стр. 1
(всего 9)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Российская Академия наук

Институт философии

Центр этических исследований



ТPАКТАТЫ О ЛЮБВИ






Москва
1994
ББК 87.7
Т-65



Составитель:
кандидат философских наук О.П.Зубец



Рецензенты:
кандидаты
филос.наук: М.В.Колтыпина,Н.М.Смирно
ва,
Б.О.Николаичев




Т-65 Трактаты о любви: Сб. текстов -
М., 1994. - 187 с.

Книга "Трактаты о любви" - это
сборник классических философских
текстов, объединенных общей темой.
Выбор работ определялся как их
содержанием, так и тем,
публиковались ли они ранее на
русском языке и насколько доступны
эти публикации, если они были.
Большинство текстов публикуется
впервые. В книгу вошли произведения
Ибн-Сины, Августина, Ш.Фурье,
Ф.Шлегеля, Новалиса, Шопенгауэра,
Г.Зиммеля, М.Шелера, С.Франка,
М.Унамуно, П.Тиллиха, Ж.Батая.
Переводы снабжены примечаниями и
вводными статьями. Книга
предназначена, в первую очередь,
философам.




О.П.Зубец,
составитель 1994
ISBN 5-201-01859-9 ИФРАН, 1994


------------------------------------


СОДЕРЖАНИЕ


Ибн Сина
Трактакт о любви верховного шейха, да
святится душа его!..................3

Аврелий Августин
О супружестве и похоти..................9

Шарль Фурье
Новый любовный мир.....................21

Фридрих Шлегель
Из "Люцинды"...........................33

Новалис
Афоризмы...............................37

Артур Шопенгауэр
Метафизика половой любви...............40

Георг Зиммель
Фрагмент о любви.......................66

Макс Шелер
Ordo amoris............................77

С.Л.Франк
С нами бог............................101

М.де Унамуно
Любовь, боль, сострадание и личность
129
Пауль Тиллих
Любовь, сила и справедливость.........147

Жорж Батай
Аллилуйя. Катехизис Диануса...........158

ПРИМЕЧАНИЯ.............................173


------------------------------------

ИБН СИНА (АВИЦЕННА)



ТРАКТАКТ О ЛЮБВИ ВЕРХОВНОГО ШЕЙХА,
ДА СВЯТИТСЯ ДУША ЕГО!*


О любви тех, кто отличается
изяществом и молодостью, к красивым
образам

Рассмотрению предмета этой главы мы
должны предпослать введение из четырех
пунктов:
1. Когда к одной из сил души
присоединяется другая, более высокая в
отношении благородства, она вступает в
связь с последней, и (в результате этой
связи низшая сила) повышает свои блеск и
красоту, так что ее действия превосходят
тот уровень, на котором они находились бы,
если бы эта сила оставалась одна, либо в
числе, либо в совершенстве знания, в
тонкости охвата и стремления к достижению
цели. Ибо высшая сила поддерживает и
укрепляет низшую и, отводя от нее
опасности, заставляет ее повысить свое
превосходство и совершенство; и она
помогает ей разными способами, доставляя ей
красоту и благородство. Так, чувственная
сила животного помогает растительной силе,
____________________
* Печатается по кн.: Серебряков С.Б.
Трактат Ибн Сины (Авиценны) о любви.
Тбилиси: Мецниереба, 1976.

5

а сила гнева отвращает от предметов,
могущих принести ущерб его материи, - (во
всяком случае до тех пор, пока) не настанет
естественное (время) его гибели, - и
(вообще) от всяких бедствий. (Еще один
пример:) разумная (сила души) помогает
животной (силе) в достижении ее целей,
повышая ее качество и благородство путем
использования ее помощи в своих
(собственных) целях. Именно по этой причине
часто оказывается, что силы ощущения и
желания у человека переступают в своих
действиях свойственную им ступень, так что
иногда они преследуют в своих действиях
цели, которые достигаются лишь чисто
разумной силой.
Точно также обстоит дело и с воображающей
силой: разумная сила иногда использует ее,
опираясь на ее помощь, при том или ином
способе достижения своей цели, а
воображающая сила, пользуясь тем, что
разумная сила обращается к ней, крепнет и
смелеет настолько, что ей кажется, будто
она достигла этой цели независимо от
разумной силы. Более того, она восстает
против разумной силы, украшается ее чертами
и признаками, претендует на то, на что
(может) претендовать (лишь) разумная сила,
и воображает, будто достигла того, что
созерцает умопостигаемые предметы,
приносящие покой душе и уму*. (Во всем этом
она действует) как дурной раб, к которому
господин обратился за помощью в одном
многополезном для него деле, и который
____________________
* "Успокоение души", по определению ряда
средневековых мусульманских мыслителей,
есть цель рационального познания.

6

возомнил, будто достиг желаемого независимо
от своего господина, что господин
неспособен этого сделать и что, мало того,
он сам является господином, хотя на самом
деле данного господином задания он вовсе не
выполнял, о чем ему ничего неведомо. Подо-
бное положение имеет место в силе желания у
человека, что и служит одной из причин
(его) порчи. Но это необходимо в (общем)
порядке, в коем ищут блага, и в этом
(порядке) не было бы мудрости, если бы
великое благо оставалось из-за вредоносного
действия незначительного по сравнению с ним
зла.
2. Животная душа в человеке может
отдельно (сама по себе) совершать и
претерпевать действия, такие как ощущение,
воображение, половое сношение,
агрессивность и воинственность. Однако
вследствие того, что (животная душа
человека) обретает некоторое благородство
из-за соседства с душой разумной, она
выполняет такие действия более благородно и
утонченно, и поэтому в предметах
чувственного восприятия ее привлекает то,
что обладает лучшей природной смесью и
более правильным и соразмерным строением, -
то, на что другие животные не обращают
внимания, не говоря о том, что они ими не
интересуются.
Человек применяет также силу воображения
к изящным и прекрасным вещам так, что
(действие его воображения) почти
уподобляется (действию) чистого разума.
Равным образом в действиях, вызванных
(силой) гнева, чтобы угодить обладателям
красоты, совершенства, гармонии и
очарования, он пускается на всевозможные

7

уловки, облегчающие ему достижение
превосходства и победы.
Иногда (человеческие действия) явно
основаны на соучастии разумной и животной
(души), как это (бывает), например, когда
разумная сила (человека) использует его
силу ощущения, чтобы путем индукции вывести
универсалии из единичных предметов. Точно
так же в своих размышлениях он обращается к
силе воображения, достигая таким путем
своей цели в отношении умопостигаемых
предметов. Равным образом он заставляет
стремящуюся силу вопреки ее собственной
цели, состоящей в удовольствии, подражать
Первопричине в сохранении видов, и особенно
лучшего из них - вида человеческого, как он
заставляет ее (стремиться) к еде и питью не
как попало, а наилучшим образом, и не ради
одного только удовольствия, а для того,
чтобы помочь природе, призванной сохранить
особь лучшего вида, т.е. человеческий
индивид. Равным образом он поднимает силу
гнева на сражение с богатырями или на
битву, чтобы отогнать (врага) от
добродетельного города или благочестивого
народа. От него могут исходить и действия,
проистекающие из недр его разумной силы,
такие, как созерцание умопостигаемых
предметов, стремление к (возвышенным)
целям, любовь к будущей жизни и соседству
Милостивого (Аллаха).
3. В каждом из божественных постановлений
есть некое благо, и к каждому из этих благ
стремятся. Однако мирские блага таковы, что
выбор их может повредить более возвышенному
благу. Так, общепризнано, что следует
избегать простого и беспорядочного
наслаждения жизнью (хотя само по себе оно

8

может быть желательно), ибо оно может
повредить чему-то еще более желательному, а
именно - обилию богатств или достатку. Вот
другой пример, взятый из (науки) о пользе
для тел: желательно и полезно выпить укию*
опиума, чтобы прекратить кровотечение из
носу, но от этого следует отказаться из-за
вреда, который это нанесет чему-то более
желательному, а именно здоровью и вообще
жизни. Таким же образом вещи, присущие
животной душе, когда они обнаруживаются в
избытке у неразумного животного, считаются
не злом, а скорее достоинством его сил; но
ввиду зла, причиняемого ими разумной силе,
как мы на то указывали в трактате,
озаглавленном "Подарок" ("ат-Тухфа"), они
рассматриваются у человека как недостаток.
И следует отворачиваться и бежать от них.
4. Как разумная, так и животная душа, -
последняя по причине близости к первой, -
всегда любят то, что стройно, гармонично и
соразмерно, как, например, гармоничные
звуки, хорошо сочетающиеся друг с другом
вкусовые качества различных блюд и т.п. Но
если в животной душе это вызвано природой,
то у разумной души это проистекает из того,
что она предрасположена (к этому)
созерцанием идей, возвышающихся над приро-
дой, и знает: все, что близко к Первому
Объекту любви, то более стройно и
соразмерно, а то, что следует
непосредственно за Ним, достигает большей
степени единства и связанных с ним качеств,
таких как гармония и согласованность; тогда
как, напротив, что удалено от Него, то
ближе к множественности и связанным с нею
____________________
* Укия - 25,500 г.

9

качествам, таким как дисгармония и
несогласованность, как это разъяснили
метафизики. Всегда, когда разумная душа
достигает обладания чем-то стройным, она
созерцает это нетерпеливым взором.
Поскольку эти предпосылки установлены, мы
говорим; одно из свойств разумного
(существа) - то, что оно любит красивую
внешность у людей, и это иногда
рассматривается как изящество и молодость.
Такое свойство либо присуще (одной только)
животной силе, либо (является результатом)
соучастия (разумной и животной сил). Если
бы оно было присуще (только) животной силе,
то разумные люди не считали бы это
изяществом и молодостью. Ибо истинно, что
когда человек испытывает устремления,
(свойственные) животной (душе), по-
животному, он впадает в порок и вредит
разумной душе. Это не присуще разумной
душе, ибо принадлежностями ее работы
являются вечные умопостигаемые предметы, а
не преходящие чувственно воспринимаемые
единичные вещи. Этот (вид любви),
следовательно, вытекает из соучастия
(упомянутых двух сил).
Это можно объяснить и другим способом:
если человек любит прекрасный образ ради
животного удовольствия, то заслуживает
порицания, даже осуждения и обвинения в
грехе; таковы, например, те, кто предаются
содомскому греху и вообще порочные люди. Но
если человек любит миловидный образ умозри-
тельно, то, как мы уже объяснили, это
следует считать средством возвышения и
приближения к благу, поскольку он
испытывает более близкое воздействие
Первоисточника (всякого) Влияния и Чистого

10

Объекта любви, и более подобен возвышенным,
благородным вещам. А это делает его
достойным того, чтобы быть изящным и мило
молодым. По этой причине не бывает так,
чтобы сердца проницательных людей из числа
тех, что обладают острым умом и философским
мышлением и не следуют за теми, кто
выдвигает жадные и скупые требования, не
были заняты тем или иным прекрасным
человеческим образом. Ибо человек, имея
нечто сверх того совершенства, которое
свойственно человечеству (поскольку он
существует, обладая совершенством
гармоничного облика, приобретенного из
стройности и гармоничности природы и из
проявления божественного воздействия),
более всего достоин получения того, что
скрыто в плоде сердца и составляет чистоту
любви. Поэтому и говорит пророк - да
благословит его Аллах и да приветствует!- :
"Ищи удовлетворения твоих потребностей у
обладающих прекрасным лицом", - желая этим
сказать, что красивый образ бывает только
при хорошем природном составе и что
совершенная гармония и состав придают
(человеку) приятные черты и милые качества.
Иногда, однако, случается, что человек с
безобразным обликом прекрасен по своим
внутренним качествам. Для этого возможны
два объяснения: либо безобразие облика
вызвано не внутренним недостатком в
гармонии первоначального (природного)
состава, а какой-то внешней, привходящей
порчей; либо же красота черт вызвана не
природой, а привычкой. Равным образом
бывает так, что человек с красивым обликом
безобразен чертами (своего характера).
Этому также можно дать два объяснения: либо

11

уродство в чертах (характера) возникает
привходящим образом вместе с чем-то,
привходящим в природу после закрепления
состава, либо оно возникает из-за сильной
привычки.
Любовь к прекрасному облику
сопровождается тремя желаниями: 1) обнять,
2) целовать и 3) сочетаться.
Что касается третьего желания, то при его
(появлении) выясняется, что присуще только
живой душе, что доля ее в этом велика и что
она выступает здесь не как средство, а как
участница, более того - как (участница),
пользующаяся (средством). Дело это
отвратительно, но и разумная любовь может
не быть чистой, если животная сила ей
всецело не подчиняется. Поэтому в желании
сочетаться лучше подозревать любящего,
который соблазняет предмет своей любви ради
одного этого, если только его потребность
не носит разумного характера, т.е. если он
не помышляет о воспроизведении себе
подобного. А это* невозможно для мужчины:
для женщины же, которой это запрещено
шариатом, это мерзко. Поэтому такой вид
любви допустим и может быть одобрен только
в отношении мужчины, который сочетается со
своей женой или невольницей.
Что касается объятий и поцелуев, то сами
по себе они не заслуживают осуждения, если
их цель состоит в сближении и соединении,
поскольку душа желает достичь объекта своей
любви присущими ей чувствами осязания и
зрения. Поэтому она получает наслаждение от
объятия, стремится к тому, чтобы дыхание
начала психической деятельности, каковым
____________________
* Т.е. воспроизведение потомства.

12

является сердце, слилось со сходным
дыханием в объекте любви и поэтому желает
целовать его. Однако объятия и поцелуи
акцидентально вызывают такие порочные
страсти, которых следует остерегаться, если
только нет уверенности в том, что те, кто
ими охвачены, (способны) подавить их и быть
вне подозрения. Поэтому нельзя упрекать,
когда целуют детей, хотя в принципе это
может быть подвергнуто такому же
подозрению, поскольку цель поцелуев -
сближение и соединение, но (в данном)
случае они не (сопровождаются) порочными и
греховными (помыслами). Кто исполнен такой
любви, тот молод и изящен, а (сама) эта
любовь - изящество и молодость.























13



АВРЕЛИЙ АВГУСТИН



О СУПРУЖЕСТВЕ И ПОХОТИ*



Глава IV

Естественное благо супружества. Всякий союз
по природе своей избегает обманывающего
участника. Какая супружеская
целомудренность является истинной.
Девственность и целомудренность не истинны,
если они не
основаны на истинной вере

Соединение мужчины и женщины для рождения
детей - это естественное благо супружества.
Но этим благом дурно пользуется тот, кто
использует его животным образом, так, что
стремление его направлено на удовлетворение
жажды телесных наслаждений, а не желании
продолжения рода.
У некоторых животных, не имеющих разума,
а также у многих птиц наблюдается нечто
похожее на супружеский союз: и брачное
искусство гнездования, и поочередное
сидение на яйцах, и поиск пищи; при этом
очевидно, что когда они спариваются, они,
скорее всего, занимаются делом продолжения
рода, а не удовлетворяют свою похоть.

____________________
* Перевод Е.Антоновой.

14

Из этих двух дел подобным человеческому в
животном является то, которое в человеке
подобно животному, то есть дело продолжения
рода.
Я уже сказал, что к природе супружества
относится то, что мужчина и женщина
соединяются в союз ради рождения потомства,
при этом они не обманывают друг друга, так
как любой союз по определению не имеет
целью обман союзников. Этим очевиднейшим
благом супружества обладают даже люди,
которые не являются приверженцами Христовой
веры; однако пользуясь этим благом не на
основе истинной веры, они устремляются ко
злу и греху.
Следовательно, только супружеский союз и
причем союз только приверженцев Христовой
веры обращает на пользу благочестия ту
низменную похоть, посредством которой плоть
страстно желает противного духу (Галат., V,
17).
Ибо только приверженцы Христовой веры
имеют изначальное намерение таким образом
воспроизвести себя в потомстве, дабы
рождающиеся в их роду сыновья возродились
бы сыновьями Бога.
Вот почему те, которые рожают сыновей не
с тем стремлением, той волей, той целью,
чтобы они из плоти первого человека
превратились в плоть Христову, а именно
родители, не придерживающиеся истинной веры
и кичащиеся своим неверующим в Христа
потомством, лишены подлинной супружеской
целомудренности, даже если они состоят в
брачном союзе и совокупляются с целью
рождения детей.
Ибо коль скоро целомудренность есть
добродетель, по отношению к которой

15

противоположностью, то есть пороком, явля-
ется распутство, и все добродетели, даже
те, которые осуществляются посредством
тела, пребывают в душе; то каким образом
истинный разум может признать целомудренным
тело, если и самый дух, заключенный в нем,
хотя и происходит от истинного Бога,
предается разврату, отрицая своего Творца!
Этот разврат порицается в священном
псалме, где сказано: "Ибо вот удаляющие
себя от Тебя гибнут; Ты истребляешь всякого
отступающего от Тебя" (Псалм. XXII, 27).
Следовательно, целомудренность,
супружеская ли, вдовья ли, девичья ли,
может быть названа истинной только тогда,
когда она происходит от истинной веры.
Ибо, коль скоро, согласно правильному
рассуждению, священная девственность
предшествует супружеству, то разве найдется
какой-нибудь христианин, который, будучи в
трезвом уме, не отдаст предпочтение
правоверным христианским девушкам,
готовящимся вступить в брак, не только
перед весталками, но также и перед
девственницами-еретичками?
Вот до какой степени сильна вера, о
которой Апостол говорит: "Все, что не по
вере, грех" (Рим., XIV, 23), и о которой
также в послании к Евреям имеются такие
слова: "Без веры угодить Богу невозможно"
(Евр., XI, 6).








16

Глава V

Порицание жажды наслаждений не то же
самое, что осуждение супружества.
Отчего возник стыд в отношении
человеческого тела. Адам и Ева не
были сотворены слепыми. Что такое
открытие глаз в первых родителях

Поскольку это так, действительно
заблуждаются те, которые полагают, что коль
скоро осуждается плотское влечение, то сле-
дует порицать и супружество, как будто это
болезненное влечение плоти происходит от
брака, а не от греха.
Не правда ли, те первые супруги,
бракосочетание которых прославил Бог,
сказав: "Плодитесь и размножайтесь" (Бытие,
I, 28), были нагими, и не стыдились этого?
Итак, на вопрос: почему после
грехопадения люди стали стыдиться своих
нагих тел, следует ответить: потому, что
возникло то непристойное движение, коего не
было бы в супружестве, если бы прародители
не согрешили.
Или быть может, как некоторые считают
(так как они недостаточно обращают внимание
на то, что читают), сначала люди были
созданы слепыми, как собаки, и, что еще
более нелепо, обрели зрение не как собаки в
результате роста, но вследствие совершения
греха?
Не дай Бог этому верить!
Но что побуждает тех, которые так думают?
Вероятно, те известные слова Писания: "И
взяла плодов его, и ела; и дала также мужу
своему, и они ели; И открылись глаза у них


17

обоих, и узнали они, что наги" (Бытие III,
6 и 7).
Исходя из этого, малопонимающие люди
считали, что сначала глаза первых людей
были закрыты и что они открылись после, о
чем, по их мнению, свидетельствует
божественное Писание.
Но неужели же Агарь, служанка Сары,
которая, когда сын испытывал жажду и горько
плакал, открыла глаза свои и увидела
колодец (там же, XXI, 19), прежде имела
закрытые глаза? Или те два ученика, которые
после воскресения Господа шли по дороге и о
которых Евангелие повествует, что
"открылись глаза их, и в преломлении хлеба
они узнали его" (Луки XXIV, 31, З5), -
разве глаза их до того были закрыты?
Итак, то, что написано о первых людях:
"Открылись глаза обоих", - мы должны
понимать так, что их глаза сосредоточились
на наблюдении и познании того нового, что
стало происходить в их теле: в особенности
потому, что открытое их глазам обнаженное
тело возбуждало их похоть.
В противном случае, то есть если бы глаза
первого человека до грехопадения были
закрыты, каким образом Адам всем к нему
приведенным животным, как живущим на земле,
так и летающим над землей, смог бы дать
имена, кроме как только сделав это путем
распознавания, распознать же их Адам не
смог бы, если бы не обладал зрением?
Наконец, каким образом ему была показана
и сама женщина, то есть Ева, когда он
сказал: "Вот, это кость от костей моих и
плоть от плоти моей" (Бытие II, 23)?
В конце концов, если кто-нибудь был бы
упрямым до такой степени, что говорил бы:

18

"Адам мог распознавать не через зрение, но
путем прикосновения", то что он может
сказать относительно написанного там, то
есть в Священном Писании, о дереве, от ко-
торого женщина намеревалась взять пищу и
которое весьма приятно для глаз (там же,
III, 6)?
Итак, "были наги, и не стыдились" (там
же, III, 25) ; не потому что не видели, но
потому что в телах, которые видели, не
воспринимали ничего такого, чего можно было
бы стыдиться. Ведь не сказано: "Были оба
нагими, и пребывали в неведении", но
сказано: "не стыдились". Ибо потому, что
ранее они не делали ничего недозволенного,
то и стыдиться им было нечего.


Глава VI

Человеку по справедливости воздается
за то, что плоть
его ему не повинуется. Из-за
неповиновения
плоти возникает стыдливость

После того, как человек переступил
изначальный закон Бога, ему был дан другой
закон, предписывающий иное отношение к
плоти, закон, противоречащий ее низменным
желаниям. И совершенно заслуженным
воздаянием за непослушание плоти являются
муки человека, страдающего из-за своего
неповиновения закону.
Ведь очевидно, что когда змей, совращая
прародителей, сулил им раскрытие глаз их,
то открыть им он желал нечто такое, чего
лучше бы им и не знать вовсе. И конечно же

19

человеку при этом ясно было, что он сделал:
он отделил тогда зло от блага; но произошло
это не таким образом, что отказался он от
зла, а таким - что, напротив, поддался ему.
Но было бы несправедливо, если бы раба,
то есть плоть, повиновалась тому, кто сам
не повинуется своему Господу!
Ну что же это такое, что глаза, губы,
язык, руки, ноги, изгибы спины, шеи и груди
находятся в нашей власти, когда надо
привести их в движение для совершения
действий соответственно предназначению
каждого из них, при том условии, что мы
имеем тело, свободное от препятствий и
здоровое; когда же дело доходит до
совокупления, то созданные для деторождения
члены не повинуются воле, а ожидают, пока
похоть своей властью их к этому подвигнет?
Она же иногда этого не делает, хотя дух
того желает, а иногда - делает, хотя дух не
желает.
Неужели не постыдно для свободы
человеческой воли, что из-за пренебрежения
к Богу повелевающему она потеряла власть
над своими членами?
На чем же еще можно было бы показать, что
человеческая природа испорчена вследствие
непослушания, как ни на этих неповинующихся
членах, посредством которых, через
деторождение, продолжается человеческий
род? Именно по этой причине указанные части
тела называются детородными.
Итак, это движение совокупляющихся
органов является непристойным именно
потому, что оно не повинуется человеческой
воле; когда первые люди познали это
непристойное движение плоти и устыдились
наготы своей, то они прикрыли свои тела

20

фиговыми листьями (Бытие III, 7).
Обуреваемые стыдом люди пожелали спрятать
срамные места, кои против воли их возбуж-
дены были; и так как первым людям было
стыдно за свое непристойное желание, то,
покрывшись, они совершили подобающее.


Глава VII

Зло сладострастия не уничтожает благо
супружества

Поскольку совершенно невозможно, чтобы
супружество перестало быть благом из-за
присущего ему зла сладострастия, то, исходя
из этого, несведущие люди полагают, что
сладострастие тоже не является чем-то
дурным, но относится к упомянутому благу. И
не только утонченным разумом, но и
обычнейшим здравым смыслом признается, что
вожделение было и у прародителей, и что в
настоящее время оно сохраняется у людей,
состоящих в браке.
То, что они в супружестве совершают с
целью продолжения рода, является благом
брака; однако то же самое до бракосочетания
скрывается, так как является постыдным
пороком похоти, который везде, где бы то ни
было, избегает быть увиденным, и, стыдясь,
стремится уединиться в укромном месте.
Поэтому супружество следует прославлять,
ибо оно делает из порока похоти некое
благо; но в то же время супружество испы-
тывает чувство стыда, поскольку не может
существовать без вышеупомянутого акта.
Как, например, если бы кто-нибудь с
обезображенной ногой, хромая, тем не менее

21

дошел бы до чего-либо хорошего, то это
прибытие не может считаться злом из-за
недуга хромоты и хромота не может быть
объявлена благом вследствие пользы этого
прибытия; также мы не должны ни осуждать
супружество за порок сладострастия, ни
прославлять сладострастие из-за благой
природы супружества.


Глава VIII

Болезненная страсть вожделения в
супружестве присуща не любви, но
необходимости. В браке должна
присутствовать любовь приверженцевистинной
веры. О ком следует сказать, что он,
вступая в плотскую связь, не побежден
пороком вожделення. Каким образом некогда
встарь Святые Отцы имели плотское общение
со своими супругами

Конечно, это вожделение является
болезненным влеченнем, о котором Апостол
говорит даже истинно верующим супругам:
"Ибо воля Божия есть освещение ваше, чтобы
вы воздерживались от блуда. Чтобы каждый из
вас умел соблюдать свой сосуд в святости и
чести, А не в страсти похотения, как и
язычники, не знающие Бога" (I Фес. V, 3-5).
Итак, истинно верующий супруг не только
не стал бы пользоваться чужим сосудом, как
это делают те, кто домогается чужих жен, но
и знал бы, что даже и себе принадлежащим не
следует обладать, пребывая во власти недуга
телесного вожделения.
Это следует понимать не так, будто
Апостол запрещал супружескую, то есть

22

дозволенную и достойную уважения любовную
связь, но так, что он требовал, дабы это
было сожительством, которое никоим образом
не имело бы характера болезненной страсти.
Однако это было бы возможно, если бы из-за
первородного греха не потеряла силу свобода
воли; и теперь сожительство с неизбежностью
имеет характер болезни, присущей не любви,
но необходимости; в то же время без данной
необходимости в имеющих родиться сыновьях
не может быть достигнута и сама любовь.
Тот, у кого такое стремление сердца,
соблюдает свой сосуд, то есть свою супругу,
в святости и чести, также как и приверженцы
истинной веры, уповающие на Бога; но, без
сомнения, не соблюдает свой сосуд тот, кто
пребывает в состоянии болезненного желания,
также как и язычники, которые не знают
Бога.
Конечно, человек, вступая в плотскую
связь, не побежден пороком похоти лишь
тогда, когда пылающее вожделение, сопро-
вождающееся беспорядочными и непристойными
движениями, он обуздывает и смиряет; и
заботясь о продолжении рода это вожделение
смягчает и употребляет только для того,
чтобы плотским образом произвести на свет
тех, кто должен духовно возродиться, а не
для того, чтобы обрекать дух на рабское
служение телу.
Так, никому из христиан не следует
сомневаться, что святые Отцы от Авраама и
до Авраама, которым Бог дал угодный ему
завет, обладали женами; а что касается
того, что некоторым из них было даже
дозволено, чтобы один муж имел многих жен,
то это было разрешено не из-за стремления к


23

разнообразию наслаждений, а из-за
стремления к умножению потомства.


Глава IX

Почему разрешено мужу иметь много
жен, в то время как женщине никогда
не позволено иметь много мужей.
Природа стремится к единству
первоначал

Если бы Богу, который является нашим
отцом, нравилось бы такое большое
количество жен у наших праотцов только по-
тому, что последних мучило более обильное
желание, тогда даже и святые женщины,
притом каждая из них, принадлежали бы
многим мужчинам. Если какая-нибудь из них
делала бы это, то что, кроме разнузданности
похоти, побуждало бы ее к тому, чтобы иметь
много мужчин, ведь из-за этой своей
распутности она не имеет большего числа
сыновей?
Однако, то самое, первое, по божественной
воле созданное брачное соединение супругов
в достаточной мере свидетельствует, что к
благу супружества больше относится связь не
одного мужчины и многих женщин, но одного и
одной, дабы супружество проистекало оттуда,
где можно опереться на наиболее бла-
гоприятный пример. По мере же продолжения
человеческого рода, благие женщины вступают
в интимную близость с благими мужчинами,
причем много женщин с одним мужчиной. Но,
очевидно, что в первом случае, то есть
когда соединяются один мужчина и одна
женщина, их союз может достичь высокой

24

степени достоинства, если в нем воцарится
умеренность, во втором же случае, то есть
когда один мужчина обладает многими женщи-
нами, природа допускает это лишь ради
обильного деторождения.
К тому же более естественным
представляется господство одного над
многими, нежели многих над одним. И
невозможно сомневаться, что согласно
естественному порядку мужчины лучше
господствуют над женщинами, чем женщины над
мужчинами. Апостол, соблюдая это, говорит:
"Глава жене - муж" (I Кор. 11:3); и "Жены,
повинуйтесь мужьям вашим" (Колос. 3:18) ; и
апостол Петр: "Так, Сара,- говорит, -
повиновалась Аврааму, называя его
господином" (I Петр. 3:6).
Это позволено, так как природа любит
единственность повелителей, множественность
же мы скорее увидим в подчиненных: однако
много женщин никогда не сочетались бы
законно браком с одним мужем, если бы от
этого не рождалось много сыновей. Если же
одна женщина ложится со многими мужчинами,
то она не может быть названа супругой, но
только - блудницей, потому что от этого ей
не будет умножения потомства, а будет лишь
увеличение сладострастия.











25

Глава X

Таинство брака. Нерасторжимые
супружеские узы. Мирской закон о
разводе отличается от закона
евангельского

Так как поистине супруги, приверженцы
Христовой веры, наделяются не только
плодородием, коего результат наличествует в
потомстве, и не только целомудренностью,
скрепой которой является вера, но и неким
таинством брака, о чем Апостол говорит:
"Мужья, любите своих жен, как Христос
возлюбил Церковь" (Эфес. V, 25); то,
несомненно, сущность этого таинства состоит
в том, чтобы мужчина и женщина, связанные
супружескими узами, продолжали жить
нераздельно до самой смерти; и не раз-
решается расторгать брак, иначе как по
причине прелюбодеяния (Матф. V, 32).
Ибо Христом и Церковью охраняется то,
чтобы человек живущий, покуда он жив,
никогда никаким разводом не мог бы быть
отделен от своей супруги.
Во граде Бога нашего, на святой горе Его
(Псалтирь X VII, 2), то есть в Церкви
Христовой, всем истинно верующим супругам,
которые, несомненно, суть от тела Христова,
дано такое правило этого таинства, что,
хотя и женщины выходят замуж, и мужчины
женятся ради рождения на свет детей, но
высший закон не позволяет оставить
бездетную супругу и взять в жены другую
женщину - плодовитую.
Если бы кто-нибудь совершил такое, то
есть оставил бездетную супругу и женился на
другой женщине, то он, так же как и

26

женщина, если бы она вышла замуж за другого
мужчину, был бы виновен в прелюбодеянии по
закону Евангелия, но не был бы виновен по
мирскому закону; ибо мирской закон
заключается в том, что после расторжения
брака (даже если не было совершено
преступное прелюбодеяние) любому супругу
позволяется сочетаться браком с другим
супругом; и даже, как сказано в Писании,
Господь заявлял, что святой Моисей разрешил
Израильтянам, вследствие жестокосердия их,
разводиться с женами (Матф. XIX, 8, 9).
Среди людей, хоть однажды заключавших
брачный союз, он сохраняет такую силу, что
скорее супругами будут считаться те,
которые уже не живут вместе, чем те,
которые сожительствуют без бракосочетания.
Конечно, если бы христианский брак не
имел такой силы, то сожительство с другими
не называлось бы прелюбодеянием.
Только в том случае, если умер муж, с
которым было истинное супружество, возможно
истинное супружество с тем, с кем прежде
было прелюбодеяние.
Итак, между живыми супругами сохраняются
брачные узы, которые не могут быть
уничтожены ни разлукой супругов, ни связью
одного из супругов с кем-либо другим.
Брачные узы остаются законными при
совершении преступного прелюбодеяния одним
из супругов, если формально брак будет
сохранен; так же как душа вероотступника,
отказавшись от брака с Христом, даже
потеряв веру, не лишается Таинства веры, то
есть не перестает быть христианской, потому
что через обряд крещения она раз и навсегда
получила возможность возвращения к вере.


27

Ибо если бы вероотступник лишился этого
Таинства (что, однако, невозможно), то, без
сомнения, вернувшемуся к вере оно было бы
возвращено. Тот же, кто отступился от
истинной веры, получает наказание, а не
награду, которую нужно заслужить.


Глава XI

Обет взаимного воздержания не
расторгает супружества. Между
Марией и Иосифом истинный брак.
Каким образом Иосиф является
отцом Христа. В браке Марии и
Иосифа наличествовали все блага
супружества

Если же какие-нибудь супруги по обоюдному
согласию пожелают совсем воздерживаться от
плотских сношений, то это еще не значит,
что между ними разорвется брачная связь:
напротив, она будет более прочной, если они
заключат между собой договоры, которые
должны будут соблюдать не на основе
низменных наслаждений, доставляемых
плотским совокуплением, а благодаря
самопроизвольным стремлениям душ.
Ведь, не лукавя, сказал Ангел Иосифу: "Не
бойся принять Марию, жену твою" (Матф. I,
20).
Супругой она называлась по обручению, но
Иосиф с ней не сожительствовал и не
собирался делать этого; однако Мария не
лишилась звания супруги, и это название не
было ложным, хотя между ней и Иосифом и не
было, и не предполагалось никакой плотской
связи.

28

И вот эта девственница тем более свято и
чудесно радовала своего мужа, что даже
зачав без него и будучи неравной с ним в
отношении ребенка, она тем не менее была
равна с ним по вере.
Поэтому родители Христа, и не только
мать, но и отец его, поскольку он супруг
его матери, оба заслужили, чтобы их брак
назывался прочным; причем оба они суть
супруги по душе, а не по плоти.
И Иосиф, являющийся отцом Христа по душе,
и Мария, мать его по душе и по плоти,
несмотря на это родительство, пребывали в
состоянии смиренности, но не величия,
слабости, но не божественности.
Ибо не обманывает Евангелие, где сказано:
"И отец его и мать дивились сказанному о
нем".
И в другом месте: "Каждый год родители
его ходили в Иерусалим". Там же, немного
далее: "И мать его сказала ему: Чадо, что
ты сделал с нами? Вот отец твой и я с
великой скорбью искали тебя".
И он, чтобы показать, что он сам имеет
вместо них Отца, который его породил в
большей степени, чем мать, отвечает им:
"Зачем было вам искать меня? или вы не
знали, что мне должно быть в том, что
принадлежит Отцу Моему?"
Но, с другой стороны, чтобы никто не
подумал, что эти слова свидетельствуют о
том, что Иисус отвернулся от своих
родителей, Евангелист далее добавляет: "И
они не поняли сказанных им слов. И он пошел
с ними, и пришел в Назарет, и был в
повиновении у них" (Луки II, 33, 41, 48-
51).


29

Спрашивается, у кого в повиновении, как
не у родителей? Кто именно пребывал в
повиновении, если не Иисус Христос, ко-
торый, будучи образом Божиим, не почитал
хищением быть равным Богу?
Итак, почему был он в повиновении у тех,
которые гораздо ниже образа Бога, если не
потому, что не уничижил себя самого, приняв
образ раба (Филип. II, 6, 7), коему образу
были причастны и его родители?
Но хотя Иисус не был зачат от Иосифа, а
только был рожден Марией, конечно, оба
родители не были бы причастны Христу-рабу,
если бы не были соединены друг с другом
супружескими узами, хотя в браке их и не
было плотского соединения. Только для того
и доведен ряд рождений от Давида до Иосифа
- родители Христа, согласно Писанию,
замыкают цепь продолжателей рода Давида
(Матф. I, 16 и Луки III, 23), - чтобы оба
супруга, Иосиф и Мария, равны были в
отношении к Сыну своему, и не было бы обиды
и несправедливости полу мужскому, более
предпочтительному в супружестве, ведь
предсказано было, что произойдет Христос из
семьи Давида. Предсказание же сбылось бы и
без этого, ибо Мария и сама принадлежала к
роду Давидову.
Итак, в родителях Христа супружество
преисполнилось всех благ: потомства,
верности и таинства.
Мы знаем, что потомком Марии и Иосифа
является сам Господь Иисус; верность же
наличествует потому, что не было в этом
браке прелюбодеяния; таинство - ибо не было
расторжения брака.



30

Глава XII

Всякий, рожденный из плотского
сожительства, есть плоть
греховная

В супружестве Марии и Иосифа не было
только лишь плотского сожительства, потому
что в плоти Сын не мог бы родиться без
вожделения, а это постыдное плотское
вожделение невозможно без греха. Но тот,
кто намеревался быть без греха, желал быть
зачатым не в плоти греховной, но только
лишь в подобии плоти греховной (Рим. VIII,
3). Здесь же сказано, как он учил, что
всякий, рожденный от плотского
сожительства, есть плоть греховная,
поскольку не является плотью греховной
только одна-единственная плоть, которая
рождена не из низменного сожительства.
Тем не менее плотское сожительство в
браке, имеющее целью продолжение рода, не
является грехом, потому что благая воля
духа побуждает повинующееся тело, а не сама
повинуется возбуждающей похоти плоти; и в
супружестве воля человека не порабощается
грехом плотского соития, так как
справедливо, что потребностью продолжения
рода уменьшается урон, наносимый грехом.
Плотское вожделение, наносящее этот урон,
господствует в мерзостях прелюбодеяния и
разврата, а также в каком угодно другом
бесчестии и мрази; это же самое вожделение
в супружестве находится в полном подчинении
у необходимости продолжения рода.
Плотское соитие является господином там,
то есть в осуждаемом за безнравственность
прелюбодеянии, но оно же является слугой

31

здесь, то есть в стыдящемся его
добродетельном браке.
Итак, это вожделение является не благом
супружества, а необходимостью для
продолжения рода, позорным пятном брака,
непристойностью грешащих, огнем распутства.
Вследствие этого, разве не останутся
супругами те, кто по взаимному соглашению
прекращает плотское сожительство; ведь
являлись супругами Иосиф и Мария, которые и
не вступали в плотскую связь?




























32



ШАРЛЬ ФУРЬЕ



НОВЫЙ ЛЮБОВНЫЙ МИР*

(Фрагменты)

Чтобы удовлетворить наклонности людей
всех возрастов и доставить им совершенно
новые удовольствия в любви, я сначала
должен по всем пунктам опровергнуть
предрассудки цивилизованного состояния,
чьим следствием является порядок вещей, при
котором невозможно реализовать различные
вкусы. Так что читатель сам заинтересован в
том, чтобы я вооружился против него и его
предрассудков, перенеся его в новый мир,
где неслыханные до сих пор установления
породят для всех возрастов и полов новые
удовольствия. Повторяю, продиктовать мне
это условие в интересах самого читателя;
мое же дело - его выполнить.
Прежде всего избежать догматического тона
важно именно в делах любви. Этот предмет,
однако, столь запутан, смесь предрассудков
и философии укрепила здесь такое количество
заблуждений, что для того, чтобы вернуть
людей к природе, нужно предпринять особые
усилия. Впрочем, каждый является врагом
предрассудков, на которые я собираюсь
____________________
* Перевод выполнен по изданию: Fourier Ch.
Oeuvres completes. T. 7: Le nouveau monde
amoureux. P.: Anthropos, 1967. Перевод
М.Рыклина.

33

напасть; ведь их устранение наделило бы его
благами, которых он желает. В силу всего
этого читатель должен заранее принять
сторону моего учения и хотеть своего
собственного поражения.
Нам предстоит разобраться и вынести
решение по крайне затянувшемуся делу.
Имеется в виду спор любви чувственной и
любви сентиментальной. Все единодушно
отдают пальму первенства этому последнему
виду любви, но получается как-то так, что
повсеместно побеждает любовь чувственная;
очерняемая в теории, эта последняя
господствует на практике. Поэтому поэт
Бернар имеет все основания обращаться к
нашим красавицам с такими словами: "Если
вас попросят сделать выбор между Гераклом и
Адонисом, вы покраснеете, но выберете
Алкида".
Материальная любовь по рангу уступает
первенство любви сентиментальной, но при
этом ее можно уподобить визирю, власть
которого больше власти самого султана.
Такое положение противоречит цели природы,
стремящейся к равновесию обоих компонентов
любви, чувственного и сентиментального. Нам
предстоит изложить законы этого равновесия,
от которых пользы куда больше, чем от
воображаемых законов равновесия, которыми
(не доказывая ни один из них) нас потчует
политика. Мы еще и наполовину не познали
сентиментальную любовь, существо которой
постигли, как им казалось, романисты и
влюбленные. Нам не известны самые
феерические повороты, на которые способна
этого рода любовь, и вскоре мы откроем в
ней наслаждения столь же новые и


34

девственные, как рудники Колоса к моменту
прибытия европейцев.


Удовольствия при режиме гармонии являются
государственным делом

Этот предмет представляется
цивилизованным людям, которые относят
любовь к числу вещей бесполезных, превращая
ее (со ссылкой на авторитет Диогена) в
занятие праздных, легкомысленным. Они
признают любовь лишь в качестве гарантиру-
емого конституцией удовольствия,
освященного институтом брака. Иначе обстоит
дело в гармонии, где удовольствия стано-
вятся государственным делом, частью
целенаправленной социальной политики; там с
необходимостью придают любви, которая по
праву занимает в числе удовольствий первое
место, большую важность. Речь в гармонии
идет о том, чтобы обеспечить лицам всех
возрастов наслаждение благами любви не
меньшее, чем то, каким в настоящее время
пользуются люди в расцвете сил. Разрешение
этой необычной проблемы потребует от нас
некоторых новых ходов мысли, не стоит,
однако, пугаться отдельных шипов, когда
дело идет о проникновении в новое
устройство любовного мира. Кроме того, на
пути туда нас будут ждать не тернии, а
всего лишь ученые споры, притом скорее
приятные, нежели утомительные.
В теории любви, как и во всех других
видах теории, цивилизованным людям -
преисполненным самодовольства при нич-
тожности их реальных достижений - без труда
удается убедить себя, что они достигли

35

максимальных познаний. Впрочем, этому
эгоизму поддались не все, о чем
свидетельствует Жан-Жак Руссо, один из
самых умелых живописцев любви,
заслуживающий в этом плане некоторого
доверия. В воображении ему предстали виды
любви более чистые, чем те, которые реально
существуют в цивилизованных обществах. Если
Руссо и не был их первооткрывателем,
заслугой его является то, что он, по
крайней мере, сумел их предвосхитить; в
этом смысле он превосходит Сервантеса, ко-
торый, высмеяв сентиментальность, как будто
это не более как вздор, способствовал
удушению одного из самых распространенных
видов страстного влечения, какие только
породила современная цивилизация, а именно
селадонизма*.
По правде говоря, этим видом влечения
беззастенчиво злоупотребляли. Так,
прикрываясь возвышенными чувствами,
странствующие рыцари занимались распутством
самого низкого свойства, а иногда даже
разбоем. Тем не менее, очевидно, что
присущее рыцарям маниакальное стремление к
сентиментальной экзальтации было как бы
глыбой драгоценного камня, из которого
умелый резчик мог бы изваять нечто
____________________
* Селадонизм - от имени Селадон, герой
пастушеского романа Оноре д'Юрфе "Астрея"
(начало XVII в.), тип совершенного
сентиментального возлюбленного. В русском
языке слову "селадон" был придан в XVIII-
XIX вв. несколько иной смысл: так стали
называть человека, обычно пожилого,
который любит ухаживать за женщинами,
волокита - примеч. пер.

36

внушительное. Цивилизации не удалось найти
ключ к этой загадке, и, удушив в зародыше
данный вид влечения, Сервантес, вероятно,
оказал услугу своему веку, но он поступил
бы куда лучше, если бы послужил всем векам,
исследовав то, какие новые формы способен
принять селадонизм или чистая
(сентиментальная) любовь. Покажется
удивительным, что эти формы любви
осложняются полигамией и омнигамией
(являющимися с точки зрения морали смерт-
ными грехами), но крайности, как известно,
сходятся.


Полное удовлетворение в плане материальном
-
единственное средство возвышения чувства

Поскольку природа стремится к равновесию
двух компонентов любви, чувственного
(плотского) и сентиментального, принижать
материальное* - то, что у нас называется
цинизмом, вожделением и похотливостью -
значит оказывать делу чувства плохую
услугу. Я сказал бы, что чистая любовь, то,
что называется чувством, есть не более чем
греза или лицемерие у тех, кто не
удовлетворен в материальном плане; чувство
нельзя возвести в превосходную степень
иначе, как посредством полного удовлет-
ворения материальной стороны любви. Эта
поправка, против которой, я полагаю, не
станет возражать ни одна женщина, откроет
____________________
* У Фурье "материальное" - синоним
"чувственного", карнального, плотского -
примеч. пер.

37

нам совершенно новые способы использования
сентиментальной связи, значительно
превосходящие все то, что изобрело вообра-
жение романистов.
Начнем с констатации того, что при
цивилизации эта связь не существует вообще.
Одного этого зияния, если оно будет дока-
зано, достаточно для того, чтобы лишить
силы все теории цивилизованных людей по
поводу любви.
Для начала дадим краткие определения пяти
порядков любви:
1) простой или радикальный порядок
(сочетание простого материального и
простого сентиментального);
2) сложный или сбалансированный порядок
(включающий в себя два элемента любви);
3) полигамный или трансцендентный
порядок, относящийся к множеству союзов
сложной любви;
4) омнигамный или унитарный порядок
(включающий в себя сложные или особенно
распущенные оргии, вещи, цивилизации
неизвестные);
5) двусмысленный или смешанный порядок,
включающий в себя виды [любви], к
настоящему времени вышедшие из упо-
требления.
В этой классификации нет ничего
произвольного, она отражает поступательное
развитие природы. Нам известны лишь два
первых порядка, а легально мы признаем
исключительно второй порядок.

стр. 1
(всего 9)

СОДЕРЖАНИЕ

>>