стр. 1
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Раймонд Моуди. Жизнь после жизни
Исследование феномена продолжения жизни после смерти тела.

С О Д Е Р Ж А Н И Е
Предисловие..
Феномен смерти.
Опыт умирания.
Невыразимость.
Способность слышать происходящее
Ощущение мира и покоя.
Шум.
Темный туннель.
Вне тела.
Встреча с другими.
Светящееся существо.
Картины прошлого.
Граница или предел.
Возвращение
Как рассказать о пережитом другим людям.
Влияние на жизнь.
Новое отношение к смерти.
Подтверждения.
Параллели.
Библия.
Платон.
Тибетская Книга Мертвых.
Эммануэль Сведенборг
Вопросы
Объяснения.
Сверхъестественные обьяснения
Научные объяснения.
1. Фармакологические
2. Физиологические.
3. Неврологические.
4. Психологические.
Исследование последствий изоляции.
Сны, галлюцинации, иллюзии
Впечатления.
Об авторе
Послесловие переводчика

Раймонд Моуди. Жизнь после жизни
Исследование феномена продолжения жизни
после смерти тела.
(С предисловием д-ра КУБЛЕР - РОССЕ)
ПЕРЕВОД С АНГЛИЙСКОГО
1976
ПРЕДИСЛОВИЕ
Мне была оказана привелегия прочесть книгу д-ра Моуди
"Жизнь после жизни" еще до выхода ее в свет. Я восхищена тем,
что этот молодой ученый имел смелость избрать подобное
направление для своей работы и вместе с тем сделать эту область
исследования доступной для широкой публики.
С тех пор, как я начала свою работу с безнадежно больными
пациентами, продолжающуюся уже на протяжении 20 лет, меня все
больше и больше эанимает проблема феномена смерти. Мы довольно
много знаем о процессах связанных с умиранием, однако имеется
еще много неясного относительно того момента смерти и
переживаний наших пациентов в то время, когда они считаются
клинически мертвыми.
Исследования, подобные тем, о которых рассказывается в
книге д-ра Моуди, дают нам возможность узнать много нового и
подтверждают то, чему нас учили в течение двух тысячелетий -
что есть жизнь после смерти. Несмотря на то, что сам автор не
претендует на исследование собственно смерти, из его материалов
очевидно, что умирающие пациенты продолжают отчетливо
осознавать то, что происходит вокруг них и после того, как их
считают клинически мертвыми. Все это в большой степени
соответствует моим собственным исследованиям сообщений
пациентов, которые умерли и затем были возвращены к жизни. Эти
сообщения были совершенно неожиданными и часто приводили в
изумление искушенных, известных и безусловно компетентных
врачей.
Все эти пациенты пережили выход из своего физического
тела, сопровождающийся ощущением необычайного мира и полноты.
Многие из них свидетельствуют об общении с другими лицами,
которые помогали им в переходе в другой план бытия. Большинство
были встречены людьми, которые их когда-то любили и умерли
ранее, или же религиозными персонажами, которым они придавали
серьезное значение при жизни и которые, естественно,
соответствовали их религиозным верованиям. Было весьма отрадно
читать книгу д-ра Моуди как раз в то время, когда я сама готова
опубликовать свои собственные изыскания.
Д-р Моуди должен быть готовым к большому числу критических
высказываний, в основном с двух сторон. Во-первых, со стороны
духовенства, которое конечно будет обеспокоено тем, что кто-то
осмелился проводить исследования в области, которая считается
табу. Некоторые представители ряда религиозных групп уже
выражали свое критическое отношение к такого рода
исследованиям. Один священник, например, охарактеризовал их как
"погоню за дешевой славой". Многие считают, что вопрос о жизни
после смерти должен оставаться предметом слепой веры и не
должен кем-либо испытываться. Другая группа людей, со стороны
которых д-р Моуди может ожидать реакцию на его книгу - ученые и
медики, которые сочтут исследования такого рода ненаучными.
Я думаю, что мы достигли некоторой переходной эры. Мы
должны иметь смелость открывать новые двери и не исключать
возможность того, что современные научные методы перестали
соответствовать новым направлениям исследований. Я думаю, что
эта книга откроет такие новые двери для людей с открытым
сознанием и даст им уверенность и смелость в разработке новых
проблем. Они увидят, что данная публикация д-ра Моуди вполне
достоверна, так как написана искренним и честным
исследователем. Полученные данные подтверждаются моими
собственными исследованиями и изысканиями других вполне
авторитетных ученых, исследователей и представителей
духовенства, которые имеют смелость исследовать эту новую
область в надежде помочь тем, кто хочет знать, а не просто
верить.
Я рекомендую эту книгу всем людям с открытым сознанием и
поздравляю д-ра Моуди с его смелым решением опубликовать
результаты своих изысканий.
Элисабет Кюблер-Росс, д-р медицины.
Флоссмур, Иллинойс.
Эта книга, по существу написанная о человеческом бытии,
естественно отражает основные взгляды и убеждения ее автора.
Несмотря на то, что я старался по возможности быть объективным
и честным, некоторые факты обо мне по-видимому будут
небесполезны для оценки некоторых необычных утверждений,
которые встречаются в этой книге.
Прежде всего, я сам никогда не был при смерти, так что я
не могу свидетельствовать о соответствующих переживаниях,
исходя из собственного опыта, так сказать, из первых рук. В то
же время я не могу на этом основании отстаивать свою полную
объективность, поскольку мои собственные эмоции несомненно
включились в общую структуру книги. Выслушивая так много людей,
очарованных тем опытом, о котором рассказывается в этой книге,
я чувствовал, что и сам как бы живу их жизнью. Я могу только
надеятся, что такая позиция не скомпрометирует рациональность и
уравновешенность моего подхода.
Во-вторых, я пишу как человек не изучавший основательно
огромную литературу по парапсихологии и всевозможным оккультным
явлениям. Я говорю это не с целью дискредитировать эту
литературу, - напротив, я даже уверен, что более основательное
знакомство с ней могло бы углубить понимание тех явлений,
которые я наблюдал.
В-третьих, заслуживает упоминания моя религиозная
принадлежность. Моя семья принадлежала к Пресвитерианской
Церкви, однако, мои родители никогда не старались навязать свои
религиозные верования и взгляды детям. В основном они старались
по мере моего развития поощрять мои собственные интересы и
создавать условия для благоприятного развития моих
наклонностей. Таким образом, я рос, имея религию не как набор
застывших доктрин, а скорее как область духовных и религиозных
учений, взглядов, вопросов.
Я верю в то, что все великие религии человечества обращены
к нам, чтобы сказать много правды, и я уверен, что ни один из
нас не в состоянии осознать всей глубины истин, заключенных в
каждой из них. В формальном отношении я принадлежу к
Методистской Церкви.
В-четвертых, мое академическое и профессиональное
образование довольно разнообразно, так что иные могли бы даже
назвать его разрозненным. Я изучал философию в Университете в
Вирджинии и получил докторскую степень по этому предмету в 1969
году. Область моих интересов в философии составляют этика,
логика и философия языка. После трехлетнего преподавания
философии в Калифорнийском Университете я решил поступить на
медицинский факультет, после чего я предполагал стать
психиатором и преподавать философию медицины на медицинском
факультете. Все эти интересы и полученные знания в той или иной
форме помогли мне в осуществлении настоящего исследования.
Я надеюсь, что эта книга привлечет внимание к явлению,
которое является одновременно широко распространенным и в то же
время весьма мало известным и поможет преодолеть предубеждение
общественности в этом отношении. Ибо я твердо убежден, что
данный феномен имеет огромное значение не только для
теоретической и практической областей исследований, особенно
для психологии, психиатрии, медицины, философии, богословия и
пастырства, но так же и для нашего повседневного образа жизни.
Я позволю себе в начале сказать, то чему обстоятельные
причины будут даны много позже, а именно, - я не стремлюсь
"показать" что есть жизнь после смерти. И я вообще не думаю,
что такое "доказательство" действительно возможно. Отчасти
поэтому я избегал в приводимых рассказах идентифицирующих
деталей, оставляя в то же время их содержание неизменным. Это
было необходимо как для избежания огласки того, что касается
отдельных лиц, так и для получения разрешения на публикацию
рассказа о пережитом.
Думаю, что многие читатели найдут утверждения, которые
даются в этой книге, невероятными, и первая реакция таких людей
будет выкинуть все это из головы. Я не имею намерения кого-либо
порицать за это. Несколько лет назад у меня должно быть была бы
точно такая же реакция. Я не прошу о том, чтобы кто-либо
поверил всему тому, что написано в этой книге и принял бы мою
точку зрения из простого доверия ко мне как к автору.
Действительно, как невозможности или неспособности возразить
авторитетному мнению, я особенно прошу не делать этого.
Единственное, о чем я прошу тех, кто не поверит тому, что
прочтет здесь, это просто немного оглядеться вокруг. Я уже не
раз обращался к своим оппонентам с этим призывом. И среди тех,
кто принимал его, было много людей, которые будучи вначале
скептиками, со временем начинали вместе со мной всерьез
задумываться над подобными событиями.
С другой стороны, я не сомневаюсь, что среди моих
читателей будет много таких, которые, прочтя эту книгу получат
большое облегчение, так как обнаружат, что они не одиноки в
том, что им пришлось пережить. Для таких людей - особенно для
тех, которые, как это и бывает в большинстве случаев, не
рассказывали о пережитом никому, за исключением нескольких
доверенных лиц, -я могу сказать одно: я надеюсь, что моя книга
придаст вам смелости рассказать об этом несколько свободнее, т.
к. это прольет больше света на наиболее загадочную сторону
жизни человеческой души.
ФЕНОМЕН СМЕРТИ.
На что похожа смерть ? Этот вопрос человечество задает
себе с момента своего возникновения. За последнии несколько лет
я имел возможность ставить этот вопрос перед значительным
числом слушателей. Среди них были студенты психологических,
философских и социологических факультетов, верующие,
телезрители, члены гражданских клубов и профессиональные
медики. В итоге, с некоторой долей осторожности, я могу
сказать, что эта тема вызывает пожалуй наиболее серьезное
отношение у всех людей независимо от их эмоционального типа или
принадлежности к той или иной социальным группам.
Однако, несмотря на этот интерес, несомненно и то, что для
большинства из нас очень трудно говорить о смерти. Это
объясняется по крайней мере двумя причинами. Одна из них в
основном психологического или культурного характера. Сама тема
о смерти - табу. Мы чувствуем, по крайней мере подсознательно,
что сталкиваясь со смертью в какой-либо форме, даже косвенно,
мы неизбежно встаем перед перспективой нашей собственной
смерти, картина нашей смерти как бы приближается к нам и
делается более реальной и мыслимой. Например, многие
студенты-медики, в том числе и я сам, помнят, что даже такая
встреча со смертью, которую переживает каждый, кто в первый раз
пересекает порог анатомической лаборатории медицинского
факультета, вызывает весьма тревожное ощущение. Причина моих
собственных неприяных переживаний мне теперь представляется
совершенно очевидной. Как мне теперь вспоминается, мои
переживания почти не относились к тем людям, останки которых я
там видел, хотя, конечно, в какой-то мере я думал и о них тоже.
Но то, что я видел на столе, было для меня главным образом
символом моей собственной смерти. Так или иначе, возможно
полусознательно, я должно быть подумал: "Это случится со мной".
Таким образом и разговор о смерти с психологической точки
зрения может рассматриваться как косвенное приближение к
смерти, только на другом уровне. Несомненно, что многие люди
воспринимают любые разговоры о смерти как нечто такое, что в их
сознании вызывает настолько реальный образ смерти, что они
начинают ощущать близость собственной кончины. Чтобы уберечь
себя от такой психологической травмы, они решают просто
избегать таких разговоров, насколько это возможно.
Другая причина, из-за которой трудно разговаривать о
смерти, несколько сложнее, поскольку коренится в самой природе
нашего языка. В основном, слова, составляющие человеческий
язык, относятся к вещям, знание о которых мы получаем благодаря
нашим физическим ощущениям, в то время как смерть есть нечто
такое, что лежит за пределами нашего сознательного опыта,
потому что большинство из нас никогда не переживали ее.
Таким образом, если мы говорим о смерти вообще мы должны
избегать как социального табу, так и языковой дилеммы, которая
имеет основание в нашем подсознательном опыте. В конце концов
мы приходим к эвфемистическим аналогиям. Мы сравниваем смерть
или умирание с вещами, с которыми мы знакомы из нашего
повседневного опыта и которые представляются нам весьма
приемлемыми.
Вероятно, одна из аналогий такого типа - сравнение смерти
со сном. Умирание, говорим мы себе, подобно засыпанию. Такого
рода выражения имеют место и в нашем повседневном языке и
мышлении, а также и в литературе многих веков и культур.
Очевидно, такие выражения были обычны и в Древней Греции.
Например, в Иллиаде Гомер называет сон "братом смерти", а
Платон в своем диалоге "Апология" вкладывает в уста своего
учителя Сократа, приговоренного Афинским судом к смерти
следующие слова: "И если смерть есть отсутствие всякого
ощущения, -что-то вроде сна, когда спящий не видит далее
никаких снов, то она была бы удивительно выгодной. В самом
деле, я думаю, если бы кто должен был выбирать такую ночь, в
которую он так спал, что даже снов не видел и, сопоставив с
этой ночью все остальные ночи и дни своей жизни, сообразил бы,
сколько дней и ночей он прожил лучше и приятнее в сравнении со
всеми остальными ночами и днями пересчитать легко.
Итак, если смерть такова, то я, по крайней мере, считаю ее
выгодной, потому что все последующее время (с момента смерти)
оказывается ничем не больше одной ночи". (Перевод взят из
"Собрания Творений Платона". Петербург, Академия" 1823 г. , т.
1, стр. 81).
Та же аналогия используется и в нашем современном языке. Я
имею в виду выражение "усыпить". Если вы приносите к ветеренару
собаку с просьбой усыпить ее, вы обычно имеете в виду нечто
совсем иное, чем когда вы просите анестезиолога усыпить вашу
жену или вашего мужа. Другие люди предпочитают другую, но
сходную аналогию. Умирание, говорят они, похоже на забывание.
Когда человек умирает, он забывает все свои горести, исчезают
все мучительные и неприятные воспоминания.
Как бы ни были стары и широко распространены эти аналогии,
как с "засыпанием", так и с "забыванием", их все же нельзя
признать вполне удовлетворительными. Каждая из них дает
по-своему одно и то же утверждение. Хотя они и говорят это в
несколько более приятной форме, тем не менее обе они
утверждают, что смерть фактически есть просто исчезновение
нашего сознания навсегда. Если это так, то тогда смерть в
действительности не имеет ни одной из привлекательных черт
засыпания или забывания. Сон приятен и желателен для нас,
поскольку за ним следует пробуждение. Ночной сон доставляющий
нам отдых, делает часы бодрствования, следующие за ним, более
приятными и продуктивными. Если бы не было пробуждения, всех
преимуществ сна просто не существовало бы. Сходным образом
аннигиляция нашего сознательного опыта подразумевает
исчезновение не только мучительных воспоминаний, но также всех
приятных. Таким образом, при более тщательном рассмотрении ни
одна из аналогий не является настолько адекватной, чтобы дать
нам реальное утешение или надежду перед лицом смерти.
Существует, однако, другая точка зрения, которая не
приемлет утверждение, что смерть есть исчезновение сознания.
Согласно этой второй, возможно еще более древней концепции,
определенная часть человеческого существа продолжает жить даже
после того, как физическое тело прекращает функционировать и
полностью разрушается. Эта постоянно существующая часть
получила много названий - психика, душа, разум, "я", сущность,
сознание. Но как бы она не называлась, представление о том, что
человек переходит в какой-то иной мир после физической смерти,
является одним из наиболее древних человеческих верований. На
территории Турции, например, были обнаружены захоронения
неандертальцев, насчитывающие около 100 000 лет. Найденные там
окаменевшие отпечатки позволили археологам установить, что эти
древние люди погребали своих умерших на ложе из цветов. Это
позволяет предполагать, что они относились к смерти как к
празнованию перехода умершего из этого мира в другой.
Действительно, с самых древних времен захоронения во всех
странах мира свидетельствует о вере в продолжение существования
человека после смерти его тела.
Таким образом, мы имеем дело с противостоящими друг другу
ответами на наш первоначальный вопрос о природе смерти. Оба они
имеют очень древнее происхождение и тем не менее оба широко
распространены и по сей день. Одни говорят, что смерть это
исчезновение сознания, другие же утверждают, с такой же
уверенностью, что смерть есть переход души или разума в другое
измерение реальности. В повествовании, которое приводится ниже,
я ни в какой мере не стремлюсь отвергнуть какой-либо из этих
ответов. Я просто хочу привести отчет об исследовании,
проведенном лично мною.
За последние несколько лет я встретился с большим числом
людей, которые претерпели то, что я буду называть "предсмертным
опытом". Я находил их разными путями. Сначала это произошло
случайно. В 1965 году, когда я был студентом - дипломником по
курсу философии в университете штата Вирджиния, я встретил
человека который был профессором психиатрии в Медицинской
школе. Меня с самого начала поразили его доброжелательность,
теплота и юмор. Я был очень удивлен, когда позднее узнал о нем
интересные подробности, а именно, что он был мертв, и не один
раз, а дважды, с интервалом в 10 минут, и что он рассказывал
совершенно фантастические вещи о том, что с ним происходило в
это время. Позже я слышал, как он рассказывал свою историю
небольшой группе студентов. В то время это произвело на меня
очень большое впечатление, но поскольку я не имел еще
достаточного опыта, чтобы оценивать подобные случаи, я "отложил
его подальше" как в своей памяти, так и в виде перепечатанного
конспекта его рассказа.
Несколько лет спустя, после того, как я получил степень
доктора философии, я преподавал в университете штата Северная
Каролина. В ходе одного из курсов мои студенты должны были
прочесть "Федон" Платона, труд, в котором в числе других
вопросов обсуждается также проблема бессмертия. В своей лекции
я сделал акцент на других положениях Платона, предсталенных в
этой работе и не стал останавливаться на обсуждении вопроса
жизни после смерти. В один из дней после занятий ко мне подошел
студент и спросил нельзя ли ему обсудить со мной вопрос о
бессмертии. Его интересовала эта проблема потому, что его
бабушка "умирала" во время операции и рассказывала потом об
очень интересных впечатлениях. Я попросил его рассказать об
этом и, к моему величайшему изумлению , он описал те же самые
события, о которых я слышал от нашего профессора психиатрии за
несколько лет до этого.
С этого времени мои поиски подобных случаев стали более
активными и я начал в моих курсах философии читать лекции по
проблеме жизни человека после смерти. Однако, я соблюдал
осторожность и осторожность и не упоминал эти два случая
переживания опыта смерти в моих лекциях. Я решил подождать и
посмотреть. Если такие рассказы не просто случайность,
предположил я, то, возможно, я узнаю больше, если просто
подниму в общей форме вопрос о бессмертии на философских
семинарах, проявив сочувственное отношение к этой теме. К моему
изумлению, я обнаружил, что почти в каждой группе, состоящей
примерно из тридцати человек, по крайней мере один студент
обычно подходил ко мне после занятий и рассказывал собственный
случай опыта близости к смерти, о котором он слышал от близких
людей или перенес сам.
С того момента, как я начал интересоваться этим вопросом,
меня поражало это огромное сходство ощущений, несмотря на то,
что они были получены от людей, весьма различных по своим
религиозным взглядам, социальному положению и образованию. К
тому времени, как я поступил в медицинскую школу, я собрал уже
значительное число таких случаев. Я стал упоминать о проводимом
мной неофициальном исследовании в разговорах с некоторыми из
моих знакомых медиков. Как-то раз один из моих друзей уговорил
меня сделать доклад перед медицинской аудиторией. Затем
последовали другие предложения публичных выступлений. И снова я
обнаружил, что после каждого выступления кто-нибудь подходил ко
мне, чтобы рассказать об известном ему самому опыте такого
рода.
По мере того, как о моих интересах становилось все более
известно, врачи стали сообщать мне о больных, которых они
реанимировали и которые рассказали мне о своих необычных
ощущениях. После того, как появились газетные статьи о моих
исследованиях, многие люди стали присылать мне письма с
подробными рассказами о подобных случаях.
В настоящее время мне известно примерно 150 случаев, когда
эти явления имели место. Случаи, которые я изучил, могут быть
разделены на три четкие категории:
1. Опыт людей, которых врачи считали или объявили
клинически мертвыми и которые были реанимированы,
2. Опыт людей, которые в результате аварии либо опасного
ранения или болезни были очень близки к состоянию физической
смерти,
3. Ощущения людей, которые находились при смерти и
рассказывали о них другим людям, находившимся рядом. Из
большого количества фактического материала представленного
этими 150 случаями, естественно был произведен отбор. С одной
стороны, он был преднамеренным. Так, например, хотя рассказы,
относящиеся к третьей категории дополняют и хорошо согласуются
с рассказами двух первых категорий, я как правило не
рассматривал их по двум причинам. Во-первых, это могло снизить число
случаев до уровня, более пригодного для всестороннего анализа и,
во-вторых позволило бы мне по возможности придерживаться лишь сообщений
из первых уст. Таким образом, я опросил очень подробно 50 человек, опыт
которых я могу использовать. Из них случаи первого типа (те, в которых
имела место клиническая смерть) значительно более богаты событиями, чем
случаи второго типа (в которых произошло лишь приближение к смерти).
Действительно, во время моих публичных лекций на эту тему,
случаи "смерти" всегда вызвали значительно больший интерес.
Некоторые сообщения, появившиеся в печати, были написаны таким
образом, что можно было подумать, будто я имел дело лишь со
случаями такого рода.
Однако, при подборе случаев, которые должны были быть
представлены в этой книге, я избегал искушения останавливаться
только лишь на тех случаях, в которых имела место "смерть",
потому что, как будет видно дальше, случаи второго типа не
отличаются; а скорее образуют единое целое со случаями первого
типа. Кроме того, хотя предсмертный опыт сам по себе сходен, но
в то же время, как обстоятельства, сопутствующие ему, так и
люди, описывающие его, очень разнятся. В связи с этим, я
попытался дать выборку случаев адекватно отражающих эту
вариабильность. Опираясь на эти предпосылки, давайте теперь
обратимся к рассмотрению тех событий, которые, насколько мне
удалось установить, могут происходить, когда человек умирает.
ОПЫТ УМИРАНИЯ
Несмотря на большое разнообразие обстоятельств, связанных
с близким знакомством со смертью, а также типов людей,
переживших это, все же несомненно то, что между рассказами о
самих событиях в этот момент имеется поразительное сходство.
Практически сходство между различными сообщениями настолько
велико, что можно выделить около пятнадцати отдельных элемнтов,
которые вновь и вновь встречаются среди большого числа
сообщений, собранных мной. На основании этих общих моментов
позволю себе построить краткое, теоретически "идеальное" или
"полное" описание опыта, которое включает в себя все общие
элементы в том порядке, в каком они обычно встречаются.
Человек умирает, и в тот момент, когда его физическое
страдание достигает предела, он слышит, как врач признает его
мертвым. Он слышит неприятный шум, громкий звон или жужжание, и
в то же время он чувствует, что движется с большой скоростью
сквозь длинный черный туннель. После этого он внезапно
обнаруживает себя вне своего физического тела, но еще в
непосредственном физическом окружении, он видит свое
собственное тело на расстоянии, как посторонний зритель. Он
наблюдает за попытками вернуть его к жизни, обладая этим
необычным преимуществом, и находится в состоянии некоторого
эмоционального шока.
Через некоторое время он собирается с мыслями и постепенно
привыкает к своему новому положению. Он замечает, что он
обладает телом, но совсем иной природы и с совсем другими
свойствами, чем то физическое тело, которое он покинул. Вскоре
с ним происходят другие события. К нему приходят души других
людей, чтобы встретить его и помочь ему. Он видит души уже
умерших родственников и друзей, и перед ним появляется
светящееся существо, от которого исходит такая любовь и
душевная теплота, какой он никогда не встречал. Это существо
без слов задает ему вопрос, позволяющий ему оценить свою жизнь
и проводит его через мгновенные картины важнейших событий его
жизни, проходящие перед его
мысленным взором в обратном порядке. В какой-то момент он обнаруживает,
что приблизился к некоему барьеру или границе, составляющей,
по-видимому, раздел между земной и последующей жизнью. Однако он
обнаруживает, что должен вернуться обратно на землю, что час его смерти
еще не наступил. В этот момент он сопротивляется, так как теперь он
познал опыт иной жизни и не хочет возвращаться. Он переполнен ощущением
радости, любви и покоя. Несмотря на свое нежелание, он, тем не менее
каким-то образом воссоединяется со своим физическим телом и возвращается
к жизни. Позднее он пытается рассказать обо всем этом другим, но ему
трудно это сделать. Прежде всего ему трудно найти в человеческом языке
адекватные слова для описания этих неземных событий. Кроме того, он
сталкивается с насмешками и перестает рассказывать другим людям. Тем не
менее, пережитые события оказывают глубокое влияние на его жизнь и
особенно на его представление о смерти и ее соотношении с жизнью.
Важно заметить, что приведенное выше описание не является
изложением опыта какого-либо определенного человека. Это скорее
"модель", объединение общих элементов, встречающихся во многих
рассказах. Я привожу ее здесь только для того, чтобы дать
предварительное общее представление о том, что может переживать
умирающий человек. Поскольку это модель, а не конкретное
описание, я постараюсь в данной главе обсудить подробно каждый
из элементов на основании многочисленных примеров.
Прежде чем это сделать, необходимо, однако, остановиться
на некоторых моментах, чтобы ввести представленный обобщенный
материал о предсмертном опыте в соответствующие рамки.
1. Несмотря на поразительное сходство между отдельными
рассказами, никакие два из них не были совершенно идентичными
(хотя некоторые весьма приближались к этому).
2. Я не встретил ни одного человека, в рассказе которого
присутствовали все до одного элементы обобщенного опыта. Очень
многие сообщаали о большинстве из них, примерно о восьми или
более, а некоторые упоминают до двенадцати.
3. Не было ни одного элемента обобщенного опыта, который
встретился бы в рассказах абсолютно всех людей. Тем не менее
некоторые из этих элементов были почти универсальными.
4. В моей обобщенной модели нет ни одного элемента,
который встретился бы всего лишь в одном рассказе. Каждый был
обнаружен во многих независимых сообщениях.
5. Порядок, в котором умирающий человек проходит различные
этапы, кратко перечисленные выше, может отличаться от того,
который перечислен в моей "теоретической модели". Например,
многие люди рассказывают, что они видели "светящееся существо"
до того или одновременно с тем, как они покинули свое
физическое тело, а не так, как это дано в модели, т. е.
некоторое время спустя. Однако порядок, в котором этапы
приведены в модели, является очень типичным и сильные
отклонения от него редки.
6. Насколько далеко заходит умирающий в прохождении этапов
гипотетической полной последовательности событий зависит от
того, действительно ли он был в состоянии клинической смерти.
Похоже на то, что люди, которые были "мертвыми" пережили более
яркий и полный опыт чем те, которые только приблизились к
смерти, а те, которые были "мертвы" в течение более длительного
периода зашли дальше тех, которые были "мертвы" в течение
короткого промежутка времени.
7. Несколько человек, с которыми я беседовал, были
признаны умершими, реанимированы и в своем последующем рассказе
не упоминали ни об одном из этих общих элементов. Фактически,
они говорили, что они не
могут вообще ничего вспомнить о своей "смерти". Весьма интересны случаи,
когда мне приходилось беседовать с людьми, которые были признаны
умершими неоднократно с разрывом в несколько лет. Они рассказывали, что
не испытывали ничего в одном случае, но имели достаточно полный опыт в
другом.
8. Необходимо подчеркнуть, что я пишу в основном о
сообщениях, отчетах и рассказах, которые люди сообщили мне во
время бесед. Таким образом, когда я говорю, что данный элемент
обобщенного "полного" опыта отсутствует в данном сообщении, это
не значит, что я обязательно подразумеваю, что он не имел места
в опыте этого человека. Я всего лишь имею ввиду, что этот
человек не говорил мне об этом элементе или, что из его
рассказа нельзя сделать определенного заключения, что он его
пережил. С учетом всех этих оговорок давайте рассмотрим
некоторые основные этапы и события, имеющие место во время
умирания.
НЕВЫРАЗИМОСТЬ
Основа взаимопонимания при пользовании языком зиждется на
существовании широкой сферы обшечеловеческого опыта, к которому
причастно большинство из нас. Это обстоятельство является
источником существенных затруднений, осложняющих самообсуждение
тех явлений, о которых речь пойдет ниже. События, пережитые
теми, кто непосредственно приблизился к смерти, лежат настолько
вне общечеловеческого опыта, что есть все основания ожидать
определенных лингвистических трудностей при попытках выразить
то, что с ними произошло. Именно так и происходит на самом
деле. Люди, испытавшие это, все как один характеризуют свой
опыт как не поддающийся описанию, то есть "невыразимый". Многие
подчеркивают это. "Просто нет слов, чтобы выразить то, что я
хочу сказать" или "Просто не существует прилагательных и
превосходных степеней, чтобы описать это". Одна женщина описала
мне это в очень сжатой форме так:
"Для меня настоящая проблема попытаться вам сейчас это
обьяснить, потому что все слова, которые я знаю являются
трехмерными. В то же время, когда я это переживала, я не
переставала думать: "Ну вот, когда я проходила геометрию, меня
учили, что существуют только три измерения, и я всегда этому
верила. Но это неверно. Их больше. Да, конечно, наш мир, тот, в
котором мы живем сейчас живем, - трехмерный, но мир иной,
совершенно определенно, не трехмерен. И именно поэтому так
трудно рассказать вам об этом. Я должна описать вам это в
словах, которые являются трехмерными. Это наилучший способ
объяснить, что я имею ввиду, но и это объяснение не вполне
адекватно. Практически я не могу передать вам полную картину."
СПОСОБНОСТЬ СЛЫШАТЬ ПРОИСХОДЯЩЕЕ
Многие говорили, что они слышали, как врачи или другие
присутствующие признавали их умершими. Одна женщина сообщила
мне следующее:
"Я находилась в больнице, но врачи не могли установить,
что со мной, поэтому д-р Джеймс, мой врач, направил меня вниз,
к рентгенологу, сделать снимок печени, чтобы выяснить, в чем
дело. Вначале препарат, который должны были мне ввести,
проверили на моей руке, так как я подвержена аллергии к
медикаментам. Но реакции не было. После чего мне стали вводить
этот препарат. Однако после введения препарата у меня
остановилось сердце. Я слышала, как рентгенолог, работающий со мной,
подошел к телефону и набрал номер. Я слышала, как он сказал: "Доктор
Джеймс, я убил вашу пациентку, миссис Мартин", но я знала, что я не
умерла. Я попыталась шевельнуться или дать им знать, но не могла. Когда
они пытались реанимировать меня, я слышала как они обсуждали, сколько
кубиков чего-то мне ввести, но я не чувствовала уколов от игл. Я совсем
ничего не чувствовала, когда ко мне прикасались".
В другом случае у женщины, перенесшей несколько сердечных
приступов, был приступ такой силы, что она чуть не умерла. Она
рассказывает:
"Внезапно я почувствовала пронизывающую боль в груди, как
если бы моя грудная клетка вдруг оказалась скованной железным
обручем, который сжимался. Мой муж и наш друг услышали, как я
упала и прибежали ко мне на помощь. Я очутилась в глубокой тьме
и сквозь нее я слышала, как мой муж словно с большого
расстояния говорит: "На этот раз все". И я подумала: "да, все".
Молодой человек, которого сочли мертвым после
автомобильной катастрофы, рассказывает: "Я слышал, как одна
женщина, находящаяся там, говорила: "Он мертв", и кто-то ей
ответил: "Да, он мертв".
Сообщения такого типа очень хорошо согласуются с тем, что
вспоминают врачи и другие присутствующие. Так, например, один
врач мне сказал:
"У моей пациентки остановилось сердце как раз перед тем,
как я с еще одним хирургом должен был ее оперировать. Я
находился в этот момент рядом, и я видел, как ее зрачки
расширились. В течение некоторого времени мы пытались вернуть
ее к жизни, но безуспешно, и я сказал другому врачу,
работающему вместе со мной: "Давай попробуем еще раз и после
этого прекратим". На этот раз ее сердце начало биться и она
пришла в себя. Позже я спросил ее, что она помнит о своей
"смерти". Она ответила, что не помнит почти ничего, кроме моих
слов "Давайте попробуем еще раз и после этого прекратим".
ОЩУЩЕНИЕ МИРА И ПОКОЯ
Многие люди описывают исключительно приятные ощущения и
чувства во время первых этапов своего опыта. После тяжелой
травмы один человек не проявлял никаких признаков жизни. Он
рассказывает следующее:
"В момент травмы я ощутил внезапную боль, но затем боль
исчезла. У меня было такое ощущение, словно я парю в воздухе в
темном пространстве. День был очень холодный, однако, когда я
находился в этой темноте, мне было тепло и приятно как никогда.
Я помню, что я подумал: "Наверно, я умер".
Женщина, которую вернули к жизни после сердечного
припадка, отвечает:
"Я начала испытывать совершенно необычные ощущения. Я не
чувствовала ничего, кроме мира, облегчения, именно покоя. Я
обнаружила, что все мои тревоги исчезли и я подумала про себя:
"Как покойно и хорошо и нет никакой боли".
Другой человек вспоминает:
"У меня просто было огромное ощущение одиночества и
мира... Оно было прекрасно, в душе у меня было такое чувство
покоя".
Человек, который "умер" от ранения, полученного во
Вьетнаме, рассказывает, что в момент ранения он испытал чувство
"огромного облегчения". "Боли не было совсем и я никогда не
чувствовал себя таким свободным, мне было легко и все было
хорошо".
ШУМ
Во многих сообщениях упоминается о разного рода слуховых
ощущениях в момент смерти или перед ним. Иногда они крайне
неприятные. Вот описание, данное человеком, который 20 минут
был "мертв" во время полостной операции. "Очень неприятный
жужжащий звук, шедший изнутри моей головы. Он очень раздражал
меня... Я никогда не забуду этого шума". Другая женщина
говорит, что когда она потеряла сознание, то услышала "громкий
звон; его можно описать как жужжание. И я была как бы во
вращающемся состоянии". Мне приходилось слышать также, что это
неприятное ощущение характеризовали как "громкое щелканье, рев,
стуки и как "свистящий" звук, похожий на ветер".
В других случаях слуховые эффекты имеют, по-видимому,
более приятное в музыкальном отношении выражение. Так,
например, человек, который был признан умершим, но затем
реанимирован, по прибытии в больницу рассказал, что во время
своего предсмертного опыта он испытывал следующие ощущения: "Я
слышал нечто похожее на колокольный звон где-то вдалеке, словно
доносимый ветром. Это звучало как японские ветряные колокола...
Это был единственный звук, который я слышал в этот момент".
Молодая женщина, которая чуть не умерла от внутреннего
кровоизлияния, связанного с нарушением свертываемости крови,
говорит, что в момент коллапса она "начала слышать какую-то
музыку, величественную, действительно прекрасную музыку".
ТЕМНЫЙ ТУННЕЛЬ
Часто, одновременно с шумовым эффектом, у людей возникает
ощущение движения с очень большой скоростью через какое-то
темное пространство. Для описания этого пространства
используется много различных выражений. Мне приходилось
слышать, что его рассматривали как пещеру, колодец, нечто
сквозное, некое замкнутое пространство, туннель, дымоход,
вакуум, пустоту, сточную трубу, долину, цилиндр. Хотя люди в
этом случае пользуются различной терминологией, ясно, что все
они пытаются выразить одну и ту же мысль. Давайте рассмотрим
два рассказа, в которых идея туннеля четко выражена.
"Это случилось со мной, когда я был мальчиком девяти лет,
двадцать семь лет тому назад, но это было настолько
поразительно, что я никогда этого не забуду. Однажды я очень
сильно заболел и меня срочно отправили в ближайшую больницу.
Когда меня привезли, то врачи должны были дать мне наркоз,
почему, я не знаю, так как был очень маленький. В те времена
пользовались эфиром. Мне приложили тампон к носу и после этого,
как мне потом рассказывали, мое сердце перестало биться. В тот
момент я не знал, что случилось со мной, но во всяком случае,
когда это произошло, у меня были определенные ощущения. Первое,
что я услышал, - я хочу описать это в точности так, как все
происходило, - был звенящий, очень ритмичный шум, нечто вроде:
бррррр-ннннг-бррринг-бррррнннг. Затем я двигался, вы можете
считать это чем-то сверхесетественным, - через длинное темное
пространство. Оно было похоже на канализационную трубу или
нечто в этом роде. Я просто не могу вам этого описать. Я
двигался и все время слышал этот звенящий шум."
Другой человек рассказывает:
"У меня была тяжелая аллергическая реакция на местную
анестезию, и у меня остановилось дыхание. Первое, что произошло
- это было действительно сразу же - я ощутил, что проношусь
через темный, черный вакуум на предельной скорости. Я думаю,
его можно сравнить с туннелем. Ощущение было такое, как если бы
я мчался вниз на американских горках в Луна-парке..."
Человек во время тяжелой болезни был настолько близок к
смерти, что его зрачки расширились и его тело стало остывать.
Он рассказывает:
"Я был в чрезвычайно темной черной пустоте. Это очень
трудно обьяснить, но я чувствовал, словно я двигаюсь в вакууме,
прямо сквозь темноту. Однако я все осознавал. Было так, словно
я находился в цилиндре, не содержащем воздуха. Это было
странное ощущение, будто находишься наполовину здесь,
наполовину еще где-то".
Человек, который "умирал" несколько раз после ожогов и
травм от падения, говорит: "Я находился в шоке около недели и в
это время совершенно неожиданно я ушел в эту темную пустоту.
Казалось, что я находился там длительное время, просто паря и
кувыркаясь в пространстве. Я был настолько захвачен этой
пустотой, что просто не мог ни о чем другом думать".
Один человек, до того как он пережил свой опыт, имевший
место, когда он был ребенком, боялся темноты. Однако после
остановки сердца, вызванной внутренними травмами, полученными в
велосипедной аврии, он почувствовал следующее:
"У меня было ощущение, что я двигаюсь через глубокою,
очень темную долину. Темнота была настолько глубокой и
непроницаемой, что я не мог видеть абсолютно ничего, но это
было самое чудесное, свободное от тревог состояние, какое
только можно себе представить".
В другом случае женщина, болевшая перитонитом, сообщила:
"Мой доктор уже вызвал моего брата и сестру, чтобы они
повидались со мной в последний раз. Сестра сделала мне укол,
чтобы облегчить мою смерть. Предметы в больничной палате стали
все больше и больше отдаляться от меня. Когда они исчезли, я
вошла вперед головой в узкий и очень темный коридор. Казалось,
он был как раз по мне. Я начала скользить вниз, вниз, вниз".
Женщина, которая была близка к смерти, взяла сравнение из
телевизионной постановки: "Было ощущение мира и покоя, совсем
не было страха, и я обнаружила, - что нахожусь в туннеле,
состоящем из концентрических углов. Вскоре после этого я
смотрела телевизионную постановку, которая называлась "Туннель
времени", в которой люди возвращались в прошлое по спиральному
туннелю. Так вот это самое близкое сравнение, которое я могу
найти".
Еще один человек, находившийся на грани смерти,
воспользовался другим сравнением, основанным на его религиозных
представлениях. Он говорит:
"Внезапно я очутился в очень темной, очень глубокой
долине. Было похоже, что там была тропа, можно сказать, дорога,
и я шел по этой тропе... Позднее, когда я выздоровел у меня
возникла мысль, что имеется в виду в Библии под выражением
"долина тени смертной", потому что я был там".
ВНЕ ТЕЛА.
Общеизвестно, что большинство из нас отождествляет себя со
своим телом. Мы признаем (?), конечно, что у нас существует и
разум, но большинству разум представляется чем-то значительно
более эфемерным, чем
тело. Разум, в конечном счете, может быть ничем иным, как результатом
электрических и химических процессов, происходящих в мозге, который
представляет собой часть физического тела. Многие люди просто не могут
представить себе возможность существования себя в каком-либо ином
состоянии вне физического тела, к которому это "я" привязано.
До своего опыта близости смерти люди, с которыми я
беседовал, в целом, как группа, не отличались по своему
отношению к этому вопросу от обычного среднего человека. Именно
поэтому умирающий бывает так изумлен после того, как прйдет
через темный туннель, потому что в этот момент он обнаруживает,
что смотрит на свое физическое тело извне, как если бы он был
посторонним наблюдателем, либо видят людей и события
происходящими как бы на сцене или в кино. Давайте рассмотрим
несколько таких рассказов, в которых рассматриваются случаи
подобного сверхестественного пребывания вне тела.
"Мне было одиннадцать лет и мы с моим братом работали в
Луна-парке. Как-то днем мы решили поплавать. С нами было еще
несколько молодых людей. Кто-то предложил: "Давайте переплывем
озеро". Я много раз это делал, но на этот раз почему-то стал
тонуть почти на самой середине озера. Я барахтался, то
опускаясь, то поднимаясь, и, вдруг, я почувствовал, что я
нахожусь вдали от своего тела, вдали от всех, как бы сам по
себе. Хотя я не двигался, находясь все время на одном уровне, я
видел как мое тело, находящееся в воде на расстоянии трех или
четырех футов, то опускалось, то поднималось. Я видел свое тело
со спины и немного справа. В это же время я чувствовал, что у
меня все еще есть какая-то телесная оболочка, хотя я и был вне
своего тела. У меня было ощущение легкости, которое почти
невозможно описать. Я казался себе двойником".
Рассказывает одна женщина:
"Примерно год тому назад меня положили в больницу из-за
сердца, и на следующее утро, лежа в больничной кровати, я
почувствовала очень сильную боль в груди. Я нажала кнопку
вызова сестер. Они пришли и начали делать то, что было
необходимо. Мне было очень неловко лежать на спине и я
повернулась. Как только я это сделала, у меня прекратилось
дыхание и перестало биться сердце. Я сразу же услышала, как
сестры что-то закричали. И в этот момент я почувствовала, как я
отдалилась от своего тела, проскользнула между матрасом и
перилами с одной стороны кровати - в действительности было даже
странно, что я прошла сквозь перила вниз, на пол. Затем я стала
медленно подниматься вверх. Во время своего полета я видела,
как еще несколько сестер вбежали в комнату - их было уже,
наверное, дюжина. Мой врач, как раз в это время, делал обход и
они позвали его, и я видела, также, как он входил. Я подумала:
"Интересно, что он здесь делает". Я переместилась за
осветитель, я видела его сбоку и очень отчетливо, и там
остановилась, паря под потолком и глядя вниз. Мне казалось, что
я кусок бумаги, взлетевший к потолку от чьего-то дуновения.
Я видела, как врачи старались вернуть меня к жизни. Мое
тело было распростерто на кровати прямо перед моим взором, и
все стояли вокруг него. Я слышала, как одна из сестер
воскликнула: "О, Боже! Она скончалась!", в то время, как другая
склонилась надо мной и делала мне искусственное дыхание
рот-в-рот. Я смотрела на ее затылок, в то время, как она это
делала. Я никогда не забуду, как выглядели ее волосы, они были
коротко подстрижены. Сразу вслед за этим, я увидела, как они
вкатили аппарат и стали действовать электрическим током на мою
грудную клетку. Я слышала, как во время этой процедуры мои
кости трещали и скрипели. Это было просто ужасно. Я смотрела,
как они массируют мне
грудь, трут мои руки и ноги и думала: "Почему они волнуются? Ведь мне
сейчас очень хорошо".
Один юноша мне рассказал:
"Это случилось окло двух лет тому назад, мне перед этим
только что исполнилось девятнадцать. Я вез приятеля в своей
машине. Когда я подъезжал к перекрестку в центре города, я
остановился и посмотрел в обе стороны, но ничего не увидел. Я
начал пересекать перекресток и, в этот момент, я услышал
пронзительный крик моего товарища. Я посмотрел и увидел
слепящий свет фар автомобиля, мчавшегося на нас. Я услышал этот
жуткий звук и скрежет ломаемого автомобиля и, затем, был
момент, когда я, как мне казалось, несся через темное замкнутое
пространство. Это произошло очень быстро. Затем, я словно парил
на высоте около пяти футов над улицей и примерно в пяти ярдах в
стороне от машины. Я бы сказал, что я слышал, как звук скрежета
замирает вдали. Я видел, как люди бежали и толпились возле
машины и как из нее вытащили моего приятеля, судя по всему, в
шоке. Я видел среди обломков свое собственное тело, окруженное
людьми, и как они пытались вытащить меня. Мои ноги были все
перекручены и повсюду была кровь".
Как можно легко себе представить, у людей, обнаруживших,
что они попали в подобное положение, возникают совершенно
непредсказуемые мысли и чувства. Многие считают возможность
пребывания вне тела настолько невероятным, что даже пережив
это, они испытывают полное смятение мыслей относительно этого
события и в течение долгого времени не связывают его со
смертью. Они удивляются, что с ними происходит, почему они
вдруг видят себя со стороны, как посторонние наблюдатели.
Эмоциональная реакция на это состояние очень неодинакова.
Большинство людей отмечают, что сначала они испытывают
отчаянное желание возвратиться в свое тело, но не имеют ни
малейшего представления, как это сделать. Другие рассказывают,
что они испытали очень сильный панический страх. Некоторые,
однако, описывают более положительную реакцию на это свое
состояние, как, например в следующем рассказе:
"Я очень серьезно заболел, и врач отправил меня в
больницу. В то утро меня окружал густой серый туман и я покинул
свое тело. У меня было ощущение, словно я плыву в воздухе.
Когда я почувствовал, что уже вышел из тела, я посмотрел назад
и увидел себя самого на кровати внизу, и у меня не было страха.
Был покой очень мирный и безмятежный. Я нисколько не был
потрясен или испуган. Это было просто чувство спокойствия, и
это было нечто, чего я не боялся. Я понял, что я, по-видимому,
умираю и почувствовал, что если я не вернусь обратно в свое
тело, то я умру, скончаюсь!"
Точно также, совершенно различно отношение людей к своему
телу, которое они покинули. Обычно человек говорит о своих
чувствах по отношению к своему телу. Молодая женщина, которая
училась, чтобы стать медицинской сестрой, в то время, когда это
с ней произошло, описывает вполне понятный страх:
"Я знаю, что это смешно, но нам все время старались
внушить, что мы должны пожертвовать свои тела для науки. И вот,
все это время, когда я смотрела, как мне делают искусственное
дыхание, я продолжала думать: "Я не хочу, чтобы это тело
использовали в качестве трупа".
Я слышал рассказы двух других людей, которые испытали то
же самое, когда обнаружили, что находятся вне тела. Любопытно,
что оба они медики, один - врач, а другая - сестра.
В другом случае это отношение имело форму сожаления. Один
человек, у которого после падения тело было сильно покалечено и
остановилось сердце, рассказывает:
"В какой-то момент - хотя я знал, что лежал на кровати - я
увидел и кровать и врача, который был занят мною. Я не мог
этого понять, но я смотрел на свое собственное тело, лежащее
там, на кровати, и мне было очень тяжело глядеть на него и
видеть, как ужасно оно искарежено".
Несколько человек рассказывали мне, что они испытали
чувство отчуждения по отношению к своему телу, как, например, в
этом поразительном отрывке:
"Слушая, я даже не знал, что я так выгляжу. Знаешь, я
привык видеть себя только на фотографиях или в зеркале, и в
обоих случаях это выглядит плоско. Но, вдруг, оказалось, что я
- или мое тело - было совсем другим, и я смог это увидеть. Я
ясно увидел его целиком, с расстояния примерно пять футов. Мне
понадобилось несколько секунд, чтобы узнать себя".
В одном рассказе чувство отчуждения принимает довольно
сильно выраженную и комическую форму. Этот человек, врач,
рассказывает, как во время своей клинической смерти он
находился рядом с кроватью, глядя на свой собственный труп,
который уже принял уже пепельно-серый оттенок, свойственный
мертвым телам.
В состоянии отчаяния и замешательства он пытался решить,
что же ему делать. Наконец, он решил попробовать покинуть это
место, так как у него было очень неприятное чувство. В детстве
он слышал от своего дедушки истории о привидениях и, как это ни
парадоксально, он "не хотел находиться возле этого предмета,
так похожего на мертвое тело, даже если оно было мною".
Самым крайним случаем являются рассказы нескольких людей,
которые говорили, что не испытывали совсем никаких чувств по
отношению к своему телу. Так, например, одна женщина после
сердечного приступа чувствовала, что она умирает. Она
чувствовала, как она покидает свое тело, проходя сквозь
темноту, и быстро удаляется от него. Она говорит:
"Я совсем не смотрела назад, на свое тело. О, я знала, что
оно там, и я могла бы его видеть, если бы захотела. Но я не
хотела смотреть, нисколько, потому, что я знала, что уже
совершила все, что могла в этот момент жизни, и мое внимание
было теперь обращено к иному миру. Я чувствовала, что смотреть
назад на свое тело, было бы то же самое, что смотреть в
прошлое, а я твердо решила не делать этого".
Девушка, чей опыт пребывания вне тела имел место после
аварии, в которой она получила тяжелые травмы, говорит: "Я
могла видеть свое тело в машине все искалеченное, среди людей,
собравшихся вокруг, но вы знаете, я абсолютно ничего не
испытывала по отношению к нему. Словно это был совсем другой
человек, или даже предмет. Я знала, что это мое тело, но я
ничего не чувствовала к нему".
Несмотря на всю сверхественность бестелесного состояния,
человек оказывается в подобном положении настолько внезапно,
что требуется некоторое время, прежде чем до его сознания
доходит значение того, что он переживает. Он может какое-то
время находиться вне тела, отчаянно пытаясь разобраться во
всем, что с ним происходит и что проносится в его мозгу, прежде
чем он осознает, что он умирает или даже умер.
Когда человек, наконец, понимает, что он умер, это может
оказать на него колоссальное эмоциональное воздействие и
вызвать поразительные мысли. Одна женщина помнит, как она
подумала: "О, я умерла, как чудесно".
Другой человек говорит. что у него возникла мысль: "Это
должно быть то, что называют "смертью". Но даже тогда, когда
человек осознает, что произошло, он все еще может
сопротивляться или даже просто отказываться принять свое
состояние. Так, например, по воспоминаниям одного человека он
размышлял над библейским обещанием жить семьдесят лет и
возражал, что он едва прожил двадцать.
Молодая женщина дала мне очень впечатляющее описание
подобных ощущений:
"Я думала, что я умерла и не жалела об этом, но я просто
не могла себе представить, куда мне следует идти. Мои мысли и
мое сознание были такими же, как и при жизни, но я просто не
могла себе все это представить. Я все время думала: "Куда мне
идти? Что мне делать? Боже мой, я умерла! Я не могу поверить
этому". Никогда ведь не веришь в то, что умираешь. Это всегда
нечто такое, что должно случиться с другими, и хотя вы знаете в
глубине души, вы никогда в это по-настоящему не верите...
Поэтому я решила просто подождать пока уляжется возбуждение и
когда унесут мое тело, и затем уже представить себе, куда мне
отсюда направиться".
В одном из двух случаев, с которыми я познакомился,
умирающие, чья душа, разум, сознание(или можете назвать это как
то иначе) отделилась от тела, говорили, что после выхода они не
чувствовали, чтобы у них вообще была какая-нибудь "телесная"
оболочка. По словам одного человека, у него было ощущение, что
он "мог видеть все вокруг себя, в том числе и свое собственное
тело, лежащее на кровати и при этом не занимал никакого места",
как если бы он был сгустком сознания. Еще несколько человек
сказали, что они просто не могут вспомнить, было ли у них
какое-нибудь "тело" после того, как они покинули свое
физическое тело, - настолько они были захвачены тем, что
происходило вокруг них. Однако, подавляющее большинство моих
собеседников утверждало, что они очутились в другом теле после
того, как вышли из своего физического тела. Здесь мы, однако,
вступаем в область, которую очень трудно обсуждать. Это "новое
тело" представляет собой один из двух или трех аспектов опыта,
связанного со смертью, для которых неадекватность человеческого
языка создает наибольшие трудности. Почти каждый, кто
рассказывал мне об этом "теле", в этом месте становился
растерянным и говорил: "Я просто не могу это описать" либо
делал другое замечание в том же роде. Тем не менее описания
этого тела сильно напоминают друг друга. Так, хотя отдельные
люди используют различные слова и приводят разные аналогии, эти
попытки выразить свою мысль сводятся, по-видимому, к одному и
тому же. Я выбрал термин, который достаточно хорошо обьединяет
все свойства этого феномена и который был использован двумя
моими собеседниками, и впредь я буду называть его "духовное
тело". Умирающие, во-видимому, первоначально осзнают
существование своего духовного тела из-за ограниченности его
возможностей. Они обнаруживают, что находясь вне своего
физического тела, они тщательно пытаются сообщить окружающим о
своем состоянии, - никто, по-видимому, их не слышит. Это можно
очень хорошо проиллюстрировать приводимым ниже рассказом одной
пациентки. У нее наступила остановка дыхания и ее перенесли в
другую комнату, где ее старались реанимировать. "Я видела, как
они пытаются вернуть меня к жизни. Это было очень странно. Я
находилась не очень высоко, было похоже, как если бы я была на
пьедестале, но на небольшой высоте, а так, что могла глядеть
поверх них. Я пыталась говорить с ними, но никто не мог слышать
меня". В дополнение к тому обстоятельству, что он, судя по
всему, не может быть услышан людьми, находящимися вокруг него,
человек, обладающий духовным телом, скоро обнаруживает, что он
также невидим для окружающих. Медицинский персонал и остальные
люди, находящиеся около его физического тела, могут смотреть
прямо в том направлении, где он находится и не подавать ни
малейших признаков того, что они его видят. Его духовное тело
не имеет также плотности, похоже, что физические обьекты,
окружающие его, с легкостью проходят сквозь него, и он не может
схватить какой-либо предмет или человека, к которым он пытается
прикоснуться.
"Врачи и сестры массировали мое тело, стараясь оживить
меня, а я все время пытался сказать им "Оставьте меня в покое,
все, чего я хочу, это чтобы меня оставили в покое. Перестаньте
колотить меня". Но они меня не слышали. Поэтому я пытался
помешать их рукам бить по моему телу, но у меня ничего не
выходило. Это было я не знаю, проходила ли моя рука сквозь их
руки или мимо них или что-нибудь еще. Я не чувствовал никакого
прикосновения их рук, когда я пытался отодвинуть их.
Или:
"Люди со всех сторон подходили к месту аварии. Я не мог
видеть их я был в середине очень узкого прохода. Однако когда
они шли, то казалось, не замечали меня. Они продолжали идти,
глядя прямо перед собой. Когда они подошли совсем близко, я
попытался повернуться, чтобы освободить им дорогу, но они
просто прошли сквозь меня".
Далее, неизменно отмечается, что это духовное тело
невесомо. Большинство впервые замечают это, когда, в некоторых
из приведенных выше отрывков, они обнаруживают, что взлетают к
потолку или в воздух. Многие описывают "ощущение полета",
чувство невесомости", "ощущение, будто плывешь" в связи с новым
своим телом. Обычно, то есть находясь в своем физическом теле,
мы имеем много путей чтобы установить, где именно находятся в
пространстве наше тело и его отдельные части и движутся ли они.
Зрение и чувство равновесия здесь, конечно, важны, но есть и
еще одно, связанное с этим чувство. Кинестезия является нашим
чувством движения или напряжения наших сухожилий, суставов и
мускулов. Мы обычно не осознаем импульсов, передаваемых
посредством нашего чувства кинестезии, поскольку из-за
практически постоянного использования этого чувства наше
восприятие его притупляется. Я предполагаю однако, что если бы
мы были внезапно лишены этого чувства, мы бы сразу же заметили
его отутствие. И действительно, по сообщениям нескольких
человек, они находясь в духовном теле, осознавали, что они
лишены ощущения веса, движения и расположения в пространстве.
Эти свойства духовного тела, которые кажутся на первый взгляд
ограниченными, могут с равным правом рассматриваться и как
отсутствие ограничений. Можно представить себе это так:
человек, обладающий духовным телом, находится в
привилегированном положении по отношению к тем, кто его
окружает. Он может видеть и слышать их, но они не могут видеть
и слышать его. (Многие шпионы сочли бы такое положение
завидным). Точно также, хотя дверная ручка судя по всему,
проходит сквозь его руку, когда он прикасается к ней, это в
общем-то не имеет никакого значения, поскольку он вскоре
обнаруживает, что он может просто-напросто пройти сквозь двери.
Путешествие в этом состоянии, как только он освоится с этим,
делается крайне легким. Физические обьекты не составляют
никаких препятствий, а перемещение с одного места на другое
может быть быстрым, почти мгновенным. Кроме того, хотя духовное
тело и незаметно для людей, обладающих физическими телами, оно,
по мнению всех, кто это пережил, есть нечто, хотя его и
невозможно описать. Все соглашаются на том, что оно имеет форму
или очертания (иногда округлую или в виде бесформенного облака,
иногда существенно напоминающую очертания физического тела) и
даже отдельные части (выступы или поверхности, аналогичные
рукам, ногам, голове и т. д. ). Даже в тех случаях, когда форма
духовного тела описывается как более или менее округлая, часто
отмечают, что оно имеет концы, верх, низ и даже упоминавшиеся
выше "части". Мне приходилось слышать много различных выражений
для описания этого тела, но, как нетрудно увидеть, во всех
случаях подразумевается одна и та же мысль. Среди слов и
выражений,
использовавшихся различными людьми, были такие как "туман", "облако",
"подобие дыма", "нечто прозрачное", "цветное облако", "что-то тонкое",
"сгусток энергии" и другие со сходными значениями. И, наконец, почти все
отмечают, что когда находишся вне тела, время не существует. Многие
говорят, что хотя они и должны описывать свое пребывание в духовном теле
в терминах времени (так как это естественно для человеческого языка), в
действительности время не было одним из элементов их внетелесного опыта,
в отличие от пребывания в физическом теле. Я привожу отрывки из пяти
бесед с людьми, описывающими некоторые свойства духовного тела:
1. "На повороте я потерял управление автомобилем и он
сорвался с дороги и взлетел в воздух, и я помню, как я увидел,
что машина падает в канаву. В тот момент, когда автомобиль
сошел с дороги, я сказал себе: "Я попал в аварию". С этого
момента я потерял чувство времени и ощущение физической
реальности в отношении своего тела - потерял контакт со своим
телом. Моя сущность или мое "я" или мой дух, назовите это как
хотите, - я почувствовал, что оно как бы выходит из моего тела,
из меня вверх, через голову. Это не причиняло боли, просто оно
словно поднималось и было надо мной. Моя сущность ощутила себя
как некоторую плотность, однако все же не физическую плотность,
скорее это походило на какую то волну или нечто сходное с ней.
Я думаю, что это не было вполне физической реальностью, а
напоминало некий, если хотите, заряд. Но это ощущалось как
нечто вполне реальное... Оно было небольшим по объему и
воспринималось как шар с нечеткими границами. Можно было бы
сравнить это с облачком... Оно выглядело почти так, как если бы
имело оболочку.
Когда оно вышло из моего тела, то казалось, что у него
имеется две как бы вытянутости, - длинная спереди и короткая
сзади... Оно ощущалось как очень легкое, очень. В моем
физическом теле отсутствовало напряжение. Это ощущение
полностью исчезло. Мое тело не имело веса... Самое
поразительное из всего перенесенного мною опыта был момент,
когда моя сущность остановилась над моей головой. Это походило
на то, будто она решила" - покинуть ли мое тело или вернуться в
него. Казалось, что и тогда время еще не двигалось. В самом
начале аварии и после нее все совершалось необычайно быстро, но
в самый момент аварии, когда моя сущность находилась как бы над
моим телом, а автомобиль летел через насыпь, казалось, что все
это происходило довольно долго, прежде, чем автомобиль упал на
землю. Все это время я действительно ощущал себя ни находящимся
в машине, ни попавшим в аварию, ни даже связанным с моим
собственным телом, я был только в моем сознании. Моя сущность
не имела физических свойств, но я вынужден описывать ее в
физических терминах. Я мог бы описать это многими способами, во
многих словах, но, в действительности, никакие слова не
соответствуют в полной мере тому, что происходило тогда со
мной. Это очень трудно пересказать.
Наконец автомобиль упал на землю и покатился, но моими
единственными повреждениями были растяжение шеи и ушиб ступни".
2. "Когда я вышла из своего физического тела, это
выглядело так, как будто я действительно вышла из своего тела и
вошла во что-то другое. Я не думаю, что это было просто ничто.
Это было другое тело... но не настоящее человеческое тело. Оно
было несколько иным. Оно не соответствовало в точности
человеческому телу, и не было бесформенной массой. По форме оно
походило на тело, но было бесцветным. И еще я знаю, что у меня
было то, что можно было бы назвать руками.
Я не могу точно описать его. Я была больше всего поглощена
тем, что меня окружало, - видом моего собственного физического
тела и всего вокруг меня, так что я особенно не думала о том, в
каком новом теле я нахожусь. И все это, казалось, проходило
очень быстро. Время утратило
свою обычную реальность, но в то же время оно и не исчезло совсем.
События как будто начинают протекать значительно быстрее после того, как
покидаешь свое тело."
3. " Я помню, как меня привезли в операционную. В течении
нескольких последующих часов мое состояние было критическим. За
это время я несколько раз покидал свое тело и возвращался в
него. Я видел свое физическое тело прямо сверху. В то же время
я находился, тем не менее, в теле, но не физическом, а в ином,
которое я, пожалуй, лучше всего могу охарактеризовать как некий
вид энергии. Если бы мне было нужно описать его словами, я
сказал бы, что оно прозрачно и духовно, в противоположность
материальным предметам. В то же время у него определенно
имелись отдельные части."
4. "После того, как мое сердце перестало биться... я
ощутил, будто я стал подобен упругому мячу или стал похож на
маленькую сферу внутри мяча. Я просто не могу вам этого
описать".
5. "Я был вне моего тела и смотрел на все с расстояния,
примерно ярдов десять, но я ощущал себя также, как в обычной
жизни. То, в чем помещалось мое сознание, по обьему было таким
же, как и мое прежнее физическое тело. Но я не был в теле как
таковом. Я мог ощутить местонахождение моего сознания как
какую-то капсулу или нечто похожее на капсулу и обладающее,
впрочем, отчетливой формой. Я не мог отчетливо разглядеть это,
оно было как бы прозначным или невещественным. Все выглядело
так, что я именно там, в этой капсуле и находился, а она
представляла собой просто сгусток энергии. В этом состоянии я
не испытывал обычных телесных ощущений, например, температуры
или чего-нибудь в этом роде."
Другие люди в своих рассказах кратко упоминали о том, что
их новое тело по форме походило на их физическое тело. Одна
женщина рассказывала мне о том, что она ощущала в то время,
когда она была вне своего физического тела:
"Я ощущала себя обладающей целостным телом, с руками,
ногами и т. п. , но при этом я была невесомой". Одна дама,
наблюдающая за приемами реанимации ее тела, находясь как бы над
телом, под потолком, рассказывает: "Я все же обладала телом, я
вытянулась и смотрела вниз. Я могла двигать ногами и заметила,
что одна из них теплее, чем другая".
Подобно передвижению, мышление в этом духовном состоянии,
согласно нескольким воспоминаниям, также осуществляется
совершенно беспрепятственно. Снова и снова мне приходилось
слышать о том, что люди, пережившие такой опыт, несколько
освоившись со своим новым положением, начинали мыслить яснее и
быстрее, чем во время своего физического бытия. Например, один
мужчина рассказывал мне, что было в то время когда он был
"мертв":
"Были возможны вещи, невозможные теперь. Ваше сознание
совершенно отчетливо. Это было приятно. Мое сознание могло
воспринимать все явления и сразу разрешать возникающие вопросы,
не возвращаясь снова и снова к одному и тому же. Немного
позднее, все, что я пережил в жизни, достигло такого состояния,
когда каким-то образом стало иметь смысл".
Характер восприятия похож и не похож на восприятие
физического тела. В некоторых отношениях духовное состояниях
более ограничено. Как мы видели, (т. е. внутренне ощущение
тела) как таковое отсутствует. В двух примерах пациенты
говорили, что у них отсутствовали температурные ощущения, хотя
многие рассказывали о том, что они чувствовали приятную
теплоту. Никто из опрошенных лиц не говорил о вкусовых или
обонятельных ощущениях.
С другой стороны, ощущения, которые соответствуют
физическому слуху и зрению остаются неизменными и для духовного
тела. Они даже становятся более совершенными по сравнению с
физическим состоянием. Один мужчина говорил, что когда он был
"мертв", его зрение было несравненно более острым. Вот его
слова: "Я просто не мог понять, как я могу видеть так далеко".
Женщина высказывающаяся о своем предсмертном опыте замечает:
"Казалось, что это духовное зрение не знает границ. Я могла
видеть что угодно и где угодно". Это состояние очень наглядно
описано в следующем разговоре с одной женщиной, которая
находилась в состоянии клинической смерти вследствии
несчастного случая:
"Была необычайная суматоха, люди бегали вокруг санитарной
машины. Когда я всматривалась в окружающих, чтобы понять, что
происходит, то предмет сразу приближался ко мне, точно как в
оптическом устройстве: и я как будто находилась в этом
устройстве. Но в тоже время мне какзалось, что часть меня, т.
е. то, что я буду называть моим сознанием, оставалось на месте,
в нескольких ярдах от моего тела. Когда я хотела разглядеть
кого-либо, находящегося от меня на некотором расстоянии, то мне
казалось, что часть меня, нечто вроде какого-то тела,
притягивалось к тому, что я хотела бы видеть. В то время мне
казалось, чтобы не происходило в любой точке Земли я при
желании могла бы там быть".
"Слух", присущий духовному состоянию, очевидно может быть
назван так лишь по аналогии с тем, что имеет место в физическом
мире, так как большинство опрошенных свидетельствуют о том, что
они на самом деле слышали не физический звук или голос. Скорее
им казалось, что они воспринимают мысли окружающих их лиц, и,
как мы увидим позже, этот же механизм непосредственной передачи
мыслей играет очень важную роль на поздних стадиях опыта
смерти.
Одна дама описывает это так:
"Я могла видеть окружающих меня людей и понимать все о чем
они говорят. Я же слышала их так, как я слышу вас. Это больше
походило на то, как если бы я узнала, что они думают, но это
воспринималось только моим сознанием, а не через то, что они
произносили. Я уже понимала их буквально за секунду до того,
как они открывали рот, чтобы что-то сказать".
Наконец на основании одного уникального и очень
интересного сообщения, можно видеть, что даже жестокая травма
физического тела не оказывает каких-либо вредных последствий на
ощущения духовного тела. В этом примере речь идет о мужчине,
потерявшем большую часть ноги в результате несчастного случая
после чего последовала клиническая смерть. Он знал об этом, так
как отчетливо видел свое искалеченное тело с некоторого
расстояния, так же как доктора, оказывавшего ему первую помощь.
Однако, в то время, когда он был вне своего тела:
"Я мог ощущать свое тело так, как если бы оно было целым.
Я ощущал себы целым и я чувствовал, что я весь так, т. е. в
духовном теле, хотя это было не так".
Затем, следует указать на то, что в этом бестелесном
состоянии личность как бы отрезана от себе подобных. Человек
может видеть других людей и целиком понимать их мысли, но они
не могут ни видеть, ни слышать его. Связь с другими людьми
совершенно прерывается, даже при помощи осязания, так как его
духовное тело лишено плотности. Поэтому неудивительно, что
после некоторого времени нахождения в таком состоянии,
человеком овладевает острое чувство изолированности и
одиночества. Как рассказывал об этом один человек он мог видеть
все, что происходит вокруг него в больнице, докторов, сестер и
других людей, занимающихся своим делом, в то же время он
никаким способом не мог контактировать с ними так что этот
человек говорил: "Я был совершенно одинок".
Многие другие из опрошенных мною людей также говорили об
остром чувстве одиночества, овладевшем ими в тот момент. "Все,
что я видел и переживал в то время было так прекрасно что
просто невозможно это описать. Мне хотелось чтобы другие тоже
побыли там со мной, чтобы видеть все, что вижу я. И я уже тогда
чувствовал, что никогда не смогу пересказать кому-либо
увиденное мной. Я ощущал себя одиноким, потому что мне очень
хотелось, чтобы кто-либо был рядом со мной и чувствовал то, что
чувствую я. Но я знал, что никто другой не мог там быть. Я
чувствовал в то время, что нахожусь в мире, совершенно
изолированном от всего остального. И тогда мною овладело
чувство глубокой подавленности".
Или: "Я не мог что-либо трогать или передвигать, не мог
контактировать с кем-либо из окружающих меня людей. Это было
ощущение страха и одиночества, ощущение полной изоляции. Я
знал, что я был совершенно одинок, только с самим собой".
И еще: "Я был просто поражен. Я не мог поверить, что это
случилось, я совершенно не был озабочен или обеспокоен мыслями,
вроде: "О! я умер, мои родители потеряли меня, какое это горе
для них; я никогда их больше не увижу". Ни о чем таком я не
думал. Все это время я сознавал свое полное, абсолютное
одиночество, как будто я был гостем из другого мира. Все связи
оборвались. Я знаю это было так, как будто там не было любви
или других чувств. Все было как-то механистично. Я в самом деле
не понимаю, что все это означало. Однако, вскоре, чувство
одиночества, охватывающее умирающего, рассеивается, по мере
того, как он глубже и глубже погружается в это состояние. Дело
в том, что перед умирающим начинают появляться другие лица с
тем, чтобы помочь ему в этом переходном состоянии. Они
воспринимаются как души других людей, часто тех, кто были
близкими родственниками или друзьями умершего и которых он
хорошо знал при жизни. В большинстве случаев, люди, которых я
интервьюировал, рассказывали о появлении этих духовных существ,
хотя рассказы эти весьма различны. В следующем разделе мы
рассмотрим эти свидетельства.
ВСТРЕЧА С ДРУГИМИ.
Несколько человек рассказывали мне, что в тот момент,
когда они умирали, - иногда это было в самом начале, иногда
после других событий, связанных с умиранием, - они начинали
осознавать близкое присутствие других духовных существ. Эти
существа очевидно присутствовали рядом с ними с тем, чтобы
помочь и облегчить умирающим переход в новое состояние. В двух
случаях их присутствие имело целью сообщить умирающим, что
время их смерти еще не наступило и что они должны вернуться в
свое физическое тело.
"Я пережила этот опыт во время родов, которые были очень
тяжелыми и я потеряла много крови. Доктор уже потерял надежду
вернуть меня к жизни и сказал моим родным, что я умерла. Однако
я очень внимательно за всем наблюдала и даже когда я слышала,
как доктор говорил это, я чувствовала себя вполне в сознании. В
это же время я поняла, что все присутствующие здесь люди, - их
было довольно много, - парят под потолком комнаты. Это были все
люди, которых я знала в моей жизни, но которые уже умерли. Я
узнала свою бабушку и девочку, которых знала когда училась в
школе, а также много других родных и знакомых. Это выглядело
так, что я видела главным образом их лица и чувствовала их
присутствие. Все они выглядели очень приветливыми. Было очень
хорошо от того, что они были рядом. Я
чувствовала, что они пришли, чтобы защитить или сопровождать меня. Было
почти так, как если бы я пришла домой и они были здесь, чтобы встретить
и приветствовать меня. Все это время меня не покидало чувство света и
радости. Это был прекрасный и славный момент".
Один человек вспоминает: "За несколько недель до того, как
я чуть не умер, был убит мой хороший друг, по имени Боб. И вот,
в тот момент, когда я вышел из своего тела, у меня было
ощущение, что Боб рядом со мной, справа от меня. Я мог видеть
его в своем сознании и чувствовал, что он здесь, но это все
было странно. Я видел его не как физическое тело. Я мог видеть
предметы но не в виде физических форм, но я все видел так же
отчетливо, как и его. Имело ли все это какой-то смысл? Он был
здесь, но у него не было физического тела. Это было что-то
вроде просветленного тела и я мог воспринимать каждую из его
частей, -руки, ноги и т. д. , но я не видел их в физическом
смысле. Я не думал тогда, что это должно быть довольно странно,
потому что у меня, на самом деле, не было необходимости видеть
его глазами. Я, собственно, и не имел глаз в этом смысле.
Я спросил его: "Боб, куда я сейчас иду? Что случилось?
Умер я или нет?" Но он ничего не ответил мне, не сказал ни
слова. Все время пока я был в больнице, он часто был возле
меня, и я снова и снова спрашивал его: "Что происходит?"-но он
так ничего и не ответил. И только в тот день, когда доктор
сказал обо мне: "Он возвращается к жизни", Боб исчез. Я больше
не видел его и не чувствовал его присутствия. Это выглядело
так, как будто он был рядом и ждал, когда я пройду через финал
и тогда он раскажет мне подробно о том, что произошло".
В других случаях души людей встречаются с лицами, которых
они не знали в своей физической сущности жизни. Одна женщина
рассказывала о том, как во время своего нетелесного опыта она
видела не только свое собственное прозрачное духовное тело, но
также духовное тело другого человека, умершего незадолго перед
этим. Она не знала, что это был за человек, но сделала об этом
очень интересное замечание: "Я видела этого человека, его дух,
как не имеющий определенного возраста. Да я и сама не имела
никакого чувства времени".
В очень немногих случаях опрашиваемые считали, что
существа, которые их. встречали, были "духами-хранителями".
Одному человеку такой дух сказал: "Я должен помочь тебе пройти
эту стадию твоего бытия, но сейчас я собираюсь вернуть тебя
обратно к другим".
Одна женщина рассказывала мне, что когда она покинула свое
тело, она обнаружила присутствие рядом с собой двух других
духовных существ, которые назвали себя ее "духовными
помощниками".
В двух очень сходных случаях пациенты рассказвали, что они
слышали голос, который говорил им, что они еще не умерли и
должны будут вернуться обратно. Так, один из них рассказывает:
"Я слышал голос, но это не был человеческий голос, и его
восприятие находилось за границей физических ощущений. Этот
голос говорил мне, что я должен вернуться обратно, и я не
чувствовал страха перед возвратом в свое физическое тело".
Наконец, духовные существа могут иметь и неопределенную
форму. "Когда я был мертв и находился в этой пустоте, я говорил
с людьми. Но я не могу сказать, что я говорил с людьми,
обладающими определенным телом. Тем не менее, у меня было
чувство, что вокруг меня были люди, я мог ощущать их
присутствие и их движение, хотя я никого и не видел. Время от
времени я говорил с кем-либо из них, но я не мог никого видеть.
Когда я пытался узнать кто это говорит, я всегда получал
мысленный ответ от кого-нибудь из них о том, что все в порядке,
что я умираю, но что мне
будет хорошо, так что мое состояние не беспокоило меня. Я непременно
получал ответ на каждый вопрос, интересующий меня. Они не оставляли мое
сознание одиноким в этой пустоте".
СВЕТЯЩЕЕСЯ СУЩЕСТВО
Наиболее невероятным и, в то же время, наиболее обычным
элементом во всех изученных мной случаях и, вместе с тем,
оказавшем наиболее глубокое впечатление на людей, была встреча
с очень ярким светом. Обычно, вначале, этот свет кажется
довольно тусклым, он становится ярче, пока, наконец, не
достигает неземной яркости. Однако, даже тогда, когда этот свет
(характеризуемый как белый или "ясный") становится неописуемо
ярким, многие отмечают, что он не причиняет боли их глазам, не
ослепляет их и не мешает им видеть другие предметы, окружающие
их (возможно, это происходит потому, что они не имеют
физических глаз, которые могли бы быть ослеплены).
Несмотря на всю необычность этого видения, ни один из
пациентов не сомневается в том, что это было существо,
светящееся существо. Кроме того, это существо обладало
личностью. Это определенно была какая-то личность. Любовь и
тепло, которые исходят от этого существа, к умиравющему, нельзя
описать никакими словами. Умирающий чувствует, что этот свет
окружает и влечет его, чувствует полное облегчение и тепло в
присутствии этого существа. Он ощущает неотразимое влечение к
этому свету и необъяснимым образом притягивается к нему.
Интересно, что в то время как приведенное выше описание
светящегося существа изумительно постоянно, идентификация этого
существа разлиными людьми различна. Она зависит главным образом
от религиозной среды, в которой формируется человек, воспитания
и личной веры. Так, большинство из тех, кто по вере или по
своему воспитанию являются христианами, считают, что этот свет
есть ни что иное, как Христос и иногда приводят библейские
тексты в подтверждение правильности своего понимания. Евреи
называют свет "ангелом", но в обоих случаях очевидно, что люди
не имели в виду, что существо было с крыльями и играло на арфе
или хотя бы имело человеческие формы и вид. Был только свет, и
каждый старался объяснить, что воспринимал существо как
посланника или проводника. Люди неверующие и прежде далекие от
религиозной жизни, просто говорят, что видели "светящееся
существо". Тот же термин употребила женщина-христианка, которая
по-видимому не считала, что это должен быть обязательно
"Христос". Вскоре после своего появления существо вступает в
контакт с пришедшим человеком.
Следует отметить, что это прямая связь того же типа, с
которой мы встречались раньше при описании того, как личность,
находясь в духовном теле, может "улавливать мысли" тех, кто ее
окружает.
В данном случае люди также утверждают, что они не слышали
физического голоса или звуков, исходящих от существа и не
отвечали ему слышимыми звуками. Скорее было
засвидетельствовано, что происходила непосредственная передача
мыслей, но в такой ясной форме, что какое-либо непонимание или
ложь по отношению к свету были невозможны. Более того, это
ощущение происходит даже не на родном языке человека, однако он
прекрасно все понимает и воспринимает мгновенно. Он не может
даже перевести происходящий во время предсмертного состояния
обмен мыслями на тот язык, на котором он должен объясняться
после своего возвращения к жизни. Следующий этап пережитого
опыта ясно иллюстрирует трудность перевода этого беззвучного
обмена мыслями. Светящееся существо почти
тотчас же передает некоторую определенную мысль лицу, перед которым оно
появилось при столь драматических обстоятельствах. Обычно люди, с
которыми я говорил, пытаются сформулировать эту мысль в виде вопроса. Я
слышал такие варианты их интерпетации: "Подготовлен ли ты к смерти?",
"Готов ли умереть?", "Что сделал в своей жизни, что можешь показать
мне?", "Что значительного было сделано в твоей жизни?"
Две первые формулировки, в которых подчеркивается
"готовность", могут на первый взгляд показаться отличными от
двух предыдущих, в которых ударение делается на том, что
"достигнуто". Однако, я убежден, что просто каждый пытается
по-своему выразить одну и ту же мысль. Это предположение имеет
некоторое подтверждение в рассказе одной женщины, которая
сообщила следующее:
"Первое, что он сказал мне, был своего рода вопрос, -
"Готова ли я умереть?" или "Что было сделано в моей жизни? На
что бы я хотела указать ему?"
Более того даже в случае, когда вопрос пересказывается
как-то совсем по другому, он в конечном смысле, после
разъяснений имеет тот же самый смысл. Например один мужчина
рассказывал мне, что во время его "смерти":
"Голос задал мне вопрос: "Стоит ли это, то есть моя жизнь,
потраченного времени? То есть, считаю ли я, что жизнь, которую
я прожил до этого момента, действительно была прожита не зря, с
точки зрения того, что я узнал теперь?"
Одновременно все настаивают на том, что этот вопрос, столь
глубокий и подводящий итог, звучащий со всем эмоциональным
напряжением, задается совсем без осуждения. Все согласны, что
ни обвинения ни угрозы в вопросе нет: они все время чувствовали
только всеобъемлющую любовь и поддержку, исходящую от света,
вне зависимости от того каким может быть ответ. Скорее кажется,
что содержание вопроса заставляет их подумать о своей жизни,
вызвать их откровенность. Если вам угодно, это вопрос Сократа,
который задается не для того, чтобы получить информацию, а для
того, чтобы помочь человеку, которого спрашивают, чтобы повести
его по пути правды о самом себе.
Обратимся теперь к нескольким свидетельствам об этом
необыкновенном существе, полученным из первых рук.
1. "Я слышал, как врачи сказали, что я умер, и тогда я
почувствовал, как я начал падать или как бы плыть через
какую-то черноту, некое замкнутое пространство. Словами это
невозможно описать. Все было очень черным и только вдалеке я
мог видеть этот свет. Очень, очень яркий свет, но сначала
небольшой. Он становился больше по мере того, как я приближался
к нему. Я старался приблизиться к этому свету, потому что
чувствовал, что это был Христос. Я стремился попасть туда. Это
не было страшно. было более менее приятно. Как христианин, я
тотчас же связал этот свет с Христом, который сказал: "Я свет
миру". Я сказал себе: "Если это так, если я должен умереть, я
знаю что ждет меня в конце, там, в этом свете".
2. "Я встал и пошел в другую комнату налить чего-нибудь
выпить и именно в этот момент, как мне потом сказали, у меня
было прободение аппендицита, я почувствовал сильную слабость и
упал. Потом все как бы поплыло и я почувствовал вибрацию моего
существа, рвущегося из тела, и услышал прекрасную музыку. Я
парил по комнате и, затем, перенесся на веранду. И там
казалось, что вокруг меня стало собираться какое-то облачко,
скорее розовый туман, и тогда я проплыл прямо через
перегородку, как будто ее там не было вовсе, по направлению к
прозрачному, ясному свету. Он был прекрасен, такой блестящий, такой
лучезарный, но он совсем не ослеплял меня. Это был неземной свет.
По-настоящему я не видел никого в зтом свете, и все же в нем была
заключена особая индивидуальность. Это совершенно несомненно. Это был
свет абсолютного понимания и совершенной любви. Мысленно я услышал:
"Любишь ли ты меня?" Это не было сказано в форме определенного вопроса,
но думаю, что смысл сказанного можно выразить так: "Если ты
действительно любишь меня, возвращайся и закончи в своей жизни то, что

стр. 1
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>