицал все предпо
сылки «благородных греков» старого закала, ввел диалек
тику в повседневный обиход, вступал в заговоры с тирана
ми, вел политику будущего и дал образец совершеннейше
го отклонения инстинктов от старого. Он глубок и страстен
во всем антиэллинском…
Они олицетворяют собой, один за другим, типичные
формы декаданса, эти великие философы: морально рели
гиозную идиосинкразию, анархизм, нигилизм, индиффе
рентность, цинизм, ожесточение, гедонизм, реакционность.
Вопросы о «счастье», «добродетели», «спасении души»
являются показателем физиологической противоречивости этих
натур упадка; их инстинктам не хватает устоя, не хватает
понятия куда?

436. Насколько диалектика и вера в разум основаны еще
на моральных предрассудках? У Платона мы, в качестве быв
ших обитателей некоторого интеллигибельного мира доб
ра, сохраняем еще заветы той поры; божественная диалек
тика, выросшая из добра, ведет ко всему доброму (следова
тельно, как бы «назад»). Ведь и Декарт представлял себе,
что в основном христиански этическом воззрении, опира
ющемся на веру в доброго Бога, как творца вещей, нелжи
вость Бога сама является порукой наших чувств, разума, ка
кое имели бы мы право доверять бытию! Что мышление
служит мерой действительности, что то, что не может быть
мыслимым, не существует — такое воззрение является гру
бым non plus ultra3 моральной доверчивости (к изначально
му принципу истины, лежащему в основе всех вещей), не
лепым по своей сущности утверждением, которому наш
опыт противоречит на каждом шагу. Мы вообще не можем
вовсе мыслить ничего так, как оно существует.

437. Настоящие греческие философы — это досократики (с Со
кратом кое что меняется). Все это знатные особы, сторо

1
дворян (фр.).
2
разночинец (фр.).
3
пределом, крайней степенью (лат.).




nietzsche.pmd 256 22.12.2004, 0:06
Black
нившиеся народа и общественной нравственности, много
257
странствовавшие, строгие, вплоть до угрюмости, с медлен
ным взором, не чуждые государственным делам и дипло
критика прежних высших ценностей




матии. Они предвосхищают у мудрецов все великие концеп
ции вещей; они сами представляют собой такую концепцию,
систематизируют себя. Ничто не дает лучшего представле
ния о высоте греческого духа, как это внезапное богатство
типов, как, это непроизвольно достигнутое совершенство
в деле выработки великих возможностей философского
идеала. Я вижу только еще одну оригинальную фигуру сре
ди позднейших философов — мыслителя запоздалого, но по
необходимости пришедшего последним — нигилиста Пирро
на: его инстинкт был враждебен тому, что выплыло на повер
хность,— сократовцам, Платону, артистическому оптимиз
му Гераклита (Пиррон через Протагора восходит к Демок
риту…).
Мудрая усталость: Пиррон. Жить среди низших, быть
низшим. Без гордыни. Жить просто; чтить и верить в то, во
что все веруют. Остерегаться науки и духа и всего того, что
предрасполагает к чванству… Быть простым, неописуемо тер
пеливым, беспечальным и кротким, отличаться ?p?qeia1, еще
более pra?thj2. Явившийся среди шума школ буддист Греции,
опоздавший, усталый, с протестом усталого против рвения
диалектиков, с безверием усталого в важность всех вещей. Он
видел Александра, он видел индийских кающихся. На таких
запоздалых и утонченных действует обольстительно все низ
кое, бедное, даже идиотское. Это наркотизирует, это выпря
мляет (Паскаль). С другой стороны, они в этой сутолоке и
близости с кем попало ощущают какую то теплоту. Они нуж
даются в теплоте, эти усталые… Преодолеть противоречие;
не нужно состязания; не нужно стремления отличиться; от
рицать греческие инстинкты (Пиррон жил со своей сестрой,
которая была повивальной бабкой). Облечь мудрость в плащ
бедности и нищеты, дабы она не выделила более человека,
исполнять самые низкие обязанности — отправляться на ба
зар продавать поросят… Сладость; ясность; безразличие; ни
каких добродетелей, требующих жестов. Нивелирование
себя также и в добродетели: предельное бесстрастие.

1
апатия (греч.).
2
прострация (греч.).




nietzsche.pmd 257 22.12.2004, 0:06
Black
Пиррон, а с ним Эпикур, являются выразителями двух 258
форм греческого декаданса. Их роднила ненависть к диалек
тике и всяким актерским добродетелям — то и другое вмес
те звалось тогда философией. Намеренно ни во что не ста
вили то, что любили, выбирая для таких вещей самые обыч
ные и даже презрительные названия, изображая собой со
стояние, когда человек чувствует себя ни больным, ни здо
ровым, ни живым, ни мертвым… Эпикур наивнее, более
идиллик, благодарнее. Пиррон опытнее, зрелее, нигили
стичнее… Его жизнь была протестом против великого —
учения тождества (Счастье = добродетель = познание). Подлин
ная жизнь вырабатывается не наукой, мудрость не делает
«мудрым»… Подлинная жизнь не хочет счастья, не прини
мает счастье в соображение…

438. Борьба, предпринятая Эпикуром против «старой ве
ры» была, строго говоря, борьбой против предшествовавше
го христианства, борьбой против уже помраченного, омо
рализованного, проквашенного чувством вины, обветшало
го и больного древнего мира.
Не «испорченность нравов» древности, но как раз омо
рализирование ее было единственной предпосылкою по
беды христианства над древним миром. Нравственный фа
натизм (короче, Платон) разрушил язычество, переоценив
его ценности и отравив его невинность.
Мы должны же наконец понять, что разрушенное сто
яло выше того, что победило! Христианство возникло из
психологической извращенности, могло пустить корни лишь
на испорченной почве.

439. Научность — как дрессировка или как инстинкт? Я вижу
в греческих философах деградацию инстинктов. Иначе они
не могли бы заблуждаться до такой степени, полагая состоя
ние сознательности более ценным.
Интенсивность сознания стоит в обратном отношении к
легкости и быстроте церебральной передачи. Там господ
ствовало обратное мнение об инстинктах, что всегда являет
ся признаком ослабления инстинктов.
Действительно, жизнь полнее там, где она менее всего
сознательна (т. е. где не выступают ее логика, доводы, сред
ства, намерение, ее полезность). Возврат к фактическому




nietzsche.pmd 258 22.12.2004, 0:06
Black
bon sens1 к bon homme2, к «Маленьким людям» всех родов.
259
Справедливость и мудрость, накопленные в течение поколений,
не сознающие своих принципов, обнаруживающие даже
критика прежних высших ценностей




некоторый страх перед принципами. Требовать резонирую
щей добродетели — не резонно… Философ компрометирует
себя подобным требованием.

440. Если, благодаря упражнению, в течение целого ряда
поколений мораль как бы накопилась, а следовательно, на
коплялась и утонченность, предусмотрительность, храб
рость, добросовестность, то вся совокупная сила этой накоп
ленной добродетели излучается также и в ту сферу, в кото
рой справедливость реже всего проявляется — в сфере духов
ной. При всяком процессе сознания испытывается некото
рое стеснение организма; нужно испробовать что то новое,
ничто в достаточной мере не подготовлено к этому, явля
ется чувство затруднения, напряженности, повышенная
раздражимость — все это и есть осознание…
Гений заложен в инстинкт, точно так же, как и добро
та. Действуешь только тогда совершенно, когда действуешь
инстинктивно. Также и с моральной точки зрения, всякое
мышление, протекающее сознательно,— есть лишь некото
рое нащупывание почвы, чаще всего нечто обратное мора
ли. Научная честность служит вывеской, когда мыслитель
начинает резонировать. Можно сделать опыт, взвесить му
дрейших на чувствительнейших весах, заставив их высказы
ваться о морали…
Одно можно доказать — это то, что всякое мышление,
протекающее сознательно, соответствует и гораздо более
низкой ступени морали, чем мышление того же человека,
когда оно управляется инстинктами.

441. Борьба против Сократа, Платона, против всех сокра
товских школ имеет в своей основе глубокое инстинктив
ное сознание, что человека нельзя сделать лучше, внушая ему,
что добродетель есть нечто, подлежащее доказательству и
требующее обоснования… В конце концов у них все сводит
ся к ничтожному факту, что инстинкт борьбы вынудил всех

1
здравому смыслу (фр.).
2
доброму человеку (фр.).




nietzsche.pmd 259 22.12.2004, 0:06
Black
этих прирожденных диалектиков прославить свою личную 260
склонность, как наивысшее ее свойство, а прочие достоинства
считать обусловленными ею. Антинаучный дух всей этой
«философии»: она стремится оставаться во что бы то ни ста
ло правой.

442. Это поразительно. В начальном периоде греческой
философии мы наталкиваемся на борьбу против науки при
помощи некоторой теории познания, или скепсиса — и ради
чего? Все в интересах морали… (Ненависть к физикам и вра
чам). Сократ, Аристипп, мегарийцы, циники, Эпикур, Пир
рон, это — генеральный штурм познания во имя морали (не
нависть также и к диалектике). Проблема; они приближа
ются к софистам, чтобы отделаться от науки. С другой сто
роны, все физики настолько порабощены, что принимают
в основы своего учения схему истины, истинного бытия,
например: атом, четыре стихии (признание принципа по
степенного нарастания сущего ради объяснения множе
ственности и изменчивости). Учат презрению к объектив
ности интереса: возврат к практическому интересу, личной
полезности всякого познания…
Борьба против науки направлена против: 1) ее пафоса
(объективности), 2) ее средств (т. е. против ее полезности),
3) ее результатов (как имеющих детский характер).
Эта же борьба позже еще раз предпринята была церко
вью во имя благочестия, церковь унаследовала от древнос
ти весь ее арсенал. Теория познания играет здесь такую же
роль, как у Канта, как у индийцев… Не желают никаких стес
нений — желают, чтобы руки были развязаны для отыскания
своего «пути».
Против чего, собственно, они борются? Против обяза
тельности, закономерности, необходимости идти рука об
руку — они, повидимому, называют это свободой.
В этом находит свое выражение декаданс. Инстинкт
солидарности настолько выродился, что солидарность ощу
щают как тиранию. Они не хотят никакого авторитета, ни
какой солидарности, никакого включения в строй с его не
благородной медленностью движений. Им ненавистен по
ступательный ход науки, им ненавистно нежелание при
быть к цели, выдержка, личный индифферентизм челове
ка науки.




nietzsche.pmd 260 22.12.2004, 0:06
Black
443. Мораль, в своей основе, враждебна науке: уже Сократ
261
так настроен, и именно потому, что наука придает важное
значение таким предметам, которые с «добром» и «злом»
критика прежних высших ценностей




не имеют ничего общего и, следовательно, уменьшают зна
чительность чувства «добра» и «зла». Ведь мораль хочет, что
бы к ее услугам был весь человек и все его силы. Ей кажется
расточительностью со стороны того, кто для расточитель
ности недостаточно богат, если он серьезно отдается расте
ниям и звездам. Поэтому с тех пор, как Сократ занес в на
уку болезнь морализирования, научность в Греции быстро
пошла под гору. Никто уже больше не поднимался на ту вы
соту, которой достигла мысль Демокрита, Гиппократа и Фу
кидида.

444. Проблема философа и ученого. Влияние возраста; при
вычки, действующие на психику угнетающе (домоседство
a la Кант; переутомление; недостаточное питание мозга;
чтение). Существеннее: не проявляется ли уже симптом де
каданса в самой склонности к такой всеобщности; объектив
ность как дисгрегация воли (умение оставаться вдали…). Это
предполагает безразличие по отношению к сильным вле
чениям (своего рода изоляция, исключительное положе
ние, борьба с нормальными влечениями).
Типичен разрыв с родиной, стремление все в более ши
рокие круги, растущий экзотизм, онемение старых импера
тивов, в особенности этот постоянный вопрос «куда?» («сча
стье») служит признаком разрыва с организационными фор
мами, перелома.
Возникает вопрос, представляет ли ученый в большей
мере симптом декаданса, чем философ? Как целое он не обо
соблен, только часть его исключительно посвящена позна
нию, вышколена для определенного угла зрения. Ему нуж
ны, для его дела, все добродетели сильной, здоровой расы,
большая строгость, мужество, мудрость. Он скорее симптом
высокой многосторонности культуры, чем ее усталости.
Ученый декаданса — плохой ученый. Между тем как философ
декаданса, по крайней мере до сих пор, слыл за типичного
философа.

445. Ничто так редко не встречается в среде философов
как интеллектуальная добросовестность. Возможно, что они




nietzsche.pmd 261 22.12.2004, 0:06
Black
утверждают как раз противоположное; вероятно они даже 262
и убеждены в этом, но все их ремесло обязывает их при
знавать только некоторые определенные истины. Они зна
ют, что им нужно доказать. Они, пожалуй, и видят признак
того, что они философы, в том, что сходятся относительно
этих «истин». Таковы, например, моральные истины. Но
вера в мораль еще не доказательство морали. Бывают слу
чаи — и философы представляют именно такой случай — ко
гда подобная вера просто безнравственна.

446. В чем же проявляется отсталость философа? В том, что
он принимает свои личные качества за необходимые и за
единственно ведущие к достижению «высшего блага» (на
пример, диалектика Платона). В том, что он располагает
всякого рода людей по лестнице степеней, постепенно воз
вышающихся до его собственного типа, который он счита
ет высшим.
Что он считает маловажным то, что ценится другими,
что роет пропасть между высшими жреческими ценностями
и ценностями светскими. Что он знает, что такое истина, что
такое Бог, что такое цель, что такое путь…
Типичный философ здесь является абсолютным догма
тиком. Если он чувствует потребность в скепсисе, то лишь
для того, чтобы приобрести право в самом главном для себя —
говорить как догматик.

447. Философ в борьбе со своими соперниками, например,
с наукой: тут он становится скептиком; тут он оставляет за
собой право на такую форму познания, которая, по его мне
нию, недоступна ученому. Тут он идет со жрецом рука об
руку, чтобы не возбудить подозрения в атеизме, материа
лизме. Всякое нападение на себя он считает нападением на
мораль, на добродетель, религию и порядок. Он умеет дис
кредитировать своих противников как «соблазнителей» и
«людей, ведущих подкопы», здесь он идет рука об руку с
властью.
Философ в борьбе с другими философами: он старает
ся вынудить их проявить себя в качестве анархистов, без
божников, противников авторитета.
In summa: поскольку он борется, он борется во всем как
жрец, как каста жрецов.




nietzsche.pmd 262 22.12.2004, 0:06
Black
[3. Истина и ложь философов]
263

448. Философия, определяемая Кантом как «наука о грани
критика прежних высших ценностей




цах разума»!!

449. Философия есть искусство находить истину — так учит
Аристотель. Против этого восстают эпикурейцы, использо
вавшие для своих целей сенсуалистическую гносеологию
Аристотеля; они относятся весьма иронически и отрицатель
но к поискам истины; «философия как искусство жизни».

450. Три великие наивности:
— познание как путь к счастью (как будто…);
— как путь к добродетели (как будто…);
— как путь к «отрицанию жизни», поскольку оно есть
путь к разочарованию (как будто…).

451. Как будто существует «истина», к которой можно бы
ло бы так или иначе приблизиться!

452. Заблуждение и незнание пагубны. Утверждение, что
истина достигнута и что с незнанием и заблуждением по
кончено — это одно из величайших заблуждений, какие толь
ко могут быть. Допустим, что этому поверили, тогда тем са
мым была парализована воля к изысканию, исследованию,
осторожности, испытанию. Сама эта воля может казаться
кощунством, именно как сомнение в истине…
«Истина», следовательно, пагубнее заблуждения и не
знания, потому что сковывает силы, направленные на про
свещение и познание.
А тут еще аффект лени становится на сторону «истины»
(«Мышление — это страдание, несчастье»!); равным образом
порядок, норма, счастье обладания, гордыня мудрости — все
это in summa суетное — удобнее повиноваться, чем исследовать;
гораздо приятнее думать: «я обладаю истиной,— чем видеть
вокруг себя один мрак. Прежде всего это успокаивает, дает
надежду, облегчает жизнь, это «улучшает» характер, посколь
ку уменьшается недоверие. «Душевный покой», «безмятежная
совесть» — все это изобретения, возможные только при ус
ловии, что истина существует. «По плодам их познаете их»…
«Истина» — есть истина, ибо она делает людей лучше… И да




nietzsche.pmd 263 22.12.2004, 0:06
Black
лее в том же духе — все доброе, успешное заносится на счет 264
истины.
Это служит показателем силы — счастье, довольство,
общее и частное благосостояние принимается как резуль
тат веры в мораль… Напротив неудачный исход нужно припи
сывать недостатку веры.

453. Причины заблуждения кроются как в доброй воле чело
века, так и в дурной. Он в сотне случаев закрывает глаза на
действительность, он фальсифицирует ее, чтобы не страдать
от своей доброй или дурной воли. Например, или судьбы
человека направляются Богом, или жалкий жребий его на
ходит свое объяснение в том, что это ниспослано и предопре
делено ради спасения души; такой недостаток «филологии»,
который для более тонкого интеллекта кажется некоторой
неопрятностью мышления, фальшью, в общем есть результат
влияния доброй воли. Добрая воля, «благородные чувства»,
«возвышенные состояния» в отношении употребляемых
ими средств являются такими же фальшивомонетчиками и
обманщиками, как и отвергаемые во имя морали и считающи
еся эгоистическими аффекты любви, ненависти и мести.
Ошибки — вот что человечеству обошлось дороже все
го, и, в общем, ошибки, проистекавшие из «доброй воли»,
оказались более всего вредными. Заблуждение, которое де
лает счастливым, пагубнее, чем то, которое непосредствен
но вызывает дурные последствия. Последнее изощряет,
делает недоверчивым, очищает разум; первое — усыпляет…
Прекрасные чувства, возвышенные порывы принадле
жат, говоря физиологически, к наркотическим средствам.
Злоупотребление ими ведет к тому же результату, что и зло
употребление любым другим опиумом — к нервной слабости…

454. Заблуждение — самая дорогая роскошь, какую человек
может себе позволить; но когда заблуждение является к тому
же, еще и физиологическим заблуждением, то оно стано
вится опасным для жизни. Что же, следовательно, дороже
всего обошлось человечеству, за что больше всего оно рас
плачивалось? За свои «истины», потому что все они в то же
время были заблуждениями in physiologicis1…

1
в естествоведении (лат.).




nietzsche.pmd 264 22.12.2004, 0:06
Black
455. Психологические смешения — потребность в вере смеши
265
вается с «волей к истине» (как, например, у Карлейля). Но
точно так же смешивают потребность безверия с «волей к ис
критика прежних высших ценностей




тине» (потребность разделаться с верой может вытекать из
сотни побуждений — оказаться правым в опоре с каким ни
будь «верующим»). Что вдохновляет скептиков? Ненависть к
догматикам — или потребность в покое, усталость, как у Пир
рона.
Выгоды, которых ожидали от истины, были выгодами,
вытекающими из веры в нее. Ибо взятая сама в себе истина
могла быть весьма мучительной, вредной, роковой. С дру
гой стороны нападали на «истину», когда ждали от победы
над ней известных выгод, например, свободы от господству
ющих властей.
Методику истины выводили не из мотивов истины, а
из мотивов власти, в стремлении к превосходству.
Чем доказуется истина? Чувством повышенной власти,
полезностью, неизбежностью, одним словом, выгодами, (т. е.
предпосылками о том, какова должна быть истина, чтобы
она пользовалась нашим признанием). Но это — предрассудок,
признак того, что речь идет вовсе не об истине.
Какое значение имеет, например, «воля к истине» у
Гонкуров? У натуралистов? Критика «объективности».
Для чего познавать, не лучше ли заблуждаться?. . Жела
ли всегда веры, а не истины. Вера создается при помощи
совершенно иных, противоположных средств, нежели мето
дика исследования, первая даже исключает последнюю.

456. Наличность известной степени веры является, в на
ших глазах, теперь доводом против того, во что веруешь —
еще более для знака вопроса относительно душевного здо
ровья верующего.

457. Мученики. Для преодоления всего того, что зиждется
на благоговении, требуется со стороны нападающего дер
зновенный, отчаянный, даже бесстыдный образ мысли…
Если же принять еще во внимание, что человечество в те
чение тысячелетий освящало только заблуждения в каче
стве истин, что всякую критику первых клеймили как при
знак дурного образа мысли, то приходится с сожалением
признать, что нужна была изрядная доза имморальности, что




nietzsche.pmd 265 22.12.2004, 0:06
Black
бы взять на себя инициативу нападения, то есть разумения… 266
Да простится этим имморалистам, что они разыгрывали из
себя «мучеников истины». Истина в том, что ими руково
дило не влечение к истине, но инстинкт разрушения, дер
зновенный скепсис, страсть к приключениям — вот из ка
ких влечений вытекало их отрицание. В других случаях лич
ная ненависть увлекала их в сферу проблем. Они ополча
лись против проблем, чтобы одержать верх над лицами. Но
прежде всего научно полезной стала месть, месть угнетен
ных, то есть тех, которые господствующей истиной были
оттеснены в сторону и даже угнетены…
Истина, я хочу сказать — научная методика, была усвое
на и двинута вперед теми, которые угадали в ней средство
борьбы, орудие истребления… Но чтобы придать своим на
падениям благовидный характер, они пускают в ход аппа
рат, заимствованный у тех, на кого они нападали. Они афи
шируют понятие «истины», придавая ей столь же абсолют
ное значение, как и их противники. Они становятся фанати
ками или, по крайней мере, принимают соответственную
позу, ибо всякой другой позе не придавалось серьезного зна
чения. Все прочее довершает уже преследование, страст
ность, шаткое положение преследуемого. Ненависть росла
и обусловила невозможность удержаться на почве науки.
Они все в конце концов стремились одержать верх таким
же нелепым способом, как и их противники… Слова — «убеж
дение», «вера», гордость мученичества, все это — состояния,
неблагоприятные познанию. Противники истины в конце
концов усвоили сами, в своем решении вопроса об истине,
субъективную манеру во всем ее объеме, с ее позировкой,
жертвами, ироническими решениями, то есть продлили гос
подство антинаучных методов. Как мученики они компро
метировали свое собственное дело.

458. Опасное разграничение «теоретического» и «практическо
го»,— например, у Канта, а также у древних. Они делают вид,
словно чистый дух ставит перед ними проблему познания
и метафизики, они делают вид, словно к практике прила
гаются свои оценки, независимые от ответа, даваемого те
орией.
Против первого утверждения выдвигаю я мою психо
логию философов: их отвлеченнейшие соображения и их «ду




nietzsche.pmd 266 22.12.2004, 0:06
Black
ховность» являются все таки только последним бледным
267
отпечатком некоторого физиологического факта; здесь аб
солютно отсутствует свободная воля, все — инстинкт, все
критика прежних высших ценностей




заранее направлено по определенному пути…
Относительно второго я ставлю следующий вопрос: для
того, чтобы правильно действовать, знаем ли мы какой ли
бо другой метод, кроме правильного мышления? Послед
нее есть уже действие, а первое предполагает мышление.
Имеем ли мы возможность судить о ценности известного
образа жизни каким либо иным способом, чем мы судим о
ценности теории, т. е. при помощи индукции, сравнения?
Наивные люди верят, что тут дело обстоит для нас лучше,
что в этом случае мы знаем, что такое «добро». Философы
вторят этому. Мы приходим к заключению, что здесь нали
цо только вера и ничего больше…
«Нужно действовать, следовательно, нужна руководящая
нить» — говорили сами древние скептики. Настоятельная
необходимость в том или ином решении берется как аргу
мент для признания здесь чего либо истинным.
«Не надо действовать» — говорили их более последова
тельные братья буддисты, и изобрели руководящую нить,
указующую, как избавиться от действия…
Ввести себя в норму, жить как живет «простой смерт
ный», считать справедливым и хорошим то, что он считает
справедливым — это будет подчинением стадным инстинктам.
Нужно дойти в своей отваге и строгости до того, чтобы
ощущать такое подчинение как позор. Не мерить двойной
мерой!.. Не отделять теории от практики!..

459. Ничто из того, что когда то сходило за истину, не есть
истина. Все, что некогда презирали как нечто нечестивое,
запретное, презренное, пагубное — все эти цветы растут
теперь на прелестных тропинках истины.
Вся эта старая мораль уже не касается нас больше. Здесь
нет ни одного понятия, которое заслуживало бы еще наше
го уважения. Мы пережили все эти понятия, мы уже не так
грубы и наивны, чтобы давать себя таким путем ввести в
обман. Говоря более любезно, мы слишком добродетельны
для этого… И если истина в старом смысле потому только и
была «истиной», что старая мораль говорила ей «да», могла
говорить ей «да», то из этого следует, что нам вообще не




nietzsche.pmd 267 22.12.2004, 0:06
Black
нужна более никакая истина старого времени… Нашим кри 268
терием истины ни в каком случае не является моральность.
Мы опровергаем какое либо ее утверждение, доказывая его
зависимость от морали или что оно внушено благородны
ми чувствами.

460. Все эти ценности эмпиричны и условны. Но тот, кто
в них верит, кто их чтит, не желает признавать за ними это
го их характера. Философы все верят в эти ценности, и одна
из форм их почитания выразилась в старании сделать их ис
тинами a priori… Фальсифицирующий характер этого благо
говения.
Благоговение есть высокая проба интеллектуальной
добросовестности. Но во всей истории философии нельзя
найти никакой интеллектуальной добросовестности, а толь
ко «любовь к добру»…
Абсолютный недостаток метода для проверки ценнос
ти этих ценностей. Во вторых: нежелание проверки этих
ценностей и вообще условного их понимания. Когда дело
шло о моральных ценностях, все антинаучные инстинкты
соединились в целях исключения научности…


[4. Заключительные размышления к критике философии]

461. Почему философы — клеветники?
Коварная и слепая ненависть философов к внешним
чувствам. Сколько плебейства и мещанства во всей этой не
нависти!
Народ всегда считает известное злоупотребление, имев
шее для него дурные последствия, доводом против того, что
было предметом злоупотребления. Совершенно так же ар
гументируют и все мятежные движения, направленные
против принципов как в политике, так и в хозяйстве, в мол
чаливом предположении, что данный abusus1 необходимо
присущ принципу.
Это — грустная история: человек ищет принципа, на ос
новании которого он мог бы презирать человека; он изоб
ретает новый мир, чтобы иметь возможность оклеветать и

1
злоупотребление (лат.).




nietzsche.pmd 268 22.12.2004, 0:06
Black
очернить этот мир. В действительности же он каждый раз
269
хватается за ничто и создает из этого ничто «Бога», «исти
ну», и во всяком случае судью и карателя этого бытия.
критика прежних высших ценностей




Если угодно найти подтверждение тому, насколько глу
боко и сильно жаждут удовлетворения чисто варварские по
требности человека даже в прирученном «цивилизован
ном» его состоянии, то стоит лишь обозреть «лейтмотивы»
всего философского развития: тут какая то месть по отно
шению к действительности, коварно злобное разрушение
мира оценок, в котором человек живет, неудовлетворенность
души, для которой прирученное состояние — пытка, и ко
торая находит сладострастное наслаждение в болезненном
расторжении всех связывающих ее уз.
История философии — это скрытая ярость против ос
новных предпосылок жизни, против чувств, ценности жиз
ни, против всего, что становится на сторону жизни. Фило
софы никогда не останавливались перед утверждением ка
кого либо мира, раз только этот мир противоречит данно
му миру и дает указания для осуждения этого мира. То была
до сих пор великая школа злословия, и она так сильно импо
нировала, что и теперь еще наша наука, выдающая себя за
заступницу жизни, принимает основное положение этой
клеветы и рассматривает этот мир как что то кажущееся,
эту цепь причин как нечто исключительно феноменальное.
Что, собственно, ненавидят здесь?
Я боюсь, что постоянная Цирцея философов — мораль, сы
грала с ними эту злую шутку и обрекла вечно оставаться кле
ветниками… Они верили в моральные «истины», в них они
всегда находили высшие ценности — что же им оставалось
более, как только по мере того, как они постигали бытие, в
той же мере говорить ему «нет»? Ибо это существование не
моральное… И эта жизнь покоится на неморальных предпо
сылках; и всякая мораль отрицает жизнь.
Упраздним же этот «истинный мир», а чтобы иметь
возможность сделать это, мы должны упразднить прежние
высшие ценности, мораль… Достаточно доказать, что и мо
раль неморальна в том именно смысле, в каком до сих пор
осуждалось все неморальное.
Если, таким образом, тирания прежних ценностей бу
дет сломлена, если будет упразднен и «истинный мир», то
сам собой возникнет новый строй ценностей.




nietzsche.pmd 269 22.12.2004, 0:06
Black
Видимый мир и измышленный мир — вот в чем проти 270
воречие. Последний до сих пор назывался «истинным ми
ром», «истиной», «божеством». Его нам следует упразднить.
Логика моей концепции:
1) Мораль как высшая ценность (госпожа над всеми фаза
ми философии, даже скептической). Результат: этот мир
никуда не годен. Он не есть «истинный мир».
2) Что определяет в этом случае высшую ценность? Что
собственно представляет мораль? — Инстинкт декаданса;
здесь истомленные и обойденные мстят этим способом за
себя. Исторический довод: философы постоянно были дека
дентами… на службе нигилистических религий.
3) Инстинкт декаданса, выступающий как воля к влас
ти. Доказательство: абсолютная неморальность средств на про
тяжении всей истории морали.
Общий вывод — прежние высшие ценности суть част
ный случай воли к власти, сама мораль есть частный случай
неморальности.

462. [Принципиальные нововведения.] На место «мораль
ных ценностей» — исключительно натуралистические ценнос
ти. Натурализация морали.
Вместо «социологии» — учение о формах и образах господ
ства.
Вместо «общества» — культурный комплекс — как предмет
моего главного интереса (как бы некоторое целое, соотно
сительное в своих частях).
Вместо «теории познания» — перспективное учение об аф
фектах (для чего необходима иерархия аффектов: преобра
зованные аффекты, их высший порядок, их «духовность»).
Вместо «метафизики» и религии — учение о вечном возвра
щении (в качестве средства воспитания и отбора).

463. Мои предтечи — Шопенгауэр: поскольку я углубил пес
симизм и лишь путем установления его крайней противо
положности прочувствовал его до конца.
Затем — идеальные художники: их прорастание из бо
напартистского движения.
Затем — высшие европейцы, предвестники великой по
литики.
Затем — греки и их возникновение.




nietzsche.pmd 270 22.12.2004, 0:06
Black
464. Я назвал моих бессознательных сотрудников и пред
271
теч. Но где должен я, с некоторой надеждой на успех, ис
кать философов в моем вкусе или, по крайней мере, подоб
критика прежних высших ценностей




ную моей потребность в новых философах? Только там, где гос
подствует аристократический образ мысли, т. е. такой об
раз мысли, который верит в рабство и различные степени
зависимости как в основное условие высшей культуры; там,
где господствует творческий образ мысли, который ставит
миру в качестве цели не счастье покоя, не «субботу суббот»,
который даже мир чтит лишь как средство к новым войнам;
образ мысли, который предписывает законы грядущему,
который во имя грядущего жестоко, тиранически обраща
ется с самим собой и со всем современным; не знающий
колебаний, «неморальный» образ мысли, который стремит
ся воспитать и взрастить как хорошие, так и дурные свой
ства человека, ибо он верит в свою мощь, верит, что она
сумеет поставить и те и другие на надлежащее место — на
место, где они будут равно нужны друг другу. Но тот, кто
теперь ищет философов в этом смысле, какие виды может
он иметь найти то, что ищет? Не очевидно ли, что в этих
поисках он, вооружившись даже наилучшим диогеновским
фонарем, понапрасну будет блуждать день и ночь? Наш век
есть век обратных инстинктов. Он хочет, прежде всего и
раньше всего, удобства; во вторых, он хочет гласности и
большого театрального шума, того оглушительного барабан
ного боя, который соответствует его базарным вкусам; он
хочет, в третьих, чтобы каждый с глубокой покорностью
лежал на брюхе перед величайшей ложью, которая называ
ется равенством людей и уважал только уравнивающие и ни
велирующие добродетели. Но тем самым он в корне вражде
бен возникновению философа, как я его понимаю, хотя бы
в простоте сердечной он и полагал, что способствует появ
лению такового. Действительно, весь мир плачется теперь
по поводу того, как плохо приходилось прежде философам,
поставленным между костром, дурной совестью и притя
зательной мудростью отцов церкви. На самом же деле, как
раз тут то и были даны сравнительно более благоприятные
условия для развития могучего, широкого, хитрого, дер
зновенно отважного духа, чем условия современности. В
настоящее время имеются сравнительно более благопри
ятные условия для зарождения другого духа, духа демаго




nietzsche.pmd 271 22.12.2004, 0:06
Black
гии, духа театральности, а может быть также и духа бобров
и муравьев, живущего в ученом, но зато тем хуже обстоит
дело по отношению к высшим художникам: не погибают ли
они почти все благодаря отсутствию внутренней дисцип
лины? Извне они больше не испытывают тирании абсолют
ных скрижалей ценностей, установленных церковью или
двором: и вот они не умеют более воспитывать в себе «сво
его внутреннего тирана» — своей воли. И то, что можно ска
зать о художниках, можно в еще более высоком и роковом
смысле сказать о философах. Где же теперь свободные ду
хом? Покажите мне в наши дни свободного духом!

465. Под «свободой духа» я понимаю нечто весьма опреде
ленное: в сто раз превосходить философов и других учени
ков «истины» в строгости к самому себе, в честности и му
жественности, в безусловной воле говорить «нет» там, где
это «нет» опасно. Я отношусь к бывшим доселе философам,
как к презренным libertins1, нарядившимся в капюшон женщи
ны — «истины».




1
распутникам (фр.).




nietzsche.pmd 272 22.12.2004, 0:06
Black
книга третья


принцип
новой оценки
Перевод Е. Соловьевой (i),
М. Рубинштейна (ii),
М. Рудницкого (iii–iv)




nietzsche.pmd 273 22.12.2004, 0:06
Black
275


i.
принцип новой оценки




[a) Метод исследования]

466. Не победа науки является отличительной чертой на
шего XIX века, но победа научного метода над наукой.

467. История научного метода почти отождествляется Огю
стом Контом с самой философией.

468. Великие методологи: Аристотель, Бэкон, Декарт, Огюст
Конт.

469. Наиболее ценные открытия делаются позднее всего:
наиболее же ценные открытия — это методы.
Все методы, все предпосылки нашей современной на
уки встречали в течение тысячелетий глубочайшее презре
ние; сторонники таковых исключались из общения с поря
дочными людьми, считались «врагами Бога», отрицателями
высшего идеала, «одержимыми бесом».
Против нас был направлен весь пафос человечества;
наше представление о том, чем должна быть «истина», в чем
должно заключаться служение истине, наша объективность,
наш метод, наши спокойные, осторожные, недоверчивые
приемы были в полном презрении… В сущности дольше все
го мешал человечеству некоторый эстетический вкус: оно
верило в живописный эффект истины, оно требовало от
познающего, чтобы тот сильно действовал на фантазию.
Может показаться, будто мы являем собой некоторую
противоположность, будто нами сделан скачок: на самом же
деле привычка к обращению с моральными гиперболами
подготовила шаг за шагом тот пафос более умеренного свойства,
который воплотился в виде научного мышления.
Добросовестность в мелочах, самоконтроль религиозно
го человека послужили подготовительной школой в деле
образования научного мышления: и прежде всего образ мы




nietzsche.pmd 275 22.12.2004, 0:06
Black
слей, который серьезно относится к проблемам, независимо от 276
результатов, которые могут получиться лично для исследо
вателя…


[b) Теоретико познавательный отправной пункт]

470. Глубокое отвращение к тому, чтобы раз навсегда успо
коиться на каком нибудь одном широком миропонимании.
Соблазнительность противоположного способа мыслить: не
допускать лишить себя привлекательности энигматическо
го характера.

471. Предположение, что в основе вещей все совершает
ся настолько морально, что всегда бывает прав человечес
кий разум — есть простодушное предположение честных
простых людей, следствие их веры в божественную нелжи
вость — Бог, понимаемый как творец вещей. Понятия как на
следие какого либо потустороннего предсуществования.

472. Отрицание так называемых «фактов сознания». На
блюдение в тысячу раз труднее, заблуждение является, быть
может, вообще необходимым условием наблюдения.

473. Интеллект не может критиковать сам себя, именно
потому, что мы не имеем возможности сравнивать его с
иновидными интеллектами, и потому, что его способность
познавать могла бы проявиться лишь по отношению к «ис
тинной действительности», т. е. потому, что для критики
интеллекта нам нужно было бы быть высшими существами
с «абсолютным познанием». Это предполагало бы уже, что,
помимо всяких перспективных способов рассмотрения и
чувственно духовного усвоения, существует еще нечто, некая
«вещь в себе». Но психологическая дедукция веры в вещи не
позволяет нам говорить о «вещах в себе».

474. Что между субъектом и объектом существует некото
рого рода адекватное отношение; что объект есть нечто
такое, что, рассматриваемое изнутри, является субъектом, это
есть простодушное открытие, которое, как я думаю, уже от
жило свое время. Мера того, что вообще доходит до наше




nietzsche.pmd 276 22.12.2004, 0:06
Black
го сознания, находится в полнейшей зависимости от грубой
277
полезности осознания: как могла бы эта столь узкая пер
спектива сознания позволить нам высказать о «субъекте» и
принцип новой оценки




«объекте» что либо, что затрагивало бы реальность!

475. Критика новейшей философии: ошибочность отправ
ного пункта, будто существуют «факты сознания» — будто в
области самонаблюдения нет места феноменализму.

476. «Сознание» — в какой степени кажутся поверхностны
ми представляемое представление, представляемая воля,
представляемое чувство (единственное нам известное)! Наш
внутренний мир также «явление»!

477. Я утверждаю феноменальность также и внутреннего ми
ра: все, что является в нашем сознании, с самого начала во
всех подробностях прилажено, упрощено, схематизировано,
истолковано,— действительный процесс внутреннего «вос
приятия», причинная связь мыслей, чувств, желаний, связь
между субъектом и объектом абсолютно скрыта от нас и, быть
может, есть только наше воображение. Этот «кажущийся
внутренний мир» обработан совершенно в тех же формах и
теми же способами, как и «внешний» мир. Мы нигде не
наталкиваемся «на факты»; удовольствие и неудовольствие
суть позднейшие и производные феномены интеллекта…
«Истинная причинность» не дается нам в руки: пред
положение непосредственной причиной связи между мыс
лями в той форме, как его делает логика, есть следствие
наигрубейшего и в высшей степени неуклюжего наблюде
ния. Между двумя мыслями еще имеет место игра всевозмож
ных аффектов, но движения слишком быстры; поэтому мы
не замечаем их; отрицаем их наличность…
«Мышление», как его себе представляют теоретики
познания, не имеет места вовсе; это — совершенно произ
вольная фикция, достигаемая выделением одного элемен
та из процесса и исключением всех остальных, искусствен
ное приспособление в целях большей понятности…
«Дух», нечто, что думает или, пожалуй, даже «дух абсо
лютный, чистый, pur1» — вся эта концепция есть производ

1
безупречный (фр.).




nietzsche.pmd 277 22.12.2004, 0:06
Black
ное, вторичное следствие ложного самонаблюдения, веря 278
щего в «мышление»: здесь, во первых, изобретен акт, кото
рого на самом деле не бывает — «мышление», и, во вторых,
придуман субъект — субстрат, являющийся источником каж
дого из актов этого мышления и только их; это значит, что
как действие, так и деятель выдуманы.

478. Не следует искать феноменализма в ненадлежащем
месте: нет ничего феноменальнее или, говоря яснее, нет
ничего более обманчивого, как этот внутренний мир, наблю
даемый нами с помощью пресловутого «внутреннего» чув
ства.
Мы до такой степени верили в волю как причину, что,
основываясь на нашем личном опыте, вложили некоторую
причину во все происходящее вообще (т. е. намерение как
причину всего происходящего).
Мы верим, что мысль и мысль, как они следуют в нас
друг за другом, связаны между собой некоторой причинной
цепью: логик в особенности, который действительно толь
ко и говорит, что о случаях, никогда не встречающихся в
действительности, привык к предрассудку, что мысли явля
ются причиной мыслей.
Мы верим — и даже наши философы еще верят в это,—
что удовольствие и боль суть причины реакций, что в том и
смысл удовольствия и боли, чтобы давать повод к реакци
ям. Вот уже целые тысячелетия, как удовольствие и жела
ние избежать неудовольствия выставляются как мотив вся
кого действия. Вдумавшись немного, мы могли бы допус
тить, что все имело бы тот же ход, прошло бы при налично
сти совершенно того же сцепления причин и действий и в
том случае, если бы эти состояния — «удовольствие и боль»
— отсутствовали; и просто заблуждаются, когда утвержда
ют, что они являются причиной чего либо. Это — сопутству
ющие явления, связанные с совершенно другими последстви
ями и не имеющие задачей вызывать реакции; они сами уже
представляют собой действия в пределах начавшегося про
цесса реакции.
In summa: все, что сознается, есть некоторое конечное
явление, некоторый заключительный акт и не является
причиной чего либо; всякая последовательность в сознании
имеет совершенно атомистический характер. А мы пыта




nietzsche.pmd 278 22.12.2004, 0:06
Black
лись понять мир с обратной точки зрения — как будто не су
279
ществует ничего действующего и реального, кроме мышле
ния, чувствования воли!
принцип новой оценки




479. Феноменализм «внутреннего мира». Хронологическое извра
щение: причина появляется в сознании позднее, чем дейст
вие. Мы узнали, что боль проецируется в известное место
тела, хотя и не имеет там своего пребывания.
Мы узнали, что ощущение, которое наивно предпола
галось обусловленным внешним миром, скорее обусловле
но миром внутренним, что истинное воздействие внешне
го мира протекает всегда бессознательно… Та часть внеш
него мира, которая отражается в нашем сознании, являет
ся порождением того действия, которое производится на
нас извне и лишь затем проецируется как его «причина»…
В феноменализме «внутреннего мира» мы хронологи
чески переставляем места причины и действия. Основной
факт «внутреннего опыта» — это то, что причина вымыш
ляется после того как действие уже совершилось…
То же можно сказать и о последовательности мыслей —
мы ищем основания какой нибудь нашей мысли, хотя оно
еще и не осознано нами: и потому в сознании выступают
сначала основание, а затем его следствия… Все наши сны
суть истолкования наших общих чувств путем подыскания
к этим последним возможных причин, и притом так, что
какое либо состояние сознается нами лишь тогда, когда при
сочиненная к нему причинная цепь уже сама появилась в
сознании.
Весь «внутренний опыт» покоится на том, что к извест
ному возбуждению нервных центров подыскивается и пред
ставляется причина, и что найденная причина выступает в
сознании первой; эта причина никоим образом не адекват
на действительной причине, это — только нащупывание,
основанное на былых «внутренних опытах», т. е. на памяти.
Но память сохраняет и привычку старых интерпретаций,
т. е. ложной, ошибочной причинной связи, так что «вну
тренний опыт» должен хранить в себе еще и следы всех
былых ошибочных причин — фикций. Наш «внешний мир»,
в том виде, как мы его ежеминутно проецируем, неразрыв
но связан со старым заблуждением относительно основа
ния, мы толкуем этот мир по схеме «вещи» и т. д.




nietzsche.pmd 279 22.12.2004, 0:06
Black
«Внутренний опыт» выступает в нашем сознании лишь 280
после того, как он найдет себе словесную форму для своего
выражения, понятную для индивида, т. е. перевод некото
рого состояния на язык более знакомых ему состояний: «по
нять» значит, с наивной точки зрения только — иметь воз
можность выразить нечто новое на языке чего то старого,
знакомого. Например, выражение: «я чувствую себя дурно»
— подобное суждение предполагает большую и позднейшего
происхождения нейтральность наблюдающего; наивный чело
век всегда говорит: то то и то то производит, что я чувствую
себя дурно; он начинает ясно понимать свое недомогание
лишь тогда, когда видит причину, в силу которой он должен
чувствовать себя дурно. Я называю это недостатком филоло
гии; читать текст как текст, не перемешивая его толкова
ниями, есть наиболее поздняя форма внутреннего опыта,
быть может, форма почти невозможная…

480. Не существует ни «духа», ни разума, ни мышления, ни
сознания, ни души, ни воли, ни истины: все это фикции, ни
к чему не пригодные. Дело идет не о «субъекте и объекте»,
но об определенной породе животных, которая может про
цветать только при условии некоторой относительной пра
вильности, а главное — закономерности ее восприятий (так,
чтобы эта порода могла накоплять опыт)…
Познание работает как орудие власти. Поэтому совер
шенно ясно, что оно растет соответственно росту власти.
Смысл «познания»: здесь, как и относительно терминов
«добро» или «красота», нужно брать понятие в строго и узко
антропоцентрическом и биологическом смысле. Для того,
чтобы определенная порода могла удержаться и расти в си
ле, она должна внести в свою концепцию реальности столь
ко пребывающего себе равным и доступного учету, чтобы
на этом можно было построить схему поведения. Полезность
с точки зрения сохранения, а не какая нибудь абстрактно тео
ретическая потребность не быть обманутым, служит моти
вом к развитию органов познания… они развиваются так,
чтобы результатов их наблюдений было достаточно для на
шего сохранения. Иначе говоря: мера желания познать за
висит от меры роста воли к власти в сказанной породе; каж
дая порода захватывает столько реальности, сколько она мо
жет одолеть и заставить служить себе.




nietzsche.pmd 280 22.12.2004, 0:06
Black
[c) Вера в «Я». Субъект]
281

481. Против позитивизма, который не идет далее фено
принцип новой оценки




менов («существуют лишь факты»), явозразил бы; нет, имен
но фактов не существует, а только интерпретации. Мы не
можем установить никакого факта «в себе», быть может
прямо бессмысленно хотеть чего либо подобного.
«Все субъективно» — говорите вы, но это уже толкование.
«Субъект» не есть что либо данное, но нечто присочинен
ное, подставленное. Да и нужно ли наконец позади интер
претаций помещать еще и интерпретирующего? Уже это
одно — вымысел, гипотеза.
Поскольку вообще слово «познание» имеет смысл, мир
познаваем, но он может быть истолковываем и на иной лад,
он не имеет какого нибудь одного смысла, но бесчисленные
смыслы. «Перспективизм».
Наши потребности, вот что истолковывает мир; наши
влечения и их «за» и «против». Всякое влечение есть изве
стный вид властолюбия, всякое влечение имеет свою пер
спективу, которую оно хотело бы навязать как норму всем
другим влечениям.

482. Мы представляем какое нибудь слово там, где начи
нается наше неведение, где мы больше ничего не можем
разглядеть, например, слово «я», слово «действовать», сло
во «претерпевать»: быть может это — линии, очерчивающие
горизонт нашего познания, но не «истины».

483. Мышление полагает «я»; но до сих пор верили, подоб
но толпе, что в «я мыслю» лежит нечто непосредственно
достоверное, и что это «я» есть данная нам причина мышле
ния, по аналогии с которой мы понимаем все другие при
чинные отношения. Как бы привычна и неизбежна ни была
теперь эта фикция, это одно еще не может служить дово
дом против ее вымышленности: вера может быть услови
ем жизни и, несмотря на это, может быть ложной.

<<

стр. 9
(всего 30)

СОДЕРЖАНИЕ

>>