<<

стр. 6
(всего 8)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

ограничивать мысль, он способен в такой же
мере ограничивать намерения и тем самым
ограничивать само поведение12.

____________________
12 Goodin R.E. Manipulatory Politics.
P. 65.


179

Важным средством политического
манипулирования Гудин считает так
называемые "лингвистические ловушки". С
помощью языка можно выделить значимые
вопросы и соответствующие им ответы.
Политик-манипулятор предлагает слушателям
те или иные слова и выражения, которые
становятся своеобразными "клетками" или
"ловушками", в рамках которых простой
гражданин оценивает происходящие в мире
события. Эффективность подобных слов-
"ловушек" Гудин демонстрирует на примере
политической демагогии президента США
Джонсона, который для оправдания войны во
Вьетнаме широко использовал такие доводы,
как "обязательства", "долг",
"ответственность" США перед Южным
Вьетнамом, который в такой интерпертации
подвергался агрессии со стороны Северного
Вьетнама.
Одной из разновидностей "лингвистических
ловушек" является метод "лингвистической
депривации" - опущения, игнорирования тех
или иных слов и выражений. Исключая из
политического лексикона некоторые слова и
выражения, можно придавать политическим
заявлениям и решениям определенную
тенденциозность, которую трудно обнаружить.
В качестве типичного примера принципа
"лингвистической депривации" Гудин приводит
коммуникационный код, используемый элитой
для сокрытия своих намерений от простых
людей. Этот код оказывается понятным только
избранному кругу людей или групп13. Очень
похожая ситуация долгое время существовала,
например, в советской действительности, где
____________________
13 Ibid. P. 80.


180

в официальном политическом языке от-
сутствовало слово "номенклатура". Тем самым
вроде бы и не существовал целый слой людей
со всеми их структурами, привилегиями и
особыми законами жизни и карьеры.
Значение политической номинации, т.е.
выбора слов для описания того или иного
события, очень велико в политике. Она
предоставляет возможность тому, кто дает
определение каким-то фактам и явлениям,
манипулировать представлениями и реакциями
людей в отношении этих фактов и явлений,
формировать оценки и тем самым оправдывать
свои политические действия. По этому поводу
известный американский лингвист Чарльз
Осгуд, например, писал: оТочно так же, как
один и тот же запах может быть назван
"ароматом" или "вонью" в зависимости от
того, как хотят, чтобы к нему относились,
так же одни и те же партизаны могут
называться "борцами за свободу",
"мятежниками" или "террористамип14.
Анализируя риторику американских
политических лидеров во времена войны во
Вьетнаме, многие исследователи приводят
интересные факты использования политической
лексики и политических метафор для
воздействия на общественное сознание. Для
обозначения ситуации во Вьетнаме в
американской литературе широкое
распространение получила метафора,
называвшаяся "теорией домино". Впервые она
____________________
14 Osgood Ch.E. Conservative Words and
Radical sentеnces in the Semantics of
International Politics // Social
Psychology and Political Behavior.
Columbus, 1971. P. 106.


181

была сформулирована президентом
Эйзенхауэром 7 апреля 1954 года, который
сказал: "У нас имеются костяшки домино,
поставленные вертикально и тесно
соприкасающиеся друг с другом; вы
опрокидываете первую, за ней обязательно
упадет последняя, итак, налицо начало
распада, который может иметь самые глубокие
последствия".
В отношении войны во Вьетнаме "теория
домино" призвана была создать ощущение
того, что периферийная со стратегической
точки зрения война может занимать
центральное место. Вырисовывалась
альтернатива: "все или ничего" - либо
первая костяшка домино спасена, либо все
обречены. Такая метафора имеет преимущества
яркости и наглядности. Образность метафоры,
ее связь с реальным обыденным физическим
миром дает возможность подменить объяснение
готовыми выводами, причем сделать это
наглядно и убедительно, снимая возможные
вопросы и подчеркивая неизбежность
предсказываемого исхода15. Сходные
манипуляции предпринимались в то время
различными американскими политическими
деятелями со словами "агрессия",
"коммунизм", "свобода".
Одним из важных инструментов
политического манипулирования является
красноречие и ораторское искусство.
"Ораторы, увлекавшие своим красноречием
аудиторию, начиная от Перикла до Гитлера, -
____________________
15 Пароятникова А.Д. Конденсированные
символы в буржуазной пропаганде // Язык и
стиль буржуазной пропаганды. М., 1988.
С. 80.


182

пишет Гудин, - оказывали маниакальное
воздействие на своих слушателей"16.
Посредством риторических ухищрений ораторы
заставляют людей действовать против их воли
и совершать поступки, которые в нормальном
состоянии вызывают у них сожаление. При
этом недомолвки и незаконченный характер
риторических аргументов умело "играют на
предрассудках аудитории"17. Классическим
примером риторического манипулирования
является переименование военного
министерства в "министерство обороны".
Слово "оборона" уже само по себе пред-
полагает наличие угрозы: обороняться можно
лишь от какой-то опасности. Имплицитная
посылка в названии "министерство обороны"
состоит в том, что кто-то угрожает стране,
но, будучи имплицитной, эта посылка снимает
вопросы о том, насколько реальна угроза и
т.д. Та же ситуация характерна и для
разговоров о программе по переподготовке
безработных под предлогом того, что страна
испытывает потребность в квалифицированных
кадрах. Здесь также присутствует
имплицитная посылка, что причина
безработицы - в отсутствии у безработных
квалификации, а не в структурных
недостатках самой общественной системы.
Таким образом, главная цель, которую
преследуют риторические ухищрения, состоит
в том, чтобы отвлечь внимание от действи-
тельных проблем. В конечном счете они
стремятся достичь эффекта подтверждения со

____________________
16 Goodin R.E. Op. cit. P. 94.
17 Goodin R.E. Manipulatory Politics.
P. 100.


183

стороны слушателей тех взглядов, которые
хочет им навязать говорящий.
Кроме скрытых посылок, существует еще и
скрытый подтекст, который доказывает безо
всяких доказательств то, что порой доказать
просто невозможно. Например, в отношении
войны во Вьетнаме американские политики
предпочитали употреблять такие термины, как
"умиротворение", "сдерживание",
"эскалация", что создавало моральное
оправдание предпринимаемых действий.
Для успешного манипулирования аудиторией
важен также и выбор соответствующего стиля
разговора. Одним из наиболее
распространенных приемов в этом отношении
является "язык участия", когда оратор как
бы стремится разделить позицию аудитории.
Ожидаемый эффект часто достигается через
использование слова "мы", предполагающего
"единство между говорящим и аудиторией"18.
При этом за слушателем как бы остается
активная позиция и считается, что он сам
должен заполнить отсутствующие блоки
аргументов. Кроме того, оказывается, что
предмет разговора является не только делом
говорящего, но и делом всех присутствующих.
Такой способ риторической аргументации
помимо прочего имеет еще и то преимущество,
что, отвлекая энергию слушателя на
самоаргументацию, не оставляет ему времени
для критической оценки содержания
сообщения.
Важное место в политическом
манипулировании занимает использование
символики. Возникло даже специфическое
____________________
18 Goodin R.E. Manipulatory Politics.
P.105.


184

название -"символическая политика", которая
функционирует благодаря комплексу
"имиджей", имеющихся у людей. Имидж - такое
отображение воспринимаемого явления, при
котором ракурс умышленно смещается с
помощью акцентирования внимания на опре-
деленных сторонах явления. Создание имиджа,
некоторого идеализированного, упрощенного,
но достаточно яркого образа как нельзя
лучше отвечает задаче оказания влияния на
сознание, а впоследствии и на поведение
широких масс, в результате чего достигается
одобрение политического явления.
Поскольку подавляющее большинство
населения не может осознавать политические
явления во всем их многообразии, у каждого
человека складывается некоторый упрощенный
образ этой действительности, который
является критерием отношения человека к
жизни общества и одним из отправных пунктов
для его поведения и ориентации. Этот образ
складывается постепенно, дополняясь и
меняясь на протяжении всей жизни человека.
Именно здесь власть (власть в широком
смысле - не обязательно легальная,
осуществляющая властные функции, а также и
потенциальная, только приступившая к борьбе
за право управления обществом) "помогает"
человеку или группе людей, а в идеале -
всему населению данного региона
сформировать этот самый образ, для чего
человеку и дается готовый имидж. Для осу-
ществления властных функций нет никакой
необходимости в формировании у населения
целостного представления о многообразии
политических процессов. В конечном счете
смысл имиджа сводится к двум четким
аксиологическим категориям - "хорошо" и


185

"плохо". Именно в такой форме происходит
первоначальная "закладка" имиджа в детском
и отчасти в подростковом и юношеском
возрасте. Воспитание ребенка, его
социализация происходит, главным образом, в
императивной форме (достаточно вспомнить
классику детской советской литературы -
"Что такое хорошо и что такое плохо?"
В.Маяковского). Ребенку предлагается набор
идеализированных и абсолютизированных
клише-шаблонов, которые по замыслу должны
впоследствии стать его общесоциальными и
политическими ориентирами. На деле,
разумеется, все обстоит гораздо сложнее. Не
вдаваясь в область компетенции психологии,
отметим лишь, что в процессе преобразования
первоначальных положений в имидж (который
формируется не только в процессе
целенаправленного воспитания, но и в
достаточной мере спонтанно), происходит
некоторое смещение ориентировок под
воздействием социума. Поэтому на данном
этапе для власти особенно важно обеспечить
целостное воздействие на формирующееся
сознание.
В более зрелом возрасте, когда
эффективность императивного способа
образования политических ориентировок
сводится практически к нулю (за
исключением, пожалуй, ситуации, описанной в
романе Дж.Оруэлла "1984"), власть формирует
имидж на основе психоэмоционального
восприятия, обращаясь прежде всего не к
разуму, а к чувствам населения.
В этой связи особое значение приобретает
альтернативное, дихотомическое восприятие
мира, разделение его на своих и чужих, на
друзей и врагов. Такое черно-белое


186

мировоззрение создает благоприятные условия
для сплочения общества (от малой социальной
группы до населения целой страны). Образ
врага всегда был таким мобилизующим
фактором, объединявшим разрозненные
группировки в единую силу. Поэтому можно с
уверенностью утверждать, что на каком-то
этапе Соединенные Штаты просто не могли
обойтись без СССР, на убеждении в зло-
намеренности и враждебности которого
сформировалось не одно поколение в Америке.
Вообще, имидж врага в любом государстве
помогает решить массу проблем, касающихся
собственной легитимации. "Враг" не
обязательно должен быть реальным, он может
быть и мифическим, символическим. Задача
политического манипулирования - внедрить
этот образ в массовое сознание.
Образ врага удобен еще и тем, что на него
можно перенести какие-то собственные
отрицательные черты и тем самым "обелить"
себя. Так, долгое время Советский Союз
характеризовался как страна дикости,
варварства, отсутствия цивилизованности,
низкого интеллектуального и культурного
уровня, т.е. теми чертами, которые
европейцы долго приписывали самим США. В
Англии и Франции до сих пор в ходу
представления о том, что американцы в массе
своей грубы и неотесаны, слабо образованы,
самонадеянны и нахальны. Этот пример
наглядно показывает, как образ врага
помогает вытеснить комплекс неполноценности
и преодолеть собственную ущербность.
Подчеркивая какую-нибудь наиболее
характерную для желаемого стереотипа черту,
политический деятель может достичь до-
статочно устойчивой позитивной оценки своей


187

политики, в реальности не только не
соответствуя, но часто и вовсе от нее от-
ступая. Например, президент Кеннеди в свое
время провозгласил своей целью "заставить
Америку снова двигаться вперед". При этом
имидж человека, который преследовал данную
цель, поддерживался больше с помощью
многочисленных торжественных церемоний и
игры в футбол на лужайке Белого дома, чем с
помощью законодательных побед в конгрессе.
При упоминании этого факта сразу же
вспоминаются "показательные" ныряния в
прорубь мэра Москвы,долженствовавшие явить
миру символ новой политики и нового образа
жизни. Подобным же образом Картер в течение
долгого времени пребывания своей админи-
страции у власти сохранял имидж "человека
из народа" с помощью такого простого
символического жеста, как прибытие на це-
ремониал инаугурации не на официальном
лимузине, а пешком19. Именно такие поступки
позволяют на какое-то время продлить
процесс признания популярности лидера среди
народа, когда нет средств в реальной
политике сделать что-то действительно
ощутимое.
Сходную роль при воздействии на
общественное сознание играют и различного
рода политические ритуалы и символы -
флаги, гербы, лозунги. Всякая нация,
конечно, нуждается в консолидации и
соответствующей общественно-исторической
символике, способной воздействовать на
коллективное бессознательное, которое
порождает такие чувства, как патриотизм,
____________________
19 Goodin R.E. Manipulatory Politics.
P. 136-137.


188

желание коллективных действий и т.п. , тем
не менее существует опасность спекуляции на
подобных символах и маскировки истинной
сути политических институтов. Они могут
оказаться всего лишь ширмой, за которой
политики беспрепятственно принимают решения
в своих интересах. Как верно замечает
Гудин, политические символы - это своего
рода "символический капитал", позволяющий
их обладателю добиться определенных
"материальных выгод". К этому можно
добавить, что такой капитал может в
некоторых случаях авансировать мероприятия
с непредсказуемым исходом, как это
происходит, например, в России, где
заявление о ее "Возрождении" составляет
определенного рода игру на воспоминаниях о
былом богатстве страны и часто маскирует
бесконтрольное разграбление ее наличных
природных ресурсов, вывоз за границу
ценного сырья и обеднение нации.
Особое внимание Гудин уделяет так
называемой "политике самоочевидного". Она
состоит в таком воздействии на поведение
людей, которое убеждает их в
самоочевидности чего-либо при помощи
фактов. При этом в действительности часто
происходит подмена или фальсификация
информации. Предоставляя людям самим делать
выводы из "самоочевидной" ситуации, политик
предлагает факты, отобранные по своему
усмотрению. Этому, как правило,
предшествует ненавязчивая подача нужных
фактов и интерпретация их в определенном
направлении. Данный подход имеет то
преимущество, что самоочевидные решения
особенно глубоко внедряются в общественное
сознание вследствие их кажущейся


189

нейтральности. Они выглядят как
продиктованные "логикой ситуации", а не как
навязанные тем или иным лицом с целью
извлечения из них пользы. Психология же
выбора такова, что когда нечто
рассматривается как само собой разумеющееся
решение проблемы, то люди вполне
естественно останавливают свой выбор именно
на нем.
Как отмечает Гудин, особенно часто
"самоочевидное" решение используется в
случае, когда социально-политическая си-
стема подвергается серьезной внутренней или
внешней опасности. В таких ситуациях
противоречия отодвигаются на задний план и
все члены нации или отдельные группы
выступают единым фронтом против общего
врага. Так во время обеих мировых войн в
Англии были образованы правительства
национального единства. Манипулирующая роль
"самоочевидных" решений состоит в том, что
они выдаются за логически неизбежные и
единственно возможные. Тем самым они
используются для сохранения стабильности
существующей системы20.
Еще одним важным современным средством
манипулирования общественным мнением
являются социологические опросы. Они не
могут проходить бесследно для опрашиваемых
и в реальности особым образом воздействуют
на людей. Общеизвестно, что мнение
избирателя формируется как по отношению к
самому себе, так и по отношению к той
группе, к которой он принадлежит социально
или профессионально. А опросы ему как раз и
____________________
20 Goodin R.E. Manipulatory Politics.
P. 209.


190

дают информацию о поведении членов таких
референтных групп. Однако несмотря на
признаваемый факт влияния на общественное
мнение результатов опросов, в каждом
конкретном случае трудно бывает
предсказать, в каком направлении оно будет
происходить: присоединится ли колеблющийся
индивид к мнению большинства или, напротив,
захочет прийти на помощь другому кандидату,
который оказался в затруднительном
положении. Нельзя также с полной
определенностью сказать, какой силы должно
быть влияние этих опросов - достаточно ли
одного опроса, чтобы изменить процентное
соотношение в мнениях, или же необходимо
совпадение результатов нескольких опросов,
с определенной долей постоянства
предсказывающих гражданам их выбор. И
наконец, совсем уже трудно предвидеть
перспективу устойчивости этого воздействия
во времени.
Но самое существенное в изучении
воздействия опросов на общественное мнение,
как считает известный исследователь средств
массовой информации во Франции Ж.-
П.Гуревич, - это влияние не ответа, а
самого вопроса21. Такое влияние имеет
место, во-первых, в силу того, что вопрос
намеренно или нет, но моделирует, "создает"
поведение. Это можно видеть на примере
использования отдельными партиями механизма
опросов в ходе избирательных кампаний. Их
цель в таких случаях заключается не столько
в прощупывании общественных настроений,
сколько в расстановке индикаторов,
____________________
21 Gourevitgh J.-P. La propagande dans
tous ses etats. P., 1981.


191

"наблюдателей", которые снабдили бы партии
информацией относительно обоснованности их
последующих действий. Именно поэтому
проводятся предварительные опросы
общественного мнения, предшествующие
президентским выборам. Хотя существует
определенная доля искусственности в
организации таких предвыборных кампаний,
тем не менее они были бы и вовсе невозможны
без предваряющих опросов общественного
мнения. Помимо "прощупывания" стратегии
действия для политических партий опросы
оказывают влияние на настроения людей в том
смысле, что "подогревают" общественное мне-
ние. Кроме того, по логике снежного кома
результаты опросов подхватываются другими
средствами массовой информации, что
увеличивает количество комментариев и
порождает волну новых опросов, уточняющих
первые варианты. Изменения в общественном
мнении происходят и по такой малозаметной
причине, как подмена непосредственного
противостояния избирателя какой-либо партии
или какому-либо конкретному претенденту
противостоянием посредникам в лице
интервьюеров. И наконец, влияние опросов
проявляется в том, что в конечном счете они
приводят к смешению событий и
псевдособытий, факта и мнения, обещаний и
действий.
Конкретизируя вышесказанное, следует
отметить, что вопрос, предлагаемый в
опросах, несколько изменяет траекторию
естественного образования мнения. Это
происходит по многим и совершенно разным
причинам. В одном случае такой вопрос ока-
зывается как бы "перпендикулярным", а не
"параллельным" реальному мнению, в другом


192

случае он привлекает внимание к такой
составляющей, которая до того занимала в
общем мнении совершенно мизерную долю. Тем
самым он фокусирует на ней общий интерес и
в конечном счете делает ее ведущей
тенденцией развития. Такова, в частности,
роль вопросов типа: "что бы вы сделали,
если...", которые вызывают к жизни сценарии
из области политических фикций,
политического вымысла. Эти вопросы за-
ставляют опрашиваемых задуматься и включить
в поле возможного выбора такие цели и
намерения, к которым они вовсе не
стремились, которых не предполагали и не
имели в виду. Такие вопросы к тому же
"раскачивают" у них под ногами почву, выво-
дят из равновесия, а в случае, если их
мнение расходится с "общепринятым",
дискредитируют их в его глазах. В качестве
классического примера использования
подобной стратегии можно привести действия
новых партий или сил, которые хотят
утвердить себя на политической арене. Они
изыскивают какое-нибудь слабое место,
"чувствительную точку", например, проблему
ядерного вооружения, иммиграции и т.д.,
затем с помощью опросов устанавливают те
слои населения, которые особенно остро
реагируют на эти проблемы. Через запросы в
парламенте или другие средства они
показывают, что традиционные институты не
способны взять на себя их решение, что они
погрязли в нескончаемых дискуссиях. Это
дает им возможность начать игру по
"расчистке" для себя завоеванной
политической территории.
Содержание вопроса также оказывает
скрытое влияние на получаемый ответ,


193

поскольку вопросы ограничивают поле выбора
и предопределяют поведение индивида на
выборах. Дело в том, что в опросах редко
предлагаются так называемые "открытые" во-
просы" (которые на самом деле отражают
истинное мнение избирателей), ввиду того,
что они трудно поддаются расшифровке и
машинной обработке. Обычно используемые
вопросы предлагают веер выбора, который не
только определяет распределение
общественного мнения, но и моделирует
поведение избирателей.
К влиянию, которое оказывают содержание и
формы вопросов, прибавляется воздействие
публикаций результатов опросов. Официальное
изложение итогов, по словам Ж.-П.Гуревича,
"...одновременно удовлетворяет чувство
нарциссизма и чувство любопытства, а кроме
того, создает у индивида ощущение реванша
над сильными мира сего. Здесь, как в
новомодных школах, ученик выставляет
отметку учителю и одобряет или нет его
переход в следующий класс. Опросы, таким
образом, - это своего рода пробные экзамены
перед настоящими экзаменами в конце
года"22.
В современном обществе опросы принимают
регулярный характер, проводятся ежемесячно
и еженедельно, в отличие от тех времен,
когда они носили целенаправленный,
конкретный характер. В такой ситуации даже
малозаметные изменения общественного мнения
как бы попадают под увеличительное стекло
прессы.

____________________
22 Gourevitgh J.-P. La propagande dans
tous ses etats. P. 153-154.


194

Ко всему этому прибавляется то, что
часто, намеренно или нет, но результаты
опросов используются политическими лидерами
совершенно не по назначению. Обычно
происходит подмена подлинного осознания
индивидуальных мнений моделированием
общественного мнения. Опросы создают
искусственный персонаж политической жизни,
которому предоставляется право выразить
свое индивидуальное мнение для того, чтобы
создать на его основе коллективное
высказывание, которое произносится в какой-
то абстрактной среде и не принадлежит
никому.
Эффективным методом манипулирования
является заявление об отставке, если оно не
выражение слабости или нежелания занимать
данный пост. В таком случае оно чаще всего
средство сохранения, обеспечения и
укрепления власти. К использованию этого
средства нередко прибегали руководители
крупных политических организаций, хорошо
понимая, что превентивность в отношении к
якобы более сильному сопернику оказывает на
последнего обезоруживающее действие. Сам же
руководитель, использующий это средство в
определенный момент, приобретает в сознании
народа ореол незаменимости
(макиавеллистский ход). И только в
исключительных случаях такие руководители
оказываются в состоянии признать, что,
угрожая сложением полномочий, они
преследуют цель удержаться у власти. При
этом свою позицию они объясняют часто как
проявление уважительного отношения к
народу, хотя по своим последствиям их




195

действия являются всего лишь переложением
ответственности на волю масс23.
В манипулятивных целях нередко
используется и такое мероприятие как
референдум. В истории демократического
развития общества референдумы применялись
не часто и во многих случаях давали
неудовлетворительные результаты. Референдум
также уязвим для критики, как и любая
другая форма прямого правления народа. Как
и при социологических опросах, во время
проведения референдума путем искусно
составленных вопросов и их казуистических
формулировок нетрудно ввести массы в за-
блуждение. Вследствие того абсолютного
характера, который носят результаты
референдума, может возникнуть соблазн
использования этих результатов людьми,
находящимися у власти, в своих личных
корыстных целях. Очевидно, нечто похожее
подразумевала Ж.Санд, когда называла
плебисцит покушением на свободу народа,
если ему не противостоит компетенция масс.
И действительно, в истории часто господство
бонапартизма возникало именно на основе
референдума. История выборов показывает,
насколько легко можно фальсифицировать их
итоги. Однако и при нормальном ходе событий
результат референдума часто не внушает
доверия, поскольку в нем нет той
убедительности, которая присуща дискуссии.
Опыт свидетельствует также о том, что
референдум чаще всего не способен


____________________
23 Michels R. Zur Soziologie in der
modernen Demokratie. Leipzig, 1911.


196

существенно повлиять на действия
исполнительной власти24.
В современную эпоху главным орудием
воздействия на массы стало телевидение. Как
заявил в 1972 году директор французского
ведомства по радио и телевидению, "...в
умелых руках телевидение превращается в
невиданное ранее оружие. Тот, кто владеет
им, может направлять общественное мнение в
любую нужную сторону. Это касается прежде
всего голосования на выборах, к которому
избиратель приходит уже в загипнотизирован-
ном состоянии"25.
Существует много способов
целенаправленного воздействия на рядового
обывателя с целью формирования нужного
общественного мнения по какому-либо
вопросу. Очень важен такой прием, как
"подготовка повестки дня", или иначе,
распределение приоритетов. В зависимости от
того, как СМИ изо дня в день планируют
подачу социально-политических новостей,
какой акцент делается на той или иной теме,
у аудитории формируется определенное
представление об относительной важности
этой темы. Для "идеологического усыпления",
например, из телепрограмм преднамеренно
исключаются передачи, которые могут обо-
стрить у зрителей ощущение социального
неравенства, вызвать протест против
существующего порядка. Для этого специально
подбирается время передач. Информационные
программы, например, умышленно
транслируются в те часы, когда большинство
____________________
24 Ibid.
25 Rocchi J., Bussonet C. Informer:
Pourquoi? Comment? P., 1979. P. 136.


197

людей, возвратившись с работы, ужинает,
т.е. пребывает в состоянии определенной
эмоциональной расслабленности.
Важные новости социально-экономического
характера (забастовки, демонстрации) обычно
оказываются на втором плане. Много внимания
уделяется отвлекающим сенсациям - ка-
тастрофам, ограблениям и т.д. В периоды,
когда, напротив, необходимо добиться
эффекта смятения умов, паники, чтобы
вызвать естественное желание укрепить
структуры существующей власти, возвратить
старый крепкий порядок, - в такие эпохи
программы строятся в прямо противоположном
духе: на первое место выдвигаются
последствия забастовок, угрозы беспорядков
от демонстраций, митингов и т.п.
Один из весьма распространенных приемов,
используемых СМИ, - организация
"псевдособытий", ведь характерная черта
масс медиа - это стремление к
сенсационности. Обычный прием, который
применяется в таких случаях, - запугивание
зрителя. С этой целью тележурналисты
буквально "охотятся" за сценами насилия с
участием демонстрантов и забастовщиков,
которые, таким образом, изображаются как
"обычные хулиганы" или "смутьяны", движимые
инстинктом агрессивности. Вопрос о
справедливости их требований отодвигается
как бы на второй план. Особую роль в таких
ситуациях играет выбор терминов26.
Как уже отмечалось, особое положение
среди СМИ занимает ТВ и другие средства
аудиовизуальной информации. Естественное
____________________
26 Rocchi J., Bussonet C. Informer:
Pourquoi? Comment? P. 50.


198

лидерство аудиовизуальных средств связано с
их оперативностью. Кроме того, особая
значимость ТВ с политической точки зрения
определяется тем, что телевизионная аудито-
рия обладает уникальным качеством - она в
значительной степени социально нераздельна
по сравнению с газетной и особенно с
журнальной читательской аудиторией.
Телевидение сегодня превращается в
своеобразную разновидность политической
коммуникации, которая, с одной стороны,
способствует более широкому вовлечению масс
в политику, повышению политической культуры
и политического образования населения, а с
другой - позволяет осуществлять иллюзию
контакта и быстрой обратной связи между
политиками и народом.
Превращение телевидения в одно из средств
политического манипулирования изменяет саму
сущность политического воздействия, которое
приобретает черты театрализации и смешения
с шоу-бизнесом. Получает все более широкое
распространение термин "политический
театр", который в немалой степени обязан
своим закреплением в области политической
коммуникации именно телевидению. Сближение
политики с шоу-бизнесом нельзя считать
случайным. Дело в том, что сами
политические деятели в условиях
развивающегося и совершенствующегося де-
мократического процесса стремятся или
делают вид, что стремятся, к установлению
прямого контакта с избирателями, минуя
официальные органы представительства. Но
именно телевидение и является тем идеальным
средством, которое может создать
возможность непосредственного контакта с
избирателями. Однако сама сущность шоу-


199

бизнеса при этом изменяет роль по-
литического лидера: из глашатая
определенных идей партии он превращается в
политическую "звезду" со всеми
сопутствующими этому статусу атрибутами. На
первый план выходит уже не столько
программа, которую он выдвигает, сколько
интерес к его вкусам и пристрастиям в
семейной жизни. Как замечает Ж.-П.Гуревич,
"...внимание обращается на домашних
животных и их родословную, на семью,
обстановку в доме, любимые блюда и т.п."27.
Все это приводит к тому, что политическая
жизнь превращается в специально
организуемый и тщательно подготавливаемый
спектакль.
Политические передачи на телевидении
часто монтируются так, что могут
использоваться для рекламы одного лидера и
для дискредитации другого. Одним из весьма
распространенных приемов в таких случаях
является монтаж противоречивых высказываний
какого-либо политического лидера таким
образом, что у аудитории после просмотра
"спота" (такое название получили особого
рода политические видеоклипы) создается
впечатление, что этот лидер ведет двойную
игру.
Влияние ТВ очень важно в связи с двумя
особенностями, которыми оно обладает.
Первая - это особый статус телеаудитории в
политическом процессе. Телезритель перед
экраном телевизионного приемника не
чувствует себя одиноким. Он ощущает себя
членом того сообщества, которое в данный
____________________
27 Gourevitch J.-P. La politique et ses
images. P., 1986. P. 38.


200

момент смотрит ту же программу. Участвуя в
этом воображаемом форуме, он реагирует в
большей степени как составная часть этого
сообщества, а не просто как отдельный
индивид. Все это вызывает у политического
лидера желание заниматься поисками
взаимопонимания со зрителями - для того,
чтобы привлечь на свою сторону аудиторию
всей страны. Второй особенностью является
то, что ТВ, располагая колоссальной по
численности аудиторией, фактически ставит
лицом к лицу власть и страну в целом.
Электронные СМК при этом выполняют роль,
которая раньше выпадала на долю органов
представительства. Политическая власть
реализуется в таком случае через СМК.
К числу наиболее современных изобретений
политической игры можно причислить и так
называемые "политические клипы". Все чаще
можно слышать утверждение, что Запад уже
вступил в эпоху "политических клипов". Это
утверждение многим может показаться
спорным, однако бесспорно одно -
синтетические имиджи, которыми и являются
клипы, обладают колоссальными
потенциальными возможностями. Искусство
видео, электронный монтаж и политический
язык повышают эффект воздействия на
аудиторию28. Существенным препятствием пока
остается лишь то обстоятельство, что 1 сек.
"политического клипа" обходится в среднем в
5 тыс. долларов.
Один из ведущих приемов, который
используется СМК для формирования у
аудитории целенаправленного выбора -
____________________
28 Gourevitch J.-P. La politique et ses
images. P. 173.


201

концентрация внимания на определенных
людях, фактах, проблемах. Это - один из
главных способов оказания поддержки
кандидатам на выборах. Более того, до тех
пор пока кандидат в президенты не привлек к
себе внимания СМИ, он вообще - не
кандидат29.
Как уже отмечалось, ТВ превращается во
влиятельную политическую силу, а
телевизионное действие - в особый вид
реальности - в "телевизионную политическую
реальность", которая замещает настоящую
реальность. При этом на предпочтение изби-
рателей в ходе предвыборной кампании
зачастую оказывают влияние специфически
кинематографические, а не реально поли-
тические характеристики претендентов.
Сотрудник Института исследований
общественной политики, бывший президент
Американской ассоциации политических наук
Остин Рэнни приводит пример большого
расхождения в оценке дебатов, которые
одновременно транслировались по радио и по
телевидению между кандидатом на пост
президента в 1960 году Дж.Кеннеди и
Р.Никсоном. Большинство телезрителей отдали
предпочтение Дж.Кеннеди, тогда как основная
масса радиослушателей склонялась к мнению,
что победу в дебатах одержал Р.Никсон.
Разницу во мнениях О.Рэнни объясняет
большей "телегеничностью" Дж.Кеннеди по
сравнению с его соперником. Этот факт
сыграл, как полагает американский
политолог, немалую роль в победе на выборах
____________________
29 Kraus S., Davis D. The Effect of mass
communication on political behavior.
L., 1978.


202

кандидата от демократической партии,
поскольку к этому времени телеаудитория в
США в количественном отношении уже намного
превосходила радиослушателей. По его свиде-
тельству, сходные победы на президентских
выборах 1976 года Дж.Картера и Р.Рейгана в
известной степени связаны с тем, что оба
одержали верх над соперниками в
теледебатах, предшествовавших выборам30.
Понятно, что факт превращения телевидения
в политическую реальность или в особую ее
разновидность делает весьма значимой
расстановку акцентов в подаче новостей и
комментариев к ним, поскольку такой акцент
приобретает роль фактора определенного
политического ориентирования массового
сознания и общественного мнения. В связи с
этим на американском телевидении, например,
существует обязанность соблюдения те-
лекомпаниями так называемой "доктрины
справедливости", которая является одним из
условий получения лицензий на право вещания
от Федеральной комиссии по связям. Смысл
этой доктрины заключается в обязательстве
освещать вопросы политики с различных точек
зрения. Правда, как считают американские
авторы, опасность заранее заданной
идеологической направленности левого или
правого толка американскому ТВ не грозит
хотя бы потому, что в составе
тележурналистов преобладают люди с
либеральной ориентацией. Для них характерен
подход к политической реальности,
свойственный "прогрессивной" журналистике
США конца ХIХ - начала ХХ веков, который
____________________
30 Ranny A. The Impact of Television on
American Politics. N.Y., 1983. P. 28.


203

отличается независимым стилем, недоверием к
истеблишменту и т.п.31. "Старое и глубокое
убеждение журналистов (как, впрочем, и
многих американцев) состоит в том, что одна
из их главных профессиональных задач и само
их существование в свободном обществе за-
ключается в охране общества от
правительства", - пишет О.Рэнни32.
Изменение характера политической игры,
привносимое средствами массовой информации,
в частности, телевидением, оказывает
обратное воздействие и на самих политиков,
заставляя их учитывать, например, то, что с
точки зрения "телегеничности" на экранах
выгоднее "смотрятся" и импонируют более
широкому кругу зрителей "спокойные"
личности, умеющие вписаться в обстановку
непринужденной беседы, а не политики-
ораторы, способные своей властной яркой
манерой увлечь аудиторию на предвыборном
митинге.
Аналогичное воздействие ТВ отмечается и
на систему политической власти. В качестве
примера можно отметить то обстоятельство,
что политическая администрация оказывается
иногда вынужденной сокращать сроки
претворения в жизнь той или иной конкретной
стратегии. Это происходит, в частности, по-
тому, что возрастают экспектации
телеаудитории по отношению к политикам,
поскольку в соответствии с законами
телевизионного жанра зритель ожидает от
"героев политических шоу" (депутатов,
президента) быстрой реализации их обещаний,
программ. Та же ситуация возникает из-за
____________________
31 Ibid. P. 50-54.
32 Ibid. P. 60-61.


204

невозможности выбора "жестких" вариантов
практического воплощения политических
решений в связи с широкой оглаской и шумной
реакцией в прессе и на ТВ. Таким образом,
приходится говорить об обоюдоостром
влиянии, о двухстороннем воздействии
средств массовой информации на обе стороны
политического взаимодействия - как на
политиков, так и на аудиторию.
Именно в связи с этой двухсторонностью
возникают такие разновидности воздействия,
как запретительные меры, которые
принимаются даже в развитых демократических
обществах. Так, например, успех
"ограниченной" войны Великобритании против
Аргентины в противоположность провалу
американской войны во Вьетнаме некоторые
авторы объясняют среди прочего и тем, что
правительство М.Тэтчер запретило репортажи
ТВ с театра военных действий. В отличие от
этого трансляция репортажей знаменитого
американского телеобозревателя У.Кронкайта,
в которых американская война во Вьетнаме
была представлена проигранной, сформировали
отрицательное отношение американцев к этой
войне, что заставило администрацию Джонсона
прекратить ее.


3. Субъект и объект политического влияния и
манипулирования

Субъект - источник практическо-
политической активности, направленной на
объект. Это лицо или группа лиц, имеющие
широкие возможности для реализации своей
воли, в интересах которых осуществляется
политическое влияние и манипулирование.


205

По расчетам американских ученых Д.Палеца
и Р.Энтмана, лица, определяющие политику
страны, составляют менее 1%. Сюда входят
государственные деятели, руководители
корпораций, лидеры общепризнанных
общественных движений, ряд известных
профессоров, маститые журналисты. К ним
примыкает еще 10-15% населения, так
называемые благонамеренные люди с от-
носительно высокой степенью политической
информированности, следящие за
политическими событиями. Их участие в поли-
тической жизни выходит за рамки простого
участия в голосовании на выборах. Эта
категория представлена управляющими,
врачами, адвокатами и т.д., а также членами
их семей. Именно они создают добровольные
общества, группы давления и объединяются в
поддержку того или иного кандидата. Многие
конгрессмены опираются на эти группы и
прислушиваются к их рекомендациям.
Судьба общества во многом зависит от
взглядов и характера политических деятелей,
особенно в переходный период от тота-
литарных режимов к демократическим.
Личностные характеристики, качества и
свойства сменяющих друг друга политических
руководителей существенно определяют
основные циклы, методы, характер и
содержание политического правления, полити-
ческого функционирования и развития
общества. В демократических режимах роль
политических лидеров особенно заметна
тогда, когда проявляется тенденция к
политической персонификации, т.е. к
выдвижению политических руководителей,
самых высших из них, в центр



206

функционирования и развития общественно-
политического механизма.
Особое положение политических деятелей в
общественно-политической системе вызывает
повышенный интерес к их личности, поведению
и деятельности. Это заставляет политиков
заботиться о своем авторитете, престиже,
стремиться к известности, популярности,
привлекательности, добиваться уважения и
одобрения своей деятельности. Политические
деятели нуждаются в том, чтобы граждане
верили им, выражали свои симпатии, го-
лосовали за них, оказывали поддержку.
Доверие к себе они сочетают с признанием
себя в качестве функционеров, наделенных
соответствующей властью и могуществом33.
Одним из важных условий влияния вождя,
особенно в начальном периоде политической
деятельности, является наличие ораторского
таланта. Никакая масса не может
противостоять эстетическому и эмоци-
ональному воздействию слова. Сила слова
завораживает людей и в результате они
становятся покорными воле оратора. В
демократической системе ораторы и
журналисты являются естественными вождями.
Авторитет, который оратор завоевывает у
масс, безграничен. При этом масса больше
ценит ораторские способности как таковые:
приятный тембр голоса, находчивость, остро-
умие. На содержание самого выступления, его
серьезность и аргументированность она в
целом обращает мало внимания. Крикливый
оратор, появляющийся то в одном, то в
____________________
33 См.: Крамник В.В. Социально-
политические механизмы политической вла-
сти. Л., 1991. С. З7-З8.


207

другом месте, добивается большей
популярности, чем создающий за письменным
столом реальные ценности член партии,
который мало говорит, но больше работает.
Значимость роли оратора и самого
красноречия в жизни общества в процессе его
демократизации подтверждается и исто-
рическими примерами. Известно, что
наибольшего развития искусство красноречия
достигло в таких странах Древнего мира, как
Греция и Римская империя. В условиях
расцвета греческой демократии выступления
ораторов собирали до 20 тыс. слушателей. В
Риме своего пика ораторское искусство
достигло в республиканскую эпоху.
Красноречие было одной из трех важнейших
частей системы подготовки политических
деятелей наряду с искусством управления
государством и правоведением. Две основные
добродетели считались необходимыми для
каждого гражданина: военное искусство и
красноречие.
Значение слова и его влияние на жизнь
демократических обществ было связано со
стремлением воздействовать на процесс
принятия решений индивидом и на его
поступки с помощью убеждения, а не через
использование силы - метода, характерного
для всех тиранических структур. Исторически
это хорошо иллюстрируется на примере
Древнего Рима, в котором по мере уста-
новления императорской власти ораторское
искусство приходит в упадок. Место
убеждающего слова занимает воля императора.
Свободные речи пресекаются, разрешаются
лишь речи по поводу того или иного
торжественного события или "славословия".
Отсутствие демократии делает красноречие


208

практически ненужным. И напротив, именно
развитие общества по пути демократизации,
когда необходимым становится не
манипулирование слушателем, а развитие его
мыслительных и критических навыков,
способностей к собственному суждению,
выдвигает на одно из первых мест значение
оратора как политической фигуры и ора-
торского искусства как одного из средств
политического влияния. Именно в такие эпохи
существенным становится различие между
настоящим оратором и так называемым
"ритором", "демагогом". В то время как
оратор стремится к истине, демагог
довольствуется достижением внешнего
эффекта, применяя для этой цели все
возможные средства манипулирования
слушателями. Именно повышением роли оратора
в формировании убеждающего воздействия на
аудиторию объясняется необычное оживление
интереса к риторике в развитых демократиях
Запада. Так библиография работ по проблемам
риторики и красноречия, вышедших в США,
насчитывает более 10 тысяч названий. Почти
во всех крупных университетах США имеются
институты, в которых представители
влиятельных политических и экономических
слоев обучаются приемам ведения дискуссий и
проведения совещаний.
Большое внимание анализу качеств
политических деятелей (вождей) уделял
крупный немецкий социолог Р.Михельс в
работе "Социология партий в условиях
демократий" (1911)34. Многие его выводы
____________________
34 См.: Michels R. Zur Soziologie des
Parteiwesens in der modernen Demokiratie.
Leipzig, 1911. S. 67.


209

сохранили свое принципиальное значение и
для современной политической практики.
Михельс выделяет такие личные качества,
которые помогают отдельным индивидам уп-
равлять массами. Они многообразны, но
главное из них - это энергичная воля,
подчиняющая себе более слабую. Большое впе-
чатление производят и превосходство в
знаниях, и непреклонная убежденность,
нередко граничащая с фанатизмом и своим
напором внушающая уважение массам. Прочная
вера в самого себя, даже если порой она
сочетается c высокомерием, передается и
массам. Но больше всего массы подвластны
знаменитостям. Знаменитому человеку стоит
только пошевелить пальцем, чтобы получить
для себя политическую роль. Массы считают
для себя большой честью, если могут
предложить знаменитому человеку почетное
место: они всегда преклоняются перед
славой. Человек, увенчанный лавровым
венком, заранее воспринимается массами как
полубожество.
Ну а как обстоит дело с вождями -
выходцами из рабочей среды? Вождь из
рабочих в короткое время приобретает
вначале лишь формальные, а затем и
конкретные знания, которые на перспективу
обеспечивают ему все большее превосходство
по сравнению с рядовыми членами партии. Чем
больше усложняется деятельность политика,
требующая профессиональных знаний и опыта
для ориентации в общественной жизни, чем
более необозримыми становятся
основоположения социального зако-
нодательства, тем больше увеличивается
дистанция между вождями и рядовыми членами
партии, в результате чего первые утрачивают


210

чувство общности со своим классом. Кроме
того, возникают настоящие классовые
различия между вождями из бывших
пролетариев и пролетарскими массами. Так
рабочие собственными усилиями создают себе
новых господ, у которых более высокий
уровень образования становится мощным
орудием в борьбе за господство.
Все партии стремятся попасть в парламент.
Но работа в парламенте, которой вожди
занимаются вначале неохотно, а затем со все
большим рвением, еще более отдаляет их от
своих избирателей. Массы в конце концов
оказываются в зависимости от вождей,
постоянно подрывающих демократический
принцип. Самая сильная претензия вождей -
претензия на незаменимость.
Наиболее прочную опору власти вождей
создает некомпетентность массы,
проявляющаяся повсюду, за исключением от-
дельных немногих принципиальных вопросов,
по которым она к тому же не в состоянии
сформулировать решения, а сформулированные
- проанализировать. Одновременно масса дает
как практическо-политическое, так и до
определенной степени моральное оправдание
этой власти. Объективная неспособность масс
самостоятельно решать свои вопросы делает
необходимым существование поверенных, т.е.
избранных представителей.
Понимание незрелости массы и
невозможности полного осуществления
принципа суверенитета заставляет даже
возвышенные умы высказывать предложения об
ограничении демократии самой демократией.
В конечном счете демократия превращается
в форму господства лучших, в аристократию.
Вожди - это лучшие из лучших,


211

профессионально и нравственно более зрелые,
стало быть они не только вправе, но и
просто обязаны упрочивать свое положение.
Вожди, пишет Михельс, живут в партии,
стареют на ее службе и умирают.
Долговременное пребывание вождей на посту
опасно для демократии. Поэтому
осмотрительные демократические корпорации
стремятся к тому, чтобы раздавать все
руководящие посты только на короткий срок.
Возникающие в результате выборов внутри
властных структур высшие партийные
инстанции - демократические по своей
природе - настойчиво добиваются, чтобы
пожизненно продлить полученные ими
"полномочия". Их необходимое по уставу
утверждение становится формальным делом,
пустой банальностью. Полномочия становятся
должностью, а должность постоянным местом
работы. Верхушка превращается в неизменный
и неприкосновенный институт как любая
аристократическая корпорация. Время
пребывания на высших государственных постах
значительно превышает средний срок
пребывания в должности министров в
монархическом государстве.
Сильным средством завоевания масс,
сохранения и усиления над ними господства
является пресса. Она более всего способна
прославить отдельных вождей и
популяризировать их имена. В отдельных
странах вожди пользуются прессой как сред-
ством господства над массой, учитывая и
используя при этом национальные традиции.
Пресса всегда находится в руках вождей и
никогда не принадлежит руководимым.
Концентрация власти в руках немногих с
естественной необходимостью приводит к


212

частому злоупотреблению властью. Вожди,
являясь первоначально творением масс,
постепенно становятся их властелинами - это
истина, которую познал еще Гёте, вложивший
в уста Мефистофеля слова о том, что человек
всегда позволяет властвовать над собой
своему творению. Массы терпят от выдвинутых
ими вождей много несправедливости, которую
не потерпели бы от правительства.
Одновременно с образованием вождизма,
обусловленного длительными сроками занятия
постов, начинается формирование касты.
Современная партия, как и современное
государство, стремится к тому, чтобы
создать возможно более широкую базу, при-
вязать к себе большее число приверженцев, а
отсюда возникает необходимость в единой
бюрократии. Дух бюрократизма губит
характеры и в худшую сторону меняет, портит
взгляды людей. В любой бюрократии
господствует карьеризм, расчет на повышение
в должности и тем самым на милость
начальников, помыкание низами, смиренное
пресмыкательство перед теми, кто наверху. В
качестве иллюстрации Михельс приводит
следующий пример: Генеральный совет социал-
демократической партии в важнейших
теоретических и организационно-практических
вопросах фактически в течение нескольких
лет подчинялся воле одного К.Маркса. Этот
совет, и особенно Маркс, обвинялись членами
партии в отрицании принципов социализма,
поскольку из-за своей неутомимой жажды
господства вносили в рабочую политику
принципы авторитаризма. На гаагском
конгрессе (1872) авторитаристы одержали
полную победу над антиавторитаристами с
помощью авторитарных методов (охота за


213

мандатами, проведение партийного съезда в
недоступном или труднодоступном месте). Но
вскоре обвинения Маркса во властолюбии
раздались уже со стороны самих членов
Генерального совета. Он оказался поочередно
покинутым французскими поборниками
революции, вождями английских профсоюзов и
немецкими эмигрантами в Англии. Олигархи,
по словам Михельса, отбросили вуаль,
маскировавшую монархию.


Борьба вождей друг с другом

Считается, замечает Михельс, что народные
революции пожирали своих вождей. Это
утверждение основано на неверном на-
блюдении. Не массы пожирали вождей, а вожди
сами пожирали друг друга: Дантон пал от
руки Робеспьера, Робеспьер - от остальных
уцелевших сторонников Дантона. Наиболее
часто расхождения между группами вождей
происходят по двум причинам. Во-первых, в
силу объективных, принципиальных различий в
мировоззрении или в понимании стратегии и
тактики. Во-вторых, по личным мотивам:
антипатия, зависть, недоброжелательность,
беззастенчивая борьба за лидерство,
демагогия или, образно выражаясь, потому,
что двум петухам в одном курятнике слишком
тесно. Обычно эти причины проявляются в
неявной, смешанной форме. Со временем
первая порождает вторую, а вторая всегда
стыдливо пытается выдать себя за первую.
Существованию олигархии, порождаемой
демократией, угрожают две враждебные силы:
демократические выступления масс и тесно
связанный с ними, а, может быть, и


214

являющийся их следствием - переход к
монархии, совершаемый путем завоевания
власти одним из олигархов. Возмутители
спокойствия - с одной стороны, и узурпаторы
- с другой. Отсюда в партиях наблюдается
тот глубокий недостаток подлинного
братства, то есть доверия между людьми,
который стал одним из источников взаимного
отчуждения и одним из самых существенных
признаков демократии. Недоверие направлено
прежде всего против претендентов на роль
вождя в собственных рядах.
Если вожди не нажили состояния с самого
начала или не имеют иных источников дохода,
то за свои посты они держатся по
экономическим мотивам, срастаясь с ними
отнюдь не только в силу психологических
причин. Утрата постов была бы для них
равнозначна банкротству. Возврат в

<<

стр. 6
(всего 8)

СОДЕРЖАНИЕ

>>