<<

стр. 2
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

начал". И все это время я чувствовал себя окруженным всепоглощающей
любовью и состраданием".
3. "Я знал, что умираю и уже ничего не могу сделать,
потому что никто не мог услышать меня... Я был вне своего тела,
в этом не было никаких сомнений, я мог видеть его здесь, на
операционном столе. Моя душа вышла! Вначале все это было очень
тяжело, но затем я увидел очень яркий свет. Казалось, что
сначала он был немного тусклым, но затем стал мощным сиянием.
Просто множество света, ничего, кроме ярчайшего, сверкающего
света. И тепло от него передавалось мне: я чувствовал душевную
теплоту.
Свет был ярким, желтовато-белым, и больше белым. И
необычайная яркость: он покрывал все и, однако, не мешал мне
видеть все вокруг: операционную, врачей и сестер, все. Я
отчетливо мог видеть, и он не слепил. Сначала, когда возник
свет, я не совсем понимал, что происходит. Но потом он спросил
меня, как бы задал мне вопрос, - готов ли я умереть? Было так,
будто говоришь с кем-то, но не видишь с кем. Свет говорил со
мной, этот голос принадлежал именно ему. Теперь я думаю, что
голос, говоривший со мной, действительно понимал, что я не
готов умереть. Видите-ли, для меня это была своего рода
проверка, самая замечательная за всю мою жизнь. Я чувствовал
себя по-настоящему хорошо - в безопасности и окруженным
любовью. Любовь, исходящая от него - это что-то невообразимое,
неописуемое. С ним было так легко. И, кроме того, у него было
даже чувство юмора... Определенно было!"
КАРТИНЫ ПРОШЛОГО
Первоначальное появление светящегося существа, испытания и
вопросы без слов - прелюдия к самому поразительному и
напряженному, во время которого светящееся существо показывает
человеку картины, как бы обзор его жизни. Часто бывает
очевидно, что светящееся существо знает всю жизнь человека и не
нуждается в информации. Его единственное намерение - вызвать
реакцию. Этот обзор можно описать только в терминах
воспоминаний, так как он, по существу наиболее близок к ним,
хотя некоторые черты отличают его от обычных воспоминаний.
Прежде всего - необычайная скорость. Эти воспоминания, когда их
описывают в наших обычных временных выражениях, следуют, как
говорят, быстро одно за другим, в хронологическом порядке.
Другие же совсем не ощущают никакой временной
последовательности. Воспоминания были мгновенными, все картины
прошлого одновременны, и человек мог охватить их все сразу,
одним мысленным взором. И при всей их выразительности, все,
пережившие этот опыт, полагают, что этот обзор прошлого
совершился лишь за одно мгновение земного времени.
Надо сказать, что этот обзор, всегда описываемый как некий
экран видимых образов, несмотря на его скорость, оказывается
невероятно живым и реальным. С этим согласны все опрошенные
мной свидетели. В некоторых
случаях рассказывают, что картины были цветными, трехмерными и даже
движущимися. Несмотря на то, что картины быстро сменяли друг друга,
каждая из них отчетливо узнавалась и воспринималась. Даже эмоции и
чувства, связанные с этими картинами, могли переживаться заново
человеком, когда он их видел.
Некоторые пациенты, которых я расспрашивал, говорили, что
хотя они сами не могут понять, как это могло произойти, но
обзор включал все, что было в их жизни, от самых незначительных
деталей до наиболее важных событий. Другие утверждали, что
видели главным образом наиболее замечательные моменты своей
жизни. Некоторые говорили мне, что после этого обзора они могли
вспомнить события своей жизни в мельчайших деталях. Часть
опрошенных характеризуют просмотр как попытку светящегося
существа преподать урок. Во время просмотра светящееся существо
как бы подчеркивало, что в жизни самыми важными являются две
вещи: научиться любить других людей и приобретать знания. Вот
свидетельство такого рода:
"Когда появился свет, первое, что он мне сказал, был
вопрос, который можно сформулировать примерно так: "Что ты
можешь показать мне из своей жизни? Что ты сделала в своей
жизни?" - или как-нибудь еще в этом роде. И, вдруг, в этот
момент замелькали картины. "Что это?" - подумала я, потому что
все произошло совершенно неожиданно. Я вдруг очутилась в моем
детстве. Потом я как бы шла год за годом через всю мою жизнь с
раннего детства до настоящего времени. Было так странно, когда
это началось: я была маленькой девочкой, играющей у ручья
недалеко от дома, потом другие сцены из того же времени;
переживания связанные с моей сестрой, наши соседи и знакомые
места, где я бывала. Затем я попала в детский сад и мне
вспомнилось время, когда у меня была единственная игрушка,
которую я действительно любила, и как я сломала ее и очень
долго плакала. Для меня это было действительно тяжелым
происшествием. Картины сменялись, проходя через мою жизнь, и я
вспоминала, как я была в группе девочек и ездила в лагерь, и
много другого о годах, проведенных в начальной школе. Затем
вспомнились старшие классы, как мне выпала большая честь быть
выбранной в школьное научное общество, и я вспомнила как это
было. Так я прошла через все старшие классы, окончание школы и
первые несколько лет в институте, и так вплоть до настоящего
времени. Сцены, которые возникали передо мной, шли в порядке
моей жизни, они были такими живыми! Как будто проходишь и
смотришь на них со стороны и видишь в трехмерном пространстве и
в цвете. Картины были подвижными. Например, в момент, когда у
меня сломалась игрушка, я видела все движения. Это было совсем
по-другому, чем я могла бы видеть в то время. Как будто бы
маленькая девочка, которую я наблюдала, была кем-то другим, как
в кино, среди детей играет на детской площадке. И все же это
была я. Я видела себя, то что я делала будучи ребенком. Когда я
просматривала проходящие картины, я практически не видела
света. Он исчез, как только спросил, что было мною сделано, и
потом вспыхнули картины, и все же я знала, что он был здесь,
все время со мной, он вел меня в этом просмотре, я чувствовала
его присутствие, он отмечал некоторые события, старался
показать мне что-то в каждой из этих сцен. Не то, чтобы он
хотел увидеть, что было в моей жизни, он знал это, но он
выбирал определенные сцены и показывал их мне, чтобы я
вспомнила их.
Все время он подчеркивал важность любви. Моменты, в
которых это наиболее сильно проявилось, были связаны с моей
сестрой. Я всегда была очень близко связана с ней, и он показал
мне несколько примеров, в которых я была эгоистична по
отношению к моей сестре, а потом несколько случаев, где я
действительно проявила к ней любовь. Он указал мне, что я
должна стремиться помогать людям, стремиться быть лучше. Хотя
ни в чем
не было никакого обвинения, его единственное стремление было, чтобы я
извлекла из этого урок.
Он, казалось, был также очень заинтересован в вопросах,
касающихся знаний. Каждый раз отмечал события, связанные с
учением и сказал, что я должна продолжать учиться, и что когда
он придет за мной опять (к этому времени он уже сказал мне, что
я вернусь обратно), стремление к учению останется. Он сказал,
что это постоянный процесс, и у меня было чувство, что он будет
продолжаться и после смерти. Я думаю, что он старался научить
меня, когда мы просматривали сцены моей жизни.
Вся ситуация действительно была очень странной. Я была
там, я в самом деле видела эти сцены, и я по-настоящему
пережила это виденное, но это было так быстро. И все же
достаточно медленно, чтобы я могла воспринять все. Я уверена,
что промежуток времени был совсем небольшой. Казалось, возник
свет, потом я пережила события моей жизни и свет вернулся. Как
будто бы прошло менее пяти минут, а может быть чуть больше
тридцати секунд, я не могу точно сказать.
Единственный раз я почувствовала испуг, когда представила,
что не смогу завершить свою жизнь здесь. Но я испытывала
радость, просматривая сцены моей жизни. Это было приятно. Как
хорошо было вернуться в свое детство, я как бы вновь пережила
это. Только так можно по-настоящему вернуться назад и увидеть
свое детство, что обычно сделать невозможно".
Следует указать, что есть свидетельства, в которых
упоминается просмотр предыдущей жизни, но светящееся существо
не появлялось. Как правило, в тех случах, когда существо явно
"ведет" просмотр, картины прошедшей жизни переживаются более
глубоко. Но тем не менее картины обычно описываются как очень
живые и быстрые и, строго говоря, их появление не зависит от
появления светящегося существа и от того, что происходило с
человеком, - была ли действительно клиническая смерть или
только соприкосновение со смертью.
"И после вибрации и движения через длинное темное
пространство, все мои детские мысли, вся моя жизнь были здесь,
в конце туннеля, просто вспыхивали передо мной. Нельзя сказать,
что это было в форме картин, скорее как мысли, не могу точно
описать вам этого, но там просто было все. Все было сразу, я
имею в виду не по отдельности в разные промежутки времени,
возникающие и уходящие, но все было мгновенно. Я думал о
матери, о том, как я неправильно поступал. После того, как я
увидел свои незначительные проступки, которые делал ребенком, и
думал о матери и об отце, мне захотелось, чтобы я не делал
этого, и мне хотелось вернуться и исправить их".
В двух следующих примерах пациенты не находились в
состоянии клинической смерти во время перенесенного ими опыта.
В одном случае имело место состояние физиологического стресса,
а в другом случае было тяжелое ранение.
"Все произошло совершенно неожиданно. У меня была легкая
форма лихорадки и я около двух недель чувствовал себя неважно.
Но в ту ночь я почувствовал себя гораздо хуже и, как я помню,
пытался встать, чтобы пойти и сказать жене, что мне очень
плохо, но отключился. Вслед за этим я обнаружил, что нахожусь в
абсолютно черной пустоте и передо мной стали проноситься
картины моей жизни. Они начинались с того момента, когда мне
было шесть или семь лет, и я вспомнил своего хорошего друга, с
которым мы дружили, когда я учился в начальной школе. Передо
мной последовательно проходили картины того, как я учился в
начальной школе, затем в средней школе, затем в колледже, в
зубоврачебном училище, потом уже из моей работы стоматологом.
Я знал, что умираю, и я помню, что в тот момент я думал о
том, что хотел бы обеспечить свою семью. Я буквально обезумел
от горя, что вот, - я умираю, - и в то же время в моей жизни
были такие вещи, в отношении которых я глубоко раскаиваюсь, и в
том, что есть вещи, которые я оставляю незаконченными.
Этот мгновенный просмотр моей жизни проходил в форме
умозрительных картин, но я должен сказать, что они были гораздо
более живыми, чем обычно. Я видел только самые существенные
моменты. Все это происходило так быстро, как будто я листал
книгу собственной жизни и был в состоянии сделать это за
несколько секунд. Это просто мелькало передо мной, как
движущиеся картины, которые проносятся с огромной скоростью, и
в то же время я мог их полностью видеть и вполне мог понимать
происходящее. Однако просмотр этих картин не сопровождался
эмоциями, так как для них не оставалось времени.
В течение этого времени опыта, пережитого мною, я не видел
ничего другого вокруг себя. Меня окружала темнота, за
исключением проносившихся передо мною картин. В то же время я
отчетливо ощущал присутствие могущественного, вселюбящего
существа, которое находилось рядом со мной на протяжении всего
этого времени.
Это в самом деле необычайно интересно. Когда я пришел в
себя, я легко мог любому подробно рассказать о каждом периоде
моей жизни так, как я все увидел. Все было совершенно
отчетливо, но это очень трудно обьяснить, потому что все
произошло так быстро, и все же, я все видел совершенно
отчетливо".
Молодой ветеран так описывает то, что он пережил:
"Когда я служил во Вьетнаме, я получил тяжелое ранение и
"умирал" от него, однако, я точно помню все, что тогда
происходило со мной. Я был ранен пулеметной очередью, в меня
попало шесть пуль. Но когда это случилось, я как-то совершенно
не сокрушался. Я помню, что даже почувствовал облегчение, когда
был ранен. Я чувствовал полную легкость, и не было никакого
страха. С момента ранения передо мной стали проноситься картины
моей жизни. Мне показалось, что я вернулся обратно в то время,
когда был еще ребенком, и картины сменяли друг друга показывая
всю мою жизнь. Я не могу вспомнить, все было так живо. Они так
отчетливо возникали передо мной. Они сменялись начиная с самых
ранних воспоминаний, вплоть до теперешнего времени. Все это
произошло за очень короткое время, в этом не было ничего
плохого. Я как бы проходил через все эти видения, не ощущая
никакой вины или унижения. Больше всего это было похоже на
серию картин, наподобие слайдов. Как будто кто-то очень быстро
показывал передо мной слайды из моей жизни".
И, наконец, приведем еще один случай, во время которого
человек пережил эмоциональное потрясение и находился на краю
гибели, хотя физически он не получил сколько-нибудь серьезных
ранений. "Это случилось летом, после того, как я окончил первый
курс колледжа. Я подрабатывал тогда в качестве водителя
большого грузовика. В то лето я частенько едва не засыпал за
рулем. Однажды утром, когда я вел машину по шоссе, я задремал.
Последнее, что я помню, был какой-то дорожный знак, потом я
отключился. После этого я услышал ужасный скрежет, - это лопнул
правый баллон. Из-за того, что вся тяжесть грузовика
приходилась теперь на левую сторону, лопнул и левый баллон.
Машина упала на бок и юзом продолжала двигаться вниз по дороге,
по направлению к мосту. Я видел, что грузовик несется прямо на
мост и вот вот врежется в него. И вот за это время, что
грузовик несся на мост, я передумал обо всем, что было в моей
жизни. Я просто видел какие-то картины, в которых показывалось
как бы самое основное, и это выглядело совершенно как в жизни.
Вначале я вспомнил как я шел за моим отцом по берегу ручья, мне
тогда было всего
лишь два года. Потом было еще несколько сцен из моего раннего детсва.
Потом я вспомнил, как у меня сломалась новенькая красная машина, которую
мне подарили на Рождество, когда мне было пять лет. Я вспомнил, как я
плакал, когда в первый раз пришел в школу и как слезы капали на яркий
желтый плащ, который мне купила мать. Я понемногу вспоминал о каждом из
классов начальной школы. Я вспомнил всех учителей и кое-что из того, что
выучили в каждом классе. Затем последовали юношеские годы, работа в
бакалейной лавке, после чего память перенесла меня к ближайшему времени,
лету перед началом второго курса колледжа. Все эти вещи и многое другое
просто проносились в моем сознании, все это произошло очень быстро,
буквально за доли секунды. Потом все прекратилось и я стоял рядом и
смотрел на грузовик. Я думал, что я умер, и мне казалось, что я теперь
что-то вроде ангела. Потом я начал ощупывать себя, чтобы понять жив ли я
или я стал призраком, или еще чем-нибудь. Грузовик был совершенно
разбит, но я не получил никаких повреждени. Я выпрыгнул из кабины через
раму ветрового стекла, - все стекла в машине были разбиты. Немного
успокоившись, я стал думать, что за странная вещь произошла со мной, -
быть может, это что-то вроде долго хранящихся впечатлений, которые в
критическиий момент пронеслись в моем сознании. Я и теперь могу
вспомнить все виденое и восстановить в памяти каждую из промелькнувших
тогда передо мною картин, но это наверное заняло бы не менее пятнадцати
минут. Но тогда это произошло мгновенно, автоматически, менее чем за
одну секунду. Это невероятно".
ГРАНИЦА ИЛИ ПРЕДЕЛ
В некоторых случаях поциенты рассказывали мне, как во
время своего предсмертного опыта они приближались к чему-то,
что можно было бы назвать границей или каким-то пределом. В
разных свидетельствах это явление описывается по-разному: в
виде какого-то водного пространства, серого тумана, двери,
ограды, тянущейся через поле, или просто линии. Думается, что
можно сделать следующее, хотя и весьма спекулятивное
предположение: не стоит ли за этими впечатлениями по существу
один и тот же опыт или идея. Если это так, то тогда различные
по форме рассказы представляют собой лишь индивидуальные
попытки передать с помощью слов воспоминания об одном и том же
переживании. Давайте ознакомимся с несколькими свидетельствами,
в которых идея границы, или предела, играет заметную роль.
1. "Я "умерла" от остановки сердца. Как только это
случилось, я сразу же очутилась в середине какого-то
волнующегося поля. Оно было прекрасно, и все было
темно-зеленым, такого цвета я никогда не видела на земле.
Вокруг меня все было в свете, прекрасном, восхитительном свете.
Перед собой я увидела изгородь, которая тянулась через все
поле. Я направилась к этой изгороди и по ту ее сторону увидела
человека, который двигался ко мне навстречу, как бы для того,
чтобы встретить меня. Я хотела подойти к нему, но
почувствовала, как меня непреодолимо тянет обратно. Я увидела,
что и этот человек также повернулся и стал удаляться от меня и
от этой изгороди".
2. "Это произошло со мной во время моих первых родов. в
течение восьми месяцев беременности у меня развивалось то, что
врач назвал интоксикацией, и меня положили в больницу. Сразу же
после выхода плода у меня началось сильнейшее кровотечение,
которое доктору никак не удавалось остановить. Я поняла, что
произошло, так как сама по профессии медсестра, поэтому я
отчетливо понимала, какая опасность мне грозит. Я
потеряла сознание, после чего услышала неприятное жужжание и звон. Затем
я помню, как я оказалась на корабле или небольшой лодке, переплывающей
на другой берег большого водного пространства, а на том берегу я видела
всех, кого я любила в своей жизни, - мою мать, отца, сестер и других
людей. Мне казалось, что они манили к себе, и в то же время я говорила
себе: "Нет, - я не готова присоединиться к вам. Я не хочу умирать, я еще
не готова".
Теперь я понимаю, что это в высшей степени странное
переживание, потому что все это время я видела всех врачей и
сестер, видела также все, что они делали с моим телом. Как мне
казалось, я была скорее в роли зрителя, чем больной, лежащей на
столе в этом теле, которое доктора и сестры пытались привести в
чувство. Я изо всех сил пыталась внушить доктору, - "Я не
собираюсь умирать", но никто меня не слышал. Все, - врачи,
сестры, операционная, лодка, вода и далекий берег составляли
некий конгломерат. Впечатление было такое, как будто эти сцены
накладываются друг на друга.
Наконец, моя лодка почти достигла того берега, но как раз
перед тем чтобы пристать, она вдруг повернула обратно. Мне
наконец, удалось сделать так, что доктор меня услышал, и я
сказала: "Я не собираюсь умирать". Мне кажется, что именно в
этот момент я пришла в себя, и доктор обьяснил мне, что
случилось, -что у меня открылось послеродовое кровотечение и им
едва удалось меня спасти, но что теперь уже все в порядке.
3. "Я был госпитализирован в очень тяжелом состоянии -
почти неделю продолжалась кома. Мои врачи уже сомневались,
останусь ли я в живых. И вот, когда я был без сознания, я вдруг
почувствовал, как меня поднимает вверх, как будто у меня совсем
не было физического тела. Яркий белый свет появился передо
мною. Свет был таким ярким, что я не мог ничего видеть сквозь
него, но в то же время в присутствии этого света было так
спокойно, так удивительно хорошо. Я никогда не ощущал в моей
жизни ничего подобного. До моего сознания дошел мысленный
вопрос: "Хочешь ли ты умереть?" Я ответил, - не знаю, так как я
ведь ничего не знаю о смерти. Тогда этот белый свет сказал мне:
"Перейди вот эту черту и будешь знать." Я почувствовал, что
передо мной находится какая-то черта, хотя фактически я ее не
видел. Как только я пересек это черту, на меня нахлынули еще
более удивительные ощущения мира, спокойствия, никакой
озабоченности".
4. "У меня был сердечный приступ. Я вдруг обнаружила, что
нахожусь в черном вакууме и я поняла, что я покинула свое
физическое тело. Я знала, что умираю, и я подумала: "Боже, я
жила бы лучше, если бы знала, что это случиться сейчас.
Пожалуйста, помоги мне". И немедленно я стала выходить из этой
черноты во что-то бледно-серое, и я продолжала двигаться,
скользя в этом пространстве. Потом я увидела перед собой серый
туман и направилась к нему. мне казалось что я двигаюсь к нему
не так быстро, как хотелось бы, потому что я поняла, что
приблизившись ближе, я смогу что-то увидеть сквозь него. За
этим туманом я увидела людей. Они выглядели также, как и на
земле, и я еще видела нечто, что можно было бы принять за
какие-то строения. Все было пронизано удивительным светом,
-живительным, золотисто-желтым, теплым и мягким, совсем не
похожим на тот свет, который мы видим на земле. Когда я
приблизилась, я почувствовала, что прохожу сквозь этот туман,
это было удивительное, радостное ощущение. На человеческом
языке просто нет слов, которыми можно было бы это описать.
Однако мое время перейти за этот туман вероятно еще не
наступило. Прямо передо мной я увидела дядю Карла, который умер
много лет назад. Он преграждал мне путь, говоря: "Иди
назад, Твое дело на земле еще на закончено. Сейчас возвращайся назад": Я
не хотела идти назад, но у меня не было выбора, и я тут же вернулась в
свое тело. Я вновь ощутила эту ужасную боль в груди и услышала, как мой
маленький сын плакал и кричал: "Боже, верни мамочку!"
5. "Я была взята в больницу в критическом состоянии, они
говорили, что я не выживу. Врач пригласил моих родных, потому
что я могла скоро умереть. Они вошли и окружили мою кровать. В
тот момент когда все решили, что я умерла, мои родные стали мне
видны так, как если бы они стали удаляться от меня. Это на
самом деле выглядело так, будто я не удаляюсь от них, а они
начали уходить все дальше и дальше от меня. Становилось все
темнее и темнее, но я видела их. Потом я потеряла сознание и не
видела уже, что происходило в палате. Я находилась в узком
У-образном туннеле, похожем на откинутую спинку вот этого
стула. Этот туннель по форме соответствовал моему телу, мои
руки и ноги, казалось, были сложены по швам. Я стала входить в
этот туннель головой вперед. Там было темно, настолько,
насколько вообще может быть темно. Я двигалась через это вниз.
Потом я посмотрела вверх и увидела прекрасную полированную
дверь без всяких ручек. Из-под краев двери я увидела очень
яркий свет, лучи его выходили таким образом, что было ясно, что
все там, за дверью очень счастливы. Лучи эти все время
двигались и вращались, казалось, что там за дверью все ужасно
заняты. Я глядела на все это и говорила: "Господи, вот я. Если
ты хочешь возьми меня". Но Хозяин вернул меня обратно, и так
быстро, что у меня захватило дух".
ВОЗВРАЩЕНИЕ
Очевидно, что все люди, с которыми я говорил, пережили
возвращение обратно от какого-то момента их предсмертного
опыта. В момент возвращения наблюдается интересное изменение их
отношения к происшедшему. Почти все помнят, что в первые
мгновения их смерти доминирует безумное желание вернуться
обратно в тело и горестное переживание своей кончины. Однако,
когда умерший достигает определенных стадий умирания, он не
хочет возвращаться обратно и он уже сопротивляется возвращению
в свое тело. Это особенно характерно для тех случаев, в которых
имело место встреча со светящимися существами. Как очень
патетически выразился один мужчина: "Я хотел бы никогда не
покидать это существо".
Исключения из этого обобщения довольно часты, но
повидимому, не меняют существа дела. Несколько женщин, имеющие
маленьких детей, рассказывали мне, что во время их
предсмертного опыта они также предпочли бы остаться там, где
они оказались, но они чувствовали, что обязаны вернуться назад,
чтобы воспитывать детей.
"Я думала, -останусь ли я здесь, но потом я вспомнила о
моих детях и муже. Теперь мне трудно точно изложить ему эту
часть моего опыта. Когда я переживаю эти удивительные ощущения
в присутствии света, я действительно не желала возвращаться. Но
я всерьез помню о своей ответственности, о моих обязанностях по
отношению к семье. Так что я решила постараться вернуться
обратно".
В других случаях люди рассказывали мне, что несмотря на
то, что они чувствовали себя очень хорошо и спокойно в этом
бестелесном состоянии и даже были рады этому состоянию, они все
же хотели вернуться к физической жизни, так как они сознавали,
что у них есть очень много дел, которые остались не сделанными.
В нескольких случаях это было желание завершить свое
образование.
"Я окончил три курса колледжа и мне оставалось учиться
только один год. Я подумал: "Я не хочу умирать сейчас". Но я
чувствовал, что если все это продлиться еще несколько минут и
если я побуду около этого света еще немного, я совсем перестану
думать о своем образовании, так как я, наверное начну узнавать
о других вещах".
Факты которые я собрал, дают весьма разнообразную картину
того, как происходит возвращение в физическое тело. Точно также
по-разному отвечает на вопрос, почему это возвращение
состоялось. Многие просто говорят, что они не знают как и
почему они вернулись, или что они могут лишь строить те или
иные предположения. Лишь немногие говорят, что они чувствовали,
что решающим фактором было их собственное решение вернуться в
свое физическое тело к земной жизни.
"Я находился вне моего физического тела и чувствовал, что
должен принять решение. Я понимал, что не могу долго оставаться
вот так, рядом с моим физическим телом, -мне очень трудно
обьяснить другим, но для меня тогда это все было совершенно
ясно, -я понимал, что должен на что-то решиться, -либо
двигаться прочь отсюда, либо вернуться обратно.
С другой стороны, все это было довольно странно и я
отчасти все же хотел остаться. Было севершенно удивительным
сознание того, что я должен буду делать на земле добро. Итак, я
подумал и решил: "Да, я должен вернуться и жить", после чего я
вернулся в свое физическое тело. Я, можно сказать,
почувствовал, как моя страшная слабость вдруг оставила меня. Во
всяком случае, после этого события я стал выздоравливать."
Другие чувствовали, что они "получили разрешение" на жизнь
от Бога или от светящегося существа, данное им либо в ответ на
их собственное желание вернуться к жизни (обычно потому, что
это желание было лишено какой-либо корысти), либо потому, что
Бог или светящееся существо внушил им необходимость выполнения
некоторой миссии.
"Я находилась над столом и видела все, что люди делали
вокруг меня. Я знала, что умираю, что именно это происходит со
мной. Я очень беспокоиласть о моих детях, думала о том, кто
теперь будет о них заботиться. Так что я не была готова идти.
Господь позволил мне вернуться к жизни".
Один мужчина вспоминает: "Я бы сказал, что Бог очень добр
ко мне, потому что я умирал, а он позволил врачам вернуть меня
с определенной целью. Эта цель состояла в том, чтобы помогать
моей жене, потому что она страдала от запоев и я знал, что без
меня она просто ничего не сможет сделать с собой. Сейчас она
гораздо лучше, и я думаю, что во многом это благодаря тому, что
мне пришлось пережить".
Молодая мать чувствовала, что: "Господь послал меня
обратно, но я не знаю почему. Я несомненно чувствовала Его
присутствие там, и я знаю, что Он узнал меня. Он знал, кто я. И
все же он не позволил мне уйти на небо. Почему - я не знаю. С
тех пор я много раз думала об этом, и я решила, что это
случилось либо потому, что у меня двое маленьких детей, которых
надо растить или же потому, что я еще не была готова к тому,
чтобы идти туда. Я по-прежнему ищу ответа на этот вопрос, так
как я не могу выбросить это из головы".
В нескольких случаях людям кажется, что молитвы или любовь
других людей, их близких, могут возвращать их обратно,
независимо от их собственного желания.
"Я была рядом с моей старой теткой во время ее последней
болезни, которая была очень тяжелой. Я помогала ухаживать за
ней. В течение всей ее болезни кто-нибудь из членов ее семьи
молился о ее выздоровлении. Несколько раз она прекращала
дышать, но мы как бы возвращали ее обратно. Как-то раз она
посмотрела на меня и сказала: "Джоан, я должна уйти, уйти
туда, там так прекрасно. Я хочу там остаться, но не могу, пока вы
молитесь о том, чтобы я была с вами. Пожалуйста, не молитесь больше". Мы
перестали, и вскоре она умерла".
Одна женщина рассказывала мне: "Врач сказал, что я
скончалась, но я была, несмотря на это жива. То, что я пережила
было радостно, я совсем не испытывала неприятных ощущений.
Когда я вернулась и открыла глаза, мои сестры и муж были рядом.
Я видела их радость, - на глазах у них были слезы. Я видела,
что они плачут от радости, что я не умерла. Я чувствовала, что
вернулась потому, как-будто меня что-то притягивало. Этим
что-то была любовь ко мне сестер и мужа. С этих пор я верю, что
другие люди могут вернуть нас обратно".
В немногих случаях люди, вернувшиеся обратно, проходили с
большой скоростью через тот же самый туннель, в котором они
оказались в самом начале своего опыта. Один мужчина, например,
вспоминает как в момент смерти он был влеком вперед, через
темный туннель. Он уже чувствовал, как приближается к концу
туннеля, как в этот самый момент он услышал свое имя,
произносимое где-то позади него. После этого он начал двигаться
обратно через это же самое пространство.
Имеется несколько примеров действительного обратного
"вхождения" в собственное физическое тело. Большинство
свидетелей просто говорят о том, что в конце своего опыта они
заснули или потеряли сознание, а позже очнулись в своем
физическом теле.
"Я не помню, как я вернулся обратно в мое физическое тело.
Это было похоже на то, как если бы меня куда-то унесло, я
заснул и затем проснулся уже лежащим на постели. Люди, которые
находились в комнате, выглядели так же как и тогда, когда я их
видел будучи вне своего тела".
С другой стороны, некоторые помнят, что они с некоторой
скоростью переносились в свое физическое тело. Часто это
сопровождалось толчками в конце их внетелесного опыта.
"Я находился под потолком, наблюдая за тем, как они
возились с моим телом. После того, как они применили электрошок
в области грудной клетки и мое тело резко дернулось, я сразу
просто упал в свое тело, просто как мертвый груз. Следующее,
что я помню, - я снова был в своем теле".
И: "Я решил, что должен вернуться обратно. После этого я
почувствовал как бы толчок, который направил меня обратно к
жизни, в мое тело. Я почувствовал, что в этот самый момент
вернулся к жизни".
В очень немногих случаях, в которых момент возвращения
вспоминается довольно подробно, возврат, как говорят,
происходит "через голову".
"Моя "сущность", как мне казалось имела два конца, -
короткий и длинный. В конце аварии она просто стремилась
остановиться над моей головой. Когда моя "сущность" покидала
тело то мне казалось, что она выходила длинным концом вперед,
но возвращение, по-моему, началось с короткого конца".
Один человек вспоминает: "Когда я видел, как они поднимали
мое тело и вытаскивали его из под рулевого управления, я
чувствовал, что меня как-будто тащат через какое-то
ограниченное пространство, что-то вроде воронки. Там было темно
и черно, и я быстро двигался через эту воронку обратно к моему
телу. Когда я был "влит" обратно мне показалось, что это
"вливание" началось с головы, как если бы я входил с головы. Я
не чувствовал что могу как-то рассуждать об этом, не было даже
времени подумать. Перед этим я был в нескольких ярдах от моего
тела и все события вдруг приняли обратный ход. Я даже не успел
сообразить в чем дело, "я был вливаем в мое тело".
Обычно ощущение и отношение к происходящему, связанные с
данным опытом, несколько запаздывают по времени и осознаются
тогда, когда кризис уже миновал.
1. "После того как я вернулся назад, я почти целую неделю
проплакал от того, что я снова должен жить в этом мире. Я не
хотел возвращаться обратно".
2. "Когда я вернулась назад, у меня сохранились некоторые
удивительные ощущения по отношению ко всему окружающему. Они
продолжались на протяжении нескольких дней. Даже сейчас я
иногда ощущаю нечто подобное".
3. "Эти ощущения были совершенно непередаваемы. В
некотором смысле они сохранились во мне и теперь. Я никогда не
забываю об этом, я часто об этом думаю".
КАК РАССКАЗАТЬ О ПЕРЕЖИТОМ ДРУГИМ ЛЮДЯМ ?
Необходимо сразу подчеркнуть, что люди пережившие опыт
умирания, вообще говоря, нисколько не сомневаются в его
реальности и важности. Интервью, которые я брал, неизменно
содержат утверждения такого рода. Вот, например:
"Все время, пока я находился вне своего тела, я был
совершенно изумлен тем, что со мной случилось. Я не понимал
этого. Но все было совершенно реально. Я видел свое тело
отчетливо и, в то же время, как издалека. Мое сознание было не
в таком состоянии, чтобы я мог что-нибудь выдумывать. У меня не
возникало никаких идей. Я просто был в совершенно неподходящем
для этого состоянии".
И еще: "Это совершенно не было похоже на галлюцинацию.
Однажды у меня были галлюцинации, когда мне в больнице давали
кодеин. Но это было задолго до того, как произошел этот
несчастный случай, во время которого я был в самом деле убит. В
пережитом мною тогда опыте не было ничего похожего на
галлюцинацию, совсем ничего".
Такие же замечания я слышал от многих людей, вполне
отличающих сны и фантазии от реальности. Люди, которых я
интервьюировал, были деятельными и вполне уравновешенные. Они
не рассказывали бы о пережитом опыте, если бы это были
всего-навсего сны, напротив, они считают что все, происшедшее с
ними, было ничем иным, как действительным событием.
С другой стороны, несмотря на полную убежденность в
реальности и важности того, что с ними случилось, они понимают,
что наше современное общество просто не в состоянии отнестись к
такого рода свидетельствам с пониманием и симпатией.
Действительно, многие из лиц, опрошенных мною, говорили, что с
самого начала они прекрасно понимали, что если они попытаются с
кем-либо поделиться пережитым опытом, то скорее всего подумают,
что у них помутился рассудок. Так что мои пациенты никому не
рассказывали о своем опыте, за исключение нескольних, самых
близких людей.
"Это было очень интересно. Но это что-то такое, о чем мне
совсем не хотелось кому-нибудь рассказать. Люди просто подумали
бы, что я сошла с ума".
Другое воспоминание: "Долгое время я никому не рассказывал
этого. Я просто совсем не мог об этом говорить. Я чувствую, что
это смешно, потому что я боялся, что мне никто не поверит и
будут говорить: "Ну, ты все это придумываешь".
Однажды я решил, - "Хорошо, посмотрим, как будут
реагировать на это мои домашние". Я рассказал им об этом, но
больше никому. Но я думаю, что моя семья все-таки не верит
мне".
Другие стремились сразу же рассказать кому-нибудь о том,
что им пришлось пережить, но наталкивались на такое
непонимание, что сразу же решили помалкивать об этом.
1. "Единственным человеком, кому я пытался рассказать об
этом, была моя мать. Я говорил с ней вскоре после того, как это
произошло. Но ведь я был всего лишь маленький мальчик, и она не
обратила на это никакого внимания. Так что больше никому об
этом не рассказывал".
2. "Я попробовал рассказать об этом своему пастору, но он
сказал мне, что это была галлюцинация, после чего я молчу об
этом".
3. "Я была очень общительна в начальной и средней школе,
но я скорее следовала за всеми, чем придумывала что-нибудь
новое. Я была последователем, а не лидером. После того, как это
случилось, и я пыталась рассказать об этом подругам, они просто
начинали считать меня сумашедшей, - так мне казалось. Я снова
рассказывала об этом и меня слушали с интересом, но потом я
слышала как обо мне говорили: "Она дейстительно немного
тронулась". В тех случаях, когда я видела, что это замечание
просто шутка, я старалась разьяснить все это. Я не пыталась
поразить всех, - "Вот здорово, -смотрите, какая страшная штука
произошла со мной!" Я только хотела сказать, что нам необходимо
больше знать о жизни, гораздо больше, чем знаю, скажем, я или
мои знакомые".
4. "Когда я очнулась, я попробовала рассказать о
случившемся сестрам, которые за мной ухаживали. Но они
посоветовали мне не обсуждать всего этого, так как мне это,
дескать, только привиделось".
Как говорит один из моих пациентов: "Очень быстро вы
начинаете понимать, что люди не воспринимают ваш рассказ так,
как вам хочется. Вы просто не в состоянии преодолеть какой-то
барьер и рассказать обо всем этом". Довольно интересно. что
только в одном случае из всех обследованных мною, врач
обнаружил интерес к переживаниям, связанным с предсмертным
опытом и даже выразил к ним определенную симпатию.
Одна девушка после перенесенного ею внетелесного опыта
рассказывала мне:
"Моя семья и я просили доктора объяснить нам, что со мной
произошло. Он сказал, что это довольно часто случается с людьми
во время сильных болей и травм, потому что душа в этих случаях
оставляет тело".
Если учесть скептицизм и почти полное непонимание с
которым сталкиваются люди, пытающиеся обсудить пережитый ими
предсмертный опыт, то неудивительно, что он в чем-то
отклоняется от нормы, поскольку никто не переживал того, что
случилось с ним. Как, например, один мужчина говорил мне: "Я
был там где никто никогда не был".
Часто случалось, что когда после первого детального
интервью о перенесенном опыте смерти я говорил этому человеку,
что другие рассказывали мне о точно таких же событиях и
ощущениях, то он переживал чувство огромного облегчения. "Это
очень интересно узнать о том, что другие люди пережили такой же
опыт, потому что я не понимал... Я действительно счастлив
услышать об этом и узнать, что оказывается не я один прошел
через это. Теперь я знаю, что я не сумасшедший. Для меня это
всегда было чем-то совершенно реальным, но я никогда никому
ничего не рассказывал. Я боялся, что обо мне будут думать:
"Когда он отключился, то наверное повредился в уме и так у него
это и осталось". Иногда я думал о том, что, наверное, и другие
переживали такой же опыт как и я, но едва ли мне удасться
встретиться с кем-нибудь, кто знает о таком человеке, потому
что я не думал, что кто-нибудь об этом расскажет. Если бы
кто-нибудь пришел и рассказал мне об этом же до того, как я
побывал там, то я вероятно тоже решил бы, что этот человек
просто выставляется, потому что в нашем обществе это частенько
бывает".
Однако, есть еще и другая причина из-за которой некоторые
проявляют сдержанность в рассказах о своем опыте другим людям.
Они чувствуют, что пережитое ими так трудно описать, это
настолько выходит за рамки нашего языка, образа мышления и
всего привычного существования, что просто бесполезно пытаться
что-то объяснить.
ВЛИЯНИЕ НА ЖИЗНЬ
По причинам, которые были только что изложены, ни один из
моих пациентов не соорудил себе портативного аналоя и не пошел
проповедовать денно и нощно о своем опыте. Никто не порывался
убедить других или попытаться всех убедить в реальности того,
что им довелось пережить. На самом деле, как я убедился,
трудность состоит в совершенно обратном: люди обычно очень
сдержаны в рассказах о том, что с ними произошло.
Пережитый опыт оказал на их жизнь очень тонкое
умиротворяющее воздействие. Многие говорили мне, что после
того, что произошло они чувствуют, что их жизнь стала глубже и
содержательнее, так как благодаря этому опыту они стали гораздо
больше интересоваться фундаментальными филосовскими проблемами.
"До этого времени, - это было до того как я окончил
колледж - я рос в очень маленьком городке. Люди в нем не
отличались широким кругозором и я был таким же как и они. Я был
типичным школьником. Но после того, как это случилось в моей
жизни я захотел знать больше чем я знаю. Хотя в то время я не
думал, что есть еще кто-нибудь, кто знает что-либо об этом, так
как я никогда не выходил за пределы того маленького мирка в
котором я жил. Я ничего не знал ни о физиологии ни о чем-либо
другом в этом роде. Все, что я знал, - было ощущение, что я как
будто повзрослел за одну ночь после того как это случилось,
потому что это открыло для меня целый новый мир, о
существовании которого я даже не подозревал. Я думал: "Как
много такого, что следовало бы узнать". Другими словами, есть
что-то большее в жизни чем футбол и танцы вечером в пятницу. И
для меня стало очень важным знать то, о чем я раньше даже не
подозревал. Я стал думать: "Где граница для человека и для его
сознания?" Происшедшее со мной открыло мне целый мир".
Другое свидетельство: "С того момента, как это случилось,
я всегда думаю о том, что я сделал с моей жизнью и что должен
буду с ней делать. Моя прошлая жизнь - я не удовлетворен ею. Я
не думал, что миру что-либо нужно от меня, так как я в самом
деле делал то, что мне хотелось и так, как мне хотелось: и я
еще живу и могу делать что-то еще. Но после того, как я умирал,
все переменилось, сразу после этого опыта. Я стал задумываться,
когда я совершал те или иные поступки, совершал ли я их потому,
что они были хорошими для меня? Раньше я реагировал на что-либо
просто импульсивно, теперь же я вначале обдумывал то с чем мне
приходиться встречаться хорошенько и не спеша. Мне кажется, что
все должно проходить через сознание и перевариться в нем.
Я стараюсь делать вещи по возможности существенные и те,
после которых мое сознание и моя душа чувствуют себя лучше. Я
стараюсь избегать предубеждений и не осуждать людей. Я стараюсь
совершать поступки, которые хороши сами по себе, а не только
полезны лично для меня. И мне кажется, что я стал теперь
гораздо лучше разбираться в жизни. Я чувствую, что обязан этим
тому, что со мной произошло, то есть своему опыту смерти, тому,
что я тогда увидел и пережил".
Другие сообщают о том, что у них измнилось отношение к
физической жизни, к которой они вернулись. Одна женщина,
например, очень просто говорит об этом: "Это сделало для меня
жизнь гораздо более ценной".
Один человек говорил мне следующее: "В каком-то смысле это
было благословенным событием, потому что до этого сердечного
приступа я был слишком занят планированием будущего моих детей
и постоянно переживал то, что произошло вчера, так что я
утрачивал радость настоящего. Сейчас я совершенно иначе
отношусь к жизни".
Некоторые упоминают о том, что благодаря тому, что они
прошли через опыт смерти, изменился их взгляд на соотношение
ценности физического тела и его разума. Это особенно ярко
выражено в рассказе одной женщины, которая пережила внетелесный
опыт во время своей близости к смерти.
"В тот момент я была гораздо больше сосредоточена на
состоянии моего разума, чем физического тела. Наш разум гораздо
более важная часть нас, чем вид и форма нашего тела. До этого в
моей жизни было все как раз наоборот. Мое основное внимание и
главные интересы были сосредоточены на моем теле, а то, что
происходит с моим разумом меня как-то не занимало,
- все шло само по себе.
Но после того, как это произошло именно состояние моего
разума стало основным предметом моих забот, а уже на втором
месте забота о теле, - оно просто нужно для поддержания
разумной жизни. Тогда для меня не имело значения, - есть у меня
тело или нет. Я не думала об этом. Самым главным тогда для меня
был мой разум". В очень небольшом числе случаев пациенты
рассказывали о том, что после пережитого опыта смерти им
казалось, что они приобретали или замечали за собой интуитивные
способности, находящиеся на границе психики.
1. "После этого опыта я ощущаю себя как бы духовно
обновленным. С тех пор многие говорили мне, что я сразу
оказываю на них умиротворяющее воздействие, когда они
взволнованы. Мне кажется, что я теперь лучше чувствую людей,
могу быстрее улавливать их состояние".
2. "Я думаю, что после моего опыта смерти у меня появилась
одна особенность, - я чувствую, когда в жизни других людей
происходят какие-то неприятности. Например, очень часто, когда
я нахожусь среди людей, поднимающихся в лифте в учреждении, где
я работаю, мне кажется, что я почти читаю по их лицам, что с
ними происходит и могу сказать, что они нуждаются в помощи и в
какой именно. Много раз я заговаривал с людьми, которые были
чем-то расстроены. Я приглашал их к себе в кабинет, чтобы
поговорить с ними и помочь им".
3. "После того, как я переболел, я чувствую, что могу
улавливать мысли и чувства людей. Я хорошо чувствую, когда
человек чем-то обижен. Я часто могу сказать, что человек хочет
сказать еще до того, как он начинает говорить. Многие не
поверят мне, но у меня было много действительно поразительных
примеров. Однажды я был в компании и продемонстрировал свое
умение. Несколько человек, которые меня до этого не знали,
после этого встали и ушли. Они испугались, что я наверное
колдун или что-нибудь еще в этом роде. Я не знаю появилась ли у
меня эта способность в тот момент, когда я был мертв, или это
свойство было у меня и раньше, но как бы дремало и я никогда не
использовал его до того, как это со мной произошло".
Это хорошо согласуется с рассказами об "уроках", которые
вынесли люди из темного соприкосновения со смертью. Почти все
подчеркивают важность стремления в этой жизни к возвышенной
любви к другим людям, любви исключительной и глубокой. Один
человек, который встретил светящееся существо, чувствовал
полную любовь и понимание даже в тот момент, когда жизнь его
развернулась подобно панораме для того, чтобы светящееся
существо могло ее увидеть. Он почувствовал, что вопрос, который
задало ему светящееся существо, заключается в следующем, -
может ли он таким же образом любить людей? Он чувствует, что
теперь его обязанность на земле - учиться такой любви.
Кроме того, многие подчеркивают важность приобретенных
знаний. В течение их опыта им было сообщено, что накопление
знаний продолжается даже после жизни. Одна женщина, например,
после опыта "смерти" стремиться использовать любой случай для
того, чтобы улучшить свое образование. Другой мужчина дает
следующий совет: "Неважно, в каком вы возрасте, не переставайте
учиться. Я думаю, что обучение, - это процесс, уходящий в
вечность".
Никто из опрошенных мной людей не говорил, что выходил из
этого опыта с чувством морального "очищения" или совершенства.
Никто не выказывал чувства превосходства, - "я святее, чем ты".
По-существу, большинство вынесли впечатление, что они,
напротив, должны еще к чему-то стремиться, чего-то достигать.
Их видения поставили перед ними новые цели, новые моральные
принципы и определенное указание жить в соответствии с ними, но
без ощущения мгновенного спасения или непогрешимости.
НОВОЕ ОТНОШЕНИЕ К СМЕРТИ
Как и следовало ожидать, этот опыт оказывает глубокое
влияние на отношение переживших его людей к физической смерти,
особенно тех из них, которые не думали, что есть что-либо после
смерти. В той или иной форме все эти люди высказывали одну и ту
же мысль, - что они больше не боятся смерти. Это, однако,
требует пояснения. Во-первых, определенные виды смерти очевидно
представляются нежелательными и, во-вторых, никто из опрошенных
мной людей не ищет смерти, не желает ее. Все они чувствуют, что
у них есть определенные задачи в этой физической жизни и все
они, вероятно, согласились бы со словами одного человека,
который говорил мне: "Я должен еще довольно много сделать в
этой жизни, прежде чем уйти из нее". Например, все они
безусловно отвергают самоубийство, как средство возвращения в
ту реальность, в которой они побывали во время своего опыта.
Просто теперь состояние смерти не представляется чем-то
страшным, угрожающим. Давайте посмотрим несколько отрывков, в
которых объясняется такое отношение к смерти:
1. "Я полагаю, что этот опыт что-то определил в моей
жизни. Я был ребенком, мне было всего десять лет, когда это
произошло, но и сейчас, то есть на протяжении всей моей жизни,
я сохранил абсолютное убеждение в том, что есть жизнь и после
смерти. У меня нет и тени сомнения в этом. Я не боюсь умереть.
Некоторые люди, которых я знаю, так боятся этого, так запуганы.
Я всегда улыбаюсь про себя, когда слышу людей сомневающихся в
посмертном существовании или говорю им: "Когда умрете -
увидите". Про себя думаю: "Они действительно не знают этого". В
моей жизни мне пришлось пережить много всевозможных
приключений. Однажды я был под угрозой револьвера,
приставленного к моему виску. Но это не очень испугало меня,
потому что я думал: "Ну что ж, если я действительно умру, если
они убьют меня, я знаю, что я все равно буду жить где-то в
другом месте".
2. "Когда я был маленьким мальчиком, я бывало боялся
смерти. Я просыпался по ночам, плакал и устраивал истерики. Мои
мать и отец вбегали в мою комнату, чтобы узнать, что произошло.
Я говорил им, что не хочу умирать, но я знаю, что это случиться
со мной и просил их, чтобы они, если это возможно, спасли
меня.. Моя мать успокаивала меня, говоря: "Нет, просто это путь
по которому мы все пойдем, все с этим встретимся". Она
говорила, что все мы должны идти туда в одиночку, и когда
придет
время все мы должны сделать это хорошо. Спустя много лет после того, как
моя мать умерла, я говорил о смерти с моей женой. Я по-прежнему боялся
этого, я не хотел, чтобы она приходила.
Но после зтого опыта я не боюсь смерти. Это ощущение
исчезло. Я больше не чувствую себя ужасно на похоронах. Я даже
в каком-то смысле рад за умерших, потому что знаю, где
находятся те, которые умерли.
Я верю в то, что Господь послал мне этот опыт, чтобы я
таким образом узнал о смерти. Конечно, мои родители успокаивали
меня, но Господь показал мне это, чего они конечно сделать не
могли. Теперь я не обсуждаю эту проблему, но я знаю об этом и
совершенно спокоен".
3. "Теперь я не боюсь умереть. Это не значит, что смерть
для меня желанна или что я хочу умереть прямо сейчас. Я не хочу
этого, потому что я полагаю, что должен жить здесь. Но я не
боюсь смерти, потому что я знаю куда пойти после того как
оставлю этот мир, так как я уже был там раньше".
4. "Последнее, что скказал мне свет перед тем, как я
вернулся в свое тело обратно к жизни, - было, если выразить это
кратко, - "я вернусь к тебе". Он говорил мне, что сейчас я буду
возвращен обратно к жизни и буду жить, но будет время, когда мы
с ним снова встретимся, и что тогда я действительно умру. Так
что я знаю, что снова встречусь с этим светом и с этим голосом,
но я не могу сказать, когда это произойдет. Я думаю, что это
будет очень похоже на то, что я пережил, но все будет лучше,
так как я теперь знаю, что меня ожидает и я не буду так смущен
как тогда. И все же я не думаю, что мне захочется вернуться
туда в ближайшее время. Я хочу еще многое сделать в этом мире".
Как видно из приведенных примеров, основная причина из-за
которой смерть перестает быть чем-то устрашающим, заключается в
том, что человек, переживший подобный опыт, уже не сомневается
в том, что жизнь не прекращается со смертью тела. Причем, для
такого человека это уже не абстрактная возможность, а факт из
его собственного опыта.
Давайте рассмотрим концепцию "аннигиляции", которую мы
обсуждали в самом начале книги. Согласно этой концепции смерть
представляется в виде "засыпания" либо "забывания". Люди
пережившие "смерть "решительно отвергают такое сравнение. Они
предлагают аналогии, согласно которым смерть есть переход из
одного состояния в другое, или выход сознания на более высокий
уровень бытия. Одна женщина, которая видела своих родных,
явившихся встретить ее во время ее "смерти", сравнивает смерть
с "возвращением домой". Другие говорят, что смерть подобна
какому-то приятному событию, например, пробуждению, окончанию
школы или освобождению из тюрьмы.
1. "Некоторые говорят, что мы не употребляем слова
"смерть" потому, что мы всегда стремимся избежать ее. Что
касается меня, то это совершенно неверно. Я думаю, что если бы
вы пережили то же самое, что и я, то вы бы сердцем знали, что
нет другой такой же прекрасной вещи как смерть. Вы просто
переходите из одного состояния в другое, как, скажем, из школы
в колледж".
2. "Жизнь подобна тюремному заключению. Но в этом
состоянии мы просто не понимаем, какой тюрьмой является для нас
наше тело. Смерть подобна освобождению, выходу из тюрьмы. Это
пожалуй самое лучшее с чем я мог бы ее сравнить".
Даже те люди, которые придерживались до этого тех или иных
традиционных взглядов на природу посмертного существования,
после своего столкновения со смертью в каком-то смысле начинают
к этому относиться по-другому. Я не встретил ни одного
человека, который в своем рассказе описывал распространенную
мифологическую картину посмертного бытия. Ни
один не упоминал о небесах, изображаемых на карикатурах, с жемчужными
вратами, улицами, вымощенными золотом, и крылатыми ангелами, играющими
на арфах. Так же ничего не говорилось об адском пламени и чертях с
вилами.
Так что в большинстве случаев модель посмертной награды -
наказания отсутствовала или отвергалась даже теми, кто до этого
обычно думал в рамках таких понятий. К своему великому
изумлению они обнаруживали, что даже тогда, когда в присутствии
светящегося существа демонстрировались их несомненно ужасные и
грешные поступки, они не чувствовали с его стороны никакой
ярости или гнева, а только одно понимание и даже юмор.
Одна женщина рассказывает, что во время этого "фильма" о
ее жизни в присутствии светящегося существа, она видела
несколько сцен, во время которых она не проявила любви, а один
лишь эгоизм. Тем не менее, она говорит: "Его (т. е. света)
отношение к этим эпизодам, когда мы дошли до них, просто
сводилось к тому, что те события были для меня уроком".
Вместо упомянутой нами старой модели многие как-будто
приходят к новой модели, к новому пониманию существа
потустороннего мира. Согласно этому новому взгляду, тот мир
есть не односторонний суд, а, скорее, совместное развитие в
направлении максимального самораскрытия, самореализации.
Развитие души, особенно в отношении духовных способностей к
любви и познанию, не прекращается со смертью тела. Напротив,
оно продолжается и по другую сторону нашего бытия, возможно
вечно или, во всяком случае, в течение какого-то периода,
причем с такой углубленностью, о которой мы можем только
догадываться, "как бы сквозь тусклое стекло". (1 Кор. 13, 12).
ПОДТВЕРЖДЕНИЯ
Естественно возникает вопрос, - имеются ли какие-либо
другие свидетельства, независимые от описаний, даваемых людьми,
пережившими смерть, которые подтверждали бы реальность того,
что мы называем опытом смерти. Многие люди сообщают о том, что
когда они были вне своего тела, они видели события,
совершающиеся в физическом мире.
Подтверждаются ли какие-нибудь из этих сообщений другими
свидетелями, в отношении которых известно, что они
присутствовали рядом. В отношении довольно большого числа
случае на этот вопрос можно ответить абсолютно утвердительно -
"да!" Более того, описания событий, которые содержатся в
свидетельствах людей, переживших внетелесный опыт, отличаются
весьма большой точностью. Несколько докторов говорили мне, что
они просто не в состоянии понять, каким образом пациенты не
имеющие никаких медицинских знаний, могли так детально и
правильно описать процедуру реанимации, тогда как врачи
проводившие реанимацию точно знали, что пациенты мертвы.
В нескольких случаях пациенты рассказывали мне о том, с
каким изумлением встречали врачи и другие люди их рассказы о
том, что происходило вокруг, пока они были "мертвы". Так,
например, одна девушка рассказывала, что пока она была мертва и
находилась вне своего тела, она прошла в другую комнату, где
она увидела свою старшую сестру, которая плакала и шептала: "О,
Кэтти, пожалуйста, не умирай!" Позже, ее сестра была крайне
удивлена, когда Кэтти рассказала ей, где она ее видела и что та
(сестра) говорила в это время. В двух следующих отрывках
описываются сходные события.
1. "После того, как все уже было позади, доктор сказал
мне, что мое положение в самом деле было безнадежным. Я сказала
ему: "Да, я знаю об
этом". Он сказал: "Ну откуда ты можешь знать?" На это я отвечала: "Я
могу рассказать вам все, что происходило". Он не поверил мне и я стала
рассказывать все как было с того момента, когда я перестала дышать и до
того времени, когда я как бы ходила вокруг по палате. Он был буквально
шокирован, когда узнал, что я знаю обо всем, что случилось. Он
совершенно не знал, что сказать, но после он еще несколько раз приходил
ко мне и распрашивал меня об этом".
2. "Когда я пришел в себя после несчастного случая, рядом
со мной был мой отец. Я уже даже не стремился узнать, какую я
получил травму или что случилось, или что думают врачи о моем
состоянии. Все, что я хотел, это рассказать о пережитом мной
опыте. Я рассказывал моему отцу, кто вытаскивал мое тело из
дома, и даже о том какого цвета была одежда этого человека, о
том, как они меня понесли и обо всем, что в это время говорили
находившиеся там люди. Отец сказал мне: "Да, все это было на
самом деле". Однако мое тело в то время уже унесли, и я никак
не мог ничего ни видеть ни слышать, если бы не находился вне
своего тела".
Наконец, в нескольких случаях я смог получить независимые
свидетельства, подтверждающие те или иные имевшие место события
от других лиц. Однако, при оценке этих независимых сообщений
возникают некоторые сложности. Во-первых, в большинстве случаев
подтверждающие события удостоверялись только самими людьми,
пережившими умирание или, в лучшем случае, одним-двумя близкими
друзьями или родственниками. Во-вторых, даже в самых
поразительных, хорошо подтвержденных случаях, которые мне
удалось собрать, я давал обещание не открывать действительных
имен. Но даже если бы я мог это сделать, я не думаю, что такие
подтверждающие рассказы, собранные уже после самого случая,
могли бы представлять собой доказательство, в силу причин, о
которых будет сказано в заключительной главе.
Мы подошли к концу завершающго обзора тех стадий и
событий, которые переживаются умирающими во время их опыта
смерти. Я хочу в заключении этой главы привести отрывок из
одного свидетельства, которое содержит большую часть тех
эпизодов, которые обсуждались выше. Кроме того, в данном
повествовании имеется один уникальный момент, о котором ранее
ничего не говорилось: светящееся существо заранее говорит
человеку о неминуемой смерти, но впоследствии решает сохранить
ему жизнь.
"В то время, когда оно призошло, я страдал жестокими
приступами бронхиальной астмы и энфиземы; такие приступы у меня
бывают сейчас. Однажды, во время сильного приступа кашля, я
очевидано повредил позвонок в нижней части позвоночника. Через
несколько месяцев я был на консультации у группы докторов в
связи с мучительными болями, начавшимися у меня. Наконец, один
из них направил меня к нейрохирургу, д-ру Уатту. Он осмотрел
меня и сказал, что мне немедленно надо ложиться в больницу. Я
согласился, и меня поместили в машину для перевозки.
Д-р Уатт знал, что у меня больные легкие, поэтому он
пригласил специалиста по легочным заболеваниям, который сказал,
что анастезиолог, д-р Колеман, будет присутствовать в качестве
консультанта на случай, если придется давать наркоз. Таким
образом, специалист-легочник готовил меня в течении двух
недель, после чего передал меня в ведение д-ра Колемана. В
понедельник д-р Колеман, наконец, согласился на операцию, хотя
он был очень обеспокоен моим состоянием. Они назначили операцию
на следующую пятницу. В понедельник вечером я заснул и спокойно
проспал всю ночь. Но рано утром, во вторник, я проснулся от
страшной боли. Я поворачивался с боку на бок, чтобы занять
более удобное положение. Как раз в этот момент появился свет в
углу комнаты, под потолком. Это был просто светящийся шар
похожий на мяч, не слишком большой, не более 12-15
дюймов в диаметре, и как только он появился мной овладело странное
чувство. Я не могу назвать его ощущением ужаса, нет, это было не так.
Это было ощущение полного мира и невероятного облегчения. Я увидел руку,
которую свет протянул мне. Как только он сделал это, я почувствовал, как
меня что-то вытягивает и что я оставляю свое тело. Я оглянулся и увидел
себя лежащим на кровати, в то время как я продолжал двигаться по потолку
комнаты.
Теперь, когда я оставил свое тело, я принял ту же самую
форму, что и свет. У меня было ощущение, - я буду употреблять
свои собственные слова для описания всего этого, так как я
никогда не слышал чтобы кто-нибудь говорил о чем-либо подобном,
- что эта форма была, определенно, духовной природы. Это не
было телом, скорее просто клуб дыма или пара. Это выглядело
почти как облачко сигаретного дыма, каким мы его видим в тот
момент, когда они плывут около лампы. Впрочем, эта форма была
окрашена. Я различал оранжевый, желтый и еще не очень
отчетливо, индиго и голубой.
Эта духовная сущность не имела формы, подобной форме тела.
Она была более или менее округлой, но у нее имелось то, что я
буду называть руками. Я помню это, потому что когда свет
спустился ко мне, я мог взять его протянутую руку своей рукой.
В то же время ладонь и рука, принадлежащие моему телу,
оставались неподвижными, - я мог видеть их, когда поднимался к
свету. Но тогда, когда я не пользовался этими духовными руками,
мой дух опять принимал шарообразную форму.
Итак, я был привлечен в то же место, в котором находился
свет и мы начали двигаться сквозь потолок и стену палаты в
коридор, потом через коридор вниз, по этажам и так до нижнего
этажа больницы. Мы безо всякого труда проходили двери и стены.
Они как бы просто расступались перед нами, когда мы к ним
приближались.
Все выглядело так, как будто мы путешествовали. Я знаю,
что мы двигались, однако скорость была не слишком большой. В
какой-то момент я вдруг понял, почти мгновенно, что мы достигли
послеоперационной палаты. До этого я даже не знал, где
находится эта палата в этой больнице, но мы были там и я опять
находился под потолком комнаты, в углу. Я видел врачей и
сестер, которые ходили в своих зеленых халатах, видел стоявшие
там кровати.
Это существо сказало, вернее, показало мне: "Вот где ты
будешь, когда тебя привезут после операции. Тебя положат вон на
ту кровать, но ты не проснешься. Ты не будешь ничего знать, что
присходит с тобой с того момента, когда тебя поместят в
операционную и до тех пор, пока я не приду за тобой некоторое
время спустя". Я не хочу сказать, что все это было сказано
словами. Это не был слышимый голос, потому что в таком случае
находившиеся в комнате слышали бы его, но этого не было. Это
было нечто большее, чем просто мое собственное представление.
Все это было так живо, что я не могу сказать, что не слышал
этого или не чувствовал. Это было нечто совершенно
определенное, переданное мне. В то время, когда я был в этой
духовной форме, я гораздо быстрее воспринимал все, что я видел,
по сравнению с обычным состоянием. Я был весьма удивлен: "Вот
то, что он хочет показать мне". Я мгновенно понимал все, что он
имел ввиду. Это несомненно было именно так. Я видел кровать,
которая была сразу справа, как войдешь в палату, я понимал, что
это именно та кровать, на которой я буду лежать и что он
показывает мне все это с определенной целью. Потом он сказал
мне зачем. Он показал мне все это потому, что не хотел, чтобы я
боялся того момента, когда мой дух выйдет из тела, но он хочет,
чтобы я знал, что ждет меня. Он хотел убедить меня, чтобы я не
боялся, потому что он придет ко мне не сразу, что
вначале я должен буду пройти через другие ощущения, но что он будет
охранять меня и в конце концов будет со мной. Сразу же после того, как я
присоединился к нему для этого путешествия в послеоперационную и сам
стал духом, мы, в некотором смысле, слились в одно целое, но в то же
время мы были и отдельны. Но, насколько я мог судить, он полностью
главенствовал. Даже тогда, когда мы проходили сквозь стены и потолки,
казалось, что мы так едины, что никакая сила не могла бы отделить меня
от него. В то же время сохранилось ощущение мира, спокойствия и ясности,
которого я никогда не испытывал раньше. Итак, после того как он сказал
мне все это, он вернул меня обратно в мою палату. Я увидел мое тело, все
еще лежавшее в том положении, в каком я его оставил, и то же мгновение
вошел в него. Я полагаю, что был вне моего тела минут пять или десять,
но обычное протекание времени не имеет ничего общего с тем состоянием. Я
даже не помню, - думал ли я об этом в то время. Сейчас все это для меня
так удивительно. Все это было так живо и реально, более реально, чем в
обычной жизни. На следующее утро я уже совсем не болел. Когда я брился,
я заметил, что мои руки не дрожат, как это было на протяжении шести или
восьми недель до этого. Я знал, что умру, но это не огорчало меня и не
пугало. Я не думал, скажем, "что бы мне такого сделать, чтобы избежать
этого?" Я был готов.
В четверг днем, то есть за день до операции, я был в своей
палате, когда мной овладело беспокойство. У нас с женой был
сын, и мы еще взяли на воспитание племянника, с которым у нас
было довольно много хлопот. Так что я решил написать одно
письмо жене и другое племяннику и изложить в них то, что меня
беспокоило и спрятать письма так, чтобы они могли быть найдены
только после операции. После того, как я исписал две страницы
письма к жене, получилось так, как будто у меня открылось
...................... залился слезами. Впервые я рыдал так
сильно. Я боялся, что своими рыданиями я привлеку внимание
сестер и они прибегут узнать, что случилось. Но я не слышал,
чтобы открывалась дверь. В этот раз я снова ощутил его
присутствие, но на этот раз я не видел никакого света. До меня
только доходили мысли или слова, как раньше. Он говорил мне:
"Джек, почему ты плачешь? Я думаю, что тебе будет хорошо со
мной". Я ответил: "Да, я плачу. Я очень хочу идти к тебе".
Голос спросил: "Тогда почему же ты плачешь?" Я ответил: "У нас
довольно сложные отношения с племянником, вы знаете, и я боюсь,
что моя жена не будет знать, как его воспитывать". Я старался
передать словами то, что я чувствовал, и как мне хотелось
помочь жене воспитывать его. Я также говорил о том, что мое
присутствие могло бы все поставить на место.
После этого ко мне пришли мысли от этого существа:
"Поскольку ты просишь за другого и думаешь о других, Джек, я
помогу тебе в этом. Ты будешь жить до тех пор, пока твой
племянник не станет взрослым мужчиной".
Я перестал плакать и порвал написанное письмо, чтобы жена
случайно не нашла его. В тот вечер ко мне приходил д-р Колеман
и говорил мне, что предстоит немало трудностей с наркотизацией,
чтобы я не удивлялся, если во время операции я проснусь и увижу
себя в окружении шлангов, труб, машин и т. п. Я не говорил ему
ничего о моем опыте, поэтому я просто кивнул и сказал, что
приму к сведению все сказанное им. На следующее утро меня
оперировали. Операция заняла много времени, но прошла успешно.
Когда я очнулся, возле меня был д-р Колеман. Я сказал ему: "Я
точно знаю, где я сейчас нахожусь". Он спросил: "На какой вы
кровати?" Я сказал: "На той, которая первая справа, как выйти
из хола." Он рассмеялся, но, конечно, подумал, что я
разговариваю, будучи в состоянии наркоза.
Я хотел рассказать ему о том, что со мной произошло, но
как раз в этот момент вошел д-р Уатт и спросил: "Он проснулся.
Что вы хотите сделать?" Д-р Колеман ответил: "Это было за
пределом моих возможностей. Я никогда в жизни не был так
потрясен, как сейчас. Я был здесь со всем своим оборудованием,
но ему все это было не нужно." Когда я смог подняться с кровати
и оглядеть комнату, я увидел, что я был на той самой кровати,
которую мне показывал свет несколько дней назад.
Это произошло три года назад, но я все помню так же живо,
как и тогда. Это самая фантастическая вещь в моей жизни и я
очень изменился после этого. Я рассказывал об этом только моей
жене, моему брату, моему пастору и вот теперь вам. Я не
стремлюсь к тому, чтобы произвести какой-то радикальный сдвиг в
вашей жизни и я не хочу хвастать. Просто после этого случая у
меня больше нет никаких сомнений. Я знаю, - есть жизнь после
смерти."
ПАРАЛЛЕЛИ
События различных стадий умирания, чтобы сказать самое
скромное, несколько необычны. Отсюда мое удивление, когда в
течения ряда лет я наталкивался на большое количество
параллельных свидетельств. Эти параллельные свидетельства
встречаются в древних или высоко эзотерических писаниях
совершенно различных цивилизаций, культур, районов.
БИБЛИЯ
В нашем обществе Библия наиболее читаемая и обсуждаемая
книга, касающаяся вопросов о духовной сущности человека и жизни
после смерти. Но в целом Библия очень мало говорит о событиях,
наступающих после смерти и о природе потустороннего мира. Это
относится, главным образом, к Ветхому Завету. Согласно мнению
некоторых специалистов по Ветхому Завету, только два текста во
всем Ветхом Завете говорят о жизни после смерти.
Исайя, 26, 19: "Оживут мертвецы Твои, восстанут мертвые
тела! Воспряньте, торжествуйте поверженные во прахе: ибо роса
Твоя - роса растений, и земля извергнет мертвецов".
Деян, 12, 2: "И многие из спящих во прахе земли
пробудятся, одни для жизни вечной, другие на вечное поругание и
посрамление".
Обратите внимание на то, что в обоих текстах говорится о
воскресении физического тела и физическая смерть в обоих
случаях сравнивается со сном.
Из предыдущей главы явствует, что очень мало людей
пробовали описать со специфической библейской точки зрения то,
что случилось с ними после смерти. Надо помнить, например, что
один человек отождествлял темный проход, через который он
проходил в момент смерти, с библейской долиной тени смертной.
Двое упомянули слова Иисуса: "Я есть свет миру". Видимо, на
основании этих слов они определили свет, который встретили, как
встречу с Иисусом. Один из них сказал мне: "Я никого не видел в
этом свете, но для меня этот свет был Христом, Его сознанием,
Его единством со всеми вещами, Его всеобьемлющей любовью. Я
думаю, что Иисус буквально говорил об этом, когда говорил, что
Он свет миру".
Вдобавок я наткнулся на явные параллели, которых никто из
опрошенных еще не цитировал. Самая замечательная параллель
имеется в писаниях апостола Павла. Он преследовал христиан до
своего знаменитого видения и откровения по дороге в Дамаск.
Деян, 26, 13-26: "Среди дня на дороге я увидел, государь,
с неба свет, превосходящий солнечное сияние, осиявший меня и
шедших со мною. Все мы упали на землю, и я услышал голос,
говоривший на еврейском языке: Павел, Павел! Что ты гонишь
меня? Трудно тебе идти против рожна.
Я сказал: "Кто Ты, Господи?" Он сказал: "Я Иисус которого
ты гонишь; но встань и стань на ноги твои, ибо я для того и
явился к тебе, чтобы поставить тебя служителем и свидетелем
того, что ты видел и что Я открою тебе...
Поэтому, царь Агриппа, я не воспротивился небесному
видению... Когда он так защищался, Фест громким голосом сказал:
"Безумствуешь ты, Павел! Большая ученость доводит тебя до
сумасшествия." "Нет, достопочтенный Фест, - сказал он, - я не
безумствую, но говорю слова истины и здравого смысла".
Этот эпизод напоминает некоторые встречи со Свеятщимся
Существом людей, прошедших через клиническую смерть. Во-первых,
существо наделено личностью, хотя физическая форма не видна, и
голосом, который задает вопросы и от которого исходят
наставления. Когда Павел пробует рассказать о своем видении,
над ним смеются и издеваются, называя его безумцем. Тем не
менее видение изменило течение всей его жизни. Он с тех пор
стал ведущим проповедником христианства и вел жизнь,
исполненную любви к людям.
Надо отметить и различия. Во время своего видения Павел не
был близок к смерти. Следует отметить, что Павел был настолько
ослеплен светом, что не мог видеть в течение трех дней. Это
противоположно нашим свидетельствам, согласно которым свет,
встречавший умирающих, хотя и был невероятно ярким, но ни в
какой мере не ослеплял их и не мешал им видеть то, что
происходило вокруг.
В обсуждении посмертной жизни апостол Павел отвечает, что
за тело будут иметь мертвые.
1. Кор. 15, 35-52: "Но скажет кто-нибудь: как воскреснут
мертвые? И в каком теле придут? Безрассудный! То, что ты сеешь
не оживет, если не умрет. И когда ты сеешь, то сеешь не тело
будущее, а голое зерно, какое случится, пшеничное или другое
какое. Но Бог дает ему тело, как хочет, и каждому семени свое
тело... Так и при воскресении мертвых: сеется в тлении,
восстает в нетлении; сеется в уничтожении, восстает во славе;
сеется в немощи, восстает в силе; сеется тело душевное,
восстает тело духовное. Есть тело душевное, есть тело духовное.
... Говорю вам тайну: не все мы умрем, но все изменимся
вдруг во мгновение ока, при последней трубе: ибо вострубит и
мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся..."
Интересно отметить короткое замечание Павла о природе
духовного тела, которое прекрасно согласуется с сообщениями
тех, кто оказался вне своего физического тела. Во всех случаях
подчеркивается нематериальность духовного тела, отсутствие
физической субстанции. Павел, например, говорит, что в то
время, как физическое тело было искалеченным, духовное тело
было цело. Имеется и другой пример, в котором духовное тело не
обладало возрастом, то есть не было подвластно времени.
ПЛАТОН
Философ Платон, который был одним из величайших
мыслителей, жил в Афинах с 428 по 348 г. г. до н. э. Он оставил
нам 22 филосовских диалога, большинство из которых включает
учение его учителя Сократа, и несколько писем.
Платон твердо верил в необходимость разума и логического
мышления для достижения истины и мудрости. Кроме того, он был
великим ясновидцем, который говорил, что полная истина приходит
как мистическое откровение и внутреннее озарение. Он считал,
что имеются планы и разрезы реальности, в которых физический
мир может быть понят только по отношению к другим, высшим
планам реальности. Соответственно он был заинтересован главным
образом сознательной частью человека, его душой, и рассматривал
физическое тело лишь как временную оболочку души. Понятно, что
он размышлял и о судьбе души после физической смерти, и что
многие из его диалогов, особенно Федон, Конгресс и Республика
обсуждают именно эту проблему.
Сочинения Платона полны описаний смерти, которые
напоминают те, о которых говорилось в предыдущей главе. Платон
определяет смерть как отделение внутренней части живого
существа, т. е. души, от его физической части, т. е. тела.
Больше того, эта внутренняя часть человека менее ограничена,
чем его физическое тело. Платон указывает на то, что время
является элементом лишь физического, чувственного мира. Другие
явления вечны, и замечательная фраза Платона о том, что то, что
мы называем временем, есть лишь "подвижный, нереальный отсвет
вечности".
Во многих отрывках Платон обсуждает, как душа отделенная
от тела, может встречаться и разговаривать с душами других и
как она переходит от физической смерти к следующему этапу
существования, и о том, как на новом этапе ее опекают
"берегущие" духи. Он упоминает о том, что люди могут быть
встречены в час смерти лодкой, которая перевезет их "на другой
берег" их посмертного существования.
В Федоне в драматической интерпретации выражена мысль, что
тело есть тюрьма души, и что смерть является освобождением из
этой тюрьмы. В первой главе Платон определяет (устами Сократа)
древнюю точку зрения на смерть как на сон и забытье, но делает
он это только для того, чтобы окончательно отказаться и
изменить ход рассуждений на 180 градусов. Согласно Платону,
душа приходит в человеческое тело из высшего и более священного
мира; рождение есть сон и забытье, поскольку душа, родившись в
теле, переходит из глубокого познания к низшему и забывает
истину, которую знала в преджизни. Смерть, напротив, является
пробуждением и воспоминанием. Платон замечает, что душа,
отделившаяся от тела, может думать и рассуждать более ясно, чем
раньше, и различать вещи гораздо яснее. Более того, после
смерти душа предстает перед судьей, который показывает человеку
дела, как хорошие, так и плохие и заставляет душу смотреть на
них.
В книге 10-й "Республики" мы встречаемся с наиболее
интересными фактами. Здесь Платон рассказывает миф про Эра,
греческого солдата. Эр сражался в битве, в которой множество
греков было убито, и когда соотечественники пришли убрать
трупы, тело Эра было среди трупов. Оно было положено с другими
на жертвенник для сожжения. Через некоторое время его тело
ожило и Эр описывает то, что он увидел во время своего
путешествия под землю.
Эр сообщает, что когда его душа вышла из тела, он
присоединился к другим душам и что там были тропинки, ведущие
от земли в царство будущей жизни. Здесь Эр и другие души были
остановлены и судимы какими-то священными существами, которые
могли сразу увидеть все, что душа совершила за время своего
земного существования. Эра, однако, не судили. Другие души
сказали ему, что он должен идти обратно к людям, чтобы сообщить
им, каков другой мир. Увидев многое, Эр был послан назад, он
сказал, что он не знает, как он вернулся в свое тело. Он просто
проснулся на погребальном костре.
Нужно помнить, что Платон предупреждает, что точное
описание деталей мира после смерти является, в лучшем случае,
вероятностью. Платон не сомневается в том, что мы переживаем
физическую смерть, но он настаевает на том, что объяснить
будущую жизнь нельзя, потому что мы ограничены своим физическим
опытом. Зрение, слух, осязание, вкус и обоняние могут запутать
нас. Наши глаза могут воспринять огромный предмет маленьким,
если он расположен далеко, мы можем неправильно расслышать то,
что кто-нибудь скажет нам и т. д.
В результате мы можем получить неправильное представление
о природе вещей. Наши души не могут видеть реальность, пока они
не освобождены от обманов и неточностей физических чувств.
Во-вторых, Платон считает, что человеческий язык не
способен прямо выразить подлинные реальности. Слово скорее
скрывает, чем раскрывает подлинную природу вещей. Это значит,
что нет человеческих слов, которые могли бы прямо обозначить
действительность. Это можно сделать только при помощи аналогии,
в мифе и другими косвенными способами.
ТИБЕТСКАЯ КНИГА МЕРТВЫХ
Эта замечательная книга составлялась в течение многих
веков из учений мудрецов предисторического Тибета, передаваемых
в устной форме. Она была, наконец, записана в VIII веке нашей
эры, но даже и тогда ее тщательно скрывали, чтобы она не попала
к случайным людям.
Форма, в которой составлена эта книга, определилась в
соответствии с целями, для которых ее употребляли. Во-вторых,
мудрецы, которые ее составляли, рассматривали умирание как
искусство. Умирание могло принять должный или недолжный вид, в
зависимости от того, был ли подготовлен человек, чтобы хорошо
умереть. Чтение этой книги было частью похоронной церемонии,
или ее читали умирающему в последние секунды его жизни. Она
осуществляла две функции. Первая - помочь умирающему пережить
необычайное явление в момент самого умирания. Вторая - помочь
тем, кто живет, правильно думать о смерти и не задерживать
умирающего своей любовью и эмоциями, чтобы он мог уйти в
правильном духовном состоянии, освобожденный от всех физических
тревог. Для достижения этих целей, книга содержит пространные
описания стадий, которые душа переживает после физической
смерти. Соотношения между различными стадиями смерти
поразительно похожи на то, о чем мне рассказывали люди,
испытавшие клиническую смерть.
Во-первых, тибетская книга описывает мгновения, когда душа
отделяется от тела. На какое-то время душа погружается в
забвение и находится как-бы в пустоте, но не физической
пустоте, хотя и сохраняет сознание. Умирающий может слышать
тревожные и пугающие звуки, похожие на ветер и чувствовать себя
окруженным серой, мутной атмосферой.
Он очень удивлен тем, что находится вне своего физического
тела. Он видит своих родственников и друзей, рыдающих над его
телом, которое они приготовляют к погребению. Но, когда он
пробует отозваться, никто не видит и не слышит его. Он еще не
осознает, что он мертв, и он смущен. Он спрашивает себя, - жив
он или мертв, и когда он, наконец, осознает, что он умер, он
недоумевает куда идти и что делать. Ненадолго он остается на
том месте, где он жил.
Он замечает, что у него по-прежнему есть тело,
называющееся сияющим телом, которое состоит из нематериальной
субстанции. Он может подниматься на скалы, проходить сквозь
стены, не встречая ни малейшего препятствия. Его движения
совершенно свободны. Где бы он не захотел быть, он в тот же
момент является туда. Его мысли и движения не ограничены. Его
чувства близки к чудесному. Если он в физической жизни был
слепым, глухим или искалеченным, он с удивлением чувствует, что
его сверкающее тело усилилось и восстановилось. Он может
встретить другие существа, находящиеся в таком же состоянии.
Тибетская книга мертвых описывает чистый и ясный свет, от
которого исходят только любовь и сочувствие.
Книга описывает также чувство безмерной радости и покоя, а
также нечто вроде "зеркала", в котором отражается вся жизнь
человека и все его дела, - дурные и хорошие. Существа, которые
будят его, видят его жизнь в этом зеркале. Никаких ухищрений
здесь не может быть: лгать о своей жизни становится
невозможным. Короче говоря, хотя тибетская книга мертвых
включает много более поздних стадий смерти, о которых мне не
говорили мои соотечественники, живущие в XX веке, между их
отчетами и этой древней рукописью очень много общего.
ЭММАНУЭЛЬ СВЕДЕНБОРГ
Сведенборг, который жил с 1688 до 1772 г. г. родился в
Стокгольме. Он был известен благодаря многим статьям по
естествознанию. Его сочинения по анатомии, физиологии,
психологии пользовались признанием современников. В конце жизни
он пережил духовный кризис и стал рассказывать о том, как он
вошел в контакт с духовными явлениями потустороннего мира.
Его последние работы дают описания того, что представляет
собой жизнь после смерти. Удивительно необычайное совпадение
между тем, что он пишет и тем о чем свидетельствуют другие
лица, перенесшие клиническую смерть. Сведенборг описывает как
он ощущал себя, когда останавливается дыхание и циркуляция
крови.
"Человек не умирает, он просто освобождается от
физического тела, которое ему нужно, когда он был в этом
мире... Человек, когда он умирает, лишь переходит из одного
состояния в другое".
Сведенборг утверждает, что он сам проходил эти ранние
стадии смерти и ощущал себя вне тела. "Я был в состоянии
бесчувственности по отношению к ощущениям тела, т. е. почти
мертвым, но внутренняя жизнь и сознание оставались нетронутыми,
так что я запомнил все, что со мной происходило и что
происходит с теми, кто возвращается к жизни. Особенно ясно я
запомнил ощущение выхода моего сознания, т. е. духа, из тела".
Сведенборг рассказывает о том, что он встретил существа,
которых он называет ангелами. Они спрашивали его, - готов ли он
умереть? "Эти ангелы спросили меня, чем была моя мысль и
походила ли она на мысль тех умирающих, которые обычно думают о
вечной жизни. Они хотели, чтобы я сосредоточился на мысли о
вечной жизни".
Однако, общение Сведеборга с этими духами не было похоже
на обычное земное общение между людьми. Это была почти
непосредственная передача мыслей. Таким образом, здесь
исключалась возможность неправильного понимания. "Духи общались
со мной на универсальном языке... Каждый человек после смерти
немедленно приобретает способность к общению на этом
универсальном языке... который представляет собой свойство
духа.
Речь ангела или духа, обращенная к человеку, звучит также
отчетливо, как и обычная речь людей, но ее не слышат другие,
находящиеся тут же, а только тот к кому она обращена, потому,
что речь ангела или духа направлена непосредственно к сознанию
человека..."
Только что умерший человек еще не понимает, что он умер,
так как он еще находится в "теле", во многих отношениях
напоминающем его физическое тело. "Первоначальное состояние
человека после смерти сходно с его состоянием в мире, так как
он продолжает оставаться в рамках внешнего мира...
Следовательто, он еще не знает ничего, что он находится в
привычном ему мире... Поэтому, после того, как люди
обнаруживают, что они имеют тело с теми же самыми ощущениями,
что и в мире... у них возникает желание узнать, что
представляют собой небеса и ад". В то же время, духовное
состояние менее ограничено, по сравнению с телесным.
Восприятие, мысль и память более совершенны, а время и
пространство не являются более ограничивающими
обстоятельствами, как при физической жизни. "Все духовные
дарования являются более совершенными, это относится как к
ощущению, так и к осмысливанию и удержанию в памяти". Умирающий
человек может встретиться с духами других людей, которых он
знал в течение жизни. Они присутствуют для того, чтобы помочь
ему в его переходе в иной мир. "Духи людей, отошедших из мира
сравнительно недавно, присутствуют здесь, друзья умирающего
узнают его, он встречается также с теми, кого он знал в земной
жизни. Умерший получает от своих друзей, если можно так
выразиться советы, относящиеся к его новому состоянию в вечной
жизни..." Его прошлая жизнь может быть показана ему как
видение. Он вспоминает каждую деталь прошлого и при этом нет
никакой возможности для лжи или умолчания о чем-либо.
"Внутренняя память такова, что в нее вписано все до мельчайших
деталей, все, что человек когда-либо говорил, думал и делал,
все, от его раннего детства до глубокой старости. В памяти
человека сохраняется все, с чем он встерчался в жизни, и все
это последовательно проходит перед ним... Все, что он сказал и
сделал, как при свете проходит перед ангелами, ничто не
остается скрытым из того, что было в его жизни. Все это
проходит как некие картины, представляемые в свете небесного
рая". Сведенборг описывает также "свет Господа", который
проникает в будущее, свет невыразимой яркости, который озаряет
всего человека". Это свет истины и полного понимания.
Итак, в записях Сведенборга, так же как и в Библии и в
сочинениях Платона и в Тибетской Книге Мертвых, мы находим
много сходства с тем, что пережили наши современики, побывавшие
на краю смерти.
ВОПРОСЫ
Разумеется, у читателя возникает множество сомнений и
возражений. В течение нескольких лет мне приходилось в частных
и публичных обсуждениях данного предмета отвечать на множество
вопросов. В большинстве случаев вопросы эти были более или
менее сходны между собой, так что я имел возможность составить
перечень тех вопросов, которые возникают чаще всего. В этой
главе и в последующей я приведу эти вопросы и мои ответы на
них.
"Хотите ли вы систематизировать эти вопросы?"
Нет, даже не пробую. хочу заняться преподаванием
психиатрии и философии медицины, так что какие-либо
мистификации на данную тему едва ли будут способствовать
достижению этой цели.
По опыту я знаю, что каждый человек, который задает

<<

стр. 2
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>